Сетевая библиотекаСетевая библиотека

Особенная

Особенная
Особенная Любовь Сладкая Я Изуми, родилась и выросла в бедном селении на краю Империи кошек, где росла изгоем – из-за необычно красивой внешности. В результате у меня не было иного выбора, кроме как стать адепткой Академии Тела. Здесь мне предстояло впитать магию и знания, чтобы доставлять мужчинам удовольствие. Вот только мне не повезло стать той, на кого обратил внимание Тимур Хельс – властный ректор Академии, что не терпит возражений и отказов. Сумею ли я вырваться из его пылких объятий? Суждено ли мне обрести свободу, сбросить оковы неуверенности, страха, найти свою стаю и обрести истинную любовь? Любовь Сладкая Особенная Часть 1. Простая поселянка Изуми Глава 1. Дорогой к новой жизни; нравоучения моей мамочки Я была еще маленькой кошечкой, когда все вокруг начали замечать мою исключительную и необычную красоту. Родные и друзья моих родителей пророчили мне большое будущее, и даже сулили в жены какому-то министру. Хоть и жили мы в самом обычном, и даже бедном селении, расположившемся у самой окраины Империи кошек. Да, я ощущала свою избранность, то, что отличалась ото всех остальных. Но в некотором роде мне это также мешало жить. Когда же я вступила в пору отрочества, мой внешний вид превзошел все ожидания и настолько поражал ровесников, что девочки перестали со мной дружить, боясь, что я отобью у них всех их женихов. А мальчики… они опасались ко мне даже приблизиться, потому что считали себя недостойными такой красавицы. Поэтому в один из дней, подав мне белые сандалии на платформе и взяв за руку, мама повела меня в столицу Мяурии, чтобы попытаться хоть как-то пристроить там. – А вдруг тебя примут в богатом доме за служанку? – размышляла моя родительница, желая мне всего самого лучшего. Потому что, оставаясь в своем селении, я могла рассчитывать разве на то, что всю свою жизнь буду сидеть на шее у отца, так как замуж меня никто бы не взял. – Это будет чудесно, – отвечала я, в восхищении рассматривая фиолетовые горы, расстилающиеся по горизонту. – Опусти пониже шляпу, – сказала мама, – чтобы свет Урги не ослепил тебя раньше времени. Видишь, здесь у дороги даже нет деревьев, которые бы бросали тень. – Но зато … какой простор! – радовалась я, все время подпрыгивая и звеня ожерельем, которое, словно пояс, обвивало мою тонкую талию и было единственной одеждой на моем теле, если не считать шляпы и сандалий. Такой был у нас обычай – в своем селении мы ходили голышом, и все к этому привыкли. Но в столице, как поговаривали, даже простые мяуры вынуждены были облачаться в разные одежды. Поэтому, дойдя до входа в ущелье, мы остановились, и мама, вытащив из сумки легкую розовую накидку-балахон (коротенькую, до колен) заставила меня надеть ее на свою стройную фигурку. – И зачем мне все это? – всовывая свою изящную ручку в вырез платья, я была удивлена таким обычаям. Но закон есть закон, и чтобы не потерять надежду устроиться во дворец какого-нибудь вельможи, мне просто пришлось прикрыть свою наготу. – Что ж, доченька, – учила меня мама, когда мы с нею подошли к первой же роскошной усадьбе, попавшейся на нашем пути. – Будь послушной, ничем не выдавай своей смекалки и учености, не говори, пока тебя не спросят. – Хорошо… – Не смотри в глаза хозяевам так, как ты умеешь – дерзко и маняще. – Не буду… – Всегда вставай рано – и сразу же приступай к работе, не смей отдыхать – хоть на минутку прилечь, до самой ночи крутись-вертись. – Ага… – И непрестанно благодари за всякую милость, оказанную тебе хоть кем-то. – Хорошо, мама, – отвечала я, но глубоко в душе возмущалась такой науке и отвергала ее. Глава 2. Дом господина Орлеана Как я потом узнала, это был дом господина Орлеана, в то время еще обычного служащего в доме императора Борсера. Но для меня он казался добившимся недосягаемого величия человеком. – Что вы хотите? – когда мы постучались в высокие кованые ворота, к нам вышла его служанка. Это была обычная девушка-мяурка, невысокого расточка, полненькая, одетая в коричневое платьице с белым передничком. – А можно позвать сюда управителя домом? – Зачем он вам понадобился? – Вот, я привела свою дочь, она только что достигла совершеннолетия, и поэтому я хочу определить ее куда-нибудь на службу. – И почему именно сюда? – скептически оглядывая мои изящные формы, которые не мог скрыть даже розовый балахон, спросила служанка. И по ее тону я поняла, что она не хочет, чтобы я здесь работала. – Это первый дом, попавшийся нам по пути в столицу. – А, так вы из какого-то селения? – Ну да… – А из какого именно? – Из Тихой Заводи, – сказала мама. – А отчего это вам не сиделось дома? Не лучше ли было бы выдать замуж вашу дочь, чем тащить ее через всю империю, сюда? – Понимаешь, девочка, – мама моя не умела подобрать правильных слов и, наверное, даже оскорбила этим обращением служанку, – Изуми слишком красива для наших мест, поэтому считается в Тихой Заводи изгоем. Мы с отцом уже устали ее кормить, потому что в работе она никакая, видишь – у нее слишком тонкие лодыжки, маленькие ручки, хрупкая фигурка, хоть и кушает она много, дай-то бог кому-то прокормить эту ненасытную статуэтку! – А, так работать она не может? – ухватилась за эти слова, словно за спасительный круг, служанка. – Тогда ей не место в этом доме. – Неужто для нашей Изуми не найдется какого-нибудь занятия? Она могла бы… – Ах, да, я вспомнила! Нам нужна уборщица в хлевах. Но где уж вашей белоручке поднять ведро с помоями, чтобы напоить свиней? Или подцепить на вилы сено… – Да она все сможет! – мама городила какую-то чушь, ведь единственным ее желанием было от меня избавиться. – Эй, мама… – прошептала я, а на моих глазах вдруг появились слезы. – И ты готова отдать меня работать в хлевах? – А что такого? – хмыкнула родительница. – Ты еще молода, поэтому такая тщедушная. Но вот поднаберешься опыта, нарастишь тело, присмотришься, что да как – и вперед! Потом еще, гляди, понравишься какому-нибудь работнику, и он решит взять тебя замуж, вот и устроишь свою жизнь! – Но я не хочу замуж за конюха. К тому же, ты обещала мне, что я буду работать в богатом доме горничной, или, в крайнем случае, на кухне, посудомойкой, но никак не возле скотины. – Так, я поняла, что вы уже идете? – обрадованная нашим спором служанка попыталась закрыть ворота. – Эй, вы! Погодите!!! – мама ухватилась за створку обеими руками и с силой потянула ее на себя. – У вас ведь тут есть какой-нибудь неженатый конюх? – Нет, только свинопас… только он уже старый, к тому же вдовец, в прошлом году потерял свою жену. И, кстати, она умерла родами, оставив по себе семеро детей. – Вот и хорошо! Какой жених! Увидев мою Изуми, он просто растает, я в том уверенна. И не будет слишком уж привередничать, потому что у него семеро детей, а им нужна матушка. Так что, милое дитя, проведешь нас к управляющему? А я вот тебе… Глава 3. Подкуп и возврат фамильных драгоценностей И я вдруг увидела, как, опустив руку в свою сумку, мама достала оттуда несколько блестящих камушков, а еще – серебряную шкатулку, свадебный подарок моего папы – все наши сокровища. – Мама, остановись!!! – поняв, что моя родительница решила предложить служанке взятку, я просто обомлела. – Отдай лучше все это мне, и я как-то сама потом придумаю, куда мне деть, чтобы… – Отойди! – грубо отбросив мои руки, мама передала алчной служанке все наши сбережения. – Ну… если так… то… Идите за мной. Вот только… Тебя зовут Изуми? – Ага, – сказала я, стараясь испепелить коротышку взглядом. – Так вот, Изуми, тебе следует как-то… выровнять свое выражение лица, и убрать волосы, согнуть немножко спину, а то… – А то что?! – с вызовом глядя в лицо коварной взяточнице, я не намерена была слушать ее советов. – А то тебя не возьмут, уж слишком ты красива. – Но… – я хотела снова возразить, но мать сильно ударила меня кулаком по спине. – Слышала, что тебе говорят? Ну-ка немедленно сгорбись! И вот… на тебе мой ситцевый платок, спрячь под него волосы. Да не улыбайся! А то как дам! … Что мне было делать? Покорившись матери, я, словно нищая попрошайка, вошла в ворота. – А вы куда это? – остановила мать служанка, когда та тоже переступила черту, отделяющую усадьбу от равнины. – Как это куда? Я – мать этой девушки. – И что из того? – Разве не мне вы должны отдать плату за весь год? – Это еще чего?! – хмыкнула служанка, и у меня немного отлегло от сердца. – Еще ведь ничего не ясно. И даже если вашу дочь примут на работу, то плату она получит только в конце положенного термина, к тому же в собственные руки. – А это уже нет! – взвизгнула мать, крепко хватая меня за локоть. – А если Изуми к тому времени выйдет замуж, вот за вашего этого свинопаса, и что, ее денежки попадут к нему? – Ну да, – хватая меня за второй локоть и просто таки силой затаскивая обратно во двор, ответила ей коротышка. – А как же иначе? – Нет, мы так не договаривались, отдайте дочь сюда, она моя, и только я имею право на ее деньги! – Вы ошибаетесь! – и мяурка, резко оттолкнув мою мать, а меня втащив вовнутрь, захлопнула ворота, быстро накинув щеколду. – Ой… – только и сумела я пискнуть. – Ага, кукиш ей! – ведя меня по аккуратной аллейке, вьющейся между тюльпанами к порогу дома, сказала служанка. – Знаем мы этих мамочек, я сама еле-еле сбежала от такой в столицу. И то, представляешь, она и тут меня достала! Так я уже третьего хозяина меняю, чтобы замести за собой следы! – Даже так? – я постепенно стала проникаться доверием к этой девушке. – Я не хотела, чтобы ты работала в поместье, но как только услышала эти знакомые мне интонации. И вот, – она протянула мне шкатулку и камешки. – Возьми себе обратно, это твое. Глава 4. Что ты умеешь делать? – Как же тебя зовут? – на моих глазах выступили слезы восхищения и благодарности. – Лаурисса, – сказала девушка. – Я проведу тебя к управляющему, но одно условие… – Какое? – прижимая к себе фамильные сокровища, я готова была согласиться на что угодно, лишь бы как-то отблагодарить мою спасительницу. – В этом доме я встретила своего жениха, У-Марека, так вот… – Я поняла, не бойся, – улыбнулась я. – Он на меня не клюнет. Ведь на таких, как я, не женятся! И если я даже понравлюсь твоему У-Мареку, то смотреть на меня он будет разве что как на экзотическую игрушку, которой можно тайно попользоваться и бросить. – И все равно, я прошу тебя держаться от него подальше, хорошо? – Я обещаю тебе, Лаурисса! – и я, не сумев совладать с возникшим вдруг желанием, бросилась к этой девушке и нежно обняла ее за плечи. – Да будет тебе, будет… – легонько отстраняя меня от себя, Лаурисса придирчиво осмотрела мою внешность. А была я и вправду красивой, и даже слишком: летящая вперед головка на длинной и стройной шее, прямой нежно очерченный нос и большие миндалевидные глаза (прикрытые тяжелыми веками), скрывающие жар утомленной страсти, высоко изогнутые дуги бровей, волевой, но не тяжелый подбородок на широком худощавом лице. Увидев меня такую, да еще и в этом коротком нелепом платьице, управляющий домом просто ошалел, ослепленный моей красотой. – Это кто? – не имея сил оторвать от меня взгляд, спросил Винсент (так звали управляющего домом) у стоящей рядом со мной и вовсю ухмыляющейся Лауриссы. – Ее зовут Изуми, и она прибыла сюда из Тихой Заводи, – ответила она вместо меня. … Но я и сама умела говорить, да еще как! Ведь не зря же я тайно прочла все древние манускрипты, хранящиеся в подземельях нашей маленькой поселенской церковки, проникая туда без спросу во время богослужений. Когда все прихожане молились, закрыв глаза, я осторожно открывала потайную дверцу в стене и, согнувшись вдвое, прыгала в сырую темень. А уже там, выбрав наугад какой-то фолиант, прятала его под мышку и быстро возвращалась назад. Не дождавшись окончания службы, я во всю прыть бежала домой, чтобы там, уединившись в какой-то комнате и сославшись на мучающую меня мигрень, укрыться с головой и читать запоем. А потом, дочитав до конца, я шла в церковь, возвращала книгу обратно и брала другую. Когда же вся «библиотека» была мною прочитана, я начинала воровать книги по новой. Ведь в нашем селении была только начальная школа, где учили читать и писать, а также слагать числа до ста. Все остальное образование считалось вредным. … – Ага, Изуми… – управляющий обошел вокруг меня и, щелкнув языком, остановился, глядя мне в лицо. – И по какой надобности к нам? – Я… Меня привела мама, чтобы устроить работать в какой-нибудь дом. – В какой-нибудь? – ухмыльнулся Винсент. – И кем же ты, милое дитя, хочешь работать в доме? – Ну… возможно, горничной? – А что ты умеешь делать? – Все… умею, – не совсем уверенно ответила я, так как по сути, что я могла? Жили мы, как и все обычные мяуры, в стволе огромного дерева, где обо всем позаботилась природа. Да, у нас были кровати, диван, посуда, и даже своя небольшая купальня. Но этот роскошный дворец, с тяжелыми портерами на окнах, поблескивающими зеркалами на стенах, оклеенных вычурными обоями; люстры, столики, ковры, мягкие диванчики… – Ухаживать за дорогой одеждой сможешь? – Смогу! – сходу выпалила я, взглянув в желтые глаза Лауриссы, вовсю мне подмигивающей. – Да ты, я вижу, лгунишка! – вдруг нахмурился Винсент. – Зачем соврала мне? – Я… просто… Я не знаю, как ухаживать за одеждой, – отведя взгляд в сторону, я даже пустила слезу. Так как мне стало невыносимо обидно. Глава 5. Невообразимо чудесная надежда «И что же получается, Лаурисса меня решила подставить? – поняла я нехитрый прием девушки. – Очевидно, она все-таки опасается за своего любимого и хочет сослать меня в хлев…» – Тогда что ты умеешь делать хорошо? – Я могу рисовать, – сказала я то, что было правдой. – А еще хорошо танцую, пою, сочиняю стихи, собираю красивые букеты и даже создаю панно из бабочек! – О, много же полезного ты умеешь делать, красотка, – снова ухмыльнулся управляющий домом. – Да с такими умениями тебе не к нам, а ко двору императора Борсера нужно идти! – Я не против… – потупив взор, буркнула я, так как уже понимала, что, по всей видимости, меня в этом доме на работу не возьмут. Так зачем миндальничать и притворяться, что я еще на что-нибудь надеюсь. – Ах, даже так? – хитро сощурился Винсент. – А кстати, тебе сколько лет? – Позавчера исполнилось восемнадцать, – честно созналась я. – А это идея! Я сильно удивилась, когда, взяв за руку, управляющий резко крутанул меня вокруг себя, словно я была не девушкой, а юлой. Но я не растерялась, а, став на носочки, запорхала вокруг него, безудержно расхохотавшись. – Да ты просто находка! – отпуская мои пальцы, Винсент расплылся в улыбке. А потом позвал озадаченную и растерянную служанку: – Лаурисса, проведи эту Изуми на кухню и хорошенько накорми. – Слушаюсь, Винсент, – нахмурила брови та. – А что вы задумали? – Наш господин вчера говорил, что император Борсер повсюду ищет девушку, которая бы сопровождала принцессу Мониту к месту ее учебы, в Академию. – И что же, в императорском замке нет достойных фрейлин? – Вот именно! Господин Орлеан говорил, что император хочет послать вместе со своей дочерью обычную простую поселянку, которая бы, тем не менее, была сообразительной и красивой. – И что за надобность? – Дело в том, что Монита заканчивает учебу во дворцовой школе, а потом должна немедленно отправиться в Мир лотосов, там находится Магическая Академия Тела. И еще… один раз в десять лет империя выбирает новую Жрицу любви. Как ты знаешь, эта девушка не должна быть знатного рода, и тем не менее, иметь все нужные качества – красоту, любовь к искусствам, сообразительность, ум… Думаю, что Изуми – то что надо! – Я?.. – у меня просто перехватило дыхание, когда я услышала о том, на какое место могу претендовать. А о Магической Академии Тела я была наслышана даже в своей глуши. Туда действительно попадали только избранные, а кем была я… – Да ты не радуйся раньше времени, – охладил мой пыл Винсент. – Подожди хозяина, ему решать, представить тебя ко двору, или нет. Да и то! Возможно, что нужная девушка уже найдена, или ты не понравишься Моните. – Я понравлюсь! – вспоминая свое последнее гадание на икринках кощих, когда мне выпал большой успех и длинная восходящая дорога, я закрыла глаза и помолилась Урги, прося его исполнить мое пророчество. – Если так уверенна… то так оно и будет, уводи ее, Лаурисса! Глава 6. Зависть Лауриссы И вот я оказалась в уютной и светлой кухне. Усадив меня на бежевый диванчик, покрытый лоскутным покрывалом, служанка поднесла мне стакан чаю и две сдобные булочки. А когда я подкрепилась, усевшись напротив меня, Лаурисса, вздохнув, сказала: – И как же я тебе завидую! – Еще ничего не ясно, – напомнила я слова Винсента. – Но все равно! Ты ведь можешь попасть в императорский дворец. А уж там… я думаю, что даже если тебя и не выберут в сопровождение принцессы, то заметит кто-нибудь из знатных вельмож. – И что из того? – вздохнула я. – А то ты не понимаешь! – хмыкнула Лаурисса. – Мне бы твою красоту, эх… уж я бы знала, как ею воспользоваться с умом и пользой. – Но у тебя же есть У-Марек, – напомнила я девчонке, глаза которой посоловели от ненужных и пагубных мечтаний. – Да что У-Марек, – вздохнула та. – Обычный лакей, молодой мальчишка! Что я за ним? Всю жизнь так и прохожу обычной горничной. Буду выносить горшки, мыть полы, стирать да подавать еду? А вот тебе светит прекрасное будущее. – Работать такой же горничной, только во дворце императора Борсера? – сказала я, немного придя в себя и начиная мыслить трезво. – Вот дуреха! Да кто тебя, с такой необычной внешностью, возьмет в горничные? Попомни мои слова – или ты отправишься в Мир лотосов вместе с принцессой Монитой, и будешь там учиться в Магической Академии Тела, или выйдешь замуж за какого-то богатого и влиятельного красавца. И станешь госпожой. Не ты, а тебе будут прислуживать такие же несчастные, как я… – Да успокойся, Лаурисса, не нужно мне завидовать раньше времени, – мне и вправду стало жаль толстушку. – Если бы ты знала, чего я натерпелась из-за этой своей необычной внешности в своем селении… А потом… там, под воротами, стоит моя мать. Я просто уверенна, что она никуда не уйдет, и будет торчать там до тех пор, пока не добьется своего – или заберет меня обратно домой, или получит всю мою плату – к тому же, за весь год вперед, до последней монетки! – Ох, Изуми, – и Лаурисса посмотрела на меня с сочувствием, – как же я тебя понимаю, насчет матери. Но все остальное… Тебе повезло по-крупному. Ты только гляди, не потеряй свой шанс. … Потом, оставив меня одну на кухне, Лаурисса пошла по своим делам. Я же, не зная, чем мне заняться, принялась рассматривать столовые приборы; полила милые цветочки, растущие в горшке на подоконнике; поглазела сквозь окно на улицу; заплела свои растрепанные волосы. Наконец, устав от безделья, я прилегла на диван и, подложив под голову подушку, закрыла веки. Глава 7. Осмотр Но долго дремать мне не пришлось. – Эта? – услышала я прямо над собою строгий голос какого-то мужчины и, быстро сорвавшись на ноги, расправив платье, стала напротив него, впрочем, не согнув головы. Да, я, по всей видимости, должна была немедленно и сразу же поклониться этому важному господину, потому что это был хозяин дома, Орлеан. Но, глубоко в душе я уже прочувствовала свою исключительность и избранность, поэтому смело смотрела ему в глаза. – Да, это она, Изуми, – ответил Винсент, незаметно подмигивая мне, намекая, по всей видимости, на то, чтобы я все-таки склонила голову. – А она действительно миленькая, – взяв двумя пальцами подол моего платья, господин Орлеан немножечко его приподнял. – Ух ты! Какие ножки! Дитя, ты из какого мира? – Из Мяурии… – ответила я, невинно хлопая ресницами. – Ну да, это я знаю, а из какого селения? – Из Тихой Заводи. – Какая необычная внешность! Я только могу себе представить, что из тебя выйдет лет эдак через десять, и даже… Особенная красота! Кто твои родители? – Моя мама ожидает у ворот, – сказала я. – А, это та наглая поселянка со всклокоченными волосами, которая требовала у меня какой-то платы? – Ага, она… – Я думал, что это мать Лауриссы, и велел ее прогнать. Эй, Муми! – крикнул господин Орлеан куда-то вглубь коридора. – Позови ту женщину, ожидающую у ворот, сюда! А ты, Винсент, удовлетвори любую ее просьбу. Мы же с Изуми прогуляемся в сад и поговорим о предстоящей поездке в императорский дворец. Вот так и получилось, что, отдав моей матери жалованье горничной за весь год и заверив ее, что я устроена тут на работу, управляющий поставил жирную точку на моем жалком прошлом. Часть 2. Во дворце Глава 1. Знакомство с принцессой Монитой В тот же день меня доставили во дворец императора Борсера, и я была сразу же представлена самой принцессе Моните – белокурой девушке, прекрасней которой (как я тогда думала) не было на всем белом свете. Во-первых, поражала ее изящная фигурка: талия – такая тонкая и грациозная, что казалось, она была стебельком диковинного цветка, а грудь – словно ягоды кизила. А во-вторых, этот уверенный взгляд императорской дочери, затмевающий все недостатки внешности, если бы такие и нашлись. В легком шелковом платье небесно-голубого цвета, по которому были разбросаны лиловые цветы, в ожерелье из розовых ракушек и такой же диадеме, Монита вышла ко мне в Малую гостиную императорского дома, чтобы лично взглянуть на «диковинную находку», как назвал меня Орлеан. – И что же, ты и есть красавица Изуми? – мило улыбаясь, спросила Монита, и я была поражена голубизной ее глаз – прозрачной, словно капли утренней росы. – Да, ваше величество, – тихонько сказала я. – И это правда, что ты любишь и умеешь рисовать? – А еще я выращиваю цветы… – созналась я. – Какой же у тебя милый голосок, – похвалила меня принцесса. – И если душа твоя так же прекрасная и очаровательна, как и внешность, то я просто счастлива, видеть тебя здесь. – Мне, конечно, приятно такое слышать… – я быстро вспоминала все те изящные фразы и слова, прочитанные мною из книг, – но я не думаю, что достойна отправиться вместе с вами в Мир лотосов, чтобы там постигать тайное учение любви… – Да брось, Изуми! – и Монита, красиво сощурив свой крохотный курносый носик, заливисто расхохоталась. – Какая скромность, мило! Но неужели из-за нее ты откажешься от шанса, который выпадает один на миллион, и отдашь это право – сопровождать меня в учении, кому-нибудь другому? – Я… это все так неожиданно, – вздохнула я, вспоминая древний философский трактат, повествующий о том, что все, что с нами случается, есть заслуженная кара или награда нам за то, что мы совершили – преднамеренно или даже неосознанно, но факт оставался фактом, а результат – неоспорим. – Так что, ты согласна? – Конечно да, – осознав вдруг то, что именно сейчас и вершилась моя судьба, я собрала всю свою волю в кулак и сделала окончательный и бесповоротный выбор. – Вот и чудненько, – подходя ко мне вплотную и беря за руку, принцесса Монита навсегда покорила мое сердце, расположив меня к себе. – Теперь иди в свою Зеленую опочивальню, тебя проведет туда моя личная служанка, Кристина, и ожидай на распоряжения. – Хорошо… – сказала я, потупив взор, а щеки мои налились румянцем, так как разные мысли мощным вихрем начали вдруг кружиться в моей голове, и я никак не могла совладать с чувством растерянности. Глава 2. В императорской опочивальне «Но как же так? – думала я, идя по коридору вслед за Кристиной; распахнув глаза, я вовсю удивлялась немыслимой красоте и роскоши, окружающей меня. – Только утром я была ничем не приметной девушкой, простой поселянкой, надеющейся в лучшем случае на то, что смогу устроиться горничной в какой-то богатый дом. Потом я дрожала от страха, что меня отдадут замуж за свинопаса… и тут… я – в личный покоях красивейшей из девушек империи, которая предлагает мне стать ее фрейлиной и даже сопровождать в Мир лотосов! А туда ведь могут попасть лишь избранные красавицы-мяурки». Дойдя до высокой двери – белой, расписанной ажурной вязью, я остановилась в нерешительности. – Прошу, – служанка тут же открыла ее передо мной, сделав легкий поклон, и пригласила войти вовнутрь. Белые стены, высокий потолок, множество красивых картин с изображенными на них цветами; два неимоверно разросшихся зеленых фикуса в глиняных кадках (стоящих прямо на полу), легкий полупрозрачный тюль, широкая кровать под зеленым балдахином, платяной шкаф, стол, два стула – таким было убранство моей опочивальни. – Как же тут красиво! – едва переступив порог, я просто задохнулась от восхищения и счастья, просто-таки переполняющих меня. Потому что это было что-то мною доселе невиданное. Осторожно прикасаясь пальцами к изящным вазам и статуэткам, стоящим тут повсюду, я прошла вглубь комнаты и осторожно присела на край кровати. – Я принесу вам чаю, – сказала мне служанка. – А пока что располагайтесь, как вам будет удобно. Она ушла. Я же, не решаясь сделать хоть шаг по комнате, которая сияла чистотой, так и осталась сидеть на прежнем месте, глядя в окно (потом рассматривая картины), и из последних сил стараясь привести в порядок мысли, вовсю разгулявшиеся в моей бедной голове. … Но ждать мне пришлось недолго. Едва лишь я успела более-менее изучить сюжеты нескольких полотен, как в комнату вошла Кристина, теперь она несла в руках небольшой поднос, накрытый накрахмаленной салфеткой, красиво вышитой по краям лиловыми цветочками и темно-синими завитушками. На нем стоял прелестный чайничек и две фарфоровые чашки, а еще – стеклянный горшочек с медом, в котором торчала миниатюрная золотая ложечка с инкрустированной драгоценным камушком ручкой. – Вот, подкрепитесь, Изуми, – ставя поднос на столик, сказала мне служанка. – Но я бы хотела поужинать, – ощущая предательское урчание у себя в животе, попросила я. Ведь и вправду, когда я еще ела – только утром. – Ужинать вы будете вместе с принцессой, – Кристина развеяла мои опасения, что я могу до утра так и остаться голодной. – Ах, даже так?.. – и я снова ощутила на своих щеках пламенный румянец. – Ну конечно, ведь, если госпожа определилась с выбором, и именно вы теперь – ее главная фрейлина, то и должны занимать подобающее вам место за столом рядом со своей высочайшей … подругой. – Это невероятно, – у меня просто помутился рассудок от настолько стремительных и ошеломляющих перемен. Глава 3. В обществе Мониты На протяжении последующей недели я почти все время проводила в обществе Мониты. И она была приятно удивлена моими познаниями в литературе и искусстве. А еще, как оказалось, я действительно хорошо рисую. Потому что те акварели, которые я предоставила ей после нескольких часов, проведенных у себя в комнате – за мольбертом, палитрой и с кисточкой в руках, показались ей необычно красивыми. – Немедленно оправьте их в золоченые рамы, – протягивая мои рисунки служанкам, приказала принцесса, – а потом украсьте стены моей комнаты. – Спасибо… – ощущая ни с чем несравнимое удовольствие, я все больше и больше проникалась любовью к моей госпоже, а также и подруге. – Да ты настоящая художница! – расхваливая изображенные на полотнах нежные гортензии и лотосы, Монита взяла меня за руку и, подведя к окну, показала куда-то за горизонт. – И я просто счастлива, что именно ты попала во дворец в тот момент, когда я выбирала себе девушку. Ведь ты настолько тонкая натура, что в своей чувственности превосходишь даже меня. – Нет, ну что вы… это вам просто так кажется, вы просто меня еще не совсем хорошо знаете, и это только первые впечатления, – опасаясь вызвать в душе принцессы ревность, я постаралась умалить свои достоинства. Потому что хорошо помнила то, как ко мне относились в моем селении. И еще – как-то читала, что люди не любят тех, кто затмевает их хоть в чем-то, а если же такое случается – стараются навредить, чтобы хоть так компенсировать уязвленное чувство собственного достоинства. Но, как оказалось, я только зря волновалась, потому что принцесса Монита не была обычной девушкой, и все эти слабости характера ей были чужды. – Да ты не скромничай, Изуми, – нежно целуя меня в щеку, прекрасная белокурая девушка казалась мне просто ангелом. – Никогда не умаляй свои достоинства, а особенно же при мне. Потому что тем ты только оттолкнешь меня от себя, заставишь усомниться в том, что выбор, который я сделала, был правильным. Ведь мне нужна достойная меня подруга, равная как по красоте, так и по уму. И я почему-то думаю, что ты ею и являешься. Не разочаровывай мои надежды. – Хорошо, принцесса, – делала я легкий реверанс, которому старательно училась каждый вечер, прежде чем лечь в постель и забыться в сладких снах. – Но боже, как же ты красива! – поправляя алую ленточку на моей шее, единственное яркое пятно на черном наряде – длинном платье из гипюра, надетом на шелковую рубашку, Монита восхищалась так искренне, что я волей-неволей верила ей и проникалась чувством собственного величия. – Как же мне уже не терпится дождаться того дня, когда мы с тобой отправимся в дорогу! Изуми, сколько классов ты окончила? – Я… обязательных три, – заливаясь краской от стыда, созналась я. – Только язык, письмо и арифметика?! – Но… принцесса, я же жила в небольшом селении, и у нас не было другой школы, только начальная. – Ах да, прости, я понимаю, – прикладывая к моим черным, словно смола, волосам ярко-красную розу, Монита старалась скрыть неловкость. – Просто… Изуми, ты настолько образована, что я думала, ты прошла также класс изящных искусств, философии, естествоведения, анатомии, астрономии, медицины, гадании на рунах… – Я много об этом читала, принцесса, – с благодарностью вспоминая все те книги из церковного хранилища, которые я выучила наизусть, сказала я. – Ага, так все-таки ты занималась самообразованием? – лукаво сощурясь, Монита сняла из своего белого пальчика перстень и, взяв за руку, надела его мне. – Выходит, что так… – Тогда чудесно! У нас осталось совсем немного времени, уже завтра я получаю аттестат, потом небольшие каникулы… Но я думаю, что ты успеешь прочесть еще несколько книг, которые я тебе дам, чтобы наши знания хоть приблизительно сравнились! – Как можно? – вздохнула я, все-таки сожалея о том, что так много пропустила, живя в своем селении. Но, вместе с тем, какие же чудесные перспективы передо мною открывались! «Вот бы теперь увидели меня мои односельчане, все те заносчивые подружки, которые воротили от меня нос, обзывая вороной, ни на что не способной паучихой и даже ведьмой, занимающейся черным колдовством! – думала я, с благодарностью слушая свою принцессу. – Но ничего, придет еще время… хотя… зачем они мне нужны? Да я о них должна забыть, и как можно быстрей!» – А я все время посещала классы, – говорила и говорила Монита. – Что только не старались запихнуть в мою голову учителя! И, знаешь, у них это превосходно получалось. Потому что, в ином случае, мой отец выгнал бы их вон из двора, лишив щедрой платы и всех тех привилегий, которыми они тут пользовались. – Ага, я понимаю, – улыбнулась я, вспоминая свою единственную учительницу, молоденькую девушку, которую нелегкая судьба как-то забросила в наше селение. – И вот наконец-то я дождалась своего совершеннолетия! – Монита начала кружиться по комнате, а ее юбка, свободно развеваясь, обнажила слишком тонкие и красивые лодыжки. – Теперь мне осталось только год проучиться в Магической Академии Тела, чтобы стать совершенно свободной! И потом… потом я смогу выйти замуж, избрав себе жениха по вкусу! – Это здорово, – сказала я, на миг задумавшись: а что же я? Я-то смогу свободно выйти замуж – после того, как окончу учение – вместе с принцессой, или… – Знаешь ли ты, Изуми, что через год мне сделают на плече наколку – прекрасный цветок лотоса, того цвета, какого уровня учение я смогу освоить. – И мне тоже?.. – Конечно же! Ведь там, в Мире лотосов, между нами не будет никакой разницы. Мы будем всему учиться вместе, как равноправные партнеры. И если у тебя все получится… если ты и там проявишь все свои исключительные качества, сможешь потом стать новой Жрицей любви! – Да ну… я не уверенна, – ощущая дрожь в руках, ответила я. – Напоминаю: не умаляй своих достоинств! – запыхавшаяся принцесса упала на кресло и начала обдуваться руками, маша ими над своим слишком раскрасневшимся лицом. – К тому же, тебе это не идет, ты ведь не хочешь выглядеть как поселенская глупышка? – Нет, – сказала я, все больше проникаясь чувством радости от осознания того, как же мне повезло в жизни! Глава 4. Дорога к границе Мира лотосов И вот наступил тот самый день, когда, сев в автомобиль, рядом с принцессой Монитой, мы вместе с ней отправились в длинное путешествие к Вышнему краю Мира кошек, который располагался на пике горы, венчающей фиолетовую гряду. Там, за плотным кольцом из белых туч и розового тумана, заканчивалась дорога-серпантин, приведшая нас к границе – пульсирующей точке (от которой во все стороны исходило яркое сияние), проникнув сквозь которую, мы сразу же попадали в нужное нам место. В момент прохода сквозь светящийся и живой тоннель в наших руках не было ничего – даже малейшей поклажи (мы взяли с собой только то, что было одето на нас – а это легкие туники из шелка), поэтому переход не занял много времени. Миновав последнюю преграду – фиолетовую арку-дугу, мы с принцессой Монитой вышли в ослепительную чистоту океанического бриза и, зачарованные увиденным, несколько минут молча стояли – по щиколотки в теплой воде. Легкий ветерок ворошил наши распущенные волосы – мои прямые, иссиня-черные, и белые пушистые кудряшки Мониты. – Согласно полученным мною инструкциям, – с восхищением озираясь вокруг, прошептала мне Монита, – мы должны лечь в воду и расслабиться. А потом, если у нас все выйдет, как сказала жрица, получим ключ – это будут специальные слова, которые мы должны будем повторить. Они-то и помогут нам попасть туда, где мы будем постигать учение. Ветер все усиливался, поэтому мы поспешили исполнить указания жрицы. Присев, я полностью погрузилась в воду. Дно было песчаным, неглубоким, поэтому я сразу же растянулась по нему всем телом, стараясь как можно быстрее почувствовать расслабленность. Монита делала все то же самое. Теплые волны начали ласкать мою кожу, я ощутила прикосновение к себе каких-то водорослей или даже рыбок, втянула ноздрями чудесный аромат… – СО ХОММ, – отчетливо услышала я приятный женский голос откуда-то сверху (это и был звуковой ключ), и сразу же громко повторила за ним (в унисон с принцессой): – СО ХОММ! И тут же мир вокруг нас переменился. Все так же лежа в воде, мы увидели, как словно из тумана вдруг проявился берег. По бирюзовой траве тут повсюду ходили диковинные животные, в небе над нами летали птицы – белые голуби, цапли, розовые фламинго, ярчайшие попугайчики и канарейки… Потом мы увидели цветы, это были розы разнообразных оттенков и цветов – лиловые, желтые, белые, пурпурные и даже голубые! – Это только кажется, или мы действительно… – услышала я голос Мониты. – Да, подо мной тоже трава! – поняла я то, что она хотела мне сказать. Незаметно вода исчезла, и теперь мы лежали на чудесной лужайке, а повсюду благоухали цветы! Теплый душистый ветерок ласкал наши полностью высохшие тела, вокруг кружились бабочки, и мы, не зная, как и что дальше делать, поднялись и встали на ноги. И тут же увидели тропинку. Еле заметная в траве, она отделяла нас друг от друга, словно условная черта. – Я думаю, мы должны пойти по ней – туда, – указав мне рукой на виднеющуюся невдалеке скалу, в которой был вход в пещеру, сказала Монита. – Пойдем, – согласилась я. А дальше наш путь простилался между цветущих кустов азалий. Ступая босыми ногами по траве, я ощущала приятное тепло и шелковистость. Чем ближе мы подходили к горе, тем более мокрой становилась трава, тут и там под ногами начали проступать небольшие и даже крохотные озерца, на зеркальной поверхности которых, в легком бризе, качались прекрасные цветы лотосов. – Жрица сказала, что дорогу сквозь последнюю преграду – гору, нам поможет пройти священный цветок, вот же они! И, согнувшись над водой, Монита сорвала один из лотосов. Я тоже подошла к краю ближайшего озерца и, присев на корточки, залюбовалась алым соцветием, внутри которого была капля росы, сверкающая, словно диамант. Ожидая, что цветок окажет мне сопротивление, и я не смогу просто так сорвать его со стебля, я немного напрягла руку. Но напрасно, так как лотос, лишь только я к нему притронулся, будто бы сам оказался в моей ладони. Боясь, чтобы чудесная роса не упала на траву, я осторожно поднесла цветок к своему лицу. И каким же было мое изумление, когда капля засверкала всеми цветами радуги! Помимо своей воли прижав цветок к сердцу, я вдруг ясно увидела, как возле входа в пещеру проявились две дивные птицы. Расправив свои хвосты и грациозно изогнув головки, украшенные изумрудными коронками из перьев, эти чудесные создания словно приглашали нас с Монитой войти вовнутрь. Глава 5. Волшебные ключи – Ах, Изуми, ты только посмотри, в каком волшебном месте мы оказались! – воскликнула принцесса, как только мы, нырнув в непроглядную темень пещеры, вышли в зал, посреди которого журчал фонтан. Его струи омывали огромный кристалл. – Это аметист, – вспомнив небольшой камешек из своей шкатулки, которую я оставила в Зеленой опочивальне императорского дворца, ошеломленно ответила я. Кристалл блистал, его грани ослепительно сверкали, а от фонтана исходил приятный ветерок, наполненный тонким ароматом свежести. Но мы не могли стоять здесь вечно. Очарованные его невероятным волшебством, мы все-таки смогли оторвать свои взгляды от кристалла, и пошли дальше. Путь наш теперь пролегал сквозь широкий тоннель, каменные стены которого были освещены горящими факелами. … Мы все шли и шли, и не было конца нашей дороги. – Возможно, мы заблудились? – покрепче прижимая к себе цветок, испуганным голосом спросила меня принцесса. – Я не думаю, – ощущая приятную свежесть лотоса, а также любуясь искрящейся каплей на его свежих лепестках, ответила ей я, чтобы успокоить. Так как знала – такого просто быть не может. – А вдруг это бесконечный лабиринт? – Монита все-таки боялась неожиданностей. – Мы должны довериться своему чутью, и мое мне подсказывает, что движемся мы в правильном направлении. – А что если это какой-то экзамен, и мы не сумеем его сдать успешно? – Возможно, жрица давала еще какие-то указания? – постепенно я тоже начала сомневаться, и даже остановилась, оглянувшись назад. Хотя… если бы нужно было возвращаться, я не знаю, как бы преодолела эту обратную дорогу, так как ноги мои стали подкашиваться от усталости, а в голове мутилось от света факелов и постоянно повторяющейся картины – высокие своды, каменные стены, дорога, бегущая куда-то вдаль. – Нет, она говорила только о словесном ключе и о священном цветке лотоса, который мы должны будем… – Тихо! – резко перебив ее, прошипела я. Так как услышала зовущие голоса, доносящиеся до нас из лабиринта. – Сюда! Сюдаааа!.. Сюдааааа…. – эхом пронеслось под сводами тоннеля. Ускорив шаг, мы быстро увидели перед собой конец длинного коридора, и, переступив последнюю черту, наконец-то оказались в небольшом уютном зале. Взглянув вверх, я с восхищением увидела хрустальные своды сверкающего потолка. Глава 6. Встреча с нашей преподавательницей; личный фантом Хрусталь переливался розовыми и лиловыми оттенками, а внизу, приветливо улыбаясь, нас встречала женщина. Это была сказочная фея, или же ангел во плоти, настолько необычной была ее внешность. Облаченная в серебристые одежды, с высокой короной-кокошником на голове, дама поприветствовала нас поклоном головы. А потом протянула к нам руки. – Приветствую вас, адептки, в Мире лотосов, – сказала женщина. – Меня зовут Луиза, я – ваш преподаватель и сейчас проведу вас к месту вашей учебы! Как вас зовут? – Мое имя Монита, – ответила принцесса. – А я – Изуми… – Спрячьте цветы в вырезах ваших платьев! Положите их туда, где бьются ваши сердца, – скомандовала женщина. Мы сразу же выполнили ее указания. И лишь только лотос коснулся моей кожи, я ощутила приятную прохладу, идущую от его лепестков, которые прильнули к моей коже, словно были живыми существами, ласково и нежно обнимающими меня. – Пойдем же за мной! – беря наши ладони в свои, Луиза медленно подвела нас к источнику, располагающемуся в центре зала. Его тугие струи тихонечко звенели, сияли и играли всеми оттенки розового цвета. – Это Источник Любви! Он неиссякаем, – сказала нам наша учительница. – Сейчас вы должны войти в него и омыть в волшебных струях ваши прекрасные тела, чтобы получить свое первое посвящение. Отпустив пальцы нашей проводницы, мы вместе с принцессой покорно ступили в журчащую воду. – А теперь закройте глаза, расслабьтесь, – учила нас Лиссия. – И повторяйте за мной: любовь – бесконечна! – Любовь бесконечно, – прошептала я, и услышала ту же фразу из губ Мониты. – Красота бесконечна! И мы повторили. – Радость бесконечна! Промолвив последние слова, я вдруг ощутила, как мои руки, словно сами по себе, начинают подниматься вверх, тело становится легким, и даже невесомым – и я взмываю на тугих струях Источника Любви куда-то ввысь! – Откройте глаза! – скомандовала преподаватель, когда я уже пребывала на пике неизвестного доселе мне блаженного чувства экстаза. – Посмотрите в глаза вашему партнеру! Конец ознакомительного фрагмента. Текст предоставлен ООО «ЛитРес». Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию (https://www.litres.ru/lubov-sladkaya/osobennaya/?lfrom=334617187) на ЛитРес. Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.
КУПИТЬ И СКАЧАТЬ ЗА: 69.90 руб.