Сетевая библиотекаСетевая библиотека
ЗВЁЗДОЧКА Ольга Кислова В великом и огромном Космосе живут прекрасные звёзды. А их самое первое желание посетить Великолепную Землю.Яйя, маленькая звёздочка, никогда не понимала, почему все её знакомые просто влюблены в эту маленькую и ничем не примечательную планету. Поэтому любопытная девушка отправляется в путешествие. Чтобы найти ответы на все свои вопросы, она должна побывать у Звёздной Королевы, на огненном Марсе и любвеобильной Венере.Преодолеет ли все препятствия звёздочка и найдёт ли она свою судьбу? ЗВЁЗДОЧКА Ольга Кислова Иллюстратор Анастасия Викторовна Килина Редактор Анна Антоновна Орлова © Ольга Кислова, 2021 © Анастасия Викторовна Килина, иллюстрации, 2021 ISBN 978-5-4490-9656-2 Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero Первая глава. Знакомство с королевой Давным-давно, когда Земля была молодой и все планеты ярко сияли, жила во вселенной маленькая звёздочка по имени Яйя. Она была очень похожа на земную семнадцатилетнюю девушку небольшого роста. У неё были длинные волнистые огненные волосы, светло-розовая кожа и огромные чуть приподнятые вверх глаза ярко-синего цвета, маленький курносый нос и вишнёвые губы бантиком. Звездочка всегда носила красивые синие платья, которые ярко сияли, озаряя всё вокруг, и это сияние разлеталось в разные стороны и манило к себе. Жила она в бесконечной тёмной вселенной среди других звёзд, маленьких и больших. Красивая маленькая звёздочка любила кружиться в вихре вальса по звёздному небосклону, петь красивые дивные песни и играть с крошками-звёздочками в разные забавные игры. Она воспитывалась у старенькой нянечки, которая очень любила её и постоянно хвалила. Соседки звёздочки тоже не оставляли её без внимания. – Свети ярко-ярко, Яйя! – говорили они ей, мечтательно воздевая глаза вверх, – и тебя будут любить не только на небе, но и на Земле. – А что такое Земля? – спрашивала Яйя, не понимая, почему соседки так боголепствуют перед этим словом. – Это огромная планета, – отвечали ей звёздочки, нисколько не стесняясь своих возвышенных чувств. – Огромная планета? – удивлялась звёздочка, – а где она находится? – Вон там! – показывали звёзды на небольшой шарик красивого голубого цвета, который окутывал радужный туман с яркими цветными переливами. – Да она же маленькая, – фыркала Яйя, отворачиваясь от соседок, и уходила гулять по просторам звёздной вселенной. Долго соседки пытались объяснить маленькой звездочке, почему их так манит эта планета, похожая на голубой шарик, но всё было тщетно. Для звёздочки её вселенная была лучше всего на свете, она и не знала, что где-то живут похожие на неё существа. Свой мир она считала единственным и неповторимым, а маленькие шарики, которые почему-то все называли планетами, она считала просто украшением вселенной. Однажды звёздочка всё-таки заинтересовалась, почему все вокруг так расхваливают планету Земля и хотят, чтобы её жители заметили их, звёздочек. И тогда она решила отправиться в гости к самой старой и мудрой звездочке, которую все называли Мега, уж она-то должна была знать всё не только о Земле, но и о каждом уголке любой планеты. Старая звёздочка жила на краю вселенной в самом начале млечного пути. Но маленькая Яйя быстро пронеслась на своём звездомобиле, преодолевая огромное пространство за считанные минуты. Она остановилась у домика старой Мег. Постучавшись в дверь, но не услышав ответа, Яйя приоткрыла её и вошла. На большой кровати, застланной золотым покрывалом, восседала красивая звезда, похожая скорей на женщину, чем на старушку. Худая, высокая, она была красивой и очень яркой. Роскошные волосы напоминали багровый закат и рассыпались блестящим плащом по хрупким плечам, а глаза напоминали два огромных синих озера. – Здравствуйте, бабушка… – прошептала Яйя, окаменев от увиденного и понимая, что она ляпнула что-то не то. – Здравствуй, Яйя, я тебя ждала. – Улыбнулась в ответ Мег, понимая, что маленькая звёздочка ожидала увидеть старую дряхлую рассыпающуюся звезду, которая давным-давно погасла. – Вы меня ждали? – удивилась звёздочка, – но как вы могли знать, что я приду? – спросила она, всё ещё не отойдя от увиденного и услышанного, – я и сама толком не знала, ехать мне к вам или нет. Решила в последний момент. Да и то, по пути сомневалась, правильно ли я поступаю, направляясь к вам. – Я очень старая, хотя и не выгляжу как дряхлая старушенция, – всё так же улыбаясь, произнесла звезда, – и поэтому знаю всё, что происходит в нашей вселенной. Если честно, то я чувствую приход гостей. Так же, как я почувствовала твой приход; это у меня от моей прабабки, говорят, она обладала даром предсказывания даже самых пустяковых событий, хотя мне досталась малая толика её чувства предвидения, я могу только понять, что кто-то придёт ко мне. – Ну что ж, тогда, может быть, вы мне расскажите о планете Земля, – тихонько поинтересовалась Яйя, – а то все только о ней и говорят, а я ничегошеньки не понимаю и не знаю, – и звёздочка подошла поближе к Мег, в надежде услышать удивительную историю, похожую на сказку, которую обычно рассказывают малышкам-звёздочкам. Ведь для малышки звёздочки Земля была чем-то непостижимым, неведомым. Она считала её просто красивым кругляшком, который вертится, а вот зачем и почему, она не знала. – О!.. – воскликнула звезда, – это великая планета! Добрая планета! И нас, звёздочек, там очень любят. Все мы мечтаем побывать там, но удаётся это только избранным. Я была на Земле не так давно, чуть больше полувека назад. Мне очень понравилась эта планета, планета-радуга, я называю её именно так – за её яркие разноцветные краски. А какие там цветы, какие деревья, а птицы – задумавшись, звезда прикрыла глаза, так прошло несколько медленных минут. – Тётушка, – позвала звезду Яйя, – тётушка Мег, вы уснули? – чуть громче добавила звёздочка. – Нет. – Очнувшись, воскликнула звезда, – конечно же, нет! Так о чём это я? Ах да… Птицы, рыбы, звери и люди, о да… люди – это самое главное! Они такие, такие… – Какие? – перебила Мег Яйя, подавшись всем телом вперёд, разве она могла предположить, что на такой маленькой планете есть жизнь и какие-то «люди»… – Они очень похожи на нас, но такие разные… – улыбнулась звезда. – Очень разные… – Мег снова окунулась в воспоминания, прикрыв глаза. – Тётушка Мег, вы рассказали так много интересного, но… – засмущавшись, маленькая звёздочка опустила глаза к полу, – но я ничегошеньки не поняла, – покраснев, Яйя начала теребить подол своего яркого синего платья, ей так хотелось казаться умной и взрослой и сейчас она сгорала от стыда за своё невежество. Но что она могла знать, если строгая нянюшка практически никуда её не отпускала? – О, – пожурила малышку звезда, – это нужно видеть, тогда всё поймёшь. – Улыбка ещё шире расползлась по красивому лицу, а глаза загорелись искорками комет. – А как это можно увидеть? – спросила Яйя, – ведь планета такая крохотная, – соединив две ладошки вместе, звёздочка показала их Мег, – вот такая!.. Я её одной ногой раздавить могу… – и Яйя топнула своей миниатюрной ножкой. – Крохотная? – переспросила Мега, прервав звёздочку, – разве? Неужели эта прекрасная планета кажется тебе такой мизерной? – недоумение было написано на лице тётушки. – Да, мне её показывали соседки-звёздочки. Планета нисколько не больше моего башмачка, – покрутив носком, она улыбнулась хозяйке домика. – О нет, дорогая моя, – воскликнула звезда, прервав Яйю, и волосы, казалось, взметнулись вместе с ней, взвившись на долю секунды вверх, – Эта планета большая, очень большая, просто с нашей высоты она выглядит намного меньше, – и снова улыбка повисла на красивом лице, – Но если ты хочешь увидеть всё то, о чём я тебе говорила, – лети туда. И я уверенна, ты увидишь всю красоту собственными глазами, – в глазах Мег заплясали хитрые чёртики, маня Яйю в мир неизведанного и интересного. Судьба готовила неожиданный подарок, а может, наоборот, расставляла сети? – Я смогу всё увидеть собственными глазами? – Яйя удивлялась таким речам и понимала, что это невозможно, – но, говорят, что мы, звёздочки, не можем спускаться со своих высот очень низко и тем более посещать планету, даже такую замечательную, по вашим словам, как Земля. Только избранные, но они рождаются настолько редко, что я даже не слышала ни об одной из нас, кому было бы позволено совершить такое. – Да, ты права. Мы не можем посещать ни одну планету. Тем более, планету, на которой есть жизнь. Но я знаю способ побывать на Марсе, Венере и Земле, – обитаемых планетах, – и опять хитрые чёртики в глазах Мег поманили за собой. – Как? – воскликнула звёздочка, – скажите, пожалуйста, – попросила Яйя, глядя Мег прямо в глаза с чёртиками умоляющим взглядом. – Я не могу всего объяснить, но могу полететь с тобой и показать всё, – сказала звезда, но чёртики почему-то сразу исчезли, уступив место блестящим кометам, – тем более, что мне недолго осталось сиять в нашей прекрасной вселенной, – всего каких-то полвека, ну, – немного подумав, она добавила, – может, чуть-чуть подольше. И хотелось бы в последний раз увидеть Землю. Удивительную красавицу Землю. И, может даже, встретить кого-то на пути к этой планете… – Мечтательный взгляд звезды устремился на огненную планету Марс. – Кого? – не удержалась от вопроса любопытная Яйя, стараясь проследить за мечтательным взглядом красивой звезды. – Вот об этом ты узнаешь очень скоро, – сказала Мег, – а вначале нужно кое-что сделать, – Мег хитро улыбнулась и встала с огромной кровати, – ты мне поможешь? – спросила она у Яйи, сделав при этом самое наивное личико. – Ну прям как ребёнок, – подумала Яйя, – конечно, – спохватившись, воскликнула недоумевающая звёздочка, ей становилось с каждой минутой всё интереснее и интереснее, – а что мне нужно сделать? – спросила она, глядя, как «старушка» звезда плавной походкой плывёт к ней. – Просто дай мне свою руку, – Мег закрыла глаза и взяла Яйю за руку. Комната начала расплываться в разные стороны и звёздочка крепко зажмурилась, чтобы не видеть всего происходящего. Ей казалось, что в данном случае любопытство просто неуместно. И в этот самый миг звёздочка услышала красивое пение старой Мег. – Время мчится и кружится На меня краса ложится Сто, четыреста, пятьсот Мне идёт трёхсотый год Молодая, озорная Развесёлая, смешная Время мчится впереди Молодость, ко мне иди. Не выдержав, Яйя приоткрыла один глаз и увидела, как Мег начала быстро меняться: багровые локоны вновь превратились в яркие огненные с вкраплением серебра, мелкие морщинки исчезли и лицо разгладилось, глаза засияли яркой чистотой молодости. Теперь рядом с ней стояла молодая красивая звёздочка, которая казалась почти ровесницей ей. – Как? – произнесла ошарашенная Яйя, не веря своим глазам, – Вы?.. Я?.. – она не знала, что сказать, бормоча отрывистые фразы. Голос отказывался повиноваться ей. Но, всё же, собравшись с мыслями, она сказала, – вы ведь такая старая, – и, спохватившись, закрыла рот рукой. – Извините, – прошептала она, – я не хотела вас обидеть. Вы и не выглядели старой, но… но года всё равно берут своё… – и опять Яйя поняла, что говорит что-то не то… – Извините меня… – опустив голову, покраснела звёздочка, – я постоянно ляпаю что-то невпопад. – Ничего страшного, девочка моя, – засмеялась Мег, – я и вправду старая, а это? – она показала на себя, – это только внешняя оболочка, которую любая из нас может менять, правда только с помощью своей доч… – запнувшись, звезда продолжила, – с помощью более молодой звёздочки. Но это не навсегда. Так, на пару лет, – и Мег махнула рукой, отгоняя от себя воспоминания о своей весёлой молодости. – Понятно, – произнесла звездочка, всё ещё не веря своим глазам и не понимая ничего из того, что происходит. Но судьба уже звала её за собой. Манила в неведомое, и Яйя решила больше не удивляться ничему. «Пусть будет то, что должно быть», – подумала она. – «Даже если это что-то запутает меня ещё больше»… – Ну да ладно, – проговорила звезда, – нам нужно отправляться в путь. До Марса мы можем долететь на твоём звездомобиле, а вот дальше, – улыбнувшись, Мег подмигнула своей маленькой спутнице и в глазах опять заплясали смешные хитрые чёртики, – дальше мы с тобой полетим на Мегаплане. Он стоит в ущелье горы Мариус на планете Марс возле домика моего старого друга. – Вашего друга? – снова удивилась Яйя, но вспомнила мечтательный взгляд звезды, – а разве нам не запрещается летать на планеты? На любые планеты, – спросила она в очередной раз, и в очередной раз напомнила, что пообещала себе не удивляться ничему, так зачем тогда о чём-то спрашивать? – Запрещается! – мечтательно подтвердила Мега, – но ради исключения… и потом, есть ещё и избранные… – снова подмигнув звёздочке, она добавила, – ради исключения нам можно, даже нужно. Я разрешаю тебе слетать на три планеты: Марс, Венеру и Землю и именно в этом порядке! Я даже приказываю тебе! – залилась мелодичным смехом звезда. – Ах да, ещё на Луну, но об этом потом… – Я ничегошеньки не поняла, – прошептала Яйя, – почему именно вы разрешаете? И… даже приказываете… Ведь нам может разрешить или приказать только звёздная королева, и никто больше, а её редко кто видит, только избранные, – несколько секунд помолчав, звёздочка добавила, – правда, поговаривают, что она скоро уйдёт по млечному пути в свой последний путь, – но, опять спохватившись, Яйя закрыла рот рукой, как будто останавливая непрошеные слова, рвавшиеся наружу. – Извините, – снова извинилась она, одёргивая себя в который раз и вправду дёрнув себя за край платья. – Ну что ж, это правда. Я действительно собираюсь в последний путь по млечному пути и ищу себе преемницу, которая заменит меня на моём троне, – улыбнулась одними глазами Мег, – да что говорить, не только на троне, но и на моём пути. Ведь королевская звезда ярче всех, поэтому нужно выбрать… – Мег не успела договорить фразу до конца. – Самую красивую? – перебила её Яйя, ещё не осознав, что именно сказала Мега, – или самую яркую? – Самую красивую? – переспросила Мега, – нет! – покачав головой, она добавила, – красота не поможет управлять королевством звёзд и всей вселенной. Красота не поможет вершить хорошие дела. Красота не сможет открыть в себе источник безграничной магии звёзд, который открывается одной звёздочке на миллион. Самую яркую? – снова задала звезда вопрос самой себе, – да! Но не яркую в смысле сияния, а самую яркую как личность. В моей преемнице должно быть всё: доброта, отвага, нежность, справедливость, самопожертвование, щедрость, ну и так далее, – улыбка Мег заскользила на лице, переходя в открытую, добродушную. – В вашей преемнице? – наконец-то сообразив, о чём идёт речь, спросила Яйя, – преемницу? – удивлению Яйи не было предела, и слово выскочило второй раз само собой, – так вы и есть?.. – не договорив последнего слова, она упала к ногам Мег, наконец поняв, кто находится перед ней, какая важная персона, – простите меня за моё невежество, ваше звёздное величество, – произнесла она на одном дыхании и, почти лёжа на полу, затаилась, ожидая гнева или недовольства, но ожидания не увенчались успехом. – Встань, дитя моё, – ещё шире улыбнулась королева, погладив звёздочку по голове, – И давай отправляться в путь, пока я не передумала… Нам с тобой нужно побывать на трёх удивительных планетах, населённых жизнью, – выдержав театральную паузу, она расхохоталась, – итак, наш путь лежит на Марс, Венеру, заглянем на естественный спутник Земли, Луну, там тоже есть один друг, которого мне хотелось бы увидеть, но Луна будет последней и, наконец, на красавицу Землю. Ты должна увидеть всё, чтобы… – Мег замолчала и, хитро подмигнув Яйе, прошептала, – итак, поехали. Королева Мега и малышка Яйя сели в звездомобиль и помчались к своей первой цели, к планете Марс. Вторая глава. Марс Марс полыхал сполохами алого огня, не пропуская сквозь свою защиту звездомобиль. Барьер, казалось, был непреодолим! Яйя грустно покачала головой, собравшись лететь обратно, но королева остановила её простым взмахом руки, и, глядя на преграду, она вскинула руку вверх, повернув ладонь на всполохи огня. – Именем Мега звезды заклинаю! – воскликнула она. Сполохи двумя огромными червями поползли в разные стороны, расступаясь перед звездомобилем, и звёздочки пролетели в открывшееся окно огня. – Здорово, – прошептала шокированная Яйя, – я не знала, что вам подвластен огненный барьер Марса. Если честно, то я думала, что барьеры не подвластны никому, ведь барьеры планет – это их защита, во всяком случае, я именно такое слышала. Я думала… – звёздочка неожиданно рассмеялась, – думала, – снова повторила она, – последнее время я узнаю столько всего, что и думать не охота… Я не похожа на саму себя… Не напрасно моя нянюшка говорит, что я ещё маленькая, видимо, она права. Мне ещё расти и расти. Да и о барьерах я узнала не так давно от одной из соседок, которая хотела прорваться через один такой и опалила себе руки так, что не может ими двигать, а ведь руками мы создаём маленькие чудеса для наших родных и близких, так говорит моя нянюшка. – Он подвластен всем звёздным королевам! – засмеялась в ответ Мег, – поверь мне. Ах, да! – добавила она – ещё барьер могут открыть некоторые избранные с обитаемых планет, но это большая редкость, обычно такие рождаются раз в триста-четыреста лет и обычно они открывают только барьер своей планеты, хотя в случае с Луной всё совсем не так, но об этом позже. Звездомобиль приближался к поверхности огненного Марса. Яйя пыталась рассмотреть и запомнить всё вокруг, любопытство юной звёздочки нравилось королеве, она то и дело поглядывала на свою юную спутницу и улыбалась, радуясь каким-то своим сокровенным мечтам. Мег любила маленькую любопытную звёздочку, она ей была роднее всех на свете, но почти никто об этом не знал. – Вот мы и приехали, – звездомобиль остановился возле огромной красной горы. Взглянув вверх, Яйя увидела, что и облака, и небо были красного цвета. Песок под ногами был тоже красный. Всё, что здесь находилось, было красного цвета, единственным отличием было то, что весь этот цвет отличался друг от друга еле заметными оттенками и переливался. – Тут всё такое, такое… красное, – произнесла, недоумевая, звёздочка, – очень… красное… – она не знала, как выразить свои мысли словами, как им придать форму, чтобы объяснить, что она чувствует в данный момент. – Да! – подтвердила Мега, – я называю Марс красной планетой, – планетой огня. А теперь пойдём, нас уже ждёт мой милый и верный друг Марсис, он живёт за этим поворотом, – и королева указала на выступ горы Мариус. Звёздочка удивилась такой поспешности королевы, но, взглянув на её лицо, она поняла, что Мег чем-то очень озабочена. Что-то её здесь привело к задумчивости, а, возможно, и к тревоге, вероятно, она что-то не увидела, когда они приземлились. – Да, конечно, – прошептала Яйя, отрываясь от лицезрения красот красного Марса, маленькие неказистые кустарники красного цвета росли маленькими семейками по три-четыре кустика недалеко друг от друга. Всюду лежали красные камни и валуны, тоже сгрудившись маленькими семейками, это показалось Яйе удивительным и милым. Создавалось ощущение, что все эти валуны и кустарники специально посажены и положены для какой-то детской игры в дочки-матери. Пройдя поворот, Яйя увидела маленький полуразвалившийся домик всё из тех же красных камней, только крыша была покрыта маленькими чёрными удлинёнными камешками. – Что это? – спросила звездочка, показывая на чёрные пятнышки. – Это уголь, моя дорогая, – произнесла звёздная королева, не глядя на Яйю. – Он здесь повсюду, но мы его не видим, так как он находится в глубинах гор Марса. Мега постучала в перекошенную дверь. Не прошло и пары секунд, как дверь открылась и на пороге появилось маленькое красное существо. Две короткие ножки, обутые в красные сандалии и обтянутые красными лосинами. Четыре красные руки, заканчивающиеся трёхпалыми кистями, всё это было накрепко прикреплено к маленькому, пухлому тельцу, на котором была облегающая алая куртка. Шеи у существа не было, но была голова, вытянутая, как дыня, вот только справа налево. Глаза у существа были тоже очень вытянутыми и имели бледно-розовый цвет. Рот был маленький и вытянутый кверху. Нос скорее был похож на крючок, но всё же был на своём месте. Существо было без бровей и волос. – Здравствуй, Марсис, – поздоровалась королева с марсианином и крепко его обняла, маленький человечек казался совсем крохотным и неказистым рядом с высокой красавицей Мег. – Здравствуйте, королева Мег, – прохрипел Марсис, – давненько вас не было, а кто это с вами? – небрежно кивнул в сторону Яйи марсианин. – Это моя до… – спохватившись, королева одёрнула себя и, покраснев, добавила, – это моя преемница Яйя, – замешательство королевы не прошло мимо внимания марсианина, но Яйя, казалось, и не заметила ничего, так как была увлечена новыми впечатлениями от увиденного. – Здравствуйте, – прошептала звездочка, во все глаза рассматривая марсианина, – ой, извините… – засмущалась она, поняв, как нехорошо себя ведёт, ведь с самого детства добрая нянюшка говорила ей, что некрасиво открыто рассматривать кого-то, тем более, когда этот кто-то всё это видит. Марсис улыбнулся, увидев такую перемену, и пригласил гостей войти в дом. Комната была небольшой, но очень уютной. Стол, четыре стула и большая кровать были красного цвета, возле окна росли небольшие веточки красного растения. Видимо, кроме оттенков красного здесь не любили ничего, а возможно других цветов просто не существовало на этой планете. – Садитесь за стол, гости дорогие, – вежливо прохрипел марсианин, – будем пить миссу. – А что такое мисса? – шепотом спросила у звёздной королевы Яйя, садясь поближе к столу и пристально вглядываясь в гостеприимного хозяина, он казался ей странным и необычным, смешным и даже комичным, – природа постаралась создать пародию на звёздочек, – подумала Яйя. – Это напиток, похожий на наш звёздный чай, он яркого красного цвета и с древесным запахом, так как делается из вон тех веточек, – Мег указала на растение возле окна, – но тебе понравится, потому что это необычайно вкусный напиток. Марсис поставил на стол большие красные кружки, наполненные красной густой дымящейся жидкостью, а посередине поставил огромное блюдо с необычными фруктами – красные квадраты и багровые треугольники. – Что это? – показав на диковинки, воскликнула Яйя, боясь, что пища марсиан может ей навредить. – Это? – переспросила Мег, улыбаясь, – Это марсианские Яли, – указала она на квадраты, – они по вкусу напоминают земные яблоки, такие же сочные и вкусные, – а это – Гуи, – показала королева на треугольники, – я не знаю, с чем их сравнить, но когда их откусываешь, то чувствуешь, как фрукт тает во рту, а потом, попадая в желудок, расцветает там миллионом звёздных цветочков. – О… – произнесла звёздочка, – а что это такое, земные яблоки? – Ну… – оказавшись в тупиковой ситуации и не зная, как объяснить, королева надолго призадумалась. – Это как ваша звёздная пыль, которой вы питаетесь и из которой делаете много вкусностей, только вкуснее, – пришёл на помощь к своей повелительнице и другу неказистый Марсис, он искоса поглядывал на маленькую звёздочку, делая какие-то свои выводы. – О да! Ещё вкуснее. – Засмеялась Мег, – и как я сама не додумалась до такого простого объяснения. Все втроём они пили ароматную миссу и ели марсианские фрукты. Марсис рассказывал, как совсем недавно, буквально каких-то тридцать лет назад, здесь перед ущельем прекрасной горы Мариус, расстилалась красивая долина алых Мэльфов. А чуть дальше жили огромные добрые бордовые Мликаны. Мэльфы и Мликаны были очень дружными, помогали друг другу во всём и старались украсить свою планету самыми разными оттенками красного. Мэльфы, стройные и гибкие, очень похожие внешне на вас, звёздочек, выращивали вкусные фрукты и миссовые веточки, а Мликаны, превосходившие своих соседей силой и выше них на полторы головы, строили дома и добывали красный уголь, а когда уголь сгорал, он превращался в чёрные камешки, которые шли на покрытие крыш домов. У обоих племён родились дети в один день и в один час. У Мэльфов прекрасная девочка принцесса Мэль. У Мликанов богатырь мальчик принц Кан. И всё было бы по-старому, и все были бы счастливы и дружны, если бы не вмешался злой волшебник Манин, который зачаровал принца Мликанов в один из красивых валунов возле горы, а прекрасную принцессу Мэльфов в неказистый кустарник. В наказание он хотел разлучить родителей с их чадами, но видимо что-то пошло не так и Мликаны, все как один, превратились в камни и валуны, а Мэльфы – в неказистые кустарники. Как их расколдовать, никто не знает, и, боюсь, что никто и не сможет узнать, – Грусть прозвучала в хриплом голосе марсианина, и он смахнул одинокую розовую слезу. – О, какая красивая сказка! – воскликнула Яйя, не замечая грусти и слёз рядом сидящих. – Это не сказка… – дрожащим голосом произнесла королева, одёрнув звёздочку, – почему ты меня не известил? – требовательно спросила она у своего друга, – я что-то чувствовала, но не могла понять, что происходит. Почему? – закричала Мег, – почему ты меня не известил? – её кожа побледнела от гнева, она соскочила со стула и начала мерить шагами небольшую комнатку. – Ты бы попыталась спасти своих любимых Мэльфов и Мликанов, моя королева, – на красном лице появился багряный румянец смущения. Но Марсис продолжил, – я не мог допустить вашей смерти, ведь именно собой вы пожертвовали бы ради других, и это было бы напрасно, потому что магию Манина может разрушить только он сам, а вы – вы пожертвовали бы тогда не только собой, но и династией, которой не суждено было бы продлиться… Да и потом, у вас в это время были свои личные проблемы и неприятности… – Что же теперь делать? – воскликнула в отчаянье Мег, не заметив последней фразы, сказанной Марсисом, – теперь моё волшебство не подействует, уже слишком поздно, – по звёздным щекам королевы покатились голубые капельки слёз. – Не плачьте, – погладив Мег по руке, Яйя добавила, – мы что-нибудь придумаем. Обязательно придумаем. Я обещаю! – Такие простые слова, произнесённые маленькой звёздочкой, почему-то подействовали на окружающих как успокоительное. Но, очнувшись от «гипнотического» воздействия Яйи, Мег разъярилась. – Что? – раздражённо воскликнула она, отдёрнув руку, – Придумаем? Это были мои друзья! Я должна была спасти их, даже не должна – ОБЯЗАНА! Даже ценной собственной жизни, – через несколько секунд она немного смягчилась и добавила, – извини, Яйя, я не хотела на тебя кричать. Я не хотела… – Что вы, – улыбнулась звёздочка, – кричите сколько угодно, если вам это поможет. Правда, Марсис? – и с серьёзным лицом Яйя приготовилась выдержать крики королевской звезды, но таковых не последовало. – Уже ничего не сделаешь, – угрюмо буркнул марсианин, – все погибли, кроме меня, да и мне жить осталось максимум один век, – в одиночестве больше века не протяну. И планета погибнет без радостного смеха и рождения милых марсианских жителей. Некому будет выращивать овощи и миссу, строить дома и просто жить. А без жизни Марс станет мёртвой планетой. – В хриплом голосе марсианина слышались боль и горечь от того, что он не может помочь своей родной планете. – Но это же неправильно! – воскликнула возмущённая Яйя, – должен быть выход! Выход всегда есть! – уверенная, что так должно быть, звёздочка задумалась над разгадкой очень сложной задачи. – Увы, не всегда жизнь даёт нам право выбора. – Совсем поникшим голосом произнесла королева и опустила глаза на свои руки, пристально рассматривая их, как будто именно в них крылась разгадка спасения друзей. – Нельзя опускать голову даже в самых трудных ситуациях, – совсем по-детски воскликнула звёздочка, – нужно искать способ спасения марсиан, нужно! И мы его найдём! – Яйя нахмурилась, – Так, с чего начать? – мысли летали быстрее света, и звёздочка вдруг задала вопрос Марсису, – А этот самый колдун, где он? – Колдун? – переспросил её марсианин, не понимая, к чему клонит Яйя. – Ну да, злой волшебник, о котором вы говорили. – Нетерпеливо добавила звёздочка, – ведь именно он их заколдовал и, кстати, за что он на них так обиделся, что обратил их в растения и камни? – Манин? – всё ещё ничего не понимая, переспросил Марсис, ему казалось, что звёздочка слишком влезает во взрослые дела. – Ну да. – Сказала Яйя, – именно про него я и спрашиваю. – Ей казалось, что всё так очевидно, что разгадка – вот она, до неё надо только дотянуться и всё будет хорошо. – Он был братом Финны, королевы Мэльфов. – Начал Марсис, – Когда их отец умер, на своё место он завещал посадить не сына, как ни странно, а дочь. Манин взбунтовался и решил поднять на восстание свой народ, но Мэльфам больше нравилась спокойная Финна, чем буйный неуправляемый Манин. Тогда он начал склонять на свою сторону Мликанов с их огромным ростом и недюжей силой, но и они отказали ему. За его упорные происки и злонамерения его сослали в далёкую пустыню Арс, где повсюду только палящее солнце и горячий огненный песок. Три года Манин провёл в пустыне, но он не стал добрее, наоборот – он кипел от ненависти и, вернувшись в долину, он сделал своё чёрное дело и тут же исчез в неизвестном направлении. Видимо, всё-таки что-то он сделал не так, – я его больше никогда не видел в этих краях. Вот и всё. – Марсианин даже усмехнулся от того, что в этой истории звёздочка не сможет найти ни одной зацепки, хотя и надеялся на обратное, но чудеса бывают крайне редко… – А откуда у него магическая сила? – спросила любопытная Яйя, – Мэльфы и Мликаны были волшебниками? Они обладали какими-то талантами в области магии? – звёздочку захлестнула тайна, которую ей хотелось поскорее раскрыть, её затянули тайны этой по-своему красивой пылающей планеты. – Нет! Конечно нет, они обычные марсиане без сверхъестественных способностей. – И Марсис начал свой рассказ. – Когда-то, очень давно, когда я был маленьким, ходила в нашей долине одна легенда. – Прищурившись, он вспомнил своё безоблачное детство, – говорили, что в пустыне живёт странное существо, которое умеет колдовать. Все его называли Мистером Хи. Но никто его никогда не видел, хотя по ночам слышали ужасные крики, доносившиеся из огненной пустыни Арс. И все видели огненные струи над нашей планетой. Я помню, как моя мама говорила, что её близкая подруга ушла в пустыню за огненным песком и не вернулась, – наверное, её утащил в своё логово этот самый Мистер Хи. Я предполагаю, что Манин встретился с этим колдуном и перенял его волшебные силы. А волшебник Мистер Хи был самый знатный, его боялись все даже сильные Мликаны. Извините, но и вас – Марсис обратился к звёздной королеве, – я думаю, он и вас тоже мог бы ранить, причём серьёзно. – Значит и нам нужно идти в эту самую пустыню. – Спокойно сказала Яйя, весело блеснув глазами. – Зачем? – в унисон воскликнули марсианин и королева, в ужасе раскрыв глаза. Они не могли понять, что такого могла придумать маленькая звёздочка, что собралась в страшную пасть ужасного и великого Мистера Хи – колдуна, который, по легендам, одним взмахом мог обратить всё живое в пыль. – Как зачем? – удивилась Яйя – неужели не понятно? – спросила она, удивляясь, как остальные не понимают важности этого похода. – Нет. – В недоумении сказала королева и пару раз моргнула глазами. – Не понятно. – Подтвердил Марсис, устремив свои удлинённые глаза на маленькую звёздочку. – Мы тоже пойдём в пустыню как Манин и найдём того колдуна. Мы его попросим расколдовать оба племени, ведь именно его магия лежит на племенах. А если мы не найдём его, тогда возможно мы узнаем секрет этого колдуна и поймём, что надо делать дальше. – Неплохая мысль, – прохрипел марсианин удивлённо, – Тогда нам нужно отдохнуть перед предстоящей дорогой и собраться в путь, – встав, он начал какие-то свои приготовления. – Да, да, – закивала головой Мега, – нужно обязательно отдохнуть и собраться с силами. – Но… – прервала их совсем серьёзно Яйя – у меня есть ещё один вопрос. – В этот момент звёздочка казалась очень взрослой. – Мы слушаем, – одновременно произнесли Марсис и Мег переглянувшись. – Я представляю примерно и Мликанов, и Мэльфов, но почему-то ты, Марсис, не подходишь под их описание. – Повернувшись к марсианину, она посмотрела на него в упор, – Так кто же ты? Из какого рода-племени? И почему остался один? – Я? – переспросил Марсис и посмотрел на звёздную королеву. Дождавшись одобрения Мег, он начал совершенно другой рассказ: – Наше племя называлось Лэрды. Мы были чем-то вроде среднего звена. Если Мэльфы и Мликаны, красавцы планеты, работали на поверхности Марса, то мы были добытчиками украшений из его недр, а также стражами подземных духов. Нас было очень много, поэтому наш король издал указ о рождении одного ребёнка на семью. Так он хотел остановить наше быстрое разрастание, но он просчитался. Через двадцать лет наше племя начало уменьшаться, а ещё через двадцать лет от неизлечимой болезни умерло больше половины оставшихся. При смерти оказался и король. Поняв всю катастрофу, он на прощание издал новый указ – рожать минимум троих в одной семье, но было уже поздно, в племени оставалось только три женщины, остальные были мы – мужчины. А, как вы понимаете, три женщины не могут родить сотни таких, как мы. В нашем племени от святых женщин родилось всего два ребёнка – я и ещё кто-то… – Почему ещё кто-то? – перебила Яйя Марсиса вопросом. – Разве ты не знаешь, кто родился? Улыбнулась она. – Нет – угрюмо буркнул Марсис в ответ и отвёл глаза в сторону. – Но как ты тогда узнал, что родился ещё один ребёнок? – усмехнулась Яйя. – Когда рождается один из Лэрдов, Марс заливается огненным сиянием. Вот так мы узнали, что где-то родился такой же, как мы, – уточнил марсианин. – Хорошо, – кивнула звёздочка – но объясни, как ты остался один? – не унималась Яйя, она пыталась совместить все кусочки головоломки воедино. – Почему – марсианин грустно улыбнулся, – это произошло… – Это произошло – перебила Мег, – когда я была тут. На Марс напал дух Мракос – дух, обитающий в недрах Марса, именно его охраняли в то время Лэрды. Он вырвался на поверхность с помощью какой-то хитрости, а какой для нас это всё ещё остаётся загадкой. Он уничтожил почти всех, в живых оставалось всего трое и эти трое стояли не на жизнь, а на смерть, среди них был отважный Марсис. Я как раз подлетела к Марсу и, увидев неравную схватку, поспешила им на помощь, ведь Марсис был ещё совсем юным, а двое оставшихся – стариками. Я прибыла вовремя – нам удалось заключить Мракоса обратно в темницу, и я наложила сверху звёздные чары, чтобы дух не смог больше вырваться, ведь его больше некому было охранять. В живых осталось только трое Лэрдов: юнец и два старика. – Спустя ещё десять лет оба мои товарища скончались от старости, хотя живём мы по земным меркам долго, и я остался один – угрюмо закончил рассказ Марсис. – Нет, не один! – задумчиво произнесла Яйя. – Один! – подчеркнуто процедил Марсис, его взбесило, что ему перечит какая-то малявка. – Ты сам сказал, что кто-то ещё был рождён, но где и когда ты не знаешь, так что не один! – радостно сделала заключение звёздочка. Только тут Марсис понял, что он и вправду не один остался жить на Марсе, есть ещё кто-то, но кто?.. Хотя… Может, и тот другой Лэрд погиб давным-давно… – Всё равно без Млеканов и Мэльфов Марсу не существовать – пробурчал Марсис, понимая, что маленькая пигалица оказалась умнее его. – Хорошо! Но об этом потом, – весело улыбнулась Яйя, – а сейчас надо собираться в путь. – Да, в путь! – подхватили королева и марсианин, одновременно подскочив на месте. Так друзья решили пойти в огненную пустыню Арс на поиски Мистера Хи и за избавлением от злых чар Манина. За спасением планеты и двух племён. И… возможно, за ещё одним Лэрдом из племени Марсиса… Третья глава. Мистер Хи. Звездомобиль резко остановился на самом краю огненной пустыни, друзья в недоумении вылезли из него. Яйя осмотрела свою любимую игрушку, но не нашла ни одной поломки. Провозившись над своим звездомобилем до вечера, она пришла к выводу, что пустыня предлагает им прогуляться пешком, без какого-либо транспортного средства. И трое путников отправились в центр пустыни. Древесная мисса и марсианские фрукты – это всё, что они взяли с собой. – Этого хватит только на пару недель, – прохрипел недовольный Марсис. – Если мы за это время не найдём то, что ищем, – придётся вернуться обратно ни с чем. – Грустно сказала Мег. – Мы найдём, – с оптимизмом произнесла Яйя, – обязательно найдём, я уверена. – Будем надеяться, – марсианин грустно улыбнулся, и первым отправился в пустыню. За ним шла королева, замыкала шествие Яйя, уверенно шагая вперёд и зная, что всё у них получится. Она была уверена, что всё будет хорошо! Для неё начинались новые приключения, и она ждала чего-то удивительного. Жизнь менялась, и менялась сама звёздочка. Посреди пустыни высилась огромная песчаная башня, больше напоминавшая столб огня. Друзья заметили её ещё издалека. Тяжёлый поход уже длился больше недели. И вот, наконец, цель видна, но не мираж ли это? Измученные, запыленные красным песком звёздочки были похожи больше на марсиан, чем на самих себя. Марсис уже третьи сутки бурчал что-то себе под нос, он был недоволен продвижением их процессии всё дальше и дальше вглубь пустыни, силы были на исходе и чем дальше они шли, тем громче он выказывал своё недовольство. Королева тоже начала высказываться в пользу своего друга Марсиса, пытаясь убедить Яйю, что всё бесполезно и что уже нужно двигаться в обратном направлении, к звездомобилю, но упрямая звёздочка была непреклонна и тащила своих друзей за собой, всё дальше и дальше углубляясь в пустыню. Она вела себя как настоящий герой – не ворчала и не сетовала на судьбу, наоборот – она пыталась подбодрить остальных. Она верила, что цель близка. – Я устала – воскликнула королева на восьмой день пути, – устала, измотана, выжата как лимон, у меня нет сил ни на что. Я не могу идти, не могу сидеть и даже лежать! Палящее солнце бессовестно отнимает все мои силы, а я ведь уже далеко не молода и мне нужен хороший отдых, хорошая еда, чистая одежда и бодрящий звёздный чай! Хоть я и звёздная королева, но всё же, посещая планету, я не могу сделать всё что мне заблагорассудится, только для своего удовольствия. – Крохотные капельки появились на глазах, но Мег не дала им пролиться. – Я тоже, к сожалению, уже не так юн, как мне этого хотелось бы, – хрипло пробурчал Марсис, поддерживая речи своей королевы, – я разваливаюсь на куски, несмотря на то, что я привык к палящему солнцу Марса и мне не нравится смотреть, как вы страдаете, моя королева, ведь вам лучше, когда прохладная ночь, а не знойное солнце пустыни. – Спасибо, мой дорогой рыцарь, – улыбалась измученная Мег и снова повторяла, – Спасибо. Я очень благодарна тебе за поддержку. – И, взяв своего друга под верхнюю руку, повисла на ней в изнеможении. – Нам нужно идти вперёд – упрямо повторяла звёздочка, – Только вперёд! Нельзя раскисать! Цель уже близка! Я уверенна, что вот за тем барханом мы увидим то, что мы ищем! – говорила она, подбадривая друзей. – Это уже двадцать пятый бархан – в один голос, негодуя, выкрикивали Мег и Марсис. – Поверьте мне – настойчиво умоляла Яйя, – если там ничего нет, мы пойдём домой. – Ты так говорила и на предыдущих пяти остановках. – Ворчал марсианин, но всё же плёлся дальше. Но как ни странно упрямая звёздочка в этот раз оказалась права, хотя королева и Марсис уже отчаялись найти кого-либо или что-либо в бескрайней сжигающей пустыне Арс. – Смотрите – не веря своим глазам, судорожно вскричала королева, – там башня! Там настоящая башня – и чтобы не обманываться Мег протёрла глаза и ущипнула себя за руку – Ай, больно! – Сморщилась она. – Но, похоже, я не сплю… Это не сон… Это не мираж… Или… Всё же мираж?.. – захныкала Мега, но быстро одёрнула себя и смутившись улыбнулась. Подойдя немного ближе, все остолбенели, раскрыв от удивления глаза, не зная, как поступить дальше, ведь никто не знал, что ждёт их впереди. Итак, цель видна! До неё не так уж далеко идти, но как их встретит владелец этой песчаной башни? Да и кто живёт в строении из песка? Путешественники не знали, что делать. – Может быть, устроим небольшой привал и обсудим предстоящий поход и всё связанное с ним? – предложила Яйя окаменевшим спутникам. – Да, да, – быстро закивала головой Мега и бухнулась своим королевским задом на горячий песок. – Я, если честно, так устала, что заснула бы даже под этим палящим светилом, да простит меня мой божественный брат. Марсис, не говоря ни слова, сделал тоже самое. Доставая свои оскудевшие припасы, все думали о предстоящей встречи с владельцем башни. Целый час путешественники сидели, не говоря ни слова, солнце нещадно палило и не собиралось уходить за горизонт. Жара, тревога, усталость – всё сказывалось на настроении друзей. А башня манила своей загадочностью и великолепием. Огненная с высокими башенками и острыми пиками, уходящими в небо, она переливалась всеми оттенками красного на солнце и манила, манила заглянуть в свои владения несчастных, потерянных, уставших путников. Она приглашала зайти и отдохнуть в своей тени. Первой заговорила звездочка, стряхнув с себя оцепенение, усталость и огненный песок. – Нам нужно идти дальше, даже если там нас поджидает опасность. Нам нужно идти! – Сама звёздочка валилась с ног, но понимала, что если она, такая молодая, будет расклеиваться и роптать на судьбу, то остальные совсем потеряют веру и останутся умирать под жестоким палящим солнцем. – Может это мираж? – сделала попытку отговорить её Мег, – всего лишь мираж… – и снова ущипнула себя, чтобы вторично удостовериться, что она не спит и ей это не снится, кожа на руке покраснела и вздулась, боль пронеслась огненным уколом по всей руке, отдаваясь в измученном теле. – Тогда мы повернём домой, – устало произнесла Яйя, – но вначале надо проверить. Вставайте. – И первой поднялась с песка. Спорить не было смысла, все знали, что именно в поисках этой башни они зашли так далеко. Все понимали, что нужно в неё войти хотя бы для того, чтобы убедиться в правдивости или лжи легенды о сильном колдуне Мистере Хи. Отдых не придал друзьям сил, наоборот, палящее солнце ещё больше отняло их. Но путешественники заставили себя встать и пойти к заветной цели в поисках правды и разгадки магической тайны. Вот она, башня! Друзья подошли к ней вплотную и принялись искать вход. Обойдя её со всех сторон, они не обнаружили ни окон, ни дверей, ни даже лазейки, в которую можно было пролезть. Башня была неприступной! Она вся состояла из струящегося песка. – Как же нам туда попасть? – спросил Марсис, – в неё нет никакого входа или хотя бы отверстия. – Я тоже ничего не нашла – угрюмо проворчала королева, сдаваясь, – совсем ничего, – и она упрямо топнула ногой, – надо поворачивать назад, хотя я не уверена, что мы сможем дойти, я совсем обессилила. Всё было напрасно. – и маленькая слёзка скатилась по её обожжённой щеке. – Да… – задумчиво произнесла Яйя, – только башенки. Но нам надо попасть внутрь, – воскликнула она, – надо! – она повернулась к башне и закричала что есть силы, – мы должны в тебя попасть! Должны! Должны! Должны! – крик вот-вот должен был перейти в истерику, но звёздочка понимала, что надо взять себя в руки и перевела дыхание. Выдержав секундную паузу, она снова заорала что есть мочи – Да откройся же!.. – Ну и зачем так орать? – произнёс откуда-то сверху красивый звонкий голос, – я не глухая, слышу, что вы хотите войти в мой замок. Неужели вы не знаете элементарного слова «пожалуйста»? Нет чтобы постучать, так вы орать взялись… – и голос испарился, словно его и не было. Через несколько секунд перед друзьями из маленькой башенки выстроилась красивая высокая арка, ведущая к потайной двери, и путешественники вошли в песочную башню. Там их ждала маленькая марсианка, очень похожая на Марсиса, только вместо лысины у неё была копна коротких розовых завитков. Одета она была во всё бледно-розовое, футболка с коротким рукавом, брючки, расклешённые книзу, и сандалии. – Ну здравствуйте, – поприветствовала она гостей, улыбаясь только большими вытянутыми глазами, – меня зовут Мистер Хи, – спокойно произнесла она и захлопнула за ними дверь одним мановением руки. Друзья переглянулись и пристально посмотрели на хозяйку башни. Королева поняла, что если эта девушка – враг, то очень сильный враг, хотя звёздная магия, подвластная членам королевской семьи, превосходит магию любой планеты, но не всё дозволено делать королеве до тех пор, пока она знает, что это не повредит либо планете, либо ей самой. – Почему вас так странно зовут? – спросила Яйя, вытирая рукавом лицо, – вы ведь девушка… Марсис дёрнул её за руку и посмотрел с укором на бестактную спутницу, но она не обратила внимания. Звёздочка ждала ответа. Хозяйка внимательно осмотрела Яйю с ног до головы: уставшая, со сгоревшей кожей, в песке она казалась жалкой, но была в силах выдержать ещё не одно испытание. Широко улыбнувшись, Мистер Хи ответила. – Это имя передаётся по наследству от отца к сыну и так из поколения в поколение, но у моего отца вместо сына родилась я. Последним Мистером Хи был мой отец. Он погиб несколько лет назад от руки своего ученика Манина – злого, жестокого ничтожества, которое пыталось выпытать у папы самые сокровенные тайны… – девушка понуро опустила голову, – но об этом потом, а сейчас я прошу вас пройти в зал, – снова улыбнувшись, добавила она, – Кстати, меня зовут Хиль и я вас жду уже пару недель… – лукавый огонёк вспыхнул в глазах марсианки. – Вы нас ждёте? – переспросила Мег, опешив от такого сообщения, а она-то думала, что на Марсе нет провидцев. – Да, отец меня предупредил незадолго до смерти что вы придёте, правда он ошибся на пару недель, как, впрочем и со своей смертью, – как бы между прочим протараторила Хиль, – но он был прав во всём, что предсказывал. Вы не представились, но я вас знаю… – Вы нас знаете? – Теперь уже удивился Марсис, ему понравилась эта магичка и казалось, что её лицо очень знакомо, может быть, он её где-то видел? А может, она просто ему кого-то напоминала, ведь видеть её он ну никак не мог. – Да… – Хиль покрылась багровым румянцем от смущения, – например, вы – Марсис, рядом с вами – звёздная королева Мега, а эта маленькая звёздочка – её до… – Понятно, – повелительным жестом прервала её королева. И откуда только силы взялись? – Но как вы обо всём узнали? – сменила она тему, уводя от опасных для неё разговоров. – Я же говорю, мой отец много чего рассказал и о вас, Марсис, и о вас, Мег, и о вас, любопытная, маленькая, но смелая принцесса Яйя. – закончила свою речь Хиль, несмотря на грозный взгляд королевы. – Принцесса? – звёздочка округлила глаза, – я не принцесса, кто вам такую чушь сказал, ах да… ваш отец, – засмеявшись, Яйя воскликнула, – он ошибся. Я – звёздочка Яйя! Обычная звёздочка. Такая же, как миллиарды других. – Полно об этом, – устало проговорила Мег, понимая, что любопытная Яйя всё равно всё узнает в своё время. Так к чему тогда оттягивать то, что неизбежно исполнится рано или поздно? Друзья двинулись вслед за Хиль по коридорам. Комната сменялась комнатой, коридор коридором и везде было красиво и уютно. Оттенки красного уже не бросались в глаза, звёздочка привыкла к монотонности Марса. – Итак, вот мы и пришли, – произнесла хозяйка башни, входя с гостями в огромный розовый зал, украшенный картинами, вазами и красными свечами. Посреди зала высился розовый круглый стол и несколько высоких кресел такого же розового цвета, – прошу садиться, я вас угощу папиным напитком, – Хиль взмахнула рукой в сторону стола. На столе как по волшебству появилось четыре кружки с дымящейся розовой жидкостью и красный пирог с марсианскими фруктами, – Угощайтесь… – улыбнулась девушка, – а после того, как вы подкрепитесь, я отведу вас в ваши комнаты отдыхать, всё-таки вы гуляли по нашей огненной пустыне больше недели и вам нужен хороший отдых. Друзья переглянулись и сели за стол, но никто не прикоснулся к чашкам дымящегося напитка и пирогу. – Вы боитесь, что я вас отравлю? – звонкий смех зазвенел в зале и друзья снова переглянулись. – Нет, – ответила Яйя, и, показывая свою отвагу, первая откусила кусочек пирога и отпила глоток напитка, она понимала, что хозяйка башни, если бы и хотела убить их, то давно бы это сделала и без помощи яда. – О… – воскликнула она, округлив глаза, – как вкусно, напоминает звёздный медовый напиток с кусочками звездолимона. И, отпив ещё немного напитка, она принялась за поедание пирога. Королева и Марсис тоже накинулись на угощение и, через несколько минут, насытившиеся, они почти засыпали за столом. Хозяйка улыбалась их беспечности и понимала, что в данный момент их победил бы даже никудышный волшебник, каким, в сущности, и был Манин. – Пойдемте, я провожу вас в ваши комнаты – предложила гостеприимная хозяйка и повела гостей через зал по огромному коридору. – Мой отец всегда хотел сына, – грустно произнесла она, – но мама родила меня. Может, поэтому я стала следующим Мистером Хи, преемником отца, после того, как он пытался сделать Манина своим преемником и своим сыном. Он пытался поженить нас. Нас, таких разных, Мэльфа и Лэрдку, но не смог меня заставить. – Хиль замолчала и печально улыбнулась, – вы сильно устали, поэтому все рассказы будут завтра утром, а сейчас спокойной ночи, – она остановилась и указала на три двери. На каждой висела табличка с именем владельца. Друзья, поблагодарив её за гостеприимство, вошли каждый в свою комнату. Марсианка побрела с печальными воспоминаниями обратно в зал. Ей нужно было приготовиться к предстоящей долгой беседе. Четвёртая глава. Рассказ Хиль Каждый вошёл в свою комнату и обнаружил огромную кровать, огромное зеркало и шкаф, а возле шкафа маленькую дверцу. Пройдя к этой дверце, они открыли её. За ней находилась огромная ванна, наполненная до краёв прохладной розовой водой. – Ах, какая прелесть, – вскричал каждый в своей комнате и погрузился в прохладу свежести. Приняв ванну, они легли на огромную кровать и тут же уснули. Усталость взяла своё. Так прошла ночь, и наступило утро, которое встретило их красивой музыкой, лившейся, казалось, из каждого уголка комнат. Собравшись в коридоре, они поделились своими впечатлениями и отправились искать зал. Хиль уже восседала в своём кресле и скучающе разливала ароматный напиток непринуждённым движением одной руки. – Доброе утро, – бодро произнесла она, повернувшись к гостям, – я надеюсь, вы хорошо отдохнули этой ночью? – вопрос был обращён к друзьям, и они все дружно кивнули в знак согласия. – Ну что ж, тогда прошу вас к столу. Сегодня у нас мисса и фрукт, который вывел мой отец. Это смесь марсианских фруктов: Яли, Гуи и Аби, он назвал его ЯГА по первым буквам каждого фрукта. Он очень полезен для истощённого организма и растёт даже в пустыне под палящим солнцем. – Мы благодарны вам за ваше гостеприимство. – Ещё раз поблагодарила Яйя и поклонилась за всех путешественников. – Не стоит, – багроветь стало привычкой у Хиль за эти сутки, – это я должна кланяться… – И всё же, – перебила её королева, – мы вам очень признательны и благодарны. Но нам хотелось бы услышать от вас рассказ обо всех злоключениях Манина. – И у меня есть вопрос, – прохрипел Марсис, тоже почему-то побагровев. – О, я даже знаю о чём, – улыбнулась Хиль, – я всё вам расскажу за столом, поэтому прошу всех садиться, – гости быстро расселись, и хозяйка башни начала свой рассказ. – Я никогда не видела свою маму, отец рассказывал, что она умерла, когда мне было чуть больше года, она была красивой марсианкой. Он встретил её в пустыне, когда она собирала огненный песок, и полюбил её, хотя полюбил он её намного раньше в своём видении. Вначале она испугалась моего отца, всё-таки он был ей незнаком, да и все считали его чем-то вроде злого колдуна. Но, немного пообщавшись с ним, она тоже полюбила его. Она постоянно стала наведываться к нему в пустыню и в один прекрасный день осталась у него навсегда. Через пару лет на свет появилась я. Мои родители были счастливы. Мама знала, что отец хочет мальчика, и попыталась родить ему ещё одного ребёнка, но она была слишком хрупкой и умерла, рожая второго ребёнка. Мою маму звали Мабель! – Хиль посмотрела на Марсиса, давая ему понять, что это и была подруга его матери. – Вторым был мальчик – мой брат, но он родился мёртвым. Отец был вне себя от горя, он винил себя за то, что хотел больше того, что имел. Он оплакивал маму даже перед своей смертью. И вот тогда, после смерти мамы, он всю свою любовь и знания отдал мне. Мне тогда было около двух лет, когда он принялся за моё обучение. Во мне текла его кровь, поэтому я схватывала все искусства магии на лету. Мне было интересно и легко. Я любила экспериментировать, изучать и просто слушать отца. Когда я выросла, я знала всё то, что знал мой отец и даже больше, ведь в отличие от него я экспериментировала гораздо чаще, наверное, потому что была жутко любопытной. Я ставила опыты на всём, что мне было доступно. Отец любил меня и был доволен моими успехами. Но всё хорошее когда-нибудь заканчивается, вот и наша счастливая, безоблачная жизнь закончилась с появлением Манина… – Хиль остановилась и грустно посмотрела невидящим взглядом куда-то вдаль, словно именно там она увидела клочок прошедшей жизни. – Как-то поздним вечером отец пришёл домой из своих недельных прогулок по пустыне не один, он нёс на себе неизвестного гостя, этот неизвестный, Манин, был измождён пустыней. Он был очень худой, кожа его потрескалась от раскалённого солнца и сильно обгорела, одежда свисала лохмотьями, он еле шевелился, по его словам он провёл в пустыне около месяца без питья и пищи. Отец восхитился стойкости марсианина, тем более Мэльфа, который, по словам отца, не был ни к чему приспособлен. В одно мгновение он решил сделать его своим сыном и учеником, о чём не замедлил высказаться вслух. Манин сразу оживился, что-то очень злое промелькнуло в его глазах. Но всё же нам с отцом пришлось хорошо постараться, чтобы привести нашего гостя в нормальный вид. Несколько недель ушло на его лечение, откармливание и восстановление сил. А потом началось обучение; конечно, он не был прирожденным волшебником, но он был очень любопытным, добросовестным и самое главное настойчивым учеником. Отец радовался даже самым незначительным успехам своего ученика и всячески уговаривал меня принять предложение Манина и выйти за него замуж. Я отказывала, отказывала всякий раз!.. Тогда отец рассердился на меня, но родное чадо всегда дороже чужого. Прошло три долгих года и только тогда отец понял, для чего обучается всем искусствам магии Манин, но было уже поздно. Наш гость знал достаточно для того, чтобы делать сносные заклинания, хотя недостаточно для сильных заклинаний и смертельных заговоров. Отец тут же объявил Манину, что не желает больше обучать его и тем более видеть его моим мужем и своим сыном. Мэльфиец очень разозлился, но, ехидно улыбнувшись, сказал, что он знает все, что ему нужно, и пошёл прочь. В этот же день отец рассказал о своём видении и о вас. Он передал мне все свои силы волшебника посредством простого благословения и стал обычным марсианином без магических способностей, хотя нет… не обычным! Ведь он был потомком марсианского духа Хи! – гордость светилась в глазах волшебницы – Этот дух вселился в тело нашего прародителя, полюбив Лэрдку много столетий назад, но, так как он не был принят племенем, то ему пришлось поселиться в пустыне вместе со своей возлюбленной. Все свои силы и свою магию он передал сыну и ушёл вместе со своей любимой в недра Марса. Отец говорил, что дух нашего предка, первого мистера Хи, всё ещё оберегает нас! – девушка грустно улыбнулась и продолжила рассказ, – Итак, отец передал мне все свои магические способности, но всё же он мог колдовать, колдовать как обычный марсианин, наделённый толикой магии. Отец предупредил меня, чтобы я спряталась где-нибудь, когда придёт Манин. Много позже я поняла, что отец обещал свои силы передать своему ученику и раскрыл ему способы передачи сил магии. Манин стал бы сильнейшим волшебником, в него бы переселился дух нашего предка. Я тоже знала, что все силы переходят от волшебника к волшебнику либо через смерть, либо через благословение. Когда через пару месяцев Манин пришёл к нам в башню, он ещё не знал, что отец благословил меня своей силой, то есть попросту передал её всю до капли мне, тем самым, сделав меня Мистером Хи. – Самым могущественным волшебником. Манин подкараулил отца возле нашей башни, когда отец как обычно пошёл на свою недельную прогулку и вонзил в его сердце нож, да не просто нож, а заговорённый, превращающий свою жертву в пепел, который тут же подхватил ветер и разнёс по пустыне. Он… – воскликнула Хиль, смахнув одинокую слезинку, – он не дал даже проститься с отцом. – Лицо волшебницы побледнело и стало прозрачно розовым, казалось, она вот-вот упадёт в обморок, но всхлипнув, она провела рукой по лицу, тем самым убирая грусть и воспоминания. – Я всё ещё не могу понять, откуда он взял этот нож. Сам он не смог бы заговорить оружие, у него не было ТАКИХ способностей. – А что было дальше? – полюбопытствовала Яйя, – вы отомстили за отца? Или?.. – А дальше, – Хиль улыбнулась маленькой звёздочке, – Манин вошёл в башню, потому что знал, как открывается проход. Он искал меня. Я внутренним взором видела все, что происходило снаружи. Я стояла здесь в этом зале. Я ждала, когда Манин войдёт ко мне и узнает, что не он стал самым могущественным, а я, но что-то внутри меня заговорило, предупредив, что выдавать этот секрет пока не стоит. Долго ждать мне не пришлось. Манин вошёл в зал и улыбнулся. «Здравствуй, моя суженая – произнёс он, – Я пришёл за тобой!» Я промолчала в ответ, тогда он продолжил: «Эта башня больше не будет нашим домом, я ненавижу пустыню, теперь мы будем жить в долине Мэльфов!» Я улыбнулась ему и ласково попросила остаться здесь ещё на одну ночь, чтобы я смогла проститься с этим местом и собрать свой невеликий скарб для переезда в новый дом. Он согласился, ведь он думал, что я не посмею перечить самому могущественному волшебнику. Я постелила ему в опочивальне моего отца, и как мне не было трудно, улыбалась ему. Когда часы пробили полночь, я вошла к нему в спальню. Он крепко спал и ничего не подозревал. В детстве меня отец учил заклинаниям отвергнутой смерти, и в эту ночь я применила именно их. Боль пронзила всё его тело. Манин очнулся, но было уже поздно, его руки отделились от тела и взмыли в воздух. Он закричал, пытаясь вспомнить самые страшные заклинания, для того чтобы убить меня. И вот тут-то я ему призналась, что отец благословил меня своей магической силой, и именно я стала Мистером Хи. Его руки начали тлеть и, наконец, рассыпались прахом. Затем отделились ноги и с ними произошло тоже самое. Крик боли, страха и отчаяния разрывали его тело на куски, но он оставался живым, поддерживаемый моими заклинаниями. И, наконец, я вырвала его душу. Я отправила её скитаться в огонь Марса, в самое пекло, к могучим Арсам, которые очень медленно пожирают душу, продляя муки боли и страдания. А тело отдала на съедение небесным Грюмам. – Грюмам? – Яйя недоумевала, – а кто это? И кто такие Арсы? – Грюм – огромная птица с пастью звёздного дракона и лапами звёздного льва, и как не странно она не красного, а серого цвета – цвета смерти на Марсе. Арсы – демоны, живущие в недрах планеты и пожирающие души тех, кто отправлен к ним на вечные муки – они кроваво-чёрного цвета. Они пожирают душу, оставляя совсем маленький кусочек, который к утру вырастает только для того, чтобы его съели заново. Но сейчас не об этом, – королева посмотрела на хозяйку башни, – продолжайте. – Собственно я вам рассказала всё – растерянно произнесла Хиль, – правда, это страшное заклинание лишило меня магии на три долгих года, но это стоило того. – Да, но всё же я не могу понять, как вы узнали о нас, даже если ваш отец видел вещие сны или видения. – Марсис засмущался, – как такое возможно? – О… – произнесла Хиль более весёлым голосом, – совсем просто, у отца был дар «взгляд в будущее», – таким образом он мог видеть то, что произойдёт спустя сколько-то лет или дней, но этот дар непредсказуем, он является к нам только когда хочет показать что-то важное, по-настоящему важное. Вот и в тот день отцу было видение, что вы явитесь сюда, чтобы избавить два племени Марса от волшебства Манина. Папа очень точно вас описал, рассказал, кто вы и что собой представляете, он даже сказал, что Марсис станет моим… – зажав рукой рот, Хиль охнула и побагровела. – Кем? – полюбопытствовала звёздная Яйя, – ну скажите, – умоляюще попросила она, – пожалуйста. – Сцепив руки в умоляющем жесте, она посмотрела в глаза Хиль, состроив самую невинную гримаску. – Я не могу, – совсем тихо произнесла хозяйка башни, – но могу сказать, что ваше путешествие увенчается успехом везде, где бы вы не побывали. И ещё… – засмущавшись, Хиль добавила, – Я хотела бы полететь с вами, если вы не против, – и опустила глаза долу. – Я думаю, нам не помешает волшебница, – багровея, произнёс Марсис, ему очень понравилась Хиль ещё при первой встрече, а сейчас она казалась ему верхом совершенства. – Ведь так? – он обернулся к Мег, которая не могла оторвать от него удивлённого взгляда. – Д-да, – икнув, произнесла оторопевшая королева, – я тебя впервые в жизни вижу таким смущенным – зашептала она ему и ободряюще подмигнула, улыбаясь своей самой обворожительной улыбкой. – Ой, – воскликнула Яйя, – чуть не забыла, нам нужна ваша помощь. Вы сможете расколдовать племя Мэльфов и Мликанов? – и умоляющий взгляд звёздочки рассмешил Хиль. – Ну конечно я вам помогу! – воскликнула волшебница, радуясь, что теперь у неё есть друзья, с которыми можно не только поговорить, но и отправиться в долгий удивительный путь – на другие планеты. – У меня всё готово для нашего путешествия – добавила она. Хиль была счастлива, что дождалась своей судьбы и благодарила всех богов и создателей за своё долгожданное счастье. Друзья ещё долго обсуждали, что и как нужно сделать, а взгляды Марсиса и Хиль постоянно пересекались, что приводило их в неловкое замешательство. Королева уже поняла, что эти двое явно неравнодушны друг к другу, вернее влюблены. Яйя смеялась над их тайными охами и взглядами, пока ещё недопонимая всего происходящего, ведь для неё тема любви была ещё не только непонятна, неизвестна, но и запретна. Строгая, но добрая нянюшка запрещала ей общаться с противоположным полом, не считая разве только мальчишек намного младше её. Нянюшка говорила, что звёздочка ещё маленькая и ей рано даже думать о мальчишках, тем более о любви!.. Из пустыни путешественники решили добираться по потайному ходу под песком, самый первый Мистер Хи прорыл большой туннель, который выходил как раз к звездомобилю. Так наши друзья отправились навстречу с обитателями Марса, к двум живущим здесь племенам… Навстречу своей судьбе, навстречу испытаниям, навстречу своему счастью и взрослению… Пятая глава. Два племени Четверо путешественников остановили звездомобиль в долине Мэльфов. Именно здесь им предстояла тяжёлая работа. Нужно было найти все камни и валуны, в которых дышит марсианская жизнь. Отправной точкой решили считать ущелье горы Мариус. Подбирая каждый камень, друзья рассматривали их, приходя к тому или иному заключению. Если им казалось, что это один из Мликанов, то они бережно откладывали их к ущелью, а обычные камни оставляли на месте. Так они перебрали все камни и валуны в долине и вокруг горы. – Всё, с камушками закончили, – устало произнесла Яйя, утирая со лба капельки серебристого пота, – теперь пойдём к кустарникам. – И решительная звёздочка хотела отправиться к ближайшему кусту. – Нет, – остановила её Хиль, положив последний камень, – вначале нужно расколдовать этих, а потом тех, кто обращён в кустарники. – Друзья кивнули в знак согласия и отошли в сторону. Ночь открыла свои объятия, когда Мистер Хи начертила шестигранник возле камней и начала свой маленький ритуал. Она встала в шестигранник, вскинула руки вверх и начала бубнить какое-то заклинание. Никто ничего не понял, но через несколько минут камни начали расти и принимать облик Мликанов. Первым ожил совсем маленький ребёнок и заревел, разрушая ночную тишину. Следом за ним ожило ещё несколько марсиан. Так перед самым рассветом Хиль оживила всех Мликанов. Все радовались и ликовали. Все благодарили великую Хиль или Мистера Хи, как её теперь называли Мликаны. Мли – король, – и Маль – королева Мликанов – подбежали к звёздной королеве и сердечно с ней поздоровались, они ещё долго вспоминали своё прошлое. – А где ваш сын? – спросила у них Яйя, прерывая их воспоминания, ей не терпелось увидеть того, кого хотели заколдовать и из-за кого впоследствии пострадало всё племя. – И правда, – встревожились король и королева, – где он? Все задавались вопросом, почему среди них не оказалось принца Кана, но тут все увидели милого мальчика, сидящего возле неказистого кустарника. Он сидел и плакал, повторяя всего одно слово: «Мэль». Хиль подошла к мальчугану и, приобняв его, начала утешать. – Всё будет хорошо, маленький принц, – говорила она тихим спокойным голосом, – придёт ночь, и я их расколдую. Нужно только дождаться ночи. Ночь вершит чудеса. И это чудо я совершу для тебя, но только ночью. Именно в полночь злой Манин сотворил свой чёрный ритуал, именно в полночь надо начать белый ритуал перерождения. Маленький принц внезапно обнял волшебницу и радостно побежал к своим родителям. Он поверил тихим, уверенным словам незнакомой марсианки и великой волшебницы. Весь день Мликаны радовались своему счастливому превращению и благодарили четверых друзей, угощая их фруктами и напитками. А в полночь Мистер Хи опять начала своё волшебство. Она нарисовала три круга, соприкасающихся друг с другом, в виде треугольника и начала свою ворожбу. Высоко вскинув свои руки, она запела красивую мелодию. Зачарованные Мликаны стояли очень тихо неподалёку. Они не мешали, они ждали освобождения своих друзей. Песня резко оборвалась и Хиль взлетела высоко в небо, там она закружилась в вихре дикого танца. Звёздная королева, Марсис и Яйя любовались красотой заклинания. Медленно опустившись в середину кругов, волшебница закрыла глаза и прошептала первое слово «Очнитесь!», первый круг отделился от земли и прозрачной пеленой окутал кустарники, которые медленно начали принимать форму Мэльфов, второе слово «Оживите!» и второй круг розовым сиянием накрыл первый. Мэльфы открыли глаза и начали дышать. Хиль произнесла последние слова «Мир вам!» и третий круг багровым пламенем сжёг остатки прошлой магии, а Мэльфы начали ходить, улыбаться, обнимать друг друга и поздравлять с освобождением. Маленький принц Кан бросился к прекрасной принцессе Мэль и заключил ее в объятия. Королева Финна обнимала королеву Маль, а король Мли обнимал короля Фана. Все были счастливы. Этот день стал для них самым главным в их жизни – днём рождения обоих племён. Этот день отныне считался самым важным в жизни каждого марсианина – днём освобождения от злых чар. Обессиленная Хиль упала на колени, из её носа стекала тоненькая струйка огненной крови. Марсис подбежал к ней и, взяв её на руки, понёс в свой неказистый полуразвалившийся дом. Мега и Яйя отправились следом. Никто и не заметил их исчезновения. Все были поглощены своим счастьем, своей свободой!.. В домике Марсис осторожно положил свою возлюбленную на кровать, и сел рядом, взяв её за все четыре руки. Яйя и Мега остались стоять в стороне. – Со мной всё в порядке, – слабо улыбнулась волшебница, – это всего лишь моя работа. – Она прикрыла глаза от усталости. – Но ты стала очень слабой – встревоженный марсианин не находил себе места, сидя рядом с Хиль. То он гладил её по руке, то подносил её руки к губам и начинал их целовать, не обращая внимания на остальных. Все его чувства вышли наружу, и окружение больше не волновало его. Он любил и переживал за свою любимую – это было главным для него в этот момент! – Я слегка не рассчитала свои силы, – тихо прошептала девушка, – и мне нужно чуть-чуть отдохнуть, выспаться. Вот и всё. Просто я не знала, что отец успел рассказать Манину о магии отката. – Глаза оставались закрытыми и голос был еле слышен, но Хиль улыбалась. – Магия отката? – удивилась Яйя, она не понимала, о чём идёт речь. – Да. Это когда сверху заколдованных существ или предметов набрасывают невидимую сеть, которая лишает волшебника всех сил на какой-то отрезок времени, что даёт преимущество другим магам, ведь беспомощного мага проще убить. Эта сеть будет действовать недолго в данном случае всего одну ночь… – и маленькая марсианка уснула, так и не договорив до конца фразу. Усталость взяла верх над телом и разумом. Марсис, Мега и Яйя укутали Хиль несколькими покрывалами и тоже устроились на ночлег. Утро встретило их вкусными ароматами, исходящими откуда-то с улицы. Стук в дверь окончательно разбудил друзей и Марсис отправился открывать двери своего дома. На пороге стояли Кан и Мэль, маленькие принц и принцесса, в руках они держали разные вкусности и искренне улыбались. Они были счастливы. – Это вам от наших родителей, подкрепитесь, – пропел мелодично принц и низко поклонился, как в танце. – И мы ждём вас сегодня на наш общий праздник, – робко моргнув, добавила принцесса и в точности повторила движения своего обожаемого принца. – Спасибо, – улыбка Марсис заставила детей побагроветь, – мы непременно придём, – добавил он, – и ещё передайте, что звёздная королева рада снова встретить своих друзей, – добавил он и подмигнул ребятишкам. Принц и принцесса, взявшись за руки, побежали рассказывать новости. А Мега, Яйя, Марсис и Хиль позавтракали принесёнными вкусностями и решили немного принарядиться для праздника. Маленькая Яйя принесла из звездомобиля и надела своё любимое платьице, которое переливалось всеми оттенками синего. Мега нарядилась, как настоящая королева, – в голубое платье с вышитыми на нём мерцающими звёздами, а поверх накинула сияющую синюю мантию. На голове королевы сверкала золотая корона с алмазной звездой. Марсис надел свой новый красный костюм, на кармашек которого Хиль добавила маленькую розовую звёздочку. Марсис сиял от счастья. А волшебница надела розовое платье и алый плащ, в тон своим новым туфелькам. Красивые и счастливые, друзья отправились на праздник в честь освобождения из волшебного плена Мэльфов и Млеканов. Два племени окружили долину и наперебой пересказывали чудеса их превращения. Короли и королевы восседали на своих тронах в центре прекрасной долины, которая изменилась всего за одну ночь. Теперь здесь цвели миссовые прутики, красивые алые цветочки и большие бордовые деревья-гиганты. Дети стояли рядом с родителями, и все улыбались, они были безмерно счастливы. – Подойдите к нам! – попросили друзей короли и королевы. Четверо путников приблизились к трону. – Жители долины, слушайте! – воскликнула королева Финна, – эти четыре странника спасли нас и наших детей от вечных мук в образе валунов и кустарников. И мы… – сделав театральную паузу, Финна продолжила, – мы благодарны им. Но что такое слова? Ничего! Пустой звук. Поэтому мы решили наградить их по-королевски. Может, наши дары не будут столь богатыми, как это может показаться, но кто знает, вдруг они пригодятся им в дальнейших странствиях… – и королева хлопнула три раза в ладоши. Маленький, худенький марсианин вынес небольшую коробку на середину долины и отдал её своей королеве. Финна открыла крышку и вынула маленький кусочек кровавой древесины. – Этот предмет я хочу вручить Марсису, – помпезно произнесла королева, – кусочек кровавой древесины от дерева жизни, которое погибло много веков назад оттого, что никто не верил в него. Я думаю, ты найдёшь ему применение. – Сверкающая улыбка королевы покоряла всех вокруг, но для Марсиса существовала только Хиль. Как истинный добропорядочный марсианин он поблагодарил королеву от всей души за столь щедрый дар. – Мистер Хи, – произнесла королева Мли, – для тебя у меня есть особенный дар, – она достала серую чашу, невиданное для этих мест исключение. – Серая, – зароптали все, – она серая, не красная и даже не кровавая. Это не наш цвет! – ропот усилился, – это цвет дьявольских Грюмов, цвет смерти… – Шёпот пронёсся по рядам марсиан, вокруг поднялся гомон. – Молчать! – негромко воскликнула Мли и народ, услышав её, сразу же прекратил роптать и приготовился слушать дальше. – Итак, это чаша возврата умерших душ, но она возвращает их только на один час. Возьми её, Хиль, вернее, Мистер Хи, и помни: чашу можно использовать только один раз. А потом она станет обычной красивой чашей для напитков, – Хиль преклонила колено и поцеловала край платья королевы Мли. – Звёздная королева Мега, наша любимая подруга и повелительница, мы склоняемся перед тобой. И мы не можем одарить тебя чем-то необычным, ты сильнее нас и богаче нас, ты повелеваешь не только нами и нашей красной планетой, но и всеми остальными населёнными и ненаселёнными планетами нашей вселенной. Ты повелеваешь всей вселенной. Но… И для тебя у нас есть скромный дар, – Финна достала из коробочки небольшую розовую палочку, – это не простая палочка – это скипетр правды, если ты не веришь кому-то, возьми этот скипетр в руки и взмахни им в сторону того, кому не веришь, и он не сможет больше врать, он выложит тебе всё как на духу, сам не понимая, что говорит! Королевы обнялись и неожиданно расплакались, но народ ликовал, и это ликование поддерживали путешественники. – Малышка Яйя, хотя для нас ты уже не малышка, наши дети в твоём возрасте уже имеют собственных детей… – завораживающе улыбнулась королева Мли и подмигнула звёздочке, – тебе мы дарим алый плащ силы, который наделит тебя огромной несокрушимой силой. Ты сильная внутренне: духом и разумом, а плащ поможет тебе обрести силу внешнюю. Но будь осторожна: огромная сила несёт за собой некоторые последствия, поэтому это огромная ответственность, – серьёзно предупредила королева Мликанов, – помни об этом всегда! – Берите дары и помните о нас! – сказали оба короля. Маленькая звёздочка последняя приняла дар как большую драгоценность и расцеловала всех четверых венценосных марсиан. После вручения даров началось грандиозное представление: фокусы, клоунада, жонглирование, песни, танцы, а в заключении красивый салют из красных мерцающих ракет. В этот день наши друзья прощались с жителями Марса, чтобы лететь дальше в неизвестность. На другие планеты, где, возможно, они встретят новых друзей, или новые впечатления затопят их в мире счастья. Марсис и Хиль решили, во что бы то ни стало вернуться на родную планету, в родные края, вот, правда, они ещё не договорились, где остановятся: в неказистой полуразвалившейся лачуге Марсиса у могучей горы Мариус или в песочной башне посреди бескрайней пустыни. Шестая глава. Венера Полет на Мегаплане завершился приземлением на планету Венера. Возле барьера вокруг планеты королева Мега снова произнесла: «Именем Мега звезды заклинаю…», и Мегаплан удачно пролетел сквозь серебристо-золотистые сполохи. – О как приятно побывать на золотой планете любви! – воскликнула Мега. – На планете любви? – переспросила Яйя. – Да! – буркнул Марсис, – эта планета так прославилась своей нежностью и любовью ко всему живому, что теперь зовётся планетой любви, а не Венерой. Хотя я не считаю их такими уж любвеобильными. – А ты здесь был? – в унисон воскликнули Хиль и Яйя. – Да, – недовольно пробурчал марсианин, – в предыдущий полёт со звёздной королевой. – Посмотрев на Мег, он добавил, – я тогда был только здесь, на Венере, дальше не полетел, вернулся к себе на Марс, – уж больно здесь сладко да гладко на вид, а на самом деле… – Марсис, посмотрев на Мег, не договорил фразу. – Но здесь мы будем недолго, – с грустью произнесла звёздная королева, даже не обратив внимания на саркастический тон Марсиса. – Почему? – удивилась маленькая звёздочка. – Да потому что все мы рискуем остаться здесь навсегда, – снова съязвил марсианин. – Здесь все только и делают, что любят, любят и любят. И мы тоже окунёмся в их омут любви, и будем там плавать, пока кто-нибудь нас не спасёт. А наша цель – Земля! – Марсис хмуро посмотрел на свою королеву, – и зачем мы только сюда прилетели, – пробурчал он. – Марсис, не ворчи! – улыбнулась Хиль. – ты же знаешь, что Яйя должна увидеть все свои владения, чтобы в дальнейшем она смогла хорошо править всеми нами! Ведь так, ваше звёздное величество? – спросила она у Мег. – Да нет! – воскликнула Яйя, – Я ещё маленькая и сияю очень плохо, а королева ищет самую яркую звёздочку. – Наивность Яйи очень понравилась всем, но они только улыбнулись в ответ, а Яйя так и осталась моргать, не понимая, почему все в ответ только мило улыбаются, но ничего не говорят. Уж слишком часто её называют преемницей, а это ей казалось уж очень подозрительным! – Итак, – сказала звёздная королева, – мы приземлились недалеко от города любви Эддам, там раньше правила королева Мид, а сейчас, скорее всего, правит кто-то из её детей, к сожалению, я их не знаю, но… – подняв указательный палец вверх, Мега воскликнула, – нам всё равно нужно посетить этот город. А сейчас оглянемся вокруг. Как здесь мило и блестяще! Всё так и сверкает, переливается от белого до золотого! Конец ознакомительного фрагмента. Текст предоставлен ООО «ЛитРес». Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию (https://www.litres.ru/olga-kislova/zvezdochka/?lfrom=334617187) на ЛитРес. Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.
КУПИТЬ И СКАЧАТЬ ЗА: 60.00 руб.