Сетевая библиотекаСетевая библиотека
Сонеты Николай Николаевич Самойлов Я знал Николая Самойлова – сказочника, баснописца, переводчика сонетов Шекспира, Джона Донна, стихов Бернса, Редьярда Киплинга, Эдгара По, Генриха Гейне, Рильке. Это книга собственных сонетов Самойлова. Мысли в них мускулисты, замки неожиданны до оторопи. Лирика завораживает, чувства искренни. Природа напоминает картины импрессионистов. Много дождя, парчи осенних листьев и утренних рос на травах. Стиль узнаваем, неповторим. Желаю автору вдохновения на новые шедевры. Виктор Авраменко 1 Неряха осень разбросала листья, Не успевает ветер подметать. В свиданьях наших не было корысти — Привыкли вместе вечер коротать. Другие у камина в эту пору Любили с книгой время проводить, А мы вели, гуляя, разговоры О том, как одиноко стало жить. О том, что время ничему не учит, А ночи всё длинней и холодней, Всё чаще небо закрывают тучи, Мешая греться золотом лучей. Под шорох листьев и негромких фраз, Я полюбил, шагая рядом, вас. 2 Я загрустил сегодня по тебе — Умеет растревожить сердце осень, Но не ищу забвения в гульбе, В ненастьях жизни ты как в тучах просинь, Мне даришь радость, счастье и тепло, С тобой короче горькие минуты; Разлука, как разбитое стекло, Лишает жизнь покоя и уюта. Пока бессонно ночью тосковал, Осенний ветер, золотя дорогу, Последнюю листву с берёз сорвал, Усилив беспокойство и тревогу. Прошу судьбу: Не будь строга с женой — Я за неё отвечу головой. 3 Кокетничая, подмигнула осень Весёлым взглядом сини между туч, До смерти не забуду эту просинь И по лицу скользнувший тёплый луч. Он сердце согревал мне как награда, Тогда я в первый раз сумел понять: Порою человеку мало надо, Чтобы тоску на радость поменять. Довольно слова, ласкового взгляда, Чтоб сердце вновь для жизни воскресить, А можно и без пули, и без яда Холодным равнодушием убить. Запомнив это, друг мой, для людей Ни тёплых слов, ни взглядов не жалей. 4 Новогодний сонет Решись по-царски щедрой быть со мной, За это я скажу судьбе: Спасибо! Когда предстанешь, наконец, нагой, Увижу тела нежные изгибы. Прильну губами к трепетной груди, Потом придёт черёд очам и шее; Доверившись, за дерзость не суди, Теряю разум, от любви хмелея. В груди всё громче, чаще сердца стук — Победа добывается отвагой, Под стоны наслаждения и мук Пожар любви зальём горячей влагой. Зря не красней, мальчишка Новый Год Сегодня игры взрослых не поймёт. 5 Как только май теплом ветров пахнёт, Трава растёт, не тратя зря минуты, Раскидистей победного салюта Душистая сирень в садах цветёт. И белый ландыш больше не робеет, Не прячется за тучей синева, Волнуют мысли, чувства и слова, Когда любовь их искренностью греет. У девушек кружится голова, А юноши становятся щедрее: Подарки дарят, льстят. Весна права, Сердца и взгляды делая нежнее. Любви и клятвам ни конца, ни края, Поэтому так много свадеб в мае! 6 Снег кружится, ночь выдалась морозной. Смотрю на небо, лунный диск потух, А снег летит неспешный, несерьёзный, Он невесом, как тополиный пух. Пушистым мехом укрывает плечи, Целует в губы, щёки холодит, Ласкает, убаюкивает, лечит — Он только мой, он лишь ко мне летит! Снег кружит небо в белоснежном вальсе, В лицо звезду бросает за звездой, На ухо шепчет ветром: не печалься, Забудь про беды и танцуй со мной. Ты думаешь – зря в воздухе порхаю? Нет, я к фате девчонок приучаю. 7 Рождественский сонет о благодати Мне до святых и старцев далеко, Не удостоен счастья благодати. Смирять порывы плоти нелегко, Любовь к тебе не мыслю без кровати. Пора бы поумнеть на склоне лет, Подумать о душе, молитве, рае, Но мне и в рождество покоя нет, Мечта тебя ласкать не умирает. Старался вознести на пьедестал, Пытался сделать редкими свиданья, Но и в разлуке по ночам мечтал, Что ты исполнишь плотское желанье. Не праведник, не в силах испытать Без ласки плоти – плотью благодать. 8 Ничто не вечно – всё пройдёт: Поссорятся друзья и братья, В вождях обманется народ, Сменив восторги на проклятья. Нет постоянства под луной, Чудят и люди, и природа, Зима становится весной, Железной клеткою свобода. Судьбу и мир не изменить, Самим приходится меняться: На сердце дуть, любовь студить, Чтоб в дураках не оставаться. И я, тебя любивший много лет, Сегодня понял – прежней страсти нет. 9 Узор из слов ложится на бумагу, Вокруг ни звука, дом спокойно спит. Скорей всего, я до утра не лягу, Ко мне сегодня муза не спешит. Я злюсь, из строф вычёркивая строчки, Словарь иссяк, а нужной рифмы нет. О ритмы спотыкаясь как о кочки, Разбился недописанный сонет. Смотрю, тоскуя, на его осколки — Бессонной ночи жалкие плоды, А на столе и деревянных полках Пылятся толстых умных книг ряды. Не сплю, пишу, чтоб и мои труды В страницах книг оставили следы. 10 Мы с детства ждём подарков и чудес От деда в шубе с посохом волшебным, Когда в квартиру с ёлкой входит лес, Наполнив воздух запахом целебным. Шампанское, искрясь, фонтаном бьёт В сердца и взрослым, возвращая детство; Уйдёт под звон курантов Старый Год, Оставив пережитое в наследство. Давай вдвоём устроим пир горой, Готов пойти на всё тебе в угоду! Позволь увидеть, наконец, нагой, Дать чувствам и желаниям свободу. Так убедимся: в праздник не пиры — Любовь и нежность – лучшие дары. 11 И рявкнули пушки как тысяча львов, Донская вода помутилась, На верфи в Икорце на зависть врагов Рождение флота свершилось. Здесь парус под ветром корабль окрылил, Пётр первый стоял у штурвала, Он к Чёрному морю корабль выводил, Такого ещё не бывало. Дон к морю бежал величаво суров, Донская волна понимала: Россия впервые за веки веков Путь к морю себе пролагала. И был этот путь и тяжёл, и не прям, Но царь и народ с ним – силён и упрям. 12 Листва весёлою гурьбой Летит, играя с ветром в прятки. Иду тропинкой золотой, Как и по жизни, без оглядки. Чего смотреть? Там – за спиной Мечты, прощанья и ошибки. Успею вспомнить их зимой — Сегодня жду твоей улыбки. Цветущей плотью манишь ты, Я целовать тебя мечтаю; С ума сходя от красоты, Как подступить к тебе не знаю. Едва приближусь, встану рядом, Ты останавливаешь взглядом. 13 Приходится смирять свои желанья, Держу их как преступников в тюрьме; Не хочет муза моего вниманья, Другие у беспутной на уме. За это часто упрекаю музу: Ночуешь с кем попало, тут и там. Не хочешь плодотворного союза? Она в ответ: Выкручивайся сам. Вот и кручусь, стихи пишу до ночи, А утром, встав, написанное жгу. Терпеть такое больше нету мочи, Но по другому жить я не могу. Вступлю-ка я в писательский союз, Пусть шлёт ко мне в меня влюблённых муз. 14 Волна волну подталкивает в спину, Пока о берег грудь не разобьёт. Так и мгновенья до своей кончины Упорной чередой летят вперёд. Листва парчой покрыла землю Крыма, На винограде зарево румян, А в сердце грусть остра и нестерпима, Безжалостна, как в бурю океан. Мы пьём горячий ароматный кофе, Смеёмся, но у шуток привкус слёз, Для нас разлука будет катастрофой, Любовь летит как поезд под откос. Отъезд наложит на неё запрет, Грустят, прощаясь, дама и поэт. 15 Пути господни неисповедимы, Я в этом убеждался много раз, Когда Бог славой награждал гонимых, Дарил борцам за правду звёздный час. На мудрых за гордыню слал затменье, Богатых обрекал на нищету, Прославленных и знатных на забвенье, Забытых возносил на высоту. Что б ни случилось, не теряйте веру! Она поможет всё преодолеть. И в счастье, и в печали знайте меру - Нельзя всегда и сразу всё иметь. Не тот спасён, кому даётся много, А тот, кто делом доказал, что верит в Бога. 16 Девчонке нужен парень молодой, Весёлый, пылкий и неутомимый, Живи, как жил, давно мне дорогой И с каждым днём всё более любимый. Я не смотрю на то, что стал седым, От храпа ночью прячусь под подушку — Оставим поле жизни молодым, Пусть живут как мы, на всю катушку. Пришёл их час потратить страсть и пыл На нежность, ревность, встречи и прощанья. Надеюсь, милый, ты не позабыл, Мне данные когда-то обещанья? – Не позабыл, всё помню, мы с тобой Клялись дожить до свадьбы золотой. 17 Не беру чужих чувств напрокат, Своим знаю и меру, и цену, Не прошу свои клятвы назад, Но и сам не прощаю измену. Лучше так, чем глазами юлить, От других свои мысли скрывая. Нас связала не тонкая нить, А любовь без конца и без края. Половодье весной и зимой, Чувства в сердце грохочут как льдины; Оставайся навеки со мной, Будем духом и плотью едины. Пускай наша любовь устоит Там, где в пыль превратится гранит. 18 Шаг от тоски до благодати Не всем по силам прошагать. На Рождество дожди некстати — Морозы ждём как благодать. Пускай песцовой шубой иней Укутает продрогший лес, И парой параллельных линий Лыжня упрётся в синь небес, Взбодрят, прогнав хандру, желанья, К грехам толкнёт соблазном бес, И мы, забыв все назиданья, Начнём ждать сказочных чудес. А с нами вместе и природа Морозы ждёт в начале года. 19 Двадцатый век продула Русь вчистую И по своей, и по чужой вине. Юнцы твердят: Вы прожили впустую! Я не согласен – были на коне. Своих отцов и дедов не предали, Умели и работать, и любить, Из-за границы помощи не ждали, Всегда своим умом старались жить. Пусть хуже одевались и не ели Хот-догов и копчёной колбасы, Зато и безобразно не толстели, Друзей не грызли, как цепные псы. Мы созывали их на званый пир И верили, что в мире будет мир. 20 Пора разлук. Прощаться срок. Октябрь цветы на клумбах старит. Пытаясь отыскать листок, Ветра по голым веткам шарят. Рассветный иней на траве И первый лёд, сковавший лужи, Круженье снега в синеве Напомнили о зимней стуже. То ль грусть, то ль радость – не поймёшь, Листва горит в кострах на свалке, Сжигаю письма – в письмах ложь, Пускай горят, вранья не жалко. Я их берёг, возил с собой, Пока тебя считал судьбой. 21 Журавль колодца символом прощанья Стоит у дома с поднятой рукой, Я ухожу, давая обещанье Вернуться навсегда к себе домой. По небу птичьи стаи пролетают, Их гонят вдаль дожди и холода. Что нам в отцовском доме жить мешает, Что гонит нас в большие города, Где нету ни покоя, ни уюта, И мысли, и поступки нечисты. Там наша жизнь – прыжок без парашюта В погоне за хвостом большой мечты. Набегавшись за ней по белу свету, Спешишь домой, а дома больше нету. 22 Рассвет. София зажигает На небе купол золотой. На площадь граждан созывает Звон голосистый – вечевой. Как зорька тучей двор Детинца Нахмурен сталью боевой. Гостям сегодня не гостинцы Готовит князь, а смертный бой: Друзьям хлеб–соль, врагам – булатный меч, Мы не привыкли без борьбы сдаваться. Коль не захочет в нашу землю лечь, Пусть поспешит домой к себе убраться. На том стоит и будет стоять Русь! Я это с вами доказать берусь. 23 От непогоды выцвели зарницы, Бродяжат с ветром листья и дожди, Сбиваясь в стаи, улетают птицы, Ведут на юг их смелые вожди. Придётся много каждой потрудиться, Лететь сквозь ветер, дождик проливной. Не всем весной удастся возвратиться И вновь вить гнёзда на земле родной. Как стойкие солдаты в отступленье Летят, грустят, но крепок в каждой дух, Поэтому споют при возвращенье И за себя, и не вернувшихся подруг. Для них на родине простая глина Дороже всего золота чужбины. 24 Сонет о Колумбе Трубило время, будоража век, В синь зимы улетали лебедями; Свой календарь дописывал ацтек — Он до конца ещё не понят нами. Лизал волнами небо океан, Пылал закат у края горизонта, То ль предвещал наутро ураган, То ль капитану слал привет от чёрта. Но капитан буравил взглядом даль, Ждал Индию с богатыми дарами. Уверенность его прочна как сталь, Сомнений нет – она не за горами! Плыл в Индию – Америку открыл, Не зря потратил время, труд и пыл. 25 За равенство и братство кровь рекой Лилась не раз, они давно по счёту Оплачены немыслимой ценой, Ведь кровь и жизнь дороже, чем банкноты. Дороже, чем червонец золотой, Поэтому они по праву наши, Но снова у богатых под пятой Живём мы как когда то деды наши. Чиновники бессовестно хамят, Притом берут немыслимые взятки, Поэтому сейчас в стране царят Нас в быдло превратившие порядки. Пока плодит коррупция богатство, Не видеть нам ни равенства, ни братства. 26 Не хлопнет ставня под напором ветра, Калитка не заплачет от тоски, Когда седины горя из конверта Плеснёт письмо на тёмные виски. Другая жизнь в тисках многоэтажек, Дверь на замке, для связи домофон, Нам кажется, что он хранит от кражи Надёжнее, чем совесть и закон. Мы добровольно сели за решётку, Дрожат и коммунист, и демократ, С экрана «Не раскачивайте лодку!» Они в преддверье выборов твердят. Наёмная охрана богачей Спасает от ограбленных людей. 27 В России тяжело жить без удачи, Особенно зимой, когда мороз. Дом обогреть – нелегкая задача Приходится готовиться всерьёз. Мороз утихнет, прилетит как птица Метель, расправив белое крыло, Под песню вьюги дома сладко спится Тем, кто в пути, поверь, не повезло. Белым–бело, и днем ни зги не видно, Тем более когда бредёшь в ночи. Теряя силы, замерзать обидно, Тут хоть молись, хоть матом закричи. В России нужно делать всё всерьёз. Шутить не любит дедушка Мороз. 28 И гении, и бездари любили, Кто был счастливей, знает только Бог. И мы с тобой немало пережили В своей любви восторгов и тревог. Сгорев дотла, вновь вспыхивали страсти, Когда казалось, что не стоит жить, К нам солнцем из-за туч являлось счастье, Вновь начинали верить и любить. Надеялись, что с молнией и громом К нам близко не приблизится беда. Пока любовь и мир владеют домом, Она не сможет нанести вреда. Любовь, даря, то радость, то страданье, Была для нас и дар, и наказанье. 29 Чужбина милой мне не стала И стать, конечно, не могла. Она взрослеть не помогала И в зрелости не берегла. Как позабыть цветы сирени, Прилёт в скворечники скворцов, И гнавший прочь ночные тени Крик с зорькой вставших петухов? В деревне с каждого забора Они любили глотки драть, Я не скажу, что пели хором, Но сны умели прогонять. Тогда, проснувшись, их ругал, Сегодня рад, что мало спал. 30 Едва проснусь, ищу тебя рукой, И засыпаю, крепко обнимая. За годы стала чуточку другой, Но мне нужна ты именно такая. Да что нам годы, годы – ерунда, Пускай идут, их даже не считаю, Ты мне нужна, и будет так всегда, О звёздах, топ моделях не мечтаю. Мне жаль, что поздно встретились с тобой, Что делать, раз судьба у нас такая, Мы будем жить до свадьбы золотой — Задача в наши годы непростая. Уже сейчас нам седину не скрыть, Назло всему попробуем дожить. 31 Назло всему попробуем дожить, Прожив весь век, отпущенный нам Богом. А позовет, не будем голосить, Попросим, пусть не судит слишком строго. Мы, как и все, не жили без греха, И каялись не чаще, чем другие, Но, Слава Богу, не рвались в верха — Живём как все нам люди дорогие. Надеюсь, вместе встретим горький час, Когда замрут и сердце, и дыханье. Пусть две души Творец возьмёт за раз, Избавив нас от грусти расставанья. Мне без тебя и часа не прожить, Зачем он мне, коль некого любить? 32 Кончался год, седая голова Забыла возраст, водка с толку сбила, История для мира не нова, Не первого она меня сгубила. Не каюсь я, всё повторить готов! Хоть стыд и обжигает жаром щёки За то, что не нашёл нежнее слов И не извлёк из прошлого уроки. Но искренней, поверьте, не бывал, Шутил и льстил, держал себя нахально, За первое достоин я похвал, За остальное накажи морально. Не нужно мне подарков и наград, Приветливой улыбке буду рад. 33 На чёрном небе искоркой звезда, Вагоны тьму под стук колёс пронзают. Расстались мы с тобой не навсегда, Но эта мысль от грусти не спасает. Соседи спят, усталый проводник Подбросил уголь и закрыл дверь топки. Я к пьянству в одиночку не привык — На сон грядущий предложил по стопке. Под водку завязался разговор: Про встречи, расставанья и сомненья. Со стороны послушать – сущий вздор, Но нам он улучшает настроенье. Имён, не зная, коротали ночь — Порой так просто ближнему помочь. 34 Когда твердят об избранности нации, О чистой крови говорят веками, Я вспоминаю гетто, резервации, Привычку издеваться над врагами. Смеюсь над спесью эталонных лиц, Над чистотою благородной крови. Любовь сильней традиций и границ, Смешение кровей давно не внове. Нет в мире чистой, профиль и анфас У многих далеки от идеала, Но ведь любили каждого из нас, Любовь глаза на это закрывала. Она давно всю кровь перемешала, У всех народов ярко-алой стала. 35 Цветы увянут, кончатся духи — Меняет время мир неумолимо, Забудутся и ласки, и стихи — Мне эта мысль до боли нестерпима. О, как хочу я счастье подарить! Но я не маг, не знаю заклинаний, И чёрта нет, чтоб душу заложить За исполненье всех твоих желаний! Бег времени не пощадит сердец, Погаснем мы как блеск метеорита, Читатель – утомившийся делец, Зевнёт не раз над книгою открытой. Понятно станет: зря я тратил пыл — Любовью никого не удивил. 36 Искрится снегом день нарядный! Мороз рождественский суров, Конец ознакомительного фрагмента. Текст предоставлен ООО «ЛитРес». Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию (https://www.litres.ru/nikolay-nikolaevich-samoylov/sonety/?lfrom=334617187) на ЛитРес. Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.
КУПИТЬ И СКАЧАТЬ ЗА: 249.00 руб.