Сетевая библиотекаСетевая библиотека
Хроники Чеггорра. Дорога домой, или билет в один конец – 2 Евгений Петров Продолжение истории о реализации мечты к дальним странствиям.Куда теперь занесло героев? И как им выпутаться из сложившейся ситуации? Хроники Чеггорра Дорога домой, или билет в один конец – 2 Евгений Петров © Евгений Петров, 2021 ISBN 978-5-4490-9042-3 Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero Евгений ПЕТРОВ Дорога домой или билет в один конец – 2 Пролог +++ – Все, хватит фигней заниматься, – Алексей раздраженно отстегнул саблю Диван протяжно заскрипел, принимая на свою спину тяжелый клинок. Потом еще и еще раз вздрогнул, когда Алексей вывалил на него остальные элементы вооружения. Стены заметались вокруг молодого человека. В стеклах окна отразилась мечущаяся по комнате фигура. – Да, что случилось-то? – Аленка растерянно смотрела на мужа. – Надоело изображать из себя робингудов, – тут он осекся, резко остановился, словно с размаху налетел на невидимую стену, – Тьфу ты, Робин Гуд тут не подходит… Мы просто шныряем по городу как банды каких-нибудь Зорро, или всяких там Бэтменов… В общем, хрень все это… – Почему, – Аленка все еще ничего не понимала в потоке бессвязных разглагольствований Алексея. – Ну вот, смотри, – Алексей подошел к ней вплотную, крепко взял за плечи, усадил в кресло, – наш сегодняшний рейд, как клон, похож на другие такие же, совершенные больше чем полгода тому… О чем это говорит? – О чем? – Это значит, что все, что мы делаем, все впустую. Ничего не меняется. Ни-че-го!!! А во время последних катаклизмов количество субъектов, к которым нужно было бы применить такую тактику, значительно увеличилось. – Как это? – Еще весной мы боролись против беспредела закавказцев в милицейско-полицейской форме. Вроде как помогали нашим ребятам сохранять правовой баланс, не совсем правда правовыми методами, но помогали… А теперь эти же самые стражи порядка, – Алексей словно выплюнул последние слова, – сами оказались во главе мародеров-беспредельщиков. Правительство же, переместившись из Москвы, занято совсем не тем, чем надо бы. Расхватывают портфели, а все остальное по фигу. То есть делают еще меньше, чем раньше. Они сами по себе, народ – сам по себе. – А раньше правительство еще что-то делало? – недоуменно пробормотала Аленка. – Вот теперь-то ты уже начинаешь понимать, что я хочу выразить, – Алексей прижал жену к себе. – Вот теперь я уж точно ничего не пони… – Нам не нужно ничего не делающее правительство! – он резко махнул рукой, рассекая ладонью воздух, – Нам нужно деятельное правительство! – Ну, ты прям, как Ленин на броневике, – усмехнулась было Аленка, но осеклась, наткнувшись на суровый взгляд мужа. – Единомышленником катастрофически не хватает, – горько произнес он. – А сарматы? Поговори с ними. Глядишь, что и получится. – Что-о-о!? Думаешь, в сказку попали? – тут Алексей задумался и медленно проговорил, – А что, в этом что-то есть. Пошли спать. Утро вечера муд… дряннее… *** Наутро почти вся компания была в сборе Несколько задерживался Сергей. – У него уважительная причина, – поспешил вмешаться всегда всезнающий Рома, встретив недоумевающий взгляд Алексея, – Его Анька замуж выходит. – Это за кого еще? – глаза Алексея непроизвольно округлились. – Как это, за кого? – удивился Рома, – конечно же, за Рыжего. – За кого? – удивленно возмутилась Аленка, – за того, кто еще совсем недавно ее избил?.. – Любовь зла… – с деланным спокойствием философски развел руками Рома, а в глазах блеснули горькие искорки слез. Он к Ане и сам не ровно дышал. – Не хватало нам сейчас эту свадьбу обсуждать, – решительно прервал Алексей, чувствую, что сейчас начнется то да потому. Надо было срочно переводить разговор в другое русло. Он внимательно оглядел собравшихся, – у нас есть не менее важная тема для обсуждения. При этих словах все притихли и напряженно уставились на Алексея. Даже висевшие на стене клинки словно слабо шевельнулись как живые, бросая отблески солнца, непривычно яркого в это время года, на лицо воодушевленного Алексея. Приближающаяся Красная Звезда окрасила эти отблески в ярко алый румянец. – Какая такая более важная тема? – прервал затянувшуюся паузу Дмитрий, пришедший на собрание, в нарушении всех своих правил, с Оксаной. – Смотрите, как мы живем! – горячо воскликнул Алексей, – с каждым днем становится не лучше, все хуже и хуже. – Ты пессимист? – При чем тут… – Я недавно узнала очень интересный факт, – вдруг тихо проговорила Оксана, заставив всех обратить на себя внимание. Обычно бывшая москвичка держалась в компании несколько отстраненно. – Что за факт? – Дмитрий изумленно посмотрел на девушку. – Для начала, кто мне ответит, как можно получить российское гражданство? – Для этого достаточно родиться на территории России, – в замешательстве ответил Рома, – это будет – по праву почвы. – Или иметь хотя бы одного из родителей с российским гражданством – по праву крови, – добавила Светлана. – А еще нужно прожить на территории России не менее десяти лет, и все… – Еще один вопрос: Когда распался Советский Союз? – По-моему, в девяносто третьем. А что? – Таким образом, человек, родившийся в девяносто пятом на территории России в семье, где отец является гражданином Российской Федерации с рождения, должен получить это пресловутое гражданство автоматически. Правильно? С учетом всего вами сказанного… – Естественно, – пожал плечами Алексей, – а к чему ты это? – Просто одна моя знакомая, прожившая девятнадцать лет в вашей Перми, получала паспорт в Крыму, а родилась она в Ташкенте, пыталась получить паспорт для своей дочери… – Ну, взяла бы да получила, что тут такого? – непонимающе посмотрел на Оксану Рома. – В том-то и дело, что все не так просто… Теперь этой знакомой не то что паспорт не дают, а саму депортировать пытаются… Каково? Канитель длится уже не один месяц, и все без толку… – Деньги нужно дать, – бросил Дмитрий, – и все прокатит. – То есть взятку, – подытожил Алексей, – вот наша дорогая Оксана практически подвела нас к тому разговору, который я и хотел начать… – О паспорте? – непонимающе произнес Стас. – При чем тут непосредственно паспорт? Обо всей системе. – Об этом мы совсем недавно говорили, – Стас пренебрежительно отмахнулся. – Да, говорили! Но пора действовать. И не нашими вылазками и рейдами. А чем-то более масштабным. – Терроризмом, – иронично произнес Дмитрий. – Какого черта к словам цепляетесь? Власть менять надо. – Нас же приглашали в Белый Дом. Сами же не пошли. – А что толку по их указке туда ползать. Скажем мы, что думаем… Кто нас послушает? Кто шевельнется? Что изменится? Вот выборы были. Кто заметил изменения? Что ЕР, что СР, КПРФ и прочие, прочие, прочие… Что они сделали? Они ж все из одного болота выросли – из КПСС с подпиткой из дерьмократов. Каждый старается урвать себе как можно больше. Дачи себе строят. Детей за границу отправляют: у нас, видите ли, все хреново. А вот у них – это да ЦИВИЛИЗАЦИЯ. И ни один из них не подумал, чтоб Россию поднять до высот былого могущества. Тот же Рыжий постоянно говорит, что у нас все и везде только дерьмо, а вот запад – это что-то. И так почти всех уже прозомбировали. С коррупцией вроде бы и начали бороться, а ниточки на самый верх потянулись. Все и забросили. Промышленность похерили, образование тоже. ЕГЭ это шлепнутое, ничего не определяющее в области знаний. Там и вопросы-то дебильные – в любом предмете. Я давеча посмотрел. Как говорил когда-то Райкин: не то что волосы – лысина дыбом встанет. – И что ты предлагаешь? – Хватит философствовать. Надо действовать. – Таких разговоров у нас хоть отбавляй. На каждом углу все кому не лень кричать: надо не разговоры разговаривать, а действовать… – Вот я и предлагаю выработать нашу программу и начать планомерно претворять ее в жизнь. – А как это? Мы уж полгода время от времени к этому возвращаемся, и все без толку. – А теперь мы сами пойдем туда и ткнем их носами в наши требования. А не согласятся, тогда будем действовать более решительно. – Сначала давай-ка все-таки официально оформим наше движение, – в разговор вмешался подошедший Сергей… +++ – Что это за ерунда? – недоуменно проговорил Всеслав. Он вальяжно развалился в кресле, демонстративно поставив лук рядом. Рука небрежно погладила расшитый бисером колчан. Глухо звякнули в глубине наконечники стрел. Древки сухо стукнули. Порыв ветра ударил в окно. Щелкнул расхлябанный замок. Хлопнули пластиковые рамы. В оконный проем ворвался соленый запах моря. Морской ветерок прошуршал опереньем стрел. Качнулись тяжелые кисти винограда. Где-то вдалеке над океаном прокричала птица. Енев бережно сложил исписанные листки в ровную пачку. Молча, придавил бумагу массивным кинжалом. Замедленно повернулся к собеседникам. – Эта рукопись нашлась в старом разрушившимся доме, – замедленно отозвался он. – Там проводились недавние раскопки. Когда-то эти люди планировали переделать мир. – Переделать? Не смеши. Какой-такой передел? Что тут переделывать? Всеслав легко поднялся. Лук уютно расположился на плече. Ноги приблизили молодого человека к мозаике, выложенной на стене карты. Почти все пространство заполнял сине-зеленый цвет разлившегося по планете океана. Прошуршали сервомоторы открываемой двери. В комнату стремительно ворвался Игвар. Небрежным движением он отодвинул от карты Всеслава. – Сегодня утром, – крепкий ноготь черкнул по изображенному на карте побережью, – очередной плот с еврскими исламцами разбился в прибрежных водах. 1 – Куда ж БеСтии-то смотрели? – спросил Всеслав, вглядываясь в безбрежную гладь океана. Где-то там внизу, в волнах, болтались обломки разбившегося транспортного средства. Мрачно-серые волны устало колыхались вдоль защитной дамбы, предназначенной сдерживать наступление Океана. Порывистый северный ветер бросил в лица многочисленные соленые иголки морских брызг. Весна постепенно вступала в свои права. Значительно потеплело. Далеко за линией прибоя сверкали немногочисленные последние льдинки. Тучи на мгновение разошлись, явив понурое солнце. Яркий солнечный луч на мгновение лизнул по широкой тропинке на вершине плотины. – Какая тут, к черту, Береговая Стража? – отмахнулся Игвар, отирая лицо перчаткой, – Где уж им? В настоящий момент они уже не в состоянии контролировать всю береговую линию. Он привычно назвал официальное название подразделения «БеСтии». Млада пристально вгляделась в еле видимые каменные обломки и стремглав бросилась вниз по примыкаемым к плотине скалам. – Ты куда? – запоздало крикнул Игвар, – Нам не… Девушка не слушала. Она уже спускалась к подножию плотины, ловко перебираясь с камня на камень. Почему-то она не воспользовалась прорубленным в теле плотины ступеням. Каменистая тропинка, практически незаметная для чужого, словно сама бросилась ей под ноги. Мелкие камешки густо сыпались под ее ботинками. Отдельные прутья остролиста звонко хлестали по теплому комбинезону. В воздухе резко потемнело. Обращенные к небесам взгляды людей наталкивались на тяжелые черные тучи. В неожиданно наступивших сумерках спускающаяся девушка скрылась из виду. Лишь масляно-графитовые волны Океана неторопливо накатывались на камни, щедро рассыпанные у подножия огромной дамбы. – Чтоб тебя! – воскликнул Енев, направляясь вслед за Младой. Каменные ступени еле слышно отзывались на каждый шаг форменных ботинок. – Так, так, так. ОСы? – громкий голос заставил собравшихся вздрогнуть, – что это вы тут делаете? Кто разрешил спускаться к Океану? По верху дамбы к стоящим спасателям медленно приближались двое в разноцветном прибрежном камуфляже. Передний, скорее всего предводитель патруля, замедленно стащил форменное кепи. Сверкнула на солнце золотая фигурка медведя кокарды. Замшевая перчатка вытерла выступивший пот. – А, Радогост, – протянул Игвар, – какого… этого… – Жарко сегодня, – не отвечая, произнес Радогост и шумно выдохнул. Он внимательно всмотрелся в спасателей. Взгляд командира Береговой Стражи прицельно остекленел. – Итак, господа ОСы, что вы тут делаете? Ствол оружия бойца, сопровождающего Радогоста, демонстративно переместился вперед. Звездочкой сверкнул кристалл разрядника. Рука Всеслава потянулась к опереньям стрел. – Все равно не успеешь, – презрительно бросил командир Береговой Стражи, опуская ладонь на рукоять импульсного пистолета. Он не успел договорить, как стрела вырвала кепи у него из рук. Никто и не заметил, как она сорвалась с тетивы. Зазвенела по камням кокарда. Сухо стукнуло в парапет древко. На лице бойца БеСтий мелькнула мимолетная улыбка. И тут же ослепительная молния разряда выжгла лунку возле ноги Всеслава. – Стоп, стоп, стоп, – встал между ними Игвар, расставив в стороны руки. – А – ПЕРЕБЕЖЧИК, – Радогост неспешно убрал руку с пистолета, – и ты тут. Некоторое время мужчины сверлили друг друга глазами, пока Радогост не отвернулся, вглядываясь в еле заметную дымку на горизонте. – Да, какой еще перебежчик? – отмахнулся Игвар, проследив за взглядом стража, – Все ж таки мы с вами из одного сообщества. Только мы ориентируемся больше на Океан, а вы на Берег. – Эй, вы там – наверху! – голос снизу раздался неожиданно для командира БеСтий, – Давайте сюда! Рука Радогоста снова дернулась к пистолету. – Оставь, Радогост, – Игвар отстранил офицера, направляясь к лестнице. Спутник Радогоста неожиданно обогнал его и оказался впереди спасателя. Излучатель настороженно мигал кристаллом в серости сумрачного дня. Словно озлобившись, волна наиболее сильно ударила в каменную стену рукотворной плотины. От неожиданности мужчины отшатнулись, чуть не вжимаясь в дамбу. Мелкие льдинки защелкали по комбинезонам. – Сюда! – вновь послышался голос Млады, – Быстрее! – Они ж там в корень замерзнут, – Игвар ускорил движение. – Они? – подозрительно посмотрел на него боец. – Там двое наших, – отозвался спасатель. Он всем телом словно ощущал иглы неведомой ауры воздействия, исходившие от подножия дамбы. Игвар положил руку на плечо стража. Боец недоуменно обернулся. Игвар приложил палец к губам в характерном жесте. Снова накатила волна воздействия. – Вперед, – проговорил Игвар одними губами, стараясь не растерять установившийся контакт. Они продолжили поспешно спускаться, оступаясь и проскальзывая на мокрых, мгновенно заледеневших, ступеньках. Захрустела под ногой обледеневшая береговая галька. – Мы здесь, – раздался голос из-за ближайшего огромного валуна. Молния излучателя врезалась во влажный камень, рассыпая его в пыль. Пред глазами предстали небольшая группа людей, включая обоих спасателей. Млада держала на коленях голову темноволосой девчушки лет десяти-одиннадцати. Пара девчонок постарше настороженно прижимались к Еневу. Поразительно, но девчонки словно и не замечали предвесеннего холода. Несколько в стороне притаились еще несколько ребятишек, зябко кутаясь в традиционные одеяния евроисламцев… *** Комната-офис спасателей наполнилась людьми. Для детей с трудом отыскалась сухая одежда подходящего размера. Енев старательно пытался затопить камин. Через некоторое время в камине все-таки запотрескивали поленья. Озябшие ребятишки потянулись поближе к живительному теплу, протягивая посиневшие ладошки чуть ли не в самое пламя. Радогост вальяжно развалился в кресле, ласково поглаживая пластик на рукояти короткоствольного старинного оружия. Колючие глазки командира БеСтий внимательно вглядывались в лица девчонок, напряженно стоявших чуть поодаль. Прижавшись к дверному косяку, боец БеСтий держал излучатель наизготовку. Ствол шарил по помещению. Младшая из девочек медленно двинулась по комнате, с интересом оглядываясь вокруг. Взгляд ее остановился на висевшей в простенке картине. Изображенный на картине густой лес имел достаточно странный вид. Глаза девочки непроизвольно расширились. Палец осторожно коснулся полотна. Задумчиво оглянувшись на подружек, она подозвала их коротким взмахом руки. Девочки поспешили на ее зов. Взгляды обеих потрясенно уставились на необычный пейзаж. – Нич-чего себе, – пробормотала одна из них, которую, как уже выяснила Млада, звали Лена. – Это, это недалеко от Ордена Догри, – подхватила еще одна девочка – Тамара. Спасатели недоуменно переглянулись. Невероятно, но спутники девочек выражали точно такое же непонимание ситуации. Енев неспеша приблизился к невольным гостям Океанских Спасателей. Молодой спасатель-археолог всмотрелся в странный пейзаж, изображенный на картине. На мгновение ему показалось, что на холсте что-то изменилось. Словно легкий ветерок пробежался по ветвям картинных растений. Енев тряхнул головой, отгоняя невероятный морок. Ладонь Енева прикоснулась к картине. Глаза молодого человека закрылись. Енев определенно прислушивался к чему-то внутри себя. Боец БеСтий – Кадмир – направил ствол излучателя на Енева. Радогост рассеянно вертел в руке наконечник стрелы. Другая рука покоилась на столике в непосредственной близости от пластикового корпуса оружия. Взгляд же его цепко держал во внимании столпившихся возле картины. – А откуда у вас этот пейзаж, – с деланным равнодушием решился он прервать несколько затянувшееся молчание. – Мы его нашли во время одной из экспедиций, в одном из древних прибрежных городов, – задумчиво глядя на картину, отозвался Енев, – Кажется, город назывался Парм? Или Перм? – Невозможно, – наконец заговорила и меньшая девочка – Тамоан Цан, – Этот лес расположен на границе Кренсора и Туроса… – Где-е? – Неподалеку от Ордена Догри, – терпеливо повторила Тамоан Цан. – Перестань нести чушь, – Радогост, выпрямившись, решительно хлопнул ладонью по столешнице. Звук оказался на редкость громким. Все собравшиеся недоуменно посмотрели на капитана БеСтий. Кадмир нервно шелохнулся в дверном проеме. Ствол излучателя дернулся в сторону испуганных детей. – Эй! Что ты делаешь? – удивленно воскликнул Всеслав, – Что это вдруг на тебя нашло? – Я расскажу, – примирительно произнес Енев. Радогост демонстративно откинулся на спинку кресла, заложив ногу за ногу. Старинный пулевой пистолет капитана, провернувшись в руке, демонстративно спрятался в такой же старинной кобуре. Небрежным движением ладони капитан предложил и бойцу опустить оружие. Кадмир осторожно присел на ближайшее кресло. Излучатель опустился на колени. Щелкнул переключатель предохранителя. Непрерывно горевшая до этого момента искорка, погасла. Присутствующие устроились около камина. Огонь весело плясал в камине, озаряя лица людей красноватыми отблесками. Енев осторожно снял картину со стены. В пламенных отблесках пейзаж показался еще более реальным. – Умели же творить предки, – еле слышно пробормотал Всеслав, – Не то, что нынешние, так называемые «ХУДОЖНИКИ». Он с таким презрением выговорил последнее слово, что у окружающих невольно промелькнули улыбки. Даже Радогост хмуро усмехнулся в бороду. – А что, шибко большая древность? – спросил он Енева. Енев бережно погладил изображенный ствол. Ряд камешков предметного плана также удостоились прикосновения археолога. – Насколько эта картина древняя? – задумчиво переспросил Енев, – как я понимаю, возраст ее примерно соизмерим с тем раритетом, что ты только что спрятал… 2 Тамара сосредоточенно рылась в, оказавшейся непромокаемой, сумке. – Сейчас я вам покажу, – бормотала она вполголоса, вытаскивая нечто объемное. На свет появилась небольшая стопка странноватой бумаги. – Записи, – замедленно протянул Кадмир Его плечи брезгливо передернулись. Наконечник стрелы выпал из пальцев Радогоста и с громким звоном ударился о столешницу, заставив всех присутствующих вздрогнуть. Звук заметался по комнате, раз за разом отражаясь многоголосым эхом. Зашелестели вынутые листы с неровными строками записей. – Читайте, – девочка протянула написанное Еневу. – Что-то сегодня сплошные почиталки, – недовольно сморщился Всеслав. Казалось, еще пара мгновений, и он швырнет неизменный лук на пол. Енев предостерегающе поднял руку и взял протянутую рукопись. – Ого, – невольно вскрикнул молодой человек, лишь мельком просмотрев несколько страничек текста, – Письменность несколько старомодная, но вполне понятная. Оказывается, это, – он потряс листками в воздухе, – написал автор нашей картины. – Не может быть, – замахала на него руками Млада, – ты же сам сказал, что картина нашлась в результате раскопок древнего города. Енев задумчиво поскреб подбородок, заросший густой щетиной. Подняв листки ближе к глазам, он принялся вслух размеренно читать записанное некогда предполагаемым предком: «Посылаю эти заметки в надежде, что кто-нибудь когда-нибудь сможет их прочесть. Не знаю пока, как мне удастся осуществить свои намерения, но милостью Мтари, может быть, мои записи достигнут рано или поздно Земли. Сам же я пока никак не могу вернуться. Да, собственно, и не желаю. Несмотря на кажущуюся невероятность происшедшего, все описанные мной события – чистейшая правда. Я ручаюсь за каждое слово, вышедшее из-под моей руки. Правда, говоря по чести, мне порой самому кажется, что все это не более чем сон. Вот я открою глаза и снова окажусь в своей прокуренной комнате. По этой причине у меня и возникла мысль хоть как-то поделиться воспоминаниями, оставляя моим возможным читателям право судить о написанном так, как кому захочется… Часть событий произошла лично со мной. Многое мне рассказали друзья и соратники. Однако начну все по порядку, иначе будет несколько трудновато уловить нить моего повествования… … …Но тут встала следующая проблема. Перемещаться-то у меня получалось, а куда? – вот в чем вопрос. Во время всех моих предыдущих опытов у меня, по крайней мере, имелось четкое представление о месте назначения. Для перемещения между мирами таких ориентиров не было. Что делать? Тогда я решил использовать одно, но крайне ненадежное средство: я взялся за кисть… Долгое время ничего не выходило. Все рисунки мои были до отвращения мертвы. Конечно, ведь у меня совсем не было навыка. Один за другим неумелые пейзажи отправлялись в печь. Все фантастические миры, навеянные разгоряченным мозгом, превращались в пепел в жарком пламени топки. Однако я не сдавался. Терпенье и труд – все перетрут. Отдельные картины уже не казались нарисованными. Они жили, но еще не полнокровной жизнью. Не хватало малого. Глубина изображений ни в малейшей степени не походила на реальность. Данное обстоятельство не смущало меня. Я трудился как проклятый, пока не ощутил в своих картинах дуновение ветерка над высокими травами, шелеста листьев на деревьях, плеска воды в ручейках – пока окончательно не поверил в подлинность изображений. …Подготовительный этап был закончен… Оставалось перейти к следующему шагу… Но его еще нужно сделать. В один прекрасный момент я решился на этот шаг… Стояла ясная ночь, никак не сочетавшаяся с дождливым пасмурным днем накануне. Черное хрустальное небо, усеянное множеством сияющих искорок вбитых в него звезд, как будто спустилось совсем низко. Создавалось впечатление, что еще чуть-чуть, и можно рукой дотянуться до любой из сверкающих небесных заклепок. Я вышел под этот сверкающий россыпью огоньков свод и привычно воздел руки вверх. С трепетом я привел себя в требуемое состояние отрешенности и сосредоточенности и, закрыв глаза, представил свой самый удачный пейзаж наяву. Словно легкий ветерок коснулся моего пламенеющего лица. Со всем жаром души я устремился в придуманный мир. Меня охватило мимолетное головокружение. Через мгновение мне показалось, что прямо передо мной кто-то неведомый включил сильную лампу. Ласковое тепло окутало мое тело. Я сильней зажмурился, а потом резко открыл глаза…» Голос Енева звучал равномерно и негромко. Слова повествования словно врезались в уши слушателей. – Уже в который раз за этот день ты зачитываешь нам какие-то древние записи, – недовольно проговорил Всеслав. Из его груди вырвался тяжелый вздох. Он сосредоточенно принялся водить наконечником по каменной столешнице. Яркое оперенье стрелы мерно колыхалось в такт движений. Помещение наполнил шаркающий звук затачиваемой стали. – Зачем тебе эта штука? – обратилась к нему девчушка Тамоан Цан, осторожно прикоснувшись к луку. – Охотиться, – не прерывая занятия, отозвался лучник. – Охотиться? – переспросила девочка, – Разве вы еще и охотитесь? – А как же, – удивленно обернулся к ней Всеслав. На мгновение он даже перестал скоблить сталью по камню. – Должны же мы питаться и нормальной едой, а не только синтетическим мясом. – Почему бы тебе не использовать излучатель для этой цели? – скривился Кадмир, поглаживая рифленую рукоять оружия. Казалось, он не обращал ни малейшего внимания на то, что прочитал археолог. Кадмир казался полностью поглощен странным разговором, однако взгляд его настороженно скользил по окружающим. Всеслав не спеша проверил остроту наконечника пальцем. Язык слизнул капельку крови, выступившую на большом пальце. Стрела звякнула, опускаясь в колчан. Ладонь передвинулась на рукояти лука. Взгляд уперся в стражника. Ствол излучателя уже в который раз дернулся в руках Кадмира. Искорка разряда стала разгораться, наполняя воздух густым запахом озона. Словно вызванная искрой разряда над Океаном в быстро темнеющих небесах сверкнула замысловатая молния. За окном неторопливо тянулись клочковатые мрачные тучи, слегка подсвеченные темно-багровым заревом заката. Тревожные закатные отблески выгодно оттеняли ярко-красные, словно восковые, цветы граната. Енев, опершись на широкий подоконник, отодвинул цветущую веточку и внимательно всматривался в неразличимую в темноте линию горизонта. Радогост следил за ним неприязненно прищуренными глазами. Енев медленно отошел от окна. Каблуки звучно простучали по плитам. Качнулось кресло, принимая вес молодого человека. Шелестя, опустились на столешницу исписанные листки. Енев жестом подозвал Тамоан Цан. Девочка осторожно приблизились к нему. Радогост размеренно поднялся, старательно поправив мундир. Ремни снаряжения заскрипели, когда капитан Береговой Стражи оперся руками о столешницу. Глаза его внезапно сверкнули. – Зачем вы прибыли к берегам Пермского форпоста Империи? – внезапно обратился он к беглецам. Девочки испуганно отшатнулись в сторону. – Мы… мы… – пролепетала она. Енев, погладил мягкие волосы девчушки, укоризненно посмотрев на Радогоста. Девочка бросила на археолога-спасателя благодарный взгляд и крепко прижалась к его ладони. Внутри молодого человека шевельнулось неведомое раньше отеческое чувство. Он растерянно бросил взгляд на Младу. Девушка ответила ему понимающей улыбкой. Внезапно захотелось оказаться рядом с ней. «Не стоит ли и нам, – красноречиво сказал взгляд Енева, – завести…» «Почему бы и нет», – ответил взгляд девушки. В стороне негромко хмыкнул, заметивший этот разговор взглядов, Игвар. Енев смущенно вспыхнул. Млада приобняла старших девочек чисто материнским жестом. Глаза ее осветились каким-то внутренним светом. Взгляд Радогоста остекленел. Пальцы нервно шевельнулись. Ментальная волна накрыла присутствующих чуть ли не на физическом уровне. Тамоан Цан непроизвольно дернулась от неожиданности. Енев тут же ощутил иглы мысленного воздействия. Сработал поставленный щит. Молодой человек, нахмурясь, оглядел окружающих. «Это капитан, – острая, как спица, мысль Млады проникла сквозь казалось несокрушимую защиту, – он – ридер…» «Но как?…» «Не забывай, что мы на одной волне». Игвар настороженно наблюдал за их невидимым разговором. Его взгляд перешел на Радогоста. В глазах бывшего стража сверкнула искра понимания. – НЕ сметь! – проговорил Игвар непререкаемым тоном. Старинное оружие моментально оказалось в руках капитана. Вспыхнуло пламя. Помещение наполнил грохот, заставивший присутствующих зажать уши. Маленький кусочек металла выбил отметину в каменной стенке камина. Взметнулись мелкие крошки. – Побереги заряды, – криво усмехнулся Игвар, – их не производят со времен Последнего Потопа… – Ничего, мне хватит, – Радогост уверенным движением вытащил обойму, – если, конечно, никто не будет вынуждать меня тратить их… 3 Собравшиеся сгрудились возле стола. За окнами стремительно темнело. Вынутая Радогостом обойма, слегка поблескивала в тусклом свете золотистыми заклепками капсюлей. Рядом тревожно чернела фигура пистолета. Дым от недавнего выстрела никак не мог рассеяться. Енев уже в который раз перебирал исписанные неведомым автором листы. Впрочем, почему неведомым? Найденный пейзаж тоже принадлежал этому человеку. Но, насколько реально то, что он находится не на Земле? – Я слушаю, – Радогост машинально опустил ладонь на рукоять пистолета. В уголках губ Енева промелькнула еле заметная усмешка. Неужели страж забыл об извлеченной обойме. Однако капитан не забыл. Пистолет, провернувшись в пальцах Радогоста, ловко опустился в кобуру. Следом исчезла в его кармане и обойма. Сам капитан бухнулся обратно в кресло, снова заложил ногу за ногу. Колючий взгляд его оглядел присутствующих. – Устроился как у себя дома, – пробубнил Всеслав, перекатывая по столу граненый наконечник. Тамоан Цан неуверенно подняла голову. Она посмотрела на возвышавшегося над всеми Енева. – Снежана говорила, что вы все сможете понять, – неожиданно робко заговорила девчушка, – и поможете нам вернуться домой на Чак-Г’ор… – Снежана? Кто это? Дети недоуменно переглянулись. – Кстати, – прервал Енев затянувшееся молчание, – а как вышло так, что вы тут оказались одни? – Ни чего и не оказались, – враз ощетинился темноволосый мальчишка. Глаза его сверкнули ярко-зелеными искрами. Енев тяжело опустился в кресло. – Рассказывайте все по порядку, – проговорил он, откидываясь на спинку. Словно подслушав, по оконному стеклу простучали мелкие ледяные кристаллики. Кадмир непроизвольно отшатнулся, чуть не свалившись вместе с шатким креслом. Излучатель опять мгновенно оказался в его руках. Палец тут же устроился на рычажке предохранителя. Шумно вздохнул океан. Высоко взметнулась набежавшая волна, захлестнув дамбу. Следом вздымалась волна еще больших размеров. – Вовремя вы нас вытащили, – проговорил молчавший до этого Гриша. Он зябко поежился, скорее по привычке, чем действительно от холода. Хотя, вряд ли в Халифате теплее. – Объясните потом Государю Императору, – хмуро посоветовал Радогост, – Кстати, мне нужно вас доставить… – Императору? – неверяще переспросил Ицамнас, – Но Снежана нам говорила, что у вас тут нет никаких императоров. – Да, все-таки, кто такая эта Снежана! – вскипел Радогост, стукнув кулаком в подлокотник кресла, – Почему она сомневается во власти Императора? Кстати, почему она не с вами? – Заткнись, капитан, – раздраженно обратился к нему Енев, – Дай детям возможность самим обо всем рассказать… – Да, как ты… – Не заводись, капитан, – буркнул от своего места Игвар, – на самом-то деле… – Что, на самом деле? – взревел Радогост, вскакивая. – Сядь! – в голосе Енева послышалась злость, – Прижмись! Капитан Береговой Стражи изумленно рухнул в кресло. – Ладно, пусть говорят, – выдавил он сквозь зубы. – Рассказывать буду я, – хмуро сказал Ицамнас. *** Сразу после провозглашения Снежаны императрицей Чеггорра, настоятельно встал вопрос об отправке детей обратно на Чак-Г’ор. Девушка повела их в дворцовую усыпальницу семьи Чер. Ицамнаса поразили ряды каменных саркофагов, аналогичных увиденным под Пирамидой Энкиду. Хотя сходство заключалось лишь во внешнем виде сооружений. Точно такие же искусные рельефы покрывали крышки отдельных ящиков почти сплошным полотном. Молодая императрица остановилась возле одного из них. Двое рабочих старательно вырубали выведенные черной краской на плите рисунки. Чешуйка за чешуйкой, крошка за крошкой откалывались мельчайшие кусочки, придавая рисункам глубину и объем. Ицамнас внимательно вгляделся в рисунок. Даже в таком незавершенном виде внешность изображенного вполне угадывалась. Мальчишка узнал лицо и могучую фигуру покойного императора. – Он был добр ко мне, – еле слышно проговорила девушка, погладив засыпанную крошкой плиту. – А мы не сможем теперь вернуться домой, – заискивающе заглянула в глаза Снежане Тамоан Цан, – забравшись в ящик? – Ничего и не заискивающе, – прервала рассказ девчушка, – я просто вспомнила… – Я рассказываю! Снежана повернула к Виктору растерянное мокрое лицо. – Ты должен доставить детей домой, – строго проговорила она. – А ты? – отозвался землянин, сжимая рукоять меча Выжидательно уставились на девушку остальные ребята. Тамоан Цан плотно прижалась к давней наставнице. В неверном свете факелов Ицамнасу показалось, что по лицу Снежаны пробежала еле заметная тень. – Да, не могу я, – горько ответила она, – Как мне все это бросить? С легким шорохом шевельнулся в серой тени у далекой двери Котас. Негромко звякнуло оружие молодого воина. – Надо собираться в Генгант, – тоскливо произнес Виктор. – Зачем? – глухо спросил Котас. – Ну… там находится портал перемещения, – обернулся к нему Ицамнас. Ослепительно-зеленое свечение наполнило помещение… *** Мальчишка осекся, увидев, как недовольно скривилось лицо Радогоста. – Книги не пробовал писать? – лениво проронил капитан Береговой Стражи, – у тебя неплохо бы получилось. – Вы считаете, что я все выдумал? – голос Ицамнаса зазвенел, наполняясь скрытой обидой. – Так все и было, – вставил со своего места другой мальчишка – Гриша, – Ицамнас не солгал. – Да, вы все тут сказки рассказываете, – вспылил Радогост. Он решительно поднялся. Щелкнули затягиваемые ремни. Разгладились складки на форме. Звякнули наградные знаки. В руке капитана появился белоснежный кусок материи. Несколько стремительных движений – с форменных ботинок исчезли грязные пятна. Обувь начищено заблестела. – Или говорите, кто вы, или… – Радогост грозно навис над мальчишкой, – И, кстати, зачем прибыли в Империю? – Ну, я же и так рассказываю… – Ицамнас сжался под его взглядом. – Продолжай! – кулак капитана с силой ударил по столешнице. Всеслав демонстративно собрал россыпь подпрыгнувших наконечников. В широкой ладони стрелка кусочки металла звякнули колокольчиками. За массивными стенами в грозовой ночи ревел Океан. Раз за разом накатывали валы, заливая береговое поселение. Вода шумно перехлестывала через дамбу. Казалось еще немного, и тяжелые волны сметут и дамбу, и все остальные сохранившиеся постройки. Дети отшатнулись от дребезжащего окна. Теперь все они оказались возле Ицамнаса и Радогоста. – Успокойтесь, ребята, – Енев укоризненно посмотрел на капитана, – только очень уж неправдоподобно выглядит ваш рассказ. – Что ж тут неправдоподобного? – обиженно воскликнул Ицамнас. – Ладно, рассказывая дальше, – добродушно прогудел Всеслав, опуская собранные наконечники в отдельный карман на колчане. *** В толще черной пирамиды тоже нашлась потаенная комната с искусно выполненным «саркофагом». – Это и есть транслятор, – проговорил Пек Тьекбез. – Он позволит вам всем вернуться на родину. В глазах его сверкнули колючие искры. – Раньше я его не видела, – проговорила Снежана еле слышно, – хотя и прожила в городе почти год. Верховный жрец Чеггорра, показавший местонахождение комнаты, остановился возле самого входа. Семилучевая звезда – знак его сана – жалко тлела, практически не рассеивая окружающую темноту. Виктор, подозрительно взглянув на жреца, шагнул вперед. Рука его ухватила факел у ближайшего воина. Световое пятно, озаряя пространство помещения красноватым светом, постепенно отдалялось от входа. – Идите за ним, – тихий голос прозвучал возле Ицамнаса. Мальчишка стремительно обернулся. рядом стоял неизвестный старик в желтоватых традиционных туросских одеяниях. Ицамнас обернулся к Снежане. Девушка ивнула. – Отправляйтесь вместе с Виктором, – проговорила она, – на Земле найдут способ доставить вас на Чак-Г’ор… – А ты? – жалобно спросила Тамоан Цан. – Мне пока нельзя, – тяжело вздохнула Снежана. Ладонь ее сжалась на руке кренсора Котаса. – Может когда-нибудь потом… Взгляды, которыми обменялись Котас и Снежана, показывали обратное. Девушка не вернется. Она останется на далекой планете. Виктор тем временем подошел вплотную к «саркофагу». Пальцы молодого человека медленно поглаживали глубоко вырезанные рельефы. – Как же им пользоваться? – Я знаю, – произнесла сквозь слезы Тамоан Цан. Девчушка бросилась вперед. Рука решительно опустилась на один из иероглифов в основании верхней плиты. Иероглифическая надпись по периметру крышки «саркофага» стала наливаться огненным светом. Крышка медленно двинулась в сторону, открывая внутреннее пространство «саркофага». Виктор ухватил девчушку за рукав, стараясь оттащить ее в сторону светящегося «саркофага». Тамоан Цан вывернулась из рук молодого человека и быстро скользнула в открывшуюся полость. Виктор рванулся за девчушкой. – Стой! – закричал Ицамнас, бросаясь к сестре. Вслед устремились и остальные. – Не надо! – Снежана вырвала руку из ладони кренсора и бросилась к открывшемуся ящику. Крышка «саркофага» закрылась за детьми… *** – И вот мы оказались на Шиб-Г’ор, – закончил повествование Ицамнас. – А как же этот, как его, Виктор? – подозрительно спросил Радогост, – Он-то, почему не с вами? – Он был с нами, – горько проговорила Лена, – но остался защищать наш отъезд из Халифата. Она всхлипнула. – Мы не знаем, жив ли он теперь… 4 Енев остановился возле окна, внимательно вглядываясь в черный неопределенный горизонт. Океан в невообразимой дали сливался с небом. На невидимых в темноте волнах не отражалось ни малейшего светлого пятнышка. Даже луна, частично спрятавшаяся в тяжелых мрачных тучах, напоминала угольно-черный диск. Где-то за бушующими волнами Океана расположился жадный Халифат. – Но Халифат ужасно далеко, – словно отвечая на мысли Енева, проговорила Млада. – Точно, – продолжил Радогост, встрепенувшись, – вы ж должны были проходить мимо Москвии и Мордвии… Почему вы не обратились к их правительствам? – Мы собирались, – поспешно сказал Ицамнас, – но… нас элементарно обстреляли… Взгляд его внезапно стал каким-то затравленным. Он словно говорил: «Вот и тут, похоже, начинается то же самое». Лицо его исказилось в неопределенной гримасе боли. – Подождите-ка, – подозрительно присмотрелась к ребятам Млада, – а вы вообще чего-нибудь ели? – неожиданно спросила она. Окружающие изумленно посмотрели на девушку. В глазах спасателей появились виноватые искорки. – Надо же, – озадаченно пробормотал Енев, – а мы лишь все расспрашиваем да расспрашиваем… – Но они же просто дети! – перебила Млада, – и проделали такой путь на голодный желудок. – И совсем не на голодный, – негромко возразила Лена, – Виктор собрал кое-какие припасы для путешествия… – И где же они эти припасы-то? – совершенно не к месту вопросил Радогост. Енев укоризненно покачал головой. А Млада уже сорвалась с места. С легким шорохом отодвинулась металлическая дверь, пропуская девушку. Негромким эхом отозвались по коридорам здания уверенные шаги Млады. Спасатели понимающе переглянулись. За окнами яростно взревел Океан. Брызги от разбивающихся волн застучали по стеклам Комнаты Отдыха колючими льдинками. Мощное завывание ветра прорвалось сквозь окна леденящим звуком. За пределами здания густой пеленой пролетала снежная крупа, застилая обзор. Снегопад прекратился так же внезапно, как и начался. Небеса очистились. Морозной ясностью наполнился ночной воздух. Сложилось впечатление резкого похолодания и в самой комнате. Дети плотней прижались друг к другу, сохраняя тепло. Взгляды их тревожно метались по полутемному помещению. По стенам метались единственные источники света – пламенные оранжевые отблески от камина. Само пламя постепенно затухало, оставляя угольки рдеть яркими звездочками. В комнате неуклонно темнело. Тень накрывала и картину, и разложенные на столе страницы с записями. Неожиданно по стенам прокатился бледно-зеленый отсвет. Ахнув, посмотрела в окно Тамоан Цан. На бесконечно черном небесном полотне колыхалось нечто переливчатое, перетекая из зеленого в желтое. Изредка яркие сполохи перемежались лиловыми искорками. – Надо же, – прижав сжатые кулачки к губам, прошептала девочка, – и тут магия… Радогост мрачно усмехнулся в бороду. – Какая, к… этому… самому, магия? – проговорил он, – обычное полярное сияние… – Разве у вас такого не бывает? – перебил Енев, обращаясь к детям. – У нас? – растерянно проговорила Тамоан Цан, – Не знаю. Не видела. Она оглянулась на спутников. Остальные ребята ответили ей еще более недоуменным взглядом. – А почему… Радогост погладил бороду. Щелкнул замок застегиваемой кобуры. Кадмир, глядя на начальника, закинул излучатель за спину. – Все просто, – снисходительно проговорил капитан Береговой Стражи, – они не могут быть шпионами Халифата… потому, что… – А вот и я! – провозгласила появившаяся Млада. Девушка с напряжением тащила на странной металлической рогульке металлическую же пузатую посудину со значительно утоньшенной нижней частью. Крышка посудины слегка позвякивала при каждом шаге. – Как ты только успела? – Игвар подскочил к Младе, перехватывая увесистую ношу. С глухим стуком опустилось днище посудины на стол. Дребезжащая крышка устроилась рядом. Из посудины вырвался густой пар. Конец ознакомительного фрагмента. Текст предоставлен ООО «ЛитРес». Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию (https://www.litres.ru/evgeniy-petrov-5982645/doroga-domoy-bilet-v-odin-konec-2/?lfrom=334617187) на ЛитРес. Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.
КУПИТЬ И СКАЧАТЬ ЗА: 400.00 руб.