Сетевая библиотекаСетевая библиотека

Грешный соблазн ночи

Грешный соблазн ночи
Грешный соблазн ночи Марина Анатольевна Кистяева Кровопролитная война между вампирами и оборотнями закончилась победой вампиров. Оборотни потерпели поражение и были вынуждены подписать позорный договор, по которому девушки по требованию победителей вынуждены были в крайних случаях кормить вампиров… Крайний случай наступил в жизни Марии. Её призвали кормить Демьяна Дарова….Содержит нецензурную брань. В оформлении использована фотография с сайта Shutterstock (https://www.shutterstock.com/ru/) Марина Кистяева Грешный соблазн Глава 1 – И почему именно я должна кормить ЕГО? – Потому что ты до сих пор не замужем! – И поэтому я должна стать кормом?! – Мария! – Что – Мария? Я знаю, что меня зовут Марией! Но это не значит… – Маша, хватит. Если ты не хочешь кормить его – не будешь. Тихий голос отца моментально остудил пыл девушки, и та прикусила губу. В кабинет, хромая и опираясь на трость, вошёл красивый высокий мужчина с поседевшими волосами. До сих пор, несмотря на то, что альфа много лет назад сложил свои полномочия, от него исходила невидимая, но ощутимая сила. Аркадий Игнатьевич прошёл внутрь комнаты, окинул присутствующих тяжелым, изучающим взглядом и опустился в кресло. У Марии вспотели руки, и она вытерла их о сатиновые брюки. Несмотря на то, что она очень сильно любила отца, и он для неё был самым близким и родным человеком, она занервничала. Ей не хотелось расстраивать его, в последнее время здоровье отца оставляло желать лучшего, и вся семья оберегала его от лишних нервотрепок. Но не всегда получалось. Например, как сейчас. Маша сожалела, что потревожили отца из-за неё. Она сжала губы. Ей не следовало сразу возмущаться и кричать на весь дом, сначала надлежало всё обдумать и предоставить безапелляционные аргументы. Правда, в данный момент их не было… – Аркадий, к нам приходил человек Даровых. И он… – Я понял, – перебил жену мужчина, и та сразу опустила взгляд, а Мария почувствовала легкое удовлетворение от того, что теперь на неё прекратится давление. С отцом она сможет обсудить сложившееся положение. – Папа, они требуют, чтобы я стала кормить… Маша замолчала, потому что теперь отец перевел взгляд на неё, и она сразу стушевалась. Весь её запал прошёл разом. – Демьяна, – закончил он за неё. – Да! Причем, они не спросили, хочу ли я этого! – всё же вспылила она. – Они просто поставили перед фактом! – Они всегда ставят перед фактом! – Но это абсурдно! Мы им не подчиняемся! Мы – свободная… – Маша, мы подписали договор. Наша семья подписала договор, – сделал акцент Аркадий Игнатьевич. – И тебе об этом известно. – Я знаю, но… – снова было начала она, но резко оборвала себя, и отвернулась к окну. Она всё прекрасно знала сама! И в глубине души готовила себя к тому, что настанет день, и Даровы придут к ним и, скорее всего, за ней. Последние годы мать постоянно говорила ей, что она уйдет жить к Даровым, что должна быть послушной, услужливой… Маша начинала злиться и говорить матери, что та не права, что она, как супруга альфы, не должна говорить об услужении! Они – свободные оборотни! А тем более – Маша! Но когда сегодня утром, ещё нежась в кровати, она услышала рёв внедорожника, летящего к их дому на бешеной скорости, её сердце сжалось в предчувствии беды. К ним редко приезжали гости. Она вскочила и подбежала к окну. Черный большой джип по-хозяйски расположился около резного деревянного крыльца, темным пятном выделяясь на фоне зеленого леса. Дверь широко распахнулась, и из автомобиля спрыгнул поджарый высокий мужчина. Вампир. Маше хватило одного взгляда, чтобы безошибочно понять, кто к ним пожаловал. Вампиры редко заходили на территорию стаи, только если им не что-то надо было от оборотней. А в основном, им нужна была их кровь. Маша была ребенком, когда война среди магических существ достигла апогея. Сражались все друг против друга, каждая раса существ пыталась одержать победу и доказать другим, что они сильнейшие. Погибли многие. Пострадали целые кланы. Были уничтожены тысячи оборотней… Вампиры заняли главенствующую позицию, их власть и влияние больше никто не оспаривал. И чтобы выжить и сохранить остатки рода, альфы стай подписали договор, по которому некоторые члены стаи должны были кормить вампиров. Мифы о том, что вампиры питаются человеческой кровью отошли в прошлое. Сохранились единицы среди бессмертных, кто продолжал нападать на людей и пить их кровь. Но большинство из них кормились от своего же рода. Вампиры образовывали союзы – семейные, сексуальные или по взаимной договоренности, и кормили друг другу. Они питались раз в несколько дней, а то и недель. И всех всё устраивало. Но если вампир пострадал, потерял много крови и по каким-то другим причинам не мог пить кровь сородичей, он питался от оборотней. В крови оборотней обнаружились элементы, которые придавали вампирам силы. Наверное, это было благодаря их удивительной способности к быстрой регенерации. Вампиры тоже регенерировали, но не так быстро. И по окончанию войны, чтобы оборотни не были полностью уничтожены, они подписали договор, в котором значилось: по первому требованию вампиров девушка, не обремененная семьей и мужем, уходила кормить вампира. Иногда требовалось одно кормление, а порой волчица становилась постоянным донором. Поэтому многие молодые девушки из стай стремились выйти замуж, как можно раньше, чтобы не попасть в услужение вампиров. Тогда те тоже внесли дополнительный пункт в договор: молодая волчица могла выйти замуж по истечении восемнадцати лет. Марии было девятнадцать. И она категорически не хотела выходить замуж. Ей не раз делали предложение. Как только Марии исполнилось пятнадцать лет, знакомые мальчики и молодые люди начали оказывать ей знаки внимания, и девушке нравились ухаживания противоположного пола. Она с удовольствием бегала на свидания и целовалась, но чтобы выйти замуж… Маша никого из поклонников не любила, поэтому всем говорила «нет». Правда, на той неделе она повстречала в лесу одного молодого оборотня… Но сегодня она об этом думать не хотела. Не успела Мария принять душ и наложить макияж, как в её комнату ворвалась взволнованная Алиса Федоровна. Её лицо было красным, а шея и частично оголенная грудь пошла пятнами. – Маша, там!.. Там!.. – вскричала она и взмахнула руками. Алиса Федоровна отличалась суетливым, зачастую паническим характером, который переходил в необоснованную злость, и Маша в глубине души удивлялась, как в прошлом один из самых сильных альф мог выбрать себе в жены столь… ээээ… неподходящую ему пару. Нет, Маша любила матушку и относилась к ней с должным уважением, но она знала все её недостатки. У них часто возникали разногласия, которые в последствие и привели к образованию пропасти между матерью и дочерью. – Что там? – спросила Мария, заранее зная ответ. – Там приехали от Даровых. Сердце девушки на мгновение остановилось, а потом забилось с новой силой. – И что? – Они хотят тебя. – В смысле, мама? – хмыкнула Мария и демонстративно скрестила руки на груди. Алиса Федоровна вспыхнула и попятилась к двери. Она тоже не любила беседовать с дочерью. – Ты меня прекрасно поняла. Я жду тебя в библиотеке через полчаса. И приведи… приведи себя в соответствующий вид. Мария фыркнула. Её так и подмывало спуститься на разговор в ночной пижаме, но в последний момент она удержалась от ребяческого поступка. В их доме было принято уважать друг друга. Маша знала, что разговор с матушкой приведет к конфликту. Но чтобы к такому… Вмешательство отца решило всё. Ей стало стыдно. Она очень хотела, чтобы отец гордился ею, и тем более, она не хотела, чтобы ему пришлось отвечать за её недостойные поступки. – Когда Даровы требуют, чтобы ты прибыла в их замок? – спросил Аркадий Игнатьевич, опускаясь в кресло. Он вытянул больную ногу, и по его лицу едва заметно скользнула гримаса боли. Мария сглотнула подступивший к горлу ком. – Завтра. Абашев кивнул и замолчал, погрузившись в свои мысли, отчего Мария занервничала сильнее. Ей стало не по себе. Она затеребила завязки на блузке, потом не выдержала, сорвалась с места и, оказавшись рядом с креслом, опустилась на пол и положила голову на колени отца. Она часто так поступала в детстве, когда хотела почувствовать поддержку и заботу отца. И сегодня тоже его рука опустилась на её светло-каштановую голову и по инерции стала перебирать густые пряди. – Как мило, – насмешливо заметила Алиса Федоровна. Утренняя паника успешно миновала, и теперь она прикидывала в голове, какую выгоду можно извлечь из проживания дочери в замке Даровых. А то, что выгода будет, она не сомневалась. В последние годы благосостояние Абашевых значительно оскудело, они начали жить скромно, и такое положение дел не устраивало Алису Федоровну, которая считала, что семья альфы должна жить в достатке. Она до сих пор не смирилась с тем фактом, что их семья потеряла прежнее положение в обществе. И то, что её дочь станет кормилицей одного из Даровых – это очень, очень хорошо. Поэтому для неё вопрос о кормлении Марией и переезде её в вампирский клан даже не обсуждался. Но глупая девчонка встала в позу! И теперь наверняка попытается уговорить отца не отправлять её, а тот не сможет отказать любимой дочери. Аркадий бросил на жену недовольный взгляд, и та мгновенно изменила недовольное выражение лица. – Я поговорю с Даровыми, возможно, они найдут тебе замену, – тяжело вздохнув, сказал альфа, и его больная нога нервно дернулась. Мария поморщилась. Ну вот, она заставила всех нервничать. Из-за неё скандалят родители, и назревает конфликт между оборотнями и вампирами. Она не понаслышке знала, что вампиры не любили, когда нарушали договор, воспринимали это, как неповиновение, и жестоко карали оборотней. – Не надо, папа, – стоило на Марию перестать давить, как она начала воспринимать ситуацию здраво. Ещё в детстве она поняла, что чем сильнее её пытались принудить к чему-либо, тем ярче вспыхивали в ней бунтарские качества, и она сопротивлялась до последнего, даже если и понимала, что не права. Упрямый характер иногда играл злую шутку в её судьбе. – Ты передумала? – тотчас догадался Аркадий, и его рука перестала гладить волосы дочери, замерла и внезапно потяжелела в несколько раз. – Я не то, чтобы передумала… – Мария приподняла смущенную мордашку. – Я не хочу, чтобы из-за меня у нашей семьи были проблемы. – Наконец-то, я услышала здравый смысл в твоих словах! – воскликнула Алиса Федоровна. – Ты своим отказом могла нанести семье непоправимый вред! Даровы не терпят неповиновения, и если бы они не направили к нам своих ищеек, то устроили бы засаду, отрезали нас от окружающего мира, и мы попросту вымерли бы с голоду. – Мама, не сгущай краски! – Мария прекрасно понимала, что мать преувеличивает. Хотя… Кто знает… Ещё ни разу ни одна девушка-оборотень не отказывалась кормить вампира. Все опасались последствий. – Я говорю, как есть. – Маша, ты не должна себя к чему-либо принуждать. Твоё решение должно быть добровольным, – спокойный, рассудительный голос отца подействовал на Машу сильнее, чем истерические доводы матери. Вот так всегда. Отец для Марии был непререкаемым авторитетом. Она опасалась разочаровать его и всегда старалась соответствовать статусу единственной дочери альфы. К сожалению, в их семье не было больше детей, и Маша с раннего детства знала, что на ней лежит большая ответственность. Она не может подвести и опозорить отца. – Оно добровольное, отец. Я не буду противиться воли Даровых. – Тогда я сообщаю им, что ты завтра прибудешь в их замок? – Анна Федоровна уже направилась к двери. – Сообщай, – сказала дочь и нахмурилась. Ей показалась или мать была рада такому повороту событий? Когда за ней закрылась дверь, девушка резво поднялась на ноги и снова подошла к окну. – Папа, я так понимаю, моё… ээээ… донорство будет не долгим? – Не могу сказать. Но часто девушка сразу же после первого кормления возвращается в семью. – Я слышала, что наоборот многие остаются с ними жить, чтобы быть постоянно под рукой. От перспективы жить в одном доме с вампирами, Марию передернуло. – Это если девушка подошла вампиру. – То есть у меня есть шанс, что я не подойду в качестве кормильца Демьяну Дарову? – в душе Марии вспыхнула призрачная надежда, и она вся обратилась в слух, с нетерпением ожидая ответ отца. – Мария, тебе не стоит настраиваться на такой исход событий. Волчица быстро возвращается в семью в тех случаях, если требуется одноразовое кормление, то есть вампир не сильно истощен или ранен, и у него нет пары для кормления от себе подобных. – А ты думаешь, Демьян сильно истощен? – Я в этом уверен. – Но почему? Что ты такого знаешь о нем, о чем мне неизвестно? Мария снова повернулась к отцу, и теперь они встретились взглядами. Две пары серо-голубых глаз смотрели друг на друга с тревогой и пониманием. Первым взгляд отвел Аркадий Игнатьевич, покачав головой. – О Демьяне я ничего не знаю. Известно только, что его многие годы не было дома. Где он был – тайна. Но раз вернулся, и за тобой прислали, ему требуется серьезная реабилитация. – Весело! – снова не сдержавшись, воскликнула Мария, но сразу же взяла себя в руки и поспешила добавить: – Всё равно я считаю, что это неправильно, что мы их кормим! Почему они не могут восстанавливаться своими силами? Питаются же они друг от друга! Мы им зачем? Какое-то кровосмешение получается! Вампир и оборотень! Уму непостижимо! – Ты слишком эмоциональна, Маша, – отец, опираясь на трость, поднялся и подошёл к ней. – Эту поездку надо пережить. Пережить и забыть, как кошмарный сон. Другого не остается. – Я знаю… Я знаю, папа… * * * Находиться дома Марии было тяжело, и она решила прогуляться. Ей требовалось побыть в одиночестве и собраться с мыслями. Ближайшая перспектива не настраивала на хороший лад. С раннего детства Маша избегала встреч и контактов с вампирами. Нет, она их не боялась истерически, как некоторые молодые волчицы. Ей они не нравились по своей сути. Да, они победили, тем самым поставив вольную гордую стаю оборотней на колени. Их раса сильно уступала в количестве вампирам. Но стоит тем отдать должное – после завершения войны они не пытались окончательно искоренить и уничтожить оборотней. Им была выделена обособленная территория, где те могли жить и налаживать быт. Марии приходилось часто сталкиваться с вампирами в городе, куда они ездили за покупками. И ничего хорошего она про них сказать не могла. Высокомерные. Заносчивые. Слишком богатые. В финансовом плане оборотням приходилось туго. Вампиры вычеркнули их из финансового оборота, и даже те стаи, у кого до войны имелось приличное состояние, сейчас были вынуждены пойти работать. Семья Абашевых жила скромно, Аркадий Игнатьевич обеспечивал семью тем, что выступал финансовым советником многих знакомых, но с каждым годом ощутимее чувствовалась нехватка денег, и Мария серьезно подумывала о том, чтобы пойти работать в город. Она стремилась к независимости. И поэтому её раздражали вампиры, которые швырялись деньгами, не задумываясь над тем, что они будут есть завтра. Даровы имели всё – и власть, и богатство. Они относились к десятку влиятельнейших кланов. Верхушка власти. Арсений Даров входил в Совет Вампиров и, как шептались, имел практически не ограниченную власть. Про другого брата ничего известно не было, кроме того, что пропал несколько десятилетий назад, и никто его не видел. Многие считали его погибшим, но только не Арсений. Он организовал крупную поисковую сеть по всему миру, много раз терпел неудачу, но не сдавался, искал и искал… Результатом веры и упрямства Арсения стало возвращение Демьяна домой. И изменение всей жизни Марии. Девушка ускорила шаг и вскоре оказалась на любимой поляне, куда она часто приходила, когда ей требовалось побыть одной. Поляну с четырех сторон окружали молодые сосны, она была очень светлой. Сегодня Маша тоже решила поступить так, как делала всегда – скинув одежду, она обернулась, улеглась под деревцем и спрятала мордочку в шелковистую траву. – Загораешь? Мужской голос заставил волчицу вскочить на лапы. С противоположной стороны леса, на поляну выходил Николай. И Мария завиляла хвостом, выражая радость от встречи. С Николаем она познакомилась неделю назад. Она так же бегала по лесу, когда почувствовала, что её преследуют. Преследовал оборотень, пусть и не знакомый, а это означало, что она в безопасности. Был день, и ничего плохого с ней случиться не могло. Ночью – да. Потому что у кого-то из оборотней мог заранее, прежде чем на небе появиться полная луна, начаться брачный сезон. И тогда уже молодым волчицам, не спешившим обзавестись парой, лучше было проводить время дома, в безопасности… Волк очень быстро догнал Марию, та сама не спешила убегать. – Привет, – поздоровался он на волчьем языке. – Привет… Мария более внимательно осмотрела волка. Здоровый, крепкий, с прямым взглядом. От него не исходило скрытой угрозы и агрессии самца, что вполне устроило девушку. В последнее время знакомые молодые люди стали проявлять в отношении неё чрезмерную сексуальную активность, к которой она не была готова. – Я первый раз встречаю тебя на этой территории… Девушка чуть заметно улыбнулась. – Не поверишь, но я тоже. – Поговорим людьми? – Давай. Они, не сговариваясь, зашли за деревья, где обернулись. Мария достала из кожаного рюкзака одежду и быстро переоделась. Когда она вышла на поляну, то её уже ждали. Мужчина, высокий, с натренированным телом, в потертых джинсах и рубашке без рукавов, позволяющей рассмотреть красивое цветное тату на предплечье. Черные волосы по лопаткам. Раскосые глаза. Тонкие губы. Четкие очертания лица. И приветливая улыбка. – Я тебе не помешал? Я сначала хотел тебе составить компанию и побегать вместе, но потом решил, что для первого знакомства – это будет перебор. Мария поняла, что он имел в виду. Для оборотней совместный бег носил интимный характер, многие пары бегали вместе. Это было любовной прелюдией. – Незнакомый волк на моей территории… уу, я бы убежала, поджав хвост, – улыбнулась Мария. Между ними завязался разговор, и Марии он нравился. Легкий. Необременительный. Николай приехал к ним в район месяц назад и работал охранником в баре у дяди. – «Джаконда». Не бываешь его посетительницей? За месяц я тебя не видел. Мария пожала плечами и, сорвав травинку, стала крутить её в руках. – Ник, я не посещаю бары. – Почему? Её ответ, казалось, искренне его удивил. Аркадий Игнатьевич воспитывал Марию в строгости, уделял много внимания её образованию и считал, что нечего ей делать в барах, клубах и кабаках. Его мнение со временем передалось и Маше. – Не люблю, наверное. – Жаль, а то бы я тебя пригласил. Мужчина ей улыбнулся и получил улыбку в ответ. – Как надумаю посетить питейное заведение, обязательно тебе сообщу. – Договорились. Они проболтали ни о чем несколько часов. И Мария загадала, что если он не попытается её поцеловать, то она оставит ему свой телефон. Так и получилось. Между ними завязалось дружеское общение, они созванивались каждый день, и сейчас Маша была искренне рада его видеть. Она глазами показала, что сейчас обернется и присоединится к нему. Выходя на поляну, Маша поправила волосы и пожалела, что не взяла зеркало. Как вариант, она выглядела растрепанной, по крайней мере, волосы – точно. – Я тебе звонил, но ты не ответила, – сказал Николай, подходя ближе. Его глаза были необычно серьезны, а на переносице образовалась складка, точно его что-то тревожило. – Я не взяла телефон. Извини. – Бывает. Иногда нам всем хочется побыть «вне зоны действия сети». – Это точно. Слушай, Ник, ты же сегодня вроде бы работаешь? – Работаю, – угрюмо ответил Николай. – Сегодня моя смена. Но я отлучился на несколько часов. – Почему? Что-то случилось? Марии не хотелось думать, что и у него возникли проблемы. – Случилось. Мне шепнули, что к вам приезжал человек Даровых. – Ого! «Шептуны» быстро работают, – Мария не смогла удержаться от иронии. – Видели джип Даровых, сворачивающих на дорогу, ведущую к вашему дому. – И сообщили сразу же тебе… Николай, тебе не кажется, что это странно? – Мария накручивала сама себя, но не могла остановиться. –Не вижу ничего странного! – в голосе Николая тоже зазвенели металлические нотки. – Я не скрываю нашего знакомства и благодарен человеку, который сообщил мне эту новость. Или ты, Маша, предпочла бы оставить наше общение в тайне? – Нет, конечно, извини. Не обращай внимания, я сегодня сама не своя. Реагирую на всё слишком эмоционально. – Ты мне не скажешь, зачем приезжали Даровы? Николай остановился, развернулся к Марии и впервые взял её за руку. Девушка не стала противиться его прикосновению, и отметила, что рука у него теплая и на ощупь приятная. – А зачем вампиры могут приезжать в дом к оборотням, где живет незамужняя девушка? – Проклятье! Я так и знал! Даровым понадобилась ты! – Да… – И? – мужчина вопрошающе посмотрел на неё, и она заметила, как вздулись вены на его висках и шее. – У меня нет выбора, Ник. Ни я первая, ни я последняя, – он готов был взорваться, что-то сказать резкое, но Мария опередила его: – Поцелуй меня. Сначала мужчина не поверил своим ушам, а потом быстро прижал хрупкое тело девушки к себе и накрыл шершавыми губами губы Марии. Его поцелуй был мягким. Он ласкал её губы, потягивал и пытался проникнуть вглубь рта. Поддавшись его ласкам, Маша приоткрыла губы, и постаралась ответить на его поцелуй. Почему-то ей казалось, что от поцелуя Ника у неё должны были подогнуться ноги и задрожать тело. Он был ей симпатичен, соответственно, его поцелуй должен был её взволновать. Девчонки, у которых уже имелись сексуальные контакты, рассказывали о метаморфозах, происходящие с телом при прикосновении желанного мужчины. Да и среди оборотней не было принято скрывать страсть. Особенно, когда на небе появлялась полная луна… Мария целовалась с Николаем и понимала, что в состоянии контролировать свои эмоции и разум. Ей не захотелось тотчас сорвать с себя одежду и окунуться в мир чувственности. Она не отрицала, что поцелуй оказался приятным. Но не более. Она отстранилась от мужчины, который начал тяжело дышать. Его глаза почернели, что говорило о сильных эмоциях. – Маша… – его голос был хриплым от желания. Мария прикоснулась пальчиком к его губам, заставляя замолчать. – Ник, не сейчас… Не сегодня… Я пойду… Мне надо ещё подготовиться к поездке к Даровым… – Обещай, что позвонишь, – Ник сжал её руку чуть крепче, чем полагалось. – Обещаю. Всю дорогу домой одна мысль билась в голове Марии: что с ней не так? Глава 2 В замок Даровых она прибыла рано утром. Её вышел встречать сам хозяин дома. – Тебе нужно подготовиться? – вопрос Арсения прозвучал глухо. Он отвел глаза, не желая смотреть на девушку. Он давал понять, что её присутствие в их доме вызвано крайней необходимостью. Мария вспыхнула. Она тоже не горела желанием гостить у Даровых! Всё её естество кричало о немедленном бегстве! Она готова была сейчас же обратиться и исчезнуть в ночи. Но долг перед семьей, перед отцом, был сильнее её желаний. Она не имела права подвезти свою стаю. Поэтому девушка стиснула зубы и процедила: – Спасибо, не стоит. Она решила, что не будет показывать истинных чувств Даровым. Если провидение на её стороне, то визит в их особняк будет для неё первым и последним. Она очень сильно рассчитывала, что уже к завтрашнему дню будет снова дома. И Маше совсем не хотелось вспоминать мрачное лицо отца, когда он провожал её… Перед её глазами до сих пор стояло отчаяние, которое она прочитала на нем. Ничего, она выдержит и не опозорит альфу! Подумаешь, покормить вампира! Мария и не с такими каверзными ситуациями в жизни сталкивалась. Она не из пугливых. Попав в дом к вампирам, она готовилась натолкнуться на открытую вражду, ненависть, презрение, а так же к снисхождению, как к племени, потерпевшему унизительное поражение. И никак не была готова к солидарности. Даже смущению. Арсений, старший вампир, кивнул и показал рукой в сторону лестницы: – Следуй за мной. Мария сильнее вцепилась в сумку, которую прижимала к бедру. Она нервничала, и ей оставалось надеяться, что вампиры не чувствовали её нервозности. Хотя это было сомнительным. Они обладали сверх-чутьём, и любое изменение температуры или запаха тела чувствовали. Девушка приказала себе успокоиться. Она пошла за вампиром, высоко держа голову. Она краем глаза старалась рассмотреть интерьер замка и подметить, где находятся входы и выходы. Так, на всякий случай. Как говорится, готовила себе пути к отступлению. Они поднялись на второй этаж и пошли по длинному коридору, утопающему в ворсистом ковре. Маша отметила, что их шагов не слышно. Вампиры передвигались бесшумно, но вот оборотни порой отличались излишней шумливостью. Сегодня на ней были обуты кожаные мокасины на небольшом квадратном каблучке. И она пожалела, что не обула туфли на шпильке, ей из вредности захотелось нарушить гробовую тишину коридора и замка в целом. Они тут вообще, что ли не шумят? Она улыбнулась, представив, что будет, если в этот коридор запустить свору маленьких волчат. Вот уж они навели бы тут шороху! – Что-то не так? – Арсений обернулся и посмотрел на девушку. Та опустила голову, стараясь скрыть, как озорные чертята заплясали у неё в глазах. – Нет, всё отлично, – ответила она ему в тон, а про себя добавила: если не считать того, что она через минуту будет выполнять роль корма. – Хорошо. Потому что мы пришли. Мужчина остановился у самой крайней комнаты в коридоре. Дверь была высокая и по виду очень тяжелая. Мария поёжилась и повела плечами. Её движения заметил Арсений и приподнял кверху брови. Мария упрямо сжала губы. Такое ощущение, что вампир постоянно испытывает её на прочность! Ждет, когда она позорно побежит от него и от Даровых в целом! Нетушки! Такого наслаждения она им не доставит! Решительно обойдя мужчину, Мария толкнула дверь, и та с трудом, но поддалась. Арсений сразу же отошёл в сторону и сделал несколько шагов назад. Сердцебиение у Марии резко участилось, и она, собрав всю силу воли в кулак и стараясь не думать, что её ждет впереди, вошла в комнату. Дверь с глухим стуком захлопнулась за ней, и девушка от неожиданности вздрогнула. Как она не готовила себя, она не была готова к происходящему. Комната, в которой она оказалась, была наглухо занавешена тяжелыми темными шторами. Лучи солнца не проступали в комнату, хотя современным вампирам солнце было не страшно. Солнечные лучи не могли доставить им неприятностей. Миф о том, что прямые солнечные лучи способны были испепелить вампиров, не более чем пережитки прошлого. Несколько свечей, зажженных в старинных канделябрах, освещали комнату, и Маше показалась, что она перенеслась на несколько веков назад. По спине пробежали мурашки. Её взгляд задержался на шелковистых обоях с выбитыми замысловатыми узорами. Красивые. Под стать дорогим шторам. Мебели в комнате было по минимуму. Комод, стул, журнальный столик, два кресла и огромная кровать с балдахином, от вида которой ей стало дурно. Такие кровати она видела только в готических фильмах. И шёлковые простыни… По спине Марии пробежал холодок. Создавалось впечатление, что комната не жилая. Лишь отсутствие пыли говорило о том, что она ошибается. – Тут кто-то есть? – спросила она внезапно охрипшим голосом. С ней что – сыграли злую шутку? Где Демьян? Где, черт побери, этот треклятый вампир? В ответ – тишина. Которая стала сильно давить на плечи Марии, ей становилось ещё сильнее не по себе. Ещё немного, и она точно обратится и убежит в лес. Она уже приоткрыла рот, чтобы повторить вопрос, когда кресло, которое стояло спинкой к ней, скрипнуло и стало медленно поворачиваться. Секунда… ещё одна… Время тянулось ужасно медленно, бесконечно. Мария замерла, боясь пошевелиться. Да что там пошевелиться! Она дышать перестала, в ожидании увидеть того, по чьей злой воле она прибыла в стан недругов. Когда кресло полностью развернулось, она смогла увидеть неясный силуэт мужчины. Лицо и фигура находились в тени, тусклые отблески свечей не позволяли рассмотреть его внимательнее. Вампир молчал. Мария прямо-таки осязаемо почувствовала на себе его взгляд, как он осматривает её с головы до пят, и возмущение, которое она ещё пыталась контролировать, яростнее стало подниматься в её душе. Она терпеть не могла, когда с ней пытались играть! – Я подхожу вам? – зло выпалила она и кинула дамскую сумочку на второе свободное кресло. Ей никто не соизволил ответить. Лишь рукой указали на кровать. И Марию понесло. Она вспыхнула, как подожженная спичка. –То есть мне пора ложиться на жертвенный алтарь? – съязвила она, чувствуя, что находится на грани истерики. Она никак не ожидала, что будет кормить вампира, который откажется показаться и, мало того, будет её игнорировать, но и распоряжения раздавать указами руки. – И как вы предпочитаете, чтобы я легла? Вы уж укажите мне место! И уточните, пожалуйста, в какой позе предпочитаете пить мою кровь. В ответ послышалось приглушенное рычание, и у Марии от неожиданности подкосились ноги. Она никогда не отличалась трусливым характером, а тут с ней произошло что-то из ряда вон выходящее. В рычании мужчины было столько скрытой угрозы и мощи, что она содрогнулась всем телом. – Хорошо, хорошо, я вас поняла, – поспешила добавить она и подняла в знак примирения руки. – Не стоит злиться и нервничать. Я сейчас лягу на вашу кровать, и вы уж постарайтесь покончить побыстрее. Я не горю желанием тут задерживаться. Чем быстрее я уйду, тем будет лучше. По крайней мере, для меня. Последнее предложение она добавила приглушенно, хотя и знала, что вампир услышит его. Вампиры, как и оборотни, обладали очень чутким слухом. Этого у их рас было не отнять. Продолжая про себя нелицеприятно выражаться, Маша приблизилась к кровати и пожалела, что выбрала из одежды свободного покроя юбку, а не универсальные джинсы. В штанах было бы удобнее. Не продуманно с её стороны. А, ладно, сейчас не об этом стоит размышлять. Мария поколебалась секунду и забралась на кровать прямо в мокасинах. Не будет она разуваться, много чести! Её не особо радушно приветствуют, и она не будет стараться выглядеть воспитанной и культурной. Шёлк дорогих простыней оказался прохладным. То, что надо. Потому что кожа Маши пылала, и соприкосновение с тканью стало приятной неожиданностью. И как ей укладываться? Она села боком. Неудобно. Ладно, поступим другим образом. Она вытянула ноги, а сама улеглась на подушки. И мимолетно успела отметить, что подушки мягкие и очень удобные. Она старалась не думать, как её укладывания выглядят со стороны, но чувствовала она себя отвратительно. Злилась на себя, что не может справиться с эмоциями и достойно пережить испытание. Злилась на вампиров, которые выдвинули абсурдные требования по кормлению своих отпрысков. Злилась на оборотней, которые подписали унижающий их договор. Злилась на Демьяна Дарова, который затеял с ней непонятную игру! Она бы и дальше продолжила список, на кого злилась в данный момент, когда половина свечей в комнате потухли, и стало практически темно. Мария нахмурилась. Нет, она отлично видела в темноте, но зачем создавать столько интима? Послышался шорох одежды. Демьян поднялся с кресла. И Мария, нет, чтобы повернуть голову в его сторону и, наконец-то, посмотреть на своего мучителя, замерла и уставилась на тыльную сторону нависшего над ней балдахина. Вела она себя, как ребенок. Но ничего с этим поделать не могла. И не хотела. Двигался Демьян бесшумно, и через несколько мгновений она ощутила легкую прохладу его тела рядом со своим. Он остановился у кровати и чего-то ждал. Точно прислушивался. Мария стиснула зубы, и её руки невольно сжались в кулаки, сминая шелк простыней. Какого черта он ещё раздумывает? Ей казалось, что как только она переступит порог комнаты, он набросится на неё, как голодный, раненый зверь. Если он мог контролировать свой голод, то, может быть, обойдется и вовсе без крови? Не успела эта мысль пронестись в голове, как матрас прогнулся под тяжестью вампира, и его тело вытянулось вдоль её. И снова Мария повела себя не лучшим образом – крепко зажмурила глаза. Вот уж никогда не думала, что смалодушничает, оказавшись рядом с вампиром. Он не прижался к ней. Просто лег рядом. Она смутно поняла, что он очень высок, его голова находилась выше её, она чувствовала его легкое дыхание на волосах. Он продолжал молчать, а она стала ждать. Её убивала его медлительность. Почему он колеблется? Точно прочитав её мысли, он отвел в сторону её волосы, тем самым оголив шею. Из стиснутых зубов Марии вырвался шипящий выдох. Рука мужчины замерла, а потом упала на кровать, рядом с плечом девушки. Он по-прежнему старался к ней не прикасаться, и в глубине души Мария была ему за это благодарна. Может быть, всё не так плохо, как она себе нафантазировала? Но она рано обрадовалась, потому что в тот же момент почувствовала резкий быстрый укол. Он её укусил. Глава 3 Клыки Демьяна настойчиво прокусили нежную кожу девушки, и Мария дернулась. Горячая волна обдала тело. И тысяча новых ощущений разом обрушились на неё. У неё закружилась голова, пульс резко участился, а кровь побежала по жилам в ускоренном ритме. Сначала Мария испытала легкую боль, саднящую горечь, она морщилась и боролась с желанием оттолкнуть кровопийцу, который сначала впился в неё клыками и снова поразил своей медлительностью. Мария готова была поклясться, что он, укусив, выждал время, тем самым давая ей возможность привыкнуть к нему. Она испытала шок. Он что – пытался заботиться о её чувствах? Да она никогда в жизни в это не поверит! Он принадлежал к клану ночных хищников, победителей, для которых унизить оборотня считалось за плевое дело! Они их ни во что не ставили! Зачем считаться с расой побежденных? А потом Даров сделал первый глоток. Небольшой. Неглубокий. Пробный. Марию пронзило током, и она распахнула глаза. Что это было? Пока она привыкала к метаморфозам своего тела, Даров распробовал её кровь. Из его гортани вырвался приглушенный стон-рычание, и он принялся жадно, сосущими движениями пить кровь. Он глотал живительную влагу и рычал. На место боли и жжения нахлынули волны удовольствия. Сначала Мария не поверила своим ощущением, испугалась, ей начало казаться, что она сходит с ума. Как ей могло понравиться, что её использовали? Что ей питались? Но чем интенсивнее пил Даров, тем горячее становились волны, охватывающие её тело. Она едва не начинала дрожать. Её бедра невольно поднялись кверху, а стопы ног уперлись в матрас. – Ааа… – стон вырвался из гортани и отрезвил её. Она слышала, что слюна вампиров содержала феромоны, способные ввергнуть жертву в состояние эйфории, экстаза. И с ней происходило то же самое! Она дернулась и попыталась встать, вырваться. Но тяжелая рука быстро легла ей на живот и придавила к матрасу. Девушки не понравилось, что её удерживают силой, и она предприняла ещё одну попытку освободиться. Мария решила, что она достаточно отдала своей крови! На сегодня хватит! – Пусти! – прошипела она сквозь сжатые зубы, чувствуя, что вампир продолжает питаться от неё. – Хватит, я сказала! Достаточно! В её голосе послышались истерические нотки. Даров оказался сильнее, чем она предполагала. Его рука намертво зафиксировала её тело, не позволяя делать более резкие движения. Мария разозлилась. Да что это такое… Да, она вынуждена была кормить его, но вовсе не собиралась становиться безвольной жертвой! То, как вампир удерживал её, ввергло её в шоковое состояние. Никто не смеет её удерживать силой! Одной рукой она уперлась в плечо мужчины и стала его отталкивать. И снова Даров предупреждающе, угрожающе зарычал, но сейчас Марии было всё равно. Она хотела, чтобы он перестал кормиться от неё. Её попытки увенчались успехом, потому что Даров перестал пить и провел языком по ранке. Мария знала, что таким образом, он запечатал рану, остановил кровь. Из её груди невольно вырвался вздох облегчения. Потому что все те эмоции, что она стала испытывать – панику, злость, томление тела – могли привести к нежелательным последствиям. Она могла обернуться. А что может быть хуже, чем обратившийся оборотень в доме вампиров? Тяжелое дыхание Дарова не позволяло расслабиться. Она ожидала, что, как только он перестанет пить, то сразу же покинет постель. А тут она по-прежнему чувствовала легкий холод. Он был рядом, и теперь ей захотелось от него отодвинуться. Потому что… Потому что, черт возьми, горячие волны до сих пор сотрясали её девичье тело, смущали, ввергали в пучину сомнений и недоумений. И Мария повернула голову, собираясь потребовать, чтобы ей дали возможность подняться с кровати и уйти. Она и так задержалась в замке достаточно. Она выполнила свою миссию. Не подвела альфу. На этом всё. Но… То, что она увидела, заставило её замереть. Лицо Демьяна Дарова находилось очень близко, и она смогла его рассмотреть. Даже в темноте, при отсутствии освещения, можно было увидеть впалые глазницы, большой заостренный нос, потрескавшиеся губы, выпирающиеся скулы с темными пятнами. Его лицо больше походило на маску. Череп, обтянутый кожей. Мария ужаснулась и невольно зажала рот рукой, чтобы сдержать постыдный крик. Она испугалась. И одновременно с испугом пришло сочувствие. Что же пришлось пережить Демьяну Дарову чтобы превратиться в такое? Она не успела предаться сочувствию, потому что её, не церемонясь, ловким, быстрым, едва уловим движением перевернули на живот, и её голова уткнулась в подушку. От возмущения Мария задохнулась. Но ещё больше возмутилась, когда почувствовала, как чужое мужское тело навалилось сверху, расплющив её на кровати и практически обездвижив. Теперь она была полностью во власти вампира. В голове промелькнула крамольная мысль, что он сейчас из мести сломает ей шею или разорвет на части. Она оскорбила его, это и дураку было понятно. Ей следовало постараться держать эмоции при себе… Но её никто не предупредил, с чем ей придется столкнуться! Она готова была принести извинения, потому что искренне раскаивалась, но понимала, что сейчас её извинения никому не нужны. Она попыталась пошевелиться, или хотя бы повернуть голову в сторону, дать себе возможность говорить, но её слабые попытки пресекли на корню. Большая широкая ладонь зафиксировала голову в одном положении, запустив пальцы в густые волосы. Но не обездвижение больше всего взволновало Марию. Она смутно догадывалась, что вампир не будет убивать её. В договоре четко прописывалось, что вампиры не имеют право причинять вред кормилице, и ни разу за существование договора не было случая, чтобы волчица пострадала. Марию встревожили движения Дарова. Он полностью лег на неё, придавив телом. И теперь она отчетливо чувствовала, как к её мягким ягодицам прижалось упругое нечто. И это нечто было огромным. И очень, очень ощутимым. Вот тут Мария запаниковала по-настоящему. Она заерзала, завертела бедрами, стремясь скинуть вампира с себя, не понимая, что тем самым сильнее разжигает его возбуждение, причем своими движениями она задрала юбку, почти до бедер. До неё доходили слухи, что когда вампиры питаются друг от друга, то совмещают этот процесс с сексом. Задействуют два самых сильных первородных инстинкта. Но она и подумать не могла, что вампир возбудится от кормления оборотнем. Абсурд! Если бы ей кто сказал, что подобное может случиться, она бы всеми правдами и неправдами попыталась бы избежать контакта с Даровым! Она не желала быть изнасилованной! Мария снова дернулась, на что вампир воспользовался её суетливостью и разместился между её ног. Теперь его поза была более, чем интимной. У Марии от негодования распахнулись глаза, ресницы захлопали, шелестя шелком подушки. Сволочь! Она редко использовала крепкие словечки, но сейчас наступила та самая минута, когда она готова была обрушить на Дарова весь свой запас нецензурных выражений! Что он задумал? Её обнаженная кожа ног соприкоснулась с грубой тканью, и Мария в тысячный раз пожалела, что не выбрала штаны. О чем она думала, собираясь к нему на встречу? Его прерывистое дыхание щекотало кожу в области шеи. Оно было с придыханием, точно он пытался контролировать себя. Рука, удерживающая её голову, дрогнула и чуть ослабила хватку. Марии только это и надо было. Она уже начинала чувствовать нехватку воздуха. Открыв рот, жадно задышала и уже приготовилась обрушить на вампира свою ярость и высказать всё, что о нем думает, когда он опередил её – сделал характерное движение. Точно пытался проникнуть в неё. Пробраться сквозь её трусики. За первым движением последовало второе. – НЕТ!!! – истошно закричала Мария и забилась в его руках. Она сильная, она волчица, она обязательно справится с ним. Попыталась обратиться, но внезапно поняла, что не в состоянии этого сделать, и эта неудача оказалась последней каплей. Вампир сильнее сжал её и вдавил в матрас. Несмотря на то, что он был худым, и Мария чувствовала спиной его выпирающиеся ребра, он был чертовски сильным. Не будучи в облики волчицы, она не могла ему противостоять. Господи, почему она не может обернуться? Почему не в состоянии принять свою вторую ипостась? Что мешает? Рука мужчины, продолжая дрожать, спустилась с затылка на шею и сделала крепкий захват. А потом… Потом тяжесть тела исчезла, и вот Мария уже летит в воздухе и шмякается пятой точкой на пол в комнате. Её попросту вышвырнули с кровати. От облегчения, легкой боли от падения, девушка не сразу поняла, что свободна. Она всхлипнула, глаза защипало от слёз. – Пошла вон. Тихие хриплые слова прозвучали, как раскаты грома. Мария замерла, решив, что ослышалась. Она подобралась, сделав неуклюжую попытку подняться. Ноги дрожали и подгибались. Да что с ней… Разве таким постыдным образом должна вести себя дочь альфы? Где её бойцовские качества? Из неё выбили дух. Она не ошиблась, когда предположила, что отданная кровь сыграет с ней недобрую шутку. Необходимо время, чтобы восстановиться. – Что? – переспросила девушка, вставая и цепляясь руками за кресло. – Что ты сказал? – Вон. И снова Мария поразилась мощью его голоса. По телу пробежали постыдные мурашки, и рисковать, продолжая его злить и дальше, она не отважилась. Переспрашивать второй раз тоже не стала. Раз её любезно выгоняют, она воспользуется возможностью. Мария нервно заправила волосы за уши, покачнулась и направилась к двери. Около двери вспомнила, про сумочку, вернулась к креслу за ней и на этот раз едва не бегом рванула к двери. Дверь, как назло, не желала поддаваться. Мария дергала за ручку, пока не додумалась её повернуть. Как только дверь открылась, она выскочила в коридор и прислонилась к стене. Большего стыда и позора она не испытывала в жизни. Она знала, что поездка в замок Даровых не принесет ничего хорошо. Но думала, что справится, что сможет с достоинством преодолеть поставленную перед ней задачу, а что оказалось на самом деле? Её щеки пылали. Она приложила к ним руки. Ох… её до сих пор пошатывало, ноги отказывались слушать, но она собрала последние остатки воли и побрела по коридору. Так, теперь она свободна, и ей пора вспомнить о запасных выходах, которые она присматривала по прибытию в замок. Мария старательно гнала мысли о Демьяне прочь. Но его лицо стояло перед глазами. И тело… худое… чересчур худое… Точно он долгое время болел, стоял на пороге между жизнью и смертью. Она мотнула головой, отгоняя наваждение. Ей нельзя поддаваться жалости! Этот вампир готов был изнасиловать её! Он едва не взял её силой! Несмотря на измученное тело, один орган у него очень хорошо функционировал! А подстилкой вампира она становиться не собиралась. Да и вообще! Как он посмел проделывать с ней те движения! Щеки Марии вспыхнули с новой силой – она вспомнила приятные ощущения, которые охватили её, когда он пил у неё кровь. Это было… возбуждающе. И не похоже ни на что ранее испытанное. Она целовалась с несколькими молодыми, горячими мужчинами из своей стаи, даже позволяла дотрагиваться до груди, но никогда ранее её тело не охватывал томящий пожар. И не было томящего жара с Николаем… Именно его появления она ждала в результате их единственного поцелуя… А тут она перестала принадлежать сама себе… Вела себя, как сучка во время течки… Чтобы избежать дальнейшего самобичевания, Мария устремилась по коридору. Она добежала до лестницы, быстро спустилась и, обрадовавшись, что в вестибюле никого нет, устремилась к выходу. – Не стоит спешить, Мария. Холодный голос настиг её около высокой арки. Маша сразу же остановилась и, развернувшись на каблуках, впилась сердитым взглядом в Арсения, материализовавшегося из воздуха. – Это ещё почему? Я покормила вашего… родственника, теперь ухожу. – Нет. Одно слово, а у Марии под ногами разверзлась бездна. – Почему нет? Я не поняла. Арсений подошёл ближе и теперь внимательно всматривался в лицо девушки, на котором отражались бушевавшие в ней эмоции. – Ты всё прекрасно поняла. Ты знаешь правила. Она сжала руки в кулачки. – Предположим, знаю. А предположим, и нет. Объяснись. – Демьян тебя не отпускает. – И только? – Мария наигранно засмеялась и скрестила руки на груди. – А я уж было подумала… – Я бы порекомендовал тебе перестать паясничать, – на лице треклятого вампира не дрогнуло ни одной мышцы. – Арсений… – она перевела дыхание, голова до сих пор немного кружилась, и слабость не спешила покидать тело. – Послушайте меня. Вы потребовали, чтобы я прибыла в ваш замок. Я этого не хотела, но из чувства долга сделала. Я покормила вашего брата, хотя мне это доставило массу неприятных моментов, – при слове «неприятных» брови Арсения иронично изогнулись, но она не обратила на его жест внимания. – Теперь я хочу уйти. Уйти из вашего замка раз и навсегда. И не возвращаться никогда. Я даже повторюсь – никогда! – Боюсь, твои желания неосуществимы. – Осуществимы, – упрямо повторила она. – Я не подхожу вашему брату. Найдите ему другую кормилицу, а меня отпустите на все четыре стороны. – Вот тут, Мария, ты сильно ошибаешься. Нехорошее предчувствие закралось в сердце. – То есть? – Ты очень хорошо подходишь Демьяну. – Да с чего вы это решили?! – воскликнула девушка и от злости топнула ногой. – Это решил не я. Это решил Демьян. Он только что мне об этом сообщил. И просил позаботиться о тебе. После последних слов Марии стало совсем худо, и она нахмурилась. – Позаботиться обо мне? Что это значит? – Всё очень просто. Мы ожидали подобного поворота событий, я тебе скажу больше, мы надеялись на такой исход. Ты – дочь альфы, мы уважаем Аркадия и чтим его семью. Ты должна походить на отца, ты его кровь и плоть. И мы не сомневались, что делаем правильный выбор, когда посылали за тобой. При упоминании об отце, Мария сразу сникла. Она знала, что не соответствует его силе и достоинству. Окажись он на её месте, повел бы себя иначе. А она… Она только и способна на то, чтобы ночью бегать по лесу да кокетничать с молодыми волками. Ничего серьезного ей доверить нельзя. – Я только что вышла от… Демьяна, – прежде чем произнести это, ей пришлось прочистить горло. Одно его имя приводило её в непонятное волнение. – Когда он успел тебе сказать, что я подхожу ему? Мария тоже решила перейти на «ты». – Для озвучивания своего решения не требуется много времени. – Как у вас всё просто! И никому в голову не пришла мысль, что вы задеваете чувства другого человека и идете против его воли? Тут на лице Арсения появилась снисходительная улыбка, не предвещающая ничего хорошего. – Тебе сказать правду или соврать? Если правду, то она такова, что меня абсолютно не интересуют чьи– либо чувства. Чьи-либо желания. Чья-либо жизнь. Только моя семья. Скрытая угроза прозвучала. Но разум Марии затуманился, и она не вняла предупреждению. – Вы нас победили, но это не значит, что мы вам будем подчиняться вечно! – яростно выпалила она, чем вызвала циничный смех вампира. – Правду говорят, что юным волчицам не хватает выдержки и… ума. Мария, не заставляй меня пожалеть о том, что я выбрал тебя. И не заставляй применять силу. Тебе это не понравится. – А, может, я готова рискнуть? – Когда не можешь обращаться? – Арсений сделал шаг вперед, Мария назад, и её спина уперлась в косяк арки. Она сама уже не понимала, зачем спорит с предводителем рода Даровых, зачем сопротивляется очевидным фактам, но остановиться не могла. – Откуда тебе об этом известно? – Думаешь, ты первая волчица, побывавшая в этом доме? Он наступал на неё, и у Марии мелькнула мысль, что от физической расправы ей не уйти. Если Демьян её не придушил, то с Арсения станет. Он – глава клана. А она, вместо того, чтобы подчиниться и вести себя благоразумно, спорит и раздражает его. – Даже знать не хочу, какая я по счету девушка, которую вы используете в своих грязных целях. Но ты прав – из-за потери крови я не могу обратиться, а значит противостоять тебе. Ты легко можешь разорвать меня на части. Арсений кивнул. – Я рад, что ты это понимаешь. – Трудно не понять, когда тебе угрожают в открытую. – Тогда, надеюсь, мы закрыли тему о твоём уходе. – То есть ты настаиваешь на том, чтобы я осталась? – В твоё распоряжение выделен дом рядом с садом. Тебя сейчас проводят. Всё необходимое ты найдешь там, если что-то понадобится ещё, ты можешь смело говорить мне. – Неслыханная щедрость, – Мария никак не могла остановиться, хотя и подозревала, что переступила опасную черту. – Хватит, волчица, – отрезал Арсений, решив, что достаточно насмотрелся на выходки зарвавшейся девицы. Его голос не терпел возражений, глаза потемнели, стали иссиня-черными, а кончики клыков угрожающе мелькнули сквозь сжатые губы. * * * Как и говорил Аркадий, её проводили к выделенному дому. Мария прикусила нижнюю губу, чтобы не охнуть от восторга. Если замок Даровых не произвел на неё впечатления, несмотря на то, что был богато обставлен, и каждая вещь в нем кричала о роскоши и власти хозяев, то этот дом, как нарочно, полностью соответствовал её вкусу. Небольшая беседка, украшенная цветущими вьюнами, сразу покорила сердце девушки и создала иллюзию, что она находится не на территории ненавистных хищников, а приехала в гости к далекой тетушке, чьё увлечение – разведение цветов. Приятный аромат проник в сознание Марии, и удивительным образом успокоил её. Дальше – ещё поразительнее. Небольшой уютный коридор с диваном и большим окном. Застлан пушистым ковром. Кухня, оборудованная по последним технологиям, но благодаря бледно-зеленым обоям и в тон занавескам, опять-таки кажущаяся очень уютной и… домашней. Небольшая гостиная, где без лишних хлопот могли расположиться пять-семь человек. И спальня… Тоже отделанная в светлых тонах. И тоже утопающая в цветах. Мария поблагодарила девушку-служанку, проводившую её в дом и, как только за той закрылась дверь, она безвольно рухнула на пуфик. Дом, претендующий на привыкание к его уютной обстановке – это слишком. К тому же, эти цветы… Дом просто утопал в них. Уж лучше бы ей выделили комнатушку без окон и с деревянной кроватью, тогда бы она не смогла забыть, что в резиденции Даровых находится на положении пленницы. Шаг влево, шаг вправо – травля. Мария ещё, когда ехала сюда, обратила внимание на усиленную охрану. Огромные вампиры патрулировали территорию по периметру. Ищейки Даровых. Лучшие бойцы, которых с раннего детства натаскивали на службе семье Даровых. Об этих вампирах ходили легенды. Об их преданности говорили шепотом. Они выбирали смерть вместо предательства или действий не в угоду хозяевам. Девушка не сомневалась, ищейки предупреждены по поводу неё. До сих пор у многих вампиров сохранились враждебные чувства к оборотням, и Мария содрогнулась, представив, что с ней может сделать пара-тройка разъяренных вампиров. И те движения Демьяна Дарова для неё покажутся пустяковыми. Невеселые рассуждения прервал телефон, пропищавший в сумке о пришедшей смс-ке. «Ты живая?» Столь оптимистическое сообщение могла прислать лишь одна душа – двоюродная сестра Марии, Оксана. Оксана была на три года старше Марии, они дружили с детства, но, в отличие от последней, Оксана поспешила выйти замуж, едва ей исполнилось восемнадцать. Та боялась вампиров, обходила их стороной и предпочитала смотреть на жизнь из-за коренастой спины мужа. Мария усмехнулась и нажала на вызов. – Привет, пессимистка. – Ух! Машка, я безумно за тебя переживаю! Что с тобой происходит? Он сильно тебя искусал? Ты можешь самостоятельно передвигаться? – зачастила подруга. – Ксюша, не тараторь. Я живая. Почти здоровая. И со мной почти всё в порядке, – услышав голос родной души, Мария испытала ни с чем несравнимое облегчение. Всё не так плохо, как могло показаться на первый взгляд. – Что значит «почти здоровая»?! – закричала девушка, и послышался шум падающего предмета. – Ты там перестань громить дом, – грустная улыбка появилась на лице Марии, и она присела на диван, подобрала под себя ноги и приготовилась к долгому разговору. – А ты перестань пугать меня! – Я же сказала, что со мной всё хорошо! Сама посуди – я разговариваю с тобой, даже пытаюсь улыбаться, у меня не отобрали телефон, значит, я не нахожусь в заточении! – Ага, Маша, я не знаю, что с тобой надо сделать, чтобы ты начала рассказывать правду о том, как тебе плохо, – фыркнула Оксана и снова чем-то загремела. Как поняла Мария, подруга готовила ужин. У Оксаны и Егора год назад родились два мальчугана, и теперь подруга часами пропадала на кухне. Трое мужчин в доме – это серьезно, несмотря на то, что двое из них ещё пешком под стол ходят. – Тогда не стоит и допытываться. – Но мы за тебя переживаем! – Мы? – переспросила Мария и прикусила губу в ожидании ответа. Под этим «мы» многое подразумевалось. С полгода назад она сильно поругалась с Егором, и они с тех пор не разговаривали. Егор относился к категории неисправимых шовинистов и считал, что все женщины должны быть замужем. А свободные волчицы – беда любой стаи. Из-за них молодые волки в брачный период совершали много глупостей, и порой, разногласия из-за самки решались кровавыми боями. Но больше всего Егора раздражал факт, что незамужние девчонки становились добычей вампиров. И он сгоряча сказал, что самки сами рады до смерти оказаться в подчинении у кровососов. Последнее заявление и стало камнем преткновения между Марией и Егором. Если до этого она могла вытерпеть его разглагольствования ради Оксаны, то тут не выдержала, и они сильно поскандалили. Это надо такое сказать – чтобы девушки сами мечтали попасть к вампирам! Да никто не мечтал о такой участи! Девушки страшились этого! Правда, ведь? У Марии перед глазами промелькнул роскошный замок Даровым, и ей пришлось мотнуть головой, чтобы прогнать наваждение. Она не была меркантильной, её не волновали деньги и другие блага, которые можно было за них купить. Но разве она могла ручаться за других? – Мы, мы! – недовольный тон Ксении вернул её к реалиям жизни. – Ты теперь до конца дней будешь считать Егора бессердечной скотиной? – Я его никогда не называла так, – ворчливый тон подруги, сквозь который слышались нотки любви и уважения к мужу, заставили Марию искренне улыбнуться. И на мгновение забыться. – Зато я так называю. Пусть он и не говорит, но очень переживает за тебя! Ты бы видела его лицо, когда я ему сказала, что за тобой приехал человек от Даровых. – И что он сказал? Тишина. – Ксения, я жду…Что сказал твой муж? – Что он сказал! Что он сказал! – Мария готова была поклясться, что подруга раздраженно взмахнула руками. – Много чего он сказал! И в основном нецензурным текстом. – И к чему сводился нецензурный текст? – К тому, что ты сама нашла приключения на свою задницу. Мария рассмеялась. – В стиле Егора. – Возможно. Ему претит одна мысль, что сейчас ты находишься в замке Даровых. – Ксения, спасибо за заботу. И передай Егору, что с меня бутылка его любимого коньяка. Как только выберусь от Даровых, приду к вам мириться. – Честно?! – воскликнула Ксения и снова что-то выронила. Потом уже из её уст последовало непечатное выражение. – Ты это серьезно, Машка? Ты готова сделать первый шаг? – Готова. – Будет просто замечательно! Слушай, но ты мне так и не рассказала про себя. То, что ты цела-здорова, это я уже поняла. Я хочу знать подробности. Цела-здорова – сильно сказано. Мария по-прежнему чувствовала слабость, и её волновало, когда она сможет обратиться. Если после каждого кормления будет притупляться её вторая ипостась, то так дело не пойдет. О том, что она не смогла обратиться, Мария решила тактично промолчать. Хоть она и любила Оксану, но прекрасно знала её характер. То, что знает Оксана, знают все. И не потому, что девушка была сплетницей, просто она искренне пыталась принять участие в жизни всех знакомых. Иногда слишком активно. – Подробностей никаких нет, Ксюш. – То есть, как нет? Ты в замке влиятельнейшего клана вампов, и нет подробностей? – казалось, возмущению Ксении нет предела. – Знаешь, я сильно волновалась и ни на что не обратила внимания, – на сегодняшний момент для Оксаны это будет достаточной информацией. Сначала Марии надо самой разобраться, что к чему. – Так не интересно! – Возможно! – Но ты хотя бы мне скажи, какой Демьян? Его же ты видела? На него ты не могла не обратить внимания?! – Он сильный, Оксана. Он очень сильный. * * * Мария специально прервала разговор с Оксаной. Она внезапно поняла, что не готова обсуждать Демьяна Дарова. Мало того, она не готова была думать про него, оставшись наедине с мыслями. Пусть, это и было малодушием с её стороны. Пусть. Завтра она придет в себя и тогда сможет более здраво посмотреть на ситуацию. Девушка отправилась в душ, и когда теплые струи коснулись её тела, она не удержалась и дотронулась до шеи. И вздрогнула. На шее не осталось и следа от укуса. Разве такое бывает? Для того, чтобы убедиться в своей правоте, Мария выскочила из душевой кабины, замотала волосы одним полотенцем, второе, что было побольше, обмотала вокруг груди и подбежала к зеркалу. Она внимательно стала изучать шею, стараясь отыскать следы кормления, но ничего не обнаружила. Она растерялась. Как же так… Два прокола должны были ей отчетливо напоминать о злодеянии Дарова! Прикасаясь к ним, она бы сильнее возненавидела своё положение! Сейчас Мария очень сильно сожалела, что практически не интересовалась особенностями взаимоотношений кормилиц и вампиров, хотя в глубине души у неё несколько раз возникало тягучее чувство, что ей тоже не избежать подобной участи. Конечно, она дочь альфы, в ней течет сильная кровь. Кровь, которая может понадобиться сильно раненому или ослабленному вампиру. Маша была столь беспечна, что не подготовилась к нежелательным последствиям. И сейчас она не мучилась бы, в поисках ответов на возникающие вопросы. Но больше всего её интересовал вопрос о её обращении… Скоро должна наступить ночь. И Мария обязательно отправится побегать. Если у неё получится. А с цепными псами Даровых она как-нибудь разберется. Улыбаясь своим мыслям и представляя, как она порезвится ночью, Мария вышла из ванной и натолкнулась на злой взгляд. На диване сидела девочка-подросток и, не моргая, смотрела на дверь ванной. Как только оттуда показалась Мария, она выпалила: – Как ты смеешь?.. Мария опешила от наглости девчонки и на мгновение растерялась, но сразу же взяла себя в руки и отчеканила. – Кто ты такая? И что ты тут делаешь? Девочка зашипела, откинула темную прядь с лица и поднялась на ноги. Она оказалась высокой, угловатой, её тело начинало формироваться, на вид ей было не больше пятнадцати. – Не смей мне задавать вопросы! Тут вопросы задаю я! – Да что мы такое говорим… – Мария скрестила руки на груди, одновременно поддерживая полотенце. У неё промелькнула догадка, кто стоит перед ней. – Ты хочешь неприятностей? Думаешь, я не смогу тебе их обеспечить? – яростно выплюнула девица. – У меня неприятности начались с того момента, как ваш человек появился на крыльце моего дома, Мира. И если ты пришла сюда… – Я пришла сюда сказать, чтобы ты вела себя соответствующим образом и знала своё место, волчица! – закричала Мира, и её руки сжались в кулаки. – Так, притормози, девочка, сбавь обороты! Иначе свои претензии будешь высказывать за дверью! – терпение Марии на сегодняшний день закончилось. Она могла ещё вытерпеть угрозы Арсения, потому что тот был реальной угрозой, но выслушивать дурацкие претензии от подростка она не собиралась. – Я тебе не девочка! – А кто же ты? – Я хозяйка этого дома! – Я рада за тебя. И что дальше? И что тебе вообще от меня надо? – Ты должна быть с Демьяном! Рядом с ним! А ты… По лицу девочки прошла нервная дрожь, и вены на висках вздулись, а кончики клыков угрожающе мелькнули. Мира готова была броситься на неё, и Мария напряглась, прикидывая в уме, справится ли она с недоростком-вампиром. С ней – справится. При любом раскладе. По крайней мере, пинка под тощий зад точно сможет дать. – Я его покормила. – И что??? Этого мало!!! – Перестань истерить! Девочка, как и предполагала Маша, кинулась на неё, шипя и растопырив пальцы с длинными ногтями. Она метила в лицо. Мария ловко увернулась, схватила вампиршу за руку и вывернула её. Та пискнула и замерла. – Ай! Мне больно! – И что? – наигранно спокойно уточнила Мария, прикидывая в уме, к каким последствиям может привести её драка с младшей из клана Даровых. Ни к чему хорошему – точно. Но с перспективой «ничего хорошего» Мария уже начинала свыкаться. – Надо думать о последствиях! – Пусти! – Нет! Пока ты не успокоишься! – Пусти, кому я сказала! – девчонка постаралась лягнуть Марию. – Успокойся! Или я тебе руку сломаю! – А я тебе горло перегрызу! – Много желающих! Маше надоело удерживать брыкающуюся девицу и, подведя её к дивану, она толкнула на него вампиршу. Та упала. Но не набросилась на неё снова, как предполагалось. Наоборот, недовольно ворча и потирая руку, перевернулась, села на пол и хмуро глянула на Машу. – Довольна, что сладила с подростком? Маша усмехнулась. – Не особо. Но скрывать не буду – некоторое удовлетворение получила. – Ты!.. – начала она заново, потом резко замолчала, засопела себе под нос и поднялась на ноги. – Живи пока. Донимать не буду. Но советую направить все свои силы на исцеление Демьяна. Мы слишком долго были без него, чтобы какая-то вертихвостка… Она снова не договорила, и Мария не сочла нужным отвечать, лишь кивком головы указала гостье на дверь. Та поняла её без слов и внезапно покраснела. Снова проворчала себе под нос проклятия и направилась по указанному направлению. Около двери она остановилась, и оглянулась. – И учти… Если с моими цветочками что-то случится, тебе не поможет заступничество ни Демьяна, ни Арсения. И громко хлопнула дверью, оставив ошарашенную Марию одну. Глава 4 На ужин ей принесли хорошо прожаренное мясо, солянку и овощной салат. А где десерт? Этот вопрос едва не сорвался с губ Марии, когда она открыла крышку на подносе. Она была сластеной и жизни не представляла без шоколада. А тут её ждало разочарование. Хорошо, что в сумке у неё всегда лежала плитка шоколада. На вечер и утро хватит, а потом она что-нибудь придумает. Поужинала она с удовольствием, и после того, как выпила стакан сока, почувствовала, что жизнь медленно возвращается к ней. Она потянулась и поняла, что хочет побегать. Размять косточки. На улице как раз потемнело, Мария подошла к окну и выглянула на улицу. Сад и прилегающая территория были освещены по периметру, но девушка уже знала, куда хочет сбегать. Когда она приехала в замок, то обратила внимание на запах свежести. Где-то поблизости разбит пруд или озеро. К нему она и отправится. Поправляя занавеску, Мария дотронулась до куста декоративной розы, и хмыкнула. Надо же, и это чудо выращивает Мира! Никогда бы не подумала. Цветы – слишком человечно… Мария перекинулась в доме и вспомнила, как они последний раз бегали с Николаем. У неё промелькнула мысль позвонить ему по возращению, но она оборвала себя. Нечего травить душу. Она решила, что общаться со знакомыми будет, когда её пребывание в замке Даровых закончится. А так – слишком тяжело. Бесшумно ступая четырьмя лапами, молодая волчица, мордой открыв входную дверь, вышла на улицу… * * * – Не трогать её. Пусть побегает. Хриплый голос прозвучал безапелляционно. – Ты зря ей даёшь столько полномочий. – Скажи патрулю, чтобы не приближались к ней ближе, чем на десять метров. – Она не из пугливых, наши её не испугают. – Десять метров, – и снова железные нотки в голосе. – Смотри сам, тебе с ней общаться. И чуть заметный кивок головы. * * * Мария не ошиблась – за замком, если продвигаться вглубь, находился пруд. Он был заброшенным, ряска и несколько лилий кружились на поверхности, но зарослей вокруг пруда не наблюдалось. Мария с удовольствием растянулась на берегу и некоторое время полежала. Она чувствовала, что рядом кружат вампирские ищейки. Она видела в темноте их красные глаза. Они наблюдали за ней, но не подходили. Им запретили. Когда Мария это поняла, то удовлетворенно зарычала, оскалив мордочку. Кто-то позаботился о её безопасности. И она даже знала кто. Демьян. Ему нужна её кровь. И Мария хотела верить, что только её кровь. Ничего более. Волчица недовольно зашевелилась, вспомнив, как член вампира дотронулся до её обнаженных бедер. И сразу же в теле проснулась томительная истома. Это было уже слишком, Мария вскочила на ноги и побежала в сторону дома. Она не желала вспоминать волны чувствительного удовольствия, распространившиеся по телу, когда Даров жадно пил её кровь. Она должна была испытывать ярость, ненависть, что угодно, но только не удовольствие. Раздражаясь на себя за то, что не может справиться с чувствами и взять под контроль воспоминания, Мария влетела в гостиную и кинулась на диван. Спать! Забыться! Не думать! Легко сказать, но сложнее сделать… * * * Её разбудили на рассвете. Мария уснула, как была, в облике волчицы, свернувшись клубочком. И ей совсем не понравилось, когда в гостиную ввалился огромного роста перекаченный гормонами вампир. Мария соскочила с дивана и угрожающе оскалилась. Вампир оскалился в ответ, в его взгляде читалось снисхождение, точно его позабавила реакция девушки. –Тише, щеночек, спрячь молочные зубки, – нагло заявил вампир и поправил кобуру с пистолетом. Мария снова зарычала. – Давай-ка, перекидывайся и ступай к хозяину. Он ждет тебя. С этими словами вампир вышел, оставив Марию одну. Она сразу же перекинулась и посмотрела на часы. Время было без пятнадцати пять! Уму непостижимо! Она любила рано вставать, но не в пять часов утра! Зачем она в такую рань понадобилась Дарову, сомневаться не приходилось. Поэтому Мария, недовольно ворча, быстро умылась и отправилась к своим вещам. Тут-то она и поняла, что влипла. Она не взяла с собой сменной одежды. Вот, паразитство! Выбора особого не было, пришлось одеваться в то, в чем была вчера. Маша натягивала юбку, скрепя зубами. Сегодня всё будет по-другому! Обитатели замка не спали. Играла негромкая музыка. Она доносилась со стороны зала, уточнять, кто мог веселиться в столь ранний час, Маша не стала. Она поднялась на второй этаж и быстро преодолела расстояние до комнаты Демьяна. Коротко постучав, вошла. И снова её сердце предательски дрогнуло. На этот раз Даров ждал её, стоя около окна. Его высокая фигура отчетливо вырисовывалась на фоне просыпающегося дня. Теперь комната была освещена не свечами в канделябрах, а тусклым светом двух торшеров. Его оказалось достаточным, чтобы Мария более четко рассмотрела Демьяна. Она оказалась права, он был высоким, метр девяносто пять, а то и два метра. Коротко подстриженные волосы по-военному, «ежиком», такая прическа была не свойственна мужчинам-вампирам, те предпочитали носить длину волос по плечам. У него были широкие плечи. Были, потому что сейчас выпирали лопатки и ключицы. И подразумевалась широкая спина. Он был облачен в длинный шёлковый халат, который не мог скрыть его измождённости. В горле Марии образовался ком, и она с усилием его сглотнула. Во рту пересохло. Её реакция была странной, пугающей. От мужчины исходила сила, которая смущала её. Она прочистила горло и сразу перешла к делу: – Я не позволю тебе повторить вчерашнее. Ей показалось, или его спина напряглась сильнее? Он ответил не сразу, и девушка сначала решила, что он снова не удостоит её ответа, а когда он заговорил, по её телу пробежали мурашки. – Ты не позволишь мне пить свою кровь? Его голос отличался хрипловатостью, был низким, рокочущим. Маша впервые слышала столь глубокую интонацию, и она привела её в непонятное волнение, которое она списала на предстоящее кормление. – Нет, я имела в виду… – начала говорить она, но замолчала, понимая, что не в состоянии вслух произнести про сексуальный подтекст его действий. Демьян Даров обернулся. Мария прикусила нижнюю губу, чтобы снова не выдать себя и не опозориться. Лицо мужчины по-прежнему отличалось бледностью, но сегодня оно уже не походило на череп, обтянутый кожей. Очень сильно выделялись глаза: большие, темные, с легким прищуром. И губы – недовольно сжатые. – И что ты имела в виду? Уточни, – его тон прозвучал почти обвиняющим. – Я не буду кормить тебя лёжа, – быстро выпалила Мария, чувствуя, как её щеки вспыхнули. – Если хочешь пить мою кровь, мы это будем делать сидя! Глаза мужчины недобро вспыхнули, и он скрестил руки на груди. Он смотрел на девушку, не отводя взгляда, и Маша занервничала сильнее. Время остановилось. – Хорошо, садись, – согласился он, наконец, и Мария готова была вздохнуть с облегчением, когда услышала продолжение: – На кровать. – Что? – вспыхнула она, решив, что ослышалась. – Ты предложила кормиться сидя, я согласился. – Я… Мария открыла рот и закрыла, понимая, что попала в ловушку. Она бросила быстрый взгляд на кровать и повела плечами. – Нет. Так не пойдет. – Я не намерен спорить. Садись, – интонация голоса понизилась на тон, и у Марии сложилось впечатление, что ему трудно говорить. Маша бегло прошлась по комнате и поняла, что выбора у неё нет. К тому же, она сама высунулась с предложением. Он на самом деле принял её условие, переделав на свой лад. – Я не хочу, чтобы ты ко мне прикасался нигде, кроме шеи, – выдвинула она ещё одно условие. Из груди мужчины вырвался шумный выдох, точно он с трудом сдерживался. – Садись. – Я всё сказала… Если ты нарушишь мои условия, я уйду, – на всякий случай ещё раз озвучила Мария и двинулась в сторону кровати, не понимая, что она находится не в том положении, чтобы диктовать требования. Сегодня постель была застлана темно-коричневым шелком. Мария быстрыми движениями сгребла подушки в одну кучу, и села с краю кровати, опираясь руками на них. Откинула волосы, выпрямила спину и стала ждать. – Тебе будет неудобно, – голос раздался совсем рядом. – Ничего, перетерплю, – фыркнула Мария и настроилась на пытку. Хотя… Нехороший голос внутри неё, который периодически просыпался и не давал ей покоя, напомнил, что прошлое кормление на пытку было похоже меньше всего. Наоборот, она испытала ни с чем несравнимые эмоции… – Склони голову направо, – голос Демьяна совсем охрип и звучал чуть слышно. И снова в душе Марии что-то дрогнуло. Она вспомнила, почему здесь. Пока она занималась самолинчеванием и жалела себя, то упустила тот факт, что вампиры прибегали к услугам оборотней в очень редких случаях. Сейчас, когда война прекратилась, и жертв с каждым годом становилось всё меньше, вампиры практически стали обходиться без оборотней. Им не нравилось общаться с побежденными. Если хорошо подумать, то у Маши не было ни одной знакомой девушки, которая кормила бы вампира. Даровы обратились к её семье не просто так. Она попыталась вспомнить, что слышала про Демьяна, но на ум не приходило ничего определенного. Говорили, что он многие десятилетия находился непонятно где, что его семья не могла найти его. И вот сейчас он стоит за её спиной, окутанный таинственным прошлым… А она ещё смеет диктовать ему условия! Разве ей вчера не представилась возможность убедиться в его силе? Зачем она дразнит зверя? К тому же наверняка после кормления она снова не сможет обращаться. Она не успела додумать, сформулировать мысль до конца, когда почувствовала, как прогнулась кровать за её спиной, и сразу же последовал небольшой укол. Дальше случилось то, чего Мария опасалась, и чего с замиранием сердца, не желая признаваться даже самой себе, ждала… Кровь в её жилах снова вскипела, и девушка чуть слышно застонала. По телу со скоростью, не поддающейся объективному восприятию, разлилось тепло, и у Марии отчаянно заколотилось сердце… Демьян пил кровь жадными большими глотками, не прикасаясь к девушке ни телом, ни руками. Он стремился, как можно быстрее насытиться. Из его груди вырывались довольные рычащие звуки, которые приводили Машу ещё в большее волнение. Голова начинала кружиться, и она прикрыла глаза. Ей захотелось обо что-то опереться, и самым естественным было откинуться назад… На грудь мужчины. И она уже готова была поддаться искушению, томление тела достигло апогея, когда Демьян резко оторвался, быстро лизнул ранку и вскочил с кровати, спеша отойти на безопасное расстояние. Странное дело, но дышал он тоже тяжело. Он отошёл к комоду и оперся об него руками. Послышался звук крошащегося дерева. Мария медленно приходила в себя, не веря, что кормление закончилось так быстро, и обошлось без всяких эксцессов. Её тело ломило, точно требовало некоего завершения, которое она была не в состоянии дать. Она опустила ноги на пол и, цепляясь руками за каркас балдахина, неуверенно встала. – Я… ухожу, – непонятно зачем сказала она. – Постой. Его голос едва можно было различить. Сердце Марии замерло в ожидании. – Что? – Ты можешь съездить домой… на пару дней. За тобой… приедут в воскресенье. Мария удивилась. Он отпускает её, пусть и на пару дней? Она обрадовалась. Она увидит отца, а это дорогого стоит. – Спасибо, – поблагодарила девушка и, не услышав ответа, поспешила покинуть комнату. Когда она закрыла за собой дверь, то услышала грохот разбивающейся о стену вазы. Глава 5 – Папа! Мария залетела домой. Ещё никогда она так сильно не радовалась возвращению домой. Кинув сумку на журнальный столик, Маша поспешила в большую залу на втором этаже их деревянного дома, которую они использовали как библиотеку и рабочий кабинет отца, где он иногда встречался с альфами других стай. – Что ты тут делаешь? Недовольный голос Алисы Федоровны застал Машу посередине коридора. От удивления и неожиданности девушка остановилась и с обидой на лице повернулась к матери. – Мама, ты что, не рада меня видеть? Алиса Федоровна поморщилась, заломила руки и ворчливо попыталась оправдаться: – Нет, не в этом дело… Просто твой приезд… Разве Даровы больше не нуждаются в твоих услугах? Непрошенные слезы навернулись на глаза Марии, и той с трудом удалось их сдержать. Вот и вернулась домой… Она не ожидала такой холодной встречи от матери. Нет, конечно, между ними никогда не было теплых отношений, но чтобы так… – Я приехала на пару дней, – стараясь не расплакаться, ответила Маша и шмыгнула носом. – В воскресенье уеду. – Странно… – Что тут странного, мама? Создается такое впечатление, что ты не рада моему прибытию! – Не говори чушь! Я рада, что ты приехала, – Алиса Федоровна всполошилась, понимая, что перегибает палку. – Неожиданно, вот и всё. – Конечно. Мария не стала развивать тему. Ей не хотелось выяснять отношения с матерью. Но настроение было подпорчено и сильно. – Папа дома? – Нет. Час назад он уехал в город. – Когда вернется? – Не знаю. Сказал, к вечеру будет, – Алиса Федоровна пожала плечами. – Ты есть будешь или тебя покормили? И снова в голосе матери проскользнули недовольные нотки. Маша разозлилась. – Я сама поем. – Как скажешь. Обед в холодильнике. – Найду. Алиса Федоровна кивнула и отправилась во двор, оставив дочь наедине с невеселыми мыслями. Вот так возвращеньеце домой, ничего не скажешь. От радостного запала не осталось и следа, но Мария приказала себе не раскисать. У неё впереди были два дня, и она их собиралась провести с пользой. Маша не успела подняться к себе в комнату, когда услышала отчаянный крик матери. Девушка сорвалась с места и, перепрыгивая через две ступеньки, кинулась вниз. Она видела, как мать выходила в сад, поэтому побежала в ту сторону. Но она не добежала. Потому что в дом зашел Аркадий Игнатьевич. И он был весь в крови. – Папа? – от ужаса у Марии округлились глаза, и она зажала рот рукой, чтобы тоже не закричать. Аркадий Игнатьевич устало посмотрел на дочь и негромко сказал: – Это не моя кровь. Не надо кричать. – Бог ты мой! Папа, что случилось? Почему ты весь в крови? Если это не твоя кровь, то чья? Воспаленное воображение стало рисовать картину одну ужаснее другой. – Хорошо, что ты дома, и мы можем поговорить… Подожди немного… Я отмоюсь… А лучше, сделай мне крепкого чая и положи побольше сахара… В комнату вбежала Алиса Федоровна, держа в руках несколько полотенец. Ее лицо было бледным, в глазах застыли слёзы и испуг. Она, поддерживая супруга, помогла ему пройти в ванную. Маша бросилась в кухню, выполнять просьбу отца. Когда она заваривала чай и сыпала в чашку сахар, её руки дрожали. Что могло случиться с отцом? Почему он весь в крови? В голову не приходила ни одна стоящая мысль, а плохие она гнала прочь… В глазах отца не было ни вины, ни раскаяния, значит, он не натворил глупостей. За это можно было не волноваться. Но он сказал, что рад, что она дома, и они смогут что-то обсудить. Это взволновало Марию, потому что голос отца звучал очень серьезно. Чтобы чем-то занять себя, Маша сварила кофе себе и матери. Поставила чашечки на поднос и вынесла в соседнюю комнату, где поставила поднос на журнальный столик. И стала ждать отца. Ждать пришлось недолго. Почти сразу же появился Аркадий Игнатьевич. За это время он успел переодеться и отмыть кровь. Выглядел альфа обеспокоенным. Прихрамывая, он дошёл до дивана и опустился на него. Сразу же взял чашку с чаем и жадно сделал несколько глотков. Мария выжидающе смотрела не него. В комнату следом вошла Алиса Федоровна. Она помогала мужу отмыться от крови и немного запачкалась сама. Но переодеваться не спешила. – Аркадий!.. – Сядьте, – не терпящим возражений и пререканий голосом сказал альфа, и обе его женщины послушно опустились в соседние кресла. Они молча смотрели на него, понимая, что задавать вопросы не имеет смысла, он сейчас сам всё расскажет. – Случилось нечто ужасное и не поддающееся логическому объяснению, – наконец, начал говорить он. – Мне позвонил Анатолий Зверенцев и попросил приехать. Он был встревожен. Я не мог отказать другу. Когда я приехал в указанное место, то увидел, что там собрались предводители других стай. Ждали меня и ещё несколько человек. Анатолий поступил правильно, позвав всех. Потому что это надо было увидеть своими глазами. Он замолчал, перевел дыхание и сделал ещё один глоток. – На территории Зверенцева один из егерей обнаружил тело девушки. Алиса Федоровна тихо ахнула. А у Марии засосало под ложечкой. – Тело? – шепотом переспросила она. – Да. Девушку убили. Растерзали. Предварительно изнасиловав. – Пресвятые угодники!.. – Это её кровь была на тебе? – догадалась Мария. – Да. Нам необходимо было доставить её в морг. – Но кто эта девушка? Уже сообщили её семье? Аркадий Игнатьевич нахмурился и покачал головой. – К сожалению, нет. Лицо сильно изуродовано. До неузнаваемости. Мы ждем, что появится известие, что в чьей-то стае пропала дочь или жена… – Но это немыслимо! Убийство девушки! В нашем районе не было таких случаев со времен… Алиса Федоровна замолчала. – …со времен войны, – тяжело вздохнув, закончил за неё альфа. – Это правда. Мы жили мирно. Кровь не лилась. По крайней мере, кровь молодых волчиц. А тут нападение… – Но кто это мог сделать? Вам удалось что-либо выяснить? – К сожалению, нет. Этим делом займется местная полиция, а мы будем сотрудничать и, по возможности, помогать им, – теперь взгляд Аркадия Игнатьевича обратился в сторону дочери, и он некоторое время смотрел на неё, не моргая. – Мне тяжело это говорить, Маша, но я должен признаться, что рад, что в складывающейся ситуации ты будешь находиться в резиденции Даровых. Их оповестили о произошедшем. Убийство произошло на подведомственной им территории. У Даровых лучшая охрана, и ты будешь в полной безопасности. – Аркадий, а если это вампир растерзал девушку? – воскликнула Алиса Федоровна и вскочила на ноги. Убийство девушки шокировало её. Они только-только начали более-менее сносно жить, и тут, пожалуйста, преступление, вызвавшее резонанс! – Не исключен и такой вариант, – согласился альфа и снова посмотрел на затихшую дочь. – Но никто из нас не учуял запаха вампира. Мы вообще не смогли учуять чей-либо запах. Последнее заявление шокировало женщин ещё сильнее. – Как… Как не было никакого запаха? – Алиса Федоровна остановилась напротив мужа. – Разве такое возможно? Такого просто не может быть? Запах остается, будь то оборотень, вампир или человек! Или кто-то другой! Запах должен быть! – Должен, согласен, но его не было! Виной всему дождь. Там, где произошло преступление, прошёл дождь. Следы смыты. – Когда убили девушку? – Сегодня на рассвете. Когда Маша ехала к ним, то обратила внимание на лужи и размытую дорогу. Она ещё удивилась, потому что в поместье Даровых и в городе дождя не было. Роковое стечение обстоятельств. – А Даров отпустил меня домой на пару дней, – негромко сказала она и по-детски шмыгнула носом. – Мне об этом уже сообщили, – отец грустно улыбнулся. – Я рад был повидать тебя, Маша, но… Я буду переживать каждый раз, когда ты будешь уходить на прогулку. Пока не пойман убийца, ни одна девушка не может быть в безопасности. Как не приятно было Марии возвращаться в замок Даровых, выбора не оставалось. Новость об убитой девушке не выходила у неё из головы. Кто мог надругаться над несчастной, а потом убить её? От одной мысли об изуверстве, что пришлось той пережить перед смертью, Марию бросало в холодный пот. К Даровым она прибывала ближе к ночи. Встретила её прислуга. Маша ожидала, что её сразу же проводят или к Демьяну, или к Арсению, но ничего подобного не произошло. Ей указали в сторону выделенного домика. На что и лучше. Ночью Мария спала плохо. Её беспокоили кошмары. Снилось, что кто-то гнал её по лесу к обрыву. Она не хотела туда бежать, пыталась увильнуть потайными тропами, но преследователя забавляли её жалкие попытки избежать уготованной участи. Страх настолько был осязаем, что даже во сне на теле Маши выступили капельки пота. Утром Мария проснулась с головной болью и в дурном настроении. Бессонная ночь сказалась. Она не знала, чем себя занять, поэтому обрадовалась, когда обнаружила ноутбук. Отлично! Всемирная паутина позволит отвлечься от дурных мыслей. Мария не была яростной поклонницей интернета, но часто использовала его, чтобы скачать музыку или интересную книгу. Не успела Маша найти сайт библиотек, как в дверь коротко постучали и, не дожидаясь ответа, вошли. – Здравствуйте, – поздоровался вошедший. Мария прищурила глаза. К ней с утра пожаловал невысокий худощавый мужчина в белом больничном халате. С собой на каталке он привез медицинские инструменты. Одного взгляда на иглы и шприцы хватило, чтобы Маша вскочила с кресла и встала за его спинку. – И вам доброго утра, – ответила она, не сводя взгляда с каталки. Она с настороженностью относилась к разного рода медикаментам, и увидеть их с утра было плохой приметой. – Меня зовут Елистрат, я медбрат. – Это я уже поняла. – Вы, наверное, гадаете, зачем я к вам пожаловал? – Есть такое дело. Голос мужчины был уставшим, и он меланхолично толкнул каталку вглубь комнаты. – Вам не стоит меня опасаться, я не причиню вам вреда. – А зачем тогда вы принесли всё это? – девушка кивнула головой в сторону мединструментов. Оборотни практически не болеют, у них сильная регенерация, и к врачам они обращаются в крайних случаях, когда оборотень самостоятельно справиться не может. Мария была ребенком, ей было три или четыре года, когда в их дом доставили сильно потрепанного оборотня, знакомого отца. Тот подрался с давним противником, и пришлось приглашать бригаду врачей. Мужчина умирал от потери крови. Его удалось спасти, но в голове Маши отчетливо запечатлелась картина человека в крови. И эта картина невольно ассоциировалась с людьми в белых халатах. – Меня прислали хозяева. Не стоило уточнять, кого именно Елистрат называет хозяевами. – Зачем? У Марии в голове мелькнула мысль об опытах над оборотнями, и девушка решила, что ни за что в жизни не позволит проводить над собой эксперименты! Это чересчур! – Девушка, не стоит воспринимать меня враждебно. Я вижу, как вы напряжены. Расслабьтесь. Или у вас фобия на уколы? Мария ещё сильнее нахмурилась. – Зачем мне делать укол? Может, всё-таки вы перестанете ходить вокруг да около и скажите, зачем пожаловали? И уберите от меня подальше все ваши штучки. Теперь уже пришла очередь медбрата хмуриться. – Так вас не предупредили? – О чем меня должны были предупредить? Елистрат остановился в метре от неё и внимательно осмотрел девушку, а потом покачал головой, точно решив для себя что-то. – Мне дали указание забрать у вас кровь. – Не поняла… – Всё очень просто. Раз вы вернулись к нам раньше времени, то Демьян распорядился взять у вас кровь, – видя, что Маша продолжает его не понимать, добавил: – Медикаментозно. Вот после этих слов у Марии задрожали ноги. Она сильнее вцепилась в спинку кресла, отчего побелели костяшки на пальцах. Её охватили самые разнообразные чувства, от гнева до непонимания. Ею пренебрегли! Элементарно, пренебрегли! Кровь подступила к щекам Марии, и ей пришлось глубоко вздохнуть, чтобы не вспылить при враче и не вылить на него весь негатив, который мгновенно образовался внутри девушки. Подобного унижения она не испытывала давно, если вообще испытывала когда-либо. Да, ей была противна сама мысль, что она является кормом для вампира, отдает ему кровь и потом не может обратиться, но… Это она имела право отказать ему в питании, а не он!.. не он присылать какого-то медбрата с штучками из иголок и колб! – Вы возьмете у меня кровь шприцом? – уточнила Мария, тщательно проговаривая каждое слово. – Да. Немного. – Немного в вашем понимании это сколько? – Три шприца. Маша поморщилась. Она никогда не расставалась с кровью подобным образом, и волна гнева с новой силой охватила девушку. Она резко отодвинула в сторону кресло и вытянула руку вперед. – Берите сколько надо, но побыстрее. – Сядьте на диван, так нам будет удобнее. Казалось, Елистрат не замечал её дурного расположения духа или просто не обращал внимания. Говорил он будничным тоном, для него происходящее было не более, чем работа. Маша, скрепя сердце, села на диван и, не глядя на Елистрата, положила руку на подлокотник. Врач точным движением накинул жгут чуть повыше локтя девушки, после чего последовал укол иглы. Девушка поморщилась, но ничего не сказала. Какой смысл выплескивать негатив на врача? Он такой же заложник жизненных ситуаций, как и она. – Готово, согните руку в локте и держите некоторое время, – сказал Елистрат, протирая ранку спиртом. – Хотя… наверное, у вас кровь быстрее свертывается, чем у обычного человека. Мария кивнула. Пока Елистрат брал у неё кровь, гнев испарился, и на его смену пришла обида. Неожиданная, вязкая и очень досадная. Мария не знала, что послужило причиной её возникновения, но чувствовала она себя именно обиженной. От досады ей даже захотелось всхлипнуть, совсем, как в детстве. И это было только началом. Потому что Елистрат пришёл к ней и на следующий день, а потом и на следующий… И так продолжалось пять дней. Мария метала гром и молнии. Да что это такое происходит? Может, проще отправить её домой и каждый день поставлять в резиденцию Даровых колбу с кровью? Она с удовольствием поживет дома при таком раскладе! Маша сама не понимала, отчего злится. Казалось бы, ей следовало радоваться – её никто не тревожит, ей не надо идти в покои Демьяна и терпеть его присутствие и прикосновения. Но что-то очень сильно задевало в том, что вампир игнорировал её. Точно сам не желал видеть. А ещё Маша всё чаще и чаще вспоминала те волшебные ощущения, которые охватывали её, когда Даров питался. Ей становилось стыдно, она обзывала себя нехорошими словами, но ничего не могла поделать. И, закрывая глаза после очередной бессонной ночи, она пыталась воссоздать их… Вечером пятого дня она не выдержала. Все эти дни она занималась ничегонеделанием. Смотрела телевизор, читала скаченные книги, несколько раз разговаривала с отцом и не находила себе места. Ночами она выходила погулять вокруг пруда. Эти прогулки хоть ненадолго, но позволяли ей чувствовать себя свободной. Ей очень хотелось побегать по ночному лесу, она скучала по запаху трав и деревьев. Сегодня она решила не нарушать традиции. К тому же, Мария обратила внимание, что сегодня Елистрат у неё взял крови на один шприц меньше. Что это могло означать? Что Демьян насытился? Перекидываться в доме она не стала. Ей захотелось прогуляться к пруду в облике человека. Она вышла из дома и стала невольной свидетельницей следующей картины. К парадному крыльцу замка был подан белоснежный лимузин. И к нему не спеша шли мужчина и женщина. Мужчина в черном фраке и женщина в золотистом шелковом платье, переливающимся серебряными нитями. Арсений и его спутница. Мария остановилась, предпочла остаться в тени. Она не стремилась лишний раз показываться на глаза главе клана Даровых. Она хорошо помнила его угрозы. Глаза девушки чуть прищурились. Ничего, возможно, у неё тоже когда-нибудь найдется способ поставить Арсения на место. Лимузин тронулся и вскоре скрылся в ночи. Девушка не спеша направилась к пруду. У неё появилось своё любимое место. У самого окончания пруда, где вода шла на убыль, и было видно дно, было повалено дерево. Мария ещё удивлялась, как такое возможно – в богатейшей резиденции Даровых, где служил не один садовник, могли допустить резонанс с окружающим ландшафтом сада. Но это было не её дело. Ночь выдалась теплой и безветренной. И тихой. Оставшиеся обитатели замка или спали, или тоже покинули пределы имения. Мария почувствовала вампиров прежде, чем их увидела. По прошествии недели пребывания у Даровых она привыкла, что их бойцы незримо присутствовали рядом. Они наблюдали за передвижением Маши, но никогда не приближались близко. Мария даже перестала обращать на них внимания. Они несли свою службу. И только. Но сегодня всё было иначе. И Мария сразу поняла это. По мере того, как она продвигалась вглубь сада, вампиры следовали параллельно с ней. Она едва ли не чувствовала их дыхание. И взгляды. Те не спускали с неё пристальных взглядов, и ей становилось не по себе. Что происходит? Почему ищейки идут за ней? Мария напряглась. И не зря. Потому что не прошло и минуты, как она услышала насмешливое: – Смотри-ка, а самочка напряглась… Мария от такой бесцеремонной наглости споткнулась, но в последний момент устояла на ногах. Это её назвали самочкой? За всё время нахождения Марии в замке никто её не оскорблял! А тем более, ищейки Даровых! Как они смели проявлять к ней неуважение? – И на ногах стоит не ровно… – Ага… – Может, стоит её поддержать? Как ты думаешь? Она не видела лиц говоривших, но отчетливо представила их ухмыляющиеся рожи. Мария ускорила шаг. Хотя куда она спешила? Вампиры в любом случае знали территорию лучше, чем она. Она понимала, что они специально провоцируют её. Ждут, что она испугается. Марии бы очень не хотелось доставить им такое удовольствие, но она, к своему стыду, не была уверена, что у неё хватит сил противостоять двум вампирам. Двум? А если их было больше? Капелька пота выступила на лбу девушки. И она, сама того не желая, вспомнила рассказ отца про убитую девушку… Что за дурацкая привычка сгущать краски! – Можно и поддержать. К тому же, нам сегодня дали добро на развлечение с сукой оборотней… Вот после этих слов Мария поняла, что ей надо бежать. Если им дали добро… на развлечения с ней… Но кто мог поступить так жестоко по отношению к ней? Неужели Арсений, который уехал из резиденции, перед этим решив, что его солдаты достойны небольшого развлечения? Мария стиснула зубы. Ох, не зря она сегодня строила план мести высокомерному вампиру! План мести придется отложить на потом. Сейчас главное – избежать прямого столкновения с ищейками. И она побежала. * * * Она бежала быстро. Мария порадовалась тому, что с детства любила упражняться физически и могла развить высокую скорость. Её целью стало выбежать на освещенную территорию. Она до конца отказывалась верить, что Арсений разрешил своим бойцам поглумиться над ней физически. Он не пойдет на прямое нарушение договора. Её сердце отчаянно стучало, а дыхание сбилось. Вампиры посмеялись и, улюлюкая, бросились следом. – Ату её! Прежде чем попасть на освещенную территорию и иметь возможность скрыться в замке, ей необходимо было обежать пруд. Что Мария и собиралась сделать. Конечно, она могла попытаться переплыть его, но, к сожалению, она почти пришла к его окончанию, и вода была ей по грудь. Плыть не имело смысла. – Давай кинем её в воду! Никогда не видел намокшего оборотня! И кофточка на ней что надо – легкая! Просвечивать будет! Намеки на сексуальные потехи только подстегнули Марию. Её подмывало ответить на заносчивость вампиров, но она понимала, что потеряет драгоценные секунды. Вампиры и так дышали ей в спину. А их голоса отпечатывались в мозгу. Она ускорилась. И каким-то чудом ей удалось невредимой обежать пруд. Осталось совсем чуть-чуть… – Она уходит! Она слышала их шумные шаги за спиной. Пару раз одному из вампиров почти удалось схватить её. Мария старалась не думать, что будет с ней, если их цепкие руки поймают её, а острые клыки доберутся до вен. И тут она увидела запасной вход в замок. Ни с чем несравнимое облегчение затопило девушку, и она, сделав последний отчаянный рывок, бросилась к нему. Дверь с легкостью поддалась, и Мария оказалась в темном, не освященном, коридоре. Она сразу же накинула щеколду на дверь и осмотрелась в поисках какой-либо мебели, чтобы можно было заблокировать дверь, но коридор оказался пустым. В дверь торкнулись и ударили кулаком. Это послужило Марии дополнительным стимулом, и она снова побежала. В замке легко можно было спрятаться и переждать до утра. А вот утром… Утром кому-то предстоит ответить на её вопросы! Отправляясь к Даровым, она не подписывалась на унижения! Она бежала, уже не разбирая дороги, и, свернув за очередной угол, увидела приоткрытую дверь, через щель которой сочился свет. Слава Богу! Она ринулась в её направление. И не прогадала. Мария попала в тренажерный зал, увешенный бойцовскими грушами, снарядами и элитными тренажерами. Зал был большим, если не сказать огромным. Но сейчас ей было не до рассматриваний спортивных снарядов. В зале находился мужчина, и это было главным. – Помогите! – крикнула девушка и бросилась в его сторону. Мужчина подтягивался на турнике. Его движения были быстрыми, резкими, пружинистыми. Уже подбегая к нему и останавливаясь в паре метров, Мария как бы между делом отметила, как бугрятся от напряжения его мышцы, как выделяются мускулы на широкой спине. Из одежды на мужчине были черные спортивные штаны и серая майка, промокшая от пота и усиленных тренировок. – Пожалуйста, помогите мне, за мной гонятся! – продолжала выкрикивать слова помощи девушка. Она тяжело дышала и, когда остановилась, прежде всего, предприняла попытку восстановить дыхание. Мужчина замер на вытянутых руках, отчего толстые вены сильнее проступили на коже. Потом с легкостью приземлился на мат, не производя ни малейшего шума. В голове Марии мелькнула мысль, что мужчина движется с грацией смертельно опасного хищника. При его комплекции такие способности достигаются благодаря многим годам тренировок. Она кое-как восстановила дыхание, и теперь внимательнее присмотрелась к нему. Высок. Выше её, более чем на голову. Плечи широкие, руки накаченные, с четко выступающими мускулами. Он медленно повернулся к ней, и впервые в жизни Мария поняла тех девушек, которые отдавались мужчине в первую же встречу. Она не знала от чего – от бега ли, от пережитого испуга… или от взгляда стоящего перед ней мужчины у неё задрожали ноги. Он был красив. Чертовски красив. Той роковой красотой, что заставляет женщин терять голову. Его торс был мощен, грудная клетка не уступала широким плечам. А лицо, точно было высечено из камня. Тяжелый прямой подбородок, четко очерченные губы, прямой, чуть вытянутый нос, глубоко посаженные глаза и густые брови. Воплощение секса, как бы сказала Оксана. И она бы ещё с придыханием добавила, что именно от таких мужчин у девушек начинает «течь»… Мария решила, что медленно сходит с ума. Стоит ей попасть в замок Даровых, как с её гормонами начинает твориться невероятное безобразие. Вот и сейчас, она уставилась на мужчину, точно… У Марии засосало под ложечкой, и ужасающая мысль пронзила мозг. Но было поздно. Глаза мужчины гневно блеснули, а губы сжались в тонкую линию. – Что-ты-тут-делаешь? Его голос отличался особой хрипотцой. Присущей только одному человеку. И глаза… Очень знакомые темные глаза. Теперь у Марии ноги не просто задрожали, они подкосились. Перед ней стоял Демьян. Глава 6 Мария от шока открыла рот и забыла его закрыть. Если бы она не видела эту метаморфозу своими глазами, ни за что бы не поверила. Она даже попятилась назад, потому что к встрече с таким Демьяном она не была готова. – Ты… – невольно выдохнула она. – Но как… – Я, кажется, задал вопрос, – голос мужчины не предвещал ничего хорошего, и Мария быстро стала прикидывать, какую из двух зол выбрать: вернуться к вампирским ищейкам или держать ответ перед Демьяном? При воспоминании о том, как её гнали по саду, Мария разозлилась. Да что это такое происходит? Сколько с ней ещё будут играть эти ненавистные вампиры? Они перегнули палку. Её терпение закончилось. – И что, что ты задал вопрос, Демьян Даров! – вспыхнула Мария и, больше не сдерживаясь, обрушилась на него. – Я не собираюсь отчитываться перед тобой! Думаешь, что если ты стал вот таким!.. – Мария замысловатым движением в воздухе очертила его фигуру, – то теперь можешь на меня рычать? Не получится! А если пытаешься испугать, то тебе придется выстроиться в очередь! Очень много желающих! Демьян повел головой и впился пристальным взглядом в лицо девушки, которое покрылось нервными красными пятнами. Она стояла и сжимала маленькие кулачки, пытаясь не выдать своих переживаний. На самом деле она ему напомнила маленького ястреба, нахохливавшегося и вываливавшегося из родного гнезда. Её появление стало для него неожиданностью. А её слова… – Кто тебя напугал? И от кого ты бежала? Его слова вроде бы прозвучали пренебрежительно-лениво, сам он направился к висящему неподалеку полотенцу, но любой, кто знал Демьяна давно, до его таинственного исчезновения, поспешил бы ретироваться куда подальше. – А то ты не знаешь! – фыркнула Мария и снова поразилась переменам, произошедшим с Демьяном. Его она запомнила высоким, худым дистрофиком, на грани физического истощения, с лицом, в котором напрочь отсутствовала кровь и здоровые признаки жизни. А сейчас перед ней предстал мужчина, от чьей физической формы захватывало дух. Освещение в тренажерном зале было не полным, горели не все световые лампочки, но взгляд Марии снова и снова возвращался к телу Демьяна. Когда он стал вытираться полотенцем, она смогла разглядеть несколько шрамов, а когда снова повернулся к ней, она отчетливо рассмотрела ужасные следы от когтей или зубов на его кадыке. Вот, почему его голос деформирован… – Если бы знал, не спрашивал бы, – вампир продолжал хмуриться. Теперь он подошёл к ней и стоял, возвышаясь. А Мария внезапно почувствовала себя очень маленькой, совсем крошечной. Но тут она вспомнила, что она – дочь альфы, и ей нельзя пасовать перед вампирским мужчиной. И она гордо вскинула голову. Если бы она не видела Демьяна неделю назад и не узнала его по глазам и голосу, то приняла бы его сейчас за одного из бойцов Даровых. Большинство вампиров были худощавыми, жилистыми, они не тратили время на спортивные тренировки, довольствуясь той силой, которой обладали от рождения. Тренировались лишь те вампиры, которые не отличались родовитостью и знатностью, и выбирали путь воина и бойца. Вот и взглянув на Демьяна, можно было решить, что он относится к последней категории. – О какой помощи ты просила? – снова спросил Демьян, так и не дождавшись от неё ответа. Мария на всякий случай сделала пару шагов назад. – Твои ищейки решили позабавиться со мной. Из груди мужчины шумно вырвался воздух, и он грязно выругался. – Подробнее. Его тон напоминал приказ. – Что подробнее? Я непонятно говорю? – Нет, если ты хочешь, чтобы я разобрался в ситуации. – Я вышла погулять! Как обычно решила прогуляться к пруду. И всё было как всегда, когда появились два ваших бойца! За мной и раньше приглядывали, но никогда не приближались. Лишь наблюдали. А эти… -от возмущения Маше не сразу удалось подобрать слова. – Эти мало того, что назвали меня «самочкой», так и делали намеки сексуального характера! И где ваша хваленая защита, Даровы? В договоре написано, что кормилица на территории вампиров полностью находится под их защитой, а тут, получается, что я подвергаюсь… – Я понял, – оборвал её Демьян, не дав договорить. – Сомневаюсь. Он бросил на неё взгляд, полный скрытого предупреждения, но Мария на него не обратила внимания. – Ты и находишься под моей защитой. – Плохая же у тебя защита… Ай! Секунда, и она оказалась прижатой к стене. Причем, Демьян схватил её за плечи и немного приподнял над полом. Теперь его глаза, горящие яростным огнем, находились на одном уровне с глазами Марии. Она и пискнуть не успела. Лишь в голове мелькнула мысль, что у неё талант выводить вампира из себя. То швырнет с кровати, то шандорахнет о стену. – Никогда не сомневайся в моей защите, – сквозь крепко сжатые зубы процедил Демьян. – Тебя никто не тронет. Никогда, по крайней мере, в нашем замке. Его дыхание коснулось щёк девушки, и та нервно сглотнула. Она не была готова оказаться в столь интимной близости с Даровым. Он практически прижимался к ней. Его грудная клетка опускалась и поднималась, едва не касаясь груди Марии. Его бедра тоже находились в опасной близости от её, и она снова пожалела, что на ней юбка-колокол. Какая-то напасть просто: что ни встреча с ним, так она обязательно одета неподобающе. – Пусти, – пропищала она и попыталась вырваться, хотя и понимала тщетность своей попытки. – Нет, пока ты не поймешь, о чем я говорю, – его голос еще сильнее охрип. – Я прекрасно понимаю, о чем ты мне толкуешь, и для этого не надо применять силу, – Марии бы успокоиться и постараться начать логически мыслить, но не тут-то было. Хватка чуть ослабла, но он продолжил её удерживать. Мало того, сменил положение, и теперь одно его бедро находилось между ног девушки. – Что… – она сама не знала, что хотела сказать. Близость вампира привела её в смятение, на неё разом нахлынули воспоминания о первой встрече, когда она таяла под воздействием феромонов, а его возбуждение шокировало её. – Я дал четкие указания, чтобы тебя не трогали, – проговорил Демьян, чуть склонив голову, и теперь его губы находились в опасной близости от её уха. – Арсений со мной солидарен. И все об этом знали. Те, кто осмелился нарушить приказ, понесут заслуженное наказание. Дыхание мужчины обожгло кожу девушки, и кровь взбунтовалась, зажглась горячим огнем. Она была готова спорить на что угодно, но Демьян в этот момент напрягся и повёл носом, точно почувствовал изменения, произошедшие с ней. Она краем сознания понимала смысл сказанного Демьяном. Но сейчас её больше волновала его близость, вернее, её реакция. Неужели она тоже падка на мужскую агрессивную сексуальность? То есть относится к числу тех самых самочек? – Я не хочу тут больше быть, – её слова прозвучали неубедительно. Мужчина нахмурился. – Я провожу тебя до дома, если тебя что-то смущает. – Ты не понял…Ты больше не нуждаешься в моей крови, ты восстановился, и я хочу вернуться к себе домой… Она старалась не смотреть на него. Ей было достаточно метаморфоз её тела, которые ввергали её в смятение и не позволяли разумно мыслить. Ответом на её слова послужил яростный рык. – Это решать мне! – Но ты восстановился! – Это тоже знать только мне! – Но я тебе больше не нужна! – Такое ощущение, что ты меня не слышишь, Маша… Впервые за всё время общения он назвал её по имени. И, завершив мысль, уткнулся лицом ей в шею. Его язык тотчас нашёл венку и лизнул её. Мария вздрогнула. Он что, намеревался прямо здесь доказать её неправоту? Укусить её? * * * Сердце Демьяна готово было выпрыгнуть из груди. Ещё никогда оно не билось в столь сумасшедшем ритме. Не когда он сражался, не когда праздновал победы, не когда умирал. От одного присутствия молодой волчицы его мир переворачивался с ног на голову. Она была его спасением. Его кормилицей. Его вожделением. Его билетом в ад. Его чувства были натянуты на пределе возможного. Тронь, и порвутся. Демон, не желающий покидать его душу, урчал от предвкушения кровавого удовольствия, стоило только ей появиться на горизонте. Человек, к чьему облику сейчас он возвращался, стремился отгородить её от неприятностей. Две его ипостаси столкнулись в вечном противостоянии. И когда она сегодня забежала в зал с криком о помощи, бездна разверзлась перед его глазами. Он не сомневался, что ей не угрожает опасность. Ослушаться его приказа – подписать себе смертный приговор. Никто в поместье на это не пойдет. Но её страх был ощутим. Осязаем. Его волчицу гнали. Хватило и секунды, чтобы представить эту картину. И она ему очень не понравилась. Огромным усилием воли Демьяну удалось сдержать эмоции. В его планы не входило напугать её ещё сильнее. Но девчонка, точно назло, никак не желала слушать то, о чем он ей говорит. Упрямая и вздорная. Результатом их небольшого противостояния стало то, что он не выдержал и прикоснулся к ней. То, от чего он бежал последнюю неделю, случилось. Её кожа… Её запах… Её биение сердца… Он знал, что их встреча не принесет ему ничего хорошего, поэтому отгородил их от прямого контакта. Он не был уверен, что не завершит то, что начал в первую их встречу. Желание пить кровь девушки и одновременно обладать ею, было выше его сил. Его чресла набухали, стоило только подумать о ней. Вспомнить, как она застонала, когда он с жадностью питался от неё… А бархатистость её бедер? Разве подобное можно забыть? Регенерация его искалеченного тела вернулась и заработала с удвоенной силой. Чем больше он пил её кровь, тем быстрее восстанавливался и становился сильнее. Два дня он пропадал в тренажерном зале, заставив мышцы приобрести былую форму. Он тренировался и тренировался. Конец ознакомительного фрагмента. Текст предоставлен ООО «ЛитРес». Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию (https://www.litres.ru/marina-anatolevna-kistyaeva/greshnyy-soblazn-nochi/?lfrom=334617187) на ЛитРес. Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.
КУПИТЬ И СКАЧАТЬ ЗА: 119.00 руб.