Сетевая библиотекаСетевая библиотека

Алиса в стране пиратов

Алиса в стране пиратов
Алиса в стране пиратов Анна Новикова Что будет, если молодая девушка Алиса из Питера загадочным образом перемахнет на 300 лет в прошлое и окажется в атлантических водах на пиратском корабле? Ей удается сохранить свою жизнь в среде жестоких головорезов, стать помощницей образины кока, ключевой фигурой нескольких бунтов и получить благосклонность сурового капитана. Опасности и предательства, все прелести золотого века пиратства, риск на грани жизни и смерти. Вернет ли это Алису в 2017 год или ей придется уживаться в XVIII веке? Алиса в стране пиратов Анна Новикова Иллюстратор (коллаж на обложке) Анна Новикова © Анна Новикова, 2019 ISBN 978-5-4490-9224-3 Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero Ты научи меня слышать ветер, Что подгоняет твои паруса. Ты покажи после ночи рассветы, Что растворят моей смерти страх. Ты научи ценить каплю крови, Которую удалось в бою не пролить. Ты расскажи о свободе, о воли, Сохранив которую стоит прожить. Не оценив поцелуй на прощанье, Подари хотя бы свой взгляд. Пора начать нам морское скитание, Чтобы потом не вернуться назад. Я подготовлю для пушек снаряды, Я посмотрю туда, куда ты. Я надеваю из тины наряды, Только прошу, без меня не плыви. Восемь узлов и склянки пробили, Смена на вахте, теперь мой черед. Кругом только море, семь футов под килем. Курс зюйд-зюйд-вест. Полный вперёд! Часть 1. В море Глава 1. Неудачное утро Звук раздавался как из трубы, постепенно нарастая. Что это? Кто стучит? Алиса приоткрыла глаза, но сквозь пелену ничего не разглядела, кроме яркого света и нечетких силуэтов. Кто-то рывком поднял ее и, держа под руки, куда-то потащил. Доносились крики и звонкий лязг металла. Остальное выделить из общего гамма не удавалось. Да что происходит? – Капитан, – послышалось слева над ухом, – смотрите, какой сюрприз! Алиса наконец проморгалась. Перед ней стоял высоченный, широкоплечий, загорелый мужчина с взглядом сурового дровосека. На лице блестели капли крови, а грудь часто вздымалась. – Отведите ее в трюм, – прохрипел он. – Потом разберемся. – Есть! Девушку по-прежнему держали под руки. Ноги заплетались, приходилось то и дело ее подхватывать. – Че, ходить разучилась? – сказал голос с правой стороны. Это оказался коренастый мужчина с грязной повязкой на волосах и длинным шрамом на левой щеке. Алиса перевела взгляд на того, что держал ее за левую руку. Поджарый и тоже загорелый парень скалился щербатым ртом и каждые пару шагов сплевывал. Кажется, кровью. Перед глазами картинка стала еще четче. Какие-то люди в странной одежде бегали туда-сюда, а под ногами – что это? Море? – Давай иди! – прохрипел Щербатый рот. – Куда?! – вырвалось у Алисы. – Вперед, дура! Под ногами оказалась узкая доска, проложенная между двумя бортами. Бортами кораблей. Алиса неуверенно засеменила и спрыгнула, а лучше сказать, свалилась на палубу. – Ноги совсем не держат? – послышалось над головой. Ее снова поставили на ноги и потащили за собой. Алиса крутила головой. Да что происходит? Пока она пыталась сфокусировать взгляд, под ногами вдруг оказалась пустота. Ее швырнули в темный подвал и захлопнули крышку. Больно ударившись локтем, Алиса попыталась подняться. Но не тут-то было – головокружение не позволило этого сделать. Девушка полежала немного и старалась успокоиться. Пока встать не удавалось, она прислушивалась, присматривалась и принюхивалась. Пахло сыростью и чем-то резким, будто скисло что-то. Глаза наконец привыкли к темноте. Теперь было видно, что помещение небольшое с низким потолком. На деревянном полу отражались полосы света, льющиеся сквозь щели в стене и потолке. Алиса несмело приподнялась на локтях и прислонилась к стене. Неприятно холодило спину, а левую руку саднило. Пальцы на правой руке ощутили что-то мягкое. Резкая боль отрезвила девушку. – Ай! – вскрикнула она. – Что за хрень?! Алиса поднесла руку к глазам – из указательного пальца сочилась кровь. Кто-то прыгнул ей на ноги и стал обнюхивать. – Фу! Пошла вон! – дернула ногой Алиса. Крыса заскребла когтями по дощатому полу и больше не предпринимала попыток пообедать незнакомкой. – Да где я, черт возьми? – прошептала Алиса. Она медленно поднялась, чтобы не стукнуться о низкий потолок и подошла к стене. То, что она увидела сквозь щели, не укладывалось в голове. Окровавленные оборванцы (а как их еще назвать?) сновали по палубе корабля. Какой-то парень в грязной рубахе пырнул ножом тучного мужчину в живот, пнул, и тот, раскрыв рот в немом крике, повалился на спину. Несколько парней перебрасывали небольшие деревянные бочонки друг другу – с одного корабля на другой. – Чего ты там возишься? – кто-то крикнул над головой Алисы. – Живее давай! Алиса аж присела от неожиданности. – Отчаливаем! Руби канаты! – гаркнул тот же голос. – Руби канаты! – послышалось с разных сторон. – Отчаливаем? – прошептала Алиса. – Я что и правда на корабле? Что-то защекотало щиколотку. Девушка охнула и чуть не упала. Проклятая крыса, чтоб тебя! Все еще не веря в происходящее, Алиса потерла лоб и поморщилась – мерзкий запах исходил от ее рук. Брезгливо оттирая их, она присела на корточки и пыталась соединить все увиденное и услышанное в одно целое. Утро не задалось с первой минуты, когда телефон свалился за диван. Назойливое пиликанье будильника длилось дольше обычного. А потом что? Суетливые сборы на работу, поганое чувство тошноты, кошка рассыпала корм, ключ чуть не застрял в замке. Уже на полпути к метро вспомнилась флешка с проектом, которая так и осталась в ноутбуке. Вернулась домой, поковырялась с замком, а что дальше-то было?.. Внезапная качка сбила с толку. Отчаливаем? Итак, что мы имеем? Какие-то страшные оборванцы устроили резню. И кажется, обокрали корабль. Ах да, я же на корабле. Да как такое возможно? Я так сильно ударилась головой, что теперь мне все мерещится? Неплохая такая игра разума. Хоть книгу пиши. Крысы, сырость, а еще качка. Надеюсь, у меня нет морской болезни. И все же – я что правда на корабле? Так она размышляла, казалось, целую вечность. Крики прекратились, а вот топот все еще слышался. Мысли сжались в кучу, как и ее черные волосы. Распутывать их (волосы то бишь) грязными руками – не лучшая перспектива. Так что Алиса поджала ноги и старалась дышать ровнее. Как там учитель по йоге заповедал? Вдыхайте и визуализируйте, будто в вас входит божественный свет. И выдыхая, визуализируйте, будто из вас выходит черный дым нечистот мыслей и хаоса эмоций. Вдыхаю, вижу божественный свет… Божественный свет снова чуть не ослепил Алису. В подвал заглянул мужчина, кажется, все тот же Щербатый рот. Подхватил Алису и прикрикнул: – Живее давай, тебя капитан хочет видеть. Алиса последовала за грубияном. А как можно назвать мужика, который не то, что здрасьте-пожалуйста, так еще до боли стискивает ее плечо? – А нежнее можно? – дернулась Алиса. – Я и сама идти могу. – Ой-ой-ой, – передразнил Щербатый рот. – Иди давай, капитан не любит ждать. Щас будет тебе понежнее. Он подтолкнул ее, но хватку ослабил. Алиса заметила, что головокружение отпустило, да и ноги живее стали. В теле ощущалась бодрость, будто в ледяную воду окунулась. Может это и есть действие адреналина? Щербатый рот распахнул очередную дверь и снова подтолкнул в спину: – Доставлено, капитан, как вы и велели. В ответ не было ни слова, но Щербатый рот как по команде сделал пару шагов назад и прикрыл за собой дверь. То, что увидела Алиса, граничило с фантазией из приключенческих романов и ранее виденных ею фильмов о пиратах. Перед ней стоял длинный стол из темного дерева, кое-где с облупившимся лаковым покрытием. Справа у стены стоял высокий шкаф, забитый книгами и торчащими то ли свитками, то ли просто скрученными пожелтевшими листками бумаги. У противоположной стены, была еще одна дверь, бог знает, куда она вела. На краю стола сидел худощавый мужчина с черными вьющимися волосами и тоненькими усиками, больше похожими на две нитки. Кожа его была дряблая, как после оспы. Его карие, почти черные глаза с любопытством разглядывали Алису. Она перевела взгляд на другого мужчину, который сидел, закинув ноги на стол. Им оказался тот «дровосек» с уже запекшейся на лице кровью. Он нарезал яблоко и ел дольки прямо с ножа. У Алисы снова подступила тошнота к горлу – кровь на щеке и тут же еда, фу! – Сядь, – кивком головы указал «дровосек» на стул, что стоял в паре метров от Алисы. Несмело сделав несколько шагов и все еще озираясь, Алиса уселась на стул с резной спинкой и отметила, что он непривычно широкий, да еще с гладкими подлокотниками. Да уж, Икея отдыхает. – Кто ты? – прохрипел мужчина, отрезая очередную дольку яблока. Алиса открыла рот, но ответила не сразу. Ее удивление настолько захлестнуло сознание, что удалось лишь выдать: – Я… эээ… я… Мужчина требовательно приподнял бровь. – Алиса, – тут же исправилась девушка. – И все? – Эмм… – Алиса забегала глазами. – Меня зовут Алиса Лазарева. И я… эмм… Где я? Мужчина прищурил глаза и склонил голову: – А на что это похоже? – Думаю, на пиратский корабль, – ответила девушка. – Только мне до сих пор в это не верится. – И помолчав, добавила: – Это что правда пиратский корабль? – Капитан, – произнес худощавый, который до этого так и сидел на краю стола. – Думаю, наша гостья еще не оправилась от шока. Может стоит… – Что ты делала на торговом корабле? – перебил его капитан. Алиса захлопала глазами: – Где? На торговом корабле? Капитан нахмурился, положил яблоко на стол и посмотрел на девушку так, что у нее прошел мороз по коже: – Если ты еще не поняла, то вопросы здесь задаю я. И прежде чем повторять как попугай, подумай хорошенько. Этот взгляд подействовал отрезвляюще. Алиса не любила хамство и уж тем более мужланов, которые демонстрировали свое превосходство над женщинами. Она изменилась в лице, выпрямила спину и ответила уже твердым голосом: – Тогда раз вы здесь такой главный, может представитесь? Казалось, мужчина сейчас убьет ее. Положение спас Худощавый: – Это капитан Джаред Гримм. Алиса сначала не расслышала, а когда поняла, то чуть не расхохоталась. – Ахах, ну-ну, конечно, – с улыбкой заговорила она. – Капитан? Ну даете, шутники. Капитан с Худощавым переглянулись. Алиса же, не обращая на это внимания, хохотала еще больше. – Так это что? Розыгрыш или очередная игра-квест в пиратском стиле? Должна признать, поработали вы знатно. Похищение, корабли, резня – выглядело правдоподобно. Алиса расслабилась и уже скептическим взглядом одарила мужчин. – Да, видимо, у нашей новой спутницы не только шоковое состояние, но и с головой не все в порядке, – сказал Худощавый. Капитан нахмурился еще больше и терпеливо молчал. – Ну даете, ребятки! – не унималась Алиса. – Это же надо было все так устроить. По вам Голливуд плачет – такие кадры пропадают. Сам Джаред Гримм, – наигранно грозно произнесла девушка. – А вы поди, – указала она пальцем на Худощавого, – квартирмейстер? Мужчина сдвинул брови и коротко ответил: – Да. Зак Резнор. Алиса расхохоталась и оперлась руками на стол. – Ну красавцы, – переводила она взгляд с одного мужчины на другого. Немая сцена затянулась на несколько секунд. Как вдруг капитан с силой воткнул нож в столешницу и придвинулся ближе. Его взгляд был настолько правдоподобным, что Алиса почти поверила, что перед ней настоящий пират, а не актер. – Итак, у тебя есть 10 секунд, чтобы рассказать мне все, что я хочу знать, иначе… – Отправлюсь на съедение акулам? – продолжила за него Алиса. Мужчина заиграл желваками. – Я, конечно, понимаю, что вы могли сильно повредиться головой, – затараторил Зак, – и тем не менее. Пока капитан не разрезал вас на куски как это яблоко, не могли бы вы, уважаемая Алиса, поведать, за каким чертом вы оказались на торговом судне, которое мы уже благополучно потопили? – Вот это да, – протянула Алиса. – Игра продолжается что ли? Ну ладно, – хлопнула ладонями по столу она, – давайте. Меня зовут Алиса Лазарева. И я понятия не имею, за каким чертом я там оказалась, и уж тем более не понимаю, как оказалась здесь. Но мне жутко любопытно, что тут происходит, поэтому отвечу на все вопросы. Просто задавайте их корректнее и яснее. – Вот видите, капитан, – кивнул Зак в сторону Алисы, – с женщинами нужно быть обходительнее. Тогда они на все пойдут. Алиса улыбнулась и с любопытством втягивалась в разговор. Нет, ну это же надо каких актеров подобрали! Интересно, что это за квест-игра такая? – Итак, продолжим, – сказал Зак. – Расскажите нам, откуда вы? – Из Питера, – коротко ответила она. А когда Зак нахмурился, пропела, – есть город на Неве-е-е… Что нет? Не знаете эту знаменитую песню? – Хватит! – рявкнул капитан. – Если ты сейчас не расскажешь, кто ты такая и что ты делала на том судне, я тебя отдам не акулам, а всей команде. Посмотрим, тогда, как ты запоешь. Веселиться расхотелось. Она сжала ладони, и ее посетила дурацкая мысль… Да ладно, неужели? Она погладила столешницу, подлокотники стула и внимательнее озиралась, бормоча себе под нос: – Нет, это невозможно. Так не бывает… Поверить не могу… Она дотронулась до засаленного пиджака Зака и ошарашенно посмотрела тому в глаза: – Это что не розыгрыш? Капитан с шумом выдохнул. – Но это же невозможно. Я, конечно, много баек читала и слышала, но это же… – она вскочила и подошла к шкафу с книгами. Тупо разглядывая их, она и сама не понимала, что ищет. – Какой сейчас год? – обернулась она. – Тысяча семьсот семнадцатый, – отчеканил Зак. – Нет, это невозможно, – в ее голосе появились нотки отчаяния. Она заметила пожелтевшую карту мира на стене, пощупала ее – нет, это невозможно так подделать. Да и изображение на карте отличалось от привычного ей. – Сядь, – сказал капитан. Или пора уже его признать Джаредом Гриммом? На непослушных ногах Алиса дошла до стула, опустилась на него и обхватила голову руками. – Так не бывает, – прошептала она. Гримм вынул нож и столешницы и покрутил его в руках. Это снова отрезвило Алису. Она глубоко вздохнула и начала: – Так ладно, хорошо. Если это все же не розыгрыш, тогда говорю быстро, пока вы… Меня зовут Алиса Лазарева. Я из Питера, хотя он называется Санкт-Петербург. И я вообще из две тысячи семнадцатого года. Я понятия не имею, как тут оказалась, и уж тем более не знаю, как перемахнула на три столетия назад. Зак с Гриммом переглянулись. – И ты думаешь, я тебе поверю? – спросил капитан. Мельком Алиса осознала, что теперь они поменялись ролями. На этот раз смеяться будут пираты. – Не думаю, конечно, но… Да вы посмотрите на меня, на мою одежду, – потянула он край своей туники, – обувь… У вас до таких материалов еще дело не дошло. У вас ведь все натуральное: из кожи, хлопка и льна. Или хотя бы взгляните на мой макияж и маникюр в конце концов! Хотя нет, на маникюр лучше не смотрите, – она стыдливо спрятала руки под столом. Ногти и правда были не самые шикарные, ну хоть ужасного облупившегося лака нет. Зак поерзал, пошевелил усиками и снова переглянулся с капитаном. Одежда у девушки и впрямь была нетипичной, можно сказать даже незнакомой. Полосатые черно-белые лосины, которые визуально удлиняли ноги, бесформенная темно-серая туника с непонятным рисунком. Обувь и вовсе черт знает что такое. Может это очередное странное веяние моды? – Ты думаешь, я тебе поверю? – повторил Гримм. – Звучит не очень правдоподобно. – Да знаю, – со вздохом ответила Алиса. – Но такое вроде как возможно, хотя и сама в это не очень-то верю. Перемещения во времени и пространстве – излюбленная тема для писателей-фантастов, для киносценаристов и режиссеров блокбастеров. Но на пустом месте такие байки не появляются. Да и сама я читала в каком-то журнале исследование о феномене временных петель. Дайте ручку и бумагу, я вам сейчас все объясню. Зак придвинул чернильницу и лист плотного пергамента пшеничного цвета. Алиса с восхищением его повертела в руках: – Вот это да… Я только в музеях такое видела, но подержать не доводилось, – она поймала недовольный взгляд капитана и опомнилась. Схватила перо из чернильницы и тут же пролила несколько капель на стол. Подавив свое желание стереть их, она принялась рисовать. Перо предательски скрипело и брызгало чернилами. – Да как вы этим пишете? – проворчала Алиса. Она нарисовала большую восьмерку. Затем подумала и сделала ее более объемной, прорисовала ее в виде извивающейся ленты. Перо по-прежнему капризничало и сильно уступало в удобстве автоматическим ручкам. – Вот, смотрите, – Алиса повернула рисунок капитану. А мысленно отметила, что этого было делать необязательно – восьмерка в любом положении восьмерка. – Это так называемая временная петля. Сейчас понять будет сложно, но попробую объяснить, как сама это помню из прочитанного. Время – это не величина, а измерение. Нам, человечеству, известно только три измерения – длина, ширина, высота. На самом деле их в разы больше, и мы вяло приближаемся к пониманию четвертого измерения – времени. Но пока мы можем лишь схематично его измерять, считать и наблюдать за его ходом и влиянием на нашу жизнь. Когда время изображают в виде прямой линии или ленты, – быстро нарисовала она не совсем ровную линию, – это неправильно. Точнее не совсем правильно. Мы живем и мыслим в категории привычных нам трех измерений, – она нарисовала три линии, как учили на уроках черчения, длину, ширину и высоту, – а время не похоже ни на одно из них. Оно – всея, так сказать. Если уж его изображать, то скорее так, – она нарисовала бесформенную фигуру вокруг схемы с тремя линиями. – Прошлое, настоящее и будущее существуют только в сознании человека, тогда как во Вселенной, в так называемой Беспредельности, этих условностей не существует. Прошлое, настоящее и будущее – едины в одной точке. Алиса обмакнула перо в чернильницу и нарисовала три линии, которые сходились в одной кляксе. – Перемещения во времени возможны только при условии, если человечество выйдет за пределы понимания трех измерений. Если проще, то разовьет сознание и примет существование времени как четвертого измерения. – Что за чушь ты несешь? – насупился капитан. Алиса вздохнула и поняла, что эти люди далеки не только в своем развитии сознания, но и развитии цивилизации в целом. У них еще на коняшках скачут и под парусом ходят, а у нас уже ого-го. – Так ладно. Вот мы сейчас с вами сидим здесь, в вашей каюте – это ведь так называется? – обратилась она к Заку. Получив одобрительный кивок, продолжила, – здесь собран опыт прошлого. Кто-то же до вас догадался, как строить корабли и каюты. Настоящего – вы ведь совершенствуете кораблестроение. Ну не лично вы, а инженеры и строители вашего века. И наконец будущего – ваш опыт перейдет следующим поколениям, которые доведут эти корабли до совершенства. И то, что сейчас называется каютой капитана, будет называться и в моем две тысячи семнадцатом году, но выглядеть будет совершенно иначе. Она оглядела собеседников. Те хранили молчание. – Я привела бытовой пример, чтобы вам было яснее. Со временем то же самое – прошлого и будущего нет. Есть только настоящее. – Эмм… – начал Зак. – Зак, ну сами подумайте, – обратилась Алиса к нему. – Когда прошлое можно назвать прошлым? Когда прошла секунда с моего монолога? Две? Час? Как можно уловить прошлое? Никак. Как приблизить будущее? Только настоящими делами. Настоящее – и есть четвертое измерение. То есть время. – И как это объясняет твое появление на том корабле? – исподлобья посмотрел капитан. – Хороший вопрос, – оживилась Алиса. – Но с пространством та же история. Время и пространство тесно связаны друг с другом. Так что смело можно сказать, что и расстояний не существует в привычном нам понимании. Можно за секунду телепортироваться хоть на Тибет, хоть в Магадан, если только выйти за пределы понимания третьего измерения. Капитан вздернул подбородок и, не сводя глаз с Алисы, обратился к Заку: – Ты прав, Зак, у нее не все в порядке с головой. Мы зря теряем время. – Именно! – воскликнула Алиса. – Ой, то есть… с головой у меня все в порядке. А про время вы все верно поняли… Или не поняли? Алиса уже представила, как капитан схватит этот листок и запихнет ей в глотку. Не дожидаясь этого, она подошла к главному: – Временная петля – это не шутка. И не ошибка мироздания. Такое бывает, когда человек в своем сознании выходит за пределы третьего измерения. Вкупе с этим во временном пространстве возникает некая брешь, куда такой человек по притяжению своих мыслей может проникнуть. Доделать какое-то дело, повернуть ход истории – ну мало ли что там еще. А когда все встанет на свои места, петля закроется, и человек вернется в свое время, – закончила Алиса и ошарашенно посмотрела на нарисованную восьмерку. – Так это значит, я… – Это значит, ты сейчас отправишься на корм акулам, – закончил за нее Гримм. Глава 2. Таланты и умения За спиной послышался скрип петель, открылась дверь. В каюту вошла худенькая девушка с темно-каштановыми волосами, тонким носом, редкими веснушками и пронизывающим взглядом. Остановившись по правую руку от Зака, она оценивающе осмотрела Алису и низким голосом спросила: – Кто она? Алиса не верила своим глазам – настоящая пиратка! Зак ответил: – Эта Алиса. Говорит, что прибыла сюда из будущего – из две тысячи семнадцатого года. – Что за чушь? – Вот и мы считаем так же, но некоторые факты подтверждают ее речь. – Вы… эээ?.. – еле вымолвила Алиса. – Сара Блэйд, – жестом указал на пиратку квартирмейстер. Та лишь нахмурилась, поджала губы и скрестила руки на груди. – Охренеть… – не сдержалась Алиса. Бегло осмотрела новую персону и добавила, – А в жизни вы выглядите не так, как на экране. И тут же осеклась. Какой экран? Они о кинематографе еще слыхом не слыхивали. – Что? – с вызовом спросила Сара. Зак жестом ее остановил. – Ну понимаете, вы известные люди в моем веке. О вас, пиратах, проводят исследования, пишут диссертации, ищут вами же потопленные корабли, грезят отыскать сундук сокровищами на каком-нибудь богом забытом острове. А еще сочиняют сотни художественных произведений, снимают фильмы. Про фильмы уже сложнее объяснить, но в общем-то, я немного наслышана о вас. Сара нахмурилась еще больше, а Зак выглядел более воодушевленным: – Ты хочешь сказать, мы вошли в историю? – Ну, конечно, – утвердительно кивнула Алиса. – Ленивый не посмотрел «Пираты Карибского моря» и не сделал фотку в образе Джека Воробья. Теперь нахмурился и Зак. Дура, какой Джек Воробей? Это же вымышленный персонаж. – Вы ей верите? – с явным скепсисом спросила Сара. Зак пошевелил усиками, а капитан вздохнул и собирался уже встать. Но Алиса опередила. – Да как вам объяснить, – вскочила она. Сара и Гримм напряглись. Алиса направилась к карте, которая висела слева от шкафа. Несколько секунд поразмышляла, пытаясь сориентироваться. Африка прорисована хорошо, Южная Америка тоже, северная часть Северной Америки явно страдает. Ах да, Аляска же еще наша. Боже, а с Европой что? Как будто в кучу смяли все страны. Так ладно, где тут Скандинавский полуостров? Алиса ткнула пальцем туда, где отчетливо была прорисована Финляндия. Чуть восточнее Финский залив и вот он – любимый Питер. – Вот, вот здесь Питер, – обернулась она к собеседникам. – Правда на самом деле он называется Санкт-Петербург. Да и вся Россия сейчас, – обвела она рукой нечто отдаленно напоминающее евразийский континент, без восточной его части. Ни тебе Курил, ни Владивостока, ни Сахалина с Камчаткой. Боже, где это все? – является Российской империей, если не ошибаюсь. И вроде как до сих пор ею правит Петр Первый. Прорубает окно в Европу, строит военные форты. Господи, да как вы ориентируетесь по этой карте? Она всплеснула руками и озадаченно посмотрела на пиратов, но по выражению их лиц поняла, что внятного ответа не последует. – А вы, получается, живете во время противостояния Испании и Англии за колониальное господство, верно? – Да, – ответил Зак. – Или вернее сказать, после него. Алиса хмыкнула, отвернулась к карте, сама не зная зачем. – А мы-то сейчас где? – В море, – отрезал Гримм. – Спасибо, кэп, – сыронизировала Алиса и снова осеклась. До этой шутки им еще три века. Еще три века, мать твою! Неужели это все в действительности происходит? Как же назад-то вернуться? Алиса изменилась в лице и снова схватилась за голову: – Господи, это и правда все правда, – поникшим голосом сказала она. Доплелась до стула и плюхнулась на него. – Как же мне домой-то попасть? А на каком языке я говорю? На русском или на английском? Это что дополнительная опция распознавания языков при перемещении во времени и пространстве? – Большего вранья я в жизни не слышал, – сказал Гримм. – Уведите ее. – Нет, пожалуйста, не надо, – взмолилась Алиса. – Только не в подвал. Там у вас сыро. Мокро. И крысы размером с собаку. Гримм изогнул бровь. – Правда! Меня чуть не сожрали там, – не унималась Алиса. – Если ты не закроешь свой рот, тебя сожрут акулы, – ответил Гримм. И посмотрев на Зака, повторил, – уведите ее. – Эээ, капитан… – начало было Зак. – Послушайте, – перебила его Алиса. – Я понимаю, что во все это поверить трудно. Да я и сама в это до конца не верю. Если это действительно прошлое, а не какая-то параллельная реальность, я могу вам рассказать ход истории вплоть до моего времени. Гримм сощурил глаза. – Например? – подхватил Зак. – Например… ну… Вся ваша война бессмысленна. Все равно никто не победит. – Это еще почему? – Да потому что все под Америкой будем. И Испания, и Англия, вся Европа, и бедная Ливия, и Россия. Все мы, понимаете? – Что ты несешь, мать твою?! – ринулась к ней Сара. – Ваши корабли перестанут ходить под парусами. Их будут производить из железа, различных сплавов. Всевозможные радары, высокие технологии, все такое. А еще подводные лодки, – тараторила Алиса. – Ну еще скажи, что на луну полетим, – усмехнулся капитан. – Не смейтесь – не только на луну, но и на Марс. Капитан вздохнул и кивнул, мол, все. Сара схватила Алису за руку, но та не привыкла сдаваться просто так. – Пожалуйста, не надо! Я могу быть вам полезной! – Полезной? Это чем же? – опять усмехнулся капитан. – Своими байками о железных кораблях и полетами на луну? – Нет, ну то есть и этим тоже, если оно вас вдохновит. Я примерно знаю ход истории и могу вам помочь избежать ошибок. Казни, в конце концов. – Что ж валяй, – с вызовом посмотрел на нее Гримм. – Кто сейчас король Испании? Алиса захлопала глазами. – А король Англии? Она открывала рот и закрывала – немо как рыба. – Тогда может ты расскажешь нам, кто губернатор Бостона и куда направляются главные силы Англии? Алиса опустила глаза, явно не зная, что и ответить. Отечественную историю-то примерно помнила, что уж говорить о западной. Ясно одно, все эти войны – приведут мир к тому, каким он будет в 2017-м. Засилье американщины и европейщины во всем. И, конечно, товаров китайского производства. Гримм, удовлетворенный победой в этом споре, кивнул. Сара снова схватила Алису за руку и потащила к двери. – Я вас очень прошу, не надо к крысам, – заладила Алиса. – И к акулам тоже. И к вашим мужикам не хочу. – Подожди, Сара, – остановил ее Зак. Гримм с укором на него посмотрел, – а что если она говорит правду? Я имею в виду не фантазии о полетах на луну, а об истории. – Тебе мало? – перебил его Гримм. – Ты только что слышал, что познаний у нее не хватает. Зак потер ладони и сдаваться не спешил. Казалось, его курчавые волосы зашевелились от мозговой деятельности. Он подергал усики и сказал: – Давайте посмотрим на это с другой стороны. Как вы объясните ее появление на корабле торговцев, мало кого волнует. Но думаю, команда в курсе, какой лакомый кусок нам достался. И им не так интересно, кто она и откуда, как то, что вы решите с ней сделать. – Это я и без тебя знаю, – поднялся капитан, подошел к комоду у левой стены и открыл бутылку эля. Секунду подумав, он глотнул с горла. – Наши люди наверняка заметили ее необычный вид и уже вовсю обсуждают между собой. Они нафантазировали там свое, но важно, что скажете вы. Если мы просто запрем ее в трюме, то придется кормить силами команды и защищать от особо голодных до женского пола. Мужчины посмотрели на Алису с ног до головы. Та же не понимала, к чему клонит Зак. И ей не нравилось, что о ней говорят так, будто ее и вовсе здесь нет. – Сами подумайте, она, – указал на Алису Зак, – не королевская особа. Да и на шлюху не тянет. Хотя тут, конечно, спорно, – обратил он внимание на обтягивающие полосатые лосины Алисы. – Это что, мода такая? – Да, – ответила Алиса. – И это еще приличная одежда считается. Зак пошевелил усиками, а капитан буркнул что-то невнятное. – Не тяни, Зак, – прохрипел Гримм и снова глотнул эля. – Я к тому, что она действительно может оказаться нам полезной. По крайней мере сейчас, пока мы не прибыли на остров. А нам до него еще три дня пути. Дадим ей какое-то дело, прикинем под новоиспеченного члена команды. Пусть работает и… – Согласна, – не дала ему договорить Алиса. – И зачем же мне лишний рот? – не глядя на нее, спросил капитан. – Ну ее рот мы всегда сможем задействовать при особой надобности, – снова покосился на ноги Алисы Зак, – или при плохом поведении. – Я буду себя хорошо вести, только не надо к акулам. И к крысам. – Что за херню ты несешь, Зак? – вставила Сара. – Да поймите вы, – всплеснул он руками. – Если она говорит правду, а я пока не вижу причин для лжи, то ее знания о будущем – хоть какие-то – нам и впрямь могут пригодиться. А если она лжет, ну, – пожал он плечами, – вы всегда успеете от нее избавиться. – Звучит все еще неубедительно, Зак, – парировал капитан, но, казалось, смягчился. – Ты ведь уже придумал, в каком деле ее применить? – Вообще-то нет, но… – Я умею писать продающие тексты, которые выведут торговлю на новый уровень, – не растерялась Алиса. – Не интересует, – ответил Гримм. – Мы пираты, а не торговцы. – Тогда я могу вести деловую переписку и… – Мы пираты, а не политики, – снова сказал Гримм. Алиса растерянно замолчала. Господи, она отличный маркетолог, умело продает товары или услуги. Знает болевые точки покупателей, с точностью прогнозирует эффективность маркетинговой стратегии. Но, черт возьми, зачем все эти умения здесь? Гримм выжидательно молчал. Одна секунда, две, три: – Уведите ее. – Я умею готовить! – почти крикнула Алиса. Мужчины посмотрели на нее с видом «и че?». – Вкусно. Очень. Мне правда не доводилось готовить для команды в тридцать-сорок человек, но приловчиться можно ко всему. – У нас есть кок, – парировал капитан. – Знаете ли, одно дело мужчина на кухне, который варит опостылевшую баланду изо дня в день и особо-то не следит за условиями хранения продуктов. И другое дело – женщина, – схитрила Алиса. – Она уж точно знает, как из ничего приготовить вкусную и сытную еду, как правильно хранить продукты, чтобы они не гнили, не плесневели и не грозили вам убытками. Сытый мужчина – довольный мужчина. Сытая команда – довольная команда. Зак и Гримм переглянулись, Сара переминулась с ноги на ногу и засопела. – А это мысль, – сказал Зак и кивком указал на стул. Алиса снова уселась и с надеждой покосилась на пирата. – Команде не нужны изыски, но баланда и впрямь одолела. До прибытия на остров нам нужно будет провести ревизию на кухне и не только. Если ты и правда умеешь управлять с продуктами, то… – О чем ты, Зак? – возразил капитан. – А что если это ее очередная выдумка, чтобы просто потянуть время и… – И что? – посмотрел на него Зак. – И что? Зачем ей врать и тянуть время? Она хочет жить, а нам нужна сносная еда. – Как быстро ты согласился на еду, раньше ел и не жаловался, – не унимался Гримм. – А сами-то вы довольны тем, что едите? Вот она болевая точка! Ну конечно! Ликовала Алиса. Секс и еда – как ни крути, главные потребности человека. Нажми на одну из этих точек и мути бизнес. Гримм с шумом выдохнул и глотнул из бутылки. – А что если она вздумает нас отравить? – Я? – вставила Алиса. Гримм наконец перевел взгляд на нее. – Отравить? И зачем мне травить людей, которые сразу не отправили меня на корм акулам, и которые могут меня доставить на сушу? Мужчины переглянулись, и Зак спокойно сказал: – Что ж, думаю, так будет проще для всех. Скажем, что на торговом судне ты была помощницей кока. И чтобы не пропадали твои умения, мы приставим тебя помощницей к нашему коку. Но ты должна вести себя соответствующе. – Я буду очень послушной, – заверила Алиса. – В том и дело, что послушной быть не надо, – сказал Зак. – Нужно не крутить хвостом, чтобы не поймать… приключений. – Сытый мужчина менее склонен к насилию, – заявила Алиса. – Ага, плохо ты знаешь мужчин, – проворчал Гримм. – Ну тогда скажите им, в случае домогательств… я их отравлю, – сделала она невинное лицо. Воцарилось короткое молчание, которое изредка нарушал скрип досок. Капитан поставил бутылку, уперся руками на стол и наклонился к Алисе, всем своим грозным видом показывая, что возражений он не примет. Казалось, он ее сейчас раздавит в лепешку: – Если ты хоть раз прокосячишься, приготовишь несъедобное или решишь нас отравить… – Отправлюсь на корм к акулам, – закончила за него Алиса. Мгновение подумала и добавила, – сначала на корм команде, а потом акулам. Я поняла. Гримм несколько секунд не отрывал от нее глаз: – Сегодня приступишь к работе. – Есть, капитан! Гримм еще мгновение задержал взгляд, затем схватил бутылку и направился к выходу. – Покажите ей все, – бросил он через плечо. – И переоденьте. Хлопнула дверь, послышалась неясная ругань. Зак и Сара осматривали Алису. – Сара, найдешь что-нибудь по размеру для нее? – Она не толстая, ноги только длиннее моих, но, думаю, найду. Алиса боялась даже вздохнуть. – Тогда действуй. Нам предстоит еще много работы, – добавил Зак. – Я зайду позже, а пока обрадую Уинстона, что у него будет помощница, которую нельзя есть и насиловать. Зак слез со стола и вышел из каюты. Сара глянула ему вслед и обратилась к Алисе: – Пошли. Алиса поднялась со стула, на пару секунд задержалась взглядом на своих каракулях и двинулась за пираткой. Глава 3. Мистер Уинстон Одежда оказалась приятной на ощупь, хоть и изрядно поношенной. Сара поделилась растянутой туникой, которая когда-то была то ли красного, то ли оранжевого цвета. Штаны были и впрямь короткими, но зато по размеру в бедрах. Непривычным элементом стала шнуровка вместо молнии на ширинке. Алиса не стала заправлять тунику в штаны. Сверху накинула то ли куртку, то ли рубашку – бог знает, как это у них правильно называется. Рукава тоже оказались коротковаты, так что Алиса их подвернула до локтя. С левой стороны на груди оказалась прореха. Алиса просунула в нее пальцы и подумала, что позже зашьет. Все время, пока она переодевалась, Сара с нескрываемом любопытством разглядывала женское белье. Оно и неудивительно, пуш-ап бюстгальтеры как и вообще бюстгальтеры еще нескоро начнут шить. Сара подала сапоги. Таких Алиса даже на картинках не видела. Странно, такая необходимая вещь, но ни в кино, ни на картинках на нее толком и не обращала внимания. Они оказались свободными в голенище, изношенные и потертые во многих местах, доставали почти до колена, но вот по размеру не подошли. Видимо бывший хозяин отличался маленькой стопой, Алисе повезло меньше – 41 размер. Ее это очень долгое время заботило – где 15-летней девчонке найти сносную и красивую обувь по размеру? Приходилось покупать не то, что красиво, а то, что не жмет и не давит. Кроссовки хоть и удобные, но на таких тоненьких ножках выглядели отвратительно. Будучи студенткой второго курса, Алиса нашла крохотный магазин недалеко от общежития – обувной рай. Здесь была дешевая, по студенческим меркам, и самая разнообразная обувь. Покупала ее Алиса вплоть до нынешнего момента – рабочая беготня не способствовала сохранности обуви. Выбрасывать было не жалко – дешевая же. – Эх, не подходят, нога не влезает, – сняла Алиса сапог. – Других нет, – ответила Сара. Алиса повертела в руках сапог, ощупывая материал и разглядывая застежки. – Ну ничего, до берега доберемся, купишь себе чего-нибудь подходящее, – дополнила Сара. – Или по пути снимем с кого-нибудь во время штурма. Алиса промолчала и обула свои балетки. Мда, видок у нее был, конечно, не ахти, но зато теперь она выделялась куда меньше. Сара оглядела ее и хмыкнула: – Ты все равно отличаешься. Видно, что не наша. На тебе даже одежда сидит по-другому, не говоря уже о твоих движениях. – А что с моими движениями не так? – Их слишком много, – ответила Сара и кивнула в сторону выхода из каюты. Не успела Алиса потянуть за ручку, как на пороге оказался Зак. Он оценивающе посмотрел на новый прикид Алисы и сказал: – Что ж, не самый подходящий вид, но, по крайней мере, ты уже не полосатая ворона. – В поговорке вроде белая? – В тех полосатых штанах ты явно была не белая ворона, – ответил Зак и повел девушек за собой. Алиса, как могла, пыталась запомнить все увиденное, но это было нелегко. Света здесь не доставало – он падал из щелей, небольших люков или окошек для пушек – как они называются-то? Все было одинаковым – деревянный пол, стены, потолок, двери. Преодолев несколько помещений, они вышли на нижнюю палубу. У Алисы чуть не закружилась голова от увиденного: высоченные мачты с гигантскими парусами, мотки канатов на палубе, мужчины, сновавшие туда-сюда. Корабль на секунду показался муравейником. Алиса приподнялась на цыпочки, чтобы разглядеть море, но не вышло – она споткнулась о моток каната и чуть не свалилась. Сара вовремя ее удержала. Зак обернулся и сказал: – Итак, я понимаю, что возможно ты впервые на корабле. Но правила здесь работают те же, что и на суше. Смотреть под ноги. Смотреть вперед. Иногда оглядываться по сторонам и пригибаться, чтобы не сбить головой балку. Алиса стыдливо кивнула и снова заозиралась. Сара слегка подтолкнула ее: – Потом все посмотришь. Алиса шумно вздохнула и поплелась за парочкой. Они вошли в помещение, которое в первые секунды показалось окутанным кромешной тьмой. По мере привыкания Алиса разглядела три ряда столов, с привинченными к полу ножками. Несколько лавок и подвесных круглых металлических штуковин. Как будто подносы болтаются над столами. – Это называется камбуз. Святая святых кока, – объяснил Зак. – А вот и он сам. Из-за перегородки вышел лысый мужчина с покатыми плечами и грязным фартуком. Огромная правая рука держала тесак, левой руки не было до локтя, а глаза таращились из-под мохнатых бровей, как два уголька. – Знакомься, Элис, это мистер Уинстон – наш кок, – указал на лысого мужчину Зак. Тот сделал несколько шагов навстречу, вынужденно пригибаясь – кухонный великан. – Знакомьтесь, мистер Уинстон, это Элис, – потом осекся, подумал пару мгновений и добавил. – Просто Элис. Она будет помогать вам с готовкой до прибытия в порт. Уинстон осмотрел Элис с ног до головы, не переставая что-то жевать. А как добрался взглядом до уровня груди, осклабился, обнажив гнилые зубы с чем-то черным, что он тут же сплюнул под ноги. Алиса не знала, что предпринять – кивнуть, пожать руку, сделать книксен. Поэтому она просто смотрела на нового знакомого и старалась не показывать своего волнения. Молчание затянулось. Нарушил его Зак: – Что ж, приступайте к работе. Команда учинит бунт, если не подкрепится в ближайшее время. Уинстон не двигался с места, продолжая омерзительно разглядывать свою подопечную. Алису передернуло, будто какая-то гадость лезет за шиворот. – А какой здесь распорядок дня? – спросила она Зака, не сводя глаз с лысого амбала. – Подъем в шесть склянок, тут же завтрак. Обед в полдень. Ужин в восемь склянок, если, конечно, вы его сейчас приготовите. И еще, – Зак строго посмотрел на Алису, – здесь все равны. Никаких лучших кусков, никаких добавок или порций повкуснее. Ни мне, ни капитану, ни мистеру Роллону. – Кому? Зак отмахнулся и кивнул Уинстону, мол, за дело. – Ах да, – остановился Зак. – Качество еды и сохранность помощницы капитан будет проверять лично. Уинстон лишь подмигнул в ответ, а Алиса перевела взгляд с Зака на амбала. Тот ощерил свои черные зубы и что-то прошамкал. Кажется, это было «пошли за мной». Алиса поплелась за Уинстоном, мысленно матерясь. За перегородкой оказалось очень узкое помещение. На кирпичном помосте, доходившей девушке до пояса, стояли два огромных и грязных чана. Литров так по семьдесят. Может и больше. Под ногами хрустели крошки, валялись ошметки еды, и кажется, кто-то копошился – не то черви, не то жуки. Справа у стены на тумбочке в кучу были свалены столовые приборы, которых сразу и не разглядеть. А рядом высилась гора жестяных мисок, изрядно подпорченных временем, едой и общими условиями хранения. Да, к такому Алиса точно не была готова. Она, конечно, и не надеялась увидеть здесь газовую плиту со встроенной духовкой-гриль, но это и вовсе выходило за рамки допустимых ей фантазий. – Че зыришшшь? – прошипел Уинстон. Порой он говорил отчетливо, а порой его речь походила на бессвязное шамканье и гортанное бульканье. – Приступай. – Эмм, что именно нужно сделать? – уточнила Алиса. – Не видишшшь шшшто ли? – хохотнул амбал и указал культей на гору мисок. – Иди, отмывай. Алиса не поверила своим ушам. – Серьезно? – Серьезнее некуда, – снова обнажил черные зубы Уинстон и игриво подбросил тесак. – Л-ладно, – промямлила Алиса. И сделала неуверенный шаг к тумбе с мисками. – А… эээ… – Вон там таз, – указал тесаком Уинстон на стоявшую в углу чернющую емкость. – Воду черпай оттуда, – указал он за свою спину. Там была открытая бочка. Алиса замешкалась, но показать свое ошеломление посчитала слабостью. Она схватила попавшийся под руки большой ковш, зачерпнула воды из бочки и плеснула в таз. Затхлый запах ударил в ноздри. Она сразу и не поняла, что источает зловоние – вода, ковш, таз или все вместе. Уинстон гоготнул и со злорадством наблюдал за девушкой. – Куда выплескивать грязную воду? – поинтересовалась она. Уинстон молча указал в угол рядом с бочкой. Присмотревшись, Алиса увидела там небольшую крышку в стене, приоткрыла и услышала плеск воды. Там море что ли? Хотя логично, куда ж еще это все выливать? Алиса запыхтела, пытаясь сдвинуть таз с места, но он не поддался и на сантиметр. Да что в нем? – Щетку или тряпку дай мне, – раздраженно скомандовала Алиса. – Щшшас прям, – оскалился амбал. – Руками давай. Алиса медленно выдохнула и попыталась вызвать в себе весь гнев, который только могла выковырять из-под груды изумления. – Повторяю еще раз – щетку или тряпку давай, а не то буду орудовать твоим тесаком. – Ну попробуй, – с насмешкой ответил Уинстон. Алиса сделала шаг вперед, как из-за спины амбала показалась мохнатая голова. – Уинстон, – сказала голова, – говорят, у тебя пополнение в команде? – Ага, – обернулся кок. – Погляди, какое щассье привалило. Даже подумать не могу, за какие заслуги получил такой подарошшек. Обладателем мохнатой головы оказался низкорослый мужчина, возраст которого определить было непросто из-за такой густой растительности. Борода и волосы на голове срослись в некое подобие шапки. Виднелся только крупный нос с родинкой на переносице и бегающие глазки из-под темных бровей. – Вот так сча-а-а-астье, – протянул мужчина. – А готовить и правда умеет или ее просто на десерт оставили? – Вот и проверим, – снова ухмыльнулся Уинстон. – Вас как зовут, милая? – спросил Мохнатый. – Алиса. – Алиса? Элис, значит? – шагнул навстречу моряк. – А меня Робин. Просто Робин, без всяких мистеров. Я плотник тутошний. Сквозь бороду виднелись зубы. Не такие гнилые, отметила про себя Алиса. – Очень приятно, – кивнула Алиса. – И как вам в наших апартаментах? – не унимался Робин. – Пока неясно, я не успела еще ничего рассмотреть. Работать надо. – Не успели? Так я могу провести вам короткую или подробную экскурсию, как пожелаете, – выпятил грудь Робин. – С удовольствием воспользуюсь вашим предложением, Робин, – улыбнулась Алиса. – А пока не дадите ли мне короткую подсказку, что и где здесь хранится, ибо мистер Уинстон лишь наблюдает, а не помогает моей работе? Ухмылка сползла с лица Уинстона, а Робин с укором взглянул на него снизу вверх. – Ай-яй-яй, мистер Уинстон, разве можно так с дамами? Если бы мне приставили такую помощницу, мы бы уже давно все дыры в трюме залатали. Может попросить капитана, что перевели ее ко мне? – Не стоит, – пробухтел Уинстон. Открыл дверцу тумбочки и достал оттуда большую щетку с деревянной ручкой. – Вон там в ведре найдешшшь тряпки, – кивнул он снова в сторону бочки. Рядом и правда валялась груда тряпок. Алиса кивнула в благодарность и уже более мягко спросила: – А поможете мне дотащить этот таз до бочки с водой, чтобы мне не бегать туда-сюда? Робин выскочил из-под локтя Уинстона и, пригибаясь, потащил таз. – Так пойдет? – спросил он. – Да, спасибо большое, Робин, – улыбнулась Алиса. – Обязательно найду вас сегодня после ужина, чтобы вы показали мне корабль. – Ага, – просиял пират. Подмигнул Уинстону и скрылся за перегородкой. Алиса посмотрела тому вслед, затем уловила хмурый взгляд кока и принялась за работу. Отмывать таз – не из приятных. Нет, не просто отмывать, а отскребать остатки еды, которые, кажется, со времен производства таза, никто не очищал. Темное и вонючее месиво с плесенью, комками и еще какой-то дрянью. А вместе с ней червей и жуков. Алиса морщилась и одергивала руки, когда удавалось рассмотреть, какую гадость она вымывает. Присохшую крупу со стенок емкости щетка счищала быстро, но не до конца. Приходилось лить воду снова и снова. – Ты экономнее, – послышалось за спиной. – Развела тут болото. Алиса отбросила тряпку и обернулась: – Уважаемый, по словам капитана, мы прибудем на сушу через три дня. За это время мне нужно поработать так, чтобы я добралась туда вместе с вами, а не в желудке акул. Качество еды зависит не столько от того, что готовят, а в чем, с какими мыслями и в какой посуде ее подают. Поэтому чем чище посуда и помыслы, тем вкуснее еда, даже если это простая каша. Уинстон пялился, проделывая сложные соображения в голове. Затем неопределенно кивнул и принялся стучать тесаком. Бог знает, что он там разделывал. Отмыть бы эту гадость. Если бы здесь имелись часы, Алиса смогла бы оценить свой подвиг – отскоблить большую емкость за, скажем, сорок минут. Без всяких там «кометов» и «фейри» – щеткой, тряпками из грубой парусины и белыми ручками. Прощай, маникюр. Прощайте красивые балетки, сотни раз облитые помоями. Но ведь работа только началась. Нужно было перемыть еще все миски. Алиса охнула – поясница заныла от долгого пребывания в неудобном положении. – Мистер Уинстон, а о пищевой соде вы слышали? Амбал покосился на Алису, что-то пробурчал под нос, кажется, проскользнуло слово «песок». А сам продолжил метать отрубленное мясо – куски приблизительно одного размера в большой чан. Ну конечно, песок! Алиса нашарила в трухлявом ящике немного песка. Дело пошло быстрее. Щетка и песок лихо делали свое дело. Да и воды было достаточно. Алиса шустро отмывала одну миску за другой, проверяя то ногтем, то на свет (а его тут было совсем немного – от пары-тройки жалких свечей) наличие присохшей еды. Перемыв миски и сложив в пару столбиков, Алиса вытерла руки о сухую ветошь и осмотрелась. – А свет здесь только такой? Можно хотя бы еще пару свечей поставить? Уинстон опять хмыкнул и даже не посмотрел на нее. Ладно, пора выпускать тяжелую артиллерию. – Готово! – почти крикнула Алиса. Уинстон аж дернулся и зыркнул на девушку. Перевел взгляд на отмытые миски, затем снова на нее. Пошевелил мохнатыми бровями и потянулся к ведру под столом. Здесь были грязные ложки, сваленные без разбора. Гнутые и потертые. Алиса ничего не сказала, а только схватила ведро и тут же выпотрошила его содержимое в таз для мытья. Ложки со звоном посыпались, а следом раздался плеск воды. – Экономнее, я сказал, – снова прохрипел Уинстон и повторил что-то про болото. Алиса мысленно отмахнулась от него – морскую воду он жалеет – и стала намывать столовые приборы. С ложками она справилась еще быстрее. Вдобавок сполоснула ведро, в котором они хранились. Отчасти ей помогло собственное желание выжить. Отчасти – навыки детства и студенчества. У бабушки и в общаге с водопроводом было не очень. Приходилось либо греть воду и полоскать посуду в большой чашке (у бабушки) либо таскать посуду в секцию на этаже и намывать ее под холодной водой (в общаге). Пока до девятого этажа дойдет горячая, уже половина тарелок чистая. Отмытые ложки отозвались глухим звоном в ведре. Алиса протерла лоб и пригладила волосы. Резинки или заколки у нее не было, так что пришлось заплести косу, которая то и дело расплеталась. – Что дальше? – обратилась она к коку. Тот уже что-то наваривал в большом чане. Над поверхностью поднимался пар, а в кирпичной кладке потрескивали поленья. Уинстон собрал большой ложкой жир с поверхности варева и переложил его в глубокую миску. Довольно облизнул толстые пальцы и еще раз помешал содержимое чана. Алиса присела на край тумбочки и молча наблюдала за коком. Тот, наконец, обратил на нее внимание и придвинул ей деревянную доску. Затем принес пару кочанов капусты и положил рядом тесак. – Приступайте, – сделал он театральный жест обрубленной рукой. Ну это мы знаем! Это проще простого. Алиса схватила тесак, но чуть не выронила его – таким увесистым он оказался. Уинстон гоготнул, но мешать не стал. Пару секунд понаблюдал за ней, а потом вышел за перегородку. Ну приехали, я теперь тут сама все должна делать? Алиса поувереннее схватила тесак и хорошо размахнулась. Тесак не разрубил капусту, а застрял в ней. Девушка пыхтела, пытаясь вытащить инструмент, потом представила себя дровосеком и застучала капустой по столу, все глубже вонзая тесак, пока он наконец не разрубил кочан надвое. Миг ликования и снова размах. Стук был такой, что подскакивало все в радиусе одного метра. Ошметки капусты летели во все стороны, но Алиса не сдавалась. Наконец она разделила кочаны на куски поменьше, которые уже легче было шинковать. Но не этим же тесаком! Она заозиралась в поисках более подходящего ножа. И нашла его в ящике под столом. Ножей было много – около десятка, но абсолютно негодные. Мятые, кривые, ржавые, тяжелые, а пара из них и вовсе оказались без ручек – тупо лезвие. Алиса помозговала, заново заплетая косу, а потом выбрала наименьшее из зол. Нож оказался туповатым и немного ржавым, но легким, да и в руке лежал удобнее. Шинковать им капусту оказалось неудобно, но проще, чем тесаком. Алиса так увлеклась, что не заметила Уинстона, который сопел у нее за спиной. Она вскрикнула, когда из-за ее талии показалась волосатая рука, которая схватила пучок нашинкованной капусты. – Это шшшто такое? – насупился кок. – Капуста, – ответила Алиса. – Вы же сами сказали, нарезать ее. – Мы тебе кролики шшшто ли? – Уинстон помахал перед ее носом пучком капусты. – А что не так? Есть ее проще, да и сварится быстрее, – оправдывалась Алиса. Уинстон недовольно сплюнул, собрал горсть нашинкованной капусты, ловко помогая себе культей, и закинул в чан. Кучу капусты он уместил в три горсти – как все умещалось, когда у него были обе руки? Кок перемешал варево. Затем принес мешок с какой-то крупой, развязал его и огляделся в поиске подходящей емкости. В это время Алиса заметила, что в крупе, кажется, это была чечевица, ползают мелкие жуки и мерзкие черви. Не успела она открыть рот, как Уинстон зачерпнул крупу руками и понес к чану. – Стой! – закричала Алиса. – Ты что серьезно кинешь это в суп?! – Ага, а потом кину туда тебя, если ты не заткнешшшься, – зыркнул кок. – Но там же черви! – Сытнее будет, – и поднял руку над чаном. – Не надо! – дернулась Алиса к Уинстону. – Я лучше переберу крупу. Амбал глянул через плечо. Затем обнажил свои гнилые зубы и высыпал крупу обратно в мешок. Алиса с облегчением выдохнула. – Валяй, – отряхнул кок руку. – Только шшшустрее, ужин скоро. Алиса мысленно себя укорила за поспешность, но потом похвалила – ей пришлось бы есть это варево с червяками наравне со всей командой. На такие жертвы девушка точно оказалась неготовой. – Хорошо, дай мне чашку, зажги еще пару свечей, и я все переберу, – Уинстон крякнул, что-то прошамкал себе под нос, но чашку достал. – А еще можно мне некое подобие стула? – На бочку сядь, – обрубком руки указал кок на бочку в углу. Алиса уже приготовилась напрячься, чтобы тягать бочку, но та оказалась пустой и податливой. Помощница кока докатила ее до стола, стряхнула крошки и уселась сверху. Снова вспомнилось детство в деревне у бабушки, когда перебирали гречку или пшенку перед обедом. Садились за стол, насыпали по маленькой кучке и шустро откладывали мусор в одну сторону, а чистую крупу ссыпали в кастрюлю. Эх, а ведь тогда гречневая каша была божественной едой. Почему же сейчас мы ее так редко готовим? С такими мыслями Алиса перебирала чечевицу, брезгливо сбрасывая червяков и жуков на пол – потом подметет. Лысина блеснула в дверном проеме. Уинстон поставил свечи на плоскую, заплывшую воском, тарелку. Теперь помещение освещало пять свечей. Кок придвинул тарелку ближе к Алисе и молча наблюдал за ее руками. – А ты не голубых кровей, – сказал он. – Куда мне до них? – не поднимая глаз, ответила Алиса. Уинстон промолчал и взялся помешивать варево. Девушка хотела уточнить, сколько крупы нужно перебрать, но передумала – народу много. Чем гуще будет суп, или каша, тем сытнее. Хотя и в клейстер это превращать не стоило. Алиса оценила размер чана с количеством крупы и отмерила еще две больших горсти. Управилась с ними быстро. Уинстон опять куда-то делся – пришлось самой высыпать крупу в чан. Он оказался для нее слишком высоким, так что Алиса придвинула бочку и встала на нее. Затем перемешала суп той же деревянной ложкой и рискнула продегустировать варево. Она зачерпнула ложкой совсем немного, усиленно подула и лизнула. Ну что ж, не так уж плохо, только привкус странный. Из-за мяса? Его-то она не проверила. Может оно вообще протухшее. Алиса огляделась в поисках соли, но на глаза попался веник, подвешенный в углу над грудой тарелок. Девушка потянулась за ним и чуть не грохнулась с бочки. Хоть помещение было узким, но падать здесь было вдвойне опаснее – не дай бог опрокинуть на себя посуду или дымящийся чан. Она передвинула бочку, поднялась и оторвала листики от веника – лавр! Вот так находка! Она схватилась за веник и тут же пожалела об этом. Он оказался в паутине, по руке пробежала пара белесых пауков. – Фу! Мерзость какая! – крикнула Алиса. – Не смей обзывать мою еду! – услышала она вопль Уинстона из-за перегородки. Так ты здесь, лысая твоя башка! А я тут корячусь. – Мистер Уинстон, – позвала Алиса. – Мне нужна ваша помощь. – Чшшего тебе? – явно не торопился тот. – Где у вас тут соль и хоть какие-то приправы? Послышалось шарканье башмаков, Алиса же слезла с бочки. Уинстон открыл тумбочку рядом с бочкой у входа и достал глиняную кружку с отколотым краем. Глухо поставил ее на стол. – Зачшшем тебе этот веник? – спросил он. – Это лавровый лист, – отряхнула пучок Алиса. – Он придает приятный вкус любому блюду, если, конечно, не переборщить. А еще он спасает сухофрукты от всяких букашек. Так что если есть коробки с ними, то положите несколько листиков туда. – Чшшего? – нахмурился кок. Так, ладно, сама справлюсь. Алиса сняла паутину с лаврового веника и хорошенько потрясла его. Живности больше не обнаружилось. Может пауки жили не в самом венике, а на полке. Она отломила два листика, затем подумала и отломила целую веточку с дюжиной листьев. Закинула в чан и потянулась за солью. Господи, сколько сыпать-то? Заглянула в кружку и ахнула – там была не соль, а кусок соли вперемежку с песком. – Ты издеваешься что ли? – исподлобья посмотрела она на кока. Затем оправилась, – сито у вас есть? В ответ кок нахмурился. Да мать вашу! Кусок соли выкатился из кружки. Алиса замотала его в наименее грязную тряпку и застучала сверху днищем кружки. Не помогло. Уинстон назойливо скалился. – Приступайте, – на этот раз она сделала театральный жест. Амбал убрал кружку подальше и со всему маху стукнул кулаком по свертку. Послышался слабый хруст. Алиса размотала тряпку – теперь здесь лежало несколько средних кусков и много измельченной соли. Ну и как это перебирать-то? Сита нет, придется изловчаться. Девушка выковыряла средние куски, которые на вид были без песка или с незначительным его количеством. Потянула горстку коку, мол, бросай в чан. Тот молча повиновался. Затем очистила половину стола от крошек и посторонних предметов и пересыпала смесь на чистую поверхность. Она аккуратно разравнивала соль с песком и слегка надавливала ладонью. Соль была крупнее и легко липла к ладони. Мелкий песок же оставался на поверхности стола. После нескольких таких манипуляций Алиса набрала достаточное количество относительно чистой соли и снова подала Уинстону. Тот наблюдал за ней без ухмылки – скорее с изумлением, если ему вообще свойственно это чувство. Оставшуюся смесь она высыпала обратно в кружку, отметив про себя отыскать на этом судне хоть какое-то подобие сита или марли. Кок зачерпнул варево ложкой, чтобы снять пробу. Хлебнул, почавкал, затем зачерпнул еще и глотнул, практически не остужая. Судя по его выражению лица, ему понравилось. Карта эмоций была невелика. Но раз брови не насупил, значит оценил. – Разрешите? – напомнила Алиса о себе. Амбал зачерпнул суп и протянул ложку. Алиса осторожно подула и хлебнула – не идеально и не супер вкусно, но съедобно, ароматно, а главное – без опарышей. Она поймала взгляд кока, и оба одновременно улыбнулись. Конец ознакомительного фрагмента. Текст предоставлен ООО «ЛитРес». Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию (https://www.litres.ru/anna-novikova-13778017/alisa-v-strane-piratov/?lfrom=334617187) на ЛитРес. Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.
КУПИТЬ И СКАЧАТЬ ЗА: 120.00 руб.