Сетевая библиотекаСетевая библиотека

Академия пороков. Грязная тайна примерной адептки

Академия пороков. Грязная тайна примерной адептки
Академия пороков. Грязная тайна примерной адептки Локи Буфонада Милнис всеобщий кумир, отличница и невеста наследника богатого рода. И никто даже подумать не мог, чем идол Академии Молний иногда занимается по ночам! Вернее, никто, кроме ректора, решившего проследить за ней. И теперь Милнис остается только одно: повестись на шантаж и стать постельной игрушкой ректора. Впереди у нее блистательная жизнь, и она не позволит ее разрушить! Потому решает, во что бы то ни стало, лишить своего противника компрометирующих видеозаписей. Возможно, ей как-то удастся сыграть на том, что скрывает сам ректор? Содержит нецензурную брань. ГЛАВА 1. Крючок для прилежной студентки Рамод никогда не считал себя любителем подглядывать. Единственной целью, которую он ставил себе в данный момент, было отснять это видео – не более. Вот только… проклятье, при виде того, что вытворяла эта милая дрянь, все его тело словно било электрическим током: непрерывно, раз за разом. Ему приходилось сдерживаться из последних сил, чтобы не швырнуть телефон в сливной бачок и не приняться остервенело удовлетворять самого себя. Но, увы, он не мог позволить себе такой роскоши. По крайней мере, если надеялся заполучить желаемое. А он желал ее! О да, как он ее желал! Настолько, что видя, как эта прилежная с виду потаскуха забавляется в туалете ночного клуба с двумя парнями, которых подцепила пару минут назад, – хотел выбежать из своего убежища и разодрать им глотки. А после схватить эту стерву за ее светлые волосики и хорошенько отыметь! Ну, или продолжить наблюдать, раз за разом двигая сжатыми пальцами по напряженному стволу собственного мужского естества. Бесспорно, заметь кто-нибудь ректора Академии Молний – престижнейшего магического университета Империи, – в туалетной кабинке дешевого ночного клуба, да еще за подобными занятием… Тогда у этого «кого-нибудь», как минимум, появилась бы парочка вопросов. Но к счастью, Рамод принял все необходимые меры, чтобы его не узнали, даже появись здесь некто, знавший ректора в лицо. Хотя, он даже не сомневался, подобная щепетильность была излишней. В конце концов, Милнис выбрала этот клуб (так же, как выбирала и в другие ночи десятки ему подобных) как раз потому, что в нем уж вряд ли бы ошивались студенты или преподаватели из чопорной магической академии. Правда вот, с другой стороны, то не это ли повод кому-нибудь из них заглянуть сюда? В тот момент, когда один из мужчин залил своим семенем миленький рот с размазанной помадой, Рамод не выдержал и, по-прежнему держа телефон одной рукой, второй расстегнул свою ширинку. Сейчас главное – молчать, не издать ни одного лишнего звука, а еще – держать камеру как можно ровнее! Это была уже третья подобная видеозапись с Милнис Айзенберг. Третья после ее развлечений в парке на детской площадке с каким-то подвыпившим оборванцем, и тройничка с участием девицы, явно принявшей дозу. Репутация этой похотливой мрази была безупречна. Лапочка-третьекурсница, первая умница-красавица на потоке, популярная, всеми любимая отличница. Которая, не имея за собой именитых родителей, встречалась с главным красавчиком Академии, выходцем из богатой семьи. Этот идиот Герен был от нее просто без ума и более того, на полном серьезе собирался жениться, озолотив ее фамильным состоянием! Так что она, безусловно, будет дорожить своей фальшивой репутацией, и пойдет на что угодно ради того, чтобы ее сохранить. Возможно, Рамоду бы и не было до нее никакого дела, если бы не одно но: Милнис сама нарвалась! Ректор стал чуть ли ни единственным в Академии Молний, с кем эта девица сцепилась буквально с первого своего дня обучения. Открыто называя его «мерзким типом», студентка постоянно цапалась с ним, и не стеснялась «деликатно» высказывать свою ненависть. А это, в свою очередь, породило у Рамода два желания. Первое – схватить жизнь этой дряни за горло, превратив девицу в свою игрушку. Второе – хорошенько ее отыметь, причем неоднократно. Именно ради этого один из величайших магов современности принялся, маскируясь, следить за своей студенткой по вечерам, в надежде нарыть на нее компромат. Но то, что он увидел в результате, превзошло все мыслимые и немыслимые ожидания! Милнис, которая «с фасада» была безупречной чистой куколкой, в действительности оказалась той еще прогнившей мразью. И это его, черт возьми, только сильнее заводило! Закончив скакать на своих партнерах, девица легким щелчком пальцев стерла им память, позволив упасть на грязный пол в бессознательном состоянии. После чего отыскала свои дорогие кружевные трусики, валявшиеся в углу возле мусорного ведра, и брезгливо завернула их в туалетную бумагу, прежде чем спрятать в карман. Еще один кусок бумаги ушел у нее на то, чтоб вытереть миленькие губки бантиком от спермы и размазанной помады. А после она, поправив детские блондинистые хвостики, легкой походкой покинула туалет. До того самого момента, как за ней закрылась дверь, Рамод не мог отвести взгляд от ее яркой мини-юбки, под которой ничего не было. Итак, он остался один. В кабинке туалета, где неподалеку на полу валялось двое спящих человеческих мужчин. Напряженно ректор остановил запись, а после позволил своей руке закончить начатое, забрызгав своими соками стенку кабинки. Только после этого он проверил видео и едва сдержал довольный хохот от понимания того, что теперь у него в рукаве все козыри! * * * Когда ее вызвали в кабинет ректора, Милнис даже не сомневалась в том, что этот мерзкий тип решил просто потрепать ей нервы на пустом месте. В конце концов, хвостов у нее не было, преподаватели оценивали ее работу в семестре очень высоко, а конфликтов со студентами и подавно быть не могло! Так что девушка, настроившись на позитивную волну, легкой походкой направилась в кабинет с целью закатить очаровательные глазки и с безразличным выражением лица выслушать то, что Рамод Дейхатис будет ей заливать. Правда вот, в самом кабинете ее настрой слегка изменился. Примерно в тот момент, когда ректор закрыл за ней дверь, приказав секретарю не беспокоить их ни при каких обстоятельствах, сел напротив нее и включил запись на своем мобильном телефоне. А потом еще одну. И еще одну. – Забавные у тебя хобби, – ухмыльнулся ректор, когда последнее видео подошло к концу. – Шататься по злачным местам, раздвигать ноги перед всеми подряд, а потом стирать им память – благо на обычных людях, лишенных магического дара, это работает всегда, даже если заклинание накладывает первокурсник. А ты ведь у нас уже на третьем курсе! Так что для такой молодчинки это и подавно пустяк! Девушка не знала что ответить. А если бы и знала, то все равно не смогла произнести хоть слово! Казалось, ее язык, губы и глотку попросту парализовало. – Ты догадалась, о чем я подумал? – вел дальше ректор и встал из-за стола, чтобы подойти к ней поближе, прожигая надменным взглядом. – Не стоит скрывать такое замечательное хобби от народа, Милнис. Его нужно показать всем! Как думаешь, с какой скоростью оно разлетится по страницам студентов в социальных сетях, если кто-то случайно зальет его в Интернет? И за сколько десятых секунды эта запись долетит до твоего жениха, Герена фон Стразенхора? Хоть перед девушкой и не было зеркала, она поняла, что за выражение появилось на ее лице в этот миг. Просто по тому, насколько довольной стала улыбка самого ректора. – Чего вы от меня хотите? – сухо прошептала Милнис охрипшим голосом. – Думаю, мы сможем обсудить это сегодня вечером, в моих покоях, – совершенно спокойно бросил мужчина, склонившись над ней, и проведя кончиком пальца по дрожащему горлу. – Ты ведь найдешь дорогу? Приходи в одиннадцать, я установлю охранные заклинания в коридорах академии таким образом, чтоб они пропустили тебя. Скорее всего, мы сумеем найти какое-нибудь решение твоей проблемы, – коварно добавил ректор, скользнув подушечками пальцев по ключицам и нырнув в ложбинку меж грудей третьего размера. Именно благодаря этому движению он в полной мере почувствовал, как Милнис задрожала. – Хорошо, – выпалила девушка после минуты паузы. – Вот и славно! – расцвел он. – Тогда до встречи, и смотри мне, не вздумай халтурить… в учебе! – добродушно улыбнулся ректор, провожая ее взглядом, когда она уверенно поднялась и механической походкой направилась к двери кабинета. ГЛАВА 2. Пилюля послушания С того самого момента, как она покинула кабинет ректора, взять себя в руки было практически невозможно. Ее буквально трясло, каждая клеточка тела пылала яростью! Но при всем при этом, Милнис понимала, что внешне должна сохранять хладнокровие. Никто из ее приятелей не должен догадаться, что между ней и ректором произошло что-то хоть немного выходящее за грань нормального! Зачем вызывал? Да просто нервы потрепать! Вечно этому мерзкому типу неймется! Непринужденно улыбаясь, девушка отсидела оставшиеся лекции, а после направилась в свою комнату в общежитии. Которую, благодаря собственному обаянию и влиянию жениха, начиная со второго курса, занимала одна. И сейчас она, как никогда ранее за время своей учебы, порадовалась отсутствию соседки. У той, безусловно, появилось бы слишком много лишних вопросов от того, что Милнис уходит куда-то посреди ночи. Поймав себя на мысли, что на полном серьезе собирается пойти на поводу у ректора, поддаться на его шантаж, девушка едва не свалилась на кровать, истерично хохоча. Еще никогда ее не переполняла такая остервенелая ярость. Уже не первый месяц она забавлялась в ночных клубах, раз за разом отдаваясь десяткам, если не сотням мужчин… а правда, сколько уже у нее их было? «Проклятье, как это я не додумалась завести блокнотик, в котором ставила бы галочку за каждого любовника?», – подумала Милнис, давясь слегка безумным смехом. Вот только все эти мужчины были ее развлечениями, ее грязными игрушками. Каждую из которых она выбирала сама, и которым отдавалась добровольно. Но ни один из них не принуждал ее, не шантажировал, не заставлял спать с ним против ее собственной воли… а если бы и попытался, то она бы просто воспользовалась против них элементарной магией, которая помогла бы защититься, при этом оставшись незамеченной как чародейка. А ректор… да, он был красив. Чего там таить, этот стервец тридцати семи лет был красив! Чертовски красив! Той самой зрелой красотой, которая бывает только у мужчин, разменявших четвертый десяток. Крепкие широкие плечи, высокий рост, проницательные зеленые глаза, длинные белые волосы, собранные в хвост на затылке, и такие нежные руки, от одного воспоминания о прикосновении которых прошибало холодным потом! По сравнению с этим мужчиной меркли все ее любовнички в клубах… да что там, даже ее женишок – первый красавчик факультета – казался блеклым слюнтяем. Только оставалось одно но: Рамод Дейхатис был абсолютно, безнадежно мерзким типом, от взгляда на которого у нее в груди вспыхивало ничем необъяснимое, но от этого не менее невыносимое отвращение. И оно лишь усиливало злобу от уязвленной гордости, связанную с тем, что ее принуждали переспать с ним! И все же, Милнис пришла к выводу, что даже при таком раскладе халтура недопустима. В конце концов, ректор вполне не двузначно дал ей понять, что с легкой руки пустит всю ее жизнь по ветру, если она не пристанет на его условия и не согласится поразвлечь его этой ночью. А значит, она должна сделать все на высшем уровне: так, чтобы уж точно не осталось никаких сомнений в том, что цена за компрометирующие записи полностью уплачена. Потому собравшись с мыслями, и попытавшись засунуть все свои эмоции куда подальше, девушка приняла душ. После чего достала из шкафа и одела под форменную мантию Академии красную плиссированную мини-юбку, белые кружевные чулки и блузу, которую завязала, обнажив упругий живот. В довершение же картины собрала блондинистые волосы до плеч в два милых хвостика. Когда на часах было без пятнадцати одиннадцать, Милнис наложила на себя заклинание, которое не дало бы ей забеременеть, выпорхнула в коридор и, торопливо покинув территорию студенческого общежития, направилась к жилому корпусу преподавателей. И ректор, чтоб ему неладно, не соврал: пока она шла, ее не побеспокоили никто и ничто – охранные заклинания были выставлены именно так, как он и обещал. «Я просто пересплю с ним, и все. Это будет нетрудно», – заверила себя девушка, прежде чем потянуть за дверную ручку покоев ректора. Он ждал ее в гостиной. Стоя у окна в одном лишь черном халате и в предвкушении потягивая виски из граненого стакана. – Проходи, – небрежно бросил Рамод, а после – едва заметно, но очень хитро ухмыльнулся. Поборов минутное оцепенение, Милнис закрыла дверь и сделала несколько шагов. – Знаешь, я никак не ожидал от тебя такого, – вздохнул ректор, неспешно подойдя к девушке. – Ведь твоя семья, – хоть она и не богата, да и в ней не было никого, обладающего магическим даром, – более чем благополучная. Родители – офисные работники, у которых пусть и бывали трудные времена, но дети не знали нужды. Кстати, о твоем брате. Мне тут стало интересно, а с ним ты часом не… – Нет! – грубо перебила девушка. – В самом деле? Даже как-то странно, – недоверчиво хмыкнул ректор. – Чтоб такая нимфоманка, имея под боком симпатичного старшего братишку… – Герен был у меня первым, – прошипела Милнис, всеми силами стараясь сдержать неуместную злобу. – То есть, твои приключения начались уже после знакомства с ним? – заинтересованно протянул Рамод. – Неужели этот парень так плох в постели, что ты решила пуститься во все тяжкие? – иронично хмыкнул он. А после, прибавив в голос поучительных ноток, добавил: – Ведь он так тебя любит. Узнай бедняга, что ты изменяешь ему, да еще и так эпично, и это разобьет ему сердце! Вот так жестоко, когда до вашей свадьбы осталось всего ничего… Торопливо расстегнув форменную мантию парой легких движений, Милнис сбросила ее с плеч, позволив гладкой ткани соскользнуть на пол. – Мисс Айзенберг! – охнул ректор, вгрызшись в девушку взглядом, полным неприкрытого вожделения. – Похоже, распутство уже успело пропитать каждую клеточку вашего тела! Неужели вам не стыдно? – Что? – растерянно выдохнула Милнис. – Такие вот жесты, и эта одежда, когда вы стоите наедине с ректором вашей Академии в его покоях… Когда я пригласил вас побеседовать, в надежде на то, что мы сможем как-то решить вашу проблему. А вы вот так просто берете и буквально предлагаете мне себя? – вздохнул мужчина, осуждающе качая головой. Она понимала, что это – лишь издевательства. Просто циничная, наглая актерская игра, нисколько не скрывающая всей своей наигранной фальшивости. И все же, Милнис захотелось немедленно схватить валявшуюся на полу мантию и прикрыть ею свой откровенный наряд, на который ректор смотрел с демонстративной похотью. – Что ж, мисс Айзенберг, раз другие способы решать проблемы вам чужды… – протянул мужчина, медленно опускаясь на стоящий посреди гостиной бежевый диван. – То я позволяю вам воспользоваться тем, что вы сами выбрали, – бросил Рамод, с подлой ухмылкой развязав и распахнув халат. Заскрипев зубами, Милнис чудом сдержалась от злобных комментариев и подошла к нему. Вот только злобу в своих собственных глазах сдержать была, увы, не в силах. Как она и предполагала, ректор мог похвастаться потрясающим телом! Подкачанный торс, крепкие руки, и кубики на животе, которые ей, несмотря на весь ее гнев, невыносимо захотелось лизнуть. А еще – выдававшее Рамода с потрохами мужское естество, в ожидании стоявшее торчком. – Ну же. Ты ведь знаешь, что делать? – напряженно прошептал ректор. Стиснув зубы, Милнис сняла кружевное белье и бросила его на журнальный столик. А после, не в силах скрыть отвращение, села сверху на Рамода и направила в себя его твердый словно камень член. Его лицо напоминало лицо наркомана, вколовшего себе в вену дозу. И когда Милнис начала медленно двигать бедрами, его глаза невольно закатились, а с губ сорвался возбужденный стон. Этот мерзкий тип откровенно, не скрывая, ловил кайф! «Ненавижу! Ненавижу его!», – думала Милнис, закусывая губы, чтобы самой не застонать слишком громко. Отвращение, которое она испытывала от ощущения члена ректора внутри своего тела, предательски усиливало возбуждение, взрываясь в ее голове мириадами ярких красок! Упираясь в его живот, нежные ладони скользили по твердым кубикам пресса, жадно исследуя каждый изгиб тренированного тела. А в следующий миг Рамод, словно взорвавшись, сбросил с плеч халат и впился пальцами в ее упругие бедра. Вскрикнув от возбуждения, Милнис запрокинула голову и протяжно застонала, когда ректор прижался губами к ее шее. Каждый его поцелуй – жадный, жесткий, – усиливал тошноту, подступавшую к горлу. Ей все никак не удавалось поверить в то, что она делает это! Вот так просто берет и скачет на члене мужчины, принуждающего ее переспать с ним! А особенно в то, что этот мужчина – мерзкий ректор Академии Молний, которого она невзлюбила с первого взгляда… а теперь искренне, всем сердцем ненавидела. Задирая ткань короткой юбки, Рамод провел ладонями вверх, по вздрагивающему животу, с единственной целью: высвободить нежную грудь из завязанной узлом блузы и белоснежного бюстгальтера, чтобы в следующий миг смять ее, жадно захватив губами твердый розовый сосок. Перед глазами ректора все просто темнело от невыносимого восторга! Милнис Айзенберг, эта миленькая дрянь, наконец-то скакала на нем, сжимая его член своей нежной плотью, которую до него уже попользовало бесчисленное множество мужчин. И Рамод готов был дать руку на отсечение, что на всей этой планете он был последним, кому бы Милнис отдалась, если б не его маленький шантаж. Эта мысль одновременно раздражала его, будила дикую ярость… и заводила настолько, что все его существо поглощало возбужденное безумие. Прошло несколько секунд, прежде чем Милнис осознала, что яростно царапает потную спину ректора, ощущая каждое движение крепких мышц, а ее грудь с силой прижимается к его торсу. А еще через несколько секунд девушка поняла, что ее лоно переполнено горячей, вязкой спермой, которая медленно вытекает, хоть обмякающий член все еще внутри ее тела. Она спала со многими мужчинами, и мало кого из них смогла бы вспомнить. Но ни с одним из этих мужчин еще не испытывала настолько безумного оргазма, как сейчас. И от того этот оргазм становился еще более мерзким. – Молодец, Милнис, – коварно прошептал ректор, безнадежно пытаясь восстановить сбитое дыхание. Стиснув зубы, девушка слезла с Рамода, вот только сразу же зашаталась, и ей пришлось опуститься на диван. – Теперь вы удалите записи? – выждав паузу, поинтересовалась она. – О чем ты? – цинично хмыкнул ректор, запахивая халат. И от его слов по спине девушки пробежали мурашки. – Ну, я ведь… – Да, ты была великолепна, – заверил мужчина, подойдя к тумбочке, чтобы начать рыться в выдвижном ящике. – Так значит, я заслужила удаление записей? – растеряно прошептала Милнис. – Ты отработала мое молчание… на определенное время, – ухмыльнулся Рамод, а после, развернувшись, подошел к ней, чтобы со все той же ухмылкой застегнуть на ее шее украшение, плотно прилегающее к коже. – Это твой ошейник, Милнис. – То есть? – Он будет слегка, совсем немного, нагреваться каждый раз, когда я пожелаю тебя видеть. Когда это произойдет, тебе следует немедленно направляться ко мне. И уж постарайся, чтоб все было не хуже, чем только что! В конце концов, именно в твоих интересах, чтобы я был всем доволен. И да, с твоими развлечениями на стороне тебе, увы, придется завязать. Отныне единственным мужчиной, с которым ты будешь наставлять рога своему парню, буду я. – Эй, ты что вообще несешь?! – вскипела девушка и вскочила с диванчика, мигом забыв и об официальном тоне, и о головокружении, из-за которого на ногах все еще было трудно устоять. – Будьте повежливее, юная леди, – проговорил ректор, одним легким движением обвив ее талию и прижимая ее к себе. – Ты ведь дорожишь своим секретом, Милнис? И всем, что разрушит его раскрытие? Наслаждаясь оцепенением студентки, мужчина прижался к ее губам: властно, жестко, жадно и откровенно цинично. ГЛАВА 3. Ядовитый секрет Ощущения от воспоминаний о проведенной с ректором ночи были для Милнис сродни оскомине после противно-кислых ягод… с одним единственным отличием: ей трудно было представить себе оскомину, от которой бросало в жар. Но в любом случае, эту оскомину она намеревалась сбить! К сожалению, привычный способ расслабиться – то есть, отправиться в ночной клуб и подцепить там кого-нибудь, – был ей недоступен. По крайней мере, пока она не придумает, как лишить ректора всех компрометирующих записей, а заодно избавиться от этого ожерелья, больше похожего на платиновый ошейник в виде змеи… на который никто из ее приятелей, и даже Герен, не обратили малейшего внимания. И все же, кое-что обещало немного ее развлечь! А именно – надвигающийся фестиваль Академии Молний, к которому группы студентов из разных факультетов должны были подготовить стенд и сценическое выступление. Милнис, как идол Академии, конечно же, была в одной из таких групп. Вместе со своим парнем, королем факультета, и несколькими популярными студентами, с которыми они частенько проводили время, считаясь чем-то вроде друзей. Хотя в действительности никого из них своими друзьями Милнис не видела, всего лишь приятелями. Возможно потому, что была слишком недоверчива и эгоистична для настоящей, искренней дружбы. И вот наступил тот день, когда они договорились после занятий выбраться в город, чтобы прогуляться, посидеть в какой-нибудь уютной кафешке, а заодно, отгородившись звуковым барьером от посторонних ушей, обсудить планы на фестиваль. Стоит ли говорить, что этой прогулки Милнис ждала, словно глотка свежего воздуха? Не просто приятно провести время, я вырваться из Академии, подальше от Рамода! Одного лишь понимания, что он физически будет далеко от нее, было достаточно, чтоб хоть немного улучшить настроение. И вот, когда пара истории магии подошла к концу, девушка выпорхнула из аудитории, сгоняла в общежитие, чтобы оставить учебники и переодеться, и направилась к выходу из Академии, где ее уже ждали. – Ну что, пошли? – улыбнулся Герен, тут же приобняв ее за плечи. – Угу, – довольно кивнула Милнис, положив руку на бедра высокого и очень симпатичного сероглазого шатена. Огромный замок, в котором располагалась Академия Молний, находился на окраине города, считался частной собственностью, и благодаря защитной магии казался нежилым, даже заброшенным. Потому обычные люди не особо-то и обращали на него внимание, следовательно, не досаждали магам, угрожая раскрыть их секреты. Чтобы покинуть его территорию, нужно было пройти сквозь зачарованные врата, а после – делать вид, что просто гулял здесь. Благо город был большим, и все местные в лицо друг друга не знали. Едва оказавшись за пределами Академии, компания направилась к полюбившейся кафешке в центральных районах, до которой пришлось добираться на обычном человеческом транспорте, коим сегодня послужил автобус. Но время, затраченное на дорогу, того стоило! Хотя бы из-за местной пиццы и десертов. – Так что будем делать на фестивале? – наконец подняла тему четверокурсница Тайза, когда официант принес заказ. Конец ознакомительного фрагмента. Текст предоставлен ООО «ЛитРес». Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию (https://www.litres.ru/helga-ololo/dobro-pozhalovat-v-porochnuu-akademiu-stroptivaya-igrushka-rek/?lfrom=334617187) на ЛитРес. Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.
КУПИТЬ И СКАЧАТЬ ЗА: 69.90 руб.