Сетевая библиотекаСетевая библиотека
Странное лето Вячеслав Владимирович Камедин Эту историю рассказал мне приятель. Он очень хотел, чтобы я написал рассказ. Когда он был юным, а рос он без отца, то встретил взрослого мужчину, к которому привязался. Так получилось, что тот воспользовался юношеской любовью…Содержит нецензурную брань. Глава первая Я рос без отца, с мамой и бабушкой. Поэтому сразу привязался к дяде Паше. Мне было 16. Я гостил в деревни у бабушки. Текли беззаботные каникулы, рыбалка, грибы, велосипед… Как-то вечером в дверь деревенского дома постучались. Здесь редко ходят в гости, и мы с бабушкой переглянулись и насторожились. На пороге появился гость. Рослый широкоплечий мужчина, с красивым лицом и звучным именем Павел Дмитриевич. Он громкими шагами прошел аж до середины нашего дома, и только после опомнился. – Ба, – произнес Павел Дмитриевич, – я кажется, вновь проявил свою врожденную рассеянность, – посмотрев на свои сапожища с коричневой грязью, загрохотал раскатистым смехом он. – Искреннего прощения прошу. Я сразу подметил его манеру выражаться необычно и красиво, и его громкий, но приятный, мелодичный голос, и напевную речь. В разговоре и во всем облике чувствовалась сила и властность, и какая-то неведомая мягкость – так держатся только очень уверенные в себе люди. Люди, привыкшие преодолевать все трудности со спокойной улыбкой. – Дениска, – робко ответил я на вопрос, как меня зовут, и погрузил свою руку в его огромную ладонь. Еще я удивился, как необычно деликатно он пожал ее, точно зная свою мощь, боялся навредить. – Ну что, Денис Батькович, хозяин тайги, показывай свои хоромы…. – Милок, а ты что хочешь?… – проснулась ошарашенная моя бабка. – Мне сказали, что можно у вас на постой определиться. Надеюсь, не прогоните одинокого путника. Щедрость с моей стороны обеспечу. – Живи, коль денег не жаль…. Я зло посмотрел на бабку, я бы вообще не стал брать никаких денег. Мне давно хотелось друга как Павел Дмитриевич, и… если на чистоту такого отца. Всё в нем мне сразу понравилось: высокий рост, могучая, но гибкая фигура, плавные как у кошки движения, и какой-то магнетический взгляд. Глаза притягивали, и не чувствовал я ни скованности, ни напряжения, напротив хотелось расслабиться. Хотя… все-таки как-то робел, и еще было странное ощущение, точно внизу, в промежности непонятное пульсирующее напряжение. Какое бывает, когда чего-то испугался или при быстром спуске с большой высоты. Оно меня волновало, пугало, но было приятным. Словно, что-то должно было произойти откровенное, еще мне неведомое… Позвякивали вилки о уже пустые тарелки с остатками жареной картошки. Мелодично ворчали фарфоровые чашки, когда их случайно ударяли, ставя на стол. Ужин был таким же тусклым, как и свет на маленькой кухоньки. Наш гость ел задумчиво, долго-долго пережевывал кусочки хлеба, и каждый запивал большим глотком чая с сахаром. – Знаешь кто я? – вырвал неожиданно меня он из блаженного занятия разглядывания незнакомца. – Не-а, – пробурлил я сквозь чай. – Поэт, – звучно ответил он. – Кто-кто? – поперхнулся я этим чаем – как-то болезненный образ Пушкина с картинки хрестоматии у меня никак не вязался с элегантным могучим видом Павла Дмитриевича. – Вообще-то литературный критик и журналист, работаю в областном журнале. Но и как всякий художник слова не чужд я к занятиям поэзии. Сюда я приехал набрать материал для поэмы о воинах старины русской. По приданию, именно здесь воспитывался Никита Кожемяка. И начал долго рассказывать о легендарном богатыре, цитировал былины, нараспев читал стихи. Было что-то завораживающее в этом легком, плавном повествовании, образы древних времен так и вставали ярко перед моими глазами. Виделись доспехи, слышались лязги мечей о щиты, ощущался даже запах мужского пота, витавший над полем брани. И весь рассказ я чувствовал то приятное напряжение в промежности, странно, но мне казалось, даже яички у меня пульсируют, когда Павел Дмитриевич рисовал, как богатыри сходились в рукопашной. Затем он таинственно понизил голос: – Знаешь, в одной потерянной былине, которой до нас дошли только обрывки, говорилось… – здесь он взял значительную паузы, во время которой у меня перехвалило дыхание, – … говорилось, что у Никиты Кожемяки был любовник… – Любовница, – поправил я. – Не, – возразил он мне, – мужчина… – Он че, пидор? – вырвался у меня смешок. – Ай-я-яй, Денис Батькович, как можно так выражаться и оскорблять людей? Не хорошо это. Гомосексуалист или, просто, гей, – укорил он меня, но глаза весело улыбались. – Да ну, фигня это, – важно откинулся я на спинку стула, изображая всезнайку, – откуда в те времена геи? Они только что появились…. – Ну не скажи, – засмеялся он, – даже во времена библейские были. Помнишь выражение, Садом и Гоморра. – Слыхал… – с такой же важностью бросил я. – А знаешь, откуда оно взялось? – я пожал плечами. – Там все были Геи, поэтому эти города уничтожили. – Зачем? – Ну… – протянул Павел Дмитриевич, – наверное, Бог посчитал, что у них все равно не будет потомства и они вымрут. Так что рано или поздно… – Странная логика, – вставил я. – Что-то мы с тобой засиделись, – глянул он на часы, потом о чем-то мечтательно задумался. – Слушай, Дениска, не против со мной завтра побродить по окрестностям? Конец ознакомительного фрагмента. Текст предоставлен ООО «ЛитРес». Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию (https://www.litres.ru/vyacheslav-vladimirovich-kamedin/strannoe-leto/?lfrom=334617187) на ЛитРес. Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.
КУПИТЬ И СКАЧАТЬ ЗА: 49.90 руб.