Сетевая библиотекаСетевая библиотека

Дневник дзен-террориста 2004—2017. Лучшее

Дневник дзен-террориста 2004—2017. Лучшее
Дневник дзен-террориста 2004—2017. Лучшее Валерий Михайлов Дневник дзен-террориста – это результат попытки автора разобраться в себе, в окружающем мире и в дальнейшем пути развития. Это книга ни о чем, и одновременно обо всем: мистика, эзотерика, психология, политика, саморазвитие, юмор… Короче говоря – это книга о дзен-терроризме, а что такое дзен-терроризм?.. Читайте, и, возможно, вы поймете это раньше, чем автор книги. Книга содержит нецензурную брань. Дневник дзен-террориста 2004—2017 Лучшее Валерий Михайлов Постарайтесь сохранить непредвзятость суждения и допустить вероятность того, что я психически здоров.     Роберт Антон Уилсон «Космический триггер». Дизайнер обложки @dead.marginal © Валерий Михайлов, 2019 © @dead.marginal, дизайн обложки, 2019 ISBN 978-5-4490-9509-1 Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero Уважаемый организм! Позвольте пригласить Вас совершить квантовый переход сквозь дверной проем! Предыстория Я читал «Tertium Organum» П. Д. Успенского. Была глубокая ночь, почти утро. Книга далеко не из простых, но меня она настолько захватила, что я читал запоем… В общем, в один действительно прекрасный момент я сумел увидеть грань понимания, за которую мое нынешнее человеческое сознание не в состоянии перешагнуть. Я испытал небывалый кайф. Утром я окончательно понял, что книга запустила во мне какой-то новый процесс. Меня периодически накрывает волна эйфории, разгоняющая мозг до сверхсветовых скоростей. Этот инсайт помог мне «познакомиться» с Августом к, Максимом Максимовичем и Ты, а также встать на путь дзен-террориста. 2004 МАНИФЕСТ 1. Мы обращаемся к тем, кто испытывает неистовое влечение к неведомому, которое невозможно объяснить, описать словами, выразить. Это не жажда знаний, не интеллектуальный или чувственный голод, не… Можно перечислять многие «не». Другими словами, понять, о чем идет речь, смогут лишь те, кто решился сделать это влечение краеугольным камнем собственной жизни. Точно также понять значение слова «любовь» могут лишь те, кто испытал на себе всю глубину этих чувств. Остальных просим не беспокоиться и не беспокоить. Особенно это касается тех, кто не может и шага ступить без костыля веры, будь то вера в бога, в науку, в человечество или в любую другую человеческую химеру. 2. Мы не являемся общественным объединением, движением, церковью, сектой, организацией… Мы не интересуемся политикой, экономикой, религией и иными общественными явлениями. Для нас не существует таких понятий, как нация, раса, народ, Родина, человечество, общество. Мы не являемся ни правыми, ни левыми, ни средними и ни какими еще. Мы не коммунисты, не пацифисты, не анархисты… Мы не участвуем в подрывной деятельности и относимся с неприязнью к любого рода революционерам, террористам и прочим борцам за справедливость. 3. Мы не призываем вступить в наши ряды, хотя бы потому, что этих рядов не существует. Более того, само местоимение множественного числа первого лица в применении к нам является условным, как, собственно, и любое другое. Никаких нас не существовало, не существует и не будет существовать. Любой публично причисляющий себя к нам организм является лжецом[1 - Организм – наиболее приемлемое обращение к дзен-террористу.]. 4. Мы не принимаем ничего. Мы не отрицаем ничего. Мы не игнорируем ничего. Мы ни во что не верим, но и ни в чем не сомневаемся. 5. Центральным стержнем нашего бытия является предельная честность по отношению к себе. 6. Мы не признаем «истин». Исключение составляют решения прикладных задач, при условии четкого понимания того, что данная «истина» верна исключительно в данных условиях. 7. Мы не делаем ставку ни на ощущения, ни на эмоции, ни на разум. 8. Мы не… 9. Любое утверждение «Мы есть нечто» является ложью. 10. Данный манифест состоит из бесконечного количества пунктов, содержание которых меняется ежемоментно. КРАТКОЕ ДУХОВНОЕ РУКОВОДСТВО ДЗЕН-ТЕРРОРИСТА Данное руководство является обязательным для тех дзен-террористов, которые чувствуют непреодолимую тягу к духовности. 1. Начинать путь к духовности необходимо с создания четкой границы между духом и плотью. Для этого возьми карандаш, маркер или кусочек мела, определи и начерти границу между духом и плотью. Каждый день утром и вечером проверяй ее на предмет нарушителей. Если ты не в состоянии провести границу на местности, можно сначала провести ее на карте собственного изготовления. Каждый раз, проверяя границу на карте, помни, что это всего лишь учебный макет. 2. Для культивирования чувства духовности необходимо постоянное общение с учителем, каковым для каждого дзен-террориста является Август к. Для достижения этого необходимо приобрести котенка, хомячка, аквариум с рыбками (в этом случае вам потребуется выбрать одну из них), комнатное растение, дерево, куст… Величайший из дзен-террористов Максим Максимович использовал кусочек заплесневелого хлеба. Выбрав прообраз пророка, сядь перед ним в позе лотоса или просто скрестив ноги, тридцать три раза призови Августа к, представляя при этом, как его дух опускается на прообраз, превращая его в учителя, к которому надлежит ежедневно обращаться за мудростью. 3. В случае если для развития духовности недостаточно общения с пророком, необходимо создать дзен-террористическую молитву. Сядь за компьютер, закрой глаза и мысленно призывай исключительно своего, личного бога, а не кого-нибудь из признанных богов. Когда почувствуешь, что бог вступил с тобой в контакт, создавай текст молитвы. При этом он не должен содержать ни одного членорздельного слова. Такие слова, если они обнаружатся в тексте молитвы, необходимо удалить. У тебя должно получиться что-то вроде этого: плдо орон шнг лжэ лоц кощукще лшхх оеепи жщхъдз Следующим шагом будет знакомство с богом. Для этого сначала определяем цифровой код его имени: Первое число составляет количество строчек. Для данного образца это 3. Затем идут: число слов, число гласных букв, число согласных букв, число пробелов между словами. Получаем: 3. 9. 12. 27. 6. Числа – это порядковые номера букв алфавита. Алфавит берется полностью. В нашем случае имя Бога будет: ВЗЛЪЕ. В итоге наша молитва выглядит так: О, величайший из Богов! О, несравненный ВЗЛЪЕ! плдо орон шнг лжэ лоц кощукще лшхх оеепи жщхъдз! Молитва заучивается наизусть и читается каждый раз после еды. 4. Каждый день перед сном духовно ориентированный дзен-террорист обязан чистить карму. Купи 6 восковых свечей, можно церковных, растопи воск, извлеки из него фитили, дождись, когда он станет мягким. После этого помолись 6 раз богу и попроси его вселиться в твои руки. Почувствовав контакт, лепи карму. Готовую карму положи в сосуд (можно в стеклянную банку) с холодной водой. Каждый день перед сном нужно менять в банке воду, а саму карму мыть со стиральным порошком. 5. Если во время духовной практики дзен-террориста посещают нечистые мысли, необходимо запирать их в зеркале. Для этого надо приобрести небольшое зеркало и каждый раз, когда в голову приходят нечистые мысли, их следует произносить вслух перед зеркалом. После этого зеркало надлежит промыть водой со стиральным порошком. 6. Каждый день размышляй о духовном, стоя на голове. 7. Каждую пятницу по часу в день читай святые писания: Библию, Коран, Гиту и так далее. Репертуар желательно менять. Читать эти книги надо так, словно читаешь детектив, женский роман, фантастический роман, юмористический роман, эротический роман… и так далее. 8. Каждую субботу читай наиболее глупые журналы и газеты, но так, словно в них содержится, чуть ли не вся человеческая мудрость. 9. Одним из важнейших условий развития духовности является отказ от секса, который необходимо практиковать ежедневно с 15—00 до 15—30 по местному времени. 10. Выполняй все перечисленные упражнения так, словно это вопрос жизни и смерти. МАКСИМ МАКСИМОВИЧ В детстве Максимка любил ходить по воде, и не только ходить, но даже бегать и прыгать. Однажды к нему в руки попало Евангелие, прочитав которое, он перестал ходить по воде. Вместо этого Максимка научился плавать, как все остальные дети. Так уже в юном возрасте он был осмотрительным и дальновидным. Однажды, возвращаясь из школы, увидел Максимка, как его соседа избивают пьяные злые милиционеры. – Стоп! – сказал он себе, – мы пойдем другим путем. Когда величие Максима Максимовича стало общеизвестным, к нему часто начали приходить журналисты. – Максим Максимович, когда вы стали великим? – спрашивали они. – Ну что вы, я никогда не становился великим, – отвечал он. Журналисты писали о величайшей скромности величайшего человека. Сам же Максим Максимович говорил так потому, что он родился великим, но об этом он никому не говорил: Максим Максимович знал, какой должна быть скромность. Ленин любил детей. Петр Ильич Чайковский тоже любил детей. Любил детей и Максим Максимович, но иначе. Он никак не проявлял свою любовь к детям. Не любить детей он не мог – такой человечище! Нельзя сказать, чтобы в школе Максим Максимович учился очень хорошо. Объясняется это достаточно легко: учителя были обычными педагогами, неспособными увидеть и оценить величие тогда еще просто Максима. На Максима учителя косились еще из-за Ленина. Будучи человеком искренним, Максим не мог удержаться от несколько покровительственно-ироничной улыбки, когда речь заходила о величии вождя. Максим-то знал, кто на самом деле велик, но учителя этого не понимали. Однажды кто-то из приятелей Максима Максимовича пожаловался в его присутствии на неловкость отца. – Не жалуйся там, где должен благодарить, – сказал ему Максим Максимович, – будь твой отец более ловким, как знать, может быть, тебя бы и на свете не было. – То, что женщина не берет деньги, еще не значит, что она занимается благотворительностью, – сказал Максим Максимович в другой раз. – Я могу возлюбить ближнего. Двух, трех, десяток… Но всю двуногую сволочь!.. – сказал он как-то по случаю. Это опять таки характеризует Максима Максимовича, как кристально честного человека: мог бы соврать что-нибудь более «благопристойное». – Ничто так не поможет тебе облапошить ближнего, как репутация кристально честного человека, – любил повторять Максим Максимович своим друзьям и близким. Как-то раз во время утренней прогулки Максим Максимович набрел на странного проповедника. – Религия учит вас быть овцами, – кричал тот, – но мы не овцы, мы люди! И если ты не овца, сдай сейчас же свою овечью шкуру! «Странно», – подумал Максим Максимович, – «если я не овца, где я возьму овечью шкуру?» И пошел дальше. Однажды Максим Максимович гулял по парку. Ты, городской дурачок, тоже был там. Увидев Ты, Максим Максимович вдруг понял, что они похожи, как две капли воды. Понял это и Ты. А, поняв, они дружно рассмеялись. Максим Максимович пригласил Ты в гости. Со временем они подружились. А еще чуть позже поняли, что могут легко «переодеваться» друг в друга. С тех пор, встречая кого-нибудь из них, люди терялись в догадках: Ты перед ними или Максим Максимович. – Ничто так не украшает туалетную бумагу, как великая мысль, – говорил Максим Максимович, – сидишь вот так, тужишься, потом выбираешь самую великую мысль, наносишь ее на кусок туалетной бумаги и дальше по назначению. ТЫ Однажды Максим Максимович гулял по парку. Ты, городской дурачок, тоже был там. Увидев Ты, Максим Максимович вдруг понял, что они похожи, как две капли воды. Понял это и Ты. Максим Максимович пригласил Ты в гости. Со временем они подружились. А еще чуть позже поняли, что могут легко «переодеваться» друг в друга. С тех пор, встречая кого-нибудь из них, люди терялись в догадках: Ты перед ними или Максим Максимович. – Почему люди называют вас дурачком? – спросил как-то один журналист у Ты. – Потому что у меня все наоборот, – ответил Ты, – там, где у большинства людей есть ответы, я задаю вопрос. Однажды Ты услышал, как двое обсуждали своего знакомого: – Он самый ненадежный человек на земле! – сказал в сердцах один из них, – на него ни в чем нельзя положиться! – Ты прав, – согласился второй, – он еще ни разу не выполнил обещания. – В таком случае, – вмешался Ты, – он один из самых надежных людей на Земле. Мощи – самая ценная часть святого. ЦИРЦЕЯ. ПРАВИЛА И ПОНЯТИЯ 1. Цирцея – принудительная психофизиологическая игра, суть которой заключается в создании цели с последующим продвижением игроков в сторону цели согласно правилам игры. Игру запускает появление любой цели, как индивидуальной, так и коллективной. 2. Зона игры – так называемая действительность – созданная путем интерпретации нервной системой выбранных (чуть меньше 1% от получаемых) сигналов, предположительно полученных специальными сенсорами все той же нервной системы игрока. Большинством игроков воспринимается как объективная реальность. 3. Игрок – считающий себя объектом, субъект игры. Фрагментарное (в сравнении с целостным) роботизированное существо, участвующее в игре. Подавляющее большинство игроков ничего не знают ни об игре, ни о своей фрагментарности, ни о возможности добиться целостности или выйти из игры. Чаще всего этому мешают такие факторы, как невежество, самомнение (часто считают себя вершиной творения или образом бога), нежелание пытаться мыслить, и так далее. 4. Правила игры – принципы и законы, согласно которым осуществляется игра. 4.1. Полного свода правил игры не существует. 4.2. Предположительно, правила игры могут меняться в зависимости от развития самой игры. 4.3. Правила игры бывают явными и скрытыми. 4.3.1. К явным правилам относят осознаваемые игроком правила (нормы поведения, законы природы и так далее). Большинство игроков склонны интерпретировать игру, исходя из явных правил игры. 4.3.2. К скрытым относятся не осознаваемые игроком правила (нормы поведения, законы природы и так далее). Эти правила управляют игроком на подсознательном уровне. Некоторое количество игроков все же учитывает существование этих правил при интерпретации игры. 4.4. Обучение правилам игры происходит постепенно и начинается с раннего детства методом воспитания, в процессе которого ребенок приобретает личность, цель, и навыки, необходимые для участия в игре. После отождествления с другими игроками (семья, нация, раса…) и получения роли (мальчик, девочка, хороший, плохой, учитель, инженер, муж, жена, храбрец, трус, крутой и так далее) становится полноценным игроком. 5. Лабиринт – психофизиологический механизм контроля над поведением, нервными и психическими процессами игрока. 6. Дракон – бывший игрок, покинувший территорию игры не по причине смерти. 7. Путь – метод осознания и выхода из игры не по причине смерти. ЦИРЦЕЯ. КОНТРИГРА Как и всякая сложная система, Цирцея обречена давать сбои или показывать свое лицо игрокам. В этом случае игрок или группа игроков испытывает ни с чем не сравнимый шок. Существует несколько вариантов дальнейшего развития событий: 1. Возвращение блудного сына. Игрок «забывает» сбой и возвращается в игру. 2. Шок заставляет игрока искать помощи у экспертов, которыми считаются: попы, официальные шаманы, психотерапевты, психиатры, эзотерики и просто шарлатаны, все они работают на Цирцею. 3. Игрок выбирает антиигру, превращаясь автоматически в контригрока. 4. Неучтенный вариант. Конечно, если поблизости функционирует один из драконов, у контригрока появляется шанс приближения к пути. Если же дракона поблизости нет, что более вероятно, так как их единицы, контригроку приходится включаться в антиигру. Антиигра – бездеятельная деятельность, направленная на внеигровое существование игрока. Предмет антиигры – сознание контригрока, так как Цирцея осуществляет контроль над игроком посредством его сознания. Главная задача контригрока – трансформировать собственное сознание путем уничтожения игрового модуля Цирцеи. Игровой модуль – расположенный в сознании игрока инструментарий, поддерживающий состояние игры. Дзен-терроризм – один из вариантов контригры. ДЗЕН-ТЕРРОРИЗМ КАК РЕЛИГИЯ Как и любая другая религия, дзен-терроризм: 1. Содержит Тайну. 2. Основан на вере. 3. Ритуализован. 4. Содержит жертвоприношения. 5. В его основе лежит смерть. 6. Как и любая другая религия для избранных (для масс и без того хватает религий): остроумен, немного шизофреничен, немного абсурден. 7. Является заговором. 8. Содержит скорбь. 9. Неучтенный вариант. Одним из важнейших аспектов любой известной мне религии является жертвенная смерть. Так Абрам, прежде чем стать Авраамом должен был замочить (по крайней мере, в собственных мыслях) сына, Иисус сам отправился на крест, а Кришна, чтобы найти повод поболтать с Арджуной устроил резню. В основе дзен-терроризма лежит смерть Того, Кто/Что Был (а/о) До Большого Взрыва. Если был большой взрыв, значит, было и то, что взорвалось. Было и погибло при взрыве. Так что наш бескрайний Мир – это всего лишь ЕГО агонизирующие останки. Поэтому, когда у дзен-террориста возникает потребность в скорби, он скорбит над этой смертью. Для большей трагичности мы с присущим нам пафосом верим в то, что эта смерть была добровольной жертвой, результатом которой стала наша жизнь. Господь умер, чтобы мы могли жить! Тайна… Без нее не обходится ни одна уважающая себя религия. Даже там, где нет тайны, есть таинство. В дзен-терроризме тайна есть! Причем тайна многоуровневая. Так человеку, ступившему на путь дзен-терроризма более опытные организмы объясняют, что никакой тайны нет, причем объясняют так, что новичок начинает думать, что его разыгрывают, и за дзен-терроризмом скрывается чуть ли не тайна тайн. Со временем дзен-террорист понимает, что никакой тайны нет, но понимает он это, как Великую Тайну. Великая Тайна – это тайна без содержания. Ее нельзя ни раскрыть, ни украсть, ни выпытать. Великая Тайна всегда будет таковой. Дзен-террористам остается лишь благоговейно это осознавать. Религия – это заговор против разума! Религия – это заговор! Религия – это! Религия Заговор дзен-терроризма направлен против игры, следовательно: 1. Он не имеет цели. 2. Он ни к чему не ведет. 3. Он не содержит действия. Заговор ради заговора, доведенный до чистого абсурда и параноидальной абстракции! Таков заговор дзен-терроризма. Любое абсурдно-маразматическое деяние может считаться дзен-террористическим ритуалом при условии, что это деяние совершается как дзен-террористический ритуал. О жертвоприношениях следует сказать чуть больше: 1. Так как религия – это дело игроков и контригроков, привлечение кого-либо еще, не находящегося под властью Цирцеи, недопустимо! Поэтому в качестве жертвы допускается только лишь игрок или игроки. 2. Учитывая, что любое упорядоченное действие исходит от Цирцеи, дзен-террорист ни в коме случае не делает ничего для принесения игроков в жертву! 3. Дзен-террористическое жертвоприношение осуществляется исключительно силами слепой стихии! 4. Каждый игрок, выбывший из игры по причине смерти в результате действия слепой стихии (наводнения, смерчи, удар молнии и так далее), считается дзен-террористической религиозной жертвой. 5. Никто и ничто иное (помимо пункта 4) не может считаться дзен-террористической жертвой. Параллельным называется такой мир, в котором всем все параллельно. 2005 У человека должно быть все прекрасно: и душа, и тело, и намордник. Человек – это звучит гордо! – старинная трактирная поговорка. Представь себе реку, только наоборот. Абсолютно неподвижная гладь воды, настолько неподвижная, что любое, даже мимолетное движение противоречит ее природе. И в силу этой неподвижности ее невозможно ни переплыть, ни перейти, ни перелететь. Как и у любой другой реки, у нее есть два берега. Один из берегов похож на дохлую тушу, кишащую червями. Это мир человеческий. Все, что происходит в нем – возня, единственной целью которой является шлифовка биологического кода из поколения в поколение. Черви суетятся, стараются урвать как можно больше мертвечины, чтобы их дети, такие же черви, могли суетиться еще быстрей. Такова суть биологического существования в человеческом мире, и люди далеко не исключение из этого правила. Природа червей – суета и движение, поэтому подавляющее большинство их даже не замечает реку, не говоря уже о другом ее береге. Да это им и не нужно. Ни река, ни другой берег не несут никакой пользы. Они бесполезны, и, следовательно, излишни. Но иногда появляются среди людей единицы, которые вдруг в силу каких-то причин осознают существование реки и того берега. Одних это пугает, и они еще глубже после таких проблесков зарываются в мертвечину, чтобы как можно быстрее забыть о реке. Другие же начинают искать способ ее перейти. Некоторым из них посчастливится найти мост. Природа моста находится в гармонии с природой реки, и чтобы ступить на него нужно знать Волшебное Молчание. Когда-то давно были те, кто открыл для себя это Молчание. Некоторые из них навсегда исчезли на том берегу, другие остались на мосту, чтобы помочь другим ступить на него. Поэтому, когда ты подходишь к мосту, тебя там встречает человек-невидимка, который и есть Великое Молчание. Он помогает взойти на мост. С другой стороны моста ждет Август к. Он помогает сойти на тот берег. ПУШКИНСКАЯ ТЕМА Ебнем няню в рожу кружкой А потом еще веслом. По пизде и по сопатке, Чтоб не щелкала еблом. Понятие бесчеловечность, как никакое другое характеризует мерзопакостность нашей человеческой сущности. По иронии судьбы мы называем бесчеловечным исключительно то, что свойственно только представителям нашего вида. По крайней мере, на Земле. Ни одно другое живое существо не будет кому-либо причинять страдание просто так, ради чистого удовольствия, не говоря уже о более «прогрессивных» мерзостях, которых не мало знает история, будь то лагеря смерти, казни еретиков или отношение к другим формам жизни. Так что, друзья мои, хотите вы того или нет, но «бесчеловечность» является именно человечностью. Хотите всколыхнуть общественное мнение? Нет ничего проще. Вам нужна маленькая девочка. Желательно сиротка. Желательно чтобы ее папаша сдох от рака, выкуривая по три пачки в день, или от цирроза в результате хронического алкоголизма. Лучше всего, если мамочка будет ударницей панельного труда. Пойдет и лишенная родительских прав, но лучше, если она станет жертвой неизвестного убийцы. Погибла, так сказать, на боевом посту. Народ обожает такие истории. Да нет, найти ее будет не трудно. Таких девочек пруд пруди, и обычно до них никому нет дела. Но стоит ей написать письмо мэру, а еще лучше в правительство, в парламент или самому президенту, начинается, черт знает что. Средства массовой информации мгновенно раздувают шумиху. Общественность объявляет очередной крестовый поход. Господа законодатели, тронутые посланием столь юного создания, подают заявки на новые носовые платки (предыдущие напрочь испорчены слезами сострадания). Одни из них предлагают расстрелять производителя любимой марки папиных сигарет, другие – запретить производство автомобилей, на котором убийца увез в последний путь мамашу девочки. Все эти дяди и тети будут настолько тронуты, что даже упустят повод кого-нибудь разбомбить, и потом, с досады, примут очередной дебильный законопроект. КРЕСТ Бескрайнее поле или бескрайний луг. Настоящее зеленое море, уходящее за горизонт. И только с одной стороны у самого горизонта виднелось озеро и небольшой лесок. Повсюду были люди. Молодые и старые, бедные и богатые, крепкие и изможденные… И у каждого был свой крест. Эти кресты поражали своим разнообразием форм, размеров и материала, из которого они были изготовлены. Одни кресты были тяжелыми и огромными. Другие – маленькими, как дамские сумочки или такие, что носят обычно на шее, как украшение. Они были каменные, золотые, железные, деревянные, бумажные, глиняные, песчаные, водяные… Были даже кресты из помыслов и слов. – Молодой человек! Молодой человек! – услышал я визгливый женский голос. Такими голосами обычно обладают бывшие работники культуры и бывшие же комсомольские вожаки. Я оглянулся. Ко мне бежала, путаясь в большом поролоновом кресте, что делало ее бег более чем забавным, одна из тех бойких дамочек, которым вера в коммунистическое светлое будущее не мешает обивать пороги всех доступных церквей и храмов. Со своим крестом она была похожа на Ленина с надувным бревном. – Молодой человек! Вы потеряли свой крест! – с явным сочувствием моему горю сообщила она. – Это невозможно, – спокойно ответил я. – Извините, – растерялась она, – мне показалась, что на вас его нет, и я… – Вы правы, его нет, но я ничего не терял. – Как?! – она не верила своим ушам. – А так, что у меня его просто нет. – Но почему? – Потому что он мне не нужен. – Но так нельзя! – она раскрывала и закрывала рот, как выброшенная на берег доисторическая рыбина, – у каждого должен быть крест. Так завещал нам господь. – Но зачем? – Чтобы с честью его нести. Посмотрите на этих людей. Видите, у каждого свой крест. Или вы думаете, что все они ошибаются, а вы один прав? – Я не знаю, куда и зачем идут эти люди. Да мне это и не интересно. – Как, вы не знаете, что такое идти плечом к плечу с теми… – Не знаю. К тому же для этого тоже не обязательно тащить на себе крест. – Не кощунствуйте! Господь заповедовал нести крест, а не рассуждать. В этом заключена его любовь, которая… – Я предпочитаю другую любовь. – Вы даже не представляете, чего лишаете себя этими рассуждениями! Вы лишаете себя смысла. – Какого? – Такого, который в кресте. Чтобы его понять, надо стать одним из нас, надо взвалить на себя посильный крест и нести до тех пор, пока его нельзя будет сбросить и насладиться отдыхом после дел праведных… – Но я уже наслаждаюсь отдыхом. К тому же многие так и не могут сбросить свой крест, – сказал я, указывая на надгробье, над которым возвышался огромный стальной крест. – Замолчи немедленно! Иначе тебя лишат права сбросить свой крест! А это… – она не нашла нужное слово. – Ну и что? Зачем мне право сбросить крест, если я уже от него свободен? – Подумай! Ты обрекаешь себя на жизнь отщепенца! Подумай, пока у тебя еще есть шанс стать одним из нас! – Но я не хочу быть одним из вас. – Тогда ради чего ты будешь жить? – Мало ли. Ради солнца, ради воды, ради кружки пива. В мире полно интересных вещей, гораздо более интересных, чем перемещение тяжестей крестообразной формы. Женщина затряслась от бессильной злобы. Сжав кулаки, она принялась что-то кричать об участи тех, кто ослушался воли Распределителя крестов, но я ее больше не слушал. Оставив ее с ее крестом и ее злобой, я бодро зашагал прочь от этой толпы, навстречу солнцу, навстречу ветру, навстречу свежему воздуху. Мне стало смешно, как люди, превратившие собственную жизнь в проклятие, умудряются на полном серьезе грозить проклятием тем, кто, пусть даже безуспешно, пытается сделать ее праздником здесь, сейчас, всегда. А больше всего меня веселило то, что всегда находятся те, кто готов им верить, готов взваливать на себя какой-нибудь крест, и тащить его вслед за другими, не имея никакого понятия о том, кому, зачем и для чего вообще это нужно. ИИСУС И ТОЛСТОЙ Встретились как-то Иисус и Лев Толстой. Посидели, поговорили, вкусили чаю или чего покрепче… А потом отпустило обоих. В древнем Риме, во времена, когда первых христиан сжигали на кострах, вокруг костров собирались римляне. Они выпивали, закусывали, играли с детьми, и если день проходил удачно, говорили друг другу, показывая на костер: – Право, славный был христианин. Надо сказать, что Лев Толстой никогда не читал Иисуса по вполне понятным причинам. Правда, Иисус тоже никогда не читал Толстого. Но разве ж это проблема? Будучи христианином, Толстой регулярно молился Иисусу. Иисус же ни разу не молился Толстому. Другого бы это задело, а Толстого нет. Такой вот был человечище. Толстой, и это очевидно, мог быть и одновременно не быть Львом. И все бы хорошо, но, будучи христианином и человеком логичным, он подозревал, что подобная неопределенность греховна и вообще недопустима ни под каким видом. Поэтому каждый раз, когда Иисус являлся ему во сне, Толстой умолял его помочь разобраться в этой проблеме. Иисус же только смеялся и убегал от Толстого на средину озера. Толстой по воде ходить не умел даже во сне, поэтому ему ничего не оставалось, как терзаться сомнениями на берегу. И вот однажды вместо Иисуса ему приснился человек азиатской наружности, который ловил рыбу в небе над его графским озером. – Что ты здесь делаешь? – возмутился граф. – Я? Ловлю рыбу, и это также очевидно, как то, что ты маешься всякой херней. Понял тогда Толстой, что это не простой браконьер, упал перед ним на колени и взмолился о помощи. – Выброси все это нахрен, – ответил рыбак и полез на небо, отцеплять зацепившийся за облако крючок. Проснувшись, Толстой громко послал всех на хуй, скинул свои графские портки и пошел пить с мужиками самогонку. Однажды Толстому явился Налоговый Инспектор. – Веришь в меня? – строго спросил он. Толстой сначала растерялся, но вскоре понял, что это уже другая история. Начав писать, Толстой вдруг понял, что Иисуса распяли по лингвистическим причинам. Ведь если бы толпа кричала по-русски, «распни» можно было бы легко переделать в «раз пни», и все бы закончилось анекдотом. Другим результатом лингвистической подмены, по мнению Толстого, стала всеобщая неприязнь к жрицам любви. И все это только лишь потому, что какой-то урод заменил «кинуть палку» на «закидать камнями». Однажды по запарке Толстой сам себе явился во сне. Неизвестно, чем бы это могло закончиться, не вмешайся вовремя в это дело Иисус. Доказано, что Толстой верил в Иисуса, но верил ли Иисус в Толстого? Однажды Толстого перепутали с Карлом Марксом… Такая вот грустная история. Одно время Ленин, имевший привычку примазываться третьим, буквально по пятам ходил за Толстым и Иисусом. Один раз Иисус не выдержал: – А пошел ты к Марксу! – грубо сказал он Ленину. Не подумав, блин, сказал! В другой раз Толстому приснился не Иисус, а Достоевский. – Рукописи не горят, – сказал он, подтирая зад каким-то древним свитком. Однажды Толстой, желая наказать врага, огрел его носилками. После этого Толстого три дня мучил радикулит. Тогда-то у него и родилась великая мысль, которая в последствии стала известна в некой извращенной форме. – А где Карлсон? – Он улетел… Наркоманская сказка. Весна – это когда распускаются почки и дают метастазы в печень. Ну и что, что я сплю с его женой? Он же спит с моей любовницей. Он очень любил детей. Бывало, снимет презерватив, и налюбоваться не может. Лучший бальзам для души – это неприятность ближнего. Переводится ли филфак как сексолюбие? Согласившись помочь с долгами, он начал с супружеского. О рефлексах и замещении: Многие девочки, мечтающие о собаках, выходят замуж за военных. Лучше казаться дураком, чем казаться умным. Два токаря на плющихе. Мама мыла Раму, напевая: «Харе». Пролетариату нечего терять, кроме собственных цепей, колец, колье… Нет зубов – нет и кариеса. Сидят и кушают бойцы товарищей своих. Нелепо ли ебашить братьев? Моралисты, особенно в рясах, всячески стараются дискредитировать так называемые внебрачные сексуальные связи или блуд и всячески навязывают брак, как нечто нравственное и единственно верное. Но что такое брак? Это коммерчески-юридический договор, закрепляющий за сторонами определенные права и обязанности. Не спорю, как коммерческая сделка, брак достаточно часто бывает необходим. Но как коммерческая сделка, не более. Отрицая внебрачную любовь, моралисты отрицают любовь вне коммерции или любовь ради любви и признают только продажную ее часть. С другой стороны, при покупке какой-нибудь майки мы готовы перемерить весь магазин, тогда как при выборе спутника жизни должны брать первое попавшееся или кота в мешке. Заслугой средней школы является то, что она учит нас не географиям с математиками (в большинстве случаев эти знания не более чем мертвый балласт), а умению выживать в условиях того дурдома, который ждет человека впереди. Школа действует как прививка, то есть, позволяет нам учиться строить свои отношения в относительно безопасных условиях, когда ошибка чревата лишь двойкой или вызовом родителей. Особенно благоприятен фактор перегрузки ученика, когда он просто не в состоянии выполнять все требования учебного процесса, что заставляет его искать «потайные ходы» и развивает стратегическое мышление. Стеб или юмористическое глумление над святынями есть своего рода эликсир от многих идеологических заболеваний общества. Так относящегося с иронией ко всякого рода святыням человека намного трудней заставить умирать или убивать ради идеи, что, безусловно, не устраивает властителей дум, привыкших общаться с массами или стадом. Стебущийся человек становится индивидуальностью, а это опасно! Автору афоризмов, анекдотов или иных достаточно лаконичных утверждений трудно избежать обвинения в плагиате: что-то когда-то уже сказали (автор этого может и не знать), что-то скажут в ближайшее время, а что-то сказанное кем-то, давно уже благополучно забытое, может вдруг вынырнуть из глубин памяти, но уже как «свое». Именно «любовь» к грешнику и забота о его бессмертной душе заставляла инквизиторов разводить костры. Такова любовь если не самого бога, то, по крайней мере, тех, кто действует от его имени. И почему все, так называемые, служители людям так отвратительно навязчивы! Вы когда-нибудь пробовали медитировать на лекциях или собраниях? Это очень просто. Необходимо сесть ровно, расслабиться. Взгляд фиксируется на неподвижном объекте рядом с докладчиком. Можно просто смотреть в никуда. При этом необходимо внимательно слушать докладчика. Причем внимание фиксируется не на смысле слов, а на самом звуке. Всегда можно найти бабу страшнее данной. 2006 Захотел однажды Пятачок принять ислам… ВСТРЕЧА С АВГУСТОМ К – Как обычно? – спросил бармен, когда мы устроились у стойки. – С учетом того, что нас двое, – ответил Август к. С виртуозностью жонглера бармен извлек из-под прилавка потемневшую от времени амфору и два бокала. – Что это? – спросил я, когда на дне бокалов появилась темная маслянистая жидкость. – Тысячелетний коньяк, – ответил Август к. Кроме коньяка на столе появились сигары. – Как ты уже понял, – заговорщически подмигнув, произнес он, – мы живем в мире, в котором нет никакой истины, а есть только версии. Ты можешь выбрать одну из них, можешь две, а можешь сколько угодно. Дело не в этом, а в том, сможешь ли ты при этом действительно понять, что все происходящее – это всего лишь одна из версий происходящего, общее количество которых стремиться к бесконечности. И даже если ты попытаешься это понять, достаточно ли ты крепок, чтобы не сойти с ума? Хотя сумасшествие – это всего лишь положение точки сборки, такое же, как и здравый рассудок. И это тоже всего лишь версия. Согласись, это круче, чем любой лабиринт. В любом случае, если ты не выйдешь за рамки ума, рано или поздно ты все равно окончательно запутаешься в лабиринте версий. И в лучшем случае ты примешь одну из них, как незыблемую догму, пусть даже самую нелепую, потому что иначе ты просто перестанешь существовать. Но если ты сможешь преодолеть весь этот ментальный хлам… Любое слово в продолжение этой фразы было бы ложью. Реальности нет. Есть только версии. Таково положение вещей. Хотя, никакого положения вещей нет и быть не может. Сама эта фраза: положение вещей, – в корне ошибочна. У вещей нет, и не может быть никакого положения. Положение им придумываем мы сами, создавая вокруг них координатную сеть. Мы ловим вещи, как пауки мух, и поверь мне, вещи сопротивляются. А посему глупо искать некий смысл, как в положении вещей, так и в самих вещах. У этого коньяка нет никакого смысла. Даже цвет, запах и вкус – это, скорее, свойства наших сенсоров, чем напитка, как такового. Поэтому пей, наслаждайся и перестань париться. Иначе мозги вскипят раньше, чем ты встанешь из-за стола. Пока Август к делился со мной своей мудростью, бар начал наполняться публикой. За стойкой, справа от нас расположились два единорога. За столиком в углу веселилась компания каких-то земноводных существ, предположительно, наших гостей с Сириуса. В другом конце зала трое юных кустов неторопливо пили хлорофилл из высоких стаканов. И во всем этом бестиарии единственной бестией был я. Именно я не вписывался в картину обычных постояльцев бара, зашедших выпить пару-другую порций для поднятия настроения. Я вдруг понял, что на меня не показывают рогами, копытами, щупальцами, ростками, ложноножками и усами только лишь по причине хорошего воспитания завсегдатаев, которые делали вид, что не обращают внимания на диковинное существо, расположившееся рядом с Августом к. – Не парься, – прошептал он мне на ухо, – я тебя пригласил сюда не для этого. – А для чего? – спросил я, но ответа не последовало. ЗАКОН ТОРЖЕСТВУЕТ – Закон торжествует! – почтительно говорю я. – Не верю! – возражаешь ты, – Посмотри вокруг! Разве ты не видишь расцвет преступности?! Полиция и спецслужбы во всем мире демонстрируют свое бессилие. Тюрьмы переполнены, а это настоящие криминальные университеты, единственные, кстати, из учебных заведений, гарантирующие своим выпускникам трудоустройство по специальности. Суды завалены делами. Законники только и делают, что усложняют и так уже невозможные для соблюдения кодексы. Карательная система обрушивается на головы невиновных… И ты говоришь… – Да, – перебиваю я тебя, – Закон торжествует! – Закон не может торжествовать, – вновь возражаешь ты, – да и как он восторжествует, если вся огромная правоохранительная система живет и развивается за счет преступлений?! Разве пойдет она на то, чтобы стать ненужной или даже просто менее необходимой? – Ты прав, – соглашаюсь я, – Закон не хочет уничтожать преступность. Закон торжествует! – Вот именно, что не хочет, – подхватываешь ты, – ведь были примеры. Так маршал Жуков за несколько ночей покончил с бандитизмом в Одессе. А в 60-годы в СССР поместили всех «воров в законе» в общие зоны, перевели на хлеб и воду, заставили работать, и грызться между собой, истребляя друг друга. И если будет проведен массовый отстрел всех маститых бандитов и террористов, народ воспримет это на ура! Но Закон не борется с преступностью. – Ты прав, – вновь соглашаюсь я, – закон не борется с преступностью. Он культивирует ее, как земледелец культивирует хлеб. Ибо, являясь пищей закона, преступность позволяет ему расти, развиваться и набирать силу. Закон торжествует! – Закон не может торжествовать, – повторяешь ты, как заведенный, – для торжества закона необходимы более простые, выполнимые законы. Конец ознакомительного фрагмента. Текст предоставлен ООО «ЛитРес». Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию (https://www.litres.ru/valeriy-mihaylov-8291103/dnevnik-dzen-terrorista-2004-2017-luchshee/?lfrom=334617187) на ЛитРес. Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом. notes Примечания 1 Организм – наиболее приемлемое обращение к дзен-террористу.
КУПИТЬ И СКАЧАТЬ ЗА: 5.99 руб.