Сетевая библиотекаСетевая библиотека
Сплетни нашего махалле. По ту сторону окон Наталья Зорина До момента написания этой книги герои моих рассказов были обычными людьми, которые не собирались становиться книжными персонажами. Они просто проживали свою жизнь, совершали ошибки и решали житейские проблемы в меру своих сил и нажитого опыта. А теперь это обезличенные мною персонажи, которые обязательно вызовут у вас самые разные эмоции. Не судите их строго, ведь у них и правда не было цели стать антипримером для подражания или увековечить свои имена. Они просто хотели быть счастливыми… Сплетни нашего махалле По ту сторону окон Наталья Зорина © Наталья Зорина, 2018 ISBN 978-5-4493-2443-6 Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero Сплетни нашего махалле 1 Жила в одном махалле девочка. Назовем ее Ротинда (между прочим настоящее курдское имя). Все свои 17 лет прожила скромно с папашей и тремя сестрами. (Про то куда мама делась даже начинать не буду, потому как там такая ветвь событий! – в три тома). Работала она в супермаркете, сидела на кассе, чеки отрывала и денежки перекладывала, чаек пила, донеры[1 - донер – уличная еда быстрого приготовления, готовится из куриного мяса, завернутого в лаваш] кушала в перерывах. В общем вела тихую женскую жизнь в самом начале своего пути. В том же супермаркете работал некий Невзад (тоже, кстати курдское имя, вполне себе популярное). Был он должностию повыше, за закупки отвечал, бухгалтерствовал помаленьку, ну и ходил ценники поправлял. Друг директора магазина и по совместительству ортак[2 - от турецкого ortak – пайщик, соучредитель] (соучредитель) Ничего не подумайте. Между Ротиндой и Невзадом было только легкое облачко флирта, и то без сексуального подтекста (со стороны Ротинды), а у Невзада имелась жена и дочь, такого же возраста как Ротинда, поэтому он всегда был не прочь, хотя репутация у него была безупречна, как у супермена. Женатого, разумеется. Однажды наш чуткий и вездесуще-мягкопробковый Невзад заметил, что Ротинда сидит на кассе как-то без энтузиазма. Денежки с пальчиков вяло стекают, ящички как-то незвонко хлопают. Чеки от рулончиков отрывать забывает. Да и сама грустной лозой скрючилась и губы коромыслом свесила. Вот и спрашивает он ее: чего, мол, не слыхать сегодня твоего разливистого смеха? Отчего ты, Ротинда, очи свои прячешь под лужами туши и чеки не отрываешь? Али случилось чего? У Ротинды губоньки поползли еще ниже, голос дрогнул, а из глаз посыпались слезы, словно бисер из лопнувшей банки: да, Невзадик, миленький, есть такое дело! Грустно мне и горько, только ты помочь мне не сможешь, нет у тебя таких таблеток и травок! Печальная я, потому что папан мой засватал меня за 50-летнего мужика с соседнего махалле и 30 тыщ с него наличными взял. Мужик тот всей моей сущности противен, да поделать ничего нельзя. Так что ты плащик свой на крючочек повесь и душу мне не тереби. Иди ценники поправляй и печати шлепай! Невзад историей проникся, на отца тактично поматюкался. Но миссию свою жизненную он знает – спасать всех от всех! И поэтому руку свою на ее хрупкое плечо положил, да молвил, что хватит сопли распускать, надо дело делать. Давай-ка, дорогая, я сам на тебе женюсь. Никяхом[3 - никях – религиозный мусульманский обряд бракосочетания], (религиозный обряд бракосочетания без регистрации в ЗАГСе) и будешь ты за мной, как молящийся за стенами мечети. Пальцем я тебя не трону (есть другие способы. прим. автора), с женой своей поговорю, она баба идейная, а коли люб тебе стану, так и эту проблему решим. Не сцы! Ротинда девка хоть и печальная, но не глупая была. С женой Невзада знакомая, видела ее, когда та за покупками приходила, с детями ихонными игралась, да все любовалась ею, про цвет волос спрашивала и далекую ее иностранную глушь. Поэтому ответила она так: «Не могу я, Невзадушка, твою семью рушить! Очень уж это грешно! Да и другая сторона есть, не люб ты мне как мужик вовсе, не проходишь ты фейс контроль чрез мои чакры, но и это не самая суть проблемы. Все дело в том, что сердце мое давно украдено сыном хозяина супермаркета (назовем сына Серхвебун, кстати, тоже популярное курдское имя). Поэтому, Невзадик-бей[4 - уважительное обращение к старшему мужчине], ты уж всю трагичность ситуации осознай и не лезь со своими яйцами мне в курятник, не до тебя сейчас. Невзад послушал речь ее печальную, огорчился слегка на ее доводы железобетонные, но, подумав, вспомнил, что пришел он в этот мир, чтобы причинять добро, поэтому все вокруг него должны быть неизбежно счастливы и Ротинда тоже. В связи с этим поскакал он прямиком к директору маркета Серок-бею (можете проверить, я не вру! Это тоже настоящее курдское имя). Отдышался и говорит: «Дело мол, такое. Сыночка твой куш сорвал и не знает об этом! Я б на его месте давно подмышки побрил и рубашку погладил! Влюбилась в него девушка неземной красоты, надо брать, пока она горячая и печальная, иначе передумает и убежит. А твой дятел-недотепистый женится на кривоносой Бюшре[5 - Бюшра – женское турецкое имя] с волосатыми ногами!» Серок-бей оживился. Давай, говорит, надо брать конечно, раз дело такое, только Серхвебуну моему (перечитайте внимательно имя – я не переставляла буквы) на днях 16 исполнилось, не заколосилось у него еще там на женилкиных полях! А Невзад говорит: да девку сосватаем и подождем, пока заколосится!! Делов-то!! Серок-бей подумал, почесал глубокомысленно свои поля и говорит: ладно, давай смотреть девку-то. Может и правда она мечта курдского небритого барда. 2 Взял Невзад Серока под белу (зачеркнуто) смуглу рученьку и повел. Серок-бей приосанился, пояс на шароварах поправил, лысину пригладил. Ну а чо! Мало ли какая там девка, может как влюбится в него, чем Шейтан[6 - лукавый, дьявол] не промышляет!! И придется ему вторую жену брать, с первой объясняться-уговаривать, ой, столько хлопот! Нарисовал он себе облако в штанах, а тут Невзад у кассы останавливается и с поклоном произносит: «Знакомьтесь, батюшка! Это будуЮщая мать ваших кучерявых и смуглых внуков, браки по любви они хоть и недолговечны, но дети о них очень симпотишные бывают. Серок от неожиданного погружения в такую реальность глаза выпучил и лысиной вспотел, а Ротинда ему «здрасте» ресничками прохлопала. Серок-бей кивнул растеряно, а потом Невзада обратно в кабинет потащил. Мол, сдурел что ли? Он, понимаешь, сыночку пестовал-кормил, чтобы его девка-кассирша себе увела? Это его, неземной красоты и космических надежд, Серхвебуна!!! Не бывать тому! Иди, Невзад-ка ты туда, куда тебе кармическое имя указывает!!! Невзад же спокойно выслушал, чай в блюдечке поправил и стал доводы приводить. Мол, дурень ты старый! Ничего религиозного в тебе нет!!! Дело там такое, что спасать надо, а не членством в кабинетах мериться!!! Ее продали как скотину на убой, а ты не хочешь себе очки перед Всевышним заработать!! Да и Серхвебун твой тоже на нее свои стрелы имеет! Нет в тебе человечности! Ирод ты поганый! Вот я б женился сам, и свою б жену даже уговорил, и помощница б в дом к детям! да она, змеюка, нос воротит! А к тебе счастье вон само пришло, а тебя дома нет!!! Серок-бей лысиной помотылял, ушами пошелестел, и вежливо попросил Невзада херней не страдать. А если ему спасать некого, то пусть его самого спасет от кредитов и чеков, потому как судьба и кредиты у него тесно связаны, последнее время. Невзад дверью хлопнул и побежал в каморку к Серхвебуну. Тот, к слову сказать, был товарищ неплохой, но в глубоком детстве, когда молоком маминым кормился. А как подрос стал травки всякие покуривать, пивцо попивать тайно, у папаши денежки лямзить и айфоны покупать. А еще слаб он был на один первичный половой признак и, в связи с этим, падок на женские организмы. Ну и в завершение образа был совсем не шимпанзе, что в принципе могло спасти много девичьих сердец и других невосстанавливающихся частей тела, а очень даже себе Бред Пит, только смуглый и с волосатой спиной. Чтобы купаться в обожании ему надо было прикурить сигаретку, улыбнуться краем зуба, и все девки сами за ним бежали, как в лучших клипах Таркана. А чтобы усиливать свои эмоции и слыть независимым наш Серхвебун колесики разноцветные глотал. Баловался. Невзад к нему чувств положительных не испытывал, но, движимый энтузиазмом спасения, выложил все как на духу и по пунктам, про последствия рассказал, про поломанную жизнь, про старикана-деспота, отца-козла. И «раз уж у вас любовь там, то нечего тянуть резину, женись вон и детей строгай каждый год. Серхвебун проникся, перышки на мужском достоинстве почистил, и к папе за благословением, воодушевленный, поскакал. Разрешите, мол, падрэ, жениться на любимой. А крючкотворный папа ему и говорит, елозая бровями по лысому лбу: «Жениться? можно! Но тогда хрен тебе, а не наследственные деньги! Хрен тебе, а не готовая работа, иди, Орфей, со своей любовью в съёмную хатку на окраине, посмотрим сколько там твоей любви останется, когда тараканы по стенкам ползать будут!» Серхвебун испужался. ушки и мошонку предусмотрительно поджал. Хрен с работой, а вот если краник с деньжатами перекроют, то не видать ему больше полетов в космос на травке, и айфонов тоже не видать. Поэтому он, смиренный и воспитанный, извинился перед папан и сказал, что бес его попутал (пальцем на Невзада почему-то не показал) и пообещал дурь из башки самому себе выбить. Невзад, как истинный бэтмен местного разлива, Серхвебуна не отпустил, а стал коучить во все дырки. Мол, мужик ты или тряпка! За папины сиськи держишься, а жизнь Ротинды – вон она – катится!!! Раз уж любовь у тебя фальшивая, хоть поступки пусть будут достойные!!! Не хочешь жениться не надо! Перемелется все! Ты ей инкогнито квартиру сними на задворках, укради ее и все! Нет девки нет проблем. Папаша ее в полицию не обратиться, у него свои интересы этого не делать! Дедок с бесом в ребре перебесится, да и свалит. Ну а ты – мужиком станешь (если Ротинда согласная будет). Серхвебун грудь снегирем надул. Почувствовал мощь богатырскую в тазобедроенном суставе! Вот она, начинается жизнь!!! Вот оно – и спасение, и адреналин и еще и при бабках. Ай да Невзад!!! 3 Но Серхвебун к Ротинде не прямо с ключами от съемного жилья вылетел, а наискосок. Понял он, что если ее напугать своими энтузиазмами, то есть вероятность того, что она и взаправду за него замуж выйдет. Он же человек пока мягкотелый и к различным просьбам чуткий, отказать бы рад, да не сможет. Еще и с папан конфликт обострится. Но, мастерски откоученный Невзадом, решил он к Ротинде подъехать на розовом сопливом козле. «Милая, – шептал он, – а давай мы плюнем на все условности и встанем в четыре грудины против устоев предков! Не бывать тебе замужем за противным морщинистым индивидом! Сепарировать тебя надо от разрушительного влияния отца! Ты ж молода и красива! Создана Аллахом специально для Меня! И я готов принять его дар прямо сейчас и возложить на тебя обязанности будущей жены. И даже детей сразу делать начнем! Только в презервативах, чтобы развить вероятность прицельного попадания! И защитю я тебя от всех бед, и будешь ты мною гордиться! Поэтому давай переждем эту бурю вместе с комнатными тараканами, которые живут в снятой для тебя квартире! Спасибо, аплодисментов не надо! Сам знаю, что герой!» Ротинда слезы вытерла. План в формате 3д в голове соорудила. Вон в том углу проклятый отец кулаками сотрясает и собирает по соседям просранные деньжата, которые за дочь давали. Вон их с Серхвебуном занавески на окошках и жаренная курица с рисом на ужин. Вот ее Серхвебун тайно проникает в квартиру, а она там уже в клетчатом фартучке с кысыром[7 - (сложносочиненное турецкое блюдо из овощей, зелени и пшеничной сечки)] его ждет. Он ей улыбается, идёт по коридору, вдруг резко снимает тапок и хрясь по стене. Таракана убил! Герой!!!! – тает она. Потом за стол садится, лука нажрется, выпустит дух громко и скажет, мол вкусно было спасибо! Дай-ка мне вон ту табакерку – косячок забью. А она к его слабостям такая чуткая. Он и кормит ее и поит и вообще от судьбы-злодейки спас!! Чего его пилить? Миленький!!! Ну ей богу как настоящий муж! Вот какие фантазии у нее! Понятно, что мечты с реальностью перепутались и через недельку она таки стирала клетчатый фартук и проветривала комнату после луковой отрыжки. Только квартирку ей снял не Серхвебун, а брат его Баран (имя такое, ей богу!! Переводится с курдского как «дождь»). Случилось все как-то моментально и отчаянно непоправимо. Невзад растеребонькал по секрету о такой ситуации с беззащитной девушкой. И всем по одной схеме: я б сам женился, и тд. Серока пристыдил, мол, конь мохнатый!!! Всего лишь директор, а кассиршей побрезговал!! Вот одна надежда на Серхвебуна. Ну и так дошли слухи до старшего сына Серок-бея – собственно, Барана. А тот уже давно у молокоотсоса маминого ручку сломал. Было ему 25. Деликанлы[8 - турецкое delikanli – корячая молодая кровь] и все вытекающие оттуда последствия. Плюс нехорошая наследственность от младшего брата в виде травок-муравок, колесиков по мелочи и героин как диагноз. Он-то дело прочухал сразу и Невзаду пообещал помочь совершить геройский поступок для брата и даже принять в нем участие. Снял он благородно Ротинде квартиру на папины денежки. Ключи забрал себе. Вторую пару в машине оставил. Невзада заверил, мол, надо такие меры предосторожности, чтоб малыши там делов не наделали, да и спокойнее всем будет. У девки ум в волосах запутался, мало ли – взыграет в ней зов рода и вернется она к отцу-кровопийце, покается, а мы потом виноваты будем. Невзад за ушами почесал и неохотно согласился. Серхвебуна Баран поблагодарил за помощь в достойном деле, по загривку нахлопал заранее для профилактики, чтобы там и не думал со своим стволом лезть, потому что еще 17 не исполнилось!! А то знает он эти финты – у нас любовь, а потом ррраз и оприходовались, а потом жени их!! Серхвебун расстроился, что у него опыт первый романтичный отняли, но поперек Барану ничего не возразил, потому как тот превосходил его всеми своими вторичными половыми признаками и грозностью характера. Отступил, хоть и промяукал вначале разговора, что и в мыслях ничего дурного не держал. Ротинда осталась жить одна в квартире, в богом забытом месте, без ключей и денег в надежде на доброго Барана, который первую неделю исправно присылал ей донер (уличный фастфуд), приходил утром проведать и подолгу оценивающе задерживал взгляд на золотом кулоне, который томно лежал на ее теплой и упругой девичьей груди. И однажды вечером, скользнув обкуренным взглядом по ее бедрам, решил, что имеет право остаться после ужина, как и полагает благодетелю, намекнув, что за такие добрые дела, причем не малозатратные, требуется ему хорошее вознаграждение. 4 Ротинда головой закивала, конечно, аби[9 - уважительное обращение к молодым людям, подчеркивающее родственные связи]! Сейчас!! И побежала на кухню чайник ставить. Засуетилась по ящичкам в поисках печенья или кусочка лукума, а у самой коленки почему-то дрожать стали. Не может быть, показалось ей! Чего это она себе удумала? Чтобы ТАКОЕ благородный Баран в мыслях держал!? Это тот который спас ее от отца-самодура и замужества неизбежного! Это тот, кто каждый день ей лахмаджуны с донерами приносил? Не может быть! Но руки все равно предательски не удержали фарфоровую крышку от заварника, и она с грохотом покатилась по столу. «Чего ты там, чай что ли делаешь? Ну, давай, давай! За чаем разговоры веселее идут» – услышала она реплику совсем близко от ее уха. Она попыталась повернуться, но он уже крепко держал ее за талию сзади. «Баран аби! Ннне-надо!» – проблеяла она испуганной овечкой. «А чего надо? – разозлился нетрезвый голос за спиной – от папы спасти надо, от жениха старого отодрать – надо, кормить ее надо, а как поблагодарить – так не надо?». Ротинда еще попыталась сопротивляться, просила дать ей время подумать, призвала к совести, потому что была еще девушкой, и честно верила в свое светлое будущее. «Девушка? Серьезно? Ну вот сейчас и проверим! А если обманываешь – прибью к чертям собачьим!» Когда все случилось, Баран вроде как смягчился. «Ладно, говорит, не плачь! Мож я в тебя как влюблюсь за такие подарки, и как женюсь через два месяца!!!» Ротинда молчала и пыталась унять дрожь по всему телу. А Баран подгреб ее себе подмышку и чмокнул в макушку. «Теперь ничего уже не поделаешь! Так что не ной!» А через полчаса захрапел на матрасе, расстеленном на полу. Ротинда долго не спала, все ходила по квартире кругами. Пыталась заснуть на кухне, но было холодно. И она, немного подумав, тихонько прокралась в комнату и калачиком свернулась рядом с Бараном, прикрывшись краешком пледа. А утром она решила, что раз уж фарш обратно не перекрутить, то в принципе ничего плохого не произошло. Никто ее не побил и не оскорбил. А то что взяли ее слабой и беззащитной, так это ж Баран такой сильный и напористый, может он вообще в нее влюблен! Иначе зачем ему все это дело? Точно!!! И она каждый вечер стала находить подтверждение своей безумной теории: принес с донером связку бананов – хочет сделать ей приятное, остался на ночь- разнежничался, грозно посмотрел – ревнует, похвалил за прическу – точно любит. А то что хмурый такой и немногословный – это характер. В мужчине ведь главное поступки и тестостерон фонтаном! И стала она принимать свое положение, как советовал ей воспаленный мозг. И от скуки и постоянства эпизодов на матрасе взяла и влюбилась. А через три недельки поняла, что залетела. Попросила Барана купить тест. А он пришел в ярость. «Стерва такая!!! Тест ей купить!!! А о чем ты думала раньше, когда звезду мне свою подставляла? Или считаешь я дурак? Хочешь, чтобы я от твоей беременности женился на тебе? Посмотрите-ка! А где у меня уверенность, что это мой ребенок? А? Может у тебя здесь толпами мужики ходят!? Вон я вторую пару ключей не могу найти!!! А ты меня за барана держишь!!! Баран аби принеси покушать, Баран аби принеси мандарины!!!» Его слова били гораздо больнее, нежели летящие со свистом кулаки, и когда она на следующее утро проснулась с фиолетовыми отеками на лице и болью в грудине, просто поплакала и пошла чай пить на кухню. Потом ручку дверную несмело подергала- не открывается, на замок закрыто. Хотела соседей подкараулить, да побоялась что полицию вызовут и ее обратно папе вернут. Так и просидела под дверью до тех пор, пока солнце не окрасило оранжевым стены комнаты. А когда стало холодно и глаза словно видели через мутный стакан, стала себя утешать, что сейчас он придет и она постарается с ним еще раз поговорить. А он взял и не пришел. Она поужинала остатками печенек. И стала верить, что завтра все станет на свои места. А завтра она прожила на эйфории ожидания. Желудок настоятельно требовал еды. И она корила себя за то, что не просила принести хоть каких-то запасов. Все боялась, что он ее ругать будет за расточительство и мерантильность. Холодильник не включала из экономии на электричестве. Так и стоял он серым пятном на кухне с закрытой дверцей. А вечером замок повернули и коридор просочилась до боли знакомая фигурка Серхвебуна. 5 Он, шурша дутой курткой и дыша сигаретным дымом, суетливо закрыл за собой дверь. Увидев силуэт Ротинды в дверном проеме, хамовато поздоровался и прошел обутым прямо на кухню, хозяйственно закрыл занавески и включил свет. Ее лицо он увидел не сразу, потому что облокотившись попой на ледяную батарею и сложив руки на груди, ждал ее появления, надменно опустив глаза. Она тленом бесплотным облокотилась на холодильник, предвкушая сочувствие и романтику, и вопросительно на него смотрела, забыв, что стала теперь не совсем узнаваемой. Он поднял глаза и, словно не замечая фиолетовых перемен в ней, начал свою обличительную речь. Мало того, что она обманула его светлые чувства и сбежала с его родным братом, так еще и намылилась проникнуть в его семью таким гадким и нечестным способом!!! В его семью, благородную и всемогущую!! Отец его своим супермаркетом три махалля кормит, честным трудом зарабатывает деньги, растит достойных сыновей заботится о репутации семьи, и тут она, змея такая, решила честь их подорвать! Нагуляла там себе ребенка, и собирается на нас его повесить! Далее была некрасивая сцена с заламыванием рук и просьбами спасти ее у ног этого передоросля, который в свои 17 лет уже чувствовал себя осью вселенной. И все могло бы быть очень страшно и грустно, если бы вдруг замок в двери снова не повернулся и не вошел Баран. Он, не разбираясь что к чему, и при этом по-бараньи не закрыв дверь, бросился на этих двоих с кулаками и криками об измене. Он так и знал! Ротинда кричала шепотом что это неправда, брат елозил локтями по полу, а Баран орал в колесном угаре, словно на него смотрел режиссер. А пока они возились на кухне, любопытные соседи, вызвали полицию. Но чтобы подстраховать свои попки, для чего-то об этом громко объявили. Братья, родственные узы которых моментально объединил ужас, побежали наутек закрывать дверь, а потом парой увесистых аргументов приказали Ротинде молчать. И, ежась в воротники своих нейлоновых курток, скрылись за горизонтом. Полицаи в гражданском (здесь такая фишка) приехали быстро, что не характерно для наших краев, Ротинду расспросили, куда она так бежала, что о дверной косяк двумя скулами стукнулась, и кто эти двое растворившихся товарищей, про которых говорили соседи. Она плакала и говорила, что соседи врут, никто ее не бил и у нее все хорошо. Синяки это неудачно вколотая гиалуронка, а царапины – нервный расчес. Полицаи помялись в дверях, спросили нужен ли ей психолог, и будет ли писать заявление. Она отказалась. А напоследок попросили показать паспорт. Переписали ее номер, фамилию, имя, дату рождения и, хмуро переглянувшись, уехали на сереньком невзрачном опеле. А на утро за ней приехал любящий папаша, который уверял полицаев, что ее дочь похитили и угрожали ему, и именно поэтому он не обратился в органы, боясь, что будут присылать тело дочки по частям. Но заявление писать отказался. А когда привез ее домой, устроил скандал, но уже без мордобития. Мол, нашел ей приличного мужа, взял деньги с него на их же свадьбу, а она его подставила и опозорила. Как теперь спасти тридцать тыщ, которые он к слову, уже почти потратил, и как теперь ей с такой рожей показываться жениху!?Как хорошо, что он не поднял панику и не обратился в полицию! А сказал, что дочерь свою послал к тетушке в Анкару, чтоб кысыр строгать и сарму крутить научила. Ложись, лечится будем! Надеюсь хоть ТАМ-то делов не напортила. Не знаю, ждала ли Ротинда от папы заботы и ласки, но он точно не собирался ими делиться. И в заключение своих выводов сказал: «А что морду набили, значит за дело! Надеюсь, не изнасиловали». И на этом все. Как только ее лицо стало просто слегка одутловатым, она нашла номер Невзада и позвонила ему, чтобы пожаловаться на судьбу-злодейку. А через день встретилась с ним, замотавшись в абаю, в подвальном кафе. Невзад с круглыми глазами ее выслушал и вздохнув, сказал- эх, не знаю, чем тебе теперь помочь! Выходи замуж, может там не все так плохо. А что беременна – это да. Аборт тебе никто не сделает без согласия родителя, поэтому мой тебе совет – требуй скорее брачного ложа, бумажку о регистрации брака и жди ребенка. А если помощь какая нужна- то беги ко мне – я на помощь скорый! 6 Ротинда поплакала, погоревала. Встретилась с Невзадом еще один раз, чтобы хоть как-то себя утешить. Снова она выражала слабую надежду на помощь с абортом, но Невзад оставался непреклонен: вот если б заделать ребенка – эт он без вопросов бы помог. И даже на постоянной основе в случае неудач. А по врачам шляться с криминальными хотелками – это он не! Гюнах! (Грешно- турекое слово) Жених Ротинды – хрестоматийный пузатый усатик со сверкающей лысиной, словно почуяв подвох, стал у бати спрашивать – а чего, мол ваша дочь по Анкарам так долго шоркалась? Да и приехала больно грустная и отощала вовсе… не влюбилась ли в кого помоложе? И чего это она к нему никаких светлых чувств не выказывает, смотрит как Валиде на челядь. Мож вернули бы мне батенька, часть калыма, а то я ужо и передумал почти без ответных чувств жениться. Батя засуетился было, а потом гордо задрав породистый рубильник, сделал хитрое предположение, что жених цену себе никак набивать надумал?! Он тут дочь на курсы повышения квалификации отдал, чтоб угождала ему на кухне яствами, а он тут засомневался в честях их семейных!! Ну и забирай свой калым в половинном размере- за то что провозюкал дочь мою почти два месяца, так сказать, придержал для собственного пользования. А у его дверей в это время министры на коленях стояли, зная, что тут молодые розы обитают, взращённые на молоке и мёде. И не в полтинник с усами, а в мускулистые 26 годиков женихи! Жених усы пригладил и успокоился. Свадьбу сыграли скоро. Невеста всех краше была. Светло-салатного цвета лицо и синие мешки под глазами. Да еще и отлучалась через каждые полчаса. Отравилась, поговаривали гости, и это в такой день!! Но злые языки намекнули жениху, что неплохо бы простынку утречком повесить. Жених гордо пообещал исполнить – 17 лет и 30 косарей! Какие могут быть сомнения!? Ротинда как узнала, что проверять будут, извелась вся. Что делать не придумала. Хорошо, что мудрый папик настоял на регистрации в ЗАГСе до торжества. А значит можно выдыхать, не до конца, правда. А родственники у жениха настолько консервативные, что аж нафталином от них воняет, не отвертеться. И Ротинда решилась на экспромт. Как только потные гости, отпрыгав халай (турецкий народный танец а любых торжествах), и надарив монеток, разошлись, Жених сгреб остатки еле ходящей невесты в охапку и побежал исполнять долг, за который в местной валюте отвалил. А Ротинда, хоть и заслужила у читателей легкомысленную репутацию, но доказала, что адреналин творит чудеса. И как уж исхитрилась, – но 8 свидетелей из старушек и озабоченных старцев пятно на простынке – таки увидели. А через месяц гордо принесла в двух пальчиках полосатый тест. И все успокоились. А еще через месяц лысомакушечный муж отвез ее в Стамбул в новые апартаменты и про Ротинду все благополучно забыли. Только через пару недель стал папашу этот самый муж беспокоить, мол, что за кошку дранную вы мне подсунули! К себе не подпускает, орет и членовредит все вокруг, а как оседлаешь, так лежит бревном сучковатым, не дышит и поцелуями его седовласое тело не осыпает!!! Папаша удар держит: мол, я не для публичного дома дочь свою воспитывал! А напротив – для семейности и уюта. Что тебе неймется-то? И так бинго сорвал, будучи моим ровесником, заграбастал обманным путем себе 17-летнюю лань! А теперь недоволен, что она от него нос воротит! И вообще, не мое это отцовское дело, в ваших наволочках копошиться. Это теперича дела семейные – разбирайтесь сами! А потом снова зазвонил телефон – соседи новобрачных – беспокоятся, что дочь его ходит с фингалами, может пора бы волосатую и крепкую отцовскую руку запустить в горячий семейный очаг На что тоже нашелся ответ – не влезайте в чужую семью, а то ходить вам потом виноватыми в семейном несчастье, а молодые сами разберутся как-нибудь. Ротинда и сама звонила, плакалась, чтоб забрал ее папик в отчий дом обратно, не то прибьет ее муж. И папа, устало закатив глаза, твердил дочери – а не надо было соглашаться, чай не секрет что муж ей с изюминкой достался, вот пусть сама и выковыривает теперь сухофрукты самостоятельно. И снова вести от Ротинды перестали прилетать. Пошел 5-месяц ее замужества, и папаша успокоился. Значит прижились! Эпилог Супермаркет, в котором когда-то работала Ротинда, случайно настигла революция, захватившая улицы Кызылтепе[10 - пригород Мардина. Город на юго-востоке Турции] в 2014. Его грозились поджечь бешеные подростки с повязанными лицами, и поэтому Серок-бей дежурил возле витрин с пистолетом и неунывающим Невзадом. Серок хватался за сердце и падал на колени, заламывая толстые руки, вопрошая Аллаха, что ж будет делать он с кредитами и займами, если всевышний лишит его магазина. А Невзад невозмутимо попивал чаек и возмущался на недальновидность Серока: во дурак!!! За маркет переживает!!! Да нехай поджигают, придурок! это же по пункту «стихийное бедствие» проходит! Давай! Магазин же застрахован – тебе там такие бабки выплатят, что еще на полжизни вперед хватит! Но Серок бей переживал. Два его выпестованных отпрыска погрузились в самую гущу событий, и бегали по улицам в адреналиновом бреду, кидая камни в машины и дымовушки под двери заведений подбрасывали. А когда папашу увезли с сердечным приступом, они сами ограбили его магазин. Перепродали продукты сирийцам и поехали на Кипр. Серок-бей вышел из больницы вышел, увидел полную разруху в делах, даже не стал писать заявление в милицию. Взял и вот этими вот трясущимися от инфаркта руками, и поджег свой магазин сам. Ну и с видом ягненка пришел в страховую компанию писать заявление в надежде на выплату страховки. Возбудили уголовное дело и через пару месяцев Серок-бей мотал срок в местном Мардиновском Централе. Его сынули тоже сидели на нарах, но уже на Кипре – один за групповое изнасилование, второй за торговлю наркотой. Так что корни у семьи не прогнили добрыми семьянинами и успешными бизнесменами. О Ротинде еще какое-то время никто не вспоминал, но судьба как-то занесла Невзада в Стамбул. Он гулял там по Султанахмету и встретил нашу молодую пару, которые к тому времени были пузатыми оба. И муж Ротинды, как вежливый и гостеприимный потомок своего народа, пригласил Невзада посидеть по-братски в кафе. И, пока тот отлучился в туалет, Ротинда трагично-настойчивым шепотом попросила Невзада ей позвонить. Невзад такие дела не любил, но шейтан на левом ребре подсказал ему идею о возможности «мало ли там» и он, тем же вечером слегка волнуясь, позвонил. Но трубку никто не брал. Тогда он решил не испытывать судьбу и успокоился. Но этой же ночью она сама ему перезвонила и шепотом рассказала, что ее муж сейчас ушел и оставил ее, беременную, пристегнутой к батарее. Он так делал уже не раз, и она спрятала поблизости свой телефон там и предусмотрительно под коврик положила ключ от квартиры. Муж ее не вернется до 5 утра (это статистика) и поэтому она просит хлебнуть редбула и лететь к ней. У Невзада аж сумка в околоягодичном пространстве поджалась! Ого!! Ничесе!! Это ж форсаж в чистом виде, поэтому он, с волнами всевозможных гормонов, приехал к ней, достал ключ, всех спас и отвез в гостиницу. А утром повез в Анкару. Они договорились, что оставит ее у тети, но Ротинда посередине дороги стала рыдать как вепрь, и просить не сдавать ее никому! Невзада проняло, и он пообещал над ситуацией подумать. И посчитав свои финансы снял ей квартиру на 2 месяца. А потом еще подумал и оставил 100 долларов на личные расходы и быстро уехал в свои махалля, чтобы не пришлось еще чего помогать. А перед родами посоветовал ей обратиться в полицию, для определения ее в дом помощи пострадавшим женщинам. И заверил, что там ей будет хорошо и безопасно. Ротинда переживала, сопротивлялась, но роды близились, денег не было, Невзад не отвечал, а хозяева квартиры требовали ясности в оплате. И Ротинда сдалась в фонд самостоятельно со всеми пожитками и надутым пузом. А через неделю родила голубоглазого сына и от радости заспамила фотками чада невзадовский ватсап. Жена у Невзада была дама подозрительная и телефон мужа периодически граблями прочесывала. И однажды нарвалась-таки на младенца с надписью – «как ты думаешь, на кого похож» и «не мог бы ты выслать мне немного денег, нужны памперсы и молокоотсос». По приходу домой Невзада настигла Хиросима, покрывшая площадь его ушей многоваттными децибелами. И он, после этого вечера долго икал, глядя на экран телефона. А потом взял и заблокировал Ротинду к чертям собачьим. Помирился с женой и перестал сердобольничать когда не просят. А когда Серук бей откинулся с зоны, как-то за тарелкой кюнефе, показывал Невзад ему фотки его же внука с тайной папки в ноутбуке. А тот отмахивался и просил Невзада не рассказывать всякую херню, потому как и без него здоровье теперь никудышное Жила-была невеста 1 Брынь-брынь. Брынь-брынь. Лежат на коленях моих гусли, расписанные турецкими огурцами. Я по ним пальчиками перебираю задумчиво, и хочу поведать вам одну слезоточивую историю, романтичную до печеночных спазмов и безрадостную, как деление вакуолей в растительной клетке. Случилось все в 4 стенах обычной многоэтажки, построенной Абдурахманом Рахимбейоглу и названной большими буквами по фасаду в честь него же, на седьмом этаже одной малогабаоитной съемной квартиры. Жила там обычная молодая семья из двух человек. Все бы у них было стандартно, если б не нюансы. А нюансов этих валялось столько, что хоть ложкой ешь. Как только молодые обменялись кольцами на которых были гравировки их имен «Фурхад и Лейла», пересчитали чейреки, которые в день свадьбы предусмотрительно пригребла достопочтенная свекровь, началась у них новая жизнь, о которой никто не рассказывал. Сначала, конечно, родственники месяца два приглашали молодых на ужины, потом те в отместку их лахмаджунами пичкали у себя дома, а как поток событий стих, обнаружили они, что семью создали. И надобно им теперь друг об друга целыми днями спотыкаться. А где столько терпения взять? Лейла теорией владела хорошо. По завету подружек сходила на лазерную эпиляцию и выписала себе таблетки от беременности. Пила их тайно, чтоб не навлекать на себя лишних грехов. Но при этом успевала и хозяйство вести, и мужу ужин готовить. Фурхад же, как перед родственниками рассчитался количествами визитов, сразу же на работу вышел. И специфика такая у этой работы – по кафе шляться и в нарды играть. На ужин он как порядочный муж приходил домой. А потом снова шел на работу. Лейла сначала недочета в семье не замечала. То подружки придут кысыр поклевать, то маман наведается с вязанными носками, а бывало что свекровь с шоблом своих фоловеров нагрянет – всем чай-кофе принеси, на вопросы кротко и нежно ответь. Муж как? Хорошо! работает, деньги приносит, на ужин – дома – прям швейцарские часы, а не муж. А к ночи она так вымотается, что и не замечает, когда супруг ключом двери открывает. Но пришло время осознания. Стала Лейла мужа своего после ужина допрашивать: а чего это ты дома посидеть не хочешь? Тот ссылки на работу трудную кидал, на пачки денег лайки ставил и просил поделиться Лейлу своим одиночеством с друзьями. А ему некогда. Он вон какой образцовый! Лейла темные волосы почесала на затылке. Сопоставила факты: муж есть, деньги есть, гости приходят, дети под контролем. Чего это я и вправду! Но отсутствие мужа по вечерам стали замечать заклятые подружки. Они сидели, кысыр жевали и цокали языками: как это так! Молодехонькая! Раскрасавишная! И рис варить умеет и сарму крутить! И лахмаджуны в хорошем месте заказываешь! И дом со скрипящими занавесками! Не положено так! Надо чтоб вы еще после ужина вместе на диване сидели фильмы смотрели. А то что это за семья! Лейла снова снопы свои волнистые чесать: и правда! Все они не врут. И молода. Красива и замужем. А счастья в виде мужа, как главного элемента квинтэссенции нирваны, нетути! Взяла она напильник маленький и стала мужа своего попиливать осторожненько. Тот хоть и противник был женской логике, но иногда спорить сил не было. И он оставался, пропитывал дом чесночной отрыжкой, табачным пеплом и постоянно что-то хотел. То воды, то чаю, то в туалете не смоет, то фильм смотреть с попкорном надо. Лейла усилия по ведению хозяйства удвоила. Лежала с ним на диване и имитировала семейную идиллию, матюкаясь на непарные носки в стиралке и опрокинутую на белоснежный ковер пепельницу. Но со временем поняла, что вечера в одиночестве давались ей гораздо легче. Перестала она мужа после ужина арканом к батарее привязывать. И тот облегченно упорхнул в свою вечернюю жизнь. Подружки Лейлу журили. Мол, негоже кобеля от батареи отвязывать, тем более на ночь. Не все деньгами меряется, надо и счастья семейного вместе хлебнуть. Лейла качалась на маятнике. С одной стороны правы подруги. Нынче время такое, хотя мой и не Такой! Но и дома держать его сил нету, скучно, да и покоя никакого. Колебалась она меж двух заборов и решила, что здоровая психика дороже надутого семейного счастья. Выкинула бензопилу и стала по вечерам фермы виртуальные облагораживать и сериалы томные смотреть… 2 Фермы у Лейлы выросли прямо пропорционально времени, которое Фурхад посвящал ей. И она ими откровенно гордилась. Всех подруг с кысырных посиделок туда завербовала. А когда мертвые души перестали приносить пользу – кинулась в виртуальный омут, чтобы найти там таких же одержимых. Чтобы будильник на 3 ночи ставили – полить пшеницу, чтобы напоминалка тренькала, когда урожай собирать, чтобы задания выполняли, не жопились.. и нашла она такую орду на тематическом форуме. Развернула она свое виртуальное хозяйство на тридевять земель и вроде как жить легче стало. И муж, вроде как, не такой уж и дятел, подумаешь, приходит поздно! И вот однажды в один прекрасный солнечный и пыльный день объявился у нее на ферме активный сосед. И яблоньки вовремя польет, и курицами охотно обменивается, и дом себе отгрохал. Лейла таких соседей очень любила и благодарила от всей своей души. Даже некоторым в личку писала, мол, не найдется ли у вас корма для козочек? Мне для задания надо. И у активного соседушки всегда все было. Постепенно их личные сообщения наполнились вопросами про нужды фазенды, количество КРС, возможности расширения. И вот в еще один такой же прекрасный солнечный и пыльный день сосед возьми и спроси Лейлу – почему у нее котик на аватарке? И вообще сколько ей лет? Лейла ответила встречным вопросом – мол, у самого на аве чувак на фоне Босфора со спины, че к моему котику прикопался? А сосед ход конем сделал – мол, возрастом за просто так интересуюсь, может у тебя мой любимый размер в годах. Лейла смайликов кокетливых понаотправляла и призналась, что ей 23. И чтоб не спугнуть активного и щедрого соседа, добавила – студентка. А Сосед на том конце сетевого кабеля приосанился и признался, что ему 27. И продолжил как ни в чем не бывало слать ей свои урожаи помидоров и заморских дурианов. И между делом сообщения ей в личку писать про погоду, вечно срущих чаек над Босфором, жизнь жестянку и тяжелую профессию архитектора. Та отвечала охотно, искусно вплетая в разговор цитаты Кафки и Фицджеральда, потому как нутро ее было высокохудожественным, а тренироваться в декларации не на ком. Муж-то ее про Фицджеральда и не слыхивал. Хотя презервативы покупал марки «ночь нежна». Видимо рудименты какие от папы достались. Зато сосед по ферме не только правильно писал фамилию Френсиса Скотта, но и был фанатом «Процесса». И на этой благоухающей почве растянулась их переписка на весь световой день. А потом на еще один. И уже через неделю обе их фермы завяли и стухли, злобно косясь на столбики стихов в личной переписке. Лейла стала распространять вокруг себя аромат ванили и вишни. Дела из рутинных перешли в фоновые, чтобы поскорее закончить и окунуться в виртуальные кружева с головой. Подруг с кысырных посиделок коленкой из дома подталкивала, мол нефиг сидеть, у меня дел дофигища, идите друг у дружки кофея пейте. Мужа ласково за дверь выпроваживала, мол, иди, мой лев, работай! Не бережешь ты себя, весь в трудах, но не останавливайся! Видно Аллах тебе такую судьбу выбрал! Тот, глядя на ее покладистость и счастливое лицо тестостероном в морду о детях стал плескать! Мол, ужо полгода стараемся, а ты никак! Та уклончиво пальцем на Всевышнего показывала, а сама аккуратно таблеточки свои подсчитывала на дальней полочке. Муж кокетливо грозился этой ночкой наподдать, чтоб наверняка. А она смеялась, шелестя ресницами, и отправляла его за дверь. Тот приходил на ужин и снова уходил. А к ночи излучал такое никотиновое и алкогольное амбре, что та притворялась мертвой, лапками вверх. Жизнь текла как вода из неисправного смесителя. И это течение всех устраивало. Расписание визитов мужа было предсказуемым и Лейла уже почти в открытую погрузилась в эпистолярный роман. Но однажды система расписания дала сбой и муж явился как раз тогда, когда Лейла улыбаясь, строчила очередной текст, пытаясь заглушить цоканьем клавиш звуки бесперебойно входящих сообщений. И мужа не заметила. У того адреналиновый разгон как у порше на гладком асфальте. Он три шага к ней подскочил и телефон из рук выхватил. Успела она только на кнопку блокировки нажать рефлекторно. А смски продолжали сыпаться и муж моментально пришел в ярость, выбил стекло в двери зеленым от ярости кулаком и орать стал 3 Лейла, вместо того, чтобы вжаться в кресло и закрыть лицо руками, чего от нее настоятельно требовал светлый и испуганный разум, вскочила на ноги и встала прямо перед гориллообразной фигурой мужа. Он, несмотря на то, что треть его гнева пришлось на разбитое стекло, все равно дышал паром, и прежде чем схватить ее за волосы, и оттаскать по полу, спросил гневно, с кем это она там разговаривала, улыбаясь как лесная фея. Лейла потянулась за телефоном, обозвав Фурхада нехорошим словом, и тот, вновь озверев, стал трясти усами, вопрошая ее как заправский оратор. Лейла все еще пытаясь выхватить телефон, злобно выдавила из себя густую, как зубная паста, заметку о том, что разговаривала со своей сестрой и пытаясь перейти в нападение, добавила что первый раз видит Фурхада в таком диком состоянии, что она боится его и теперь сомневается в его психологическом здоровье. Что там он себе в своем больном мозгу нарисовал она знать не хочет. Но его идиотский поступок – это однозначно минус в дневничок! На лице Фурхада летучей мышью мелькнула тень сомнения, он сопоставил образ улыбающейся Лейлы, ее проворное стучание по экрану и звук входящих смсок. А потом протянул ей телефон и стальным голосам попросил разблокировать экран. Лейлу, хоть и трясло, но железно заявила, что ничего она ему показывать не будет. Фурхад, сжимая телефон в руке и сотрясая им перед ее лицом, упоминал Всевышнего, который должен уберечь его от греха. Но Лейла не сдавалась. И тогда он, дыша как бык перед нападением на тореадора, протянул ей свой телефон, попросив позвонить сестре. Лейла, немного посопротивлявшись, стала медленно набирать ее номер, молясь, что до сестры дойдут ее мысли и та подтвердит сказанное. «Не позорься перед моей семьей, ради бога!» – пошла ва-банк Лейла. Но сестра уже была на связи. И Фурхад, вежливо поздоровавшись и извинившись за глупый вопрос, по-шакальи спросил, о чем вы разговаривали пять минут назад по ватсапу? Сестра странному вопросу удивилась, но заметив подвох осторожно сказала, что ни о чем особом, что могло бы стоить внимания. А пока спрашивала не случилось ли чего, Фурхад уже нажал на отбой. «Открой телефон!» – требовал он. Лейла поняла, что из этого угла будет сложно выпрыгнуть. И если сейчас все вскроется, то Фурхат ее просто побьет, а парнишку-архитектора, который ни в чем не виноват, найдет из под земли и закопает по самые уши, предварительно навредив всем его членам. И она снова отказалась набирать пароль. «Не надо читать нашу переписку! Что ты за мужчина!!! Лезешь в женские дела! И вообще, что за выхватывание телефона!!! Это неуважение ко мне!!» Она пыталась сыграть роль разъяренной кошки, но дрожащие коленки изрядно мешали. Фурхат, всей кожей почувствовав ложь, пошел на принцип, настоятельно требуя разблокировать экран. Но Лейла отказывалась. Тогда тот, чтобы показать кто в доме правящая и уважаемая партия, размахнулся и швырнул со свой силы этот злосчастный телефон о стену. Но, обнаружив, что тот даже не треснул, несколько раз больно наступил на него туфлей, которую как раз не снял, заходя домой. Телефон в агонии мелькнул треснутым экраном и умер. Лейла в ужасе смотрела на погибшее пластиковое тело и уже не сдерживала слез. Фурхад, собрав всю убедительность и правоту в одном взгляде, подарил ей нехорошее слово и вышел из дома, громко хлопнув дверью. Лейла, заливаясь слезами, подняла телефон, убедилась в его нежизнеспособности и громко стуча сердцем, открыла ноут. Пока сквозь пелену слез она наблюдала как загружается экран, ее мозг соорудил для целую схему, по которой теперь она должна была жить. Фейсбук поприветствовал ее своей синей рамочкой. Она набрала пароль и зашла на увядшую и заброшенную ферму. Нашла двумя кликами соседа и написала: «привет!» Хотела нетерпеливо побарабанить пальцами по столу, но не успела, потому что потому что ответ прилетел мгновенно. «Что случилось? Почему ты так резко пропала?» Лейла, которую душили два вида слез – обиды и умиления – набрала страшное для ее сердца предложение: «мы больше не сможем общаться» и добавила рыдающих смайлов для убедительности. Вопрос «почему?» Поставил ее в тупик. И она, помедлив, капая слезами на клавиатуру, написала: мой брат узнал, что мы общаемся, и разбил мне телефон в ярости. Прости! Я боюсь, что если он узнает кто ты… если он тебя найдет… от тебя останутся рожки и ножки, а от меня и того не соберут, потому как брат мой очень злой и всемогущий. И страшный с бородой!» И здесь она хотела трагично все удалить. Но не решилась. А в это время ей пришел ответ: «Давай я поговорю с твоим братом! Я не хочу тебя терять! Ты мне очень дорога!» И Лейла, всхлипнув всем сердцем, написала. «Ты мне тоже. Но… прощай» 4 Лейла гоняя по носоглотке физиологические признаки душевного расстройства, захлопнула ноут и, не выдержав драматичности момента, зарыдала. Жизнь только-только окуталась розовым флёром романтики и смысла. Вроде только она начала жить с шелестом крыльев за спиной и надеждой на существование принца, как жизнь липким черным мазком испортила эту картину. Телефон мертвой тушкой лежал и вздыхал вместе с ней. Мегабайты сообщений, которые она теперь никогда не сможет перечитать, воздушными кубиками осторожно укладывались в память ее растерзанного сердца. Она тяжелыми движениями собрала остатки своей реальности и решила продолжать жить, непременно забыв сладкую пелену виртуального адюльтера. Но жизнь отказывалась продолжаться. Монохромный дом и болотистый быт скреб острыми когтями по ее остекленевшей душе. Лейла от нехватки дозы романтики просто сходила с ума. Она понимала, что продолжит общение на лезвие бритвы. Но это острие так волнительно щекотало ей пальчики на ногах! Фурхад начал ссору с претензий и она оказалась в выгодном положении. Он со злобным видом поел холодный булгур с ошметками курицы – явный признак обиженной жены. А Лейла, задрав подбородок и полуприкрыв веки, демонстративно и увлеченно смотрела новости. Фурхад пресный ужин оставил без комментариев и молча собрался уходить… но Лейла, подперев бока руками остановила его: «Я осталась без телефона! Ты настоящий псих! Что я теперь скажу своей семье и подругам? Они так уважали тебя, а когда они узнают, что ты сделал, будут над тобой смеяться! Как можно мне запрещать общаться с сестрой!?» «Где гарантии, что это была сестра? С таким лицом переписываются только с любовниками!» «Фурхад!!! Побойся бога! Какие любовники?! Я сижу в четырех стенах под твоим постоянным контролем! Ко мне каждый день приходят подруги, которых ты знаешь!? Откуда у меня заведется любовник? – и подумав, добавила – у меня! Любящей и верной жены! – а потом еще подумала и пустила слезу, – Ты не веришь мне! Не доверяешь! У тебя воспаленная ревность какая-то!!! Как мы будем жить дальше!?» Фурхат хоть и сопел от злости как мохнатый медведь, но женских женских слез не терпел и стал потихоньку капать теплыми словами. Мол, он хоть и злой, но ее очень любит и поэтому дико ревнует, как подумает, что у нее есть другой, позвоночник сам из трусов выпрыгивает и щетина расти начинает! Конечно он погорячился, но такой уж у него нрав! В паузах между предложениями, Лейла трагично всхлипывала, чтобы поддержать ритм. И когда шторм стих, никто и не заметил как ночь наступила. Страстная и горячая, как и требует закон нашего племени. А на следующее утро Фурхад румяный и счастливый побежал в город и привез ей в коробочке с красным бантиком новый телефон. Лейла аж онемела. От счастья и предвкушения новой дозы розового и виртуального, у нее чуть не выпрыгнуло сердце. Фурхад же принял эмоции на свой счет и улыбаясь, попросил ее вставить сим карту. Лейла моментально оцепенела. Сейчас она вставит свою симку и телефон взорвется от Его смсок и тогда ей точно придет конец. Поэтому она уверенно сказала Фурхаду, что новый телефон – это новый номер и пока он не успел очухаться, торжественно сломала сим карту у него на глазах. На его лице снова тенью промелькнуло сомнение, но Лейла пояснила, что на этот телефон приходят только промоакции и звонят всякие сервисы. К тому же есть пара давних подружек которые ее постоянно куда-то зовут и она хочет прекратить с ними общение. И поэтому новая симка – это ее идея. Фурхад повертел кусочек сломанного пластика в руках и сказал: «любимая! Я тут вспомнил, что у меня две карты. Одной я все равно не пользуюсь, пусть она будет твоей!» Лейла моментально построила цепочку событий: карта мужа – постоянный контроль – возможность детализации без ее ведома – смерть, и хотела отказаться. Но мозг считал с лица Фурхата тревожные символы, и она с улыбкой согласилась и, поблагодарив за отличную идею, матюкаясь в душе, вставила ее в новый телефон. Прошла минута и раздался звонок с незнакомого номера. Лейла посмотрела на мужа и тот, глянув на экран – нажал на отбой. «Блин, это козел все еще звонит! Никак не отстанет!» Раздался еще звонок: «Не бери трубку, окей?» А потом телефон стал непрекращая звонить. Фурхад увидев, что этой картой невозможно будет пользоваться и пообещал Лейле купить новую. Но она, лисьим хвостом завернув его в объятия, сказала, что ни к чему лишние траты, все уладится. заверив Фурхада, что будет следовать всем инструкциям! Пусть идет со спокойной совестью. И когда он ушел, подпрыгнула хлопнув ступнями, рассыпая озорное настроение вокруг себя. Быстро оделась и побежала за новой симкой. «Фурхад, милый! Я вынуждена была купить себе симку… твоя просто разорвала мой телефон. Звонят какие-то мужики, что мне им отвечать? В общем это мой новый номер! Спасибо что ты есть! Люблю тебя! Ах не расстраивайся, я знаю что ты сам хотел купить. Но ведь у тебя столько работы! К тому же ты и так сегодня потратился! Жду вечером на ужин!» 5 Товарищ Цукерберг настоящий знаток импульсивных женских сердец. Нет у фейсбука красной кнопочки – удалить аккаунт, на которой он мог бы озолотиться повторно. И, посылая Марку лучи света прямо из сердца, Лейла разморозила свой аккаунт, из которого по счастливой предусмотрительности и дальновидности, был удален и заблокирован муж. Ферма по прежнему дышала на нее желтыми увядшими помидорами и виртуальным навозом. Но глаз моментально увидел мигающие сообщения в домике у соседа. «Пожалуйста! Не исчезай!» «У тебя выключен телефон и я не знаю твой адрес… но я могу приехать и поговорить с твоим братом, а заодно и встретиться с тобой!» «Я не сплю! Я знаю, ты мне напишешь». И она, ликуя всем сердцем, написала. «Лютый брат озверел вконец! Телефон разбил и поругал меня, я не знаю что мне делать… я очень скучала» И далее по списку и сценарию, Сосед предложил ей переписываться тайно. Потому как жизнь ему в тягость без ее смс и селфи, и даже благородно пообещал вместо своего бородатого лица котика на аватарку налепить. А она, пусть дурой не будет – всю переписку стирает сразу и хранит в особом файле на сердце. А его брутальное имя, он готов сменить на Айшегюль в ее адресной книге. Все равно они друг другу стихи пишут. А категории рода в турецком языке нет, поэтому фиг кто чего заподозрит. Здесь такой розовый фонтан из кружева и розовых лепестков. Так и порешили. Фурхад периодически телефон жены шерстил. Удивлялся, как много селфей она себе нащелкала, да еще и с фильтрами?! Неужто в сеть выкладывает тайно? И после его подозрительного предположения Лейла на следующий же день стала слать селфи свое на два номера, чтобы эти подозрения пригладить. Фурхад ее произведениями любовался, молнию на джинсах почесывал, мечтательно улыбаясь, и решил поднажать в просьбе маман и близлежащих родственников насчет пухлястого малыша с сосочкой. Лейла же спасительные таблетки принимала основательно и каждое 5 число месяца грустно обещала порадовать двумя полосками в следующем. Подруги стали замечать, как она вся колосится хорошим настроением, какие у нее счастливые глаза! А она каждый раз находила причины отказываться от приглашений и проводить время наедине со своим поющим сердцем. Сосед рвал на своей волосатой груди рубашку и пел, что за все свои года не встречал подобного ангела, который к тому же оказался на редкость утонченным и интеллектуальным. Лейла как радиоактивный элемент распространяла вокруг себя волны счастья и любви, чаще захаживала в парикмахерскую, скупала косметику грузовиками, и, конечно, скачивала килограммы приложений для обработки селфи. Мужа старалась не гневить, и тот постепенно отошел в свой игорно-кофейный мир, без поминок. В его доме царил мир и покой, сверкающий ламинат, парные носки, глаженные рубашки и сытный ужин. Бонусом, когда он долго не засиживался в своей параллельной реальности – ему предлагались жаркие полчаса, после которых он довольно храпел никотином до самого обеда, а потом снова уходил. Конец ознакомительного фрагмента. Текст предоставлен ООО «ЛитРес». Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию (https://www.litres.ru/natalya-zorina/spletni-nashego-mahalle-po-tu-storonu-okon/?lfrom=334617187) на ЛитРес. Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом. notes Примечания 1 донер – уличная еда быстрого приготовления, готовится из куриного мяса, завернутого в лаваш 2 от турецкого ortak – пайщик, соучредитель 3 никях – религиозный мусульманский обряд бракосочетания 4 уважительное обращение к старшему мужчине 5 Бюшра – женское турецкое имя 6 лукавый, дьявол 7 (сложносочиненное турецкое блюдо из овощей, зелени и пшеничной сечки) 8 турецкое delikanli – корячая молодая кровь 9 уважительное обращение к молодым людям, подчеркивающее родственные связи 10 пригород Мардина. Город на юго-востоке Турции
КУПИТЬ И СКАЧАТЬ ЗА: 320.00 руб.