Сетевая библиотекаСетевая библиотека

Новая хронология античности. Книга 2. Эпоха эллинизма

Новая хронология античности. Книга 2. Эпоха эллинизма
Новая хронология античности. Книга 2. Эпоха эллинизма Игорь Иванович Палеев В книге рассматриваются события Эпохи эллинизма, традиционно датируемые 323-30 гг. до н.э. В ней показано, что так называемые «Эллинистические державы» возникли после крушения Монгольской империи, а сама эпоха охватывает период между 1260 и 1553 гг. Предложена новая хронология эпохи эллинизма и реконструирована история большинства эллинистических государств. Для обложки использована миниатюра из рукописи Бертрандона де ла Брукьера (ок. 1400-1459) «Последняя осада Константинополя отрядами Османской империи». Предисловие. «В описаниях войн история древнего мира не считалась с элементарными вопросами стратегии и выбирала для побед такие неудобные пункты и такие условия, при которых можно было только погибнуть; она вела армии по странам, в которых все они через неделю умерли бы с голоду. В описании боев древняя история заставляла скакать по полям царей и полководцев на парах лошадей в одноколках с дышлом, которые на первом крутом повороте (не говоря уже о какой-либо кочке или впадине в земле) непременно перевернулась бы вверх колесами. Только тот полководец, которому надоела жизнь, поскакал бы в бой по полю не верхом в седле, а на двуколке-колеснице, вроде той, на какой помпейский живописец нарисовал Дария в бою с Александром Македонским, а по его примеру и по сообщениям достоверных «древних свидетелей» зарисовывали другие средневековые авторы, описывавшие «классические» бои. Мы видим, что в этом частном случае у нас вступают в борьбу знание и вера. Вера в то, что написали древние историки, и знание неустойчивости таких экипажей, приобретаемое лично. И вот я говорю всякому, который будет защищать от моих нападок достоверность «древних боевых колесниц»: попробуйте-ка сами сделать в такой упряжке несколько поворотов, по полю, и, сломав себе кости, вы перестанете возражать мне! Мы никогда не должны забывать, что все наши представления о жизни и культуре древнего мира не являются результатами личных наблюдений. Это представления, внушенные нам другими, которые, в свою очередь, получили их, как внушения, от других, и так далее. И при каждой передаче неизбежно происходила психологическая апперцепция, благодаря которой представления воспринимающего никогда не сходились вполне с представлениями сообщающего, и аберрация при словесной или письменной передаче была тем сильнее, чем одностороннее были умственно развиты рассказчик и слушатель, или писатель и читатель, и чем хуже владели они употреблявшимся ими латинским или греческим языком» [46]. Глава 1. Образование эллинистических государств (1260 – 1302) 1. Эпоха Эллинизма. «Эллинизм – период в истории Средиземноморья, в первую очередь восточного, длившийся со времени смерти Александра Македонского (323 г. до н.э.) до окончательного установления римского господства на этих территориях, которое датируется обычно падением эллинистического Египта, во главе которого стояли Птолемеи (30 г. до н.э.). Особенностью эллинистического периода явилось широкое распространение греческого языка и культуры на территориях, вошедших в состав государств диадохов, которые образовались после смерти Александра Македонского на завоёванных им территориях, и взаимопроникновение греческой и восточных – в первую очередь персидских – культур, а также возникновение классического рабства. Завоевания Александра Македонского распространили греческую культуру на Восток, но не привели к образованию мировой империи. На территории завоеванной Персидской империи образуются эллинистические государства во главе с диадохами и их потомками: – государство Селевкидов центром сначала в Вавилоне, а потом в Антиохии. – Греко-Бактрийское царство, центр которого находился на территории современного Афганистана. – Индо-греческое царство, центр которого располагался на территории современного Пакистана. – Понтийское царство на территории современной северной Турции. – Пергамское царство на территории современной западной Турции. – Коммагенское царство на территории современной восточной Турции. – Эллинистический Египет во главе с Птолемеями. – Ахейский союз на территории современной Греции. – Боспорское царство на территории восточного Крыма и восточного побережья Азовского моря. По сравнению с предыдущими периодами ситуация в греческом мире серьёзно изменилась: вместо множества враждующих друг с другом полисов греческий мир теперь состоял из нескольких относительно стабильных крупных держав. Эти государства представляли собой общее культурное и экономическое пространство, что подтверждается как минимум наличием единой финансовой системы, а также масштабностью миграционных потоков в пределах эллинистического мира. Эллинистическое общество поразительно отличается от общества классической Греции по целому ряду факторов. Оно представляет собой смесь из греческих и восточных элементов» (ru.wikipedia.org/wiki/Эллинизм). Опираясь на датировки, предложенные нами в первом томе «Новой хронологии Античности», мы можем отметить, что, исходя из персидской хронологии, эпоха Эллинизма должна датироваться 1260-1553 гг. НАШЕЙ ЭРЫ. 2. Образование эллинистических государств. «Период истории Македонской державы со времени смерти Александра в 323 году до н.э. до битвы при Курупедии в 281 году до н.э. имеет особое значение. Его основным содержанием является процесс распада огромной «мировой» империи, возникшей в результате завоеваний Александра Македонского и образования новых эллинистических государств» ([17], стр. 224). К моменту смерти Александра Македонского его держава охватывала Балканский полуостров, острова Эгейского моря, Малую Азию, Египет, всю Переднюю Азию, южные районы Средней Азии и часть Центральной Азии до нижнего течения Инда. Таким образом, границы государства Александра примерно соответствуют границам Монгольской империи (точнее – границам улуса Хулагу). Мы можем предположить, что распад державы Александра соответствует распаду Монгольской империи. Согласно современных представлений «процесс распада огромной империи» Александра занял порядка 43 лет (323 – 280). По персидской хронологии это время датируется 1260-1303 гг. Прямая аналогия этим событиям выглядит следующим образом: «Начавшаяся в 1260 году борьба за власть между Хубилаем и Ариг-Бугой переросла затем в длившуюся почти 40 лет междоусобицу… Примерно на исходе 1303 – в начале 1304 г., наконец, был заключен формальный пакт между Дувой, Чэбаром и Тэмуром Олджайту-хаганом, отныне признанным в качестве хагана Чагатаидами и Огэдэидами. В августе 1304 г. к Олджайту прибыли послы от Дувы, Чэбара и хагана с извещением о мирном пакте и приглашением присоединиться к нему; около того же времени аналогичное посольство появилось у Тохту. Оба хана тут же подтвердили свою лояльность Олджайту-хагану. Имперский мир был восстановлен, что выразилось, в частности, в немедленной реанимации единой всеимперской курьерской связи (конец 1304 г.). Официальная декларация мира гласила: «Тэмур Хаган, Олджайту, Тохта, Чэбар, Дува и прочие потомки Чингиса после 45-летнего причинения взаимных обид до сего дня, теперь заключили мир и воссоединились; почтовые станции всех улусов отныне соединены». Усобица отсчитывается здесь, как видим, от смерти Монкэ-хагана. Великая смута завершилась восстановлением единства империи под верховной властью Толуидов» [44]. ВЫВОДЫ: 1. Империя Александра Македонского соответствует Монгольскому каганату (улусу Хулагу). 2. Борьба диадохов и распад империи соответствует «Великой смуте» 1260-1304 гг. Попробуем эти выводы обосновать путем сравнения событий обоих исторических потоков: 1259 г. – «Александр начал подготовку к новому походу. Планы были столь же грандиозны, как и прежде: покорив арабов, Александр предполагал переправиться в Африку, пройти все просторы Нумидии, захватить Карфаген, переправиться в Испанию, выйти мимо Альп к побережью Италии и возвратиться в Эпир. Но когда все было готово и объявлен уже день начала похода, Александр внезапно заболел лихорадкой. Скончался он в 28-й день месяца даисия (предположительно 10 июня) в 324 г. до Р.Х., процарствовав 12 лет и 8 месяцев. Ни у кого первоначально не было подозрений в отравлении царя. Но спустя шесть лет Олимпиада получила донос; многих казнила и велела выбросить из могилы останки Иолая, царского виночерпия. Мысль об отравлении принадлежала якобы Антипатру, а осуществлена была его сыном Кассандром» [59]. По персидской хронологии 324 г. до Р.Х. соответствует 1259 г. Аналогия: «Во время китайской войны Монкэ, осаждая крепость Хэчжоу, умер 11.08.1259 г. от дизентерии или холеры; это означало фактический срыв кампании. Монкэ-хаган умер, не свершив и малой доли того, что мог сделать по своим талантам. Он был одним из последних хаганов, строившим и исполнявшим общеимперские планы, и последним хаганом, умевшим делать это правильно» [44]. – В большинстве современных источников в качестве года смерти Александра Македонского принято указывать не 324 г. до н.э. (1259-й по персидской хронологии), а 323 г. до н.э., т.е. 1260 г. по персидской хронологии. Аналогия: «Начиная с К. Фреен исследователи относят год смерти Менгу-хана к 657 г.х. (1259 г.) или 658 г.х. (1260 г.)» [64]. Так, например, в [81] указан именно 1260-й год как год смерти Менгу. 1259-1260 гг. – «Как только весть о смерти Александра достигла Афин, народное собрание издало манифест с требованием изгнать македонские гарнизоны по всей Греции. Афины мобилизовали на войну 5500 граждан, к которым добавилось 2 тысячи наемников за счет города. Во главе греческой армии стал Леосфен. К освободительной армии примкнули 7 тысяч ЭТОЛИЙЦЕВ, другие города также прислали отряды воинов. ЛЕТОМ 323 г. до н.э. Леосфен с армией в 30 тысяч человек прошёл в Фессалию. Не имея достаточных сил для сражения, Антипатр укрылся в хорошо укрепленном городке Ламии (южная Фессалия) и послал за помощью к Кратеру, чтобы тот поспешил к нему из Малой Азии с ветеранами, а также к наместнику Малой Фригии Леоннату» [ru.wikipedia.org/wiki/Ламийская_война]. Ламийская война началась в год смерти Александра Македонского, поэтому может соответствовать следующим событиям: «Узнав о смерти Федора II Ласкаря (18 августа 1258 или 1259 г.), правитель ЭТОЛИИ и Эпира Михаил II Комнин Дука, чей сын Никифор был женат на царской дочери Марии, решил заявить собственные права на Римское царство. Вскоре к нему подоспели союзники, король Манфред Сицилийский и герцог Ахейский и Пелопонесский (а также сеньор АФИН) Гильом II де Виллардуэн. Сообща они собрали громадное войско и ЛЕТОМ 1259 года начали поход. Получив сообщения о продвижении латинян и эпирцев, Михаил Палеолог направил навстречу врагам своих братьев севастократора Иоанна и цезаря Константина вместе с великим доместиком Алексеем Стратигопулом и великим примикием Константином Торникием, дав им большое войско» [16]. – «Греки приступили к планомерной осаде, окружив Ламию стеной. В ходе осады погиб полководец греков Леосфен. Вместо Леосфена афиняне назначили своим предводителем Антифила. Осада Ламии продлилась всю зиму, а весной 322 г. до н.э. Леоннат с 20-ти тысячной армией вторгся в Фессалию. Антифил снял осаду с Ламии, чтобы встретиться с Леоннатом в бою прежде, чем Антипатр окажет ему помощь. В итоге Леоннат пал в бою против превосходящей греческой и фессалийской кавалерии. На другой день Антипатр, вырвавшийся из Ламии, отступил к Македонии, избегая сражения в открытом поле. Когда прибыл Кратер с 11 тысячами пехоты и 1,5 тысяч конницы, теперь уже Антифил стал избегать сражения. Тем не менее в августе 322 г. до н.э. под городом Кранноном в центре Фессалии произошло сражение. Греки потерпели поражение» [ru.wikipedia.org/wiki/Ламийская_война]. Победа Кратера над греками может соответствовать следующим событиям: «Михаил Палеолог направил навстречу врагам своих братьев севастократора Иоанна и цезаря Константина вместе с великим доместиком Алексеем Стратигопулом и великим примикием Константином Торникием, дав им большое войско. Ускоренным маршем полководцы переправились через Геллеспонт (подобно Кратеру), присоединяя к себе по дороге все римские гарнизоны и части. Наконец, на равнине Авлона, в Македонии, противники встретились» [16]. «В октябре 1259 г. на западной границе Македонии на равнине Пелагонии сошлись враждебные армии. Вследствие измены побочного сына Михаила II Ангела Иоанна, неожиданно покинутый эпиротами Вилльгардуен очутился со своим войском один против более сильного неприятеля и проиграл сражение. Морейская знать была частью перебита, а частью рассеяна» [23]. Разгром Леонната весной 323 или 322 г. до н.э. (года, следующего за годом смерти Александра Македонского), по-видимому, соответствует разгрому Стратигопула весной 1260 г.: «Уже через полгода после костурской катастрофы Михаил и его наследник Никифор, получив помощь от Манфреда, не только разбили в Фессалии посланного против них Стратигопула, но и захватили его в плен. Был заключен мир, и никейский генерал был отпущен на свободу» [73]. – «Греки потерпели поражение. В результате фессалийские города снова попали под власть Македонии. Афиняне, оставшиеся без союзников, разошлись по домам. Осенью 322 г. до н.э. афиняне пошли на переговоры. На Афины была наложена большая контрибуция» [ru.wikipedia.org/wiki/Ламийская_война]. Возможная аналогия: «Вслед за тем себастократор Иоанн завоевал немедленно Арту; часть его войска про никла даже в Афинское герцогство и обложила осадой в Фивах брата и байльи Гвидо, Оттона ла Роша. В ту пору победоносные византийцы подчинили бы себе совершенно франкские государства в Элладе, а в том числе и Афины, если бы новая измена Иоанна Ангела не приостановила их успеха» [23]. – «32-тысячная македонская армия вступила в Этолию, чтобы, как и афинян, принудить этолийцев к покорности. Однако этолийцы оказали ожесточенное сопротивление. Они запирались в горных крепостях вместе с семьями, покинув города, которые не могли защитить. Антипатр установил зимнюю блокаду, стараясь выморить голодом непокорных горцев. Этолийцам удалось сохранить независимость и впоследствии они совместно с римлянами приняли участие разгроме Македонии в ходе Македонских войн» [ru.wikipedia.org/wiki/Ламийская_война]. Возможная аналогия: «Никейская армия заняла болгарскую и албанскую Македонию, греческий Юг, отряды Стратигопула и Рауля вторглись в Эпир, осадили Янину, взяли столицу деспота, цветущую Арту, проникли до Коринфского залива – и все в течение нескольких месяцев и недель… Разгром государства Комнинов Дук был полный, и сам старый деспот с семьей скитался на кораблях, не имея прочного пристанища. Вскоре, однако же, грабежи восточной армии, состоявшей наполовину из тюркских полков, заставили туземное население пожалеть о своем прирожденном государе. Инициатором движения опять явился Иоанн, побочный сын деспота. Он освободил Арту, куда немедленно явился деспот, и прогнал отряд, осаждавший Янину. Восстание имело тем больший успех, что царские начальники Иоанн Палеолог, Торник и Стратигопул вернулись уже к царскому двору в Азию. Уже через полгода после костурской катастрофы Михаил и его наследник Никифор, получив помощь от Манфреда, не только разбили в Фессалии посланного против них Стратигопула, но и захватили его в плен. Был заключен мир, и никейский генерал был отпущен на свободу ([73], стр. 105). 1260 г. – «Сразу же после смерти Александра (10 ИЮНЯ 323 года до н.э.) в Вавилоне был созван совет полководцев. На повестке дня совета стоял один вопрос: о судьбе огромного государства. Пердикка предложил ждать рождения ребенка от законной жены царя Роксаны, чтобы потом его провозгласить царем. Неарх предложил провозгласить царем СЫНА Александра от дочери сатрапа Артабаза – Барсины. На это никто не согласился. Мелеагр, занимавший важный пост в руководстве тяжелой пехотой, предложил кандидатуру сводного брата Александра – слабоумного Арридея. В итоге был выработан компромисс, согласно которого государство должно было иметь двух царей и двух регентов. В сущности, ЕДИНОЕ ГОСУДАРСТВО РАЗДЕЛИЛОСЬ на восточную и европейскую части, каждая из которых должна была иметь своего царя и своего регента» ([79], стр. 68-69). По персидской хронологии 323 г. до Р.Х. соответствует 1260 г. Аналогия: «С получением известий о смерти Монкэ его старшая жена Кутуктай призвала чингисидов на курултай в Каракоруме; она, а вместе с ней СЫНОВЬЯ Монкэ Асутай, Урунташ и Ширкэ стояли за Аригбугу. Было очевидно, что Джучиды, Огэдэиды и Чагатаиды тоже поддерживали Аригбугу. Единственным соперником Аригбуги являлся его брат Хубилай. Он, однако, не поехал на курултай, ссылаясь на необходимость продолжать войну в Китае. Между тем Аригбуга, распоряжаясь как старый заместитель Монкэ по улусу Толуя, стал поднимать войска в Монголии и назначил Аландар-нойона главнокомандующим своими силами. В начале 1260 г. к Хубилаю присоединились многие князья, недовольные Аригбугой, и уговаривали его принять престол. В итоге 5 мая 1260 г. князья, поддерживавшие Хубилая, против всех правил образовали в Кайпине «курултай», объявивший Хубилая хаганом. В ответ на все это гораздо более представительный и легитимный курултай в Каракоруме в ИЮНЕ 1260 г. провозгласил хаганом Аригбугу. В РЕЗУЛЬТАТЕ весенне-летнего РАСКОЛА на стороне Хубилая оказались важнейшие части улуса великого хана – Северо-восточный и Юго-западный Китай, вассальная Уйгурия и Тангут (т.е. восточная часть монгольской империи), а на стороне Аригбуги, по крайней мере номинально, – вся остальная империя (западная часть)» [44]. – «По Канону, у Евсебия и у Иеронима Филиппу Арридею приписывается 7 лет правления с 1 января 324 до 31 декабря 318 г. Точное время явствует из Диодора (XIX, 11), по словам которого Филипп царствовал 6 лет 4 месяца. Если царствование Арридея началось после кратковременного военного мятежа после смерти Александра около половины июня, то, по показанию Диодора, оно кончилось около половины октября 317 г.» [27]. Филипп Арридей, как брат Александра Великого, должен соответствовать одному из братьев Мункэ – либо Арикбуке (умер осенью 1266 г.), либо Хубилаю (умер 18 февраля 1294 г.), либо Хулагу (умер 6 или 8 февраля 1265 г.). По персидской хронологии 317 г. до Р.Х. соответствует 1266 г. Исходя из персидской хронологии смерь Филиппа Арридея в ОКТЯБРЕ 317 г. до н.э. соответствует смерти Арикбуки «около начала ОСЕНИ 1266 г.» [44]. Соответствие может выглядеть так: – «Пердикка был назначен хилиархом (командиром 1000 воинов), которым был ранее Гефестион. Хилиарх был не только предводителем отряда знатных всадников, но и был первым лицом после царя, был собственным визирем государства. Было определено, что Пердикка останется в числе непосредственно окружающих царя лиц и получит главное начальство над всеми царскими войсками; он должен был как неограниченный наместник государства сохранить у себя царскую печать, и все должностные лица государства, в войске и в администрации, должны были через него получать царские приказы» [27]. Возможно: «11 августа 1259 в Китае умер великий хан Монгку и разразилась война за наследование трона между двумя братьями Кублаем и Арик-богой. По этим причинам Гулюгу возвратился в Персию, оставив в Сирии и Палестине оккупационную армию под командой Китбуку, численность которой была снижена, по данным Киракоса, до 20 000, хотя Хайтон утверждает, что она была не более, чем 10 000» [25]. Пердикка соответствует Китбуке (?). – «С запада к Киликии примыкает земля Памфилия, которая, будучи соединена со времени завоевания ее Александром с Ликией, была оставлена в руках Антигона, сына Филиппа, который был уже с 333 года сатрапом Великой Фригии. Пафлагония, Каппадокия и земли по Понту на востоке до Трапезунта должны были стать владением сатрапа Эвмена. Эту сатрапию сперва нужно было завоевать или всю, или же большую ее часть, а царь Ариарат, у которого приходилось отнимать ее, был могущественным врагом» [27]. Возможная аналогия: «В 1259 г. ильхан Хулаrу вызвал к себе в Тебриз обоих сельджукских султанов и объявил им о том, что принял решение о разделе сельджукского государства на две части. Территория к Западу от реки Кызыл Ырмак до границ Византии (Памфилия, Ликия, Великая Фригия) была отдана султану Иззеддину Кейкавусу. На территории восточнее реки Кызыл Ырмак до города Эрзинджан включительно (Пафлагония, Каппадокия и земли по Понту на востоке до Трапезунта) правил султан Рукнеддин Кылыч Арслан. Решение о разделе сельджукского государства было утверждено Великим ханом Менгу и положило конец междоусобной войне между братьями» [30]. Исходя из этой аналогии, Антигон соответствует Иззеддину Кейкавусу, а Эвмен – Рукнеддину Кылыч Арслану. – «Антигон, управлявший с 333 г. до н.э. Великой Фригией, и [по разделу провинций в 323 г. до н.э.] сохранил власть над этой областью и получил еще Памфилию и Ликию» [79]. По [81] и [59] Антигон управлял Фригией с 334 г. до н.э., т.е. с 1249 года по персидской хронологии. Если Антигон соответствует Изз ад-дину Кай-Кавусу II, то его правление над Фригией, Памфилией и Ликией соответствует следующим событиям: «После смерти в 1246 г. Кай-Хусрау II началась распря между тремя его сыновьями, Кай-Каусом II, Кылыч-Арсланом IV и Кай-Кубадом II. На какое-то время страна распалась на уделы» [61]. «В 1249 г. Рукнеддин Кылыч Арслан в сопровождении 2 тысяч монгольских всадников прибыл в Сивас. Власть нового султана признали в Эрзинджане, Сивасе, Кайсери, Малатье, Харпуте и Диярбакыре. Остальная часть страны, по-прежнему, подчинялась Иззеддину Кейкавусу…» [30] Исходя из этого, соответствие может выглядеть так: 1261 г. – «ЧЕРЕЗ ГОД после того, как Филипп пришел к власти, Птолемей, сын Лага и Арсинои, была послан стать наместником Египта. Он был наместником 17 лет, а затем он был царем 23 года. Таким образом, он правил в течение 40 лет до самой смерти» [28]. Арик-бука (Филипп Арридей) был провозглашен ханом в июне 1260 года. Следовательно, Птолемей I стал наместником Египта во второй половине 1261 года. Исходя из продолжительности правления Птолемея I, возможная аналогия выглядит так: «После разрушения монголами Багдада и казни в 1258 г. халифа ал-Мустасима, мусульмане оказались без авторитетного суннитского правителя, который обладал бы законным правом на власть. Тогда египетский султан Бейбарс I решил использовать сложившуюся ситуацию для упрочнения своего авторитета в исламском мире. В 1261 г. в торжественной обстановке… он провозгласил халифом Аббасида ал-Хакима I (он считался дальним потомком багдадского халифа ал-Мустаршида). Его потомки сохраняли свой пост на протяжении двух с половиной веков» ([61], стр. 28). Соответствие может выглядеть так: – «По приказу Пердикки, Пафлагония и Каппадокия должны были быть завоёваны Антигоном и Леоннатом и переданы в управление Эвмену. Однако оба македонских военачальника отказались вести войну, выказав Пердикке открытое неповиновение. Леоннат с войсками вскоре убыл на Балканы в помощь Антипатру, а Антигон был вызван на суд царей. На суд он не явился, БЕЖАВ в Македонию к Антипатру» [11]. Так как выше мы отождествили Антигона с Изз ад-дином Кай-Кавусом II, то аналогия выглядит так: «Сельджукский султан Изз ад-дин, спасаясь от монголов Хулагу, БЕЖАЛ в Нимфей со всей семьей, матерью-христианкою и с несчетными богатствами. Почет ему был оказан: оставлены его телохранители-турки, предоставлено носить красные сапоги и сидеть рядом с императором на приемах; однако ради верности семью его послали в Никею, а самого султана Палеолог не отпускал от себя» ([73], стр. 161). «Кылыч Арслан занял Конью и стал единственным султаном 13 августа 1261 г. после того, как его брат был изгнан» [29]. Или: «В 658 г. х. (1259-1260 гг.) Кей-Каус II открыл военные действия против своего брата под предлогом несогласия с налоговой политикой Хулагуидов. Последние оказали помощь своему ставленнику, в результате чего мятежный султан был разгромлен и БЕЖАЛ в Константинополь к византийскому императору» [64]. – «В начале 322 г. до н.э. царское войско вступило в Каппадокию и разгромило местного правителя Ариарата в битве. Каппадокия была передана в управление Эвмену» [11]. Возможно: «Характерной чертой этого периода была так называемая вторая миграционная волна кочевников в Малую Азию. В 50-60-е годы XIII века кочевники в основном сосредоточились на границах Никейской и Трапезундской империй, а также Киликийской Армении: агач-эри («лесные люди») – в области Мараш – Малатья; чепни – в области Синоп – Самсун; туркмены уджей – в области Кейджегиз – Денизли – Ушак; караманцы – в районе Эрменек – Мут – Силифке – Анамур; гермиянцы – в районе Кютахьи. Первое упоминание в источниках об агач-эри относится к 1254 г. Агач-эри грабили караваны и совершали набеги на земли Рума, Сирии и Армении. В 1260 г. ильхан был вынужден направить на них 20-тысячную армию Байджу-нойона. Кочевники были разбиты: частью они бежали в Сирию, а частью распространились по западным и юго-западным районам Анатолии» ([29], стр. 14). – «Чтобы открыть себе дорогу во Фригию, Пердикка решил предпринять поход против городов Ларанды (КАРАМАН) и ИСАВРЫ, находившихся в той части Писидии, которая лежит между суровой Киликией и Фригией. Ларанда была взята быстро и легко. Затем войско двинулось против большого и отлично укрепленного города Исавры и захватило его» [27]. Аналогия: «Бейлик КАРАМАН сложился в предгорьях Тавра к северу и западу от Киликийской Армении. Хараман сделался настолько сильным, что румский султан Рукнед-дин [Кылыч-Арслан IV] не осмеливался возражать ему. Хараман захватил в свои руки большинство областей с крепостями и стал сильно притеснять ИСАВРИЮ и Селевкию [области к северу и западу от Киликии], пленив жителей. Он дважды разгромил войска царя Гетума, охранявшие границы». «Караман-бей сделался настолько силен, что в 1261 г. предпринял поход на сельджукскую столицу, однако перване Муинеддин Сулейман разгромил у крепости Кавала (к северу от Коньи) 20-тысячное войско караманцев и захватил в плен братьев Караман-бея Бунсуза и Зайнульхаджа» ([29], стр. 15-16). – «В начале весны 321 года… Эвмену, кроме его сатрапии Каппадокии, были отданы освободившаяся со смертью Леонната Малая Фригия, Кария, которой владел ранее Асандр, Ликия и Фригия, принадлежавшие ранее Антигону; он получил неограниченную стратегию над всеми сатрапиями по ту сторону Тавра. Регент подчинил власти Эвмена своего брата Алкета, сатрапа Армении Неоптолема и сатрапа Киликии Филоту, сатрапия которого была передана Филоксену» [27]. Возможно: «После бегства Иззеддина в Константинополь государство сельджуков со столицей в Конье вновь стало единым. Правил государством султан Рукнеддин Кылыч Арслан» [30]. «Когда в 1260 году Изз ад-дин бежал из Коньи, его брат Рукн ад-дин автоматически стал единоличным главой Румского султаната и взял себе имя Кылыч Арслан IV» [55]. Или: «Кылыч Арслан занял Конью и стал единственным султаном 13 августа 1261 г. после того, как его брат был изгнан» [29]. Соответствие может выглядеть так: – «В Европе ЭТОЛЯНЕ, возобновившие по призыву Пердикки и Эвмена войну весною этого года, проникли в ФЕССАЛИЮ и их войско было готово вторгнуться в Македонию. Но тем временем в Фессалию прибыл со значительным войском Полисперхонт, оставленный Антипатром в Македонии в качестве стратега, победил своих противников, убил их полководца Менона, предал смерти большую часть неприятелей и снова покорил Фессалию. Источники не говорят нам, был ли дарован фессалийцам мир, и если да, то на каких условиях» [27]. Возможная аналогия: «Летом 1261 г. вновь поднял мятеж Эпирский правитель Михаил (ему принадлежала и ЭТОЛИЯ), буквально год тому назад принесший клятву верности Никее. Поскольку византийская армия была разбросана по различным направлениям, под рукой у Палеолога находился небольшой конный отряд численностью 800 всадников, который он предоставил кесарю Алексею Стратигопулу, поручив ему по дороге присоединить к себе разрозненные римские гарнизоны во Фракии и Македонии… Михаил, деспот Эпира, и Болгарский царь Константин, во главе 20 тыс. татар вторглись в ФЕССАЛИЮ, надеясь захватить в плен находившегося там императора Михаила VIII Палеолога. К ним присоединился Иконийский султан Кай-Кавус II, которого, спасая от татар, император ранее поселил в городе Эна. С трудом спасшись от врагов, негодуя от постигшей его неудачи, василевс возвратился в Константинополь» [16]. «При посредстве жены деспота Феодоры был заключен мир между царем и деспотом, причем сын последнего, молодой Иоанн, был оставлен заложником и женат на дочери севастократора Торника. Но это соглашение (1262) было непрочным» ([73], стр. 105). 1262 г. – ПЕРВАЯ ВОЙНА ДИАДОХОВ (321-320 гг. до н.э.): «Семя войны было заложено ещё в 323 г. до н.э., когда один из ближайших друзей Александра, Птолемей, тайно завладел телом Александра и перевез его в Мемфис. Другим фактором напряжённости стал военачальник Эвмен. По приказу Пердикки, Пафлагония и Каппадокия должны были быть завоёваны Антигоном и Леоннатом и переданы в управление Эвмену. Однако оба македонских военачальника отказались вести войну за свой счёт, выказав Пердикке открытое неповиновение. К ним присоединились Антипатр и Кратер, принявшие к себе бежавшего сатрапа Фригии Антигона. Непокорных военачальников, обладавших военной силой и бросивших вызов центральной власти империи, следовало наказать. В начале весны 321 г. до н.э. Пердикка в сопровождении обоих царей во главе с войском и флотом под командованием Аттала выступил против Египта» (wiki/Первая_война_диадохов). По персидской хронологии эта война должна датироваться 1262-1263 гг. Возможная аналогия: «Хулагу, понимая, что с Джучидами ему все равно не примириться, зимой 1261-1262 г. отравил остававшихся при нем джучидских царевичей – Тутара (сына Туфала, сына Бату) и Кули. Джучидские войска, состоявшие при них, взбунтовались; часть их пробилась к Берке через Дербент, другая двинулась на запад и в начале 1263 перешла в Египет, а большая часть, преследуемая отрядом Хулагу, бежала на восток. Между тем Берке в ответ на казнь Тутара и Кули весной 1262 г. объявил Хулагу войну. Это была ПЕРВАЯ МЕЖУЛУСНАЯ ВОЙНА в истории Империи. Войска Берке под началом Ногая, сына Тутара (недавно казненного Хулагу) в августе 1262 г. вторглись в Ширван и закрепили первые успехи, разбив в октябре при Шемахе войско Аладага, посланное Хулагу; впрочем, сам Ногай после этой победы должен был отступить. Зато 14.11.1262 г. Аладаг разгромил Ногая во втором сражении, при Кубе; Ногай бежал. 20.11.1262 сам Хулагу явился на север преследовать его и взял 8.12.1262 г. Дербент. 15.12.1262 г. Хулагу снова разбил Ногая, после чего отошел, отправив в погоню за Берке своего сына Абагу. Однако тот сам был побежден подошедшим с основными силами Берке-ханом за Тереком 13.01.1263 г. и в феврале 1263 г. отступил в Ширван. В начале весны обе армии вернулись по домам и военные действия прекратились» [44]. – «В начале весны 321 года Пердикка, сопровождаемый царями и царским войском, выступил в Египет. Приблизительно в то же самое время македонское войско под предводительством Кратера уже быстро приближалось к Геллеспонту. Антипатр находился с ним; Антигон, как кажется, стоял во главе их флота. Эвмен не мог вполне положиться ни на сатрапа Лидии Менандра, ни на сатрапа Киликии Филоксена, а сатрап Армении Неоптолем был, по-видимому, готов на всякую крайность. Эти соображения побудили его не ожидать неприятеля у Геллеспонта, но удалиться в свою сатрапию Каппадокию. Таким образом, Кратер и Антипатр беспрепятственно переправились через Геллеспонт и вступили в Азию» [27]. Возможно: «Палеологу нужен был успех во внешней политике. В соседней Вифинии, колыбели Никейского царства, разыгрались кровавые события. На пограничной полосе рядом с сельджуками, на рубеже («акрах»), или «хребте» (ныне Кара-Даг), жило воинственное крестьянство, своего рода казачество, полунезависимое в своих лесных ущельях, привыкшее одинаково к оружию и к сохе. Оно поднялось против Палеолога в защиту наследника любимых царей. Немедленно он снарядил большое войско против восставших, и многие отправились добровольно, желая заслужить расположение царя (1262 г.). Вифинцы считали себя не бунтовщиками, но защитниками законного царя. Они засели в своих теснинах и засеках, откуда пускали стрелы, и «нагишом», т. е. без панцирей, вооруженные подчас дубинами вместо мечей, бросались на войска Палеолога. Последние не могли нападать компактными массами, приходилось жечь леса и подвигаться шаг за шагом. Нападавшие несли громадные потери, и дело затягивалось» ([73], стр. 168). – «Когда Антипатр и Кратер вступили в Великую Фригию, Неоптолем собрал войска и выступил против Эвмена. В произошедшей битве Неоптолем потерпел полное поражение и бежал к Кратеру и Антигону, а Эвмен присоединил к своей армии отряды Неоптолема. Антипатр двинулся с меньшей частью войска в Киликию, а Кратер вместе с Неоптолемом повёл на Эвмена значительную часть армии, насчитывавшей до 20 тыс. пехоты и 2 тыс. всадников. Во второй битве, происшедшей через десять дней после первой, Эвмен снова разбил противника, убив в поединке самого Неоптолема. В сражении пал также Кратер, один из самых уважаемых македонских военачальников» [11]. Возможно: «На западных рубежах (уджах) султаната, в окрестностях города Тунгузлу (Денизли, Лаодикия) и крепости Хоназ (Хоны) кочевало до 200 тыс. шатров туркмен. Мехмед ал-Уджи, сильнейший среди удж-беев этого района, первым попытается извлечь выгоду из развернувшейся междоусобной борьбы за сельджукский престол: он не поддержал воцарившегося в Конье с помощью монгольских войск султана Кылыч Арслана IV (Эвмена). Мехмед ал-Уджи направил в ставку ильхана Хулагу своего посланника с просьбой прислать шихнэ и как признание за ним прав на бейлик – маншур (грамоту) и санджак (знамя). Хулагу прислал бею Денизли эти атрибуты власти и назначил своим шихнэ некоего Кулшара, но впоследствии, получив отказ Мехмед-бея лично прибыть ко дворцу, ильхан в 1262 году разгромил непокорного бея» ([29], стр. 14-15). – «Параллельно с действиями Эвмена в Малой Азии весной 321 г. до н.э. Пердикка во главе многочисленной армии двинулся в Египет. По утверждению Павсания, Пердикка желал отнять у Птолемея царство над Египтом» ([79], стр. 72). «О походе Пердикки в Египет в источниках имеется НЕМАЛО ПРОТИВОРЕЧИЙ, поэтому будет разумным пользоваться указаниями традиции с большой осторожностью. Не подлежит, однако, сомнению, что в ДВУХ СТОЛКНОВЕНИЯХ Пердикка потерпел поражение. Он не смог взять крепости, которую осаждал, и, кроме того, понес значительные потери в людях при переправе через Нил. Очевидно, вследствие понесенных тяжелых потерь в лагере Пердикки составился заговор против командующего. Хилиарх БЫЛ УМЕРЩВЛЕН в собственном шатре, причем главную роль в покушении сыграли Пифон и Селевк» [11]. По персидской хронологии 321 г. до н.э. соответствует 1262 г. О событиях этого года известно следующее: «В 1262 году отряды мамлюков разорили окрестности Антиохии. В ответ киликийские армяне и монголы вторглись в Сирию, но были отброшены Бейбарсом» (ru.wikipedia.org/wiki/Бейбарс_I). Однако сам ход событий и предположенное нами выше соответствие (Пердикка = Китбука) свидетельствуют в пользу того, что поход Пердикки может описывать события 1260 г., датированные 321 г. до н.э. ошибочно: «Пользуясь отсутствием Хулагу, отъехавшего весной 1260 г. на курултай, мамлюки перешли в контрнаступление и 3.09.1260 нанесли его командующему в Сирии Кетбуге сокрушительное поражение при Айн Джалуте в Галилее; сам Кетбуга попал в плен и БЫЛ УБИТ. Монголы отступили за Евфрат. Хулагу, вернувшись, организовал новое наступление против мамлюков и добрался до Хомса, однако 10.12.1260 монголы проиграли битву рядом с этим городом и вновь отступили за Евфрат» [44]. – «Диодор говорит, что это убийство произвели некоторые всадники, и этим подтверждаются слова Корнелия Непота, что Пердикка был убит Селевком (хилиархом) и Антигоном (Антигеном по Арриану)» [27]. Несмотря на уверенность историков в том, что этот Антигон (Антиген) одно и тоже лицо с Антигоном Фригийским, бежавшим от Эвмена к Антипатру, это, по-видимому, не так. Этот Антигон (или Антиген) не может быть аналогичен Антигону Фригийскому, так как последний находился в это время в войске Антипатра (противника Пердикки) и, по мнению традиционных историков, даже командовал его флотом. Этот тезка (?) Антигона Фригийского при следующем разделе сатрапий получил Сузиану (по [81] сатрап в 321-317 гг.). 1263 г. – «Смерть Кратера и Пердикки сделала необходимой новую систему сатрапий. Их второе распределение под руководством нового регента Антипатра было произведено в местечке северной Сирии, Трипарадисе, в 321-320 гг. до н.э. При этом разделении сатрапий Птолемей сохранил Египет. Сирия была оставлена Лаомедону из Митилены; Филоксеи сохранил Киликию. Сатрапии Верхней Азии – Месопотамия и Арбелетида – были подарены некоему Амфимаху, «брату царя». Антигоней получил Сузиану, Пифон сохранил Мидию, Певкест – Персию, Тлеполем – Карманию. Филипп добился Парфии, где заместил Фратаферна, Арию и Дрангиану передали Стасандру Кипрскому, Бактриану и Согдиану – Стасандру. Селевк сменил Архона (323 – 321) как сатрап в Вавилонии. Сын Агенора Пифон получил часть Индии по соседству с Парапамисадами. В Малой Азии Антигон вновь возвратил Великую Фригию и добился командования царскими войсками с поручением разбить Эвмена и его сторонников. Каппадокия, управление которой Эвмен утратил, была отдана некоему Никанору (321 – 318). Геллеспонтская Фригия, управлявшаяся Леоннатом, перешла к Арридею (321 – 318). Асандр сохранил Карию» ([79], стр. 74). Возможная аналогия: «Хулагу пожаловал владения Ирак, Хорасан и Мазандеран до устья Джейхуна царевичу Абага-хану, который был его старшим и лучшим сыном. Арран и Азербайджан до [оборонительного] вала он передал Юшумуту. Дияррабиа до берегов Ефрата поручил эмиру Тудауну, Румские владения Муин-ад-дину Перванэ, Тебриз – мелику Садрад-дину, Керман – Туркан-хатун, а Фарс – эмиру Вангияну. Когда казнили Сейф-ад-дина, битикчия, [Хулагу-хан] избрал Шамс-ад-дина Мухаммеда Джувейни, пожаловал ему должность сахиб-дивана [всех] владений и дал ему силу и полномочие разрешать, вершить, устраивать и править дела государства. Багдадское владение он пожаловал его брату, сахибу Ала-ад-дину Ата-мелику» [56]. По этому источнику распределение провинций ильханом Хулагу происходит после первой войны с Берке, т.е. примерно весной-осенью 1263 года. – «Антигон получил в управление Сузиану и был провозглашен главным военачальником царского войска» ([59], стр. 144). Антигон в Каноне у Евсебия и Иеронима значится царем Азии в течение 18 лет, а именно с 318 до 301 г. до Р. X. Комментируя сообщение Евсевия современные истории исправляют фразу «царем Азии» на «царем Малой Азии» и отождествляют этого Антигона с Антигоном Фригийским. Между тем, у Евсебия и Иеронима речь может идти не об Антигоне, сатрапе Фригии, а об Антигоне (Антигене) – сатрапе Сузианы. По персидской хронологии 318-301 гг. до Р.Х. соответствуют 1265-1282 гг. В это время «царем Азии» был ильхан Абака. Если Антигон (Антиген) соответствует ильхану Абеке, то получение им в управление Сузианы при распределении сатрапий в Трипарадисе соответствует следующим событиям: «Хулагу пожаловал владения Ирак, Хорасан и Мазандеран до устья Джейхуна царевичу Абага-хану, который был его старшим и лучшим сыном» [56]. – «Стратег Антигон получил командование азиатской армией с задачей начать борьбу с Эвменом. ВЕСНОЙ 320 г. до н.э., когда развернулось наступление, Антигон сумел склонить к измене ряд командиров Эвмена, которые оставили его в самый напряженный момент, в силу чего Антигон с меньшим числом войск выиграл сражение. После этого поражения Эвмен оставил Каппадокию и занял с небольшим отрядом крепость Нора на границе Каппадокии и Ликаонии. Не добившись под крепостью никаких успехов, Антигон в конце 320 г. до н.э. направился в Писидию, где находился брат Пердикки – Алкета. Армия Алкеты была разбита. Благодаря этим успехам Антигона, Каппадокия, Ликаония и Писидия были им завоеваны» ([79], стр. 76-77). Поход Абаги: «В НАЧАЛЕ 1263 г. Хубилай побудил Алгу напасть всеми силами на Берке, а сам, очевидно, обещал сковать силы Аригбуги. В связи с этим Алгу, в свою очередь, зимой 1262/63 запросил помощи у Хулагу, и тот послал на восток только что освободившегося Абагу. ВЕСНОЙ Алгу по наущению Хубилая начал активные действия против Берке, разбил его войска, взял Отрар и вырезал по приказу Хубилая джучидский контингент, до сих пор мирно стоявший в Бухаре (1263 г.). Возможно, поначалу в этом принимали какое-то участие и войска Абаги. В ответ на это наступление Берке, в свою очередь, вступил в союз с предложившим ему свои услуги Хайду. Алгу отправил против Хайду армию, но та была разбита, а возглавлявший ее военачальник – убит (к концу 1263 г.). В том же 1263 г. Хубилай прислал Хулагу 30-тысячное подкрепление» [44]. В Малой Азии: «А до смерти Константина (в 1263), отца царя, появился некий Хараман (Караман) из рода кочующих племен исмаильтян, и присоединились к нему многие из сто племени, и потребовал он, чтобы величали его султаном. Он сделался настолько сильным, что румский султан Рукн-ед-дин (Эвмен) не осмеливался возражать ему. Хараман захватил в свои руки большинство областей с крепостями и стал сильно притеснять Исаврию и Селевкию, пленив жителей. Он дважды разгромил войска царя Гетума, охранявшие границы. И подступил Хараман крепости Манной, и осаждал ее в течение девяти месяцев, и стал сильно теснить ее. Тогда царь Гетум отправился в Тарс, где собрал свое войско, и пошел в Селевкию. Они напали на неверных, разгромили их и обратили в бегство. Хараман был ранен копьями и стрелами (1263 г.). В этом же бою погибли брат этого неверного, по имени Понсуз, и его зять» [67]. Так как «Кылыч-Арслан IV утвердил власть Караман-бея над городами Ларенде и Эрменек, а Бунсуз (в вышеприведенном источнике – Понсуз), брат Караман-бей, стал начальником телохранителей Кылыч-Арслана IV» [en.wikipedia.org/wiki/Karamanids], то силы Караманидов представляли собой силы Кылыч-Арслана IV (Эвмена). Киликийские отряды, как вассалы ильхана, выступали в роле отрядов Абаги («стратега Антигона»). – «Вслед за этим (гибелью Пердикки) Птолемей отрядил своего полководца Никанора, который в короткий срок завоевал Сирию и Финикию. Птолемей хитростью захватил ИЕРУСАЛИМ. Многих иудеев он переселил в Египет» ([59], стр. 472). Аналогия: «Бейбарс не стал сразу же развязывать войну против акрских франков: сначала ему нужно было сдержать монголов… Когда же истек срок перемирий, султан стал лагерем между Наймом и Мон-Фавором и потребовал от правительства Акры вернуть ему Сафет и Бофор и обменяться пленными. Тамплиеры и госпитальеры отказались. Султан ринулся на Галилею. Мон-Фавор был разграблен, церковь Стола Господа разрушена вместе с кафедральным собором в Назарете. Одновременно мамлюки разорили латинский монастырь Вифлеема. После этого армия султана двинулась на Акру (14 апреля 1263 г.), но несмотря на внезапное появление, смогла всего лишь вырубить сады под крепостными стенами. Не сумев захватить город, Бейбарс отступил в ИЕРУСАЛИМ. В ознаменование окончательной оккупации Иудеи он распорядился начать ряд строительных работ…» [57]. – «Птолемей изгнал из СИРИИ в 320 г. до н.э. сатрапа Лаомедона, законно управлявшего этой страной на основании раздела 323 г. до н.э.» ([79], стр. 90). Возможная аналогия: «Особым объектом забот Бейбарса после его восшествия на престол оставалась СИРИЯ. Один за другим он подчинил себе все отпавшие при прежних султанах сирийские города, включая Халеб, выбив отовсюду монгольские войска. Для утверждения египетского владычества в Сирии большое значение имела крепость ал-Карак, которой владел эмир ал-Мугис Умар. В 1263 году Бейбарс заманил ал-Мугиса в свою ставку и низложил» ([61], стр. 120). 1263/1264 г. – «Александр, отправляясь в 334 г. до н.э. в Азию, оставил Антипатра наместником Македонии. После смерти Александра (323 г. до н.э.) Антипатр стал одним из диадохов. Он удержал в своих руках наместничество над европейскими странами Македонского царства и приобрёл ещё большую самостоятельность, чем раньше. Когда в июле 321 года до н.э. правитель государства Пердикка был убит, македонское войско провозгласило в Трипарадизе правителем империи престарелого Антипатра. Он умер в 319 году до н.э. в глубокой старости» [ru.wikipedia.org/wiki/Антипатр_(полководец)]. По персидской хронологии 319 год до н.э. соответствует 1264 году. Однако так как хронология этих событий отсчитывается от смерти Александра Македонского, а её дата не однозначна (324 или 323 год до н.э.), то и смерть Антипатра может датироваться 1263 или 1264 годом. Антипатр был наместником Македонии и Греции (Эллады). Исходя из датировки, возможная аналогия выглядит так: «В 1263 году умер первый герцог афинский после долгого и славного правления. Из двух его сыновей, Жана и Гильома, первый унаследовал ему как старший» [23]. Соответствие может выглядеть так: – «В 319 году умер Антипатр, передав свои полномочия Полиперхонту и политическая ситуация вновь резко изменилась. Против Полиперхонта выступил сын Антипатра Кассандр, нашедший поддержку у Антигона. В ответ на это Полиперхонт вступил в сношения с Евменом и от имени царей назначил его стратегом Азии (взамен Антигона), предоставив ему полномочия распоряжаться царской казной для набора войска. В короткое время Евмен набрал значительную армию. Так началась 2-я война диадохов (319-315 гг. до н.э.), в которой Полиперхон в союзе с Евменом противостоял остальным диадохам» [11]. По персидской хронологии Вторая война диадохов (319-315 гг. до н.э.) датируется 1264-1268 гг. Выше мы предположили, что Первая война диадохов (321-320 гг. до н.э.) соответствовала первой межулусной войне между Хулагуидами и Джучидами (1262-1263). По аналогии с этим Вторая война диадохов может соответствовать второй войне между Хулагуидами и Джучидами: «Между тем 8.02.1265 г. умер Хулагу. На престол взошел, по утверждении курултаем, его сын Абага (14.06.1265). Берке решил, что смерть Хулагу позволяет ему вновь предъявить права на Азербайджан; в июле 1265 г. Ногай вторгся в Ширван, но 19.07.1265 г. был разбит Йошимутом при Аксу и бежал. Между тем в конце 1265 г. с севера двинулся Берке с главными силами; Абага сам выступил на врага и укрепился на южном берегу Куры, в то время как Берке встал на северном. Началось «стояние на Куре»; через две недели Берке двинулся вверх по течению, к Тифлису, чтобы переправиться там, и умер в самом начале 1266 г. (по [81] – 1267 года); война прекратилась. Джучиды вернулись к себе, а Абага возвел стену на северном берегу Куры и оставил Монкэтэмура, сына Хулагу начальствовать над ней. Западным эпизодом войны Берке с Абагой был набег монголо-болгарской армии под Константинополь в 1265 г., имевший целью покарать Византию за дружественные связи с ильханами. Между тем по смерти Берке в Улусе Джучи ханом стал Монкэтэмур. Примечательно, что и Абага, и Монкэтэмур испросили утверждения Хубилая (которое и было ими получено около 1267 г.). Хубилай не успел вмешаться в войну Берке и Абаги из-за ее непродолжительности; теперь, со смертью Берке и утверждением Абаги и Монкэтэмура Хубилаем, она была и фактически, и формально прекращена» [44]. Исходя из этой аналогии борьба между Эвменом и Антигоном соответствует борьбе между Берке и Абакой. – «Боевые действия в Европе велись вокруг Афин и на ПЕЛОПОННЕСЕ, где большинство городов признали власть Полиперхона, однако затем, после неудачной осады Мегалополя, отложились от него» [11]. Возможно: «Еще более энергично наступал Палеолог против латинской Мореи (ПЕЛОПОННЕСА). Этот оплот латинства в Греции был главным и пал первым под действием политики и оружия Палеолога, не щадившего материальных жертв для содержания флота и для снаряжения громадной по тому времени экспедиции в Монемвасию. Гильом Вилльгардуэн не только уступил в качестве выкупа из плена свое детище Мистру и весь Восточный Пелопоннес, но и принес ленную присягу греческому императору. Так началась с благословения папы и по настоянию баронов отчаянная борьба франков за сохранение единства полуострова, за самую будущность франкской Мореи, против армии Константина Палеолога и его товарищей, умевших терпеть и умирать за царское дело (1263). Следствием было разорение цветущей Мореи. Мистра стала греческой, ядром будущего греческого деспотата» ([73], стр. 170). – «Полисперхонт выслал против Антигона Клита с флотом. В первом морском сражении у Византия флот Антигона потерпел неудачу, но затем Антигон направил (пращников и стрелков) на европейский берег. Они внезапно напали на солдат Клита и обратили их в бегство. Все корабли Клита сдались. Сам он бежал в Македонию, но по дороге был убит» ([59], стр. 145). Возможно: «По условию, оговоренному с отпущенным из плена князем Вилльгардуэном Ахейским, Палеолог получил Западную Морею и снаряжал морскую экспедицию в Монемвасию. Хотя генуэзских и греческих кораблей в водах Леванта было больше, чем венецианских, но венецианцы разбили генуэзцев в морской битве (при Сетте Поцци, в Архипелаге, 1263 г.) благодаря лучшей тактике в бою. Силы генуэзцев на Леванте не были сломлены; они захватили 4 венецианских корабля и получили подкрепления, так что у Палеолога оказалось до 60 генуэзских галер – громадный по тому времени флот» ([73], стр. 169). – «Летом 319 г. до н.э. Антигон напал, на две сатрапии: Геллеспонтскую Фригию и Лидию – и отобрал у двух своих коллег их территории, доставшиеся им по разделу 323 и 321 гг. до н.э.» [79]. Конкретной информации о действиях монгольских войск в Малой Азии в 1263/1264 году у меня нет. Возможная аналогия выглядит так: «в соответствии с союзом между византийским императором и ильханом Персии, персо-монгольские войска пронеслись по ничейной земле между Никеей и сельджуками и ненадолго «успокоили» тюркские племена на византийской границе» [3]. 1264/1265 г. «Весной 318 года Эвмен покинул КИЛИКИЮ с отрядом в 10 тысяч пехотинцев и 2 тысячи всадников. Вместо того, чтобы поспешить на помощь Полиперхонту, Эвмен ударил в тыл Птолемею, заняв приморские города Финикии. Когда поступила информация о том, что сам Антигон движется к Финикии с 20 тысячами пехоты и 4 тысячами конницы, Эвмен, опасаясь попасть в клещи между неприятельскими армией и флотом, двинулся в глубь материка» [wiki/Вторая_война_диадохов]. Напомню, что датировка этих событий зависит от датировки смерти Александра Македонского. Возможная аналогия выглядит так: «В 713 году армянского летоисчисления (1264 г.) царь КИЛИКИИ Гетум собрал свое войско и с многочисленной пехотой вторгся в пределы области Халеба, в городок Мардмсур и Сырм, а также Фугу, захватил там богатства н небольшое число рабов. В этом же году Гетум опять собрал войско и напал на крепость Антап, но ничего не смог сделать и возвратился в свою страну. В этом же году опять собрал войско царь Гетум, чтобы напасть на Халеб, захватить и разрушить его, но не смог этого выполнить, ибо стояла зима. В том же году Хулагу-хан отправил своих бюрапетов и с ними многочисленные войска. Они дошли до неприступной крепости Пир, находившейся в руках неверных. Бюрапет, которого звали Турпа, осадил и стал сильно теснить крепость. Он разрушил также стены крепости с башнями и вызвал к себе царя Гетума. И тогда царя известили о том, что Турпа вернулся из Пира, так как на него двинулся египетский султан. Царь, услыхав об этом, возвратился в свою страну» [67]. «В 1264 г. венецианцы в рамках войны с генуэзцами пытались захватить Тир, а крестоносцы совершили набег на мусульманские области (рейды по окрестностям Аскалона и Бетсана в 1264 г.). Их союзники, правитель Киликийской Армении, Гетум вместе с монголами, по призыву крестоносцев, напали на Сирию, но были без труда отброшены Бейбарсом». – «Сатрап Персиды Певкест, сатрап Кармании Тлеполем, сатрап Арахозии Сивиртий, сатрап Индии Эвтидем и сатрап Арии Стасапор перешли на сторону Эвмена» [wiki/Вторая_война_диадохов]. Восстание восточных «сатрапов»: «Негудер около 1263 г. уже контролировал весь Афганистан вплоть до границ мятежного систанского малика Насреддина. Тохаристан, Бадахшан и вообще все территории к востоку от Хорасана, кроме коренных владений Куртов оказались потеряны для Хулагу. С этого времени Негудер совершал набеги на владения Хулагу и подвластных ему Куртов. В 1264 г. негудерцы сочли, что им естественно объединиться с мятежным Насреддином Систанским, и джучидско-негудерский военачальник Джунджудар явился в Систан и вступил в переговоры о союзе с Насреддином» [44]. – «Антигон Одноглазый в Каноне у Евсебия и Иеронима значится царем Азии в течение 18 лет, а именно с 318 до 301 г. до Р. X. Он пал в битве при Ипсе, происшедшей, по Диодору, летом 301 г. Мы не можем понять, что побудило этого автора и обоих хронографов считать вступление на престол Антигона, начиная с шестого года Филиппа Арридея, тогда как на самом деле он вступил на престол лишь после морской битвы при Саламине; морская победа, одержанная Антигоном над флотом наместника при Византии осенью 318 г., не может даже служить здесь точкою опоры» [27]. По персидской хронологии 318-301 гг. до Р.Х. соответствуют 1265-1282 гг. Комментируя сообщение Евсевия современные истории исправляют фразу «царем Азии» на «царем Малой Азии» и отождествляют этого Антигона с Антигоном Фригийским. Между тем, речь может идти не об Антигоне, сатрапе Фригии, а об Антигоне (Антигене) – сатрапе Сузианы. Выше мы предположили, что это разные лица. В этом случае соответствие может выглядеть так: 1265/1266 г. – «Весной или в начале лета 317 г. до н.э. Антигон прибыл в Вавилонию и заключил союз с Селевком и Пифоном. Дав отдохнуть войску в Бадаке, Антигон решил двинуться в Экбатаны – столицу Мидии, чтобы затем захватить верхние сатрапии, воевавшие на стороне Эвмена. Из Мидии Антигон двинулся на Персию, решив захватить Эвмена врасплох, но в происшедшем сражении потерпел значительное поражение» [79]. Война в Мидии и Персии: «Тем временем Хулагу отправил на восток против Джунджудара большую карательную армию, которая, объединившись с войсками Куртов, разбила Джунджудара; тот укрылся со своим разбитым войском у владетеля Систана. Тогда же Хулагу должен был восстановить контроль над Балхом, однако Куртам его уже не передавал. Очевидно, опасаясь того, что к восставшим присоединятся и атабеки Фарса, сам Хулагу в том же 1264 г., одновременно с экспедицией против негудерцев, разгромил Фарс; атабек был убит, а правительницей объявлена его дочь Абиш, тут же выданная замуж за Монкэтэмура, сына Хулагу» [44]. – «Эвмен решил разбить этих потенциальных противников и обеспечить безопасность своего тыла. Эвмен переправился через реку Тигр и вступил в Сузиану» ([79], стр. 80-83). «Всё лето 317 года обе армии провели в манёврах, лишь осенью состоялось сражение в области Габиена, после которого противники разошлись на зимние квартиры» [wiki/Вторая_война_диадохов]. Возможная аналогия: «Берке решил, что смерть Хулагу позволяет ему вновь предъявить права на Азербайджан; в июле 1265 г. Ногай вторгся в Ширван, но 19.07.1265 г. был разбит Йошимутом (братом Абаги) при Аксу и бежал» [44]. – «Боевые действия в Европе велись вокруг Афин и на Пелопоннесе, где большинство городов признали власть Полиперхона. На суше успех сопутствовал Кассандру, и в 317 г. до н.э. Полиперхон отступил в Эпир, где приобрел поддержку со стороны Олимпиады и эпирского царя Эакида. Осенью того же года Полиперхон вторгся в Македонию и захватил её без боя. Однако Кассандр перебросил свою армию с Пелопоннеса и легко овладел Македонией в 316 г. до н.э. Полиперхон в это время находился в западной Греции, откуда не смог пробиться в Македонию, запертый в горных проходах Калласом, генералом Кассандра. Полиперхон с остатками войска перебрался на Пелопоннес, контролируемый его сыном Александром» [11]. Возможно: «Едва только князь ахейский вернулся в свою страну, как нарушил договор с Михаилом VIII. Продолжительная и опустошительная война на Пелопоннесе была следствием этого вероломства. Греческое население и славянские племена восстали против ненавистных франков. Даже турецкие конные отряды сражались в Морее, нанятые сначала византийцами, а потом Гильомом II. Положение Вилльгардуена ухудшалось, так как Венеция, потерявшая вследствие успехов Генуи свое привилегированное положение в Византийской империи, старалась вернуть его путем дипломатических переговоров с императором. 8 июня 1265 г. послам дожа удалось заключить с Михаилом УIII договор, по которому республика обязывалась предоставить князя ахайского его судьбе и даже до известной степени отказывалась от Эвбеи, обещая не мешать императору завоевать этот остров» ([7], стр. 331). «Так как Венеция заключила с Палеологом мир (1265), по которому уступила Евбею, то Гильому приходилось одному обороняться от греков. В Эпире император имел выдающийся успех. Деспот искал примирения, лишившись поддержки Манфреда и предвидя наступление Анжу на Эпир в первую очередь» ([73], стр. 172). – «Филипп Арридей и Эвридика были схвачены и казнены 25 ДЕКАБРЯ 317 года до нашей эры, оставив Александра IV и Олимпиаду в качестве своих преемников, поскольку последняя была регентом Александра» [en.wikipedia.org/wiki/Alexander_IV_of_Macedon]. По персидской хронологии 317 г. до н.э. соответствует 1266 году. Аналогия: «К концу 1263 г. положение Аригбуги, зажатого между готовящим реванш Алгу и победоносным Хубилаем, стало безнадежным. Его военачальники перебегали к Урункташу (сыну Мункэ). Отчаявшийся Аригбуга весной 1264 г. капитулировал и вместе с Асутаем поехал сдаваться Хубилаю. Война окончилась. Все западные ханы в том же 1264 г. подтвердили, что считают хаганом Хубилая и признали восстановление мира… Итак, в начале 1265 г. Монгольская империя была снова воссоединена под прочной властью Хубилая. В начале 1266 г., Хубилай освободил Аригбугу и Асутая. Аригбуга недолго пользовался свободой; он умер несколько месяцев спустя, около начала ОСЕНИ 1266 г.» [44]. 1266/1267 г. «В КОНЦЕ ДЕКАБРЯ 317 года Антигон неожиданно атаковал Эвмена с союзниками. Несмотря на то, что войска Эвмена выигрывали сражение, увидев, что часть войск Антигона стала грабить их лагерь, македонцы вступили в переговоры с Антигоном, который пообещал им вернуть их имущество в обмен на выдачу Эвмена. Условие было принято, и Эвмен был КАЗНЕН (316 г.)» [wiki/Вторая_война_диадохов]. Возможная аналогия: «Между тем В КОНЦЕ 1265 г. с севера двинулся Берке с главными силами; Абага вместе с верным вассалом ильханов, Шамсаддином I Куртом, сам выступил на врага, переправился через Куру, потом, ввиду подхода Берке, отступил за нее и укрепился на ее южном берегу, в то время как Берке встал на северном. Началось «стояние на Куре»; через две недели Берке двинулся вверх по течению, к Тифлису, чтобы переправиться там, и УМЕР в самом начале 1266 г.; война прекратилась» [44]. Датировка смерти Эвмена зависит от датировки смерти Александра Македонского (324 или 323 г.). Аналогично этому датировка смерти Берке зависит от датировки смерти Менгу. Так как, например, в [81] смерть Менгу датируется 1260 годом, то и датировка похода Берке в этом источнике сдвигается на конец 1266 г, а его смерть – на начало 1267 г. Если война Эвмена с Антигоном («Вторая война диодохов») соответствует войне Берке с Абагой («Вторая межулусная война»), то соответствие для Эвмена может выглядеть так: Выше мы отождествили Эвмена с румским султаном Кылыдж-Арсланом IV. О его смерти известно следующее: «Везир Муин-ад-дин Перване для того, чтобы захватить власть в свои руки, с согласия Тыбыш-нойона отравил Килидж-Арслана IV и посадил на престол малолетнего сына Гияс-ад-дина Кей-Хосрова III. Некоторые историки относят гибель султана к 664 г. х. (1266 г). Но Вл. Гордлевский, должно быть, прав, когда пишет, что это случилось в 663 г. х. (1265 г.), что подтверждается нумизматическими данными. Правда, в нумизматическом отделе Государственного Эрмитажа имеется монета, чеканенная в Сивасе в 664 г. х. (1266 г.) от имени Килидж-Арслана IV» [64]. 1266-1267 гг. «В 316 г. до н.э. Мидийский сатрап Пифон был арестован Антигоном, осужден и казнен. Персидский сатрап Певкест был им лишен сатрапии. Затем Антигон направился в Вавилонию. Опасаясь участи Пифона, Селевк бежал в Египет. В 315 гг. до н.э. к Антигону прибыло посольство от Птолемея, Лисимаха и Кассандра с ультиматумом. В нем было требование, чтобы он передал Каппадокию и Ликию Кассандру, Геллеспонтскую Фригию – Лисимаху, «всю Сирию» оставил Птолемею и восстановил в Вавилонии Селевка. Текст этого ультиматума, воспроизведенный Диодором, вероятно, не является строго достоверным. По некоторым частным вопросам в литературе имеются разночтения. Так, имя Кассандра некоторые историки заменяют именем Асандра, бывшего сатрапом Карии; вместо слова «Ликия» предлагают читать «Киликия» или даже «Лидия». Но эти разночтения все же частности. Антигон отверг ультиматум и дерзко ответил своим противникам, что «вполне готов вести войну». Эта война велась с перерывами между 315 и 301 гг. до н.э.» ([79], стр. 87, 90). Возможная аналогия: «После установления имперского мира в 1264 г. фактическим главой Огэдэидов стал сидящий на р. Эмиль Хайду, сын Каши сына Огэдэя. В 1265-66 гг. Хубилай безуспешно требовал от него явиться с изъявлением покорности. Столкновение между ними постепенно становилось неизбежным. До поры до времени такое столкновение, однако, предупреждало существование Аригбуги – брата Хубилая и его общепризнанного соперника в смуте начала 60-х годов. Пока Аригбуга был жив и сохранял лояльность брату, никто другой не решился бы в обход его претендовать на верховную власть. Однако Аригбуга умер в середине 1266 г. Отныне Хайду ничего не удерживало. Он восстал против Хубилая, возглавил большинство Огэдэидов, восстановил Улус Огэдэя как независимое образование и сам претендовал теперь на великоханский престол (приблизительно исход 1266 – начало 1267 гг.)… В результате в середине 1267 г. против Хайду выступали все прочие линии Чингизидов – Монкэтэмур, Чапар (Чубай), Номухан с Хубилаем при примкнувшем к ним Абаге и Барак» [44]. 1267/1268 г. – «Весной 315 г. до н.э. Антигон прибыл в Сирию из КИЛИКИИ и раскинул лагерь перед ТИРОМ, который занимал сильный египетский гарнизон. В итоге в конце 315 г. или в начале 314 г. до н.э. стратег Азии прочно держал сирийское и финикийское побережье, а его морская мощь не переставала возрастать» ([79], стр. 90). Возможно: «Военные действия продолжились в 1266 г. Бейбарс повел свою армию в Палестину и после недолгой (18 – дневной) осады захватил (25.07) Сафед – замок Ордена Храма, тамплиеров. Ответный поход в Тивериаду крестоносцев прибрежных областей бывшего Иерусалимского королевства вместе с отрядом кипрян, провалился: при Кареблиэ недалеко от Акры они были разгромлены мусульманами, и, потеряв 500 человек, отошли. Так же неудачно закончилась и попытка выступления Гетума КИЛИКИЙСКОГО, отброшенного посланными против него Бейбарсом, мамлюкскими эмирами. Укрепив Сафед, султан сделал его опорным пунктом для своих опустошительных набегов 1267 г. на Акко и ТИР. Ответить ему той же монетой крестоносцы не сумели: опасность угрожала им в самом уязвимом месте – со стороны моря. Оттуда неслись снаряды генуэзских боевых судов, державших в 1267 г. Акко в осаде – что не замедлило сказаться на городской торговле». – «С весны 315 г., пока Антигон завоевывал Сирию, отправленный им в Каппадокию племянник Полемей добился полного присоединения этой сатрапии к владениям Антигона. Оттуда Полемей направился в Ионию и Лидию, получив приказ быстрее продвинуться к западному побережью Малой Азии. Осенью 315 г. до н.э. военные действия велись в КАРИИ против противников Антигона» ([79], стр. 90). Возможная аналогия: Между тем в 1261-1269 гг. Ментеше-бей, туркменский кочевой лидер, приступил к завоеванию византийских портов и земель в юго-западной Анатолии, установив при номинальном подчинении сельджукскому султану бейлик Ментеше. К 1269 году он контролировал всю прибрежную зону КАРИИ [3]. «Иоанн Палеолог летом 1263/1264 года одержал крупную победу над эпирцами. После этой победы Иоанн Палеолог был отправлен в Малую Азию, где турки-сельджуки угрожали византийским приграничным владениям. Он оставался там до 1267 года и достиг определённых успехов, защитил имперские владения в районе долины реки Мендерес (между КАРИЕЙ и Лидией) и остановил продвижение турок-сельджуков. В конце 1260-х годов Иоанн Палеолог вернулся на Балканы» [ru.wikipedia.org/wiki/Иоанн_Палеолог_(деспот)]. Соответствие может выглядеть так: – «Не менее удачным было положение Антигона в континентальной и островной Греции. Здесь ему пришлось вести войну с Кассандром и его единомышленниками. Разбитые в 316 г. до н.э. Полисперхонт и его сын Александр тем не менее сохраняли Коринф. В 315 г. до н.э. Антигон отправил в Пелопоннес Аристодема с поручением заключить дружеский союз с Александром и Полисперхонтом. Эта миссия Аристодема оказалась успешной, и такой союз с противниками Кассандра был заключен» ([79], стр. 91). Возможно: «Так как Венеция заключила с Палеологом мир (1265), по которому уступила Евбею, то Гильому приходилось одному обороняться от греков. Палеолог предложил женить своего наследника Андроника на наследнице Гильома Изабелле, с тем чтобы по смерти обоих отцов Морея вошла в состав Византийской империи. Бароны воспротивились этому проекту, и, к несчастью для страны, не состоялось мирное слияние франкского и греческого элементов – цель всех трех Вилльгардуэнов. Политика Морейского княжества приняла другое направление. В 1267 г. по договору в Витербо Гильом признал своим сюзереном Карла Анжуйского» [73]. Здесь речь, по-видимому, идет не о деятельности Антигона (Антигена) Одноглазого, «царя Азии», а о деятельности Антигона Фригийского, с которым он смешивается. В том случае если это два разных человека, действия Антигона Фригийского в «континентальной и островной Греции» могут соответствовать деятельности Михаила Палеолога. Аналогия может выглядеть так: 1269-1270 гг. «Зимой 315-314 гг. до н.э., оставив в Сирии своего сына Деметрия для подготовки контрнаступления на Лагида в этом регионе, Антигон направился в Малую Азию. Зимой 314-313 гг. до н.э. он пришел во Фригию. Его флот под командованием Медноса покинул в это время Финикию и захватил 30 судов Кассандра. Немного позже адмирал Меднос и стратег Доким изгнали из Милета войска Асандра, а сам он занял большой город ТРАЛЬ. Таким образом, все города КАРИИ попали под власть Антигона» [79]. По персидской хронологии 314 г. до н.э. соответствует 1269 г., а 313 г. до н.э. = 1270 г. Аналогия: «Византия пыталась отстоять свои восточные рубежи в 1269 году, когда кочевники были отброшены из долины Меандра и Каистра, от ТРАЛЛ и Магедона (Магидия). Но это были кратковременные успехи» ([29], стр. 20). Или: «Деспот Иоанн возглавил кампанию против турок в долине реки Меандр, в ТРАЛЛЫ (современный Айдын, к востоку от Эфеса), и по Каистре – то есть к северо-западу от Эфеса – и в Магедоне. Но армия, которая восстановила власть империи на большей части КАРИИ в 1269 году, была отозвана в Европу и вскоре турки снова вернулись на эти земли (1270 г.). В то же время византийский флот под командованием итальянского адмирала Ликарио отвоевывают Северные Эгейские острова у латинян; также, как и острова Додеканес в Эгейском море» [3]. 1270 г. «В это время сын Антигона действовал в Сирии против Лагида, который был занят в Киренаике и на Кипре. В 313 г. до н.э. Лагид поплыл с большими силами в Верхнюю Сирию и захватил два города, которые были разграблены» [79]. Возможно: «На следующий год Бейбарс опять прервал перемирие и возобновил борьбу с Акрой и под тем же предлогом – с Тиром (1269 г.). Начало военных действий ознаменовалось опустошением христианских земель, в том числе и графства Триполи, в результате чего под властью Триполийского правителя осталось всего лишь несколько городов на побережье: две мощные крепости, Шатель-Бланк и Крак де Шевалье, расположенные во внутренних областях графства, пали в 1271 г. В тот же год главной крепости Тевтонского ордена в регионе Акры, Монфору, пришлось в свою очередь капитулировать (12 июня). За восемь лет (с 1263 по 1271 гг.) ужасный султан отнял у франков западную Галилею, весь прибрежный район от Яффы до Цезареи, гористую местность на востоке и севере Акры, две трети графства Триполи, все княжество Антиохийское, за исключением Лаодикеи» ([57], стр. 535-536). 1271 г. – «Весной 312 года впервые выступил из Египта с крупными силами Птолемей. Армия Птолемея пересекла пустыню и встала под стенами Газы. Узнав об этом, Деметрий поспешил навстречу противнику, но был разбит; на плечах отступающих войска Птолемея ворвались в Газу. При известии о поражении Деметрия под Газой тирский гарнизон взбунтовался и сдал город Птолемею; были захвачены и другие города сирийского побережья» [wiki/Третья_война_диадохов]. Аналогия: «К 1271 г. опасность была окончательно позади – крестоносцы покинули Тунис – и Бейбарс снова ринулся в бой. Блокированный, сдался Кастель-ле-Бланк… Замок храмовников Крак де Шевалье, осажденный 21 февраля 1271 г., пал 7 апреля… Покорив Крак де Шевалье, султан двинулся далее. Взял Гибелькар и, после недолгой осады Монфор – оплот Тевтонского ордена (13 июня), сровненный после сдачи, с землей. Отойдя в Ладжун, Бейбарс приказывает выслать флот на Кипр, что и было сделано» [7]. – «Узнав о событиях в Сирии, Антигон выступил из Малой Азии на соединение с сыном. Не желая воевать с ним на территории Сирии, Птолемей решил отступить в Египет и ожидать неприятеля на берегах Нила. Перед уходом из Сирии Птолемей снял все гарнизоны, срыл наиболее важные крепости и разграбил города; осенью 312 года египетская армия оставила Сирию» [wiki/Третья_война_диадохов]. Аналогия: «В середине октября 1271 г. монгольские войска по просьбе короля Эдуарда прибыли в Сирию, разгромили гарнизон Алеппо и продолжили наступление в направлении Мааррет-эн-Нууман и Апамеи. Однако их силы были ограничены: занятый войной в Средней Азии Абака смог выделить для этой экспедиции лишь около 10 000 всадников во главе с Самагаром, усиленных вспомогательным сельджукским войском. Это наступление монголов в Сирии привело к массовому бегству мусульманского населения на юг вплоть до Каира» [en.wikipedia.org/wiki/Mongol_raids_into_Palestine]. – «Поражение при Газе открыло другим диадохам путь в Азию, куда и отправляется Селевк для завоевания Вавилона. Летом и осенью 312 г. до н.э. Селевк начинает свои военные действия в ЦЕНТРАЛЬНОЙ АЗИИ. Обещав своему союзнику помочь вернуть его сатрапию, захваченную Антигоном, Птолемей предоставил в его распоряжение тысячу пехотинцев и всадников. В Вавилонии многие жители, помня о его доброжелательном к ним отношении, предложили ему свою помощь. Став предводителем большой армии, Селевк захватил Мидию, Сузиану и соседние области. Как отмечают античные историки, с этого момента началась эра Селевкидов» [79]. Возможная аналогия: «Весной 1269 г. на Таласе состоялся новый курултай. Чагатаиды при содействии Джучидов признали Хайду претендентом на престол великого хана. Хайду, впредь до общемонгольского курултая, мог остаться только законным претендентом, но не хаганом, а Хубилай становился самозванцем. Монгольская империя развалилась на две части: одна (улус хулагуидов и улус великого хана) подчинялась Хубилаю, другая признавала Хайду. Переход Чагатаида Барака на сторону Хайду коренным образом изменил расстановку сил в Империи. Около середины 1269 г. Чагатаиды обрушились на ильханов. Войска Барака примерно к осени 1269 г. перешли Амударью, действуя пока что в основном на территориях Куртов. Они овладели Бадахшаном, Балхом и Шабурганом; отряд Барака занял Газнин (область Газни), и Негудер должен был признать его власть. Тем самым в сферу влияния Барака попадал и Систан (союзный Негудеру). В результате на исходе 1269 г. сам Шамсаддин I Курт должен был пойти на переговоры с Бараком и на словах вступил с ним в союз. Зимой 1269-1270 гг. к войскам Барака по его просьбе присоединилась армия, посланная Хайду и возглавляемая сыном Хайду Чэбаром и другим Огэдэидом, Кыпчаком. Наконец, весной 1270 г. объединенные силы Огэдэидов и Барака двинулись на Маручан, где сидел Тубшин (брат Абаги, наместник в Мазандеране и Хорасане). Барак к середине апреля занял Таликан, Мервджан и Мерв-э Шахеджан, затем дошел до Нишапура. Таким образом, он овладел большей частью Хорасана» [44]. ВЫВОД: «восстание» Селевка может соответствовать мятежу Хайду. – «В Селевкидовом царстве воцарение Селевка I считалось, конечно, начиная с прозванной по его имени эры, которая, как говорит Евсебий в другом сочинении началась в двенадцатый год после смерти Александра. Евсебий и Иероним в Каноне приписывают ему 32 года правления, а именно с 312 до 281 г. Однако этот счет противоречит их македонским синхронизмам…» [27]. В настоящее время считается, что селевкидская эра началась в октябре 312 г. Стоит, однако, заметить, что «двенадцатый год после смерти Александра в 323 г.» – это 311 г. до н.э., а не 312-й. Иначе говоря, датировка начала Селевкидской эры 312 г. до н.э. предполагает, что Александр Македонский умер в 324 г. до н.э. Соответственно двенадцатый год после смерти Мункэ (1259) – 1271 г. Мы можем предположить, что селевкидская эра, начавшаяся в ОКТЯБРЕ двенадцатого года после смерти Александра, соответствует юаньской эре: «в ДЕКАБРЕ 1271 г. Хубилай принял для своей династии китайское название Юань («Начало»)» [44]. Или: «Источники не упоминают о провозглашении Хайду ханом. Тем не менее, очевидно, что главенство в политической организации, установленной курултаем, принадлежало Хайду. Ещё твёрже стала его власть, когда после смерти Борака (1271 г.) войско последнего присягнуло непосредственно ему» [wiki-org.ru/wiki/Хайду_(Угэдэид)]. Если «восстание» Селевка соответствует мятежу Хайду, то мы можем предположить, что аналогом Селевка I является Хайду. Дата смерти Селевка I, 281 г. до н.э., по персидской хронологии соответствует 1259 + (324 – 281) = 1302 году. В [81] датой смерти Хайду указан именно 1302 год. Википедия сообщает, что он умер между 1301 и 1303 гг. Исходя из этого, соответствие может выглядеть так: – «Из писем Никанора Антигон узнал о больших успехах Селевка. Тотчас же армия из 4 тыс. всадников, 5 тыс. пехотинцев и 10 тыс. наемников была доверена Деметрию для захвата Вавилонии. В свою очередь, очень занятый в Мидии Селевк поручил защиту Вавилонии Патроклу. Располагая лишь скромными силами, Патрокл не стал ждать удара врага и укрылся за каналами. Найдя город Вавилон пустынным, Деметрий вернулся на побережье. Между тем Селевк продолжал завоевание соседних сатрапий. Во время этих операций погиб Никанор, но Антигон к началу 311 г. до н.э. удерживал свои позиции в Вавилонии» [79]. Если Селевк соответствует Хайду, а Антигон (Антиген) – Абаке, то война между ними соответствует следующим событиям: «Между тем АБАГА, воспользовавшись, вероятно, миром с Джучидами, двинулся на восток. Военные действия возобновились. 19.05.1270 Барак взял Нишапур. Наконец, 22.07.1270 в решающем сражении при Дешт-и-Джина под Гератом Барак был наголову разбит Абагой и отступил за Амударью, в Бухару, полностью очистив Хорасан. Однако все приобретения Барака между Амударьей и Гиндукушем (Тохаристан и Бадахшан) остались за Бараком. 9.08.1270 г. Барак умер от паралича в Бухаре. Фактическим распорядителем Чагатайского улуса после смерти Барака был ХАЙДУ. Тем временем восстановивший свою власть в Хорасане Абага рассчитался с Шамсаддином I Куртом, которому не помогла даже весенняя измена Бараку. Население Герата было полностью выселено из города, сам Шамсаддин уведен Абагой на запад, а затем отослан гарнизонным начальником в Баку (осень 1270 г.)» [44]. 1272 г. «В 311 году между Антигоном, Птолемеем, Кассандром и Лисимахом был заключен мир, свидетельствующий, что никто из них не достиг своей цели. В договоре не упоминался Селевк, которого Антигон считал не равноправным участником переговоров, а мятежным подданным, война Антигона с Селевком продолжилась» [wiki/Третья_война_диадохов]. Возможно: «Наконец, в ноябре 1270 г. Абага получил ярлык Хубилая, утверждающий его ильханом. Между тем в 1271-72 гг. негудерцы вместе с включенными в их состав Чагатаидскими контингентами, пользуясь союзом с Систаном и превратив его в свою территориальную базу, совершали опустошительные набеги на Куртов, Хорасан и Керман-и-Макран; последний был особенно нещадно разгромлен в 1272 г. самим Негудером. В условиях развернувшейся смуты завоевательные действия ильханов, конечно, должны были прекратиться» [44]. 1272-1274 гг. «По мирному договору 311 года достигший теперь двенадцатилетнего возраста Александр положительно признавался царем и, кроме того, было постановлено, что печься о нем до его совершеннолетия должен Кассандр как стратег Европы. С 316 года мальчик и его мать Роксана находились в руках Кассандра; он держал их в Амфиполе в ЗАКЛЮЧЕНИИ. В дошедших до нас бесцветных источниках говорится, что начались разговоры о том, что следует выпустить царственного мальчика из заключения и передать ему отцовский престол. Его убийство разрушило основы мира 311 года» [27]. «Геракл – сын Александра Македонского от его любовницы Барсины. Геракл и Барсина спокойно жили в Пергаме до 309 г. до н.э. В этом году Геракла и его мать удавили по распоряжению Полисперхона» [ru.wikipedia.org/wiki/Геракл_(сын_Александра_Великого)]. По персидской хронологии 311 г. до н.э. соответствует 1272 году, а 309 г. до н.э. = 1274 году. Возможная аналогия: «Когда Ариг-Бука пожелал в сердце своем стать кааном и возмутился против [своего] старшего брата Кубилай-каана, он оказывал помощь и поддержку сыновьям Менгу-каана Асутаю, Урунгташу, их детям и свойственникам. В конце концов дело не вышло, и они подчинились Кубилай-каану» [56]. Когда Арик-бука потерпел поражение и сдался (1264), его примеру последовали и Уренгташ с Асутаем. Впоследствии они оба находились ПОД ДОМАШНИМ АРЕСТОМ. Уренгташ умер около 1270 года, а Асутай – около 1272 года. Александр IV может соответствовать Урунгташу, а Геракл (сын Александра III от любовницы) – Асутаю (сыну Мункэ от наложницы). 1273 г. – «Серьезные удары по позициям Антигона нанес Селевк. О самих военных операциях мы имеем лишь ОЧЕНЬ СКУДНЫЕ СВЕДЕНИЯ. Войска Селевка внезапно напали на своих врагов и легко разбили их. Это сражение датируется то 310, то (с оговорками) 308 г. до н.э. Место битвы НЕ УСТАНОВЛЕНО. После этого события оба противника заключили мир, по которому победитель оставлял за собой Вавилонию и верхние сатрапии» ([79], стр. 101). По персидской хронологии 310 г. до н.э. соответствует 1273 году, а 308 г. до н.э. = 1275 году. Война Абаки с Хайду: «Между тем в Чагатайском улусе в 1271/1272 г. Нигубей-огул, сын Сарабана, поднялся против Хайду, был атакован им и погиб в битве. Его сменил на престоле другой Чагатаид, Туга-Тэмур (Бука-Тэмур, 1272-1274). Со смертью Туга-Тэмура Хайду принялся осуществлять прямое правление в Чагатайском Улусе и распоряжался его войсками как своими (1274-1282?). Все эти смуты привели к тому, что часть Чагатаидов выступили как враги Хайду. В этих обстоятельствах Абага в конце 1272 г. направил на Маверранахр Ясудар-эмира. Тот соединился с Агбегом, заняв (как следует из замечания Марко Поло) Балх, на рубеже 1272-73 они перешли Амударью и 22.01.1273 разгромили Бухару. Избиение бухарцев продолжалось около недели, пока 28.01.1273 войска ильхана не должны были покинуть Бухару под натиском чагатаидских войск Чубая и Кабана, сыновей Алгу, и их войска, в свою очередь, еще два года громили освобожденный и занятый ими город. Правда, сначала, после контрнаступления чагатаидов (1273 г.) в их руки вновь перешел Балх, теперь совершенно разрушенный» [44]. – «В 310 году до Р.Х. Птолемей объявил Антигону войну. В КИЛИКИЮ он отправил войско во главе с Леонтием, но Деметрий нанес ему поражение» ([59], стр. 150). Возможно: «В 1273 году он (Бейбарс) перешел через Евфрат и нанес несколько поражений монголам в их собственных владениях» ([61], стр. 121). Или: «В этом же году египетский султан Бейбарс Пундуктар пошел на страну КИЛИКИЙСКУЮ, но царь Левон отправил навстречу ему послов, которые уговорили (султана) возвратиться в Египет. После чего царь Левон отправился на восток к Абага-хану. Хан отдал в его распоряжение 20000 воинов, которые должны были вместе с царем отправиться в Киликию для защиты его страны. А хан обещал спустя несколько месяцев приехать в Киликию. Царь Левон, взяв с собой немногих из этих воинов, возвратился в свою страну» [67]. 1274 г. – «Полемей, племянник Антигона, изменил своему дяде и примкнул к Кассандру. Этот разрыв удачно использовал Птолемей. С большим флотом он поплыл в Малую Азию и захватил Фазелис. Затем добрался до Ликии. Эти события нанесли крупный ущерб интересам Антигона» ([79], стр. 102). «В 309 году сам до Р.Х. сам Птолемей из Египта прибыл с флотом к Фасилиде и взял этот город» ([59], стр. 150). Возможно: «Мамелюкский султан Байбарс предпринял наступление, затрачивая время, и опять против армянского королевства Силикии (КИЛИКИИ), вассала и тесного союзника монголов. В апреле 1275 он разграбил его основные города – Сис, Адану, Тарсус и Ладжацо – после чего вмешался в дела сельджукского султаната в Малой Азии» [25]. – «Пока Антигон сражался в Азии с Селевком и Птолемеем, театром военных действий стала также Греция. Когда сражавшиеся между собой Полисперхонт и Кассандр пришли к соглашению, в греческие дела вмешался Лагид» [79]. Возможно: «В 1271 г. полководцы Карла Бомон и Барр совместно с баронами Греции успешно воевали в Пелопоннисе против греков; в 1273 г. отправлено Карлом было еще большее войско под начальством адмирала де Туей; оно было усилено арабскими стрелками и наемниками из Франции. Но Палеолог, окрыленный успехами в деле заключения унии, в следующем же 1274 г. освободил Янину от войск фессалийского деспота Иоанна, союзника латинян, и загнал де Туси с помощью албанцев в прибрежные Драч и Валлону. Военные действия были перенесены на Евбею, где утвердился византийский адмирал, славный своими подвигами протостратор Алексей Филантропин. Измена одного из евбейских баронов по имени Ликария помогла Филантропину» ([73], стр. 174). – «Птолемея отвлекли события в Кирене, которая отложилась от него ещё в 312 году до н.э.: правитель Кирены Офела заключил союз с сиракузянином Агафоклом для войны против Карфагена, но был убит. Близлежащая Киренаика была для Птолемея важнее отдалённой Греции, и он срочно снарядил экспедиционный корпус для захвата обезглавленной провинции. [ru.wikipedia.org/wiki/Четвёртая_война_диадохов]. Аналогия: «В 1272/1273 году Бейбарс покинул Дамаск и, выдвинувшись к Биреджику, разбил вблизи этого города монгольский отряд. В это же время другие армии Бейбарса действовали в Нубии, КИРЕНАИКЕ и Малой Армении» (ca.wikipedia.org/wiki/B?ybars_I). «В 1275 году Бейбарсом были завоеваны Нубия и Барка (КИРЕНАИКА), в результате чего границы египетских владений расширились в беспрецедентных масштабах» [65]. 1276 г. «Весной 307 г. до н.э. Антигон отправил своего сына в Аттику во главе значительных сил. Тот покинул Эфес вместе с флотом из 250 кораблей, имевших на борту множество солдат и обильный материал для осады. Он получил от своего отца приказ «освободить все города Эллады», начиная с Афин. Используя осадные машины, Деметрий обложил город с «моря и суши». Пока шла осада он взял штурмом Мегару, откуда изгнал гарнизон, и провозгласил автономию, а затем возвратился в Аттику. Летом 307 г. до н.э. кассандровский гарнизон сложил оружие, победитель торжественно въехал в Афины и оставался в Аттике до начала 306 г. до н.э.» ([79], стр. 103). Возможная аналогия: «В 1274-1275 гг. Палеолог собрал громадный флот из Константинополя и провинции, всего 73 корабля, и послал с ними Филантропина на Евбею. В Северной Греции должно было последовать столкновение сил Палеолога и Карла» ([73], стр. 174). «Видя в Иоанне серьезную для себя опасность в случае нашествия Карла, Михаил Палеолог решил с ним разделаться и одновременно с флотом Филантропина послал громадную по тому времени армию в 40 000 человек под начальством упомянутого своего брата деспота Иоанна Палеолога. Византийцы вторглись в Фессалию, и Иоанн Ангел был оставлен всеми, скитался по стране, спасаясь от преследования, и наконец укрылся в крепости Новых Патрах. Византийцы обложили город, и Иоанн Палеолог потребовал у жителей выдать Ангела, угрожая разорить страну дотла. Горожане просили подождать, а тем временем Ангел бежал и явился в Фивах; владетель Фив дал ему 300 всадников, закаленных в боях, и Иоанн Ангел напал на византийцев врасплох, сея ужас. Войска деспота бежали, оставив богатейшую добычу, царские драгоценности в ставке деспота; последний не мог остановить панику и укрылся в ущельях Дримяны, недалеко от моря, с остатками своей армии. В это же время на эскадру Филантропина, стоявшую по соседству у берегов Евбеи, напал почти вчетверо меньший флот, снаряженный баронами Евбеи и Мореи. Греки истребили их флот, причем погибли знатнейшие бароны Евбеи (1275 г.)» ([73], стр. 175). 1277 г. – «Вернув Киренаику, Птолемей вновь обратил взоры на Восточное Средиземноморье, и начал концентрировать войска и флот на Кипре, готовясь к вторжению в МАЛУЮ АЗИЮ. Чтобы не допустить этого, Антигон пожертвовал Грецией и отозвал Деметрия. Тот высадился на северо-восточном побережье острова, захватил близлежащие города, а затем приступил к осаде Саламина. В результате сражения Птолемей потерял почти весь флот, а его транспорты достались Деметрию; после этого Саламин капитулировал, а к середине 306 года до н. э. под власть Деметрия перешёл весь Кипр» [wiki/Четвёртая_война_диадохов]. Возможная аналогия: «Осенью 1276 г. в Анатолию вернулся перване Мюинеддин с 30-тысячной монгольской армией. Султан Египта и Сирии Байбарс весной 1277 г. сосредоточил свои войска в районе Халеба. В апреле он был в Диярбакыре, затем двинулся на Кайсери. Получив информацию о действиях Байбарса, монгольская армия, а также сельджукские войска под командованием перване из Кайсери выступили навстречу Байбарсу. Сражение произошло под Эльбистаном. Монгольская армия была разгромлена. Потери убитыми составили 6 тысяч человек, остальные разбежались или были взяты в плен. Одержав победу над монголами, Байбарс 12 июля 1277 г. пришел в Кайсери, где был встречен как герой. Египетский султан был посажен на специально подготовленный для него сельджукский трон. Байбарс недолго пробыл в Анатолии и вернулся в Сирию, где летом того же года скончался. Сразу после ухода из Анатолии Байбарса туда прибыл ильхан Абага. Ильхан поручил нойону Конгуртаю расправиться с Караманами и от его имени управлять Анатолией» [30]. – «Тотчас же после победы Деметрия над Птолемеем, в июне 306 г. до н.э., последовало важное политическое новшество. Когда Антигон получил известие о победе при Саламине на Кипре, провозглашенный своим войском царем, он решил увенчать себя диадемой и носил отныне титул «царя», который был присвоен и Деметрию» [79]. Возможно коронация Антигона спутана с коронацией Сиявуша (или Бейбарса): «В 1277 году, когда в Малую Азию вторглось войско египетского султана Бейбарса (1260 – 1277), Мухаммад и его союзники Эшреф-бей и Ментеше-бей подняли восстание против монголов и Сельджуков. Чтобы заручиться поддержкой турецкого населения, они нашли некоего Джимри и выдали его за Сиявуша – сына бывшего султана Кай-Кавуса II. Джимри был возведен на престол, а Мухаммад стал при нем великим визирем, фактически сосредоточив в своих руках всю власть» ([61], стр. 230). – «В конце лета 306 года до н.э. Антигон выступил из Антигонии-на-Оронте с армией и двинулся в Египет; вдоль побережья за ней двигался флот Деметрия. В конце октября 306 года до н.э. эта армия достигла Пелузия. Птолемей не ввязывался в сражение, но сулил простым воинам неприятеля по 200 драхм за переход на свою сторону, а командирам – по 1000, чем вызвал огромное дезертирство из армии Антигона. Простояв несколько месяцев на Ниле, но так и не сумев переправиться через реку, Антигон был вынужден вернуться в Сирию» [ru.wikipedia.org/wiki/Четвёртая_война_диадохов]. Возможно: «Абага-хан очень разгневался и в тот же день выступил из столицы [своей] Тебриза. В месяце сафаре [60]76 года [VII 1277], что был весною, он устремился на Румские владения. Он приказал казнить часть туркмен, возбудивших смуту, и толпу румских сановников. Он приказал также, чтобы подвергли резне и грабежу некоторые области Рума. Абага-хан хотел было пойти в СИРИЮ, но был разгар лета [и] эмиры доложили, что будет-де более подходяще в конце осени и зимою. По этой причине он задержался и послал к Бундукдару гонца с угрозой и устрашением… Зимою 677 года [1278/79], соответствующего году барса, около двух тысяч конных негудерцев свершили набег на область Фарс. Возможность такой дерзости он получил вследствие того, что величественные знамена Абага-хана НАПРАВИЛИСЬ В СИРИЮ, а этот край оставался не занятым [войсками]» [56]. 1278-1279 гг. «Весной 305 года до н.э. Деметрий привёл флот к берегам РОДОСА, и потребовал от родосцев прекратить торговлю с Египтом, поддержать Антигона с Птолемеем, открыть гавани острова и выдать ему сто знатнейших жителей острова в качестве заложников. Родосцы приняли большинство условий, но заложников не выдали и открыть гавани отказались, и летом 305 года до н.э. началась осада города Родос. Деметрий не сумел блокировать город с моря, и туда постоянно прорывались подкрепления из Египта. В 304 году до н.э. по приказу отца Деметрий был вынужден подписать с родосцами мир, по условиям которого Родос сохранял независимость» [wiki/Четвёртая_война_диадохов]. Возможная аналогия: «в 1277-1280 гг. турки-ментеше захватывают города внутренней Карии, и около 1278 года совершают рейд на византийский РОДОС, пытаясь там закрепиться. Однако к 1282/1283 г. они были полностью изгнаны с острова» [27]. 1279-1280 гг. – «Заключив мир с Родосом, Деметрий в конце лета 304 г. до н.э. вновь появляется в Греции и успешно начинает освобождать греческие города от влияния сына Антипатра. Он освободил Халкиду, Сикион, Коринф, Ахайю, Аркадию, Орхомен и др. К концу 303 г. до н.э. большая часть севера и центра Пелопоннеса находилась под антигоновским господством» ([79], стр. 109). Возможно: «Михаил снарядил большой флот с десантом для войны на Евбее (1277), вверив его евбейскому барону Ликарию, давно перешедшему на службу Византии. Михаил послал и сухопутную армию (преимущественно из наемников турок) под начальством Синадина и Каваллария. Флот имел большую удачу, разбил и захватил в плен афинского «мегаскира» сира Иоанна со многими евбейскими баронами. Сухопутное войско опять было разбито фессалийским деспотом, имевшим с собою итальянский отряд. Один из военачальников Палеолога был убит, другой ранен и умер в Салониках (1278). За смертью Гильома II Вилльгардуэна в том же году Карл Анжуйский принял присягу от вассалов Ахейского княжества и еще прочнее утвердился в Греции» ([73], стр. 187). – «Деметрий завоевал ФЕССАЛИЮ и занял Фермопилы, в то время как Кассандр захватил Форы и Фивы Фтиотидские. Вскоре две неприятельские армии раскинули лагерь друг против друга. Однако дело до решающего сражения не дошло. Антигон, узнав о приближении Селевка со значительными силами, приказал своему сыну выступить со своей армией из Македонии в Азию» ([79], стр. 113). Возможно: «В 1278 византийцы во второй раз попытались овладеть ФЕССАЛИЕЙ, но опять были отражены с большим уроном» [59]. – «В это время, по словам Диодора, союзник Кассандра и Лисимаха Птолемей покинул Египет и захватил Сирию (Келесирию)» ([79], стр. 113). Возможно: «После смерти Бейбарса эмиры провозгласили султаном его 19-летнего сына Барака-хана. Первым делом Барак-хана стало отравление визиря и арест чиновников двора, назначенных его отцом. В среде эмиров и мамлюков зрело недовольство. Чтобы отвлечь внимание своих противников, султан в 1280 году предпринял поход в Армению, но по дороге оставил армию и вернулся в Каир. Мамлюки, не дойдя до Армении взбунтовались, избрали своим вождем Калауна и во главе с ним двинулись скорым маршем на Каир» ([61], стр. 117). – «В это же время Лисимах направил из Фракии в Азию усиленную армию, успех которой лишил Антигона доброй части морских баз Азии. Лисимаху удалось подчинить Геллеспонтскую Фригию, проникнуть в Великую Фригию. Узнав о завоеваниях Лисимаха и измене части его командиров, Антигон проник в Каппадокию, затем подчинил мятежников Великой Фригии и Ликии. Но царь Фракии двинувшись на Север, и расположился на зимовку в Вифинии» ([79], стр. 112). Возможно: «Михаил послал своего сына Андроника вновь заселить и укрепить еще недавно цветущую долину Меандра (1280 г.), но Андроник не сделал ничего прочного, и сельджуки сожгли Траллы, главный город в той местности. Михаил отправился лично на восточный рубеж по реке Сангарию (в Вифинию), но побыл там недолго, а набеги врагов не прекратились. Михаил укрепил границу до Прусы (Бруссы), насколько ему позволили западные дела» ([73], стр. 189). 1282 г. – «Летом 301 г. до н.э. диадохи были полны решимости разрешить конфликт вооруженным путем. Они организовали скоординированное коалиционное наступление. Местом для решающего сражения Антигон избрал широкую долину Ипса во Фригии, в центре Малой Азии, возле которой он выждал подхода соединенных сил Лисимаха. Селевка и Кассандра. Битва при Ипсе была одной из крупнейших в военной истории древнего мира. Плотность живой силы привела к большой эффективности обстрела, к замешательству и дезорганизации. Началось бегство, которое не смог приостановить даже такой крупный полководец, как Антигон. Этот 80-летний воин сражался до тех пор, пока не рухнул на землю, пронзенный дротиками. От его многочисленной армии осталось только 9 тыс. человек пехоты и конницы, которые под предводительством Деметрия добрались до крепости Эфеса» ([79], стр. 115). «Диодор Сицилийский является основным источником по истории диадохов. Он часто высмеивается современными историками за его неточности. К сожалению, XXI книга, которая включает описание битвы при Ипсе (301 г. до н.э.) существует только в ФРАГМЕНТАХ. В своем описании битвы Плутарх не описывает предварительное маневрирование, которое должно было произойти в 301 г. до н.э. до битвы, поэтому НЕЯСНО, как разворачивались события. Точное МЕСТОПОЛОЖЕНИЕ БИТВЫ НЕ ИЗВЕСТНО, но она произошла на большой открытой равнине, хорошо подходящей как для действия слонов, так и для атаки конницы» [en.wikipedia.org/wiki/Battle_of_Ipsus]. Возможная аналогия (если Антигон соответствует Абаке): «В сентябре 1281 г. монгольская армия численностью в 50 000 человек проникла в Сирию. Король Армении (Киликии) Лев III, верный вассал монголов, как и его отец Хетум, присоединился к этой армии со своими войсками. Таким образом, к 50 000 монголов было добавлено 30 000 армян, грузин и франков. Всеми этими войсками командовал принц Мангу Тимур, брат Абаки. 30 октября 1281 г. около Холмса они встретились с мамелюкской армией, ведомой султаном Калавуном. Монгольское правое крыло под руководством короля Льва III, с армянами и грузинами, вынудил противостоящие войска бежать, однако, в центре Мангу Тимур отступил, раненным, с поля боя и его отход деморализовал его людей. Монголы были вынуждены отступать через Евфрат, и скоро после этой неудачи 1 апреля 1282 г. Абака умер» [25]. Если придерживаться версии о том, что битва произошла в Малой Азии, то речь может идти о следующих событиях: «Михаил VIII двинул армию в Вифинию осенью 1281 года для борьбы с угрозой со стороны турецкого племени, позже известного как османы. В то же время еще одна небольшая армия под командованием со-императора Андроника и генерала Андроника Нестгонга была выдвинута к нижнему Меанду, где турки осадили Траллы. В начале 1282 года турки на нижней Сакарье разбили византийские войска, поэтому летом этого года император Михаил VIII был вынужден предпринять против них новую экспедицию. Он продвинулся к Сакарье к востоку от Никеи (т.е. в направлении Согута, места кочевок османских турок) и вскоре оказался «в скифской пустыни». Турки ускользали от него, провиант заканчивался и раздобыть его в этой местности было крайне затруднительно, поэтому император был вынужден отвести войска к Бурсе» [3]. – Смерть Антигона Фригийского может соответствовать следующим событиям: «Миновала опасность со стороны Карла Анжуйского – с тем большим жаром старый царь устремился на запад для изгнания остатков латинян из Греции. Во время этого похода Михаил VIII скончался (возле Лизимахии фракийской, в конце 1282 г.)» ([73], стр. 189). Смерть Антигона (Антигена) Одноглазого, царя Азии: «Абака внезапно скончался в апреле 1282 года после одного из своих пиров» [61]. 1282-1283 гг. «Результатами победы в сражении при Ипсе воспользовались не все члены коалиции равномерно. Большую часть антигоновских владений захватили два победителя при Ипсе: Лисимах и Селевк. Селевк получил управление над Сирией между Евфратом и морем и Фригией до середины этого района. Кроме того, он завладел Месопотамией, Арменией, Каппадокией, персами, парфянами, арабами, тапурами, Согдианой, Арахозией и Гирканией и всеми народами, которые покорил Александр, до Инда. В 301-300 гг. до н.э. Селевк присоединил к своим землям значительную часть западной Азии, до тех пор находившуюся под властью Антигона. Остальная Малая Азия должна была перейти к Лисимаху. Македония и Эллада остались за сыном Антипатра» ([79], стр. 116). Исходя из перечисляемых выше территорий, Селевк в 301-300 гг. до н.э. стал правителем улуса Хулагу. По персидской хронологии это событие должно датироваться 1282-1283 гг. О действиях хана Хайду, аналога Селевка, известно следующее: «Хайду, махнув рукой на Монголию, раздираемую усобицей его собственных сторонников, ввиду усиления ильханов, посадил на Чагатайский престол своего верного союзника Дуву (1282), а сам принялся усердно совершать набеги на уйгуров. Около середины 1280-х Хайду ходил набегами против ильханов в Хорасан, но был отражен эмиром тогдашнего ильхана Аргуна (с 1284 г.), Тагачаром» [44]. 1282-1284 гг. «После недолгого пребывания в Эфесе Деметрий высадился в Киликии, где находилась его мать Стратоника, и вместе с ней, захватив большую сумму денег, направился в Саламин на Кипре. Оттуда он поплыл на Коринфский перешеек. Там он оставил молодого Пирра эпирского, а сам высадился на Херсонесе Фракийском, разграбил его богатства, и раздал огромную добычу своей армии. Затем он сблизился с Селевком, который в 300-299 гг. до н.э. увез в свою столицу Антиохию обаятельную дочь Деметрия Филу. Из союза с Селевком Деметрий не замедлил извлечь пользу: он возобновил борьбу с братом Кассандра – Плейстархом и занял всю или часть Киликии. Это событие, пишет Плутарх, немедленно последовало за заключением брака Селевка и Стратоники» ([79], стр. 117-119). Гибель Деметрия Полиоркета современные историки датируют 283 г. до н.э., который по персидской хронологии соответствует 1300 году. Евсевий датирует смерть Деметрия четвертым годом 124-й олимпиады (281 г. до н. э.), т.е. 1302 годом. Сыновья Абаги («Антигона, царя Азии в 318 – 301») Аргун (1284 – 1291) и Гайхату (1291 – 1295), по-видимому, не могут соответствовать «Деметрию, сыну Антигона». Следовательно, мы можем предположить, вслед за традиционными историками, что речь идет о Деметрии, сыне Антигона Фригийского. Последнего мы отождествили с византийским императором Михаилом Палеологом. В этом случае сын Антигона Фригийского Деметрий может соответствовать сыну Михаила Константину (умер 1306 г.): «Константина Порфирородного еще с детства царь-отец любил больше, чем Андроника. Поэтому если бы не было большой помехи в том, что он родился позже других, то отец с большим удовольствием передал бы ему царский скипетр. А он хотел и издавна таил в душе мысль отрезать от римского государства часть Фессалоники и МАКЕДОНИИ и предоставить ему самодержавную власть над ней» [24]. 1285/1286 г. – «Кассандр умер весной 297 г. до н.э.» [79]. «Кассандр правил как царь 19 лет, а затем умер от изнуряющей болезни. Его правление длилось с первого года 116-й Олимпиады [316 г. до н. э.] до третьего года 120-й Олимпиады [298 г. до н. э.]» [28]. По персидской хронологии 298 г. до н.э. соответствует 1285 году, а 297 г. = 1286 г. Возможно: «Карл Анжуйский, побежденный и доведенный до отчаяния, умер в январе 1285 г.» ([23], стр. 349). – «Кассандр умер весной 297 г. до н.э., оставив своему старшему сыну Филиппу, который пережил отца на четыре месяца, обширное царство. Филипп, которому было лишь 18 лет, едва пережил отца, а два младших его брата – Антипатр и Александр – стали македонскими царями; первый получил в управление восточную Македонию, а второй – западную, включая Фессалию. Оба они находились под опекой своей матери Фессалоники. Спустя некоторое время, Антипатр, ставший, вероятно, совершеннолетним, зарезал ее и изгнал из Македонии своего брата Александра, который попросил помощи одновременно у Деметрия и у Пирра» ([79], стр. 121). Возможно: «Карл Анжуйский, побежденный и доведенный до отчаяния, умер в январе 1285 г. Сын его Карл II находился еще в плену арагонском, а за него был правителем государства граф д'Артуа. Этот назначил герцога Гильома в байльи княжества Ахайского, так как этого требовали тамошние вельможи: блестящее доказательство того доверия и значения, каким пользовался герцог Афинский. Он управлял страной твердо, охранял ее от вторжений византийцев и выстроил в Аркадии сильную крепость Диматру. Оплакиваемый всеми франками, этот даровитый человек умер уже в 1287 г. Единственный сын Гильома Гвидо был еще несовершеннолетним, вследствие чего мать его Елена Ангел Комнен приняла правление. Таким образом в первый раз во главе франкского герцогства Афинского стояла гречанка. А так как и звание байльи ахайского вместо графа д'Артуа было перенесено на Николая де Сент-Омер, властителя половины Фив, то Афины остались и теперь государством, руководящим ВСЕЙ ГРЕЦИЕЙ» ([23], стр. 349). Конец ознакомительного фрагмента. Текст предоставлен ООО «ЛитРес». Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию (https://www.litres.ru/igor-ivanovich-palee/novaya-hronologiya-antichnosti-kniga-2-epoha-ellinizm/?lfrom=334617187) на ЛитРес. Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.
КУПИТЬ И СКАЧАТЬ ЗА: 249.00 руб.