Сетевая библиотекаСетевая библиотека

Тайна рыжей мартышки. Волшебные хроники

Тайна рыжей мартышки. Волшебные хроники
Тайна рыжей мартышки. Волшебные хроники Любовь Сушко В данном томе вы встретитесь с волшебными хрониками из цикла «Лабиринты сказок кота Баюна». Если в первых хрониках главные героини мартышки, то в третьей и четвертой части мы оказались в лабиринте волшебных сказок с любимыми героями, особенность в том, что все они находятся в заповедном лесу, а значит, Водяные, Лешие, Русалки будут влиять на их судьбы, и, конечно, Баба Яга и кот Баюн тут как тут. Тайна рыжей мартышки Волшебные хроники Любовь Сушко © Любовь Сушко, 2018 ISBN 978-5-4490-8903-8 Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero ВЕРНИТЕ МАРТЫШКУ НЕМЕДЛЕННО СТРАШНАЯ ТАЙНА ЗАБАВНОЙ МАРТЫШКИ СКАЗКИ СТАРОГО ЛЕСА ПРОЛОГ Когда-то очень-очень давно, во времена, когда тьма правила миром, а о свете только можно было мечтать, да и то мечты казались напрасными, пришли в старинный замок, в котором до этого обитал могущественный дракон, но потом был он убит великанами, три юноши. Они каким-то образом узнали о чародействе, о магических заклятиях, которые оставалось в замке и после исчезновения дракона и решили приобщиться к ним, чтобы сказка стала былью. Всем издавна известно Драконы исчезали, заклятия оставались, надо было только добраться до них и научиться ими пользоваться. Юноши были проницательными и очень умными, они получили эти познания, впитали их в себя и каждый из них использовал полученные знания по своему усмотрению. Так в этом мире появились три первых и самых могучих чародея, это потом от них народился Мерлин, Волхв и Финн, а сначала были три эти паренька, которые взяли от окаменевшего дракона все, что он сумел им дать. Много прочитали на чешуе его, дракон оставил тайные знания, и они были доступны тем, кто знал древние языки и умел читать древние письмена. Век чародея долог, состоит он из нескольких веков простых смертных, ведь при помощи различных снадобий и заклятий и молодость, и жизнь свою они умели продлевать. И жили они до тех пор, пока им жить не надоедало. А потом, раньше или позднее каждый понимает, что ничего хорошего в бессмертии нет, надо отдохнуть и отправиться путешествовать в другие мира. Такое понимание пришло и к нашим чародеям. Собрались они, не сговариваясь, на покой в один прекрасный летний день. После затишья случается буря, а от перемены мест легче и проще живется, вот и решили они покинуть этот мир и отправиться в путешествия. Только в самом начале был у трех чародеев один договор, что умрут они в один день, когда все решат, что настала пора. А когда захотят покинуть этот свет по общему согласию, то спрячут свою силу так, чтобы никто из смертных не догадался о ней, и не смог ей воспользоваться, потому что и разделенная на троих она велика была. Но трудно даже представить себе, что станет, если какой-то один злодей захочет ею воспользоваться. Это будет настоящий конец света, которым нас с вами до сих пор все пугают, а они тогда первыми о нем заговорили. И давшие этому миру свет тайных знаний вовсе не хотели, чтобы рано или поздно снова наступила тьма-тьмущая. Нет, не должно этого случиться никогда. Они и на самом деле немало сделали для древнего мира – один из чародеев стал самым великим Лекарем, не только от боли избавлять умел, но и мертвых воскрешал, если на то была у них необходимость. Второй сделался воином славным, и мечом владел не хуже, чем чарами своими, потому самая могучая и непобедимая дружина была у них. А третий создал все искусства и науки, и оставил их для этого мира, чтобы и украсить как-то и облагородить наш мир, и облегчить жизнь людей, ведь давно было известно, что не хлебом единым жив человек. Но надоело им жить на белом свете, потому что все узнали они, все пережили и почувствовали, ничего нового не оставалось для них в этом мире. Тогда и собрались они снова в замке Дракона, побежденного героем, имя которого не сохранило безжалостное время, и решили последний уговор исполнить. И в тот самый момент маленькая и шустрая мартышка и заглянула в замок. И поняли в один момент чародеи, как они распорядятся силой своей. Они спрячут ее в мартышке, подарив ей бессмертие. Она-то ничего не смыслит в этом, вот и пусть живет вечно и хранит их тайну. Никто никогда не догадается, что этот зверек может быть хранилищем такого достояния. И все было бы распрекрасно и ладно, если бы тайна их не стала известна мальчишке-слуге, который был с одним из волшебников и слыл его учеником. И если смущало что-то учителя, только то, что был он нетерпимым и злобным созданием, потому и не торопился он его своим учеником считать, тайных знаний никаких парнишка не получил, злился, и подглядывал, подслушивал, желая хотя бы таким образом получить то, чего они не собирались ему отдать добровольно. Он давно понял, что запретный плод сладок, а подслушивать бывает очень даже полезно. Увлеклись таким важным делом чародеи и забыли о том, что и в пустынном замке есть свои глаза и уши. Притаился юноша, и узнал он самую главную тайну. Может быть, другой и не понял бы ничего, но этот был смышлёный не по годам, и все ему стало ясно-понятно. И очень ему обидно стало оттого, что все, чем владели маги, в одночасье было обезьяне передано. Сразу же догадался он, что тот, кто обезьяну захватит, станет властелином мира, и может призвать тьму вместо света в этот мир. Но обезьяна эта исчезла после заклятия, а он не мог умиравших колдунов оставить, чтобы не выдать того, что ему все известно стало. Парень был очень хитрым, и не сомневался, что отыщет обезьяну, как только похоронит волшебников. Так все и вышло. Развел он огромный костер, сложил туда тела, предал их огню и стал думать о том, что теперь настала пора и о себе позаботиться. Только после того, как он их похоронил, и костры погребальные сложил, после этого понял он, что главная его задача теперь, разыскать и вернуть обезьяну в замок. Сколько бы времени на это не ушло, он решил бороться до конца. Только недаром не доверяли парню чародею, мало что у него тогда получилось, когда показалось ему, что поймал он обезьяну, то сначала оказалась совсем не та обезьяна, а потом, когда была та, бессмертная, она просто от него сбежала, и больше ее отыскать Старик (а он уже к тому времени стал стариком седовласым) никак не мог, так и умер, проклиная этот мир. В бреду проговорился, и тайное стало явным, мир узнал о таинственной мартышке. Так когда-то в незапамятные времена начиналась странная история, а продолжалась она долго и упорно, не только от ученика чародеев, но и от многих аферистов, пришедших в мир после него, убежала бессмертная обезьянка. Так до наших дней и продолжалась эта погоня за властью и могуществом. И вот какая история случилась уже в наши дни. ЧАСТЬ 1 ГЛАВА 1 ЯВИЛИСЬ, НЕ ЗАПЫЛИЛИСЬ В некотором царстве, в некотором государстве в один прекрасный день стали происходить невероятные события. И прежде что-то этакое случалось в мире, где жили не только люди, но и духи, и звери самые различные и неведомые. Ведьмы и колдуны, и бесы разных мастей были не последними созданиями в этом мире. И до какого-то времени все они уживались мирно, но рано или поздно все начинает меняться. И тогда случаются самые таинственные и невероятные события, потому что мир никак не может обойтись без чудес и сказок, а кто еще их сотворит? №№№№№№ В тот весенний, но очень теплый день невесть откуда перед городскими воротами появились два угрюмых незнакомца. Они еще по пути в город Русу поссорились, да так, словно бесы им все пути перепутали. Ссорились они, ссорились и никак не хотели мириться. И так они отношения на пути к городу выясняли, что вопли их были слышны очень далеко. И одного из них, того, кто был выше и худее, звали Аверий, а второго маленького и плотного, а скорее даже толстого, Агапом. И твердили они о том, что давно пора приниматься за дело, и заработать себе хотя бы на еду, сколько можно по белому свету полуголодными и такими неприкаянными шататься? Правда, они никак не могли договориться о том, какое это будет дело. Но город большой, народу много, и всегда найдутся простофили, которых легко можно обмануть и обморочить. Именно это только и умели наши новые знакомые, а другим полезным делам никогда и не учились даже. – Ты ищи этих орлов, которых обокрасть можно, – твердил один. – А почему это я все время искать должен, твоя очередь настала. – Моя всегда бывает, только не на этот раз. – Нет уж, не дождешься, это твой час пробил. Тебе давно пора за дело приниматься, а не висеть у меня на хвосте. Спорили они так увлеченно и самозабвенно, что никого больше не замечали. И напрасно, ведь в чужом мире надо всегда ухо востро держать. Друзьям казалось, что рядом никого нет, никто их не видит и не слышит, но тут они ошиблись. – Заработаете, голубчики мои, – услышали они голос востроносой то ли старушонки, девицу изображающей, то ли девицы, как-то странно выглядевшей, – Я давно вас, милки мои, поджидаю, все ноги уже посбивала, никак дождаться не могу. Долго же вы где-то болтались, видать не сильно оголодали-то. Есть у меня для вас дельце, очень даже важное. Голубчики оглянулись, переглянулись и разом к ней повернулись, догадавшись, что разговаривает ведьма именно с ними. Они были ребята битые и тертые и поняли, что не простая перед ними старушка стояла. Эта точно была особенная. Неужели им так повезло, стоило только в городе появиться, да первым делом на ведьму и наткнуться. Но разве не заслужили они своими делами, а может и бездействиями, хорошего и сердечного к себе отношения, и казалось им, что ведьма не была жадной, хотя может быть только казалось? Какая же это ведьма, если она жуликов не сможет одурачить? Нашим разбойникам с большой дороги показалось, что вполне заслужили они этой знаменательной встречи и награды. Они так увлеклись, что и не поинтересовались, что им там делать придется. А вот нам с вами это очень даже любопытно ГЛАВА 2 ВЕДЬМА АГНЕССА В каждом большом или маленьком городе есть своя ведьма, и это была из той самой породой, которую народ честной старается стороной обходить, потому что черной была ведьма, злой и коварной. На пути наших бродяг оказалась ведьма Агнесса. Никто бы из знавших ее не захотел к ней приближаться, а уж иметь с ней дело и подавно. Но Аверий и Агап не знали ничего о ней, а были так голодны и злы, и усталы, что и саму ведьму могли бы съесть и не подавиться, конечно, если бы она позволила им это. Но она не собиралась становиться добычей для двух воришек. Наоборот, она сама хотела их использовать в своих целях, и более подходящей парочки для ее темного дела и не нашлось в этом мире. Окинув их опытным глазом, и видя, что они согласятся на что угодно, она поманила их с лесной тропинки в сторону, поближе к густым кустам, где так легко было укрыться от посторонних глаз и потолковать о том – о сем. И оказались они то ли в парке, то ли в настоящем лесу, сразу этого не понять, местность была чужой, совсем им незнакомой. Они приблизились к лавке около избушки на курьей ноге. У нее жилище было точно такое, как и положено для любой ведьмы с незапамятных времен. – В избушку вас, милки мои, не приглашаю, поскольку вам там делать нечего, – заявила она довольно резко, – но на лавку мою присаживайтесь, почему бы и нет, ведь вы уже давно ноги бьете, а всем известно, что в ногах правды нет. Переведите дух, кваску попейте с дороги, тогда и говорить начнем. Блины не пекла, уж извиняйте.. – Ты не груби нам, и зубы не заговаривай, – говорил ей в ответ Аверий, – из них двоих выглядел он более серьезным парнем и настроен был более решительно. – Может дело твое и яйца выеденного не стоит, а мы с тобой только время зря теряем, – поддержал его спутник… – Словно бы у вас дел куча, а я вас от них отрываю, – скривила губы в усмешке Агнесса, – И посмотрю я, как вы станете в чужом городе орудовать, что из этого получится. В голосе ее послышалась явная угроза. Не надо быть слишком прозорливым, чтобы понять, что без нее у них ничего не получится. Об этом ведьма позаботиться, раз они нарисовались у нее на пути. И они это поняли. А как поняли, так пылу спорить со старухой у них поубавилось. Она была права, и она у себя дома находится, а они только в гостях. Вот и не надо в чужой монастырь со своим уставом переть. №№№№№№№ Пока два странника с большой дороги на городской окраине разговаривали с ведьмой, мы с вами можем заглянуть в город, на пути в который они и были. Это был самый обычный, хотя и большой город. Все в нем имелось, как и в других городах в те незапамятные времена. Но кроме почты, магазина, полицейского участка, вокзала, там был еще и цирк. Это был новенький, разноцветный и очень красивый цирк, который и стал украшением этого города, и местом, где и любили собираться вечерком и взрослые, и дети. А выступали в этом цирке самые разные люди и звери. И были они очень хорошими артистами, и очень веселыми созданиями, а по-другому в цирке и не бывает, на то он и цирк. Со стороны простым смертным их жизнь могла показаться одним сплошным праздником. На самом же деле это был невероятный труд, и устраивали артисты праздник для других, для них же, когда все радовались и отдыхали, и наступали суровые будни для тех, кто творил этот чудный праздник. Но как радуется душа каждого артиста, когда праздник удается на славу. Ведь на представлении в цирке собиралась добрая половина города. А для них это и было самой большой наградой. И больше всех дети любили обезьянку Зизи. Она была такой славной и забавной, так любила выступать и веселить своих зрителей. Но характер у Зизи был вовсе не простым, ведь была она не только талантливой артисткой, но и самовлюбленной особой и всегда прислушивалась к тому, насколько сильны были аплодисменты после ее выступления. Выбирала она неизменно того из зрителей, кто хлопал ей громче всех и стремилась к нему с распростертыми объятьями. Каково же было удивление Зизи, когда она заметила одну рыжеволосую особу с длинным и острым носом и злыми глазами, старуха ей совсем не хлопала. Может ли быть такое? Зизи не поверила своим глазам, но ладони старухи неподвижно лежали на коленках. В ярости мартышка бросилась к ней, больно шлепнула ее ладошкой по руке, угрожающе зашипела, а потом крикнула на весь зрительный зал: – Ты глухая или просто глупая овца. Зачем явилась, если тебе ничего в цирке не нравится. Агнесса, а это была именно она, и глазом не повела, словно бы ничего такого и не случилось. Она погрузилась в раздумья и на глупую обезьянку не собиралась обращать внимания. Но и такого оскорбления, да еще публичного терпеть не собиралась. Ведьма очень проворно поднялась, развернулась и пошла прочь. Из цирка она удалилась молча. Зрители старались на нее не смотреть, многие знали, что перед ними была ведьма, а с такими лучше не связываться, себе же дороже будет. Но обезьяна рано торжествовала. Агнесса была самым злопамятным в мире созданием, она все помнила, и ничего не забывала и не прощала никому в мире, а уж обезьяне, которая так много из себя строит тем паче. Но она хорошо понимала, что, что месть хороша как закуска в холодном виде. Следует немного подождать и хорошенько подумать, как отомстить ей по-настоящему. И решила Агнесса придумать что-то такое, чтобы та взвыла от кошмара и ужаса, а потом можно было и подумать о том, что делать с ней дальше. Она долго выжидала и выглядывала тех, кто может ей в этом помочь, не самой же связываться с капризной обезьянкой. Два проходимца показались наиболее удачными исполнителями ее коварного замысла. И они к тому же оказались в нужное время в нужном месте. ГЛАВА 3 ЗАГОВОР ОБРЕЧЕННЫХ Агнесса сердилась, объяснять суть дела им пришлось очень долго, да и цену они заломили слишком высокую. Но она ломалась только для вида, а за паршивую обезьяну и больше бы заплатила, если бы они поторговались еще и попросили бы больше. Потом, когда о цене за услуги они уже договорились, несколько раз с невероятным занудством рассказала им Агнесса, что и как им следует сделать, чтобы противная обезьяна оказалась у нее без всяких проволочек. На первый взгляд они все поняли правильно, и им очень нужны были деньги, потому они не станут пакостить ей и не будут заваливать не такое уж и сложное дело. На этом трое заговорщиков и расстались, воры отправились исполнять задание, а Агнесса решила поджидать их у себя в лесу. Она пока собирала разные полезные в хозяйстве травы, цветочки – лепесточки, напевала песенки, и радовалась тому, что скоро груз мести упадет с ее плеч. Потом обошла все полянки и редкие леса, где подрастали ее любимые грибы – мухоморы. Где еще могли расти такие распрекрасные грибы, как тут. Ведь она сама их холила и лелеяла, и если бы какой-то зверь или человек посмел прикоснуться к ним, она бы обрушила на него всю свою немалую силу. Эти грибы принадлежали только ей, никто не посмеет их и пальцем коснуться. Никакие другие грибки не были для нее так желанны и полезны, как эти, и не могли они сослужить ей такую добрую службу. Да и потом, они были красивыми, очень красивыми, самыми красивыми из всех грибов в лесу, а какими полезными для темных дел. №№№№№ Обезьянку сгубило тщеславие. Эти двое так бурно реагировали на все ее ужимки и прыжки, так отчаянно хлопали ей, долго и упоительно после каждого самого незначительного трюка, что Зизи ощутила себя страшно талантливой особой, а на самом деле просто поймала звезду, как говорят о таких. А когда благодарные зрители протянули ей целую связку бананов, внушительную такую связку, она была на вершине блаженства и никакого подвоха не заметила. Обезьянка оказалась такой наивной особой… Давным-давно Авдей и Агап усыпили ее бдительность, и когда она бежала за кулису, то уже по дороге стала чистить и уплетать подаренные бананы, старательно приправленные сильным снотворным. Как известно, бананы – самое любимое кушанье обезьян и это было известно всем, а уж ведьме Агнессе и подавно. Эта доза усыпила бы и лошадь средних размеров – ведьма была щедра. А Зизи свалилась через минуту в одном из темных закоулков в цирке. Жуликам ничего не оставалось больше, как только незаметно проследовать за ней, найти и спрятать ее в котомку, похожую на потрепанный рюкзачок. И хотя обезьяна оказалась довольно тяжелым созданием, но ни один из бывших в цирке людей ничего подозрительного не заметил, когда два из зрителя покидали здание цирка, переглядываясь и перешептываясь на ходу. Спящая непробудным сном артистка в тот самый миг бесследно исчезла из своего родного дома, словно в воздухе растворилась. И прошло еще какое-то время, прежде чем все хватились и бросились ее искать. ГЛАВА 4 ПРОБУЖДЕНИЕ Когда обезьяна очнулась, она вдохнула страшно неприятный запах каких-то трав и первое, что она увидела, была наглая востроносая рожица Агнессы, на которой значилось явное торжество. Да и как могло быть иначе, она получила то, что хотела, обидчица была в ее руках. – Привет, мартышка, – злорадно заговорила ведьма, – тебе, вертихвостка, и в дурном сне не могло такое привидеться. Ты думала, что можешь творить все, что вздумается, но не бывать этому, не на ту напала. Теперь ты в моей власти, попрощайся со своим цирком раз и навсегда. Зизи потеряла дар речи и смотрела на нее, не мигая. И хотя она мало, что принимала на веру, но поняла сразу, что на этот раз все именно так и будет. Было очевидно, что ведьма вовсе не так безобидна, как могла показаться ей в цирке, и лучше было с ней не связываться. Да хорошо думать о том, что уже случилось. Мы все умны задним умом, а артистки так впечатлительны и обидчивы, так импульсивны… И она решила разведать почву, и размышляла о том, как можно было выкрутиться из такого трудного положения. Она думала о том, что кикимора (так она называла Агнессу) будет делать с ней дальше. Интересно, что та может предпринять, вряд ли ей хочется такую беспокойную гостью в дом, ведь ее обязательно станут искать цирковые. – И что дальше, – говорила она, и казалась слишком спокойной для пленницы. Это тюремщицу немного озадачило. Ведьма помнила случаи, когда те, кто казался в первый миг жертвами, сами в одночасье становились палачами. Но пусть она даже не надеется на это. Ее наглость никак не пройдет. Ничего у нее не выйдет с этим. – Я отпущу тебя, – пообещала она и замолчала многозначительно. Но ясно было, что за этим последует какое-то задание, испытание, как всегда в сказках бывает. В детстве Зизи слышала много сказок и почти везде героев ждали какие-то испытания, после того, когда они потеряли то, что имели и хотели вернуть потерянное снова. – И что тебе нужно для этого, – Зизи не скрывала своего нетерпения. – Ничего серьезного, самую малость, ты принесешь мне корону ведьм. НЕ знаю, как ты сможешь уговорить беса Мефистофеля, он всем этим заведует, но ты у нас шустрая, все у тебя получится, – говорила ведьма капризно-повелительным тоном. Всем своим видом она показывала, кто в доме хозяин. Так Кикимора и превратилась в один миг в ведьму, и после этих слов она топнула маленькой ножкой. – Вот как, и всего только, – вырвалось у Зизи, – ты переоценила меня, даже я сама не думаю о себе так хорошо. И с чего это бес отдаст мне корону, которая тебя вовсе не украсит? Подозреваю, что ему она нужнее, да и многие ведьмы более достойны этой штуковины, почему он должен отдать ее тебе? – Меня мало волнует то, что ты обо мне и о себе думаешь, если хочешь вернуться в свой дешевый цирк и жить по-прежнему безбедно, то сделаешь это, – в голосе ее уже появилась угроза. – Ты сделаешь все, что от тебя требуется, – еще раз повторила она и, развернувшись, молча удалилась, оставив свою невольную гостью в размышлениях и переживаниях. Для этого у нее было много времени. №№№№№ – Корона королевы ведьм для этой противной Кикиморы, и бес, к которому лучше не приближаться. Она или рехнулась совсем, или принимает меня за кого-то другого, – думала в это время Зизи. Но от этого не легче. И судя по всему, свободы она лишилась надолго. И что остается делать в таком плачевном положении? А если бы она не была такой жадной и не любила бы так бананы, ничего бы с ней не приключилось. Она подпрыгнула, и увидела маленькое окошко, из которого едва доходил свет. И с грустью подумала о том, что если даже сбросить половину веса, то и тогда в него не протиснуться. И она пожалела о том, что не родилась птичкой какой-нибудь или летучей мышью. Пусть она не была бы такой красивой и забавной, и в цирке бы работать не смогла, зато и в плену бы тогда не томилась. Но Зизи оставалась славной мартышкой и должна была что-то придумать для того, чтобы вернуть себе свободу. Перед плотно прикрытой дверью было какое-то колдовское заграждение. Но она все-таки решила проверить, вдруг кикимора позабыла ее закрыть, и тогда она сможет выбраться наружу. Как же ей хотелось свободы в тот миг. Не хотелось ей самые дурные вести узнавать в первые минуты пребывания здесь, но хороших и ждать не стоило. То, что их не будет вовсе, не стоило и сомневаться. От нечего делать она стала вспоминать, как все это случилось. И припомнила Зизи те две рожи. Теперь они показались ей самыми отвратительными в мире. Связку бесплатных бананов, которые и привели ее именно в мышеловку, где и бывает бесплатный сыр, вовсе вспоминать не хотелось. Ее мучил страшный голод, но здесь ничего не только вкусного, но и съедобного не было, одни вонючие мухоморы кругом. И плачевнейшее положение, в котором она оказалась, выглядело безнадежным. Но Зизи тем и отличалась от остальных обитателей этого мира, что долго горевать она не умела, да и не собиралась вовсе. И немного очухавшись, окончательно придя в себя, стала раздумывать о том, что и как следовало бы ей предпринять. ГЛАВА 5 ЗАТИШЬЕ И ПЛЕН Но случайно ли ведьма оказалась в цирке, зачем ей нужна была эта обезьяна? На эти вопросы только нужно было еще найти ответы. Только Агнесса знала про Зизи то, что не было известно даже ей самой. О четырёх чародеях она ничего не поминала, потому что они постарались, чтобы она все позабыла, стерли ей в тот момент память, а вот то, что происходило дальше, и это казалось ей самым началом, она помнила, правда, не очень хорошо, но все-таки. В самом начале, когда она только народилась, ее подарили могущественному и злому колдуну Карлу, который и хотел сделать ее оружием в борьбе с этим миром. Хотел, да не успел. Его самого сокрушил еще более могущественный чародей, которому понадобилось это животное. Но она, предупрежденная вороной о новой опасности, долго слонялась по лесу, пока не встретила циркачей, в ее город переезжавших. И забыв о поединках чародеев, Зизи была уверенна в том, что всю жизнь оставалась в новом цирке. Все самое горькое и скверное, она легко и просто позабыла, и правильно делала, помнить надо только хорошее, тогда и жизнь веселее покажется. Агнесса же хорошо помнила, что было с Зизи до ее актерства в цирке, и была уверенна в том, что чародей сумел передать ей самые важные секреты, которые ей совсем не помешают, но ими еще надо было завладеть, что ведьма и сделала Может, она и на самом деле про них забыла, но если освежить ее память, то все и вспомнит сразу. Этим в ближайшее время ведьма и собиралась заняться, раз уж эти пустоголовые воришки так быстро и ловко все сделали. №№№№№ Передав обезьяну ведьме и получив сполна обещанную сумму, воры страшно перессорились, они лупили друг друга безжалостно, сколько было сил, и каждый считал, что он должен получить большую часть денег, а соратник его обойдется и меньшей долей. Никому не хочется делиться с другим, да еще на равные половины делить свалившиеся на их головы деньги. И они убеждали друг друга, что вклад их в общее дело был много больше. И всегда бывает так, что когда работает один, другой только прохлаждается. И не хотелось прослыть простаком и уступить то, что по разумению и должно ему принадлежать. Тогда, так и ни о чем, не договорившись, они решили вернуться к ведьме и попросить у нее большую сумму, словно существовало такое количество денег, которое могло показаться им достаточным. Они были уверенны в том, что продешевили, и старуха согласится заплатить им еще, а если нет, то они и во второй раз стащат обезьяну и продадут ее назад циркачам, а уж там постараются не продешевить – это точно. А те на радости вряд ли станут расспрашивать, где они ее нашли, а если и станут, то не трудно придумать любую правдоподобную историю. Люди так легковерны, особенно когда что-то хорошее для них делаешь, что поверить они могут во что угодно, особенно если ложь большая, то поверить еще легче, чем в маленькую, а воры всегда найдут, что для них сочинить. – А если ведьма настигнет нас и заколдует? – спрашивал Аверий Но Агат уверял его, что этого не может быть, потому что не может быть никогда. И он казался уверенным в собственной правоте. Так, едва распрощавшись со своими помощниками, Агнесса снова с ними и встретилась. А ведь казалось, что они попрощались с ней навсегда. Но за их спинами она увидела то, что сами воры видеть не могли – там стояла другая ведьма, молодая и красивая – Лота. Она подслушала их недавний договор со старухой, последовала за ними и решила узнать, что может происходить дальше, как можно для себя любимой что-то сделать полезное. Ей было скучно и одиноко, а это троица могла не только ее развлечь, но и принести какую-то пользу. Она успела произнести заклинание и обернулась прекрасным и невинным созданием, прежде чем они успели ее увидеть, и смогла их обоих очаровать, но провести старуху не могла, как ни старалась. Агнесса видела ее прежней, да и в любом обличии бы ни с кем другом не перепутала. – Здравствуйте еще раз, добры молодцы, куда вы путь держите, и что там хотите отыскать? Аверий яростно противился чарам Лоты, а Агап с первого взгляда безнадежно влюбился, и как он ни старался, но ничего с собой поделать не мог. Болезнь эта внезапная и сокрушительная, если и не убила его, то парализовала надолго, и коварная девица могла спокойно вить из него веревки. Кто бы мог подумать, что и с таким пройдохой молодой ведьме не так трудно было справиться. Лота проверила на нем свои чары и могла бы гордиться собой. Он покорно, словно собачонка за палкой, которую бросает ради развлечения хозяин, побежал за водой для нее, хотя она совсем не хотела пить. Даже Аверий, на которого такие трюки не действовали, порой останавливал на ней свой взор. Но оба они попались, как мальчишки, и поверить не могли, насколько прекрасная девица коварна. ГЛАВА 6 ДВЕ ВЕДЬМЫ И ВОРИШКИ Агнесса удивилась второму их пришествию и ожидала нетерпеливо каких-то объяснений от этих пройдох. Они вернулись, хотя она не звала их и в гости не приглашала. Что это еще за наглость и назойливость? Она сердилась и даже не пыталась скрыть свой гнев. И почему они с собой еще эту кривляку притащили. Ничего кроме скандала от Лоты она никогда не ждала, а в компании с этими типами еще и потасовку затеют. Молодая ведьма была ее вечной соперницей, она владела многим из того, что для нашей Агнессы было недоступно. Она стояла перед нею и откровенно собой любовалась. Ее не брали никакие годы – она умудрилась каким-то чудом оставаться вечно молодой. С некоторыми из ведьм такое случалось, но довольно редко. А сама Агнесса без труда бы справилась с наглыми воришками. По первым фразам она поняла, что назад их привела жадность. Но за их спиной напряженно дышала Лота, и она не могла поступать опрометчиво и совершить какой-то досадный промах. А та готова горы свернуть, чтобы ей досадить. – Тебе чужая жизнь покоя не дает, – через их головы обратилась к своей сопернице Агнесса. Она сердилась, нервничала и ничего не могла с собой поделать. Лота в ответ только загадочно улыбнулась. Она ясно ощущала свое превосходство перед старушонкой, которая видит и понимает, что все происходит не так, как ей того хочется. Но та уже обращалась к воришкам: – А вы, что это с пути своего повернули? – спрашивала она сердито, – али мало вам, бездельникам, заплачено было за пустяковое дело, которое и яйца выеденного не стоило. Убирайтесь-ка лучше, пока не заколдовала я вас и не прекратила в ворон черных, которые, передравшись, заклюют друг друга спокойно до смерти. Вы еще увидите, какова я в гневе и что с вами сделать могу. Но угрозы эти не особенно испугали воришек, которые страх по дороге растеряли, и никуда убираться не собирались. Они если не понимали, то чувствовали, что сердится старуха из-за их девицы, и ощутили немалую поддержку при этом. – Забирайте золотые, – она бросила им по парочке монет, – и убирайтесь прочь вместе с этой вертихвосткой. И не вздумайте возвращаться. На этот раз они подчинились. №№№№№№ Когда из своего заточения Зизи услышала голоса подлых похитителей, и поняла, что они снова вернулись, но не потому что раскаялись и хотят помочь ей, а из-за того, что на ней собираются еще подзаработать (какова наглость), а она то надеялась на то, что их заела совесть. Такого разочарования в своей жизни никогда прежде она не переживала. Вместо совести в их душах царила только жадность и тьма. И угораздило ее оказаться жертвой таких бессердечных негодяев. А ведьма смогла с ними все-таки разделаться и отправить их подальше. Они шли, весело распевая какие-то задорные песенки, не особенно печалясь о том, что оставили невинную обезьяну томиться в плену у злой колдуньи, и даже не поняли, как оказались у стен замка Железного короля. Как они могли миновать город и оказаться на другой его стороне, этого никто из них понять так и не мог. И вроде бы времени совсем немного прошло, но на поляну, где они невольно остановились, спустилась настоящая тьма, в которой уже ничего нельзя было разглядеть. Мосты через ров к замку давно были убраны. И все, что им оставалось – развести костер под высоченной его стеной, расположиться под черным, словно пропасть, небом и приготовиться ко сну. Никакие сомнения и угрызения совести не тревожили их – еще чего, они все сделали правильно, победили своих врагов и раздобыли денег для того, чтобы прожить какое-то время без всяких забот. ГЛАВА 7 А ТЕМ ВРЕМЕНЕМ А тем временем Агнесса пришла в келью к своей изнуренной пленнице, и решила, что наступило самое подходящее время для того, чтобы выяснить, что получила она в наследство от грозного чародея, и на что можно в лучшем случае рассчитывать и ей самой. Ведь не напрасно она столько денег заплатила этим негодникам за мартышку несносную. Ведь она суетилась, бросила свои привычные дела, занялась, черт знает чем, связалась с проходимцами, бросалась деньгами не для того, чтобы та бездельничала, да еще и грубила ей. Она про себя решила, что если обезьяна бездарна и может только кривляться на арене, то она задушит ее своими собственными руками и выбросит в болото за окном, чтобы и духа ее больше поблизости не оставалось. После таких мыслей и вид у ведьмы был грозным. Но расправа могла подождать до тех пор, пока она не подумает о том, как лучше с ней поступить, это всегда успеется. №№№№№№ Обезьяна сидела на пеньке и почесывалась, стараясь не злить свою ведьму, потому что из того, что она вцепится в нее, и будет бить, ничего хорошего не выйдет – та быстро ее усмирит, может быть навсегда, порвет на куски и забудет, а ей так еще хотелось пожить. Лучше было хранить спокойствие, не смотреть на нее, не замечать, и за себя не так обидно, и ей не будет повода руки распускать или заклятия какие применять. Вскоре это показалось ей самой трудной ролью, но она справилась. И хотя сама ведьма была на приличном расстоянии от нее, но ей показалось, что кто-то очень сильно толкнул ее, так, что она взлетела в воздух, словно вовсе ничего не весила… Агнесса не верила своим глазам. Обезьяна покувыркалась мгновение, а потом растворилась и исчезла бесследно. Уж ей ли не знать всех этих фокусов, но она ничего не могла понять. Она и сама могла проделывать подобные штуки с легковерными людьми, иногда появлявшимися у нее или заблудившимися поблизости в лесу, но чтобы кто-то решился так обращаться с ней, она в это поверить никак не могла, а надо было, обезьяны больше нигде не было. Верь своим глазам или не верь, но мартышка бесследно исчезла, ее просто украли и даже следа и намека на то, кто это мог сделать, не оставили. И она понимала очень хорошо, как только вспышка ярости утихла, что сделала эта Лота. Недаром она тут появилась, недаром была такой тихой и смирненькой. Все труды и все усилия, и все золото ее, все напрасно, из-за того, что эти воры привели сюда ведьму. Что делать? Сначала она хотела вскочить на метлу и отправиться в путь. Но стоит ли игра свеч, одно поражение можно назвать случайностью, а два – это уж закономерность. И в глазах окружающих она вовсе не хотела прослыть неудачницей. Она представила себе, как сцепится с Лотой и там тоже проиграет. И все духи, которые соберутся отовсюду, от всей души над ней позабавятся. Не стоило обольщаться и обманываться, с каждым годом сил у нее становилось все меньше. Самое разумное – переждать какое-то время, и потом напасть неожиданно. Но время шло, а обиды не только не забывались, а все больнее жалили ее измученную душу. От такой досады и удар мог хватить, хотелось рвать и метать, рвать и метать. Но ведь будет и на ее улице праздник, обязательно должен быть рано или поздно. №№№№№№ Никогда еще в своей жизни даже в самых уникальных цирковых номерах не летала Зизи так стремительно. И когда она довольно плавно приземлилась на траву перед костром, то поразилась увиденному. Прилетела она к своим похитителям прямо в руки. То, что называется у людей из огня да в полымя. Но как эти два воришки могли такое проделать с ней, мартышка понять никак не могла. Но она почти забыла об Агапе, когда заметила, что находится прямо у ног прекраснейшего создания, насмешливо ее разглядывавшего. Абросим крепко спал, и ни о чем понятия не имел в тот момент. Для него ее появление прошло незамеченным. Уже и на первый взгляд поняла Зизи, что Агап безнадежно влюблен в эту красавицу, которая одним пальчиком своим дотянулась до ее шерсти и тут же его отдернула, желая убедиться только в том, что обезьяна живая и настоящая. Из-за девицы воришка совсем лишился рассудка, с которым у него и без того было не особенно хорошо. На него ей рассчитывать не стоило, он будет делать все, что прикажет ему эта ведьма, а может она многое, раз так бросается зверями. И трудно понять, оказалась ли она на воле, или в еще большую клетку попала. Вряд ли старуха Агнесса была такой могущественной, как эта. Дыша прохладой и оглядываясь по сторонам, она не могла понять, как быть и что делать дальше. Она пребывала в самом скверном расположении духа. Впрочем, Лоте надоели все его восторги, и она нагнала сон на Агапа, решив, что надо немного поразмыслить в одиночестве и понаблюдать за мартышкой. В душе застывшего Агапа возникла странная тревога, но как ни старался, он не мог заставить себя пробудиться, так и заснул, забыв обо всем, что происходило вокруг. Мартышка была в руках прекрасной злодейки, и по блеску в ее глазах, она поняла, что ей придется туго. – Глупая обезьяна, – усмехнулась Лота, – раз моя подружка Агнесса за тобой так гонялась, и столько денег этим дурочкам отдала, значит, в тебе должно быть что-то особенное, если бы знать, что именно. – Так я тебе и сказала бы, даже если бы мне это и было известно, – злорадно подумала Зизи И словно читая ее мысли, а, скорее всего так оно и было, Лото продолжала: – Ничего, мы все равно об этом узнаем, не будь я самой прекрасной и лучшей из ведьм. – Ты себе льстишь, – на этот раз пискнула пленница, решив, что если она так нужна ведьме, то та не учинит над ней расправу, по крайней мере, пока. Чародейка жестом отбросила ее подальше, но она чувствовала себя на толстом поводке, и особенно далеко все равно убежать не смогла бы, даже если и захотела. Но потом та все-таки приблизила ее, чтобы не ушла далеко. И ей ничего не оставалось, как только повиноваться. Девице так это понравилось, что она еще несколько раз, то отбрасывала ее, то приближала снова, словно это было не живое существо, а мячик, с которым она играла. Как грустно ей стало от той власти, которая у ведьмы над ней была – Все еще хуже, чем мне показалось, – дала она волю своим чувствам, но тут же постаралась об этом позабыть. Лучше такого не знать и не показывать слабости колдунье, а то совсем худо станет. И на душе у нее сразу стало немного легче. Взглянув на спящих воров, вместе со зверем Лота тут же и исчезла. Даже если бы они бодрствовали и попытались ее догнать, и тогда бы у них ничего не вышло, но это им не грозило в тот момент вовсе. Они оставались в полном неведении и ничего больше не смогли бы поделать. Но Агнесса за нее с ними рассчиталась, что им еще надо, не станут же они мартышку по второму разу продавать? Это уже наглость, хватит и того, что получили. ГЛАВА 8 ВЕДЬМА КАК ВЕДЬМА Агнесса тем временем решила немного прогуляться, и ловко для своих преклонных лет вскочила на метлу. ТО, что чувствовала она во время полета, было восхитительно, она окрылилась и вдохновилась в один миг. Какое-то время она просто парила, ни о чем, не задумываясь, и позабыла о своих недавних бедах и огорчениях. Но вскоре она прилетела на ту самую поляну перед замком, где спали богатырским сном ее недавние знакомые. Но еще на высоте своего полета она заметила, что там не было ни Лоты (и это хорошо), ни обезьяны (и это скверно). И сколько ни кружила она в округе, зорко вглядываясь во тьму, ничего напоминавшего эту парочку обнаружить так и не могла. – Как она могла так быстро со всем управиться? И надо же быть такой пройдохой. Но как бы она не возмущалась, сделать все равно ничего не могла. В первый миг Агнесса решила, что она проиграла, но это только придавало ей сил. Она понимала, что не остановится и пойдет до конца. – Ей удалось обмануть этих двух аферистов, и вырвать у меня обезьяну, – думала Агнесса, – но она радо празднует победу, пусть не обольщается. Она еще узнает почем фунт лиха. Давно уже не чувствовала ведьма себя такой воинственной и непримиримой. А так как никаких других важных дел у нее не было, то в это она и хотела вложить все свои силы и способности. №№№№№№ – Замок черного дракона пригодится нам, – размышляла, паря в черном небе с обезьяной в руках Лота. Она очень крепко держала ее, чтобы та не вздумала вырваться и от нее удрать, и хотя на такой скорости и на такой высоте сделать это было совсем не просто. И Зизи не собиралась рисковать собственным здоровьем, уж не говоря о жизни, но кто может знать этих обезьян. – Там старуха нам не страшна, – услышала она снова голос похитительницы, хотя и не особенно прислушивалась к ее болтовне, а скорее смаковала собственные горести и обиды. Зизи хотела сказать, что лучше уж старуха, судя по всему, из двух зол это будет меньшее, но побоялась, что Лота ее бросит и не станет подбирать, и тогда ей одной в пустом мире наверняка придет конец. А она понимала, что жизнь, даже в плену у злой старухи, это все-таки лучше, чем гибель, да еще когда в лепешку будешь на пустой земле валяться, так, что и отодрать тебя от нее никто не сможет. От такой страшной картины она даже зажмурилась и внутренне вся сжалась. После этого она тяжело вздохнула и смирилась с грустными своими мыслями. Выбор у нее был не велик. И руководила здесь всем не она. А между тем ведьма подлетела к той самой отвесной скале, где и был этот замок. №№№№№№ К своему полному разочарованию, Агнесса вернулась назад с пустыми руками. Она не могла ума приложить, что ей нужно делать дальше, но ведь что-то делать стоило, не отступиться же просто так, не признавать, что ты во всем проиграла. Надо было просто подождать, но не слишком долго, все должно быть в меру. Она понимала, что времени на все про все у нее не особенно много. И для начала она вызвала к себе Анфею, даму приятную во всех отношениях, но не для всех. Ей просто необходим был совет ее старой подруги, и всегда известно, что две головы или хотя бы полторы, это лучше, чем одна, вдруг и от Анфеи будет какая-то польза. Если того требовали обстоятельства, она могла обернуться и настоящим чудовищем, и родословную свою вела от самой медузы Горгоны, и в этом отношении вполне соответствовала своим свирепым предкам. Она без труда могла лишить разума любого, кто к ней приближался, а если им объединиться и договориться действовать сообща, то достанется и коварной Лоте. И ей перед ними не устоять. Она рассказала кратко, не уточняя каких-то деталей, о том, что произошло в этом мире, пока той не было поблизости, и потребовала: – Найти Лоту и мартышку, ее дерзости давно пора положить конец, и сделать это кроме нас с тобой некому. – И тогда обезьяна будет моя? – уточнила на всякий случай Анфея. Агнесса поняла, что если она не пообещает ей этого, то та ничего делать не станет. Но даже если потом произойдет непредвиденное, то это лучше, чем то, что она останется у Лоты. Эта дама мало, в чем разбирается, не сможет использовать ее по назначению, а потом она подумает о том, как вернуть назад животное. Из двух зол надо выбирать меньшее. Ей так в тот момент показалось, и она не могла даже понять, что может ошибаться и в этом. Но всегда верилось в лучшее. ГЛАВА 9 ЕЩЕ ОДНА ВЕДЬМА Конечно, Анфея была не так умна, как Лота и не так хитра, как Агнесса, но и она понимала, что суетятся эти две девицы, ее старинные знакомые, не случайно. Она заключила пари, и решила прихватить с собой для работы ученого пса Филиппа. Он оказался еще щенком у чародейки, провел рядом с нею всю свою собачью жизнь, и отличался при этом, как и положено хорошему псу, невероятной преданностью. Если бы была необходимость, и она послала бы его на медведя или колдуна, он бы и на него спокойно пошел, не раздумывая. И зная, что наверняка погибнет, бился бы за свою хозяйку до конца. Но он оставался бесстрашен и бесшабашен. Конечно, он не был особенно туп и мог отличить добро от зла. Он из личных наблюдений замечал, что его хозяйка не всегда поступала так, как ему бы того хотелось, но он не давал воли своим сомнениям. И жизнь ему казалась значительно проще и легче. И на этот раз он хорошо понимал, что от него потребуется. Он знал, что значит столкнуться с молодой, коварной и обаятельной Лотой, и помочь хозяйке победить ее. Это не медведь или колдун, а значительно страшнее. Эти двое все время говорили о какой-то обезьяне, из-за которой все это и началось. Но он думал о противостоянии двух дам, и о том, что сам должен оказаться между двух огней. Это было отвратительно. А обезьяны, да стоило ли из-за нее лапы бить? №№№№№№№ В цирке стали понимать, что произошло нечто неординарное, Зизи пропала, и, скорее всего, не по собственной воле. И если ее не спасти то она вернется не скоро, если вернется вообще. А они так любили эту мартышку, о зрителях и говорить нечего, без нее цирк опустел, и он никогда не будет прежним. И представления, которые они пытались показывать, никак не клеились. Никто больше не смеялся, дети сидели грустными и все время молча ждали, когда же она появится. А ее все не было. На лето цирк закрывали, их зрители уезжали в отпуск и переставали туда ходить, отпуск отправлялись и актеры. И они облегченно вздохнули, решив предпринять все меры для того, чтобы к осени показать ее снова зрителям. Но легко сказать, да трудно сделать. Но клоун с именем короля Артур, понимал, что это была его вина, это он должен был за ней следить, а теперь он перестал шутить, а они смеяться. Да и кто лучше мог их рассмешить? И на прощальном ужине он сказал о том, что если они не отыщут обезьяну за лето, то с работой придется проститься навсегда. А ведь ничего другого делать они не умели, и должны были умереть от голода. У Артура был любимый кот, которого ему принесли дети, когда он был еще бездомным котенком. И хотя коты почти не поддаются дрессировке, но они решили, что в цирке ему будет значительно лучше, чем на улице, а если он хочет жить в тепле, то пусть научиться хоть что-то для них делать. Коту пришлось научиться, ему не хотелось рядом с остальными артистами оставаться неучем. Вот и теперь, когда все оказалось так сложно, клоун взглянул именно на него: – Конечно, ты не собака, – с грустью говорил клоун своему коту, – но у нас нет другого выхода, ты должен стать ищейкой и разыскать нашу Зизи, а отпуск придется отложить до тех пор, пока мы ее не найдем. Она попала в беду и ей наверняка нужна наша помощь, а нам нужна она сама, и мы не можем бросить ее на произвол судьбы, а отдых может и подождать. Кот слушал его внимательно, но обиженно молчал. Конечно, Артур был расстроен, неудачи не особенно радуют людей, да еще привыкших к похвалам и аплодисментам, но как он мог сравнивать его с какой-то собакой, даже самой лучшей, да еще сожалеть о чем-то, ведь он был кот, и этим все сказано. Авдей хотел доказать всему миру, и своему клоуну в первую очередь, что он лучше в сто раз, чем любая собака. А для этого он готов был в лепешку разбиться, и ему так нравилось жить и работать в цирке, что карьеру свою из-за вертлявой мартышки прерывать он не собирался. И даже представить себе, что придется скитаться по чужим дворам, оставив уютный уголок в цирке, он не намеревался. Им не нужно было долго собираться, главное – еда и питие. И они двинулись в путь. Обрадованные мыши с радостью ему подсказали, куда следует идти, и указали правильную дорогу. Они надеялись на то, что замок дракона был так далеко, что он вернется нескоро, и надолго оставит их в покое. Кот понимал их коварство и грубый расчет, но самое главное, что они указали ему верный путь (попробовали бы обмануть), а это уже было не мало. Он мог бы гордо отказаться от помощи мышей, и искать дорогу самостоятельно, но он хотел быть лучше любого пса, а победителя, как известно не судят, потому всякая помощь пригодиться. Он пока еще не мог знать, что совсем с другой стороны к тому самому замку направляется пес Филипп, и им еще предстоит соперничать и столкнуться нос к носу. Если бы мартышка узнала о том, что из-за нее даже коварный кот отложил все свои дела и двинулся в путь, она бы прослезилась от умиления, но пока это ей еще не было известно. ГЛАВА 10 НОВЫЙ ДЕНЬ А тем временем наступил рассвет нового дня. Воры пробудились внезапно, когда солнце уже стояло высоко и сильно припекало. Они прекрасно выспались, но сразу же поняли, что мартышка и Лота их покинули. Они решили, что она проникла в королевский замок, и там ищет защиты, наврала с три короба королевским слугам, и удивительно, что стражники еще не разыскали, не схватили их, не бросили в темницу. Но раз они не были схвачены, то сами решили туда отправиться. Король встретил их радушно. Они же, прислушавшись и приглядевшись к происходящему вокруг, поняли, что ни Лоты, ни мартышки тут и в помине не было, никто понятия не имел, кто они такие. Но возможно король просто очень хитер. Хотя по нему этого не скажешь. Скорее всего, он просто оставался в неведении. Да и почему они должны быть здесь? Она наверняка убежала или улетела очень далеко, а они только теряют напрасно время. И когда простились с гостеприимным королем и покинули стены замка, они ругались пуще прежнего. И понимали воришки, что были нагло одурачены девчонкой, обведены вокруг пальца и остались ни с чем, хорошо, что она еще деньги не захватило, но разве это не подтверждало то, что обезьяна дороже любых денег, и они явно продешевили. Хотя, как сказать. Они точно знали, что делать с деньгами, и вовсе не ведали, как обезьяной во благо себе управлять. И сцепились эти двое на лесной полянке, и стали так отчаянно драться, что клочья полетели в разные стороны. И чем больше проходило времени, тем яростнее они лупили друг друга. Они не успели уйти далеко, и королевские стражники скоро заметили беспорядки на своих землях, и поспешили туда. Воины схватили их и теперь уже насильно потащили к королю. Один из них узнал Агапа. На этот раз они предстали перед королем, как дебоширы, и вряд ли могли надеяться на его милость. – И надо же было так вляпаться, – думали они оба одновременно. Но поздно было раскаиваться, оставалось только держать ответ. Не зря всегда существовала поговорка: не пойман, не вор. А они были пойманы, да еще в такой отчаянный момент. Вот как неожиданно повернулась их судьба, и никого им было винить, кроме себя самих. Но все-таки, как только немного отдышались, они решили, что виновата одна из ведьм, только вот какую из них винить, они не сошлись во мнении, и чуть из-за этого не подрались снова, хорошо, что вовремя одумались. И без того они уже влипли, и влипли в историю капитально. И видно, сколько веревочке не виться, конец ее будет виден снова. №№№№№№ Не надо быть очень крутой ведьмой, чтобы увидеть что-то, что происходит в другом месте. Агнесса взглянула на озерную гладь и поняла, что ее обидчики в заточении. Но не знала она пока, радоваться этому или печалиться. А возможно зло вернется и к ней. Ведь и она уже была наказана – мартышка, ее ненаглядная мечта, на этот раз была от нее еще дальше, чем прежде. Уж лучше бы она была с ними, тогда ей и дотянуться до нее было не так трудно, король бы сделал ей такой маленький подарочек. У него целый зоопарк самых редких зверей, зачем ему одна чахлая мартышка. Думала она теперь о Лоте и понимала, что она ничего об обезьяне не знает, и та не может быть ей полезна. И этим только и могла успокоить себя Агнесса. Она слишком безмозглая, никогда ничему особенно не хотела учиться. Но если поверить в то, что все тайное становится явным, то и она может узнать главную тайну, получит корону королевы и что тогда. Об этом лучше всего не думать. Она, конечно, может окрутить другого, кто захочет ей помочь, вот это и тревожило больше всего. №№№№№ Воры были посажены в две соседние камеры, и они могли сколько угодно обсуждать то, что с ними произошло. Они не могли знать только о самом главном – смогут ли они выйти отсюда на белый свет, и стать снова вольными и беззаботными? Но возможно король сжалится над ними, зачем ему нужны лишние рты, которых надо кормить, но никакой пользы они ему принести все равно не могут. Они долго так обо всем говорили, но праздное занятие, гадать о чем-то и делить шкуру неубитого медведя. Деньги у них забрали стражники, они снова стали нищими проходимцами – справедливость торжествовала, только им при этом хотелось рвать и метать. И мало ли что могло произойти в этом мире, пока они сидели в подвале королевского замка. ГЛАВА 11 ВЕРНЫЙ ПЕС ВЕДЬМЫ А тем временем Анфея вместе с псом своим Филиппом, появилась на той самой поляне, где они недавно дрались. И пес сердито зарычал, ощутив их не особенно приятный запах. И когда Анфея оглянулась, на дороге появился клоун Артур с котом Авдеем. Но, заметив сердитого пса, он тут же вскочил на дерево. Он не собирался ждать милости от этого огромного и свирепого животного. Осторожность еще никому в этом мире не повредила. Но Филипп был псом воспитанным. Он ни на кого без надобности не бросался, хотя, как любой настоящий пес, котов он любил не особенно, много от них всяких пакостей и неприятностей было, но так же вели себя все уважаемые псы. Ненависть к котам с древности оставалась в его генах и крови и передавалась из поколения в поколение, и он невольно подпрыгнул, да слишком поздно, все видели, что за котом ему не угнаться. И хотя клоун был не в шутовском своем наряде, не в боевой раскраске, но лишь взглянув на него, Анфея сразу же поняла, кто перед ней находится. И ведьма усмехнулась, взглянув на него: – Ты тоже разыскиваешь пропавшую мартышку, – догадалась она, – все в этом мире из-за нее с ног сбились. Что же в ней есть такое особенное? Она начинала злиться, а клоун оставался спокоен, не стоило выдавать своих волнений. Он понимал, что Анфее о ней ничего неизвестно, но ведь и он сам знал не многим больше. Почему за нею охотилась эта странная дама. Она бы не стала тратить сил напрасно, если бы обезьяна была только обезьяной и ничем больше. Но если люди любят котов или собак, то почему бы ей ни любить обезьяну. Видно, она разозлилась оттого, что клоун ничего не знал. Он не смог бы что-то скрыть от нее, такой умной и проницательной. Она решила, что на какое-то время им стоит объединить свои усилия. Так им будет проще найти то, что они ищут. И когда они смогут выкрасть у коварной Лоты обезьянку, то потом и решать полюбовно, как им поступить дальше. Но она решила, что с клоуном ей будет легче, чем без него, и она станет держать его в поле своего зрения. И раз им довелось столкнуться, то не стоит оставаться в одиночестве. Правда, клоун оказался не особенно веселый, какими она шутов с детства и представляла, можно даже сказать, что был он грустным, но уж какой есть, все-таки компания. И она постаралась ему улыбнуться, хотя улыбка была не особенно приятной и выдавала ее с головой. НО она понимала, что придется быть более бдительной, и следить за клоуном и его котом в оба. Ей вскоре, когда она узнала его лучше, стал симпатичен грустный клоун. Это даже хорошо, что он не был веселым. Это было бы в их общем деле не особенно приятным. Тем временем пес отошел в сторону, а кот медленно, очень осторожно, все еще не особенно ему доверяя, спустился с дерева, куда был нагло загнан, и теперь все они внимательно за ним следили, и видели весь его позор. Им пришлось заключить негласное соглашение, хотя он был возмущен до глубины души таким бесчинством. – И ты можешь доверять этой ведьме и ее бессовестной собаке? – ворчал на хозяина своего кот. Он старался не замечать того, что те, о ком он говорил, тоже были рядом и хорошо его слышали. – Ничего страшного, – успокоил его Артур, – любая компания лучше одиночества, и мы должны помогать друг другу. Мы будем вместе, а там видно будет, пока не стоит делить шкуру не убитого медведя. – Мы вроде мартышку, а не медведя искали, – насторожился кот. – Я помню, кого мы ищем, это поговорка есть такая, не стоит торопиться и забегать вперед. А за ними лучше наблюдать с близкого расстояния, хотя я уверен, что ведьмы такие неуловимые только потому, что их никто ловить не собирается. Они помолчали немного. – Тебе придется примириться с псом, собака нам очень нужна, – стал уговаривать своего кота клоун. – Он во второй раз подчеркнул, что я не собака, – с досадой подумал кот, – сколько же обижать – то можно, и зачем я только идти с ним согласился. Но он не собирался покидать своего клоуна, просто было до слез обидно такие несправедливости слушать. Хотя, если подумать хорошенько, то он и на самом деле не был собакой, и очень этим гордился. Но про себя он решил, что в решающий момент обманет и опередит того, кто рожден был псом, и тогда они еще порадуются все за него, а пса впереди ждал еще больший позор, чем его, когда он сиганул на дерево, а потом спускался с него. У пса был не только хороший нюх, но и слух не хуже, он слышал все, что говорил этот кот. Ему нравился клоун и совсем не нравился его кот. Но он хотел быть вежливым и терпеливым, и ради клоуна можно было и потерпеть недолго и его кота. Пес понял, что всегда он мечтал именно о таком хозяине, каким был грустный клоун, а если допустить, что он жениться на Анфее, то и станет его хозяином. Как бы хорошо было, если бы все так и случилось в один прекрасный миг. И жизнь бы его стала совсем другой. А если этого не случиться, и быть честным с самим собой, жизнь у него была собачья, и только глупый кот и может ему завидовать. Так очень медленно в душу его заползало предательства, и как ни старался, он никак не мог с собой правиться. Не только человек, но и собака ищет там, где лучше. Но почему так, ведь до появления этой парочки ничего подобного с ним не случалось. Но все когда-то начинается. – Я отличусь, и он заберет меня с собой, – думал пес. Даже думать так было отвратительно и недопустимо. Но разве не она сама виновата в том, что он начала так мыслить? От хороших хозяек не бегут. Удирают только от скверных, которые до поры до времени прикидываются добренькими. И если она снова станет совершать гадости, то он не станет ее поддерживать, потому что ему будет стыдно перед клоуном. Именно о том же думал и кот. – Клоун всегда был неравнодушен к собакам, а меня терпел только из милости и жалости. И ничего удивительного в том, что они столкнулись и понравились друг другу, так и должно было быть, – размышлял в это время печальный и почти преданный хозяином кот. Хотя всегда он кичился своей свободой, но в тот момент она стала ему постыла. Но что будет с ним, когда он заведет себе этого пса. Только это и могло его волновать в те тревожные минуты. Он уже привык спокойно и сытно жить в тепле. Да и почему он должен отдавать своего хозяина какому-то приблудному псу. Это не только несправедливо, это отвратительно. – Я буду защищать все, что по праву принадлежит мне, – таким было его твердое решение. Но легко сказать – защищать. Пес огромный и сильный, в ярости он его проглотит с потрохами и не подавится даже. И он на всякий случай отодвинулся от него подальше, хотя пес до сих пор не глотал котов, но чтобы обрести хозяина, почему бы ни начать с того, кто крутится под его лапами и все время у него на пути стоит? ГЛАВА 12 В ВОЛШЕБНОМ ЛЕСУ А тем временем Лота вместе с мартышкой торопливо брела по волшебному лесу к Драконьему замку. Ведьма прекрасная понимала, что многочисленные соперники не оставят их в одиночестве и начнут преследовать. И она даже представить себе не могла, как это может быть, что им следовало делать. Она хорошо понимала, что должна добраться туда, как можно скорее и надежнее там спрятаться. Она надеялась, что на их пути попадутся и те, кто станет им помогать, но врагов всегда было больше, чем друзей. Ведь многие по той или иной причине заинтересованы в это обезьяне, и если бы она могла в чем там дело, то постаралась бы все и прибрать к своим рукам, а так все совсем по-другому было. Она огорчалась оттого, что путь их оказался не таким простым и легким. И обезьяна ни в чем ей помогать не хотела. А по ее хитрой рожице было понятно, что она готова удрать в любой момент и за ценой не постоит. И для того, чтобы она успокоилась и забыла о том, как ей хорошо было прежде, надо было предпринять какие-то меры, сотворить новые заклятие и немного ее успокоить. №№№№№ Не только обкраденные воры, но и Анфея с Артуром тем временем предстали перед очами железного короля. И он не скрывал своего удивления, когда увидел их всех. За столь короткий срок в такой глуши вдруг появилось столько чужаков, было чему удивиться. – Что привело вас в этот мир, чем он вдруг стал вам интересен, – стал допрашивать их король. Были ли эти связанны с теми, что уже сидели в его темнице, и из-за чего-то упорно бились или это только случайное совпадение, мало ли людей бродит по дорогам. Он думал о том, как бы похитрее задать вопрос и, не выдавая себя, узнать как можно больше. Но сам он в подобных интрижках был не особенно искусен. На первый взгляд они казались более порядочными созданиями, но только на первый взгляд, но и они что-то упорно скрывали от короля, и это его не могло обрадовать. – Оставайтесь в замке, – то ли предложил, то ли приказал король. И они не стали отказываться, не стоит игнорировать монаршую особу. Слугам своим он приказал день и ночь следить за ними и сообщать обо всем необычном. И ожидания вестей превратились для него в интересную игру – все какое-то разнообразие в скучноватой и серой его жизни. Почти сразу же, выйдя в королевский сад, клоун и ведьма стали размышлять о том, что нужно делать дальше. – Я проберусь в темницу и узнаю у этих типов, что случилось, как они потеряли мартышку и почему тут оказались, – пообещала ведьма. – А ты жди моего возвращения. Мне понадобится твой кот, он может быть очень полезен, мой пес для таких дел слишком велик, он не сможет бесшумно проникнуть, туда, куда нужно. Коту не особенно хотелось сопровождать ведьму, но само предложение ему польстило и даже очень, главное – его предпочли собаке, пусть клоун знает, что и коты на что-то годятся, и ведьмы в таких, как он нуждаются. Как вдохновляло Авдея то, что он может отличиться. А главное – он будет видеть и слышать все, что творит ведьма. Клоун сразу же согласился. И ему такое предложение было по душе. Они едва смогли дождаться темноты, а потом двигались бесшумно. Она без труда своим легким заклятием усыпила стражника. Только после этого они двинулись дальше. Она сама обернулась черной кошкой и без труда туда ступила. Авдей, увидев все это собственными глазами, в первый миг совершенно оторопел, и шерсть зашевелилась у него на загривке, но он быстро опомнился и пришел в себя. И хорошо, что никого из людей не было поблизости. Обнимешь ты девицу, а она исчезнет у тебя на глазах – вот это ничего себе. А где-то у ног копошится в это время черная кошка, непонятно откуда взявшаяся. И не каждый даже поймет и разберет, что же произошло на самом деле и куда что подевалось. ГЛАВА 13 ПЛЕННИКИ Уже давно никто, кроме молчаливых стражников не заглядывал к пленникам, ни люди, ни звери, и вдруг сразу появились две кошки. Рыжий кот так и остался котом, а вторая, как только протиснулась через решетки, у них на глазах превратилась в прекрасную девицу. Правда, в подвале был полумрак, ничего толком они не разглядели, не могли понять, как и что было. Перебивая друг друга, пленники говорили о случайно встреченной незнакомке, которая стала настоящей ведьмой у них на глазах. – Она опоила чем-то и усыпила нас, прихватила мартышку с собой и исчезла бесследно. – Случайностей не бывает, – вслух размышляла Агата, уж, по крайней мере, не на этот раз и не с Лотой. – А вы как тут оказались, – повернулась она к ним. – Мы повздорили немного и оказались в королевской тюрьме, – признался один из них. – Лота не упустит своего, она обвела вас вокруг пальца, а вы попались как последние дурочки, – издевалась над ними ведьма. – Но что в ней такого удивительного? – спрашивала у себя самой Анфея. Понятно было, что ее и след простыл давно. Ищи- свищи ее теперь. При этом она тяжело вздохнула. Из всех ведьм, который обитали в округе, Лота была самой непредсказуемой. Если до чего-то она не дойдет сама, то у нее всегда найдутся дружки, которые и объяснят ее, и спрячут где надо, да так, что и сам черт не отыщет ее. Это и было самым скверным из всего, что им удалось узнать. И второе было понятно – от воров толку мало. Они ничего больше не ведают. Она не собиралась их спасать, пусть и дальше сидят тут, хоть мешаться под ногами не будут, и не испортят все окончательно, да новые пакости чинить не станут. Снова превратившись в кошку, она убралась подальше и исчезла где-то во тьме, вместе с остальными. Им оставалось только позавидовать ей. Если бы и они могли вот так. Но нет, спасать их девица не собралась, она не так глупа, как бы им того хотелось. №№№№№№ Незамедлительно вернулась Анфея к клоуну и рассказала ему все, что видела и слышала в королевских застенках. – Нам давно пора покинуть гостеприимного короля, а то тоже окажемся рядом с воришками, – здраво рассуждал шут. Она от него только такого решения и ждала. Дважды просить не было нужды. Кот, немного смущаясь оттого, что с радостью покинул хозяина и прогулялся с ведьмой, теперь снова к нему подлизывался, и твердил, что не стоит доверять тому, кто очень быстро может из человека в зверя лесного превратиться. Шут слушал его внимательно, он хорошо понимал, о чем тот хочет ему сказать. И они все вместе выбрались в ночной тьме незаметно из замка, но прощаться с королем не стали. Меньше слов – больше дела. Немало усилий пришлось приложить для того, чтобы пробраться на другую сторону и одолеть ров с водой, но все они плавали очень даже прилично, и выбрались на другую сторону незамеченными. Стражники, призванные зорко следить за происходящим, мирно спали сами по себе, а может их усыпила ведьма. Но никто не задерживал беглецов в этом ночном переходе. НА той стороне рва оставалось только перевести дыхание, и обсохнуть немного, но долго они ждать не стали и тут же двинулись в путь. №№№№№ Видя, что коту не дает покоя и сильно мучает совесть, и он искренне раскаивается в совершенном опрометчивом поступке, клоун по дороге постарался его успокоить. Сам он давно забыл о таких мелочах. И все его мысли устремились туда, где в плену должна была страдать и маяться его любимая мартышка. Кто-то из стражников очнулся и увидел, как они смывались, но не стали их задерживать. Им никакого приказа не поступало о том, что этих гостей надо охранять, а в застенках королевской тюрьмы в то время было все совершенно спокойно. Они давно усвоили, что не стоит быть слишком усердными, от этого бывают одни только беды и несчастия. Странники понимали, удаляясь от замка, что никогда больше никогда сюда не вернутся. №№№№№№ Две человеческих тени повыше, и две тени животных пониже, отделились от королевского замка и растворились за соседним лесом. – Подожди, – потребовала ведьма, как только они поравнялись с озером, – мне нужно поговорить с русалками. Они всегда были не особенно приветливы, но знаю больше, чем любые другие залетные духи. А это нам сейчас очень может пригодиться. Она начинала сердиться, дело ей казалось все более безнадежным. У них даже и соображений не было о том, куда следует двигаться дальше. Так как других предложений не было, клоун на это быстро согласился, пес рыкнул раздраженно, а кот зашипел. Они понимали, что от соприкосновения с потусторонним миром ничего хорошего ждать не стоит. Но если реальный не на что не годится, то придется потерпеть некоторые неудобства, – рассудительно говорили они друг другу. И приготовились адские муки переносить спокойно. Клоун злился из-за того, что он оказался таким плохим помощником, но в жизни бывают случаи, когда только женщины, а то и вовсе ведьмы, только и могут справиться с тем, что происходит в этом мире. ГЛАВА 14 ВЕДЬМА И РУСАЛКА Русалка, к которой направилась Анфея, понимала, что иметь такого врага, как эта ведьма – непозволительная роскошь, и следовало как-то с ней договориться или хотя бы сделать вид, что она на ее стороне и вполне готова ей помочь во всем, о чем бы та ни попросила. Это было реально хотя бы потому, что Лоту она любила еще меньше. А если бы при помощи этой можно было отомстить той, то почему бы так не поступить. Лота далеко, а если сцепятся эти две девицы, то у нее будет вполне достаточно времени для того, чтобы залечь на дно, еще на какой-то срок там оставаться и со стороны наблюдать за тем, что происходит в этом мире. – Они направились с мартышкой в драконий замок, – очень тихо, словно Лота могла ее слышать, – говорила ведьме русалка. – И вам нужно поторопиться. Пока наш Мефи колеблется, но он знает обо всем. Она говорила о том самом главном из бесов, который был не плох и не хорош, и мог, как помогать, так и мешать им всем. – Сделай все для того, чтобы он принял вашу сторону, – потребовала русалка. И хотя Анфея не могла ей особенно доверять, но в этом должна была с ней согласиться. Она поспешила к Драконьему замку, увлекая за собой клоуна и животных, и даже поблагодарить русалку не успела. И надо сказать, что поступила она очень опрометчиво. Потому что злопамятству русалки мог бы позавидовать любой. Она все помнила. Кокетливо ударила хвостом – она привыкла к такому обращению, и никакой благодарности от таких как Анфея она не ждала больше. Самое главное, что на ее озере было по-прежнему спокойно, никто не будет сновать, высматривать и вынюхивать все, так, как это делал огромный пес и уж вовсе не на что не годившийся ленивый кот. Их неприязнь была вполне обоюдной. И если бы не покровительство ведьмы, его бы она точно утопила и утащила на дно. Но пусть пока поживет, несносное животное, – самодовольно думала она в тот миг. №№№№№ Лота, наконец, добралась до беса, до сих пор от них ловко ускользавшего. Но так не могло продолжаться бесконечно. И теперь они встретились лицом к лицу. – Ты не можешь оставаться в стороне, даже если и захочешь, когда сцепились ведьмы. Тебе придется отдать яблоко коварнейшей из них. Думаю, ты не сомневаешься в том, что это буду именно я. Бес насторожился, сравнение с троянским царевичем Парисом, если вспомнить чем этот молодчик закончил, приятным было только на первый взгляд. А, поразмыслив немного, он не особенно этому порадовался. Но он утешал себя тем, что живут они совсем в ином мире, он не глупый мальчишка, конечно, и ведьмы не прекрасные богини, но он найдет выход более достойный. Сомневаться в том ему не приходилось. Но сама Лота вовсе не была так уверенна в том, что бес забудет все ее прошлые проделки и выберет именно ее. Все, что его касается, а они не первый день знали друг друга, она мыслила здраво и не особенно обольщалась. Мефи выбрал ее, но вовсе не из-за ее самой, а лишь потому, что ее соперниц терпеть не мог еще больше. Но Лоте он об этом докладывать не стал, и она пребывала в сомнениях и терзаниях. – Я неотразима, и он выберет меня, – утешала себя Лота. – Они еще хуже, и мне придется выбрать ее, – думал в то самое время Мефи. И как бы там не было, на этом они все-таки сошлись. №№№№№ По той самой дороге и путники прошли к драконьему замку. Но Анфея никак не могла поверить в то, что все решилось, и у нее не оставалось шансов как-то повлиять на все происходившее. Пока она была полна надежд на лучшее. А как без них было в этом мире оставаться? – Мефи будет на моей стороне, – говорила она клоуну. Ведьма злилась, он не испытывал такой уверенности, что и она сама. Но он еще извинится перед нею, и она почти торжествовала заранее. Пес уже учуял запах серы и первым зарычал, предупреждая их об огромной опасности. Он раздражался все сильнее, и его волнения тут же передались остальным. От веселого настроения и уверенности у ведьмы больше не оставалось и следа. – Он здесь, – злорадно произнесла она, – все осложняется, но мы и не в таких переделках бывали. – Может, ты немного о нем расскажешь? – спросил шут, он и на самом деле ничего не знал о бесе и понимал, как важно знать о нем больше – это вопрос жизни и смерти. Анфея повернулась к нему, желая понять, шутит ли он или говорит серьезно. Кто в этом мире может признаться, что он ничего не знает о бесе. – Бес? – переспросила она, наконец, – ну конечно, тебе не рассказывали, что мелкий бес всегда стоит за левым плечом и заставляет всякие пакости совершать. Хотя это только людские фантазии, и так бывает вовсе не обязательно. Но ты такой правильный, что никто из них к тебе, вероятно никогда и не приближался, такое может быть, – язвительно прибавила она, разговаривая то ли с ним, то ли с самой собой. Только мартышка все и в твоем мире изменила, тебе придется с ним нос к носу встретиться. Тогда держи ухо востро, он никому не спускает и никогда не проигрывает, если сам не захочет тебе в чем-то подыграть. Но если случится так, что он окажется не на нашей стороне, тогда дело дрянь. – Будем надеяться на лучшее, – попробовал подбодрить ее клоун, но на душе у него было грустно и тревожно, и становилось все страшнее. А если представить себе, что у них уже была Зизи. Но лучше пока об этом совсем не думать. ГЛАВА 15 ГДЕ МАРТЫШКА? Мы давно потеряли из виду нашу обезьянку, из-за которой и произошло столько шума. Она была с Лотой, которая и близко ее от себя не отпускала, но старалась оставаться незамеченной в огромном холодном замке. Лота не особенно ее баловала, и предупредила на всякий случай, что удрать за пределы замка она не сможет. – И не пробуй даже, у тебя ничего не выйдут. Она знала, что ведьма не обманывала ее, потому что пробовала это сделать уже не раз – все бесполезно. Но когда здесь появился этот низкий, слегка похожий на человека тип, она старалась спрятаться от него и забиться в самый дальний угол, понимая, что ничего хорошего от него ждать не стоит. Правда, он заставил ее убедиться в собственной важности. Судя по всему, ему было прекрасно известно то, о чем она не имела никакого представления, а это ей и хотелось узнать. Только если бы это можно было сделать без его участия. №№№№№№ – Ты испугалась его? – спрашивал клоун у ведьмы. Ему хотелось выяснить насколько Мефи страшен и опасен. – Я ничего не боюсь, – усмехнулась она, – я просто знаю, что нам всем придется посуетиться. Но это будет даже интересно, – тут же прибавила она. И это было правдой. Но клоун не отчаивался и после такого признания. Он точно знал, что утро вечера мудренее, и они наверняка что-то еще придумают. И пусть бес, это что-то таинственное и страшное, и он хорошо сознавал, что это совсем иной мир, с которым в своей цирковой жизни он бы никогда не столкнулся, если бы у них не украли мартышку. Но теперь он точно знал, что кроме обычного существуют еще и другие миры, к которым им придется приблизиться. И потом, в старости он будет за чашкой пива рассказывать о том, где им пришлось побывать, и как они вышли сухими из всех заварушек. Если конечно, они смогут вырваться. Пока он в этом совсем не был уверен. Если дело пойдет так и дальше, то и рассказывать ему ни о чем не придется. А чтобы все обошлось, ему придется постараться и пораскинуть хорошенько мозгами. Это было тревожно, но интересно. Они приближались в эти минуты к замку когда-то убитого дракона. Артур умел шутить и развлекать людей. И надо признаться, что делать это было не особенно трудно. Люди так просты и незамысловаты. Но если ведьма так говорит о Мефи, то смогут ли они, даже объединившись, с ним справиться. И что тогда? Ведь не просто же так, за их красивые глазки взяла она его с собой. Пока им придется доверять друг другу. Хотя это страшно было даже сознавать. №№№№№№ Пока они шли по этой тропинке, а замок только казался близко, но на самом деле они шли и шли, а строение так к ним и не приближалось. А Лота, уютно расположившись около огня, все еще слушала беса, который появился и соизволил с ней разговаривать. – Скажи, почему началась кутерьма, – спрашивала она его вкрадчиво, – почему все мы носимся с мартышкой, как с писаной торбой. Бес пристально смотрел на нее. Она и на самом деле ничего не знает или хочет проверить его. А он не собирался просто так ничего ей выкладывать. – Она – самое забавное здесь создание, и всем хочется получить только то, что есть у другого, ведьмы еще более завистливы, чем люди. Он говорил на удивление много, оказавшись рядом с этой девицей, но по существу дела так ничего ей и не сказал. Лота поняла, что обычные штучки с ним не пройдут. То же самое слышала и Зизи, когда подслушивала их разговор. – Забавная, – проворчала она, – я им что, игрушка какая. И на самом деле она была похожа на мячик, который перебрасывали друг другу, было отчего прийти в отчаяние. Невольно вспомнилось то золотое время, когда она была в цирке, принадлежала самой себе и не должна была прятаться, подглядывать, подслушивать и гадать о том, что еще с ней может случиться, куда ее закинет судьба. Но она чувствовала, что теперь ее судьба в этих маленьких ручках. От этого становилось особенно противно. Но что же происходит? – спрашивала Зизи, – два воришки нагло обольстили и украли меня из родного дома, ради того, чтобы получить золотые у ведьмы. Но другая, молодая и шустрая украла у старухи, теперь они будут яростно бороться. Вот если бы хоть один хороший человек, например, клоун Артур вспомнил о ней, тогда все было бы замечательно. А там, выбравшись из одного плена, она неизменно попадала в другой, еще более страшный. Потому она и горевала, зная, что клоуна здесь нет, и не будет в ближайшее время. Что может он сделать, если схватились ведьмы и бес. Даже страшно это себе представить. – Пусть он останется в своем цирке и смешит людей. Спокойнее проживет. Она и представить себе не могла в тот миг, как близко от нее он находится. И пока еще за него не волновалась. – Мы уходим, – капризно произнесла Лота, – притянув заклятием Мартышку к себе. На этот раз все происходило совершенно неожиданно. Здесь было холодно и жутко, но были все-таки стены и крыша над головой, а куда и зачем они еще должны были отправиться, вот что было непонятно им. Она понимала, что крали ее ведьмы не для забавы, в этом была еще какая-то тайна, до которой надо было обязательно докопаться. Зизи и сама начинала вспоминать о чем-то. Она знала, что прежде в ее жизни что-то такое происходило. Но что он мог передать ее, вот о чем она никак не могла понять и догадаться. Но как не напрягалась, она не могла вспомнить главного. Хотя и понимала, что рано или поздно наступит прозрение. И тогда она поймет, чем владеет, и что нужно будет делать. Но может быть лучше вообще ничего не знать. А если правда окажется настоящим кошмаром? Впрочем, пока до всего этого было еще очень далеко, она оставалась за лесами и морями, и до всего этого невозможно было дотянуться. Бес отпустил их слишком быстро и просто. Они никак не могли поверить этому. Даже Лота боялась, что она станет его пленницей. И замок, целая темница, в которой она могла бы потонуть и исчезнуть навсегда. ГЛАВА 16 БЕГЛЕЦЫ В ПУТИ Беглецы тем временем остановились на перекрестке. Он следил за ними внимательно. – Они пойдут к замку колдуна, – про себя решил Мефи, – а ты совсем в другую сторону, – север, холод, замок уродов. Даже Анфея и ее пес не смогут нас отыскать. Лота что-то слышала в то время об этом диком крае, но сама прежде туда никогда не заглядывала. Все время обходила его стороной. Может, стоило туда заглянуть теперь для разнообразия. Или вовсе не стоило этого делать? Путешественники, наконец, добрались до замка Дракона, и пес первым бросился туда. Но они так устали и никак не могли поверить, что смогут туда дойти. Они еще не пережили разочарования, потому что пока ничего не видели. Он был зол и готов вцепиться в ведьму, заставившую ее проделать весь этот путь, и совсем уморившую. Но вцепляться, как оказалось, было не в кого. И это почти сбило его с ног и показалось невероятным. Он оббегал одну залу за другой, и в замке было совершенно пусто. Мартышкой там и не пахло, и значит, забыв об отдыхе, придется отправляться в погоню. Это казалось ему настоящим кошмаром. Они все знали и успели сбежать, говорил он сам себе и пока боялся признаться коту и тем, кто от него отстал. Хотелось одновременно рычать, выть и ругаться. Но он никак не мог отдышаться. Анфея по его виду все сразу же поняла. Они не могли уйти далеко. И они знали, что если немного поспешат, то догонят их обязательно. – Поспешить, – проворчал он, – если у нее и было второе дыхание, у него его точно не было. – Здесь был бес, может он и теперь где-то поблизости. – Мы от него ничего не добьемся, и тебе это известно не хуже моего, – оборвала его ворчливая ведьма. – Он никому и никогда не станет потакать, а если бы и стал, не вздумай принимать его помощь, – она слишком дорого нам обойдется. – Но без нее мы вовсе ничего не сможем. Он начал злиться на хозяйку, ей легко было говорить, а она, что там нового. – Не так уж он умен и хитер, как кажется, – обиженно произнесла Анфея, – это просто вы из него сотворили черт знает что. Но уверенности у нее в тот миг в голосе не было никакой. Она оглянулась, понимая, что бес может подслушивать, потому и не стоило бравировать. Это могло очень плохо кончиться. Но часто она сначала говорила, а потом начинала думать. От этого были все ее беды. Но бес ее не слышал. ЧАСТЬ 2 ГЛАВА 1 В СТРАНЕ УРОДОВ На севере, среди вечной мглы и холода располагалась страна уродов. Это был жуткий пугающий мир, куда почти никогда не заглядывали чужие, обычному смертному можно было от ужаса умереть. И только нужда и дикая сила страха толкала туда тех, кто хотел как можно надежнее укрыться от своих преследователей, и пробежал уже все иные места, нигде не найдя приюта для себя. В этой стране существовала своя старая легенда. Когда-то в незапамятные времена, чтобы наказать свою жену- изменницу, родившую ему наследника – урода, ставшего живым свидетельством той самой измены, разъяренный король отправил в вечную мерзлоту пленных вражеских воинов, чтобы там они и соорудили жилище для нее. И оказалось оно непреступным для простых смертных. Любой минотавр позавидовал бы такому лабиринту. И решили они, что будут туда отправлять всех несчастных и изувеченных, чтобы все они оказались в одном месте среди себе подобных, и скрыты были от глаз обычных людей. Приговор короля был неумолим. И это будут истинные владения богини смерти Морены. И со временем злой король загнал туда всех, кто не был ему угоден. Оставались они за невидимой стеной, назад вернуться никак не могли, и шагу больше назад не смогли бы сделать, как ни старались. Давно умер обиженный на весь мир король, почти в то де время в окружении калек скончалась королева его, так жестоко заплатившая за свои вольности. Она так и не смогла привыкнуть к тому ужасу, который со всех сторон окружал ее, сначала сны, а потом и настоящие кошмары стали душить ее постоянно в том жутком мире. От холода, голода, немощи своей умирали и многие из калек, но на свет появлялись и новые, их со временем не становилось меньше. Со временем еще более жуткие и нелепые создания появлялись в этом мире. Но люди, жившие в соседних краях, даже и не подозревали о таком соседстве, казалось, что никого страшного не было с ними поблизости. С годами люди научились не видеть то, что они видеть не хотели. Калеки же старались особенно нигде не мелькать. Они были уверенны, что все остальные отторгнут их, и лучше оставаться в этом особенном мире, в котором они и обитали до времени. Дорога к людям оказалась навсегда для них закрытой, они не пытались даже там больше появляться. Бес недаром направил именно туда Лоту. Он перенес их с мартышкой через заколдованную стену. Но все, кто их преследовал, собирался преследовать, и даже сама ведьма, проникнуть туда не смогут. Лучшего укрытия и придумать для них было невозможно. Но ему хотелось пощекотать нервы и самой Лоте. Если получится у него что-то переменить в этом мире, то будет все замечательно. – Пусть пока там остаются, а после видно будет, – решил про себя бес.– И никто ничего не сможет изменить в этом странном до жути мире. Лота почувствовала, что околела, когда оказалась на этой стороне. Она была готова к любым неожиданностям. Мартышка верещала где-то поблизости. Она услышала, что бес рядом, и вопила о том, что он собирается их погубить. А между тем вокруг сновали глухие, слепые, уродливые тела, бьющиеся в истерике, немые и бесноватые. Они страшно надвигались на беглецов, стараясь их разглядеть, и отступали от них снова. И взирать на это было не только больно и горько, но и жутко. – Наверное, я тоже кажусь ей настоящей уродкой, – подумала она в тот момент. Но они о чем-то просили и чего-то от нее ждали, и таким жутким все казалось. Ей хотелось понять, кто же правил этим миром, и к кому следовало обращаться, что следовало делать дальше. – Король, внук того тирана, который построил все это, – говорил в тот момент бес, узнав о том, что волновало его больше всего, – Он жесток и нетерпим, и есть в кого. – Хорошо мы спаслись, и куда угадили? – ехидно спрашивала обезьяна. Но Лота тем временем была погружена в собственные рассуждения. Обезьяна была права в одном, видно не стоило сюда бежать. Они спрячутся от целого мира, но и от себя самих с такой легкостью удастся уйти. А тем временем десятки уродливых рук уже тянулись к обезьяне. И поняла Лота, что мартышка нуждалась в ее защите. Но что ей еще оставалось делать? Она никак не могла понять этого. Никогда еще не боялась так за нее Лота, и она почувствовала ответственность за животное, и она понимала, что рано или поздно ей придется вернуться в тот мир, который они покинули, оставаться здесь навсегда ей хотелось меньше всего. Но со всех сторон к ним уже тянулись всякие уроды. Бес появился перед нею и поволок ее не к королю (он тоже что-то ощутил и почувствовал в тот миг, но ничего больше сказать и сделать не мог). Лота не особенно понимала, что же теперь нужно сделать, он путал все, но она шла за ним. Изувеченный и горбатый карлик, смотрел на Лоту, и страшного зверея, которого никогда прежде он тут не видел. – Мы ищем защиты, – говорила Лота карлику, – от колдунов и ведьм. Он усмехнулся в ответ. Если бы еще вчера кто-то пришел к нему и сказал о том, что услышит нечто подобное, он не поверил бы этому. Но все меняется со временем, и никто больше не смог бы возражать. – Хорошо, оставайтесь и живите, – говорил он сердито, но слышать это было странно в тот миг. Но Лота решила, что она должна помочь несчастным, потому и повернулась к бесу, она хотела понять, что он думает обо всем, там происходящем. – Помоги избавиться им от уродств, а нам от них, – только и говорила она, хотя сама не понимала, почему он должен ей в чем-то помогать. Бес сначала ни в чем не хотел признаваться. С какой стати он должен ей о чем-то говорить. Но, понимая, что она от него не отстанет, он все-таки решил ей сказать. – Только Демон может спасти этот мир от короля, главного из уродов, и от краха. Но тебе обо всем нужно хорошо подумать. – О чем я должна думать? – вырвалось у Лоты. – Стоит ли просить его о подобных услугах, не станет ли от его помощи еще хуже всем. – Да куда уж хуже, – оглянулась она вокруг. Но он ничего на это не ответил. Всем своим видом, показывая, что ему известно нечто, о чем она не может даже и догадываться. И хотя не стоило особенно верить бесу, но странно насторожилась Лота. Она не знала, о чем ей следовало думать и что еще можно предпринять. – Демон – это всегда опасно. И она это и без беса хорошо понимала, но возможно игра стоила свеч. Она раздумывала и пока старалась держаться от всего подальше. Но если никто другой не сможет им помочь, то надо было использовать и этот шанс, стоило попробовать. Она не могла уйти просто так, ничего даже не пытаясь сделать. Если судьба ее привела в этот мир, то только за тем, чтобы тут что-то переменить. №№№№№№ ГЛАВА 2 СЛУЖБА СПАСЕНИЯ А тем временем пока Анфея вместе с Клоуном и животными добирались вслед за котом и псом до замка, и убедились в том, что он пуст, они никак не могли пережить такого разочарования. Они спорили и не могли понять, что им делать дальше. Дороги вели во все стороны, но не было никаких догадок о том, куда им можно было путь держать. Сошлись странники только в одном, у них нет пути назад, двигаться надо только вперед, хотя порой им казалось, что все это – только ускользнувший мираж, от которого больше не осталось и следа. Но она больше не собиралась отступать, надо было дотянуться до мартышки, и наказать ту, которая уморила их. Но у кого в этом пустынном месте можно было хоть что-то узнать? В тот момент над головой клоуна и закружился черный ворон Кар. Он давно за ними наблюдал и видел, что путешественники в затруднении, и, не раздумывая, решил помочь им. Хотя часто добро оказывается настоящим злом, только творящий его в миг творения о том, не особенно задумывается, а если бы такое случилось, он не мог бы понять, как все может обернуться. Да и почему обязательно надо творить добро? Это в те минуты не входило в его планы. Он просто делал то, что считал нужным, видел, что люди и звери нуждаются в его помощи. Пес и кот неустанно спорили, стараясь доказать друг другу, что только каждый из них и способен отыскать то, чего им упорно не хватало. Но оба они заблуждались. Ничего такого не было, и быть не могло. И когда ворон посмотрел на него внимательно, то он понял, что все должно было решиться в один час. И только он один понимал, как все можно разрешить. – Есть только один путь, по которому Лота могла отправиться, – важно произнес он, – остальные здесь лишь иллюзия. Оглянулась на него Анфея и Артур, но они не стали ни о чем больше говорить. У колдуньи было какое-то представление о стране уродов, хотя она многое путала, и что-то никак не могла вспомнить. Клоун слышал обо всем этом в первый раз. Но понятно было, что это что-то очень страшное будет с ними после этого происходить. Со всем этим невозможно было справиться. Бес указали им эту тропинку, и они были уверены в том, что укрылись от всего мира, но это настоящая глупость, не будь я старым вороном, если среди миражей не отыщу этой дороги. И снова и возрадовались и опечалились они. Но мазь им была совершенно необходима. Но стоило ли так просто ступать на эту тропу. Не пожалеют ли они в скором времени, что поступили так. На все эти вопросы у них пока не было никакого ответа. И, словно бы отвечая на их мысли, ворон произнес. – Это самый кошмарный мир из всех возможных. Странно, что они туда направились, странно и удивительно, но кто поймет женщину, да еще ведьму, только тот, кто еще не родился на этот свет. – Пошли и все выясним, нам не остается ничего другого, – говорил он в то самое время. И они, не в силах остановиться, двинулись на тот самый путь в страну уродов, даже не представляя толком, что может им там ждать. Клоун, вглядываясь в глаза Анфеи, дивился тому, что прыти у нее значительно поубавилось, она медлила все время, но ничего поделать не могла. – Почему ты так изменилась? – поинтересовался клоун. – Этот король всех впускает, но никого не выпускает назад, я не слышала, чтобы хоть кто-то вернулся назад. И мне не хотелось бы из-за какой-то обезьяны там оставаться до конца своих дней. Артур и сам помедлил немного, но Зизи была для него не какая-то обезьяна, а близкое и родное существо. И он решил, что ведьма преувеличивала все, но если даже и так, как она говорит, и это предупреждение бы его не остановило, у него не было никакого сомнения в том. Ворон, все видевший и слышавший, теперь внимательно за ними следил. Что победит, осторожность и страх или решимость и желание спасти. Кто мог знать это наверняка. Это оказалось интересным состязанием духа. – Он ничего не знает об этом мире, потому ничего не боится, – говорила задумчиво Анфея, – но я то знаю, и кого потом придется винить за то, что так случилось. Но она устыдилась собственной осторожности, представила себе, как станет оправдываться перед старухой, и поняла, что должна потребовать. Пусть не возвращаются другие, но кто сказал, что и они не вернутся назад? Она уверовала в успешный исход своего трудного предприятия. №№№№№№ ГЛАВА 3 РЕШИТЕЛЬНЫЕ ДЕЙСТВИЯ Лота раздумывала несколько дней, но потом поняла, что раз судьба забросила ее сюда, надо попытаться что-то сделать. Она вызвала беса и приказала: – Зови его или скажи мне, как вызвать твоего Демона, и я сама сделаю это. Бес пригляделся к ней. Ведает ли она, что творит, понимает ли? Но она сама все это решила, и он умывал руки и готов был на все решиться. Знает ли она, какую бурю собирается разбудить по собственной глупости и неосторожности. Но почему собственно он должен ее отговаривать? Сам Демон, который наверняка все видит и слышит, еще и прихлопнет его. И было бы из-за чего это делать. – Не забудь, что Демон капризен и неуправляем. Он может немного поиграть в поддавки, но как только ему надоест это, он такое устроит, что мало не покажется. И по великому секрету он поведал: – Все изменилось, потому что он влюбился в Вирену, и повсюду за ней следует, ему больше нет дела до того, что тут происходит. Она смотрела, слушала и была уверена в том, что это так и есть, но сделавшая шаг вперед, она не могла и не хотела отступать. Кот и пес опережали людей и должны были подчиняться ворону, который устремился вперед. Но их шерсть искрилась, они невольно ощущали страшную угрозу, которая исходила от того мира, куда они держали путь. – Но если туда отправилась Лота, – думала Анфея, то и мне нечего бояться, – это было бы глупо и забавно. – Трудностей здесь пруд пруди, – первым проворчал пес, – от них никуда не даться, к великому сожалению, но мы звери подневольные, и нет у нас никакого другого выхода. И дог устыдился того, что был так труслив и осторожен, но и места тут казались более чем странными. №№№№№№№ А тем временем Лота во второй раз вызвала Демона, и страшно злилась оттого, что он не мог или не хотел слышать ее. Она понимала, что оказалась в ловушке у собственных иллюзий, и никак не хотела с этим мириться. Наконец, встревоженный, он предстал перед нею. Демон (она успела это разглядеть) был огромен, черен и страшен, было отчего содрогнуться и невольно отстраниться безрассудной девице. Он казался печальным, но сила у него была невероятной. – Что ты хочешь от меня, зачем ты меня зовешь? – вопрошал он в тот самый миг, и удивился тому, что она не испугалась и не отступила. До сих пор он не видел среди ведьм такого безрассудства. – Ты должен помочь мне избавить этот мир от тиранов. Пусть они исчезнут. – Ты хорошо обдумала то, о чем меня просишь? – спрашивал удивленно Демон. Он хорошо знал, как капризны бывают и простые смертные и колдуньи, которые не способны просчитать хотя бы два хода вперед. – Посмотри, пока все они вместе, но если по твоему велению и хотению они разбредутся по миру, то остальные вряд ли тебя спасибо скажут, они там такое натворить могут. Потом ты будешь требовать от меня, чтобы я собрал их всех и вернул назад, так не лучше ли оставить все, как есть. Демон говорил разумные вещи. Но из упрямства или по простоте душевной Лота настаивала на своем. Она была уверенна в том, что вершит доброе дело и так будет и на самом деле лучше. Демон согласился в ней нехотя, хотя в глубине души он ждал только ее одобрения и поддержки, а в случае неудачи будет на кого спереть. Он был уверен, что это станет самым важным делом из всего возможного. А когда Лота, поговорив с Демоном, вернулась в тронный зал, где восседал король вместе со своей свитой, там уже никого не было, они все понеслись по воле Демона из этого мира прочь. – Демон не бросает слова на ветер, он уже начал действовать, – думала Лота, глядя на все, что происходило вокруг. Мартышка сидела у нее на плече и с этой высоты за всем наблюдала. – Если он жив, то вернется, – мелькнуло у нее в голове, – и в ярости может наделать немало дел. №№№№№№ Клоун удивленно следил за тем, что происходило на той стороне, в мире, который был им недоступен. – Можешь не волноваться, – буркнул бес за спиной, – там никого больше не осталось в живых. И если присмотреться и прислушаться, то было понятно, что он говорит правду. Уроды, окружившие Лоту и мартышку, смотрели на них внимательно и напряженно. – Уходите, – говорила она несчастным созданиям, а они окружали ее все более плотной стеной. – Идите к живым людям, вам не стоит оставаться здесь, в холоде, всем вместе. Это ни к чему хорошему не приведет. Люди встретят вас и помогут, они бывают милосердными к убогим. Но они продолжали стоять неподвижно. Никто ничего не говорил и не делал. И она видела, что они давно привыкли и примирились с происходящим вокруг. А она не знала, что предпринять, что ей с ними надо делать. И сразу же вспомнились недавние слова Демона, что она еще о делах своих может пожалеть, он оказался прав. Она готова была провести с ними еще какое-то время, что-то для них постараться сделать, чему-то научить. Но надо было подумать и о себе, за ними погоня, и скоро их настигнут преследователи. Оставаться им тут, когда пало охранительное заклятие, было никак нельзя. Бес тоже страшно засуетился. И она поняла, что появились соперники и преследователи. И скоро их настигнут, тогда не только другим, но и себе самой помочь она не сможет. Они будут здесь очень скоро, чутье никогда не обманывало ее. И надо было позаботиться о том, что с ней будет происходить. Бес тоже страшно засуетился. – Пусть они сами о себе позаботятся, – сказала ведьме мартышке, – а нам пора подумать совсем о другом. Они приближаются, и я не видела таких упрямых созданий. И можно было о чем-то еще подумать, но странно перепутались ее мысли к тому моменту. Отходить им приходилось по болотам, она не знала другого пути. И это гиблое место могло и погубить их всех. Но Зизи не высказывала никакого беспокойства, успокоилась немного и Лота, устыдившись своей паники. Но почему они должны по воле этой ведьмы снова подниматься, идти непонятно куда, разве мало мест они уже прошли, мало каких преград одолели? Хотя жаловаться особенно не на что было, она столько всего нового увидела со всех сторон, столько преград одолела. И все-таки тревожили те испытания, которые им еще только предстояло пройти. Но разве не могла она знать, что в ней такого страшного и почему ее так преследуют и ищут самые разные создания. Если бы она хоть что-то знала, то и бороться бы стало легче. №№№№№№ ГЛАВА 4 ВЕДЬМЫ В СБОРЕ Но если Зизи размышляла о собственной таинственности, то и Лота и Анфея забыли о той, которая их туда направила. Они и не вспоминали об Агнессе, виновнице переполоха, и той, которой была ведома страшная тайна. Она же неустанно следила за тем, что происходило, и хотела только одного – получить Зизи обратно, и наказать тех, кто посмел покуситься на ее собственность. А между тем время текло неумолимо быстро, и оно могло и вовсе вырваться из-под ее контроля, как чаще всего с ее собратьями и случалось. Но и яриться ей порядком надоело. И она понимала, что поступила разумно, когда не бросилась в погоню, где бы она теперь была, и что бы ей делать пришлось, кто может это знать. А так, она просто внимательно наблюдала за всем, и это было не так трудно. Но она предпринимала что-то, хотя далеко не все можно было издалека творить. Руки коротковаты. Пусть они делают, что им вздумается, но недолго веревочке виться, тогда она и придет им на смену, и пожнет плоды их трудов тяжких. Когда Агнесса узнала о свержении короля, то поняла, что следы этого бунта и приведут именно к ней. И настало время ей удивиться тому, что все так странно происходило. Ничего не оставалось, только ждать вестей из королевства, в котором беглецы оказались. И были минуты, когда она готова была отказаться от обезьяны и от своих мечтаний о власти. И только обидно было знать, что в свои помощники захватила Лота и беса и Демона. А ей ничего больше не оставалось, только противиться, попробовать им противодействовать. И Агнесса забыла о смирении и устремилась туда, тем более, что других дел у нее и не было. №№№№№№ А Лота в тот момент упрямо шла по болоту, и чтобы прогнать страхи и немного успокоиться, напевала какую-то песенку. Услышав ее пение, невесть откуда появился Леший. – Хорошо, чтоб ты тут оказалась, – услышала она его голос рядом и вздрогнула от неожиданности, – вряд ли они пойдут сюда, даже если бы и захотели, ничего у них не получится. А тебе не стоит особенно торопиться, выбираться из болота, а когда им это надоест, и они плюнут на все, ты и уйдешь от них раз и навсегда. Она остановилась, чтобы перевести дыхание. Ведьма не привыкла доверять таким созданиям, как Демоны и бесы, но она плохо была знакома с Лешими и смутно представляла себе, что они могут против нее предпринять, но они оставались духами, которые не обязательно должны были творить добрые дела. №№№№№№ Анфея и Клоун увидели пустую страну. Все ее обитатели словно испарились, как только рухнула стена заклятия. И судя по всему, они никогда больше не собирались сюда возвращаться. Они считали, что отбыли свой срок наказания, и ради справедливости могли найти себе земли и теплее и уютнее. Но пес, разобравшись в разных следах, и вывел преследователей именно к болоту, перед которым они и остановились в раздумье на миг. Артур в тревоге взглянул на Анфею. Но она молчала, понимая, что решение принимать предстоит ей, а потом и ответ держать за все, что с ними в дальнейшем может случиться. Рядом завыло какое-то животное, и пес невольно попятился. Все говорило о том, что они не могут идти дальше, если хотят оставаться в живых. – Бес с ней, – проворчал кот, – и сдалась она вам теперь, – из-за какой-то обезьяны стирать лапы до дыр. Надо вернуться, забыть обо всем и заняться делом. Этот тип только и ждет нас, чтобы позабавиться, да порвать на куски, а мне не сильно хочется сгинуть в этом болоте. Они смотрели на него яростно, и кот невольно замолчал, их было много, а он один, и можно было, судя по всему даже не дожить до встречи с бесом, если он продолжит свои пламенные речи. Нет, он видел, что все остальные перед болотом отступать не собирались. Анфея прекрасно слышала все, что говорил кот, но представить себе, что она придет к старухе с пустыми руками, никак не могла. Но что она могла предпринять, как поймать беглецов, вот на какой вопрос у нее не было ответа. Клоун, помня о лесных духах, очень вежливо позвал Лешего, желая побеседовать с ним и обо всем договориться. И надо сказать, что это было вполне разумным решением. Но вскоре он убедился, что делал это напрасно. Тот его не слышал, и никак не отзывался на все его призывы. Но одно установить им точно удалось. Говорящий ворон сообщил о том, что Лота на той стороне непроходимого болота, и при помощи духа леса ей вероятно и удалось туда пробраться. К моменту призывов к Лешему она уже добралась до чертогов Венеры. Богиня любви, сбежав из своего мира, здесь стало вечно юной и прекрасной колдуньей, которую, скорее всего всем простым смертным следовало обходить стороной. Демон только называл ее чужим именем, остальные называли ее Лелей. Хотя второе имя ей было меньше по душе. Она очень любила все, связанное с чувствами и с влюбленностью, и радовалась, что Лота вольно или невольно пришла именно к ней. – Любовь Демона – это нечто. Но это открытие так удивило ее, что она старалась хранить это втайне. Но это удавалось не так долго, как хотелось бы. Тайное даже в глухом скалистом и болотистом лесу быстро становится явным. Но еще до их вторжения узнала Венера о том, что еще до их прихода по просьбе этой девицы ее демон вмешался в происходящее в стране уродов. И она поняла, что должна помочь ему избежать неприятностей в дальнейшем и защитить ведьму, из-за которой все это началось. Сердце его можно было покорить только благородством и терпением. После этого она поняла, что влюблена в него меньше, чем ей этого хотелось. Это открытие и радовало, и печалило капризную богиню. Она тяготилась оттого, что в новом мире люди ей уделяли так мало времени и внимания А тем временем ворон – осведомитель рассказал Клоуну и ведьме, о том, что они достигли замка богини любви, и он должен стать на время для них новым укрытием. – Но страна уродов, которую вы не могли видеть во всей красе, это только цветочки по сравнению с тем, что творится в замке таинственной и прекрасной незнакомки. Они переглянулись и не особенно поверили его карканью, но не забывали и о том, что ворон был слишком стар и мудр. Ему наверняка известно нечто, о чем они даже не догадывались. – Нам тоже надо спешить туда, – говорил уверенный в своей правоте Артур, – а если ты такой мудрый, то укажи нам туда путь. Мы будем там прежде, чем тебе захочется от нас избавиться. Ворон принял вызов и полетел впереди, и они могли за ним безошибочно двигаться. Но следовало подумать, как они не спешили и о том, что они должны были сделать, чтобы все завершилось их победой, и дело пошло успешно. Ворон сомневался в том, что ведьма и безобидный клоун способны что-то существенное сделать в этом зловещем, переполненном духами и колдунами лесу. Правда, с ними были кот и пес, они на время даже примирились, понимая, как трудно им придется, и без терпения и взаимовыручки никак не обойтись. Но хватит ли их четырех голов, для того, чтобы осуществилось то, что должно? И что могло произойти такого, чтобы Венера признала себя побежденной и отдала им мартышку. На ведьму они не претендовали. Ее можно было оставить и там навсегда. Понять, представить им такой поворот дела было очень сложно, но у них не было иного выбора. ГЛАВА 5 МУДРЫЙ ВОРОН Ворон успел рассказать Леле, что все дело не в самой ведьме, а в мартышке, которую ей удалось украсть у другой колдуньи, хотя, судя по всему, она не знает, что с ней надо делать. Но для таких бесовок часто самое главное – это досадить своей сопернице, остальное их мало волнует, она просто заигралась и зашла слишком далеко. Но как он успел выяснить, мартышка нужна и клоуну, хотя непонятно для чего, ведь он никогда ни с какими чародеями дела иметь не собирался. И вообще казалось, что с разных мест к ней вообще стекались все создания, пока они действовали заодно, но неизвестно как поведут себя, когда добьются своего. И самым удивительным было то, что именно скоморох вызывал в душе богини еще больше беспокойства, чем все остальные. – Они не так просты, как кажутся, – думала она, находясь с ними рядом, можно жестоко обмануться, если считать их слабаками. И хотя Демон пока оставался на ее стороне, но очевидно было, что рано или поздно этому наступит конец, и тогда все осложнится, и еще неизвестно, как завершится. Демон – верный и коварный воин и возлюбленный Венеры должен был все изменить в этом мире (Кто бы мог в том сомневаться). Но, что если колдунье известно то, как это можно сделать? – Укради цепочку с его именем. И богиня, чтобы вернуть ее сделает все, что вы пожелаете, – говорил ворон своим спутником. Ему и в их глазах хотелось оставаться мудрой птицей. И хотя путники сознавали, что это было не такое простое дело, но хоть какой-то выход был найден. Если хорошо подумать, что они поймут, как это можно было сделать. От такого открытия, и жить, и думать стало легче. №№№№№ Заглянув в озеро, и разглядывая их лица и морды, Леля видела, что им известно что-то важное. Ее не могли обмануть предчувствия. Такой решительной поступью они направлялись к ней, что все в этом мире должно было им подчиниться рано или поздно. – Они глупцы или безумцы, – пыталась понять Венера. Но такое можно было сказать о мужчине, женщина, да еще колдунья вряд ли так глупа, как хотелось бы. Но не стоило паниковать раньше времени, она еще ничего не знала точно, а когда узнает, то легко сможет обвести их вокруг пальца. Пес и кот в то самое время спорили о том, кому из них придется усыпить бдительность Демона, а кому до него добираться. И понятно было, что все это очень опасно. Но у них не было выбора, только так можно было что-то изменить в этом мире. Он должен был как-то преобразиться, но как? – Мы украдем медальон, – говорили они, – и обменяем на мартышку, а девица пусть убирается куда захочет, – так думал кот. Но пес носом ощущал подвох там, решил, что сделать надо по-другому. Хотя в последнее время он недолюбливал свою хозяйку, но не до такой степени, чтобы так подло ее предавать. Он вообще не был способен на большую подлость, только так, по мелочам. №№№№№ Сама Зизи, прикинувшись глухонемой, прекрасно понимала, что происходит. От ворона она знала, что кот вместе с клоуном идут по ее следам. В первый момент это ее странно обрадовало. Но потом так же сильно разочаровало. – Почему они идут так долго? – в волнении спрашивала она.– Если даже они ничего не могут, то, что же тогда ей остается. Понять это было выше ее разума, и она боялась того, что ведьма с собакой ее перехитрят, и тогда рухнут последние надежды. Из одного плена она перейдет в другой. А та, которая за ней столько охотилась, вряд ли окажется такой ласковой и добродушной, на это не стоило особенно надеяться. ГЛАВА 6 СТАРЫЙ ЗАМОК Замок, в котором жила богиня и часто появлялся Демон, погружался в кромешную тьму. Казалось, что ожидание пленницы будет длиться вечно. И вроде бы с этим ничего больше нельзя было поделать. И когда богиня наслаждалась свиданием с возлюбленным, то она ломала себе голову над тем, как ей быть дальше. Лота, в минуты этого забытья, именуемого передышкой, думала еще и о себе любимой, она дивилась тому, что с ней произошло в последнее время, и никак не могла понять, что ей делать дальше. – Зачем я впуталась в это, отказалась от обычной жизни, что мне вдруг от них понадобилось. Она даже представления не имела о том, что хотела получить, и как это могло быть ей полезно. Ничего вразумительного ни себе, ни другим она сказать не могла. Венера же слушала историю о том, как Лота освободила уродов, и они разбежались по миру и затерялись среди людей. При этом она содрогнулась от ужаса. – Зачем вы так поступили с несчастными. Там и без того было столько всего скверного, что же теперь с ними со всеми будет? Уж и оставалось бы они все вместе, меньше проблем и тревог. – Это если судить с твоей колокольни, – возмущалась ее бесчувствию Лота, хотя она не посмела бы сказать этого вслух. – Вряд ли в этом мире все такие красавицы, как ты, а ведь у людей и души бывают такими уродливыми. Невозможно представить, чем бы для них все это кончилось, останься они там в одиночестве. – Но среди чужих они будут чувствовать себя ущербными, – услышала она голос Лели, – они никогда не найдут там своего места и останутся неприкаянными. Но Лота думала о том, что это совсем не обязательно, многие из них наверняка смогут подняться и утвердиться, ради этого стоило попробовать, даже если кто-то из них и станет несчастным. – Они найдут защиту и пристанище, – с грустью говорила она, но словно бы таило то, что нельзя было произносить вслух.– Постепенно остальные свыкнутся с тем, что среди них есть и такие создания. – Они будут ненужными и никчемными, – думала с грустью Леля, – а им захочется любви и тепла, сколько же потом с ними придется возиться. Но какой должна быть любовь, чтобы одолеть все эти преграды. А Лота думала о том, что мартышка заставила ее вторгнуться в чужой мир и все там переменить. Не особенно приятно было знать о том. Но может, в этом ее миссия и состояла, чтобы, спасая одних, осложнить жизнь другим. Никто не мог знать, благодарны ли ей будут освобожденные или проклинать ее начнут. Это выяснится только с течением времени. №№№№№№ Демон пребывал в раздумьях и волнении. И когда Анфея и Клоун приблизились к замку, они узнали о том, что ни Демона, ни Лели там больше нет. На поиски Зизи в разные его залы отправили кота и пса. Теперь они могли доказать собственную состоятельность и слабость своих соперников. И старались это сделать из последних сил. Но это оказалось делом непростым даже для них. Пес быстро понял, что не сможет перепрыгнуть через высокий забор. Пришлось искать лаз, который наверняка где-то был. Демон, конечно, перелетал через забор, но как было пробраться туда тем, у кого не было крыльев. И наверняка, там обитали те, у кого не было крыльев. На этот раз повезло коту. Он довольно быстро обнаружил хорошо закрытое от посторонних глаз отверстие и шмыгнул туда, хотя и не стал предупреждать о том своего соперника. – Застрянет еще, потом отвечай за него, вытаскивай его оттуда. Пес, увидев, что кот неожиданно исчез, пробрался к тому месту, где он находился. Отверстие было ему не по размеру, оставалось только ждать, потому что догонять – самое бесполезное дело. Кот добрался до своей цели быстро, но как действовать дальше? Даже мудрый ворон куда-то бесследно исчез. Как добраться до Демона, а потом дотянуться до медальона. Демон вернулся и сидел в задумчивости у огня, скрестив руки на груди. От обычного огня ему было не тепло и не холодно, просто хотелось немного на него посмотреть и подумать. Так это было проще сделать – старая привычка. Когда-то на земле в полной тьме только и были такие островки пламени, которые и освещали небольшой отрезок мира, в котором все они и бродили в полном неведении и бездействии, не понимая, что им делать дальше. Как дотянуться до медальона? Демон сидел в задумчивости посреди зала. Кот поежился. Пламя приобрело какой-то странный фиолетовый оттенок. А сам демон казался зловещим и странным. Никакая сила не могла сравниться с его собственной. Но коту определенно везло в последнее время. Хотя в первый миг и казалось, что сделать ничего невозможно. Демон что-то услышал или почувствовал. Он вдруг встрепенулся. И цепочка, сверкнув, соскользнула вниз. И потом затерялась, раздался какой-то гул. И он бросился прочь. Но кот прыгнул к заветной цели. Он и не подумал о том, что высокие стены могли на него через мгновение обрушиться. Он был поглощен собственными делами. Леля лепетала о чем-то, появившись в зале. Демон в ярости и бессилии метался. Кот удирал от них, сжимая в зубах медальон. Ему некогда было разглядывать, что там такое происходит. Пусть все летит к черту, но он выполнил это поручение. А в зале в тот момент появилась целая стая летучих мышей. И не то, чтобы грозный Демон боялся этих противных тварей, вовсе нет. Дело было в другом. Он знал, кто появится здесь в ближайшее время. И чьими вестниками они являются он тоже ведал. Он рванулся, чтобы предупредить остальных обитателей и скрыть от глаз повелителя то, что укрыть было невозможно. Но Демон верил в то, что есть вещи, над которыми мы не властны. Ему еще раз придется горестно разочароваться немного позднее, а пока не была разрушена надежда, он не хотел думать о худшем. ГЛАВА 7 НОЧКА ТЕМНАЯ БЫЛА Кот не мог видеть черных мышей в черном небе, да и не особенно небо разглядывал, не поднимал головы, пока не добежал до самой стены, а путь оказался не таким коротким, как ему того хотелось. Пес сидел на том же месте, где он его и оставил. Он слышал страшный гул в небесах, и запах был таким отвратительным, что приходилось все время кривиться от него. Он зарычал невольно. А потом взвыл от досады и радости одновременно, кот исполнил то, что от него требовали. Они направились к ведьме. И кот швырнул ей на глазах у остальных свою добычу, но не стал пояснять, как ему это удалось сделать. Хвастаться и придумывать что-то героическое, у него не было времени и сил, а правда оказалась не особенно привлекательной, потому он благоразумно решил, что это должно оставаться тайной. И пусть каждый из них сам гадает, что и как ему сделать удалось. Анфея немного повертела и подержала в руках цепочку с медальоном. Они казались ей бесценными. – Что нам делать дальше? – спрашивала она, ни к кому отдельно не обращаясь. – Подождем немного, – встрял с видом победителя кот, – у них там какой-то шум был, сам Демон всполошился и не хотел останавливаться. – Мы должны переждать, пока все стихнет, чтобы в чужой заварушке в самом пекле не оказаться. Мир такой чудной, порой пересекаются самые разные события, надо немного подождать и посмотреть, как все будет дальше. Все взглянули на кота, а он ощутил себя в тот миг настоящим философом. И ждать им, к общему удивлению оказалось не так уж и долго. №№№№ Стая мышей к тому моменту уже пронеслась мимо. Их повелитель обогнул замок богини стороной. Да и зачем ему было там появляться, когда были и более важные дела. Тревога для его обитателей оказалась ложной. И только в этот момент Демон обнаружил, что в суматохе потерял свою цепочку с медальоном – единственное украшение, с которым он никогда не расставался. Та опасность была ложной – эта настоящей. Он бросился к тому месту, где недавно сидел в раздумьях. Но сколько не искал, к собственному удивлению ничего он там не нашел. Даже если кто-то там и появился, как посмел он утащить с собой, то, что с начала до конца могло принадлежать только ему самому? Он не стал даже думать, насколько это для него важно и опасно. Представить себе, что кто-то воспользуется ею в своих целях, он никак не мог. Это у него и в голове не укладывалось, а должно было уложиться, потому что жизнь тем и хороша, что дарит нам разные неожиданности. В этом ему еще предстояло убедиться. В своих худших ожиданиях он не ошибся. Они пошли во дворец. Демон сверкнул глазами, глядя на эту странную группу. Первым шагал клоун. – У нас есть для тебя важная вещь, – говорил он задумчиво, – и мы могли бы совершить обмен. При этом он с тревогой взглянул на свою спутницу. Ведьма молчала. Присутствие Демона натолкнуло ее на мрачные размышления. Она не особенно понимала, что ей нужно было сделать дальше. Демон мог только дивиться их дерзости, переходящей в настоящую наглость. Он понял, что они каким-то невероятным образом завладели тем, что принадлежало ему – вокруг всегда было столько предателей. Это и возмущало и злило его невероятно, но угнетало собственное бессилие. Леля следила за все этим со стороны. Ей так странно было видеть возлюбленного таким бессильным перед обычными людьми и домашними животными. Она понимала, что в чем-то они оба допустили непростительную ошибку, но не могла понять, в чем именно она состоит. За ошибки и промахи всегда приходилось платить большую цену. Не особенно уютно чувствовал себя и клоун. Презиравший любой шантаж, он должен был их шантажировать, чтобы добиться желанной цели. Но как все перемешалось в этом мире, каким странным казалось теперь. И мартышка, следившая за происходящим, прекрасно все это видела. – Они наши гости, – говорила она, – и бес на их стороне. Но всем было и без того понятно, что Демону нужен медальон, в котором и заключалась его немалая сила. Он не может ошибиться и промахнуться в своей игре, но не мог он решить, как ему нужно действовать. В зале воцарилось молчание. Никто не хотел или не смел открывать рта. Но тишина для всех, кто там волею судеб оказался, показалась зловещей. Кот ухитрился, и швырнул медальон в огонь, ударив когтистой лапой по ладони клоуна Даже он сам не ожидал от себя такой прыти, а все остальные и подавно. – Не будет так, как тебе хочется, – прошипел он, – вообще ничего такого больше не будет. И все поняли, глядя на него, что и от такого создания может исходить настоящая угроза. Демон, до сих пор восседавший на троне, вдруг пошатнулся и упал. Богиня в отчаянии бросилась к нему, не замечая ничего вокруг. Но это было поздно для этих двоих. Она напрасно то обнимала, то трясла его. Расправиться с Демоном оказалось не так трудно, даже для таких слабаков, какими были эта странная парочка и их животные. Гнев затмил ее сознание и охватил душу. Он сжимал ее все сильнее. И пришлось им отбежать все дальше и затаиться на время. Они представляли себе, на что была способна эта странная богиня, но до конца все-таки не могли знать этого и они сами. Лота тоже в самое ближайшее время узнала о том, что происходило на самом деле. И она была в настоящей ярости. Как ни старалась, но ничего не смогла с собой поделать. Она понимала, что каменная стена рухнула – Демон погиб навсегда, и она подвергает и себя и мартышку страшной опасности. Она понимала, что богиня, потерявшая по их милости возлюбленного, ничем не сможет помочь им больше. Каждый думал, прежде всего, о собственном возлюбленном, а потом обо всех остальных. И так больно и горько ей становилось. Кот ощущал себя победителем Демона, но он не особенно этому радовался – за победу непременно наступит возмездие, кто бы смог в том сомневаться. А Венера, как только немного успокоилась и выяснила, кто главный виновник, обрушила на него все свое зло. И тогда берегись, мало ему не покажется. И ему было понятно, что никогда не стоило быть особенно шустрым. Все закончилось быстро, и тишина воцарилась гробовая. А они не смотрели на то, что вокруг происходило. №№№№№ ГЛАВА 8 БОГИНЯ Богиня пребывала в настоящем отчаянии. Она так давно не хоронила своих возлюбленных. А этого она любила больше всех, он был таким прекрасным. Больше никого достойного не оставалось. Месть – вот о чем она только и могла думать в те дни. И она бросилась к чародею. Он был одним из самых злых и коварных типов. Кот и не подозревал о том, как мало времени ему оставалось гулять на свободе. Когда он проснулся на рассвете, то увидел, что оказался в такой тесной клетке, что никак не мог пошевелиться. И таким несчастным и стесненным он не бывал никогда прежде. Во все глаза смотрел на него теперь клоун, но как он ни старался, а прутья клетки расширить не мог. Он никак не мог выпустить кота из заточения, человеческой силы было явно маловато для этого. Все, что ему осталось, подхватить клетку, с котом и нести ее в руках. И это было полбеды, если бы он не видел, как неудобно коту там и как он мается, бедняга, в этой жуткой клетке. Но кот как-то притих, стараясь сохранить равновесие на ходу, и не наклоняться в разные стороны. Он мог на своей бедной шкуре ощутить всю силу колдовства. Он был почти уверен в том, что так и помрет и вместе с клеткой будет похоронен, никогда больше не сможет вырваться на волю и спокойно прогуляться по какому-нибудь забору. Это простое дело казалось ему в его плачевном положении почти невозможным. И с ужасом он смотрел на то, что происходило вокруг. Он успел убедиться в том, что любое добро наказуемо. И если бы тогда он пропустил пса вперед, и тот бы все и совершил, тогда бы чародей не тронул его, – тяжело вздыхал кот о том, чего больше не могло быть в этом мире. От Лоты ее преследователи отступились. В заварушке они потеряли ее из вида. Но и после этого она не ощущала себя проще и легче. Все казалось невероятно сложным. И еще об одном совсем позабыли беглецы и те, кто их преследовал: о воришках, которые заварили всею эту кашу и к тому времени были посажены и давно томились в темнице. №№№№№ Как и кот, Агап и Аверий, верили они в то, что сидеть им до скончания дней. Но один из дней узнали они, что король умер, а потому в королевстве его все переменилось. Его подданные гадали о том, кто займет его место и между делом, раскрыли двери темницы. И воришки, к своей неописуемой радости, вышли на свободу. Они решили не искушать больше свою судьбу, и тут же отправились прочь, перекусив на скорую руку. Шли они поспешно, куда глаза глядят, с возмущением вспоминая о стародавних приключениях, и о том времени, когда им пришлось томиться в застенках. Какое-то время они бродили по миру, радуясь обретенной свободе, но нигде не находили себе пристанища, и со временем становились все злее. Ничто не смогло бы изменить и успокоить их. Они жаждали возмездия, когда забрели неизвестно куда. И каково же было их удивление, когда на проселочной дороге увидели они шута и ведьму, с котом в клетке. Пес плелся где-то поблизости, понурый и несчастный. Он чувствовал свою вину за то, что случилось с котом, и от этого очень страдал. Кот, из своей клетки за ним следивший, стал утешать его, и говорил о том, что было бы еще хуже, если бы в клетку его поместили, и клоун бы надорвался его тащить, а так, все обошлось только малыми жертвами. Когда он унюхал этих двоих, то понял, что произойдут еще какие-то новые неприятности, от которых им больше не уйти, потому и зарычал он так сердито, что путники неожиданно остановились. Они же заверили путников, что в два счета из-за своей ловкости рук, выпустят пленника на свободу. Но конечно, не просто так, бесплатно они ничего делать не станут. И хотя пока они ни о чем не просили, но было понятно, что со временем они захотят что-то иметь, и свое обязательно получат. Что и как они делали, никто так и не понял, но результат был на лицо. Разломанная клетка уже валялась на земле, а кот, изогнувшись в дугу, вывалился из нее в траву и помчался прочь, боясь, что снова может оказаться на старом месте, он хотел держаться от нее подальше. Потом он долго прыгал и резвился, и никак не мог поверить в то, что это правда, и он на самом деле свободен. Клоун подхватил его на руки на радостях и стал играть с ним, искренне радуясь тому, что происходило. Они забыли в тот момент о печалях и горестях, со всех сторон их окружавших. А потом и узнали о том, что случилось с их старыми знакомыми, куда они отправились. Воры даже удивились тому, сколько всего произошло за это время, а они в этом не принимали никакого участия. И только злополучная обезьяна все время появлялась у них перед глазами. Они удушили бы эту мартышку, будь она здесь, столько страданий и разочарований она в тот момент всем принесла. Но сами они особенно думать о ней не хотели. Решили, что все должно идти своим чередом. И своим собеседникам они сказали о том, что не станут за ней гоняться, чтобы не вляпаться в какую-то новую, невероятную историю. А Клоун был уверен в том, что воры к ним обязательно присоединятся, и очень удивился, что они от этого наотрез отказались. Они были отпущены на свободу и оставались все еще где-то в пути. Клоун и сам соскучился без цирка и без своей работы. И в душе он уже готов был отступиться. Все казалось ему напрасным и никакого значения не имело. А воры рвались туда, откуда пришли, и никакая сила не могла их больше удержать. №№№№№ ГЛАВА 9 ПОДАРОК ВЕДЬМЫ Ведьма Анфея не собиралась возвращаться к своей учительнице с пустыми руками. Она считала, что давно пора отправиться прочь и жить своей обычной жизнью. – Я сделала все, что могла, и не собираюсь перед ней оправдываться, пусть она поищет себе других служанок, – с досадой думала она в те минуты. Она устыдилась того, что так старалась, и так мало при этом сделала. Но сможет ли кто-то больше? Как сложно было это узнать и понять. Они старались не говорить о том, что мартышка по-прежнему оставалась в плену. Это было общей болью, и лучше об этом совсем не вспоминать. Лота узнала об этом и чувствовала себя победительницей. Но на душе у нее было не особенно радостно. Горькой и неполной казалась ей такая победа. Сделано было все шиворот навыворот. И не хотелось иметь с ними никаких дел, пусть все остается так, как есть, решила она и ни о чем больше не хотела думать. Все успокоилось, но легче от этого не стало. Она замолкла на время, чтобы обрушить праведный гнев на этот мир. Они понимали, что волшебница и украденная мартышка не пропадут надолго, они снова появятся перед ними. Зизи и без того долго была без цирка, и она так скучала без арены, зрителей, аплодисментов, без своих друзей. Она усыпит бдительность чародейки и найдет способ как убежать. В одиночестве, убитая горем осталась богиня любви. Она была уверенна в том, что никто не сможет утешить ее. Она не видела того, что происходит, была страшно далека от этого мира, от той реальности, в которой ей предстояло оставаться. Без сурового и вечно печального Демона, весь мир казался ей пустыней, из которой не выбраться. Но она не особенно и хотела выбираться. Весь мир вслед за нею погрузился во тьму. В темноте и холоде, без любви, он казался по-настоящему кошмарным, избавиться от него было почти невозможно. Все чувствовали себя брошенными в бездну и одинокими. Они больше не верили в то, что смогут вырваться из этой тьмы, погреться на солнышке, встретить свою любовь, признаться в собственных чувствах. Горькие, мрачные, страшные минуты – вот все, что оставалось. Кому хотелось жить в такие времена? Но они вольны были выбирать. И это было самым страшным унижением для них. Мартышка внимательно следила за той, которая ее пленила. И пока она не могла выбраться из ее объятий. Она томилась, и ей было скучно. Она так привыкла к тому, что за нею кто-то гонится, что по другому собственной жизни больше не представляла. Но когда ей все чаще стало казаться, что она никому больше не нужна, то было отчего взвыть и прийти в настоящее уныние. И она стала придумывать что-то, что можно было предпринять. И ничего лучше она не могла придумать, как только усыпить внимание, а потом сбежать от Лоты. Может, она и сама хотела этого, а возможно так и должно было быть. И в один прекрасный момент она сбежала. Но мартышка понимала, что бежать придется довольно далеко, дальше, чем того хотелось бы. И она была почти уверенна в том, что заблудится, не доберется до своих, а может и чужих людей. Было отчего прийти в негодование и ужас. Но когда ей все показалось совершенно безнадежным, она увидела перед собой такое родное, хотя и порядком позабытое здание цирка, и возликовала, благодаря провидение, за то, что это случилось. Наверное, невиданный поводырь сжалился над нею и привел ее туда, куда она всей душой и стремилась. Другого такого родного места ни в этом, ни в каком другом мире для нее больше и не существовало. И она была уверенна в том, что спасение – это только дело собственных рук. Никто другой не сможет помочь ей так, как она сама себе помогает. Но жизнь так устроена, что очень редко случается так, как тебе этого хочется, чаще все бывает наоборот. Вот и пребывала она после бурной радости в тревожном ожидании. Она знала, что после затишья всегда бывает буря, и каждому, и ей, в том числе есть чего бояться. Даже за стенками (такими прочными) родного цирка, она не была совершенно спокойна. Разве не помнила она о том, как уже однажды ее удалось оттуда похитить двум пройдохам. Если снова кому-то этого захочется очень сильно, то почему бы этого ни случилось во второй раз? Она понимала, что ей следует быть очень осторожной. Жизнь продолжалась, и всякое еще могло случиться ГЛАВА 10 И СНОВА В БОЙ Ведьма Агнесса так и не дождалась обещанного – мартышка не вернулась к ней. И поняла ведьма, что действовать ей придется самостоятельно. Никакая другая сила не поможет ей сделать то, что она задумала. Но желание обладать королевской короной оставалось. Она не собиралась от нее отказываться. – Надо все хорошенько обдумать, – говорила она себе, чтобы снова не вышло промашки. Демон Марат тем временем узнал о безвременном уходе своего боевого соратника. Это так его потрясло и покоробило. И, прежде всего он волновался о себе любимом, что он онемел и медленно стал приходить в себя. И чтобы все хоть как-то утряслось, и потерявшие страх поняли, на чьей стороне сила, он принял твердое решение, отомстить им, во что бы то ни стало. Люди и звери должны были понести суровое наказание. Только об этом он думал в последние минуты. Он все продумал и посчитал. Нападение, разгром, прорыв. Они напрасно думают, что несокрушимы. Он покажет им, кто на самом деле хозяин положения. Страх – не такая уж скверная вещь, для таких наглецов, какими они тогда ему показались Они еще пожалеют о том, что случилось, словно заведенный, повторял он, приближаясь к своей заветной цели. Марат выбрал себе жертву для острастки. И стал он все чаще весь в черном, появляться около цирка, где жили и мартышка, и кот, и пес. Клоун вернулся в свой любимый цирк, как только узнал о том, что внезапно обезьяна там появилась сама. Он никак не был уверен в том, что это Зизи, а не какая-то другая, приблудная обезьяна, но чтобы убедиться в этом, надо было туда вернуться, А как только она увидела его и прыгнула к нему на шею, все сомнения отпали в тот же миг, и он начал репетировать новый номер, все еще не веря, что после долгих скитаний, все для них так хорошо закончилось. Недалеко от цирка, на окраине города, находилась усадьба старой графини. Туда и перебралась Лота, как только вспомнила, что приходится ей какой-то очень дальней родственницей. Старухе было одиноко, и она с великой радостью приветствовала бы эту девицу, даже не будь она ее родственницей, ведь давным-давно никто к ней не захаживал и не собирался с нею вместе жить, хотя дом был просторный, но о нем ходили всякие слухи. И люди, ютившиеся в лачугах, разумно думали о том, что лучше в тесноте, да не в обиде оставаться. И хотя сама Лота получила вовсе не то, что так хотела иметь, но это было хоть что-то. Да и не было у нее никакого выбора, если посмотреть правде в глаза, а ей пришлось это сделать в один прекрасный момент, когда она обнаружила, что даже обезьяна от нее сбежала, неблагодарная, разве она не кормила ее все время, не заботилась о ней. Но ее добрыми делами дорога стелилась только в старый графский дом, где она и могла какое-то время затаиться и последить за тем, что в этом мире и в этом городе творится. И потом, она снова была так близка к своей заветной цели – к обезьяне и королевской короне, которую могла подарить ей только эта мартышка, в том и была главная ирония судьбы для нее. – Я вернулась, и видно будет, что еще можно предпринять, – утешала себя ведьма. Отступать она, судя по всему, не собиралась. Так в старой усадьбе появилось новое зло, которое пока выглядело вполне благообразно и почти безобидно. Графиня чувствовала неладное, но никак не хотела связывать его с той, которая и должна была скрасить ее одиночество. Мартышка тоже не могла быть спокойной, после всего, что она пережила, было понятно, что все возвращается. И черные крылья Демона нависали над старым парком. Правда, пока он появлялся только глубокой ночью, когда старуха давно спала и не могла видеть и слышать то, что творилось за ее спиной. Гроза надвигалась стремительно. №№№№№ Старая графиня Берта жила в этом замке с самого своего рождения. И в то время, когда мы туда заглянули, замок был уже так же стар, как и она сама. Рядом с нею жили две маленькие внучки, которые и радовали ее своим явлением, но они были еще детьми, и им нужна была воспитательница. Потом и обрадовалась она появлению Лоты, сама – то она с девочками бы не справилась ни за что. Лота показалась такой спокойной и деловитой, она умела ладить с маленькими детьми. И никаких подозрений ни у близнецов Анны и Алины, ни у самой старухи она не вызвала пока. Пока они жили спокойно. Но разве могла ведьма радоваться роли нянечки при противных капризных девчонках, в то время когда ей снилась корона и власть над миром. Она видела, как другие ведьмы с почтением склоняют перед ней головы, а пока даже с маленькими девицами она не всегда могла сладить. Естественно, что ничего о своем прошлом она им не рассказывала, и они понятия не имели о том, что она делала еще вчера и в каком месте обитала недавно. Правда была бы слишком жестокой, старуха прогнала бы ее, и ей пришлось бы быть значительно дальше от своей мечты. – Правда никому не нужда, – размышляла она, когда девочки заснули, и она могла побыть немного в одиночестве и почитать книгу, в библиотеке графини их было так много. – Все в прошлом, а мне надо подумать о завтрашнем дне, чтобы снова не оставаться на улице, не жить в глухом лесу и носа к людям не высовывать. И Демон Марат выжидал, когда все забудется и успокоится, и тогда он обрушится на них в самый неподходящий момент, и они еще поймут, кто в этом мире хозяин. Он хотел одного, когда Лота раздобудет себе корону, он легко ее стащит, и она не посмеет ему ни в чем отказать. Но для начала он решил похитить старшую из девочек старухи – Анну и вынудить ее дать согласие на то, чтобы она стала его женой, тогда он получит и замок, и все немалое наследство, но самое главное – заветный титул графа, которого ему хотелось больше, чем всех драгоценностей в этом мире. Но девочка его странно волновала и сама по себе, она была так похожа на свою мать, дочь графини Марту, которая умерла при родах, такое нередко случалось в те времена, но это было несправедливо, когда коснулось его возлюбленной. И он понял, что они встретились слишком поздно. Но когда девочка подрастет, она станет его возлюбленной, женой и всем на свете для него будет. Вот что согревало его опустевшую давно мятежную душу – юное создание, прелестное, как ангел небесный. Когда Лота вышла в сад в полдень, где гуляли ее воспитанницы, там оставалась только Алина, которая бросилась к ней с пронзительным плачем, она говорила о том, что какая-то огромная жуткая птица похитила ее сестру. В одно мгновение поняла Лота, что это была за птица. Они бросились к старой графине, подняли на ноги всех слуг в замке, но о ней больше не было ни слуха, ни духа. И предчувствия у них были самые скверные, хорошо, что только одна Лота имела представление о том, что произошло на самом деле. №№№№№№ ГЛАВА 11 А ВОТ И ДЕМОН А Демон между тем перебрался в самое глухое место, и предупредил девушку о том, что бежать было бесполезно: – Ты заблудишься и погибнешь. Он понимал, что в одиночестве девочка погибнет от тоски по своим близким, но это его не особенно волновало. Но если это случится, она просто ответит за чужие грехи тех, кто погубил его друга демона. Марат трепетал от гнева, и мог обвинить целый мир в том, о чем тот не подозревал. Девочка плакала до тех пор, пока у нее были слезы и силы, но это не могло тронуть холодного его сердца. Она надеялась на то, что кто-то, какой-то иноземный принц захочет ее спасти, хотя на примете у нее не было ни одного такого принца, но ведь он мог появиться. – Я сделаю из нее невинную мученицу, – решил Демон, – она больше не была похожа на его любимую женщину, и он не хотел на ней жениться. Но он знал и другое, за невинную жертву ему может и достаться. Хотя и просто так отступить он уже не мог. Все зашло слишком далеко. Марат и сам все время был среди людей и изучил их за это время прекрасно. Ему порой хотелось любить и чувствовать так, как им. Они волновали и задевали его с невероятной силой. Но чувства так быстро гасли и бесследно исчезали, он не успевал даже оглянуться и прийти в себя, как костер был уже погашен. Да и люди чаще всего любили только самих себя, а до других им просто не было дела. Муки девицы и ведьмы, и старухи его не особенно волновали. Это будет для них наказанием за все их бесчисленные грехи, которые они уже насовершали, и еще совершать в дальнейшем обязательно. А между тем графиня то рыдала и не поднималась из постели своей. Она ждала хоть каких-то известий, и готова была все отдать ради того, чтобы ее внучка вернулась домой. Лота растерялась, и даже забыла обо всех своих колдовских штучках, которые могли ей в чем-то помочь. В те тягостные минуты она ощущала себя просто человеком, и страдала от собственного бессилия. Но она пыталась уверить и себя и остальных, что надо немного подождать, и девочка снова появится. Ведь никто не посмеет причинить зло такому восхитительному созданию. В глубине души она понимала, что зло, ей совершенное, просто вернулось к ней, и хотя у своей подруги она украла только мартышку, а тут была девочка, но ведь платят они всегда дороже за грехи свои тяжкие. Но время шло, уверенности в ее душе становилось все меньше. И она уже знала, что следует что-то предпринять для того, чтобы отыскать ее. Придется вмешаться и забыть о мирной жизни, – с грустью думала она в те тревожные дни, и становилась она все печальнее. Ничего никуда не уходит, прошлое напоминает о себе снова. Она невольно вспомнила о том, как украла мартышку, и всех, кто бросился за ней в погоню, и как долго им пришлось скрываться и прятаться. Теперь так же с ней поступил Демон, это чудовище, которое до смерти могло перепугать маленькую девочку. А если она не умерла от страха, то где находится, не заморил ли он ее голодом, не заболела ли она от холода. И в один из таких моментов отчаяния Лота даже подумала о том, что лучше бы он украл ее, а ребенка оставил в покое, она бы потом ему строила красивую жизнь, сам бы назад ее вернул. – Все повторяется, только обретает самые причудливые форы, – думала она, – он меня вынудил показать ему, где раки зимуют, пусть сам на себя и обижается. И от прежней покорности и беззащитности ее с той минуты больше и следа не осталось. Видно никогда не придется вести ей обычную жизнь. Это снова была боевая ведьма, на многое готовая. Демон напрасно не заглянул к ней в те минуты, возможно, он пошел бы на переговоры и быстро выполнил все условия. Но Демона поблизости не было, он не мог знать, какая страшная опасность ему грозит. Лота тем временем призвала к себе ворона, напомнила ему о гнусном его предательстве и помощи ее врагам, и тут же рассказала о том, что от него потребуется исполнить. Ворон что-то хотел прокаркать в своей оправдание, но благоразумно промолчал, с женщинами спорить не рекомендуется, а с ведьмами и подавно, он был мудрым вороном, оттого и страдал чаще всего. Он нехотя подчинился, хотя в глубине души понимал, что и самому давно надо было отправиться на поиски и спасение маленькой девочки, при его – то возможностях нельзя быть таким бессердечным. По тому, что делала эта коварная птица, ведьма поняла, что все значительно хуже, чем ей казалось сначала. – Отыщи ее, и мы вернем девочку в замок. Она не должна отвечать за наши грехи. Но Лота понимала, что за все она и будет отвечать. А почему бы и нет? Она просто понравилась этому чудовищу, и нет тут никакой связи со мной. №№№№№№ Ворон. Она внимательно следила за его полетом. Ей показалось, что она знает путь заранее. Отправился он не куда-нибудь, а именно в замок Демона. Там его встретила Анна – юное создание, которое потеряли уже в мире живых людей, и горько оплакивали и старуха-графиня, и колдунья Лота. Она и сказала птице о том, что была похищена чудовищем, и ни одна живая душа не сможет до нее добраться, как бы они не старались. – Лети к ним, расскажи о том, что я жива, пусть хоть кто-то постарается помочь мне, – умоляла его девица, – я ни минуты не хочу больше тут оставаться. Ворон вернулся в усадьбу с запиской от девочки, привязанной к его лапе, и на словах рассказал обо всем, что он ведал, что узнал после того, как ему посчастливилось вторгнуться в замок к демону. – Где она находится? – обреченно спросила Лота. Но ответа на этот вопрос не требовалось. Она его прекрасно знала и без мудрой птицы. – Демон. Вы погубили одного из них, а второй до донца своих дней будет мстить вам за то, что происходит. Вы остались в стороне со своей обезьяной, а страдать будет бедная Анна. Ведьма знала, что месть всегда дело малоприятное. А уж если Демон встал на тропу войны, то дело совсем дрянь. Но из этого что-то должно было получиться рано или поздно, уверяла она саму себя, хотя и не особенно верила этому. – Победительница, – усмехнулась Лота, вспомнив о прошлом, – тебе придется за все это заплатить. Мартышка неблагодарная тварь, сбежала и носа своего к ней не показывает. Да и сама она теперь исчезает без следа, вероятнее всего – вот награда за ту сомнительную победу. – Этот умнее и серьезнее, – думала она о враге своем, – и его едва удастся застать врасплох. С ним придется очень трудно, если не смертельно. Но не стоило предаваться унынию, она должна была действовать, ничего другого не было у нее. №№№№№№ Но в запарке Лома не могла знать еще одну страшную историю любви. Анна очень часто бывала в старом цирке, вместе с бабушкой своей, она была влюблена с самого раннего детства в клоуна Артура, того самого, который исчез на время, когда бросился на поиски обезьяны. И она все время без него скучала. А когда он вернулся, почти в то же самое время исчезла и она. И клоун едва успел обрадоваться, когда на своем месте увидел самую преданную и явно влюбленную в него девочку. Но он не мог не заметить, что она бесследно исчезла. Радость оказалась такой кратковременной. И когда он стал расспрашивать о ней у сестры, то узнал, что ее похитил жуткий Демон. Об этом же рассказал и кот, побывавший в старой усадьбе и поговоривший с котами, там обитавшими. Ему очень хотелось принести добрые вести клоуну, о том, что она только слегка заболела, скоро поправится, и снова вернется. Он знал, как важна любовь для молодого мужчины, а для актера верный и преданный зритель, и он хотел помочь своему доброму хозяину и как-то загладить свою вину за прошлые свои шалости. Теперь же, по дороге в цирк он думал о том, говорить ли ему о том, что удалось узнать или нет, ведь и он тоже влюблен, хотя пока не понимает этого, и наверняка отправится следом за ней спасать. А кот только отдохнул и отогрелся на солнышке, ему вовсе никуда не хотелось уходить, даже из-за той девицы. Но клоун уже обо всем знал и без него, хитрость его никак не удалась. №№№№№№ ГЛАВА 12 КЛОУН НЕ ОТСТУПИЛ Клоун принял решение очень быстро. Наверное, его главным призванием было – спасать людей и зверей, хотя это у него не особенно хорошо получалось, просто он был очень добрым созданием, и не смог бы жить и работать спокойно, зная, что маленькая девочка находится в большой опасности. – Подумай, оставаться с цирке, видеть пустое место, и знать, что ты мог что-то сделать для бедняжки и не захотел, разве возможно такое, – говорил он с жаром коту. Кот на эту пылкую речь ничего не отвечал, он понимал, что лапы сбивать и подвергаться опасности – это самое малое, что ему еще предстояло. – Ты бросаешь всех этих людей, – удивленно спрашивал кот, – ради какой-то одной девчонки. – Люди пришли повеселиться, она же находится в беде – в том и разница, очень большая разница, – не унимался клоун. И лишь почувствовав, что клоун может его бросить, и он останется вовсе без хозяина, только это остановило его разглагольствования. И кот понял, что клоуна не переделать. И ему придется принять его таким, каков он есть. Ведь и он сам доставляет ему немало неприятностей, и ничего, тот все это терпит, хотя другой поколотил бы его от всей души. А этот защищает от всех, кто приходит на него жаловаться. Клоун Артур первым делом заглянул к старой графине вместе со строптивым своим котом и верным псом, и заверил старушку, что пока он жив, он будет искать Анну, и сделает все возможное и невозможное для того, чтобы она вернулась и осталась жить вместе с ними. Старушка заранее его поблагодарила, хотя она не особенно верила в то, что ему что-то удастся сделать для нее. Поверила ли она его словам или нет, но за этот порыв она была ему так благодарна. А вдруг у него что-то получится, как знать? Кот понимал, что в этом как-то замешана Лота. Он узнал о том, что она обитает в усадьбе старухи, заглянув туда, он первым делом на нее наткнулся. Хотя она была грустна, и не похоже было, что она в чем-то повинна. Но он был зол на нее за то, что она так долго не давала им никакого покоя. Артур не знал о том, что ведьма обитала здесь, но как только она вышла к нему навстречу, странно замер он, лицо окаменело. И Лота смотрела на него, и не могла поверить в то, что он мог, при всей его доброте, так ее ненавидеть. – Это ты во всем виновата, из-за тебя девочка томится в застенках у чудовища, – бросил ей в лицо Артур, забыв о вежливости. Во все времена шуты даже королям своим говорили правду, а это была только ведьма. Ничего на это не ответила Лота, она помалкивала, и боялась, что и графине, и Алине станет что-то известно о ее не особенно привлекательном прошлом. Но Артур уже догадался, что на этот раз ведьма должна стать его союзницей, а не врагом лютым. Может, она захочет исправить ошибки, которые сама и совершила. Любому нужно дать шанс для того, чтобы исправить свое прошлое. Он точно знал и другое, ее помощь ему необходима, и потому надо было предложить ей отправиться за Анной вместе. №№№№№№ Лота жалела о том, что была так рассеянна в последнее время, так поздно увидела Артура и не успела спрятаться. А потом она злилась из-за того, что не могла от него скрыть испуга. – Это случайность, или ты снова взялась за старое? – спрашивал ее Артур. Лота упорно молчала, остальные удивленно на нее смотрели. – Не смейте не о чем говорить графине, – то ли просила, то ли приказывала колдунья. И оставалось только дивиться, и сознавать, что и она чего-то боится в мире. – Это единственное близкое и дорогое мне создание, если она меня прогонит, тогда мне некуда будет податься. – Убирайся, – потребовал он, и она на самом деле исчезла, чтобы не было иных осложнений. Артур был добрым человеком, но не стоило испытывать его терпение. Вот Лота и растворилась в воздухе. Но он уже злился на себя за резкость и грубость, ведь им наверняка придется действовать вместе, заодно. Да и какому клоуну удавалось так просто избавиться от ведьмы. Он не хотел вспоминать и о собственных промахах, которых было в прошлый раз немало. Он упрекал старуха за то, что та была так доверчива, что взяла к себе ведьму. Но разве и сам он не был таким же созданием? Нечего вести напрасные разговоры, – думал он в те минуты, – в плену каждый час годом кажется. А она сама обо всем узнает, хотя вряд ли ей хочется знать такую правду. Слуги верные, боясь гнева графини, тут же рассказали ей обо всем, что произошло. И об исчезновении воспитательницы они не забыли упомянуть. – Она так казнилась и отправилась спасать нашу Анну, – говорила в ответ графиня, – бедняжка, почему же она мне ничего не сказала. Шут был прав, старуха вовсе не хотела знать правду и всегда могла найти какие-то оправдания для своей любимицы. Вот пусть в своем неведении и остается до самого конца. №№№№№№ Все изменилось в замке вероломного Демона. Ему вовсе не хотелось оставаться без возлюбленной и хозяйки. Сколько не искал, но не мог он найти никого лучше Анфеи. И она посмешила на его зов, решив, что пробил ее час. И она благодарила судьбу за то, что получила такой дар. Счастье всегда так коротко и мимолетно. Но она вскоре поняла, что любит он не ее, а маленькую девочку, которую привез из города. Это страшно ее задело. И она готова была на все, чтобы не стать посмешищем. Хотя ее никто не видел и не интересовался ее судьбой, и смеяться особенно было некому. Не стоило даже прибегать к заклятиям, чтобы узнать правду. Ее соперницей была не страшная могущественная ведьма, а маленькая девочка, такая обычная и заурядная. Она понимала, что расправиться с нею не стоит большого труда, но что же удерживало ведьму? Она понимала, что должна быть особенно осторожной и не предпринимать никаких серьезных шагов. Восторг и ярость – вот что зародилось с того дня в ее душе. Она сделала вид, что ни о чем не догадывается, но сама твердо решила в удобный момент ему обязательно отомстить, да так, чтобы он взвыл и подпрыгнул до самых небес. Пусть ощутит то, что чувствовала она, обольщенная и вероломно им оставленная. – Проклятый, хоть бы соперницу достойную нашел. И каково мне будет с этой девицей возиться, – яростно думала она в те минуты. Но сделать больше ничего не могла. Случилось то, что случилось. №№№№№ Когда Анна появилась в замке (она хорошо помнила тот день) Анфея, взглянув на нее, поняла, что ее счастью и на самом деле пришел конец. – Это беззащитное и невинное создание все сокрушит на своем пути, да еще сделает вид, что ни о чем не имеет понятия. Она не разговаривала с девицей, старалась избежать встречи с ней, хотя они вынуждены были снова и снова сталкиваться. Но в какой-то момент мрачная ведьма улыбнулась и шагнула к ней навстречу, еще больше удивив и перепугав невольницу. И наивная девица забыла обо всем злом, что она чувствовала совсем недавно. – Она может и невинна, но я должна с ней разделаться прежде, чем случится беда, и он выкинет меня отсюда. Ради собственного спокойствия мне надо от нее избавиться, только после этого можно будет думать о чем-то важном. Жаль, что с ней нельзя сцепиться, как с Лотой, но ведь есть какой-то иной выход. И рано или поздно она найдет его обязательно. №№№№№ ГЛАВА 13 В ПУСТОМ ЗАМКЕ Анна никак не могла прийти в себя, после того, как вынуждена была оставить дом, и оказаться в пустом и холодном замке. Она огладывалась испуганно, просыпалась среди ночи, и чувствовала ту опасность, которая исходила от ведьмы и демона, и стен ее каменного склепа. Но время шло, она немного успокоилась, и решила, что со временем все как-то наладится – Я игрушка, в его руках, – говорила она. Но это не могло ее задеть и особенно взволновать. Она видела, что Демон был то мрачен, но жесток, то приливы нежности брались в душе его непонятно откуда. И она казалась ему несчастной, потерянной и подавленной. И она видела, что никого не было поблизости, и спасать ее никто не собирался, вот что убивало ее больше всего. И махнула девочка на все рукой. И не знала, о чем думать, на что надеяться можно. Конец ознакомительного фрагмента. Текст предоставлен ООО «ЛитРес». Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию (https://www.litres.ru/lubov-sushko/tayna-ryzhey-martyshki-volshebnye-hroniki/?lfrom=334617187) на ЛитРес. Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.
КУПИТЬ И СКАЧАТЬ ЗА: 80.00 руб.