Сетевая библиотекаСетевая библиотека
Вершина Блокчейна. Звено пищевой цепочки Seymur Mamed Эта книга про ребенка, который очень хотел повзрослеть. Для этого он следовал советам детских книжек о том, что такое хорошо и что такое плохо. Время шло, а советы не помогали, пока однажды он не встретил взрослого, который недавно был ребенком. Взрослый рассказал, что советы были даны специально, чтобы их нарушать. И только нарушая эти советы можно было стать взрослым. Ребенок стал нарушать советы, но у него ничего не получилось и он так и остался ребенком, который думал, что стал взрослым. Вершина Блокчейна Звено пищевой цепочки Seymur Mamed «Ты можешь бежать, но спрятаться ты не сможешь».     Джо Луис – американский боксер. © Seymur Mamed, 2018 ISBN 978-5-4490-9351-6 Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero Глава 1. По пути в неизвестность Маша и три медведя «Добрый день. Меня зовут Артем Денисов. Вас беспокоят из отделения банка..» – представился звонящий. «Данные вашей кредитной карты были похищены. С вашей карты пытались сделать списание на сумму в размере 4000 рублей.» —продолжил специалист. «У вас есть на счету эта сумма?» На другом конце трубке возникла небольшая пауза. Через восемь секунд послышался голос в ответ: «Да есть.» «Как я могу к Вам обращаться?» – любезно спросил звонящий. «Маргарита Исаевна…» – ответила женщина, все еще плохо понимая что происходит. «Маргарита Исаевна?» – вопрос был задан с выжидающей паузой. «Маргарита Исаевна Терентьева.» «Терентьева Маргарита Исаевна, все верно, данные вашей кредитной карты были похищены и у нас имеется неавторизованная транзакция, которую мы заблокировали.» «Правда, а где это произошло?» – Послышался робкий голос, готовый задать множество вопросов. Сотрудник банка моментально ответил: «Кто—то пытался расплатиться вашей картой на автозаправке и наша система заблокировала транзакцию.» «Вам повезло, что вы обслуживаетесь в нашем банке.» «Не у всех банков столь развитая система выявления хищений с карт пользователей.» – продолжал сотрудник. Женщина снова хотела что—то спросить, но ей не дали этого сделать. «Маргарита Исаевна вы понимаете, что находились в шаге от мошенников? Проверьте срочно при вас ли ваша карта? Возможно ее украли?» – спросил сотрудник. «Карта при мне….» – Женщина с тревогой проверила кошелек. «Так мы и думали, мошенники похитили данные и сделали копию вашей кредитки. Вам надо вспомнить где они успели снять с нее копию.» «Мы отправили запрос на блокировку, но этого недостаточно. Сейчас вы должны провести процедуру смены пин кода через банкомат. У Вас есть поблизости банкомат?» – настойчиво спросил сотрудник банка. «Да есть. А можно….» – женщина опять хотела что—то спросить. «Вы должны срочно подойти к банкомату и поменять пин код. Я вас буду консультировать на протяжении всей процедуры. Если вы не сделаете это сейчас, то можете потерять все деньги. Возможно в этот момент мошенники уже снимают ваши оставшиеся деньги.» – голос на другом конце трубки звучал убедительно. «Хорошо… что я должна делать?» – спросила женщина. В ее голосе чувствовались нотки отчаяния и желания решить вопрос как можно быстрее, чего бы это не стоило. Казалось женщина настолько свыклась с мыслью о том, что ее деньги в данный момент крадут какие—то мошенники, что все остальное для нее перестало существовать. У пилотов такой термин называется фиксацией. Когда во время полета возникает какая—то проблема, пилот начинает концентрироваться на решении этой проблемы, и полностью забывает о контроле за полетом. Такие случаи не редко приводят к трагическим последствиям. «Подойдите к банкомату, введите ваш пин код и проверьте баланс» – потребовал представитель банка. «сто две тысячи рублей» – Женщина зашла на свой счет и сообщила сумму. «Сумма соответствует тому, что видно у нас на экране, значит деньги еще можно спасти. Но я вижу, что пятнадцать тысяч рублей находятся в блоке.» – сообщил представитель банка – «Прошу Вас подтвердить факт единовременных сегодняшних трат на данную сумму.» «Я ничего не тратила и не покупала сегодня. Это не я…..» – отвечала женщина почти срываясь на крик. «Успокойтесь. Вам повезло. Мошенники еще ничего не успели снять. Деньги пока только в блоке и нам необходимо срочно отозвать эту транзакцию. Сейчас необходимо запрограммировать смену пин кода после чего мы оформим заявку на несанкционированное снятие и ваши средства будут защищены, а сумма разблокирована. Возможно Вам даже не придется менять карту.» – успокаивал банковский служащий. Разговор сидящего на соседней койке не давал Роману заснуть. «Я слушаю, что мне делать?» – теперь уже женщина просила, позвонившего поскорей проинструктировать ее, что делать дальше. «Зайдите в свой личный кабинет в опцию переводы и выберете сотового оператора. Во всплывшем окне необходимо ввести 49 900 рублей и нажать отправить.» – со знанием дела говорил позвонивший. Далее звонивший сообщил ей телефонный номер, который нужно ввести для перевода средств. После этого женщина перевела сумму на телефонный номер в полной уверенности, что таким образом она поменяла пин. «Нам надо еще раз повторить ту же операцию для подтверждения смены пин кода.» – звонивший проинструктировал женщину совершить перевод оставшихся на счету 49 900 рублей на тот же телефон. Женщина выполнена перевод еще раз, будучи в полной уверенности, что программирует смену пин кода. «Все отлично.» – сообщил голос в трубке – «Теперь можно не беспокоиться за вашу кредитку. Никакие мошенники Вам больше не страшны.» После этого сотрудник вежливо попрощался и повесил трубку. Никакие мошенники и вправду больше были ей больше не страшны, так как с карты были сняты почти все деньги, которая женщина сама и перевела мошенникам. Все было переведено на телефонный счет с которого дальше шла обналичка. Это было сделано в две операции, так как сотовый оператор не позволял за раз переводить более пятидесяти тысяч рублей. Зато он позволял беспрепятственно выводить деньги со счета. «Неплохой улов на сегодня. Еще несколько месяцев работы и я могу быть уверен, что на воле меня ждет теплый прием.» – произнес Вадим, сосед по камере чей голос все это время так сильно резал ухо. Вадим сидел за аферы на поставку кабелей из ценного метала. Получая авансы, он исчезал из поля зрения, а потерпевшие как правило не обращались в полицию, пока он не решил кинуть одну из дочек госкорпорации. Для Вадима это была первая удача за два дня и около 100 звонков. Чувство облегчения в с которым он говорил показывало, что ему это далось нелегко. Еще два соседа по камере сидели за фальшивомонетчество. Попадая в СИЗО они меняли место своего нахождения, но не меняли профессию. Тюремная камера была не лучшим местом для жизни, но при этом идеально подходила, для занятий мошенничеством. Телефоны не бескорыстно передавались через охранников. В случае каких либо происшествий телефоны находились и изымались. И все лишь для того, чтоб потом снова их отдать в те же руки, только уже дороже. Те же охранники сами помогали обналичивать деньги и за ежемесячный депозит на их счет в Сбербанке. Внезапно только что говоривший повернулся и произнес: «Рома, а ты сам бы давно занялся этим, а то ведь без дела сидишь. При твоих способностях мог бы зарабатывать за троих.» Неожиданный поток мыслей окончательно прогнал сон. Воспоминания о жизни и детстве сменились ощущением обиды от иррационального устройства мира. Как у человека с полным отсутствием данных о владельце карты и отсутствием навыков и образования получается на ровном месте разыгрывать шоу в которое взрослые люди верят как дети верят в сказку про машу и медведей. Люди находящиеся на высоте социальной лестницы верят по телефону мошеннику, который едва понимает о чем говорит. Волновало даже не это, а то что даже при любом исходе человек полностью избегает ответственности. Ни навыков, ни знаний, ни тебе специальной подготовки. Даже картой пользоваться не умеет самостоятельно, только разговор заучил и все. И это действует, и самое главное поймать невозможно, а даже если и поймать, то невозможно предъявить ибо телефоны в СИЗО запрещены, значит и само преступление совершить невозможно. А раз события нет, то и наказания быть не может. А иначе как объяснить, что и охрана и администрация не знали, что у них под боком в камерах людей на бабки разводят. Да еще как разводят при помощи техники, запрещенной к использованию. Проникнуть техника эта самостоятельно на территорию в принципе не может, а если и может, то только с помощью администрации. Даже при всепроникающей коррупции за такое спросили бы по полной. Допустим придет внеплановая проверка, найдет телефоны и даже мошенника поймает. И что ему предъявлять. Телефон кто—то дал, деньги кто—то обналичил. Получается охрана виновата. Если так судить всю тюрьму расформировывать надо, тогда и некому охранять будет. Сидевшие без дела ребята в камере практиковали не только разводы на деньги, представляясь сотрудниками банка. Они также любили звонить и выдавать себя за полицейских, сообщая, что друг или родственник жертвы погиб или его нужно срочно выручать, и для этого нужны деньги. В этом случае жертвам грозила не только потеря денег, но и колоссальный стресс. Роман взглянул на сокамерника: «Ваши бы силы да в нужное русло.» «Это в какое такое нужное? Мы кроме разводов ничего отсюда более на волю экспортировать не можем.» – засмеялся Вадим. Слова задели Романа. «Мошенничество на экспорт» это ведь, по сути то, за что он сюда попал. Начиная с воровства кредиток, обналички банковских счетов, вещевого кардинга, спама акций, и вывода денег из покерных залов, заканчивая инвестиционными фондами с биржей электронного обмена денег и созданием дутой криптовалюты под видом спонсорства компьютерных игр Роману было даже трудно подсчитать все нарушения, наказания за которые превысили бы пожизненное заключение. На этом фоне примитивное телефонное мошенничество из застенок СИЗО виделось делом не столь опасным сколь презренным, достойным лишь человека, неспособного ни к чему стоящему. Тем не менее Роман отдавал должное работе системы обмана, которая оказалась крайне устойчивой, а главное идеально подходила для мест заключения. Отлаженной работе данной системы помогали расширенные функции аккаунта телефонного номера. Телефонный счет можно было как пополнять, так и расплачиваться с его номера за услуги. В результате счет телефонного номера превращался в неподконтрольное платежное средство, которое государство должно было запретить. Но мощное лобби мобильных операторов добилось того, что деньги на счету телефонного номера могли использоваться как деньги для оплаты товаров и услуг. Это позволяло пользоваться телефонами как средствами для хищения и обналички денег. Мошенники всегда просили жертв переводить деньги именно на телефон. В отличие от кредитных карт, которые подразумевали открытие счетов в банках на паспорт владельца, телефонные сим карты можно было покупать партиями и использовать без всяких документов. Регистрируя любой телефон тоже нужно было вписывать чьи—то паспортные данные, но в отличие от кредитных карт это почти никак не контролировалось. В итоге анонимные телефонные сим карты были нужны не только идеальное средство нее только для выманивания средств у доверчивых граждан, но и средством принятия денежных средств на счет. Не смотря на всю призрачность и легкость заработка, схема бы не работала без прямого участия администрации. Как правило охранники сами и занимались обналичкой за определенный процент. Это по сути давало беспрецедентные преимущества для совершения мошенничеств подобного рода из тюрьмы, места которое было недоступным для установления самого факта преступления. При этом как только заключенный покидал стены камеры все его преимущества в виде защиты терялись. Казалось бы идеальная схема заработка из колонии уже не прельщала и не внушала столько обиды, за то что позволяла многим зарабатывать больше чем на воле. Шум за дверью камеры отвлек Романа от неожиданного нагрянувшего потока мыслей. «Пискорский на выход» – из—за двери послышался командный голос. У выхода стоял высокий охранник – «Руки за спину. Вперед по коридору.» Без второго шанса Шел 1993 год. Украина. Многие позже будут писать об этом времени как о времени сильного дефицита. Не было мяса, кофе, джинсов и туалетной бумаги. О хорошей мебели или электронике можно было мечтать как о спортивной машине. При этом больше всего был дефицит денег, наличие которых не давало гарантии, что на них можно что—то можно было купить. «Рома домой, кушать….» – Крикнула Мама с окна игравшему во дворе сыну. Она старалась позвать его домой как можно раньше дабы уберечь от влияния дурных компаний у которых на уме были только межрайонные разборки и грабеж. А поскольку влиять на него она не могла, то хотя бы пыталась вытащить его из компании в вечернее время когда все запланированные днем дела обычно свершались.. «Антон еще не пришел. Как он придет так и я зайду.» – ответил Роман. Роману никак не хотелось идти домой без старшего брата. Отец был на работе, а дома было скучно. Он знал точно, что когда брат придет он обязательно расскажет что—нибудь интересное из своей более взрослой жизни. Брат состоял в группе, курировавшей один из южных районов Киева. Работа была не пыльная. Собирать дань с местных коммерсантов и ездить на разборки с другими группами. Перед поездкой на встречу всегда предупреждали полицию, чтоб она не приезжала в тот район, где намечалась стрелка. Причиной стрелки обычно являлся спор за какой—нибудь коммерческий объект или точку. Как правило встреча проходила в безлюдном месте куда приезжали обе группы после чего начиналось обсуждение. Группы подъезжали на машинах с обеих сторон. Основные силы сосредотачивались у машин на расстоянии около 30 метров друг от друга. На середину выходили по представителю от обеих групп и начинали разговор. В группе брата как и во всех остальных группах, все участники получали деньги за выезд. Рядовые бойцы получали за выезд от 5 до 10 тысяч долларов. Переговорщики, выходившие на середину получали по 50 тысяч долларов. Работа переговорщиков состояла во встрече друг с другом по середине между группами. За спиной каждого из переговорщиков на расстоянии 15 метров располагались оставшиеся бойцы группы. Разговор шел о контроле за объектами и как правило был короткий. Оба переговорщика заявляли о своих правах после чего разговор в большинстве случаев заходил в тупик. Тупик означал начало перестрелки. Так вот именно за максимальный риск быть застреленным во время перестрелки переговорщик и получал самый большой куш. После окончания разговора, означавшего неминуемое начало перестрелки, основной задачей переговорщика было отбежать назад, попутно отстреливаясь в надежде добежать до укрытия. Именно этот за этот момент в процессе которого переговорщик по сути являлся пушечным мясом ему платили повышенный коэффициент. На глазах брата было убито двое переговорщиков. Еще один был тяжело ранен. При любой разборке были поставлены в курс дело не только полиция, но и врачи находящиеся наготове с целью проведения хирургических операций в случае необходимости. В отличие от США 30—тых годов, где врачи обычно работали в подпольных кабинетах на Украине как и в Росси у бандитов были прикормлены не только сами врачи, но и госпиталя. Поэтому в случае ранения бандитов часто везли в обычные больницы, только на особых условиях. За теневые хирургические операции врачи получали около пяти тысяч долларов, что являлось для Украины на тот момент огромными деньгами. В группе брата большинство участников были либо бывшими военными либо спортсменами. Это факт позволял главе группировки выигрывать в стычках до определенного момента. Брат рассказывал, что если с их стороны начинались потери и шансы на победу снижались, вся группа ретировалась, а вместо нее начинал действовать снайпер. После вычисления главных бандитов противника, на них организовывались покушения. Оставшись без управления обезглавленные банды уже не представляли прежней опасности и война утихала. Придя домой в один из дней, брат принес с собой несколько коробок в которых был персональный компьютер. «Что это?» – спросил Роман, увидев, принесенные братом коробки. До этого он видел компьютеры только по телевидению. «Это то, что ты просил меня столько времени купить Рома. Сегодня мы были на одной фирме, хозяин которой заплатил товаром. Так что бери и пользуйся.» – с видом исполненного долга заявил брат. Пройдет совсем немного времени и компьютер останется единственным напоминанием о вольготной жизни. При побеге брат продаст почти все, но эту вещь не тронет, так как это был подарок Роману. На тот момент самый обычный компьютер был настолько дорогим, что позволить его мог далеко не каждый. Первое, что решил тогда сделать Роман это подключить компьютер к интернету, который в это время только начинал появляться. Скорость и качество соединения оставляли желать лучшего. Но даже такой скорости хватало на то, чтобы иметь возможность оценить всю силу новой технологии, которая постепенно охватывала мир. Триумф группировки брата длился три года, до момента убийства Карабаса, главаря и одновременно мозгового центра группы. Потеря возможностей и связей для работы с полицией повлекло арест большинства рядовых членов группы. Брат, видя разваливающиеся состояние их банды попытался провести самостоятельную сделку про продаже вагона мазута якобы от имени группы, которая на тот момент уже перестала существовать. Узнав о смерти лидера, покупатели отказались платить. Брат потерял почти все накопленные деньги да еще и попал на взятые в долг деньги. В связи с чем он был вынужден съехать, дабы не подвергать свою семью опасности. Он продал много вещей, так как ему требовалось залечь на дно на очень долгий срок и желательно сделать новые документы. С того момента прошло пять лет. Брат переехал из Киева в Одессу под новыми документами и почти не поддерживал связи с семьей. Роман многие часы и даже дни проводил за выходившими каждый день компьютерными играми или в покорении все новых просторов интернета. Он был на втором курсе института. Денег в семье становилось все меньше. К отцу на фирму пришла очередная проверка и парализовала работу на склада на три месяца, арестовав весь товар. Это был явный заказ конкурентов, но доказать было что—то было невозможно. Раньше когда группа брата курировала часть города Роман иногда продавал на рынке велосипедные запчасти, которые по знакомству мог доставать из спортивного клуба. Это давало неплохие деньги, на которые он не только любил гулять сам, но и собирал друзей для похода за различными развлечениями. Теперь же в связи с учебой у него не было ни времени ни возможности заниматься продажей. Рынок на котором он раньше продавал велосипедные запчасти курировали уже другие люди. После того как отец почти перестал приносить домой деньги, а старший брат уехал, мать была вынуждена выйти на работу. Денег все равно не хватало. Роман долго думал о возобновлении работы на рынке и решил все же пойти и попытаться. Конец игры Рынки в период распада советского союза были похожи более на длинные коридоры блошиных базаров, выстраивающихся вдоль проходных улиц. Прибыв на рынок вместе с велосипедными колесами и спицами, Роман увидел старого знакомого Максима, который все также как и несколько лет назад торговал псевдо немецкой посудой, производящейся в подпольном цеху в Одессе. «Привет Рома» – c хитрецой произнес Максим – «Давно тебя не было видно.» Максим вел себя так, как будто ничего не случилось, и они виделись только вчера. «Привет. Ты не знаешь, а кто сейчас смотрит за рынком и с кем говорить об оплате и аренде.» – спросил Роман. «Кто новый я не знаю, но за оплатой приходят через день. Как ваши распались тут такое началось. Четыре директора было разных и всех убили. Говорят, что под ментами сейчас это место, а бандиты так, больше функцию посредников выполняют.» – рассказал Максим. «Так, что можешь подойти завтра, а пока я думаю можешь попробовать продать что принес. Сейчас основной навар на электронике, телефоны сотовые и так далее.» – Максим говорил с какой—то обреченностью в голосе. Было видно, что дела у него шли не лучшим образом. Именно его тон, а не то что он говорил явно указывали на то, что времена тут изменились и не в лучшую сторону. «Так что думаю за продажу на рынке договоришься. Хотя на твои запчасти все равно спрос не такой уже.» – продолжал говорить Максим. Большинство торговцев, продававших разного рода подержанный хлам переключились исключительно на торговлю лазерными дисками и сотовыми телефонами. Поддержанные вещи как и велосипедные запчасти оказались никому не нужны. Повсюду открывались фирменные велосипедные магазины, торгующие импортными велосипедами. Все советское почти исчезло с прилавков, так как не могло выдержать конкуренции с западом. Несмотря на это Роман все же попытался продавать товар некоторое время, как будто надеясь вернуться в то время, когда запчасти продавались на рынках, а сам рынок контролировал его брат. Не продав ни одной запчасти Роман простоял до вечера и отправился назад. Ему надо было думать, что делать дальше. Мысли снова захлестнули голову. Домой идти не хотелось и он решил пройтись через парк возле гаражей. Внезапно он услышал крик. Повернувшись Роман увидел двух парней подбежавших к нему. Один из них нанес удар в голову, но Роман смог устоять. Рефлексивно он ответил прямым правым первому обидчику. В это время второй обошел сзади и мощным ударом в затылок повалил Романа на пол. После трех ударов ногой в голову Роман понял, что надо бежать или он умрет прям здесь. Из—за всех сил он оттолкнулся и встал. К удивлению ему позволили встать. его никто не ударил. С ним стали разговаривать. Боль, страх и темнота вот примерно все эмоции, которые чувствует ребенок, когда его бьют родители. Многие народности Кавказа специально никогда не бьют своих детей, чтоб те никогда не боялись. Только теперь Роман понял как важно психическое состояние человека, уверенного в своей силе. Даже не смотря на проигрыш, у Романа не было страха, а было лишь желание встать и продолжать драться. Это то чувство, которое испытывает сильный человек при внезапном проигрыше. Это подсознательное чувство сохранилось по старой памяти когда группа брата контролировала район. «Никогда больше не появляйся на нашем рынке. В следующей раз все будет по другому». —сказал тот, который сбил Романа с ног. После чего они забрали его велосипедные запчасти и ушли. Придя домой Роман неожиданно обнаружил боль в руке. У врача Роману нашли перелом и наложили гипс. Поняв, что напавшие на него имели место к новых хозяевам рынка Роман решил не обращаться в полицию. Находиться в гипсе нужно было как минимум месяц во избежании последствий. Роман не знал за что переживать больше, за сломанную руку, за кражу запчастей или же за невозможность больше ходить в институт. Сидение дома с переломанной рукой сводило его с ума. Если раньше Роман кучу времени проводил за играми, то сейчас безденежье в семье давило на мозги с еще большим грузом и единственное о чем мог можно было думать это где заработать деньги. Надо было срочно что то предпринимать. Роман вспоминал веселую жизнь когда отец с братом приносили кучу денег и единственными его мыслями были как провести вечер. Правила когда он мог просто придя на рынок зарабатывать деньги уже прошли. Наступали другие времена, когда все что можно было получить бесплатно был удар в зубы. То что произошло с Романом на рынке оказало на него сильное впечатление. Гипс буквально приковал Романа к компьютеру, который он впервые решил рассмотреть как источник для заработка денег, а не предмета для развлечений. Первое, что пришло на ум Роману это найти интернет магазины, продающие электронику на английском языке. Избороздив просторы интернета он нашел американский аукцион где продавались подержанные сотовые телефоны. Роман решил приобрести два телефона Nokia, для того, чтобы позже продать их. Для оформления покупки требовалась регистрация в качестве покупателя по кредитной карте. Карты как и сотовые телефоны не были распространены и считались скорее атрибутом серьезных бизнесменов, пользующихся ими в основном в целях поездки за границу. Простому смертному и тем более студенту открыть карту в банке было почти нереально без внушительной суммы на счету. С кредитной картой Роману повезло. По крайней мере мне казалось так ему казалось поначалу. В институте проходила акция одного из банков – работодателей. Рекламируя возможность работы, банк одновременно предлагал открыть кредитную карту всем студентам института. Недолго думая заветная кредитная карта оказалась в руках и Роман уже регистрировался в качестве покупателя. Оплатив по кредитке Роман приобрел первый подержанный телефон у частника, заказав доставку в Украину из США. Не дожидаясь прихода первого телефона, Роман на последние деньги решился заказать еще один. В итоге оба телефона так и не пришли из—за границы. В то время на дешевых пересылках отсутствовал трекинг и выяснить причину почему товар не дошел Роман не мог. Обманули ли продавцы, сказав, что товар выслан или же товар задержала таможня Роману было не известно. Зато предельно ясно было то, что он потратил последние деньги, которые одолжил у матери. Осознав, что покупать он больше ничего не может, Роман стал думать о том как заработать деньги на аукционе в качестве продавца. Продавать товары на аукционе казалось намного более прибыльным делом, вместо того, чтобы покупать товара, который еще и не приходил. Что продавать был большой вопрос, но еще больший вопрос был, что продавать в стране где физически не находишься. Долго думая Роман анализировал импорт и экспорт, приходя к выводу, что большинство товаров в Украину импортируется, а на экспорт идет лишь сырье. Просматривая сотни страниц различных товаров, он неожиданно наткнулся на продажу программного обеспечения. На аукционе продавались лицензионные диски с космически по меркам жителя Украины ценами. Особенно котировалась продукция фирмы «Adobe». Ряд ее программ продавался по 50—100 долларов за диск когда на рынке можно было купить такой же пиратский диск по цене два доллара за штуку. Единственной проблемой было то, что диск должен был быть похож на настоящий. Не только внешним видом и коробкой, но и самой процедурой установки. Таким, чтоб потребитель не смог отличить подделку. Пиратские копии шли как правило со взломанной установкой, где серийный номер шел в приложении к основной программе. В Украине пиратство воспринималось абсолютно нормальным явлением и его не рассматривали его как воровство. Продажа чего то нематериального, того, что легко копируется и может быть бесплатно растиражировано без какой либо компенсации автору воспринималось всеми как, что—то само собой разумеющееся. Недавно выйдя из СССР, где декларировалось братство равенство и взаимопомощь, люди не могли понять как можно платить за что—то нематериальное, будь то медицина, музыка или кино. В итоге на всех рынках и в магазинах открыто продавались пиратские диски. Продавцы исправно платили дань правоохранительным органам. Ситуация доходила до абсурда. Когда нужно было купить лицензионный диск, его просто было негде достать. Везде продавались пиратские копии, а в лицензионных магазин выбор был очень скуден. Основными потребителями лицензионных дисков были государственные организации и юридические лица, которым в случае использования пиратских программ грозил огромный штраф. В остальном же все пользовались только пиратскими программами. Роман купил несколько дисков с процессом установки, которая хоть и была взломана, но при этом была максимально приближена к настоящей. Дело оставалась за малым, найти типографию, где можно было бы распечатать наклейки на диски. Найдя типографию, Роман сделал покрытие дисков похожим на лицензию и отдельно распечатал красивую открытку с одинаковым серийным кодом, для использования в процессе установки. После производства нескольких дисков он попытался выставлять их на аукционе «Ebay». Диски начали покупать, но возникла проблема с принятием денег. Основным методом принятия денег служила система «Paypal» в простонародье называемая палкой. Для регистрации в системе требовалась кредитная карта и американский адрес. Даже имея возможность продавать на аукционе вещи, принимать деньги было невозможно не имея регистрации в данной системе, которая была возможна лишь при наличии американского адреса. В поисках помощи Роман залез на русскоязычный форум, где познакомился с человеком по имени Александр. Сын Евреев, переехавший в США в начале девяностых Александр предлагал услуги по пересылке вещей из Америки в Россию и СНГ. Он согласился принимать деньги за отправленные товары и готов был предоставить свой «Paypal» счет. В то время как аккаунт аукциона был Романа, платежный аккаунт принадлежал Александру. Наиболее востребованные программами на аукционе были графическими. Особенно котировались «Photoshop», «Autocad» и «Archicad». После продажи дисков и оплаты на счет покупателя, продавец должен был выслать товар на адрес покупателя. Получив деньги, Роман стал высылать диски. Несмотря на внешнее сходство, большинство клиентов распознавало пиратскую подделку и хотя многие не делали возврата средств, большое количество жалоб привело к тому, что пайпал Александра заморозили и для разблокировки ему было необходимо вернуть всем покупателям деньги. Но и это было не самое страшное. Не смотря на то что возвраты шли на платежную систему, такие же жалобы шли и на самого продавца товаров на аукционе. В результате нескольких жалоб аккаунт Романа на «Ebay» закрыли. Для открытия нового аккаунта была нужна еще одна кредитная карта. В то время Роману шел семнадцатый год, а для открытия карт в обычных банках необходимо нужно было быть совершеннолетним. Единственная карта, которую Роман смог получить в банке, связанным с его университетом оказалась использована. Телефоны, купленные им на аукционе так и не дошли, но в связи с хорошей репутацией, продавцы не пострадали, не смотря на то, что возможно даже не высылали товар. Когда же Роман попытался продавать диски, то в связи с жалобами аккаунт закрыли не смотря на то, что почти всем недовольным вернули деньги. Было потрачено столько сил и времени для того, чтобы оформить кредитную карту, договориться с получателем оплаты и найти товар, который был бы востребован. Продажа программ на аукционе, дала быстрое понимание того, как защищаются права собственности в развитых странах и в особенности в США. Постепенно понимая ситуацию Роман решил переориентироваться на продажу чего то абсолютно легального, что могло позволить зарабатывать на аукционе какие—то деньги, хоть и не в таком объеме как от продажи пиратских дисков. Но для новых продаж ему все равно нужна была новая кредитная карта. СИЗО. Наше время Направляясь по тюремному коридору на допрос Роман думал о чем его будут расспрашивать на этот раз. Каждый раз на допрос приходили разные люди и спрашивали одни и те же вещи. Он уже знал, что программиста Данилу задержали по другому делу и не мог знать свяжут ли его дело с Данилиным. Романа обвиняли в обналички денежных средств и незаконной банковской деятельности. В кабинете для допросов его ждал человек одетый в костюм Было видно, что скорее всего это не простой следователь. «Старший следователь ФСБ Самойлов» – представился собеседник. – «Вы знаете зачем я Вас вызвал.» «Нет. Ведь я уже все рассказал вашим коллегам.» – ответил Роман. «Все да не все, нам нужно знать имена всех клиентов вашей электронной биржи.» —начал разговор следователь. «Как я уже неоднократно заявлял. Мне не известны имена клиентов моего обменника электронных валют, вы уже изучали данные серверов и должны были найти все что вам нужно.» – ответил Роман. «Вы понимаете, что большинство клиентов вашей электронной биржи, которую вы называете обменником, это люди совершающие преступления, торговцы наркотиками и оружием, поддельными документами и живым товаром. Все они облюбовали Вашу электронную биржу с целью вывода средств, без каких либо следов.» – заявил следователь. «Мне нет дела до рода деятельности моих клиентов. При совершении транзакции никакой информации об источнике и цели средств не требуется. Если вам это не нравиться то запрещайте все электронные платежи, а не цепляйтесь за меня как за технического исполнителя.» – ответил Роман. Каждую секунду Роман ждал, что сейчас ему скажут про Данилу, программиста, который поддерживал весь ресурс и был прекрасно уведомлен о хранящейся у Романа информации. «Покрывая этих аферистов вы тем самым способствуете их процветанию и плодите еще больше преступлений.» – Следователь решил поиграть в борца за справедливость. Роман смотрел на него и думал. Как будто не известно для чего ему вся эта информация. Только одно на уме, как бы найти новых клиентов для того, что бы снять с них побольше денег путем открытия уголовных дел. Да не тут то было. Все что найдешь, то твое. А вся база данных из безличных счетов состоит. А деньги либо через номиналов вносятся, а выводятся и вовсе через оффшорные компании. Таким образом ни биржа, ни даже банки не понимают кто клиент у них. А если и понимают, то характер операции не ясен. Банку только и видно вывод и ввод средств, а за что было и куда неясно. Вот если б с одного счета на другой деньги перетекали бы то тогда понятно было бы что спрашивать. Сразу вопрос кому от кого и почему. А так банк видит только счет свой. Деньги пришли с электронного счета и ушли на него. А куда и за что это уже не банка дело ибо он по закону может только за операции со своим счетом спрашивать. А раз деньги только вокруг одного счета крутятся то и спрашивать нечего. Роман поднял глаза и продолжил: «Я с радостью поделился бы с вами информацией, но я и вправду ей не обладаю.» «А в остальном всецело Вас поддерживаю. Если что—то найдете сообщайте мне и самому интересно узнать.» «Вы понимаете всю серьезность происходящего.» – снова начал следователь. «Нам даже не надо с Вами возиться. Передадим по линии Интерпола в США и там вас осудят за все деньги что были переведены через вашу биржу, как за лично отмытые. Вам грозит до 25 лет лишения свободы.» – продолжил следователь. «Вы меня запугать пытаетесь? То что они отмытые еще доказать надо.» – ответил Роман, не показывая, что его это сильно пугает. «А вас никто спрашивать не будет, за что и откуда. Сначала посадят, а потом будут разбираться кто вы и за что.» – заявил следователь с ехидной улыбкой. «Ну так экстрадируйте. Если б у вас что—то на меня было, то давно бы уже меры приняли бы. А раз тут держите и вопросы задаете, значит нужен я вам и ничего у Вас на меня нет. Да и не может быть потому, что уже десятый раз как повторяю – клиентов своих не знаю, и функция моя была только следить за тем, чтоб транзакции нормально проходили и все.» – Роман продолжал твердить одно и то же, понимая, что ходит по тонкой грани и может потерять все. Во время долгих ожиданий суда большинство заключенных любили обсуждать детали совершенных ими преступлений, либо доказывать свою невиновность. Попросив закурить Роман мысленно вернулся во время когда он познакомился с Робертом и Данилой на том же самом форуме о финансах куда он попал в поисках кредитной карты. «А вы знаете, что мы одного из программистов ваших по другому делу задержали.» – заявил следователь. «Сейчас признательные показания дает и рассказывает как вам вашу биржу помогал запускать.» – продолжал Самойлов. «Ну что же. Все что найдете все Ваше. Мне скрывать нечего. Даже адвоката, как видите на прием с собой не зову.» – ответил Роман, пытаясь сохранять хладнокровие. А сохранять его удавалось с трудом. Информации Данила мог дать много. Начиная о том какие и где клиенты были и какие операции совершали. Помимо этого большое количество денег с залитых якобы на обмен денежных средств были либо похищены, либо получены незаконно. Хотя пострадавшие не спешили обращаться за помощью, это могло случиться в любой момент. В случае если Данилу и вправду поймали ему не выгодно было бы говорить о чем либо, дабы не прибавлять к его делу дополнительных доказательств против него. Но он спокойно мог пойти на сделку со следствием и слить все документы и заказчиков, особенно тех кто потерял большие деньги в момент блокировки биржи. «Роман подумайте, сейчас мы активно работаем со всеми кто может дать нам информацию и когда мы ее получим у Вас уже будет не будет шанса пойти на сделку со следствием. Вы получите все по максимуму.» – спокойно произнес следователь. Роман долго сделал паузу, после чего произнес: «Мне больше сказать нечего.» Первый опыт Сидя перед компьютером с загипсованной рукой Роман вбивал в интернете фразу «продажа кредитных карт». Какого же было его удивление увидеть целый форум, посвященный данной тематике. Тогда он еще не знал, что этот сайт навсегда изменит его жизнь. Разделы форума содержали сотни различных предложений от продажи кредитных карт и банковских счетов до обналички и общению с банками, магазинами и другими организациями. Форум на который наткнулся Роман в поисках покупки кредитной карты содержал огромное количество разделов, которые были посвящены одному – различным механизмам хищения денежных средств и их обналичке. Данная деятельность называлась на внутреннем интернет жаргоне кардерством. Люди, занимающиеся хищением кредитных карт назывались кардерами. Первая и основная категория форума посвящалась ворованным банковским счетам и возможностям вывода с них денег. Банковский перевод назывался на жаргоне кардеров заливом. Посетители делились на продавцов и покупателей. Если первые занимались продажей данных счетов, то покупатели искали возможность купить счета с возможностью вывода средств путем залива на другие счета. На тот момент система безопасности большинства банков еще не требовала обязательное подтверждение операций по телефону или токен и деньги можно было вывести только лишь имея доступ к счету. Вторая и основная категория форума посвящалась работе с кредитными картами и методами их обналички. Эта категория также была местом встречи продавцов кредитных карт с различными типами кардеров, людей, пытавшихся снять деньги с чужих кредитных карт, через покупку товаров и услуг в интернете. В отличии от банковского счета, где единственной возможностью вывода средств был перевод, кредитная карта являлась платежным средством, а не средством накопления денег. И с этого платежного средства хищения могли осуществляться различными способами от аукционов и казино и заканчивая покупками электроники и других товаров. Данная сфера хищения давала поле для маневра и была одной из самых распространённых. Еще одна категория форума были посвящена тому, как добывать финансовую информацию для ее последующего использования. Здесь обычно кардерский форум пересекался с хакерским форумом и форумом спама. Если хакер был высоким профессионалом, то он мог без всяких программ взламывать сервера магазинов и похищать оттуда целые блоки кредитных карт. Хакеры похищали информацию не только через взлом серверов, но и через шпионские программы. Тут все зависело от возможностей хакера. Если ему не удавалось взламывать базы данных, то он делал массовую рассылку писем с встроенными троянами. Трояном называли программу, которая попадая на чей—то компьютер перебрасывала с него информацию на сервер хакера. Для незаметного запуска трояна на компьютере жертвы использовалась другая программа под названием эксплойт. Прайс лист на программы троянов и эксплойтов, которые обычно шли вместе напрямую зависел от того, обнаруживается ли данный троян существующими антивирусными программами. Если троян был новый и существующие антивирусные системы его не находили, то он стоил намного дороже, так как мог заражать максимальное количество компьютеров в независимости от уровня безопасности. Такой вирус назывался приватным. После утери приватности, с момента когда троян начинали обнаруживать антивирусные программы он переходил в разряд публичных, и на него сильно падала цена. Отдельной услугой являлась массовая рассылка такой программы. Для нормальной рассылки вируса требовались специальные программы, которые помогали обходить антиспам фильтры. Чем лучше была программа для рассылки спама, тем лучше она обходила антиспам фильтры и тем больше компьютеров можно было заразить троянами. Для осуществления рассылки вредоносных программ специально привлекались профессиональные спамеры, которые могли обойти ряд антиспам фильтров и донести зараженное сообщение до максимального количества пользователей. Таким образом получение информации пользователей для последующего использования состояло из создания троянской программы, и ее внедрения на компьютеры интернет пользователей. Отдельно стоял вопрос о базах данных по которым шла рассылка. Почтовые базы с электронными адресами для рассылки трояна также стоили немалых денег, особенно если базы были качественные. Корпоративные е—мейлы всегда ценились больше персональных, так как имели более сильный отклик. Конечно взламывать базы с готовыми кредитными картами было выгоднее, но это требовало совершенно иной квалификации. Была еще третья категория хакеров, которые собирали информацию путем завлечения пользователей на псевдо сайты банков и магазинов, где для покупки товара или входа в свой аккаунт нужно было ввести свои данные. Обычно такие магазины якобы продавали электронику со скидкой. Многие кардеры пытались заниматься хакерством самостоятельно и поэтому покупали троянов с эксплойтами у хакеров. Как правило это не давало серьезных результатов в связи с тем, что хакеры и изобретатели троянов как правило продавали уже устаревшие программы шпионы, которые имели высокий шанс определения антивирусными программами. Таким образом для получения качественной информации легче было купить ее у хакера, чем пытаться собрать самому. Все эти издержки закладывались в стоимость полученной информации, которую кардеры на жаргоне называли «материал». Материал продавался на форуме, где его покупали для последующего использования. Но даже имея материал в виде кредитных карт или банковских счетов, требовались люди, на которых можно было сделать перевод или выслать купленный по кредитке товар. Такие люди назывались дропами. Дроп был человеком на чей адрес приходил товар или на чей счет шло перечисление похищенных средств. Человек управлявший дропами назывался дроповодом и как правило он отвечал за гарантию, того что товар или перевод высланный кардером по полученной у хакера информации дойдет до адресата. Дроповоды обычно набирали дропов путем подставных предложений о работе пересыльным агентам, рассказывая потенциальным работникам сказки о том, что крупной компании дешевле пересылать товары через агентов, нежели напрямую, или еще какую—то легенду для объяснения посылок и переводов. После того как дроп получал товар на свой адрес, он пересылал его скупщику. Скупщик платил 60% от стоимости товара дроповоду. Дроповод в свою очередь платил 30% от стоимости товара кардеру. Кардер платил за материал, который покупал у хакера, а также за прокси сервера, через которые осуществлял покупку в магазине. Хакер в свою очередь платил деньги спамерам, чтоб те рассылали зараженные письма для сбора банковских карт и счетов. Попав на форум Роман долго изучал все схемы заработка. Анализирую весь процесс от получения данных по счетам и картам и кончая их использованием он пытался понять как можно встроиться в эту цепочку. Он не имел специальных технических знаний, которые давали бы ему возможность заниматься хакерством и взламывать сайты. Для занятия массовыми рассылками также требовались знания, оборудование и программное обеспечение. Тем не менее Роман осознавал, что весь механизм содержит в себе огромную прибыль. Основным преимуществом Романа на этом форуме было знание английского языка. Методом общения участников форума на тот момент был чат ICQ. Роман связался с несколькими участниками форума с целью покупки кредитных карт. Дабы избежать мошенников Роман обращался только к проверенным продавцам. Оплата осуществлялась через системы Webmoney и E—gold. Информация предоставляемая продавцами содержала данные владельца карты, которых было достаточно для ее использования в интернете. «Можно будет мне одну карту.» – связался Роман с одним из продавцов. «Минимальная партия пять штук.» – ответил продавец. «То есть 10 долларов.» – спросил Роман. «В объявлении вас указано от 2 долларов за карту.» – задал вопрос Роман. «Все верно от двух долларов если берешь оптом более 30 штук.» – отписал продавец. Романы решил рискнуть: «Хорошо давайте я возьму пять штук. Давайте номер кошелька куда перевезти деньги.» – отписал Роман. После перевода средств на электронный кошелек продавца. Роману в чат скинули 5 кредиток с именем, номером карты, сроком действия, а также номером на оборотной стороне. Цены на кредитные карты значительно варьировались. На это оказывало влияние большое количество факторов. Страна происхождения и дополнительная информация требующая верификации. Многие карты были привязаны к телефонным номерам и от них было мало толку, так как любая транзакция требовала подтверждение через смс с телефона. Не смотря на то, что продавец оказался проверенным и продал Роману нормальные карты, Роман так и не смог открыть новый аккаунт на Ebay. Либо кредитки уже были зарегистрированы на Ebay либо после регистрации аккаунта и выставления товара на продажу аккаунт сразу же закрывали по причине подозрительного лота. Эту проблему Роман уже не знал как обойти. Только потом он понял, что новичкам не особо доверяют продавать программное обеспечение в связи с тем, что многие шлют пиратские копии вместо оригиналов. Для регистрации карты как и ее использования требовалось, чтобы сервера процессинг центра видели у пользователя карты компьютерный адрес той страны, в которой была эта кредитная карта зарегистрирована. В этих целях использовались так называемые прокси сервера. Прокси серверами являлись зараженные компьютеры с выходом в интернет через которые можно было бы выходить в интернет, имея адрес зараженного компьютера. Подменяя интернет адрес прокси сервера выполняли двойную функцию. Во— первых они показывали, что адрес входящего компьютера совпадал с адресом владельца карты. Во—вторых они выполняли функцию безопасности, скрывая адрес того компьютера, через который реально осуществлялся вход и несанкционированные операции. Доступ на прокси сервера также отдельно продавался хакерами, которые специально заражали ряд компьютеров в разных странах с целью возможности осуществления операций в последующем, скрываясь под адресами зараженных компьютерами. Таким образом в случае возможного последующего расследования при изучении истории заходов айпи сервер показывал историю входа с зараженного компьютера, вместо компьютера кардера. После не срабатывания нескольких карт роман решил не сдаваться и приобрел доступ к базе с прокси серверами, для выхода в интернет с компьютеров, страновая принадлежность которых совпадала с данными кредитных карт. Если первые две карты Роман пытался вбить напрямую со своего адреса, то оставшиеся три он использовал только при выходе через прокси страны владельца карты. Промучившись с созданием аккаунта на Ebay и выставлением товаров, а также потратив деньги на карты и прокси сервера он все меньше хотел заниматься казалось бы изначально прибыльным бизнесом, который к казался ему легальным. «Можно ли карты поменять.» – спросил Роман снова у продавца. «Возврату подлежат только не работающие карты. Перед продажей я проверил все карты и с ними было все в порядке.» – ответил продавец. У каждого продавца был так называемый чекер кредитных карт. Это был платежный шлюз, через который с карты снималась сумма в несколько центов с целью проверки работоспособности карты. «Карты рабочие, просто некоторые из них уже зарегистрированы на Ebay, и я не могу создать новый аккаунт.» – не унимался Роман. «Ничем не могу помочь.» – я продаю карты в одни руки и никогда не занимаюсь обменом ибо это уже двойная продажа. Таким образом Роман остался с картами на руках и без аккаунта на Ebay. Не сумев их использовать на аукционе Роман не горел желанием пытаться купить по ним что—либо, так как считал это воровством. В отличие от материальных вещей, где сам факт владения чужой вещью является преступлением, в мире информации само владение информацией преступлением не является до тех пор, пока эта информация не будет использована в противоправных целях. Таким образом Роман не совершал преступления пока не использовал данные чужих кредиток для совершения покупок. После неудачи с Ebay Роман захотел найти партнера для дальнейшей работы. Для начала он решил дать объявление о поиске работы. Единственным его преимуществом на форуме было знание английского языка. Родители с детства натаскивали сына по английскому, надеясь, что он уедет за границу и не повторит судьбу старшего брата. В итоге английский он конечно же использовал, но совсем в другом русле. В своем объявлении Роман предлагал услуги прозвонщика на английском. Прозвон на английском означал звонок в магазин или банк США или дугой страны якобы от имени владельца карты или счета, который хотел сделать перевод или же выслать товар на адрес, отличные от домашнего. Через пару часов после публикации пара человек откликнулись на объявление. «Мне прозвонить магазин надо. Можешь помочь?» – задал вопрос один из связавшихся. «Что именно прозвонить?» – поинтересовался Роман. «Позвонить и сказать, что хочешь заказать товар своему другу на день рождения. Плачу пять долларов.» – отписал постучавший. Роман нервничал перед первым звонком. Он хоть и знал английский язык, но говорил с акцентом и был уверен, что куда бы он не звонил сразу будет понятно, что он не тот за кого себя выдает. «С тебя отзыв, если все будет нормально.» – ответил Роман. «Без проблем» – ответил обратившийся Роман согласился прозвонить от магазин от имени владельца карты и попросить переслать товар на адрес отличный от привязанного к кредитной карте. Не смотря на акцент Романа магазин согласился поменять адрес доставки товара. «Я поменял адрес доставки.» – написал Роман в чате, поражаясь самому себе как он смог это сделать и еще больше поражаясь как ему поверили. «Ок молодец, давай свой кошелек закину деньги.» – отписал кардер. Рома скинул номер кошелька в чат и спустя несколько минут первые пять долларов упали на его электронный счет. Он не верил своим глазам, сумма была мизерной, но это был первый приход, впервые он смог получить деньги, а не тратил. Казалось все, что он не делал все приводило лишь к убыткам и он уже готов был отказаться от попыток заработать денег, но теперь эта мизерная сумма на которую невозможно было даже купить партию кредитных карт дала ему второе дыхание. Спустя много лет он часто вспоминал этот день, который впервые позволил ему заработать. Однако не все шло так гладко. Лишь половина из следующих звонков в магазины и банки с целью смены адресов владельцев карт оказалось удачной. Было ли это связано с тем, что он говорил с акцентом или же просто служба безопасности рассматривала звонки как подозрительные было непонятно. Зато теперь к Роману пришла ясность о полном цикле работы. Имея на руках данные кредиток и целый форум в качестве инструкции к действию, Роман забросил идею регистрации нового аккаунта на Ebay, хотя именно эта потребность привела его на этот форум. Весь форум представлял из себя сообщество людей, которые при помощи взлома сайтов и специальных программ получают доступ к финансовой информации, которую используют для хищения денег. Вскоре Роман решил сам набрать дропов в США для организации поставки на них товаров из американских магазинов. Тут к Роману пришла идея о создании собственного псевдо сайта крупной компании, которой требовались наемные сотрудники, могущие пересылать товары через свой адрес. Таким образом он нанимал людей якобы на позицию пересыльного агента. Для написания сайта нужен был профессиональный программист. Думая с кем бы начать столь серьезный в его понимании проект он решил предложить его Даниле, программисту с которым они познакомились по теме обналички серых денежных переводов. Данила работал айтишником в банке. Параллельно он занимался взломом серверов с целью хищения номеров счетов и данных по кредитным карта. Несмотря на наличие стабильного заработка и хорошей надбавки в виде дохода от продажи материала, Данила продолжал поиск интересных тем и рассматривал различные варианты партнерства. Программист Данила вырос в типичной днепропетровской семье. Папа работник завода по производству стальных труб. Мама школьная учительница. С детства он интересовался программированием и даже умудрялся программировать мелкие игры на Бейсике. Отучившись на отлично в институте по специальности программирование он пытался устроиться в ряд местных фирм. Зарплаты и позиции его явно не устраивали и он решил пуститься во фриланс. Зарегистрировавшись на бирже фрилансеров он собирал различные заказы среди которых попадались даже крупные. Проекты были разными от доработки баз данных до обеспечения безопасности работы он—лайн сервисов. Со временем образовалась постоянная клиентская база, что позволяло довольно неплохо зарабатывать и даже привлекать к себе других программистов в команду. Программирование всецело удовлетворяло его амбиции. Над ним не было начальника и даже клиенты не относились к нему как поставщику услуг или продавцу товара. Скорее это было отношение как к врачу или юристу, решающему вопрос. Программирование было похоже на ремонт квартир, где заказчик видел только верхушку, но не знал, что находилось внутри и как все это было устроено. Желание быть первым всегда и везде, а если и не везде, то по крайней мере в своем кругу, давало серьёзный стимул к работе. Понимая, что доход зависит от объема заказов Данила осознавал ограниченность возможности своего развития и где—то в глубине души сожалел, что не работает в большой организации где он мог бы больше себя проявить. Большинство его друзей уже давно работали в крупных компаниях и получали приличные зарплаты одновременно двигаясь по карьерной лестнице. Желание большого заработка и роста компании не давало ему покоя. В момент восхождения большинства интернет компаний домкомовского бума двухтысячных Данила каждый день думал как продвинуться вперед и создать свой собственный проект, который позволит ему выйти на новый уровень. Он зачитывался новостями о том, как бывшие подрядчики создавали свой собственные проекты и превращались в крупные корпорации. В голове вертелось несколько проектов, которые он хотел бы запустить. Наряду с математическим складом ума Данила сумел сохранить в себе творческую натуру, которая постоянно подталкивала его на создание чего—то собственного. В голове вертелось несколько проектов, от создания сайта по поиску работы, до социальной сети посвященной знакомству для иностранцами. Однако он понимал, что даже при создании данного проекта нет никаких гарантий, что он заработает без значительных вложений на раскрутку. Постоянно думая о необходимости наличия первоначального капитала, Данила искал различные возможности дополнительного заработка денег. И он его нашел. Еще во время учебы в институте он любил баловаться поисками уязвимости и взломом различных сайтов. В определенный момент он понял, что данное баловство может приносить дополнительный доход, но никогда не мог и представить насколько быстро можно разбогатеть. Все началось с необычных заказов по взлому почт и аккаунтов из социальных сетей. Однажды он сумел взломать интернет магазин продающий вещи, получив доступ к тысячам кредитных карт с данными пользователей. Поначалу не понимая, что можно с этим делать он вбивал их в порно сайты и музыкальные порталы. Так продолжалось до тех пор пока он не понял, что информацию можно продавать. Найдя форум посвященный обналичке он разместил объявление о продаже кредитных карт. От клиентов не было отбоя. Карты покупали для двух целей. Обкатки через собственные сайты с мерчантами и покупке товаров на сайтах крупных продавцов вещей. Те кто создавал собственные сайты для вбива кредитных карт в свой собственный онлайн магазин поначалу зарабатывали неплохие деньги. Однако вскоре служба безопасности платежных систем стала проверять всех покупателей магазинов, прозванивая и расспрашивая о совершенных покупках. Так поступали со всеми вновь созданными он—лайн магазинами, а также с магазинами, где был высокий процент неавторизованных платежей. Это позволяло быстро вычислить фиктивные магазины для хищения и обналички средств через кредитные карты. Бум интернет торговли приводил к пропорциональному росту объемов мошеннических сделок, который породил целый пласт людей специализирующихся на интернет покупках по чужим картам. На простом жаргоне их называли кардерами. Конец ознакомительного фрагмента. Текст предоставлен ООО «ЛитРес». Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию (https://www.litres.ru/seymur-mamed/vershina-blokcheyna-zveno-pischevoy-cepochki/?lfrom=334617187) на ЛитРес. Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.
КУПИТЬ И СКАЧАТЬ ЗА: 400.00 руб.