Сетевая библиотекаСетевая библиотека
Сто глав о внимании. Перевод со старогреческого И. М. Носов Диадох Фотикийский Перевод со старогреческого знаменитого труда Диадоха, епископа Фотики (Эпир, Восточная Греция, VIII век). Перевод выполнен И. М. Носовым по греческому изданию ????????? ???????? «????????? ? ???????», 1986г. Сто глав о внимании Перевод со старогреческого И. М. Носов Диадох Фотикийский Переводчик Илья Михайлович Носов © Диадох Фотикийский, 2018 © Илья Михайлович Носов, перевод, 2018 ISBN 978-5-4490-9282-3 Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero 1 Все духовное понимание, братья, пусть ведется верой, надеждой, любовью, и более – любовью. Первые учат пренебрегать кажущимся благом, любовь – добродетелью душу соединяет с Богом, умным чувством Незримого ища. 2 Естеством благ только Бог. Бывает и человек – от прилежания к переменам благим ради Благого по сути, во что не есть изменяясь, когда душа за прилежание к добру бывает в Боге так, как ее сила, действуя, желает: «Будьте благими и милосердными как Отец ваш, который на небесах». 3 Зла нет в естестве, и нет злого естества – зла никакого Бог не сотворил. Когда пожеланием сердца вносят в образ то, чего нет в сущности, тогда начинает быть оно же если так творящий хочет. Итак, всегда должно прилежанием к памяти о Боге нерадеть о навыке ко злу – естество добра сильнее к злу навыка: первое есть, второго нет – только когда содеевается. 4 Все люди – по образу Бога, по подобию быть только тем, кто ради великой любви свою свободу поработил Богу: когда мы не свои – подобны ради любви с собой нас Примирившему. Достигнет этого кто свою душу за изменчивую славу жития уверит не бояться. 5 Свобода – воление души разумной, с готовностью двигающее к тому, чего она захочет, и уверимся, готова иметь не одно добро – чтобы всегда благой мыслью стирали память о зле. 6 Свет внимания истинного есть различение, не погрешая, добра и зла – тогда путь правды возводит ум к Солнцу правды, и приводит в безграничное просвещение к Нему внимания впредь с дерзновением взыскующего любовь; и избавлять праведное от досаждать ему дерзающих должно гневом безгневным – ревнитель благочестия не ненавидя, но обличая показывает победу. 7 Духовное слово умное чувство убедит действием – с любовью оно от Бога несется, и без потерь ум наш пребывает в движениях богоразумия – скудостью не страдает, неся озабоченность, так расширяется пониманием, как действие любви хочет. Всегда хорошо с верой, через любовь действующей, ждать просвещение, о котором сказано: нет ничего беднее мысли вне Бога, о Боге философствующей. 8 Нельзя непросвещенному налегать на духовные представления – как и обильно освещающемуся благостью Святого Духа браться за говорение: где невнимание несет скудость, где говорить не дает изобилие – душа, любовью Бога упиваясь, при смолкнувшем гласе хочет наслаждаться славой Господа. Итак, середине надо, наблюдая действие, слова богоглаголанные начинать: во-первых, эта мера устроение слов славных дарует, во-вторых, многоценность просвещения питает веру говорящего с верой, чтобы за любовь к вниманию учащий первым от плода вкусил – «прежде трудящемуся делателю подобает от плода вкусить». 9 С одной стороны, одного Святого Духа и мудрость, и внимание – как все божественные дарования – но словно собственное действие каждое имеет: «одному дается мудрость, другому – внимание, тем же Духом», свидетельствует апостол. Внимание опытом соединяет человека с Богом, душу в слова на темы не подвигая – и кто-то из филосовствующих среди уединенной жизни просвещается им в чувстве, к божественным словам не приходя; а если с вниманием подается среди страха мудрость – что редко, она объяснит сами действия внимания, и первому обычно действием, второй – словом просвещать. Внимание несет молитва и великое безмолвие при всесовершенной беззаботности, мудрость – нетщеславное раздумье о словах Бога и – прежде всего – Бога подающего благой дар. 10 Когда раздражающаяся часть души движется против страсти, знать должно, время – молчания, час – брани. Когда неустроение, видно, или от молитвы, или по милосердию в тишину пришло – пусть она движется влечением божественных словес, путами смиренномыслия оберегая ума крылья: кто себя крепко не уничижит, о величии Бога сказать не может. 11 Духовное слово всегда соблюдает душу нетщеславной – в чувстве света благодетельствуя всем ее частям, цену людей оно делает ненужной и всегда вне мечтания хранит мышление, всего его переменяя для любви Бога. Слово мирской мудрости всегда зовет человека к славолюбию, а опытом чувства благодетельствовать не может – хваля, дарит любление присущего себе, будучи созданием тщеславных людей. Расположение божественного слова познаем без обмана, когда час безмолвия потратим на беззаботное молчание с теплой памятью о Боге. 12 Себя любящий Бога любить не может. Себя не любящий «ради преизбыточествующего богатства» любви Бога – этот Бога любит, и никогда не ищет свою славу, но – Бога. Себя любящий ищет славу свою, Бога любящий любит славу его Создавшего. Души чувствующей и любящей Бога – всегда искать славу именно Бога во всех, которые исполняет, заповедях, а за свое смирение утешаться: Богу за величие слава подобает, человеку – смирение, чтобы ради него мы были населены Богом – что когда делаем, и мы, радуясь славе Господа, по святому Крестителю Иоанну, начинаем говорить непрестанно: «Тому должно вознестись, мне – умаляться». 13 Знаю одного, так Бога любящего – и еще плачущего, что не как хочет любит – что душе его пребывать в теплом желании Бога в себе прославлять, себе – как несуществующему быть непрестанно. Этот не знает ни что он есть, ни что в самой похвале словесной: сильным пожеланием смирения он своего достоинства не замечает, но служит Богу, как по Закону священнодействуют – крепким расположением боголюбия прячет память о своем достоинстве в глубину любви Бога, похвалу за нее скрыв духом смирения, чтобы всегда быть для себя в мысли «непригодным рабом», чуждым своего достоинства пожеланием смирения. Что должно и нам: творя всю честь – бежать от славы ради преизбытка богатства любви так нас возлюбившего Господа. 14 Кто чувством сердца Бога любит – тот узнан Им. Как кто в чувстве души любовь Бога примет – так в любви Бога будет, и далее пребывает в сильном влечении к просвещению внимания, что и самим чувством костей это ощущать, уже себя не зная, любовью Бога всецело изменяясь. Такой и присутствует в житии, и нет – еще обитая в этом теле, соединившись с Богом, непрестанно движением души он ради любви к Богу отходит, впредь неотступно ради огня любви сжигая сердце понуждением желания, однажды от любви Бога выйдя из себя-любления: «если из себя выходим, то для Бога, если мыслим здраво – для вас». 15 Когда начнет кто чувствовать в обилии любовь Бога – начнет чувством духа ближнего любить, и это любовь, о которой говорит все Писание. По плоти любление слишком легко прекратится в силу обретенной мелкой причины – к духу оно чувством привязалось; а случись некой распре настать при воздействуемой Богом душе, связь любви от нее не ослабнет – огнем любви Бога пламенея, она скорее к благу зовется и с большой радостью любовь ближнего взыскивает, пусть весьма им или досаждалась, или отпускалась тща, и сладостью Бога всецело уничтожает горечь раздора. 16 Никто не может чувством сердца Бога любить, прежде не убоясь Его всем сердцем: через действие страха очищаясь и словно размягчаясь, душа приходит в действующую любовь. Но никто реченным образом не придет к страху Бога, если вне всего житейского не станет ум: тогда его беспокоит страх Бога, в сильном чувстве очищая от всей земляной дебелости, чтобы так возвести к большей любви благости Бога. Так страх – еще очищающимся, при средней любви, любовь совершенная – очистившимся, в которых уже нет страха – «совершенная любовь вон изгоняет страх». Обоим им быть только тем праведным, которые действием Святого Духа еще работают над добродетелями – потому где-то говорит божественное Писание, «бойтесь Господа все святые Его», где-то, «возлюбите Господа все преподобные Его», да уведали мы въяве: страх – у еще очищающихся праведников, в середине любви, у очистившихся любовь совершенна, в них уже нет понятия ни о каком страхе, но через действие Святого Духа отжиг непрерывный и соединение души с Богом по говоримому: «Соединилась душа моя с Тобой, и приняла меня десница Твоя». 17 Как случающиеся телу раны, если станут запущенными и в небрежении, врачами прикладываемые к себе лекарства не чувствуют, а очищенные чувствуют воздействие лекарства, к скорому исцелению тут приходя, так душа, пока в небрежении, вся проказой сластолюбия покрывшись, страх Бога чувствовать не может, пусть страшный в силе Божий суд ей непрестанно будут предвещать; когда же начнет через великую внимательность очищаться, как цельбу настоящей жизни чувствует божественный страх – действием обличений жгущее ее как огнем бесстрастие, и далее постепенно очищаясь, она достигает совершенства очищения, как прибавляя в любви – так оскудевая страхом, чтобы достичь совершенной любви, в которой, сказано, нет страха, но действующее ради славы Бога полное бесстрастие. Итак, да будет нам в похвалу непрестанных похвал сначала страх Бога, далее любовь – исполнение Закона о Христе совершенства. Конец ознакомительного фрагмента. Текст предоставлен ООО «ЛитРес». Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию (https://www.litres.ru/diadoh-fotikiyskiy/sto-glav-o-vnimanii-perevod-so-starogrecheskogo-i-m-nos/?lfrom=334617187) на ЛитРес. Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.
КУПИТЬ И СКАЧАТЬ ЗА: 80.00 руб.