Сетевая библиотекаСетевая библиотека

Государственно-частное партнерство как фактор политической стабильности и социального развития

Государственно-частное партнерство как фактор политической стабильности и социального развития
Государственно-частное партнерство как фактор политической стабильности и социального развития Владимир Германович Милославский Книга «Государственно-частное партнерство как фактор политической стабильности и социального развития» раскрывает многомерность темы государственно-частного партнерства и его системное влияние. Государственно-частное партнерство рассматривается как долгосрочный и системный механизм управления качеством жизни населения, обеспечивающий формирование инновационной инфраструктуры, позволяющий управлять социальным развитием, что в целом сказывается на обеспечении политической стабильности. Книга будет интересна широкому кругу читателей: государственным и муниципальным служащим, руководителям коммерческих компаний, специалистам по государственно-частному партнерству и социальному проектированию; студентам и преподавателям по направлениям: связи с общественностью, политология, экономика и управление, юриспруденция; общественным деятелям, руководителям общественных организаций. Владимир Милославский Государственно-частное партнерство как фактор политической стабильности и социального развития Введение Взаимодействие государства и бизнеса для решения общественно значимых задач имеет давнюю историю, в том числе и в России. Однако наиболее актуальным государственно-частное партнерство (ГЧП) стало в последние десятилетия. С одной стороны, усложнение социально-экономической ситуации затрудняет выполнение государством общественно значимых функций. С другой стороны, бизнес заинтересован в новых объектах для инвестирования. ГЧП представляет собой альтернативу приватизации жизненно важных, имеющих стратегическое значение объектов государственной собственности. Общество, как и природа, находится в постоянном изменении, с переменами социальных явлений, их элементов и структур, связей, взаимодействий и отношений из одного состояния в другое. При этом социальное развитие общества – это результат разрешения социальных противоречий: прогресса и регресса, старого с новым, нарождающегося с отмирающим, что, в свою очередь, сопровождается как возникновением новых общественных отношений, институтов, норм, ценностей, качеств личности и т.?д., так и исчезновением того или иного явления, либо его элемента. С одной стороны, социальные противоречия являются источником социального развития, с другой – порождают новые проблемы, социальное напряжение, конфликты, кризисные явления. В соответствии с динамичными изменениями, необходима и оперативная реакция власти на эти изменения, ответы на запросы общества, поиск новых решений для действующих политических режимов, властных и бизнес элит, что приводит к их кооперации для обеспечения населения более качественными услугами: социальным обслуживанием, качественной социальной инфраструктурой, создание и регулирование новых социальных взаимоотношений. Значительную роль в развитии общества играет социальная сфера (социальная инфраструктура), к которой традиционно относят системы образования, культуры, здравоохранения, социального обеспечения и физической культуры – что всегда относится к элементам государственной политики и механизмам влияния на общество. Однако сегодня представление о социальной сфере существенно расширилось. Теперь под социальной сферой понимается вся совокупность отраслей, предприятий, организаций, которые непосредственно контактируют с человеком, а, следовательно, влияют на него, изменяют его, порождая новые качества личности и новые общественные отношения, и политической власти (в лице государства и его институтов) и экономической элиты, для сохранения власти необходимы новые формы взаимодействия как в связке бизнес-власть, так и по отношению к населению в целом, для удовлетворения общественных запросов, контролировать градус социальной напряженности, обеспечивая общественную и политическую стабильность. Неразвитость инфраструктуры препятствует экономическому развитию страны, негативно влияет на качество оказываемых населению услуг, снижает темпы роста предпринимательской активности – что в целом повышает градус политической нестабильности. Согласно проведенным исследованиям, рост инвестиций в инфраструктуру оказывает наибольшее влияние на благосостояние бедных слоев населения, чей уровень доходов с улучшением инфраструктурной обеспеченности увеличивается быстрее, чем растут общие доходы населения, что снижает общий уровень недовольства общественной сферой, что отражается на политической стабильности режима[1 - Calderоn and Servеn, «The Effects of Infrastructure Development on Growth and Income Distribution», Policy Research Working Paper. World Bank. 2004.]. Учитывая значимость состояния инфраструктуры, большинство стран создают и модернизируют объекты инфраструктуры за счет бюджетных ассигнований. В первую очередь государство финансирует: строительство дорог, создание объектов коммунальной инфраструктуры, создание и модернизацию социальной инфраструктуры и т.?д. При этом для полного удовлетворения спроса на инфраструктурные инвестиции, как показывает практика, одних только государственных ресурсов недостаточно. Большинство стран мира, не зависимо от уровня развитости их экономик и политической системы, стараются реализовывать инфраструктурные проекты с привлечением внебюджетных средств и частных инвесторов, что значительно снижает нагрузку на бюджет. Повышая качество и эффективность использования населением объектов социальной инфраструктуры, государство снижает негативные общественные настроения вследствие чего политическая ситуация стабилизируется. Высокие темпы развития технологий наложили отпечаток на все стороны жизни общества, в том числе и на сферу взаимодействия власть-бизнес вытекающих в формат деятельности ГЧП. Стремительными темпами возрастает объём и качество социальных изменений, что в итоге влияет на социальную сферу (социальную инфраструктуру) Государственно частное партнерство – одно из потенциально ключевых направлений государственной политики, средство влияния на социальную среду и инвестиционные потоки не только своей страны, но и изменение имиджа и получение инвестиционной поддержки от других государств. Привлекая внешние партнерства и их средства, укрепляя связи, повышается уровень взаимного доверия на международной арене, который может выступать дополнительным рычагом геополитики. В этой связи исследование опыта государственно-частного партнерства чрезвычайно актуальны, поскольку позволяют выявить основные закономерности изменений в взаимоотношениях власти и бизнеса, логику становления государственно-частного партнерства, средств и методов как самостоятельного инструмента изменения, социальной инфраструктуры для укрепления политической стабильности, за счет удовлетворения потребностей населения, и снижения уровня общественного недовольства. Особенную актуальность данное явление носит по следующим причинам: 1. Российская Федерация провозглашается – социальным государством. 2. Углубление и расширение экономического кризиса, вызванного внутренними и внешними причинами, что в свою роль сказывается на политической стабильности. 3. Правительство России провозглашает развитие инновационной экономики, привлечении инвестиций в социальную сферу, либерализацию бизнес среды, повышение качества уровня жизни населения, улучшение инвестиционного климата РФ на международной арене. 4. Государство несет большую бюджетную нагрузку в областях социального обеспечения и социальных гарантиях. Данное направление исследования также актуально, так как соотносит качество жизни населения и его удовлетворенность, которое может быть улучшено посредством реализации инфраструктурных проектов. Такие проекты реализуются бизнесом и властью на основе модели ГЧП, как общепризнанной эффективной мировой практике. Однако данную тему исследуют в основном с экономических позиций, без соотношения с качеством жизни населения и политической стабильность: стабильность или слабость политического режима, которая зависит от удовлетворенности населения качеством жизни и предоставляемых услуг социального значения. Обозначенная проблема далеко не нова и является предметом научных исследований многих ученых, как российских, так и зарубежных. Стоит отметить, что государственно-частное партнерство, как феномен, интересна не только политологам, социологам, психологам, журналистам, но и работникам социальной сферы, представителям бизнес сообщества, аналитикам различных процессов, как теоретиков, так и практиков, что обуславливает неоднозначность определений и подходов к понятию «государственно-частного партнерства». Для анализа государственно-частного партнерства как фактора общественной и политической стабильности наиболее значимыми стали исследования С.?Е. Литовченко, В.?А. Евсеев, А.?Е. Дынин, А.?Д. Нефедьев, Я.?В. Семенов, Сычева И.?В., Найденов Д.?А. В отечественной литературе по теме государственно-частного партнерства и его финансовых механизмов наиболее значимыми являются работы В.?Г. Варнавского, А.?В. Клименко, В.?А. Королева, В.?А. Кабашкина, В.?В. Максимова, С.?А. Рожковой, М.?А. Дерябиной, М.?В. Клиновой, А.?В. Баженова и др. В зарубежной литературе по теме ГЧП можно отметить работы Е. Йескомба, Д. Делмона, М. Джеррарда, А. Эсташа, Б. Акинтоби, а также материалы и публикации специалистов Всемирного банка, Международного валютного фонда, консалтинговых организаций, ведомств, ответственных за реализацию и экспертизу проектов ГЧП в зарубежных странах. Вопросам государственных финансов, проектного финансирования, финансового менеджмента, являющихся методологической основой финансирования проектов ГЧП, посвящены труды Р. Брейли, С. Майерса, Ц. Боди, Р. Мертона, Ю. Бригхема, Л. Гапенски, П.?Л. Виленского, И.?Я. Лукасевича, Т.?В. Тепловой, Г.?Б. Поляка, В.?Н. Лившица, С.?А. Смоляка и др. Несмотря на высокую степень разработанности проблемы финансирования проектов ГЧП за рубежом, данная тема требует детального анализа и обобщения с позиций специфики российской политики и экономики. В последние годы наблюдается повышенный интерес к данной тематике в российской научной среде, средствах массовой информации, органах государственной власти федерального и регионального уровня. Вместе с тем, имеющиеся публикации носят в основном теоретический, фрагментарный характер, и также совершено не затрагивают политическую и общественно-значимую реальность вопроса ГЧП и эффект влияния ГЧП на политическую стабильность и общественное развитие. 1. Основные современные теоретические взгляды на государственно-частное партнерство Помимо изучение многомерности современного феномена государственно-частного партнерства с точки зрения научной теории, данное исследование имеет важное практическое значение, так как рассмотрение опыта предыдущих этапов становления ГЧП помогает спрогнозировать дальнейшие изменения, их качество и объем, скорректировать политику гармонизации общественных отношений, целенаправленную политику экономии бюджетных средств, формирования новых внутренних рынков и гармонизации общественных отношений, что крайне актуально как в кризисное время, так и при его отсутствии. Между тем, осознание механизма ГЧП как фактора развития социальной инфраструктуры и повышения уровня жизни населения, стоит рассматривать, как один из возможных механизмов для стабильности политического режима и снижение политической напряженности. Однако если рассматривать более широкий эффект от реализации эффективной политики ГЧП и в области ГЧП, возможно получение дополнительного эффекта по широкому кругу применения: 1. Рост качества жизни населения посредством реализации инфраструктурных проектов ГЧП; 2. Рост малого и среднего бизнеса посредством реализации малых проектов ГЧП, обучения населения экономической грамотности с привлечением частного эффективного бизнеса и государства; 3. Повышение конкуренции между предпринимателями при участии в государственных закупках на поставку необходимых товаров и услуг при реализации инфраструктурных проектов ГЧП; 4. Рост количества рабочих мест посредством роста количества участников малого и среднего бизнеса, обслуживающего персонала инфраструктурных объектов; 5. Развития экономик субъектов РФ и муниципальных образований посредством роста региональной активности малого и среднего бизнеса; 6. Снижение бюджетной нагрузки посредством вовлечения новых субъектов бизнеса из числа неработающих граждан, снижение выплат по нетрудоустройству, вовлечение инвестиций от бизнеса в региональные и муниципальные проекты; 7. Эффективная трата государственных средств: посредством реализации проекта, возможности совместной реализации проектов в связке: государство – бизнес – общество, мониторинга со стороны бизнеса и общественности в трате бюджетных средств; 8. Рост инвестиционной привлекательности РФ, включение бизнеса в социально-значимые проекты, посредством улучшения законодательства, развития инфраструктуры и вовлеченности населения в процессы развития экономики и гражданского сектора; 9. Развитие инновационных сегментов экономики посредством вовлечения новейших технологий, которые использует крупный бизнес, и трансляции их опыта на региональный уровень; 10. Диверсификация экономики – увеличение количества субъектов экономической деятельности, увеличение инвестиционных потоков, развитие инвестиционной культуры. Вышеизложенное как комплекс системных воздействий на экономику и общество, в целом сказывается на стабильности, как в экономической сфере, так и политической, через управление качеством жизни и ростом благосостояния населения. Необходимо также определить, что такое государственно-частное партнерство по своей сути и по своему наполнению. Так Дж. Делмон в своей работе «Государственно-частное партнерство в инфраструктуре» предлагает трактовать термин ГЧП в наиболее широком смысле, определяя его как «любые контрактные или юридические отношения между государственными и частными структурами с целью улучшения и/или расширения инфраструктурных услуг, исключая контракты по государственному заказу (государственные закупки)»[2 - Делмон, Дж. Государственно-частное партнёрство в инфраструктуре: практическое руководство для органов государственной власти / Дж. Делмон. АО «Казахстанский центр государственно-частного партнерства» при финансовой поддержке Консультативного офиса по участию частного сектора в инфраструктуре (PPIAF), 2010] Более широкое толкование ГЧП дано Махортовым Е.?А. и Семченковым А.?С., которые определяют ГЧП как конструктивное взаимодействие власти и бизнеса не только в экономике, но и других сферах общественной жизни – политике, культуре, науке и т.?д.[3 - Махортов, Е.?А. Государственно-частное партнерствокак форма отношений власти и бизнеса в России /Е.?А. Махортов, А.?С. Семченков // LOBBYING.RY: Журнал о лоббизме и GR, 2007. – Режим доступа: http://www.lobbying.ru/index. php?article_id=2359; http://www.lobbying.ru/index. php?article_id=2359] В своих ранних работах В.?Г. Варнавский одним из первых в России дал максимально общее определение: «государственно-частное партнерство – это институциональный и организационный альянс между государством и бизнесом в целях реализации национальных и международных, масштабных и локальных, но всегда общественно значимых проектов и программ в широком спектре сфер деятельности: от развития стратегически важных отраслей промышленности и НИОКР до обеспечения общественных услуг».[4 - Варнавский, В.?Г. Приватизационные процессы в инфраструктуре: успехи и ошибки реформ // 314 Вектор науки ТГУ. №?4 (22), 2012; Сайфуллин Р.?И. Мировая экономика и международные отношения – 2005. – №?8. – Рец. на кн.: Reforming Infrastracture: Privatization, Regulation, and Competition. – Washington D.?C., 2004] В своих более поздних работах, Варнавский В.?Г. определяет государственно-частное партнерство как юридически закрепленное в договоре взаимодействие между государством и предпринимательским сектором в отношении объектов государственной и муниципальной собственности.[5 - Варнавский, В.?Г. Место и роль государственно-частного партнерства в системе экономических категорий: попытка системного анализа / В.?Г. Варнавский. – Москва: Материалы Первого Российского экономического конгресса Режим доступа: http://www.econorus.org/ cprogram.phtml?vid=tconf&sid=2&ssid=182&rid=57] Большинство авторов, трактуя понятие ГЧП, делают акцент на том, что в рамках партнерства государственного и частного сектора происходит разделение и сбалансирование рисков, полномочий и/или прибылей. ГЧП предполагает соблюдение баланса интересов. На это обращает внимание Амунц Д.?М., который полагает, что сбалансированность интересов является основополагающей чертой ГЧП.[6 - Амунц, Д.?М. Государственно-частное партнерство (часть 1) / Д.?М. Амунц // Справочник руководителя учреждения культуры. – №?12. – 2005.] Концепция ГЧП включает в себя институциональный анализ, который определяет место ГЧП в современной экономической системе и характер взаимоотношений между его участниками. Мамченко О.?П. и Долженко И.?А. предлагают понимать под ГЧП законодательно определенную форма взаимодействия государства и частного бизнеса, юридически закрепленную договором, основанную на принципе равноправного кооперативного поведения.[7 - Мамченко, О.?П. Экономическая сущность и роль государственно-частного партнерства в реализации региональной экономической политики / О.?П. Мамченко, И.?А. Долженко // Известия Алтайского Государственного Университета. – №?2 (66). – 2010.] Ларин С.?Н. не делает акцент на форме ГЧП и отмечает, что «это институционально-организационное объединение интересов государства и предпринимательских структур в целях реализации экономически и социально значимых проектов и программ».[8 - Ларин, С.?Н. Государственно-частное партнерство: зарубежный опыт и российские реалии / С.?Н. Ларин //Государственно-частное партнерство в инновационных системах / под общ. ред. С.?Н. Сильвестрова – М.: Издательство ЛКИ, 2008. – 312 с., с. 51–62] Поэтому институт ГЧП, по его мнению, предполагает развитие любых договорных отношений. Во многом согласны с этим мнением Кузнецова Е.?И. и Зарецкая Д.?М., определяя ГЧП как систему сотрудничества частного сектора, предприятий и организаций бизнеса с государственными учреждениями, а также региональных корпораций с государственными предприятиями, учреждениями, направленную на достижение общих экономических целей, на решение актуальных социально-экономических задач.[9 - Кузнецова, Е.?И. Государственно-частное партнерство в реализации инновационной стратегии России: новые возможности для взаимодействия бизнеса и государства / Е.?И. Кузнецова, Д.?М. Зарецкая // Государственно-частное партнерство в инновационных системах / под общ. ред. С.?Н. Сильвестрова – М.: Издательство ЛКИ, 2008. – 312 с., с. 211–222] Общим для всех определений остается тот факт, что предметом ГЧП – проектов выступают государственная собственность или государственные услуги и большинство из них направлены на развитие инфраструктуры.[10 - Мокичев, С.?Д. Методология исследования процесса формирования национальной инновационной системы России / С.?Д. Мокичев, С.?В. Мокичев // Современное искусство экономики. – 2011. – С. 5–9] Однако стоит отметить, что процессы ГЧП и его развитие, основные теоретики относят к сугубо экономическим аспектам, не затрагивая исследования в области политической о социально-значимой реальности данного вопроса, и политические последствия реализации ГЧП и его эффект на политическую стабильность государства и режима. В настоящее время термин «государственно-частное партнерство» все еще носит публицистический характер и еще не получил повсеместного признания в российских и зарубежных научных кругах – об этом свидетельствуют непрекращающиеся дискуссии по поводу того, что же на самом деле скрывается под этим понятием, в чем сущность явлений, относимых к государственно-частному партнерству, а также споры по поводу корректности и принципиальной применимости данного термина к той сфере социальных взаимоотношений, которую принято называть партнерством или концессией интересов в сфере социальных отношений, хотя и обсуждается на самом высоком уровне. На данный момент понятие ГЧП юридически определено, хотя обсуждения происходили достаточно долгое время.[11 - http://www.duma.gov.ru/news/273/57792/?sphrase_id=1514779] Как было сказано выше, в РФ долгое время отсутствовал единый федеральный закон, регулирующий отношения между государством и бизнесом. В связи с этим региональные власти приходят к необходимости введения собственного правового регулирования, которое создает больше возможностей для привлечения частных партнеров для работы в сфере инфраструктуры. Таким образом, появляются законы о ГЧП на региональном уровне. Так, ранее 45 субъектов РФ уже принимали законы о ГЧП на региональных уровнях (по состоянию на сентябрь 2011 года)[12 - http://www.duma.gov.ru/news/273/282279/?sphrase_id=1514779] В научной литературе используется несколько десятков различных формулировок «государственно частного партнерства». Ранее о ГЧП свое мнение высказывали и ряд видных политических деятелей федерального уровня. Так, по мнению С. Колесникова, заместитель председателя Комитета Государственной Думы РФ по охране здоровья: «В российском законодательстве на сегодняшний день не существует определения государственно-частного партнерства. На мой взгляд, наиболее обобщенно ГЧП можно определить как совокупность форм долгосрочного взаимодействия государства и бизнеса для решения общественно значимых задач на взаимовыгодных условиях. В этом случае вся система должна основываться на трехуровневой модели: личность, которая нуждается в услугах, – предприятие, которое обязуется обеспечить сотрудников этими услугами, – государство, которое способствует вложению средств и организации услуг»[13 - http://bujet.ru/article/59857.php] «В российской литературе принят термин «государственно-частное партнерство» (ГЧП). ГЧП представляет собой институциональный и организационный альянс государственной власти и частного бизнеса с целью реализации общественно значимых проектов в широком спектре сфер деятельности – от развития стратегически важных отраслей экономики до предоставления общественных услуг в масштабах всей страны или отдельных территорий. Бурное развитие многообразных форм ГЧП во всех регионах мира, их широкое распространение в самых разных отраслях экономики позволяют трактовать эту форму взаимодействия государства и бизнеса как характерную черту современной смешанной экономики» – отмечает М. Дерябина. По версии министерства экономического развития Российской Федерации «Государственно-частное партнерство – юридически оформленное на определенный срок и основанное на объединении ресурсов, распределении рисков сотрудничество публичного партнера, с одной стороны, и частного партнера, с другой стороны, осуществляемое на основании соглашения о государственно-частном партнерстве, в целях привлечения в экономику частных инвестиций, обеспечения доступности и повышения качества товаров, работ, услуг, обеспечение которыми потребителей обусловлено полномочиями органов государственной власти и органов местного самоуправления. Использование механизмов частно-государственного партнерства (ЧГП) в настоящее время получает широкое распространение в Российской Федерации. ГЧП включает в себя ряд форм сотрудничества, позволяющих государству и частному сектору извлекать взаимную выгоду. ГЧП обращается к инновационным методам, применяемым государственным сектором для заключения контракта с частным сектором, использующим свой капитал и управленческий потенциал при реализации проектов в соответствии с установленными временными рамками и бюджетом. Государственный сектор сохраняет ответственность за обеспечение населения этими услугами выгодным для него способом и оказывает позитивное воздействие на экономическое развитие и повышение качества жизни населения. ГЧП рассматривается как конкретные проекты, реализуемые совместно государственными органами и частными компаниями на объектах федеральной, региональной и муниципальной собственности».[14 - http://economy.gov.ru/minec/activity/sections/privgovpartnerdev/], но при этом относит ГЧП к строго концессионным соглашениям, что является лишь одной из форм ГЧП, который уже не отвечает требованиям российской социальной действительности, и требуется принятие отдельного закона о ГЧП».[15 - (http://www.vedomosti.ru/finance/news/28626241/kanikuly-bez-partnera] По мнению Первого заместителя Министра промышленности и торговли Российской Федерации Г. Никитина: «В настоящее время нормативное правовое регулирование отношений между государством и частным бизнесом, в рамках государственно-частного партнерства, существует, но оно разрозненно и не систематизировано. Есть ряд законов, которые могут регулировать отношения в этой сфере. Главный вопрос, который необходимо решить, – формирование четкой нормативной базы. Несомненно, ее основой станет новый федеральный закон об основах государственно-частного партнерства. И его необходимо принять в самые кратчайшие сроки. Главное – прийти к единому пониманию, что такое государственно-частное партнерство. Решить этот вопрос позволит федеральный закон и различные подзаконные акты. Много говорится на разных уровнях о государственно-частном партнерстве, но реальных действий пока мало. То есть, создан специализированный совет, проводятся обсуждения, но в данный момент мы имеем только две точки развития. Первая – проект Федерального Закона «Об основах государственного и частного партнерства». Вторая – Концепция государственно-частного партнерства ОПК. Все остальное сводится к обсуждениям»[16 - http://old.minpromtorg.gov.ru/press/publications/127] Вилисов М.?В., кандидат политических наук: «Государственно-частное партнерство (ГЧП) – новое и модное выражение в современной управленческой практике. Однако его содержание и уж тем более способы эффективного применения в современном российском государственном управлении изучены недостаточно полно. Актуальность темы вызвана повышенным интересом к ней в органах государственной власти. Тема достаточно подробно рассматривалась в рамках Совета по конкурентоспособности, особенно применительно к транспортным инфраструктурам. Впоследствии для ее развития были осуществлены некоторые организационные мероприятия, например, созданы экспертные советы в рамках некоторых органов исполнительной власти. Теме развития ГЧП уделяется много внимания на государственном уровне, на ГЧП возлагаются большие надежды. По оценкам экспертов, ГЧП позиционируется как „новая технология развития экономики“».[17 - Журнал «Власть», №?7, 2006, http://problemanalysis.ru/public/public_7.html] Современные западные экономисты в силу наличия у них более длительного, чем в России, опыта, достаточно подробно исследовали основные черты и принципы ГЧП. Однако, в работах зарубежных авторов механизм финансирования проектов, особенности инструментария привлечения средств институциональных инвесторов обобщены недостаточно полно. Среди зарубежных экономистов, которые исследовали проблемы ГЧП и его влияние на развитие национальных экономик, следует отметить труды Т. Веблена, М. Геррарда, Л. Гитмана, Дж. Кейнса, Р. Коуза, Л. Моргана, С. Хантингтона, С. Линдера, Г. Ходжа и др. В мировой практике регулирования сферы образовательных услуг сложились две основные формы государственно-частного партнерства: институциональная и контрактная. Государственно-частное партнерство в сфере образования на основе институциональных форм (эндаумент-фонды, исследовательские центы, базовые кафедры), которые связаны, как правило, с созданием новых совместных инновационных структур, имеет наибольшее применение в развитых зарубежных странах (США, Канада, Великобритания, Германия и др.). Государственно-частное партнерство в форме рыночной контрактации (контрактная форма), напротив, наиболее распространено в странах с переходной экономикой, в том числе в России. О. Вильямсон считает, что не все особенности конкретных работ по выполнению контрактов между государством и бизнесом могут быть прописаны в наиболее распространенных типах договоров между участниками рынка, поэтому государство вынуждено прибегать к новой форме взаимодействия с предпринимательским сектором ГЧП может служить эффективным инструментом перераспределения рисков проекта[18 - Williamson O. The economic Institutions of Capitalism // New York: free press. 1985]. Голландские специалисты в области государственного управления В. Хаам и Дж. Копенхам определяют ГЧП как продолжительную кооперацию между участниками частного и государственного секторов, позволяющую им совместно разрабатывать продукты и услуги, а также распределять риски, издержки и ресурсы, связанные с предоставлением этих продуктов и услуг[19 - Van Ham, Hans, and Joop Koppenjan, Buildung Public-private partnerships: assessing and managing risks in port development. 2001] C. Линдер[20 - Linder S., Coming to Terms with the public-private partnership: a grammar of multiple meanings // American behavioral scientist 43 (1): 35–51. 1999] и Е. Саваc, которые полагают, что термин ГЧП используется как словесная игра, цель которой скрыть истинное уничижительное значение этого слова – приватизация и работа по контракту. По их мнению, ГЧП – это языковая уловка, призванная замаскировать истинные цели, каковыми являются приватизация и стремление вовлечь частные предприятия в процесс предоставления общественных благ за счет государственных предприятий[21 - Savas E.?S. Privatization and public-private partnerships // New York: Chartman House. 2000]. Из этого следует, что ГЧП в первую очередь выгодно обществу и государству, а частный сектор заманивается в данную, возможно не слишком выгодную для него, форму взаимодействия. Так или иначе, все специалисты по ГЧП, социальным отношениям, социальному проектированию сходятся на том, что ГЧП – всеобъемлющая, целостная стратегия, обусловленная все возрастающей значимостью и ценностью корпоративного партнерства различных отраслей общества в вопросах развития, экономики, конкуренции на международной арене, политики и общественной жизни, выделяя при этом теоретико-юридическую и практико-прикладную составляющую этого понятия. Анализ реализуемых проектов ГЧП в странах Западной Европы и России привел к получению следующего ответа о выгодах инициации ГЧП для государства: 1. Ускорение внедрения новых общественно значимых проектов за счет привлечения дополнительных финансовых и прочих ресурсов; 2. Возможность использования налаженного механизма управления большими и комплексными программами; 3. Возможность применения инновационных технологий, разработанных частными предприятиями; 4. Привлечение высококвалифицированных экспертов частного бизнеса; 5. Повышение эффективности управления государственным имуществом, и, как следствие – экономия и мониторинг государственных расходов; 6. Поощрение предпринимательской инициативы в общественно-значимых секторах экономики; 7. Возможность оптимизации численности управленческого персонала со стороны государства при осуществлении управления проектом; 8. Повышение технологического, финансового потенциала в различных отраслях экономики в качестве условия перехода от сырьевой экономики к новой экономике знаний и цифровизации; Так ли легко увидеть выгоды ГЧП для предпринимательского сектора? Можно сформулировать следующие причины, обуславливающие интерес частного бизнеса к ГЧП[22 - Вопросы государственного и муниципального управления., Холодная Н.?Д. Государственно-частное партнерство – новый тип отношений в российской экономике 2009. №?2]: 1. Возможность получить прибыль от участия в таких проектах, в которых невозможно было бы участвовать без взаимодействия с государственными органами; 2. Прямая поддержка со стороны государственных органов, снижение административных барьеров; 3. Возможность долговременного размещения инвестиций под государственными гарантиями или получение специальных условий кредитования; 4. Получение неэкономических выгод в результате осуществления партнерства; 5. Новые возможности для инновационного бизнеса; 6. Получение в ряде случаев налоговых льгот, при реализации проектов в моногородах, особых экономических зонах и территориях опережающего развития; 7. В условиях финансового кризиса это возможность для предприятий получить дополнительное финансирование через новые инструменты взаимодействия. 2. Основная типологизация государственно-частного партнерства… в мире и Российской Федерации В зависимости от характера решаемых в рамках ГЧП конкретных задач все множество существующих и вновь возникающих форм партнерств можно подразделить на отдельные типы (модели). Соответственно целям ГЧП различаются организационные модели, модели финансирования и кооперации. Во многих случаях партнерства используют формы, базирующиеся на преимуществах разных моделей и их сочетании[23 - Public Private Partnership: Ein Lcitfaden fur offentliche Verwaltung und Unternehmer. S. 10.]. В случае организационных моделей глубокого вторжения в отношения собственности, как правило, не происходит, сотрудничество публичного и частного партнеров осуществляется за счет привлечения третьих организаций, переуступки отдельных функций и контрактных обязательств, использования возможностей передачи объектов во внешнее управление. К организационной модели относят и наиболее распространенный в настоящее время тип ГЧП – концессии. К моделям финансирования следует причислить такие формы, как коммерческий наем, аренда, все виды лизинга, предварительное и интегрированное проектное финансирование. Модель кооперации представляет собой всевозможные формы и методы объединения усилий ряда партнеров, отвечающих за отдельные стадии общего процесса создания новой потребительной (ценностной и общественной) стоимости как публичного блага. Часто такая кооперация требует организацию сложных, в том числе холдинговых структур по сооружению объектов и их эксплуатации, особенно в сфере производственной, промышленной и социальной инфраструктуры. Принятые в мировой практике классификации ГЧП выделяют обычно следующие его формы[24 - Обзор форм, моделей и конкретных механизмов ГЧП сделан на основе следующих источников: Варнавский В.?Г. Указ. соч.; Государство и бизнес: институциональные аспекты; Шарингер Л. Новая модель инвестиционного партнерства государства и частного сектора // Мир перемен. 2004. N 2. С. 13]: Контракты как административный договор, заключаемый между государством (органом местного самоуправления) и частной фирмой на осуществление определенных общественно необходимых и полезных видов деятельности. Наиболее распространенными в практике ГЧП считаются контракты на выполнение работ, оказание общественных услуг, управление, поставку продукции для государственных нужд, оказание технической помощи. В административных контрактных отношениях права собственности не передаются частному партнеру, расходы и риски полностью несет государство. Интерес частного партнера состоит в том, что по договору он получает право на оговариваемую долю в доходе, прибыли или собираемых платежах за оказываемую услугу. Как правило, контракты с государственным или коммунальным органом – весьма привлекательный бизнес для частного предпринимателя, поскольку помимо престижа гарантируют ему устойчивый рынок и доход, а также возможные льготы и преференции. Аренда в ее традиционной форме (договора аренды) и в форме лизинга. Особенность арендных отношений между властными структурами и частным бизнесом заключается в том, что на определенных договором условиях происходит передача частному партнеру государственного или муниципального имущества во временное пользование и за определенную плату. Традиционные договора аренды предполагают возвратность предмета арендных отношений, причем правомочие по распоряжению имуществом сохраняется за собственником и не передается частному партнеру. В специально оговариваемых случаях арендные отношения могут завершиться выкупом арендуемого имущества, в т.?ч. на специальных условиях. В случае договора лизинга лизингополучатель всегда имеет право выкупить государственное или муниципальное имущество. Концессия (концессионное соглашение) – специфическая форма отношений между государством и частным партнером, получающая все большее распространение. Ее особенность состоит в том, что государство (муниципальное образование) в рамках партнерских отношений, оставаясь полноправным собственником имущества, составляющего предмет концессионного соглашения, уполномочивает частного партнера выполнять в течение определенного срока оговариваемые в соглашении функции и наделяет его с этой целью соответствующими правомочиями, необходимыми для обеспечения нормального функционирования объекта концессии. За пользование государственной или муниципальной собственностью концессионер вносит плату на условиях, оговоренных в концессионном соглашении. Право же собственности на выработанную по концессии продукцию передается концессионеру. Можно выделить ряд характерных признаков концессии: 1. Предметом всегда является государственная (муниципальная) собственность, а также монопольные виды деятельности государства либо муниципального образования; 2. Одним из субъектов концессионного соглашения выступает государство или муниципалитет (в лице соответствующих органов исполнительной власти местного значения); 3. Цель концессии – удовлетворение общественных нужд и потребностей населения соответствующей проекту ГЧП территории; 4. Концессия всегда имеет договорную основу (концессионное соглашение); 5. Концессия опирается на возвратность предмета соглашения, который предоставляется частному партнеру за плату, определяемую в соглашении. Если в случае контрактов, в договорах аренды и подряда государство или муниципальное образование выступают субъектами гражданского права и для их эффективной деятельности вполне достаточно норм Гражданского кодекса, то в рамках концессии государство, прежде всего, является органом публичной власти. В этом качестве оно не просто предоставляет партнерам по соглашениям часть своих правомочий как собственника, но и делегирует им часть своих властных функций (исключительных суверенных прав). Делать это можно только на основании соответствующего правового акта государства или муниципального образования. Таким образом, источник исключительности предоставляемых по концессионному соглашению прав – не статус государства как собственника, а его прерогативы как органа публичной власти[25 - Сосна С.?А. Концессионное соглашение – новый вид договора в российском праве // Журнал российского права – www.concession.ru.]. Исключительный (суверенный) характер прав, предоставляемых государством концессионеру (частному партнеру), заключается в том, что в рамках территории или вида деятельности, на которые он получает исключительное право, не допускается аналогичная деятельность любых третьих лиц, а также самого государства. К публично-правовым признакам концессионных соглашений относится фиксирование в них публичных интересов, выразителем и представителем которых является государство[26 - В законодательстве некоторых зарубежных стран перечисляются конкретные сферы и виды деятельности, отрасли экономики, нормальное функционирование и развитие которых составляет публичный интерес. Практически всегда в его сферу входят такие важнейшие социальные услуги, как коммунальное обслуживание населения, общественно необходимые работы, строительство и содержание объектов экономической и социальной инфраструктуры]. По концессионному соглашению частный партнер государства (концессионер) обязан подчиняться требованиям публичных интересов, то есть обеспечивать бесперебойность оказания услуг, недискриминацию пользователей, общедоступность услуг, равенство тарифов на одинаковые услуги. При этом обстоятельства, ставящие под угрозу публичный интерес или причиняющие ему ущерб, выступают законным основанием для принятия мер, специально не прописанных в соглашении. С целью защиты публичного интереса в концессионном соглашении могут быть также предусмотрены суверенные односторонние права и преимущества органа публичной власти перед концессионером. Известно, что концессии получили наибольшее распространение в инфраструктурных отраслях, где необходимы приток частных инвестиций и высококвалифицированное управление. Можно выделить, по меньшей мере, три вида концессий: на уже существующие объекты инфраструктуры; на строительство или модернизацию инфраструктурных объектов; передача объектов государственной собственности в управление частной управляющей компании. В рамках этих видов возможны варианты концессионных отношений, основанные на различном сочетании правомочий собственности между государством и частными концессионерами, а также допустимых пределов их конкретной предпринимательской и инвестиционной деятельности (сооружение, эксплуатация, управление). В России закон о концессионных соглашениях действует с 2005 г., однако заключение таких соглашений являлось до 2015 больше редкостью и исключением. Главная причина – недостаточная защищенность прав концессионера. Риски, которые он несет, высокие расходы, связанные с самой концессионной деятельностью, отягощаются еще и необходимостью уплачивать высокую концессионную плату государству. В то же время неустойка за нарушение обязательств со стороны последнего законом не предусмотрена. Особенно актуальными могут стать концессии и ГЧП проекты в сфере транспортной инфраструктуры в связи с принятие Федерального закона о ГЧП. В подписанной в мае 2008 г. транспортной ФЦП предусмотрено, что большую часть средств на самую масштабную инфраструктурную программу дадут частные инвесторы. Частные инвестиции в транспортные проекты предполагалось довести до 4–5?% ВВП, а пропорции государственного и частного финансирования – приблизить к 35:65. Конечно, вряд ли все инфраструктурные проекты в России будут развиваться в форме концессий. Оставался не проработан и порядок отбора проектов и выделения средств на концессионные соглашения из Инвестиционного фонда РФ. Более вероятно заключение концессий, ориентированных на модернизацию и эксплуатацию действующих имущественных комплексов – аэропортов, портов, вокзалов, отдельных терминалов. Так, в апреле 2008 г. в Санкт-Петербурге был объявлен конкурс претендентов на концессионное соглашение по аэропорту Пулково. Концессионер должен инвестировать 600 млн евро в строительство новых терминалов, а взамен получит аэропорт в управление на 30 лет. Проблематично реальное появление частных железнодорожных и даже автомобильных магистралей. Вопрос упирается в позицию государства как основной стороны партнерства. Абсолютно нерешаемы пока проблемы отведения и распределения земли под объектами, что является риском для концессионера, и может поставить реализацию проекта ГЧП под угрозу незавершенности. Кроме того, явно завышены ожидания государства, связанные с размером частного финансирования проектов. Мировой опыт показывает, что в дорогих инфраструктурных проектах доля инвестиционного участия государства не может быть ниже 40–60?%[27 - Ведомости. 2008. 8, 21 и 23 мая; РБК daily. 2007. 20 дек.]. Соглашения о разделе продукции. Эта форма партнерских отношений между государством и частным бизнесом напоминает традиционную концессию, но все же отлична от нее. Различия заключаются, прежде всего, в разной конфигурации отношений собственности между государством и частным партнером. Если в концессиях, как уже упоминалось, концессионеру на правах собственности принадлежит вся выпущенная продукция, то в соглашениях о разделе продукции партнеру государства принадлежит только ее часть. Условия и порядок раздела продукции между государством и инвестором определяются в специальном соглашении. В мировой практике такие соглашения особенно активно используются в сфере нефтедобычи. Как и в случае концессии, государство предоставляет свои исключительные права на недропользование частному инвестору на возмездной основе и на определенный срок. Доступ частных партнеров (в том числе зарубежных) к исключительным правам осуществляется для привлечения инвестиций в капиталоемкие сферы. Имеются различные модели раздела продукции, например сразу на две части или после вычета затрат инвестора. Важен также учет особенностей налогообложения. Совместные предприятия – распространенная форма партнерства государства и частного бизнеса. В зависимости от структуры и характера совместного капитала они могут быть либо акционерными обществами, либо совместными предприятиями с долевым участием сторон. В качестве акционеров в АО могут выступать органы государства и частные инвесторы. Возможности частного партнера в принятии самостоятельных административно-хозяйственных решений определяются, как правило, долей в акционерном капитале. Риски сторон также распределяются в зависимости от ее величины. Существенная особенность совместных предприятий любого типа – постоянное участие государства в текущей производственной, административно-хозяйственной и инвестиционной деятельности. Самостоятельность частного партнера в принятии решений здесь более ограничена, чем, например, в концессиях. Важно, что изменение структуры акционерного капитала в пользу одной из сторон СП предполагает только перераспределение акций между инвесторами, но не ведет к увеличению общих размеров капитала (и соответственно основных фондов и числа рабочих мест). В случае национализации акционерного общества с участием государства выкуп акций осуществляется по текущему курсу и не зависит прямо от объема капитала, первоначально вложенного частным инвестором. Согласно мировой практике, при национализации концессионного предприятия государство обязано возместить концессионеру стоимость инвестированного капитала, а также выплатить компенсацию за упущенную выгоду. В последние годы области применения различных форм ГЧП стремительно расширяются; бурно развиваются и сами формы партнерств. Так, если концессионные соглашения первоначально стандартно применялись при сооружении автострад, автостоянок, обеспечении централизованным теплоснабжением, то в настоящее время они получили распространение в таких сферах, как национальная оборона, образование, кабельное телевидение, цифровые технологии и автоматизация процессов, некоторые виды городского общественного транспорта. В ряде стран частный бизнес проектирует и строит больницы, школы и другие общественные объекты, а затем управляет ими[28 - Государство и бизнес: институциональные аспекты. С. 70.]. При реализации проектов ГЧП используются разнообразные механизмы сотрудничества государственных структур и предприятий частного бизнеса. Они дифференцируются в зависимости от объема передаваемых частному партнеру правомочий собственности, инвестиционных обязательств сторон, принципов разделения рисков между партнерами, ответственности за проведение различных видов работ. Наиболее распространены следующие механизмы партнерств: ВОТ (Build, Operate, Transfer – строительство – эксплуатация/ управление – передача). Этот механизм используется главным образом в концессиях. Инфраструктурный объект создается за счет концессионера, который после завершения строительства получает право эксплуатации сооруженного объекта в течение срока, достаточного для окупаемости вложенных средств и получение прибыли. По его истечении объект передается государству. Концессионер получает правомочие использования, но не владения объектом, собственником которого является государство. BOOT (Build, Own, Operate, Transfer – строительство – владение – эксплуатация/управление – передача). В этом случае частный партнер получает правомочие не только пользования, но и владения объектом в течение срока действия соглашения, после чего он передается публичной власти. ВТО (Build, Transfer, Operate – строительство – передача – эксплуатация/управление). Этот механизм предполагает передачу объекта государству сразу по завершении строительства. Затем он поступает в пользование частного партнера, но без перехода к нему права владения. BOO (Build, Own, Operate – строительство – владение – эксплуатация/управление). В этом случае созданный объект по истечении срока действия соглашения не передается публичной власти, а остается в распоряжении инвестора. ВОМТ (Build, Operate, Maintain, Transfer – строительство – эксплуатация/управление – обслуживание – передача). Здесь акцент делается на ответственности частного партнера за содержание и текущий ремонт сооруженных им инфраструктурных объектов. DBOOT (Design, Build, Own, Operate, Transfer – проектирование – строительство – владение – эксплуатация/управление – передача). Особенность соглашений этого типа состоит в ответственности частного партнера не только за строительство инфраструктурного объекта, но и за его проектирование. В случае соглашений типа DBFO (Design, Build, Finance, Operate – проектирование – строительство – финансирование – эксплуатация/управление) специально оговаривается его ответственность за финансирование строительства инфраструктурных объектов. В ряде восточно-европейских стран в конце 1990 – начале 2000-х годов в связи с подготовкой к вступлению в ЕС в отраслях транспортной инфраструктуры и в городском хозяйстве стали активно использоваться методы ГЧП. Проекты по привлечению частных инвестиций в расширение сети автомагистралей, модернизацию портов и аэропортов реализуются на основе структурного содействия со стороны ЕС. Причем конкретный опыт оказался неоднозначным: наряду с успешными имелись и случаи проблемных, не всегда удачных решений. Пример эффективного проекта ГЧП – расширение и модернизация международного аэропорта в Варшаве. Более 85?% пассажиров международных авиарейсов пользовались именно варшавским аэропортом, что требовало в относительно короткие сроки обеспечить увеличение пассажирского и грузового оборота аэропорта почти вдвое. Без привлечения частного капитала и новых подходов реализовать такой проект было бы невозможно. По результатам открытого европейского конкурса в качестве частного партнера проекта выступила германская фирма «Хохтиф АГ», разработавшая специальную модель финансирования ГЧП для аэропортов стран Центральной и Восточной Европы. Был сформирован консорциум (генеральный подрядчик – «Хохтиф эйрпорт ГмБХ»), в который на правах партнеров вошли малые и средние предприятия Польши и Германии. Частное финансирование обеспечивал консорциум банков, возглавляемый АО «Ситибанк». Получателем кредитов и государственным партнером проекта выступало агентство «Польские аэропорты PPL». Стоимость проекта составила 153,4 млн евро, до 80?% его финансирования (по модели cash-flow) пришлось на частную сторону. Государственная польская авиакомпания LOT была включена в частное кредитное соглашение об обеспечении гарантий и в соглашение об использовании аэропорта. Успешное завершение работ способствовало тому, что в дальнейшем генеральный подрядчик принял участие в проектах реконструкции на принципах ГЧП аэропортов городов Дюссельдорфа, Гамбурга и Сиднея. Удачной моделью эффективного сочетания интересов публичного и частного партнеров признан проект по реконструкции крупнейшего аэропорта Германии во Франкфурте-на-Майне. Проект предполагал предварительную стадию приватизации – эмиссию акций, 29?% которых были проданы на фондовой бирже (аналог «народных IPO»). Держателями остальных акций стали земля Гессен (32,1?%), город Франкфурт (20,5?%) и государство (18,4?%). Сформированное таким образом АО «Фрапорт» намеренно сохранило контроль публичных инвесторов. При этом АО является «частным» акционером других германских аэропортов, то есть «частная» сторона партнерств в них представлена структурой с преимущественно государственным участием[29 - Public Private Partnership: Ein Leitfaden fur Offentliche Verwaltung und Unternehmer.]. 3. Международный опыт и эффект государственно-частного партнерства В мировой практике механизмы государственно-частного партнерства (ГЧП) используются для привлечения частных компаний с целью долговременного финансирования и управления общественной инфраструктурой по широкой гамме ГЧП – объектов. Выбор первоочередного направления реализации ГЧП – проекта зависит от уровня социально-экономического развития и приоритетности задач конкретной страны или региона. Разнообразие видов, форм и сфер использования ГЧП превращают их в универсальный механизм решения различного рода долгосрочных задач в широком диапазоне сфер деятельности – от реализации исключительно социальных и инфраструктурных проектов общегосударственного значения до разработки и адаптации особо перспективных технологий для новых точек роста там, где сосредоточены значительный научный потенциал и человеческий капитал[30 - Емельянов Ю.?С. Государственно-частное партнерство в инновационном развитии экономики России: автореф. дис. … канд. экон. наук. М., 2012. С. 59]. Развитие ГЧП в мире можно разделить на три стадии. Многие государства все еще находятся на первой стадии развития ГЧП, включая разработку стандартов и законодательной базы для ГЧП. Участники, находящиеся на этих этапах, стремительно пытаются создавать ГЧП без глубокого понимания, как их реализовывать, тем самым подвергая себя и своих партнеров риску повторения ошибок, которые проходили на ранней стадии развития ГЧП в других странах[31 - Муковенков А.?Ю. Модернизация инфраструктурных объектов с использованием механизмов государственно-частного партнерства // Экон. науки.2010.7 (68). С. 167–171]. Во избежание подобных ошибок страны, находящиеся в начале развития ГЧП, могут использовать опыт, накопленный странами, уже прошедшими этот путь: Великобританией в области строительства школ, больниц и военной инфраструктуры; Австралией и Ирландией в области дорожного строительства, Нидерландами в области строительства муниципального жилья. В настоящее время на третьей ступени ГЧП находятся лишь Великобритания, Австралия. Ирландия же только вступает на третью ступень развития ГЧП. На второй стадии – большинство развитых европейских стран (Франция, Испания, Италия, Греция, Германия), США, Канада, Япония и Новая Зеландия. На начальном, первом этапе развития рынка ГЧП находятся страны Восточной Европы, Латинской Америки, а также страны СНГ, включая и Россию[32 - Шамбир В.?Н. Государственно-частное партнерство как форма инвестирования приоритетных муниципальных проектов: автореф. дис. … канд. экон.наук. М., 2010. С. 28.] Как видно, ГЧП с различным успехом развивается во многих странах мира. Наибольшего распространения эта концепция достигает в странах с развитой рыночной экономикой и с устоявшимися традициями взаимодействия государства и частного сектора. Однако, несмотря на сходство многих позиций, в организации ГЧП в разных странах отмечаются и определенные различия. Так, в англо-саксонском мире при выборе частного партнера проводится три отдельных конкурса: на проектирование, на строительство, на управление. Во Франции, напротив, существует единый конкурс на все виды работ или услуг. Практика применения ГЧП в ряде западноевропейских стран показывает, что данный механизм используется там, где государство и бизнес имеют взаимодополняющие интересы, но при этом не в состоянии действовать самостоятельно и независимо друг от друга[33 - Антонова К.?А. Государственно-частное партнерство как фактор социально-экономического развития России: автореф. дис. … канд. экон. наук. М., 2012. С. 22] Конец ознакомительного фрагмента. Текст предоставлен ООО «ЛитРес». Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию (https://www.litres.ru/v-g-miloslavskiy/gosudarstvenno-chastnoe-partnerstvo-kak-faktor-politiches/?lfrom=334617187) на ЛитРес. Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом. notes Примечания 1 Calderоn and Servеn, «The Effects of Infrastructure Development on Growth and Income Distribution», Policy Research Working Paper. World Bank. 2004. 2 Делмон, Дж. Государственно-частное партнёрство в инфраструктуре: практическое руководство для органов государственной власти / Дж. Делмон. АО «Казахстанский центр государственно-частного партнерства» при финансовой поддержке Консультативного офиса по участию частного сектора в инфраструктуре (PPIAF), 2010 3 Махортов, Е.?А. Государственно-частное партнерствокак форма отношений власти и бизнеса в России /Е.?А. Махортов, А.?С. Семченков // LOBBYING.RY: Журнал о лоббизме и GR, 2007. – Режим доступа: http://www.lobbying.ru/index. php?article_id=2359; http://www.lobbying.ru/index. php?article_id=2359 4 Варнавский, В.?Г. Приватизационные процессы в инфраструктуре: успехи и ошибки реформ // 314 Вектор науки ТГУ. №?4 (22), 2012; Сайфуллин Р.?И. Мировая экономика и международные отношения – 2005. – №?8. – Рец. на кн.: Reforming Infrastracture: Privatization, Regulation, and Competition. – Washington D.?C., 2004 5 Варнавский, В.?Г. Место и роль государственно-частного партнерства в системе экономических категорий: попытка системного анализа / В.?Г. Варнавский. – Москва: Материалы Первого Российского экономического конгресса Режим доступа: http://www.econorus.org/ cprogram.phtml?vid=tconf&sid=2&ssid=182&rid=57 6 Амунц, Д.?М. Государственно-частное партнерство (часть 1) / Д.?М. Амунц // Справочник руководителя учреждения культуры. – №?12. – 2005. 7 Мамченко, О.?П. Экономическая сущность и роль государственно-частного партнерства в реализации региональной экономической политики / О.?П. Мамченко, И.?А. Долженко // Известия Алтайского Государственного Университета. – №?2 (66). – 2010. 8 Ларин, С.?Н. Государственно-частное партнерство: зарубежный опыт и российские реалии / С.?Н. Ларин //Государственно-частное партнерство в инновационных системах / под общ. ред. С.?Н. Сильвестрова – М.: Издательство ЛКИ, 2008. – 312 с., с. 51–62 9 Кузнецова, Е.?И. Государственно-частное партнерство в реализации инновационной стратегии России: новые возможности для взаимодействия бизнеса и государства / Е.?И. Кузнецова, Д.?М. Зарецкая // Государственно-частное партнерство в инновационных системах / под общ. ред. С.?Н. Сильвестрова – М.: Издательство ЛКИ, 2008. – 312 с., с. 211–222 10 Мокичев, С.?Д. Методология исследования процесса формирования национальной инновационной системы России / С.?Д. Мокичев, С.?В. Мокичев // Современное искусство экономики. – 2011. – С. 5–9 11 http://www.duma.gov.ru/news/273/57792/?sphrase_id=1514779 12 http://www.duma.gov.ru/news/273/282279/?sphrase_id=1514779 13 http://bujet.ru/article/59857.php 14 http://economy.gov.ru/minec/activity/sections/privgovpartnerdev/ 15 (http://www.vedomosti.ru/finance/news/28626241/kanikuly-bez-partnera 16 http://old.minpromtorg.gov.ru/press/publications/127 17 Журнал «Власть», №?7, 2006, http://problemanalysis.ru/public/public_7.html 18 Williamson O. The economic Institutions of Capitalism // New York: free press. 1985 19 Van Ham, Hans, and Joop Koppenjan, Buildung Public-private partnerships: assessing and managing risks in port development. 2001 20 Linder S., Coming to Terms with the public-private partnership: a grammar of multiple meanings // American behavioral scientist 43 (1): 35–51. 1999 21 Savas E.?S. Privatization and public-private partnerships // New York: Chartman House. 2000 22 Вопросы государственного и муниципального управления., Холодная Н.?Д. Государственно-частное партнерство – новый тип отношений в российской экономике 2009. №?2 23 Public Private Partnership: Ein Lcitfaden fur offentliche Verwaltung und Unternehmer. S. 10. 24 Обзор форм, моделей и конкретных механизмов ГЧП сделан на основе следующих источников: Варнавский В.?Г. Указ. соч.; Государство и бизнес: институциональные аспекты; Шарингер Л. Новая модель инвестиционного партнерства государства и частного сектора // Мир перемен. 2004. N 2. С. 13 25 Сосна С.?А. Концессионное соглашение – новый вид договора в российском праве // Журнал российского права – www.concession.ru. 26 В законодательстве некоторых зарубежных стран перечисляются конкретные сферы и виды деятельности, отрасли экономики, нормальное функционирование и развитие которых составляет публичный интерес. Практически всегда в его сферу входят такие важнейшие социальные услуги, как коммунальное обслуживание населения, общественно необходимые работы, строительство и содержание объектов экономической и социальной инфраструктуры 27 Ведомости. 2008. 8, 21 и 23 мая; РБК daily. 2007. 20 дек. 28 Государство и бизнес: институциональные аспекты. С. 70. 29 Public Private Partnership: Ein Leitfaden fur Offentliche Verwaltung und Unternehmer. 30 Емельянов Ю.?С. Государственно-частное партнерство в инновационном развитии экономики России: автореф. дис. … канд. экон. наук. М., 2012. С. 59 31 Муковенков А.?Ю. Модернизация инфраструктурных объектов с использованием механизмов государственно-частного партнерства // Экон. науки.2010.7 (68). С. 167–171 32 Шамбир В.?Н. Государственно-частное партнерство как форма инвестирования приоритетных муниципальных проектов: автореф. дис. … канд. экон.наук. М., 2010. С. 28. 33 Антонова К.?А. Государственно-частное партнерство как фактор социально-экономического развития России: автореф. дис. … канд. экон. наук. М., 2012. С. 22
КУПИТЬ И СКАЧАТЬ ЗА: 149.00 руб.