Сетевая библиотекаСетевая библиотека
Амур с монтировкой Татьяна Александровна Волкова Талантливая студентка выпускного курса механико-магического факультета конструирует робота, живёт с парнем и строит большие планы на будущее. И всё было бы в её жизни сладко да гладко, если бы в один прекрасный день Талли не узнала, что уже замужем за совершенно незнакомым человеком. Как девушка объяснит сей факт любимому? Что будет делать с новоявленным супругом? Какие ещё сюрпризы поджидают студентку в преддверии защиты диплома? В оформлении обложки использованы фотографии: https://ru.depositphotos.com/37506115/stock-photo-chrome-andriod-with-thumb-up.html (https://ru.depositphotos.com/37506115/stock-photo-chrome-andriod-with-thumb-up.html) https://ru.depositphotos.com/111499096/stock-photo-woman-in-silver-costume-and.html (https://ru.depositphotos.com/111499096/stock-photo-woman-in-silver-costume-and.html) https://ru.depositphotos.com/62253795/stock-photo-mature-cupid.html (https://ru.depositphotos.com/62253795/stock-photo-mature-cupid.html) Часть первая Таллиана Лерье ГЛАВА 1 Я шла из университета домой, думая о том, как будет передвигаться мой робот: на колёсах или на ногах. Колёса, конечно, проще и надёжнее, но любая лестница станет непреодолимой преградой. Ноги в этом плане выигрывают, но поставить на них сложный механизм, да ещё так, чтобы конструкция никуда не заваливалась и не падала через несколько шагов, весьма и весьма трудно. Что же выбрать? Защита диплома подкрадётся незаметно. А если я не успею доделать Роберта, то плакали мои пять лет учёбы. Именно с такими мыслями я зашла в общий холл общаги, где мы частенько собирались с друзьями и одногруппниками, открыла старенький холодильник и склонилась над нижней полкой в поисках любимой газированной воды. Её с некоторых пор наши горе-диетологи провозгласили вредной и даже опасной. А мне нравится! И пить безвкусную бурду без двуокиси углерода, которую, вероятно, налили из-под крана, а сверху налепили наклейку и продали, как воду из источника, я не собираюсь. – Классная попка! – раздался незнакомый мужской голос за моей спиной. Я покраснела, но быстро взяла себя в руки, сцапала обнаружившуюся бутылку и, выпрямившись, повернулась к говорившему. Уже открыла рот, чтобы что-нибудь ответить, но губы сами собой расплылись в глупой улыбке. Передо мной стоял высокий мужчина лет тридцати. Его тёмно-русые волосы были коротко острижены, а на макушке подняты вверх, что придавало его образу игривость и хулиганистость. Зелёные глаза, прямой нос, волевой подбородок и самые чувственные губы, которые я когда-либо видела у мужчин. «Красавчик! Какой же он красавчик!» – пронеслось у меня в голове. А потом: «У тебя есть парень, дура! Хватит строить незнакомцу глазки! Иди варить борщ!». Уже развернулась и была готова позорно сбежать, как почувствовала, что я сдвинулась с места, а бутылка с водой словно в землю вросла. Непонимающе обернулась и увидела, как зеленоглазый красавец, хитро улыбаясь, держит пластиковую тару. – Куда так быстро убегаешь? Может, познакомимся? – Извините, меня муж ждёт, – зачем-то буркнула я и, отпустив бутылку, убежала в свой блок. Щёки пылали от стыда, а мне хотелось сквозь землю провалиться. Глупая ситуация вышла. Ещё и Зарина мужем назвала. Да, мы уже два года живём вместе, но про свадьбу он даже не заикался. Уф, буду надеяться, что этот красавчик находится на территории университетского городка по гостевому пропуску какой-нибудь вертихвостки, и я его больше не увижу. – Бз-з-з-з, – раздалось над моим ухом, едва я вошла в прихожую и закрыла дверь. – Здравствуй, Жужик! – улыбнулась я и погладила длинный медный хоботок своего механического комарика. – Соскучился? Жужика я смастерила ещё на втором курсе в качестве итоговой работы. Получился он довольно крупным, примерно с тарантула. Летал по зигзагообразной траектории и специально прихрамывал при ходьбе, когда пытался вызвать к себе жалость окружающих, чем немало позабавил преподавателя по конструированию. Несмотря на некоторые ошибки и недочёты, мне поставили отличную отметку за творческий подход в программировании поведения робота и умение работать с дейритом – материалом, хорошо впитывающим магию и часто использующимся для воссоздания подобия души. С тех пор мой хитрый механический комар живёт со мной в качестве домашнего питомца и самого преданного друга. – Бз-з-з-з, б-з-з-з, ж-ж-ж-ж, – ответил Жужик, давая понять, что заждался, а обед почти остыл. – Заботливый ты мой! – похвалила букашку. – Сейчас только руки помою – и к столу. Комар бзыкнул в знак согласия и улетел в сторону кухни, виляя начищенным до блеска брюшком. Когда я создавала Жужика, ещё не умела работать с модулями, позволяющими роботу издавать звуки, различимые как речь. Теперь-то это не проблема, вот только времени нужно много, а у меня диплом на носу. Вот получу заветную корочку, можно будет и комаром заняться. Вымыв руки, я добрела до кухни и устало плюхнулась за стол. Мой маленький помощник уже разогрел в микроволновке оставленный с утра обед и вскипятил воду в чайнике, прыгнув со всей дури на рычажок включения. – Жужик, ты когда-нибудь доломаешь мой чайник! Он не рассчитан на то, что его будет включать комар-переросток! – сделала я замечание, надеясь на то, что с триста двадцать пятого раза до этой вредной железяки дойдёт. – Бз-з-з! – обиженно выдал Жужик и уселся на столе, скрестив передние лапки и гордо повернув блестящий медный хоботок к окну. На фоне фиолетово-алого заката уже виднелись бледный серп растущей луны и широкие кольца, опоясывающие планету. Приближалась ночь, а мне ещё предстояло распечатать несколько важных микросхем. Дожевав собственноручно приготовленную котлету, я поблагодарила Жужика, поставила грязную посуду в помывочную машину, запустила программу чистки и отправилась в каморку, служившую мне мини-мастерской. Там в углу уже возвышался металлический каркас моего робота. Пока только выше пояса, потому что со способом его передвижения я ещё не определилась. Овальная голова, собранная из готовых латунных модулей, была напичкана датчиками и всевозможными сенсорами, внутри шеи из широкой гофрированной трубы проходили провода, а в грудной клетке помещались мощные аккумуляторы магии, которые можно подзаряжать через разъем в ухе робота. Много веков назад, когда магия ещё не была открыта как источник энергии, всевозможные приборы работали от электричества. И всё в этом было хорошо, пока недра планеты не истощились, а автономные системы, как солнечные коллекторы и ветряки, себя не оправдали из-за низкого для того момента коэффициента полезного действия. Тогда специалисты всех рас и континентов начали искать альтернативу. Повезло им не сразу. В какой-то момент шли разговоры о том, что из-за нехватки энергии придётся урезать нормы потребления вдвое и, соответственно, поднять цены. Для простых граждан это означало бы существенное ухудшение качества жизни. Все давно привыкли к портативным коммуникаторам, мощным компьютерам и обилию бытовой техники дома, не говоря уже о высокотехнологичном оснащении предприятий. Положение спасла международная группа, состоящая из пяти человек, трёх эльфов, двух дроу, одного орка, семи гномов и четырёх темнокожих ишту, открывших магию как источник энергии, а также выработавших способы её добычи и накопления. Как оказалось, вся Вселенная пропитана этим то ли веществом, то ли излучением (учёные до сих пор так и не определились), а у живых существ есть способность преобразовывать его всевозможными способами. Кто-то лечит руками, кто-то обладает рентгеновским зрением, а кто-то без особых усилий концентрирует эту субстанцию в специальных резервуарах и аккумуляторах, дающих впоследствии огромное количество энергии. Первыми на новый источник перешли люди, как наиболее гибкая и склонная к экспериментам раса, а потом подключились и все остальные. Теперь на планете не осталось ни одного прибора, работающего на электричестве, а если такой и остался, то он уже никогда не заработает, потому что не адаптирован для магического источника питания. – Здравствуй, Роберт, – поздоровалась я с ещё неработающей моделью. – Ну, что? Продолжим тебя собирать? Мне, конечно, никто не ответил, но я знала, что это лишь вопрос времени. Раздобыть бы ещё дейрита где-то. То, что выдали в университете, для комара вполне достаточно, а вот на конструкцию с меня ростом очень и очень мало. Я же хотела, чтобы Роберт получился добрым и человечным, а не бессердечным чурбаном, какими были роботы в нашем мире. Дело усложнялось тем, что дейрит нельзя было просто так купить в магазине. Это весьма редкий и дорогой материал, который подлежал строгой отчётности. И вот где мне его искать? Мои размышления прервала мелодия, доносящаяся из смартфона, закреплённого на запястье. На экране высветилась фотография моей светловолосой подружки и соседки по парте Лиз Харви. Я сняла с крепления маленький прямоугольник смарта, положила его на стол и приняла вызов с визуализацией. Через мгновение над столом засветилась подвижная голограмма, изображающая мою подругу. – Талли, привет! Чем занимаешься? – спросила Лиз. – Привет! Да вот с практической частью диплома вожусь, – размыто ответила я. – О! Здорово! Ты молодец! Говорят, робота полноразмерного делать будешь. – Во всяком случае, постараюсь. – И правильно! Кому, как не тебе, такое под силу? Ты же лучшая на курсе по профильным предметам. А я вот не решилась на дипломную работу. Просто сдам экзамены и забуду обо всём этом ужасе, – подруга нахмурилась, вспомнив о том, как тяжело ей давалась учёба на технической специальности. – Зачем же ты поступала к нам? – поинтересовалась я. – Шла бы на модельера или ещё кого-нибудь из модной индустрии. Ты ведь жить не можешь без глянцевых журналов и красивых шмоток. Лиз тяжело вздохнула. – И пойду, когда УТМИ закончу. Ты же знаешь, что меня родители в своё время заставили получить «настоящую профессию», а уже потом заниматься всякой ерундой. Если бы я знала, что мне настолько трудно будет здесь учиться, то ни за что бы не пошла. Но теперь-то уже что? Меньше года осталось. И мы все станем дипломированными магами-робототехниками. – Не переживай. Потом с такой базой знаний тебе будет легче получить работу в любой другой сфере. Техника окружает нас повсюду, – постаралась в очередной раз успокоить её я. – Это верно. Одного творчества будет мало, а после наших мозгодробительных программ работа с приложениями для дизайна и красоты будет в разы легче, – Лиз заметно повеселела. – Ой, я ж совсем по другому поводу тебе звоню! Совсем ты меня заболтала! – Это я-то заболтала? – удивилась я. – Это ты мне позвонила, а не я тебе. – Не важно! – махнула она рукой. – Я же хотела тебе про свидание рассказать! – О! Ты всё-таки ходила на встречу с тем красавчиком из сети? – Да! – И как? – Ну, в реальности не такой уж он и красавчик. Худой, высокий. Да и возраста себе прибавил, а на самом деле он ещё юнец прыщавый. И ладно, если бы только это, но нам совсем не о чем было поговорить при встрече! – Как это? – приподняла я брови от изумления. – Вы же так активно переписывались, что оторваться друг от друга до глубокой ночи не могли. – В том-то всё и дело! – воскликнула Лиз. – Мы уже всё, что можно было, обговорили в интернете. А когда встретились, то силой выжимали из себя по фразе. – Слушай, а что, если это не он с тобой переписывался, а кто-то другой? – предположила я. – В смысле? – растерялась подружка. – Ой, ну, не знаю. Например, его сосед по комнате с тобой общался от имени друга. Или он тестировал на тебе своего чат-бота. Тоже вполне реально. – Что?! – взревела Харви. – То есть со мной всё это время мог переписываться текстовый робот?! Да я этого хлюпика придушу голыми руками, если ещё раз встречу! – Лиззи, ты же девушка, – напомнила я. – Да, ты права! Душить голыми руками – это моветон. Специально для этого желторотика я поищу шарф покрепче. Я засмеялась, представив, как эта хрупкая во всех смыслах барышня набрасывает розовенький шёлковый шарфик на парня в полтора раза выше неё самой, а потом с выпученными глазами и паром из ушей пытается затянуть петлю. Похоже, Лиззи представила аналогичную картину, потому что тоже залилась смехом. – Ну, тебя, Талли! Такой план мести испортила! Наше веселье прервал тихий сигнал датчика, уведомляющего о том, что в мой блок кто-то зашёл. Лиз нахмурилась: – Твой козёл пришёл? – уже догадываясь об ответе, спросила она. – Я же просила тебя так его не называть! – шёпотом возмутилась я. – Я поражаюсь, Лерье! Как ты можешь не замечать очевидных вещей? Он ведь даже при тебе пялится на девчонок, и не скрывает этого! – Талли, я дома! – послышался из прихожей низковатый голос Зарина. – Всё, я побежала! – буркнула я, не желая отвечать на вопросы подруги, и отключилась. Как раз в это время в мастерскую заглянул мой парень – коротко стриженный кареглазый брюнет среднего роста и телосложения. – Привет, – улыбнулся он и подошёл, чтобы поцеловать меня. Я подставила щёку, не испытывая никакого желания прикасаться к его губам. Слова моих подруг уже давно заронили во мне зерно неуверенности, и наши с Зарином отношения уже не казались мне такими идеальными, как когда-то. Но я привыкла к нему. Что-то менять в личной жизни, пока на носу висит диплом, я была не намерена. Да и повода для расставания он пока не давал. Подумаешь, засматривается на других девчонок! Не глаза же мне ему выцарапывать из-за этого. – Привет. Как день прошёл? – спросила я. – Ой, даже не спрашивай! – в своей обычной манере ответил он. – Клиенты какие-то нервные пошли. То им не то, это им не это! – Ничего не заработал? – не стала ходить вокруг да около. – Угу, – буркнул он, виновато опустив голову. – Бывает, – протянула я. – Не переживай, Чак мне кое-что подкинул, на неделю хватит, а потом стипендию дадут. Зарин тут же повеселел: – Ты моя умничка! – снова потянулся, чтобы поцеловать. – Ужин готов? – Да, идём. И мы отправились на кухню. Я сидела за столом напротив своего брюнета и наблюдала за тем, как он уплетает то, что я приготовила. Можно было, конечно, и полуфабрикат ему подсунуть, но мне нравилось готовить самой. Это отличный способ отвлечься от работы. Зарин же не замечал моих стараний, а иногда и бурчал что-то о том, что могло быть и лучше. Раньше я не обращала на это внимания. А когда стала замечать, то искала причину в себе. Даже на курсы кулинарные записалась! Преподаватели, являющиеся профессиональными поварами, меня хвалили, а от милого-любимого я этого так и не дождалась. А ведь было время, когда всем, что я делала, Зарин восхищался. Наверное, это было частью ухаживаний, на что я и повелась по неопытности. Только не подумайте, что он какой-то монстр. Начиналось у нас всё вполне романтично: случайная встреча, цветы, конфеты, кафешки, кинотеатры. А в последнее время ему не везёт с работой. То найти ничего не может, то коллектив попадается склочный, то деньги не платят и увольняют. Наверное, то, что фактически я содержу нас обоих последние месяцев восемь, здорово подкосило Зарина. Вот он и ведёт себя иначе, а меня девчонки своими разговорами накручивают. – Кино посмотрим? – спросил Зарин. – Давай. Выбери что-нибудь весёленькое, а я пока посуду приберу. Когда вошла в комнату, там уже был включен новенький голографический проектор, демонстрирующий трёхмерное изображение. Дедушка говорил, что когда-то фильмы смотрели на плоских экранах, но сейчас такое даже представить себе трудно. Я удобно устроилась на груди своего парня, погладила сенсор на брюшке севшего мне на ногу Жужика и уткнулась в изображение. А вот Зарин постоянно отвлекался, то и дело заглядывая в свой смарт. Когда моё терпение уже лопнуло, я спросила: – Ну кто там тебя постоянно домогается? Не дадут отдохнуть нормально! – Это с работы. Не обращай внимания, милая. Легко сказать! – Почему-то с работы тебе пишут только девушки, – пробурчала я, недовольно поджав губы. Жужик бзыкнул в знак согласия. Роднулик мой крылатый! – Да потому что я сейчас в косметической компании работаю, а там почти все женщины! – возмутился Зарин. – Я не понял, ты меня ревнуешь, что ли? – Когда я перестану ревновать, будет поздно. Я поднялась с кровати, захватила сумку с тетрадками для лекций, сменную одежду и, поманив за собою Жужика, вышла из блока, громко хлопнув дверью. Вытирая проступившие слёзы и краем глаза заметив в холле того же красавчика, я выбежала во двор. Путь мой лежал в соседний корпус в комнату Лиззи. Там я и провела остаток вечера и ночь, а утром мы вместе отправились на учёбу. ГЛАВА 2 Первой парой был семинар по конструированию. Мы с Лизкой сидели на четвёртой парте третьего ряда и листали конспекты, пытаясь вспомнить, что нам рассказывали на предыдущем занятии. Предмет вела Тара Борра – зрелая полноватая женщина с короткими тёмными волосами и в неизменных винтажных очках в чёрной оправе. Она отличалась тем, что была весьма рассеянной, в новой технике ориентировалась постольку-поскольку, но на семинарских занятиях спрашивала по полной программе. Вот мы и готовились. – Итак, – начала Тара Борра, – на первый вопрос нам ответит… Ответит нам… Хм… Она озадаченно уставилась в электронный журнал, протёрла очки, посмотрела в список группы ещё раз и продолжила: – На первый вопрос ответит госпожа Крайс. В аудитории все стали переглядываться, услышав незнакомую фамилию. Я крутила головой не менее активно, но таинственная незнакомка так и не нашлась. – Мне долго ждать? – повторила преподаватель. Мы снова уставились на неё, пытаясь понять, не перепутала ли она опять чего. Но Тара оставалась невозмутимой и уверенной, а её испепеляющий взгляд был направлен почему-то на меня. – Что молчим, Таллиана? – в очередной раз спросила она. – Или Вы не подготовились? Раньше с Вами такого не случалось. – Простите, мисс Борра, но моя фамилия Лерье. А к ответу я готова. Начинать? – То, что Вы были Лерье, я помню, но сейчас в журнале синим по белому написано «Таллиана Крайс». Возможно, здесь закралась какая-то ошибка. После занятий сходите в деканат и там всё выясните. А пока отвечайте, Талли. Мы Вас внимательно слушаем. И я ответила, после чего плюхнулась на стул и посмотрела на вытаращившуюся на меня Лиз. – Каким образом у тебя могла измениться фамилия? – поинтересовалась подруга. – Понятия не имею, – пожала плечами я. – Это какой-то сбой в базе данных или чьи-то кривые ручки, работающие с этими данными. Скорей бы перемена! С этим недоразумением нужно что-то делать! До конца пары я крутилась, как уж на сковородке, а когда раздался сигнал, извещающий о конце занятия, пулей вылетела из аудитории и поспешила в деканат. – Доброе утро, мисс Карнеби! – поздоровалась я с секретарём, войдя в приёмную. – Доброе! – улыбнулась миловидная женщина лет тридцати со светлыми волосами и стрижкой каре. – Чем могу помочь? – Дело в том, что в электронном журнале нашей группы обнаружилась ошибка. Можно её исправить? – О, конечно! – отозвалась она. – Назовите номер группы, пожалуйста. – МР пятнадцать, – ответила я и подошла к монитору. – Вот, нашла, – известила мисс Карнеби. – И где ошибка? – Здесь, – ткнула пальцем в экран, где светились мои данные. – Таллиана Крайс, – прочла секретарь. – И что не так? – Моя фамилия Лерье, а не Крайс, – объяснила я. – Возможно, кто-то работал с базой и внёс неверные данные. Про кривые руки я решила тактично умолчать. – Нет, – пригвоздила Мелани Карнеби. – Здесь всё верно. Эти данные синхронизируются с базой паспортного стола. Проверьте свои документы, Талли. От ужаса я уставилась на неё и тут же полезла в сумку за паспортом и студенческим билетом. Мои руки тряслись, а сердце колотилось в бешеном ритме. Выудив пластиковые карточки, я плюхнула их на стол, чтобы секретарша тоже имела возможность в них заглянуть. – Ну, вот! – заговорила блондинка. – Никакой ошибки. Судя по дате, синхронизация с базой была вчера вечером. И в студенческом, и в паспорте Ваша фамилия Крайс. – Но почему?! – в ужасе воскликнула я, понимая, что теряю почву из-под ног. – Минутку, – мисс Карнеби перевернула мой паспорт на другую сторону. – О! Я Вас поздравляю! – С чем? – с каждой новой фразой мне становилось всё страшнее. – Похоже, Вы вчера очень хорошо отметили своё бракосочетание, если ничего не помните, – улыбнулась она во все тридцать два. – Какое ещё бракосочетание? Я не замужем и никогда там не была! Бред! Это какой-то бред! Я сплю? – Как это не замужем? Тут всё написано! Вчера днём был зарегистрирован брак между Вами и мистером Беннетом Крайсом. Поздравляю! Я так и села. Хорошо, что на стул. И была я ни жива, ни мертва. Как там говорили в старину? Без меня меня женили? Прозвучал сигнал, возвещающий начало следующей пары. Я на автомате сгребла документы и помчалась в аудиторию. – Ну что там? – зашептала Лиззи, едва я села за парту. – Исправили? Я лишь помотала головой. – Почему? – нахмурилась подруга. – Тут такое дело… – замялась я. – Ну?! – Оказывается, вчера днём со мной был зарегистрирован брак. – В смысле? – моя соседка по парте начала впадать в тот же ступор, что и я. – В прямом. Теперь у меня есть муж. Самый настоящий. И его зовут Беннет Крайс. С этими словами я положила перед ней паспорт, где указывались все данные. Харви растерялась. И я её прекрасно понимала, потому что не было у меня вчера свадьбы! Не было – и точка! – Где ты была вчера в указанное при регистрации время? – спросила подруга. – Выходила за периметр университетского городка, у Чака деньги за работу забирала. Никто не сможет подтвердить, что в это время я была в другом месте, а не в зале регистраций. Чёрт бы побрал эти браки через электронные терминалы! – Да уж, ситуёвина, – протянула Лиз и задумалась. – А он какой? – Кто? – не поняла я. – Муж твой. – А я откуда знаю? О его существовании мне сообщили пятнадцать минут назад. – То есть ты его не знаешь и ни разу не видела? – допытывалась подруга. – Нет. – Как романтично! – она мечтательно сложила руки и вперила взгляд в потолок. Я придвинулась к ней и посмотрела в том же направлении. – Там ничего нет, – констатировала я. – Где? – Лиз повернулась ко мне. – Там, – подняла указательный палец вверх. – Тьфу на тебя! – успокоилась она. – Я говорю, что история у тебя романтичная вырисовывается! Муж-загадка! Это же так здорово! – Ага, здоровее не придумаешь! Шарфик при случае одолжишь? – Зачем? – Душить буду супостата! Попой чувствую, что это он всё провернул! Ух! Попадись мне только! – от злости я сжала кулаки. – А что, если он тоже жертва, как и ты? У тебя хоть фамилия изменилась, и ты пошла узнавать, в чём причина, а бедный парень об этом сейчас может даже не подозревать. Представляешь, приходит он домой, роняет паспорт. Его подружка хочет помочь, поднимает документ и видит, что её любимый женат! – Ё-моё! – схватилась я за голову. – Что? Жалко мальчика? – Нет. Мне себя жалко! Если Зарин узнает, убьёт меня! – Убить не убьёт, а вот побесится точно! Надо ему срочно рассказать! Авось поймёт намёк и оставит тебя в покое. – Лиз, он мой парень! Я его люблю. – Мазохистка, – заключила подруга и до конца пары со мной не разговаривала. Следующее занятие по основам технического зрения вёл Глеб Александрович Покаровский – импозантный седовласый мужчина лет пятидесяти пяти. Выглядел он достаточно молодо, элегантно одевался и красиво говорил. Вся женская часть университета была так или иначе очарована этим выдающимся преподавателем. Я старалась ходить на все его занятия, но на прошлом не появилась из-за срочной работы. А Лизка моя вообще любительница прогулять сложный технический предмет, соответственно, у нас не было даже одного конспекта на двоих, где можно было бы подсмотреть прошлую тему. Поэтому за партой мы сидели, как мышки, в надежде на то, что нас не вызовут отвечать. – Ну, что ж, – начал Покаровский. – Давайте сегодня повторим тему, которую разбирали в предыдущий раз. И поможет нам в этом, – он сделал паузу и заглянул в журнал, – мисс Крайс. Услышав свою новую фамилию, я не отреагировала, пока Лиззи осторожно не пихнула меня локтем. Только тогда я поднялась и ответила: – Глеб Александрович, простите, пожалуйста, меня не было на прошлом занятии. Можно я послушаю? – Да-да, конечно, слушайте, – спокойным тоном произнёс он, а я с чистой совестью плюхнулась на стул. Через мгновение Покаровский продолжил: – Так где у нас Крайс? Я покраснела и снова вскочила. На мне скрестились любопытные взгляды одногруппников. – Меня не было на прошлом занятии. Могу я просто послушать? Преподаватель снова мне кивнул и, когда я села, спросил чуть громче: – Крайс сегодня есть? Группа начала потихонечку хихикать. Я же поднялась в третий раз и попросила просто послушать, на что Покаровский с лёгким раздражением на лице кивнул и снова спросил: – Что с Крайс? Вся группа уже давилась смехом, а я предприняла очередную попытку встать и всё объяснить. – Ну, что Вы всё время встаёте, Лерье? – я села. – Крайс сегодня будет тему отвечать или нет? Когда я встала, Глеб Александрович походил на разъярённого быка, готового в любой момент напасть. Но я не стала ждать и выпалила: – Это я Крайс! Я! Одногруппники не смогли больше сдерживаться и заржали в голос, а Покаровский, успокоившись, сказал: – А! Теперь ясно. Так выходите к экрану. Когда я попыталась завести ту же песню о «меня не было, можно мне просто послушать?», аудитория почти плакала от смеха, а преподаватель совершенно спокойно произнёс: – Вот мы эту тему заново и разберём вместе с Вами. Смелее, Лерье-Крайс, – он тихо хмыкнул. Пришлось выйти к огромному экрану, установленному так, чтобы всем было хорошо видно, что на нём изображено, сесть за отдельный стол и надеть гарнитуру, помогающую силой мысли выводить на экран требуемый текст и делать чертежи. С темой разобралась я одна, потому как остальные до конца пары так и не оклемались от смеха. ГЛАВА 3 – Талли, так ты выяснила, почему у тебя фамилия сменилась? – подошла ко мне после пар наша староста, темноволосая и сиреневоглазая эльфийка Илона Максар. Так и знала, что без неё не обойдётся! Илона жить не может без того, чтобы не сунуть свой остренький носик в чужие дела. – Да, – мрачно буркнула я, понимая, что ответа не избежать. – И? – она превратилась в одно большое ухо. – А самой слабо догадаться? – встряла Лиззи. – Много случаев знаешь, когда девушка фамилию меняет? Лицо эльфийки перекосило, что говорило о бурной мыслительной деятельности в её голове, а потом она со смесью неуверенности и досады выпалила: – Ты что, замуж вышла??? – Умница! – похлопала её по плечу моя подруга. – Можно начинать завидовать! С этими словами Лизка схватила меня за руку и потащила к выходу. – После того, что ты сказала, Максар жаба задушит, – прокомментировала я произошедший разговор. – Я даже немножко рада тому обстоятельству, что у меня так внезапно появился муж. Подруга лишь хитро улыбнулась и направилась в сторону студенческого парка. – А мы разве не домой? – поинтересовалась я. – У нас есть дело поважнее. – И что за дело? – Будем искать информацию о твоём муже! – торжественно возвестила Лиз, плюхаясь на лавочку. – Хм… А я как-то об этом сразу не подумала. – И зря! Интернет – наше всё! Сейчас забьём его имя в поисковик и посмотрим, что на него есть. Садись уже! – она похлопала ладошкой рядом с собой. Я последовала её совету и запустила поиск на смартфоне. – Беннет Крайс, – протянула Харви. – Что? Никакой информации, кроме электронной почты? Даже номера смарта нет? И аккаунта в социальных сетях? А он живой вообще? Я хохотнула. – Лиз, открою тебе страшную тайну. Не все люди выставляют свою жизнь на всеобщее обозрение. Особенно под настоящим именем. – Тогда остаётся ещё один вариант, – после небольшой паузы сказала подруга. – Зайти на сайт ЗАГС и вбить данные нашей регистрации? – догадалась я. – Да, самый верный способ. Ну, же! Я открыла официальный сайт, зашла на страничку проверки данных и ввела код, выданный при регистрации брака. Секунда на поиск – и перед нами не только полное имя моего мужа, но и адрес. – Жалко, что фотографии не прилагаются. Ладно, что там пишут? Ого! – воскликнула Лиззи, увидев, где проживает мистер Крайс. – Респектабельный райончик. Похоже, твой муж не бедствует. Это, конечно, не вилла за городом, но тоже вполне себе прилично. – На что это ты намекаешь? – прищурилась я. – Намекаю? Талли, милая, я уже давно говорю прямым текстом – гони своего альфонса в шею! С мужчиной должно быть хорошо, а если тебе с ним плохо, то какой он мужчина? – Лиз, я в твою личную жизнь не лезу! – огрызнулась я и направилась в сторону своего корпуса. – Как придёшь домой, выпусти Жужика, я буду его ждать. – Хорошо, – буркнула модница. – Это летающее чудо лучше всех мужчин, которые у тебя были. Я не ответила на последнюю реплику, потому что была полностью с нею согласна. Когда я пришла, дома никого не было. Переодевшись, отправилась на кухню готовить ужин. Где-то через час за окном показался Жужик, а ближе к вечеру пришёл и Зарин. – Здравствуй, дорогая! – начал он так, будто вчера ничего не было. – Привет, – решила не нагнетать обстановку и спустить всё на тормозах. – Это тебе, – он вытащил из-за спины букет цветов и мои любимые конфеты с вишней. – Спасибо, очень приятно, – улыбнулась, быстро поцеловала его и пошла искать вазу. – Садись за стол, всё уже готово. – Пахнет потрясающе! – отозвался он, заглянув в кастрюлю. Так мы и помирились. Утром следующего дня я ушла в университет, когда Зарин ещё спал. Мне нужно было перед парами подойти к руководителю дипломной работы, а Зар сказал, что в офис ему только к десяти, и подниматься в такую рань без надобности. Я постучала в дверь аудитории, потянула за ручку и спросила: – Доброе утро, мистер Фарли. Можно? Невысокий темноволосый мужчина бросил на меня взгляд своих голубых глаз. Линия его широких век была опущена вниз, отчего казалось, что их обладатель всегда немножечко грустный, а трёхдневная щетина визуально маскировала широкое основание челюсти. – Да, Талли, здравствуйте! Проходите. Я прошла в аудиторию, села за первую парту перед преподавательским столом и стала рассматривать своего руководителя, пока он искал файл с моей работой в запароленной папке на сервере университета. Том Фарли был облачён в старомодную белую рубашку со скруглённым воротничком и повязанным на манер галстука шейным платком, тёмно-красную жилетку с двумя рядами латунных пуговиц, классические брюки и неизменный чёрный сюртук. На столе по правую руку от него красовался высокий цилиндр, выполненный из вертикальных полосок чёрной и коричневой кожи, а вокруг его основания крепились круглые очки с тёмными стёклами, латунной оправой и двумя подвижными миниатюрными моноклями, прикреплёнными к одному из окуляров. Вот посмотришь на такого мужчину – и сразу понятно, что он не кто иной, как техномаг. Мои однокурсники частенько одеваются в похожей манере, чтобы подчеркнуть свой род занятий, я же предпочитаю повседневный стиль, хотя мне не чужда и одежда с обилием профессиональной атрибутики. – Так, – начал преподаватель. – Тут всё понятно, а что с практической частью? – Голову и торс я уже собрала. – Молодец! – похвалил он. – Запускала уже? – Да, на данном этапе все установленные узлы работают отлично, – отчиталась я. – Это хорошо. А что будете делать дальше? – Сейчас работаю над речевым модулем, потом планирую заняться дейритом. У меня есть одна задумка, но пока не знаю, получится ли её осуществить. – И какая же? – поинтересовался мистер Фарли. – Хочу увеличить объём дейрита и попробовать влить в него больше силы. Мужчина откинулся на спинку стула и ответил: – К сожалению, я Вам тут ничем помочь не могу. То количество материала, которое выдали, строго регламентировано. Получить двойной или тройной объём для одного учащегося невозможно. Если только Вам удастся раздобыть дейрит где-то ещё, причём легальным путём и со всеми сопроводительными документами. – Задачка, – протянула я, опустив голову. – Делайте пока то, что можете. В любом случае, для дипломной работы имеющегося материала будет достаточно. Вы же не докторскую защищать собираетесь. – Кстати, как Ваша докторская продвигается? – решила выразить интерес к его работе. – Скоро закончу и отправлю на предварительную проверку. Надеюсь, не придётся потом всё переписывать, – улыбнулся преподаватель. – Всё получится, – решила подбодрить его я. – Надеюсь, – он потёр щёку и вздохнул. – Больше у меня нет к Вам вопросов, Таллиана. Можете идти. – Спасибо! Я поднялась и направилась к двери, где меня догнала ещё одна фраза: – И примите мои поздравления с бракосочетанием! – Благодарю, – буркнула я, обернувшись, и вылетела из кабинета, начиная закипать от негодования. Мне теперь все будут тыкать этим нелепым замужеством?! Учебный день прошёл достаточно спокойно, если не считать шепотков одногруппников за моей спиной. Лиз же вела себя примерно и лишь после занятий спросила, что я намерена делать со своим статусом дальше. – Сейчас я к Чаку, а после работы съезжу по адресу, который был указан в базе. Буду надеяться, что муженёк окажется дома, и мы сможем поговорить, – ответила я. – Ты мне звони, как только что-то узнаешь, а то я умру от любопытства! – предупредила Харви. – Договорились. Дорога к Чаку, у которого я работала, была недолгой. Обычно я пешком добиралась до его мастерской, где и помогала по мере возможности. Он исправно платил, а ещё давал полезные советы, которые не раз меня выручали на практических занятиях по техномагии. Сам он принадлежал к расе ишту, отличающейся от людей цветом кожи, варьирующимся от светло-коричневого до почти чёрного, а также мощным телосложением и высоким ростом. Средний представитель ишту достигал двух метров двадцати сантиметров в высоту, что порою доставляло им немало хлопот на континенте, заселённом в основном людьми с несколько более скромными параметрами. Чака Бэвиджа занесло в наш город после гражданской войны, прокатившейся по территории его родины. Он искал относительно тихое и уединённое место, где можно было бы заниматься любимым делом и заботиться о жене и двоих сыновьях, вот и приехал на земли людей. Здесь он открыл мастерскую по ремонту различных механизмов и успел зарекомендовать себя как высококлассный специалист. Рост Чака был чуть выше двух метров, кожа обладала приятным шоколадным оттенком, а на лице красовалась короткая чёрная борода. В одном из боёв он лишился правого глаза и едва не потерял руку. Едкое вещество снаряда с жидкой составляющей выжгло мышцы, сосуды и сухожилия правой конечности, обнажая желтоватые кости от основания плеча до запястья. Его, конечно, спасли, но теперь он носил круглые очки в металлической оправе. Слева стояло затемнённое стекло, а справа был встроен специальный механизм, позволяющий Чаку производить необходимые при работе измерения и сканировать разнообразные приборы на предмет содержимого. Функции руки помог восстановить специально сконструированный рукав со множеством трубок, шестерёнок и поршней, который надевался на покрытую искусственной кожей конечность или поверх одежды. Чак предпочитал последний вариант, и смотрелся он в этом отменно. – Привет, Чак! – поздоровалась я, войдя в мастерскую. Мой знакомый ишту отвлёкся от работы и поднял голову: – Ну, здравствуй, малышка Талли. Он всегда меня так называл и относился не как к работнице, а как к дочери, которой у него никогда не было. – Есть работа? – поинтересовалась я. – У хорошего специалиста она всегда есть, – улыбнулся Чак. – Сегодня тебе придётся вооружиться паяльником. – Это я люблю! Показывай! В работу я втянулась быстро. Мне нравилось то, что я делала. Параллельно мы с Чаком разговаривали о том, о сём, и я поделилась своей идеей использовать в роботе больше дейрита, чем обычно. – Хм, – призадумался он. – Думаешь, это может сработать? – Если судить по тому, каким у меня получился Жужик, то талант к психомагии у меня имеется. А это, как ты знаешь, не самое распространённое явление. – О да, детка! Твой летающий комар – это что-то с чем-то! И если всё так, как ты говоришь, то получить тёпленькое местечко в любой крупной компании, занимающейся роботостроением, тебе не составит труда. Я тебе даже немножко завидую. Мои щёки заалели от смущения. Было приятно, что мой первый работодатель так обо мне отзывается. – Это пока мои предположения, – решила остудить его пыл. – И если мне не удастся достать нужное количество дейрита, то не узнаю, такая уж ли я одарённая. – Я тебя услышал, малышка, – произнёс ишту и заговорщицки улыбнулся. Завершив работу, я решила отправиться туда, где по документам должен был обитать мой… муж! Я ввела адрес в смарт, посмотрела карту, а также маршрут. Далековато он забрался! – Респектабельный райо-о-о-он, респектабельный райо-о-о-он, – передразнила я Лизку, которая мне все уши сегодня прожужжала. – У чёрта на рогах этот респектабельный район! Пришлось плестись к ближайшей станции метро. Какое счастье, что для студентов проезд бесплатный! В стареньком вагоне я ехала со старушкой, целующейся парочкой, тремя студентами, мужчиной и женщиной интеллигентной внешности, дамой с ребёнком, дремлющим панком с чёрным ирокезом, а также двумя ролевиками: беловолосым дроу в доспехах и вполне современных наушниках, и брюнетистой эльфийкой, не сводящей с дроу взгляда и сжимающей рукоять бутафорского меча. За каждым из них было любопытно наблюдать, но особенно моё внимание привлекли эльфы-ролевики. Я смотрела на них исподтишка и пыталась угадать, знакомы ли они, вертятся ли в одном кругу или случайно здесь встретились, испытывают ли друг к другу симпатию или являются тайными врагами. За такими думами время до нужной мне станции пролетело незаметно. Я вышла из вагона и отправилась на автобусную остановку. Путь до дома моего благоверного оказался даже длиннее, чем я предполагала. Но что мне было делать? Не возвращаться же обратно. Следует отметить, что почти весь наш наземный транспорт двигался на расстоянии полуметра от полимерного дорожного покрытия. Это помогало сэкономить на ремонте дорог и избежать множества аварий, которые случались, когда можно было летать на любой высоте. Поездка оказалась достаточно комфортной. Автобус, работающий на заряженных магоэлементах, шёл плавно и мягко, что позволило мне погрузиться в созерцание проплывающего мимо города. Через десять минут я вышла и решительным шагом направилась к высотке, виднеющейся за деревьями. Пройти в дом мне удалось – система впустила меня как супругу одного из жильцов. Воодушевлённая таким поворотом, я уверенно зашла в лифт и нажала кнопку двадцать пятого этажа. Дверь нужной мне квартиры не отличалась от других. Она была такой же тёмной, массивной и внушающей доверие. По сравнению с этой моя дверь в жилом корпусе университета – жалкая картонка, хотя раньше она казалась мне достаточно надёжной. Но, как говорится, всё познаётся в сравнении. И раз здесь такие двери, то владельцам есть что прятать. Только это уже не моё дело. Я нажала кнопку видеофона и стала ждать ответа. Тишина. Нажала ещё раз – ноль реакции. Когда третья попытка не дала результата, я расстроилась, но всё же записала сообщение, в котором представилась и попросила связаться со мной по указанным координатам. На этом моя попытка познакомиться с мужем провалилась. Лизка жутко ругалась, когда я ей позвонила и всё рассказала. Сначала она приписала моему мужу рога, копыта, три хвоста и пятачок, потом принялась за меня: – Талли, а почему ты ушла? – А что я должна была сделать? Дверь-то закрыта, а в квартире, судя по всему, никого нет, – ответила я. – И что? Это не повод сдаваться! – Харви была явно не в духе. – Нужно было устроить засаду или лечь спать прямо там, под дверью! Самый верный способ его выловить! – Да ты что?! – начала возмущаться я. – А давай, я тебе там коврик постелю, а ты покараулишь! Советчица! – Ну чего ты? – она начала примирительно ныть. – Я же как лучше хотела. И вообще, почему это женатый мужик шляется непонятно где? – А если он до сих пор не знает, что женат? Ты сама мне такую версию подкидывала. – Это да… – протянула Харви. – Всё равно обидно! – А мне-то как! Через весь город пришлось проехать! Столько времени убила! Лучше бы к завтрашней вечеринке подготовилась, честное слово! – возмущалась я. – Не нервничай! Твоего муженька мы ещё выловим, – поддержала Лиззи. – С каждым новым днём замужества мне всё сильнее хочется стать вдовой, – зачем-то сказала вслух. – Тьфу на тебя! Ты сначала посмотри на него, а потом уже думать будешь, оставить себе или отправить в свободное плавание. – Лиззи, у меня есть парень, если ты не забыла, – напомнила подруге в очередной раз. – Нет, дорогая! – твёрдо возразила она. – У тебя теперь есть законный муж! И не важно, видела ты его или нет. Если ему когда-нибудь взбредёт в голову заявиться в твой блок и вышвырнуть оттуда Зарина или любого другого кавалера, он будет в своём праве. Охо-хо! А ведь подруга правду говорит! – Мне нужно разыскать его как можно скорее и любой ценой выбить согласие на развод, – сделала вывод я. – Ты неисправима, – вздохнула Лиз. – Ладно, дуй домой, завтра будет большая туса. Потанцуем, расслабимся. – Скорей бы! ГЛАВА 4 Утром я нежилась в ванной и перебирала пальчиками бутылочки с оттеночными шампунями. Кем я хочу быть сегодня: брюнеткой, блондинкой или рыженькой? А может, стоит окрасить несколько прядей в яркие цвета? Мой природный светло-русый оттенок позволяет экспериментировать, а окружающие давно привыкли к тому, что я часто меняюсь. Подумав немного, выбрала флакончик с коричневым колером. Несколько минут – и мои волосы приобрели вкусный шоколадно-коньячный оттенок. Красота! Потом мы с Зарином готовились к вечеринке. Я решила надеть полупрозрачную белую блузу и чёрный сарафан с юбкой, украшенной воланами от середины бедра и до пола. Чтобы придать этому простенькому наряду капельку стиля, подвернула рукава блузки, отыскала сетчатые полуперчатки чёрного цвета, на талии затянула коричневый кожаный ремешок со свисающим на тонкой цепочке хронометром, а на голову водрузила массивные круглые очки с заклёпками по периметру оправы. Смарт, ключи и документы спрятала в маленькой кожаной сумочке в тон ремешку. Зарин в качестве основного цвета тоже выбрал коричневый. Поверх прямых брюк он надел пиджак, по крою похожий на китель наших военных. Он плотно облегал фигуру и подчёркивал широкий разворот мужских плеч. Застёжка была смещена к правой стороне и от шеи до середины живота представляла собой обыкновенную молнию, а от середины к низу шли латунные пуговицы. Вниз от левого плеча пиджака тянулась кожаная полоска, украшенная декоративными карабинами. А центральная часть между застёжкой и полоской была выполнена из ткани с диагональными линиями. – Классно выглядишь, – похвалила выбор Зарина. – Спасибо, ты тоже, – улыбнулся он и поцеловал меня. – Готова? – Всегда готова! – воскликнула я и уцепилась за предложенный локоть. – Тогда идём, моя королева! И мы отправились на вечеринку. Клуб, в котором мы собирались, был одним из самых крупных в городе. Сюда стекались все, независимо от расы, цвета кожи и предпочтений в одежде. Я любила рассматривать посетителей и удивляться их изобретательности в подборе образов и костюмов. Сумасшедшие причёски, яркие цвета, необычный макияж, оригинальная одежда, странная обувь и фантастические украшения! Вот мимо прошла девушка с волосами, выкрашенными в синий, зелёный и фиолетовый. К главному входу направилась парочка техномагов: мужчина с седой бородкой, стянутой металлическим зажимом, и женщина в белой шляпке и с кружевным зонтиком. У барной стойки сидел мужчина с зелёными волосами и клоунским макияжем, рядом с ним устроилась девушка с красно-синими дредами и россыпью искусственных кристаллов на лбу. В толпе танцующих я заметила эльфийку с длинными накладными ресницами оранжевого цвета, почти белыми радужками глаз, нарисованной чёрной сеточкой на правой стороне лица и заколкой для волос в виде скелета человеческой руки. Некромантом, что ли, наряжалась? Пока я занималась созерцанием, к нам подскочила Лизка: – Привет! Здорово выглядите! Специально похожую одежду подбирали? – Привет! – поздоровалась я одновременно с Зарином. – Нет, случайно так вышло. И судя по тому, в чём пришли окружающие, мы скромники. – Говори за себя, пожалуйста, – ответила она и тряхнула копной разноцветных ленточек, вплетённых в волосы, поправила бутафорский респиратор со светящимся в темноте значком биологической опасности, провела пальчиками по чёрному корсету с ремешками и заклёпками, вильнула бёдрами, затянутыми полосатыми чёрно-розовыми колготками и прикрытыми короткой пышкой юбкой, и топнула ножкой, закованной в массивные высокие сапоги с толстенной подошвой. – Ты сегодня решила искать своего суженого в тусовке киберготов? – поинтересовалась я. – А что? – Харли сложила руки на груди и надулась. – Очень милые ребята! – Нет-нет, всё нормально. Только ходи осторожнее, а то ещё споткнёшься и нос разобьёшь, – ехидно улыбнулся Зарин. – Я лучше тебе нос разобью, козёл безрогий! – зашипела подруга, а мне снова пришлось разнимать этих двух упрямцев. – Мы, пожалуй, пойдём, – сказала я, утаскивая за собой своего парня. – Лиз, я тебе вечером позвоню. – Ладно, – остыла она. – Ну и подруги у тебя! – возмутился Зарин, когда мы отошли. – Какие есть, – пожала плечами. Он лишь фыркнул и стал разглядывать пёструю толпу. – Кого-то ищешь? – решила не держать мучающий меня вопрос в себе. – А? – повернулся он. – Нет, просто смотрю. Все такие разные! – Это да. Идём танцевать? – Конечно! Зар обхватил меня за талию, повёл на танцпол, и мы растворились в музыке. Через какое-то время я почувствовала, как лямка нижнего белья медленно сползает вниз. Поправлять это дело при всех было неудобно, поэтому я предупредила Зарина, что выйду ненадолго, и сбежала в уборную. Я передохнула от шума, привела себя в порядок, подправила макияж и с улыбкой выскочила в общий зал. Когда пробиралась сквозь толпу, кто-то подкрался сзади, обхватил крепкой рукой мою талию и спросил, склонившись к уху: – Потанцуем? Мой испуг сменился любопытством. Первым делом я заметила белую рубашку с подвёрнутыми до локтя рукавами, потом довольно крепкую мужскую руку. Набравшись смелости и обернувшись, увидела того самого зеленоглазого красавчика, с которым довелось столкнуться три дня назад у холодильника. От прошлого образа его отличали кожаная жилетка с ремнями и заклёпками, замеченная ранее рубашка, коричневые брюки, массивный браслет из нескольких кожаных полос, скреплённых шестерёнками, и металлическая накладка с линзой для глаза, закрывающая правую скулу и часть лба. Я уже хотела сказать «нет» и выскользнуть из его объятий, как вдруг музыка сменилась на более медленную, а этот нахал ловко крутанул меня, чтобы я оказалась с ним лицом к лицу, и уверенно повёл в танце. Мне ничего не оставалось, как подчиниться. И это, как ни прискорбно осознавать, было даже приятно. – Как Вас зовут? – решила спросить я, пока мы кружились. Красавчик хитро улыбнулся, заставляя меня смутиться: – Дин. И можно на ты. Дин… Эх, жаль, что не Беннет. Ой! О чем это я?! – А тебя? – он вернул мне вопрос. – Талли, – пискнула я и опустила глазки в пол. Как же я неловко себя рядом с ним чувствовала! Он весь такой… такой… такой классный! А я мямлю, как школьница перед преподом! Позорище! – Очень приятно, Талли. Не думал, что встречу здесь тебя, – сказал Дин, заполняя неловкую паузу. – Почему? Я частенько тут бываю. – Мне казалось, что такие правильные девушки не ходят в подобные заведения, – он казался серьёзным, но смешинки в его глазах я всё же заметила. Я сначала покраснела, как вареный рак, а потом всё же ответила: – Не такая уж и правильная, как видишь. Постаравшись изобразить уверенность на лице, я с вызовом посмотрела Дину в глаза. – Это радует, – проронил он и, обхватив одной рукой мой затылок, а второй – талию, крепко меня поцеловал. Первые несколько секунд я не понимала, что происходило. Стояла столбом с вытаращенными глазами, а его тёплые и мягкие губы касались моих. Потом пришло понимание, и я оттолкнула нахала от себя. Благо, он не стал меня насильно удерживать. Звонкая пощёчина – и резкий разворот на сто восемьдесят градусов с последующим бегством в сторону Зарина. Ужас! Как же стыдно! Как я буду смотреть своему парню в глаза?! Вскоре я вернулась на то место, где мы с Зарином танцевали, но его там не оказалось. Меня охватило лёгкое волнение. Я обернулась и увидела, как ловкие женские пальчики зарываются в волосы на затылке моего парня, а их обладательница, по всей видимости, наслаждается страстным поцелуем. Я впала в ступор. В голове метались обрывки фраз, которые когда-либо говорили мои подруги в отношении Зарина. Лжец, бабник, альфонс… Увиденная картина заставила сложить разбросанные пазлы наших отношений. И картинка, надо сказать, получалась не самая радужная. Из глаз сами собой покатились слёзы, а в это время за спиной раздался знакомый голос: – Вот ты где! А я уже обыскался! Думал, ты потерялась и не можешь меня найти. Мгновенно обернувшись, увидела перед собой улыбающегося Зарина, не обременённого посторонними девушками. – Ты плачешь, что ли? – забеспокоился он и, подойдя ближе, начал вытирать слёзы с моих щёк. – Испугалась, – промямлила я. – Дурочка моя маленькая, – протянул он и стиснул меня в крепких объятиях. Осторожно повернувшись, бросила взгляд в ту сторону, где видела целующуюся парочку. Молодой человек, которого я приняла за своего парня, оказался совершенно мне незнакомым. Надо же! А со спины не отличишь! Поспешила я с выводами о наших с Заром отношениях. Не такой уж он и плохой! Это у меня фантазия слишком бурная на почве подзуживаний подружек. Как хорошо, что они ошибались! Вечер прошёл замечательно. Мы отлично отдохнули и довольные вернулись домой. Переодевшись и плюхнувшись на кровать, я уткнулась в смарт. Ни писем, ни звонков от новоявленного мужа не было. Это наталкивало на размышления. Либо он ещё не видел моё сообщение, оставленное у него на видеофоне, и до сих пор не знает о моём существовании, либо он очень даже в курсе всей ситуации и, возможно, каким-то невероятным образом подстроил это сам. Если последняя теория подтвердится, убью гада! Когда Зарин уже сладко сопел у меня под боком, я всё ещё думала о своём муже. Мне хотелось во что бы то ни стало найти Беннета Крайса, выяснить обстоятельства дела и получить согласие на развод. Ни детей, ни общего имущества у нас не было, суд в таких случаях обычно давал разрешение на расторжение брака быстро и безболезненно. Я нервно перелистывала странички соцсети и думала, как ещё можно связаться с Крайсом. Адрес его электронной почты я вспомнила не сразу, но ухватилась за него крепко. Оставалось лишь придумать текст сообщения. * * * Дорогой мистер Крайс! (удалила) Уважаемый мистер Крайс! (удалила) Ну, здравствуй, муж! (удалила) Э-э-э-э-э… (удалила) Здравствуйте! Меня зовут Таллиана Лерье. По нелепому стечению обстоятельств в документах указано, что я Ваша жена, даже фамилия изменилась на Крайс. Вероятно, случился какой-то сбой в базе данных. И мне бы хотелось исправить это недоразумение. Если не получится аннулировать брак в связи с технической ошибкой, то я бы хотела быстро и безболезненно для нас обоих оформить развод и жить так, как мы делали это раньше. Буду надеяться, что это письмо Вы получите и свяжетесь со мной любым удобным для Вас способом. Контакты прилагаю. С уважением, Таллиана Крайс (удалено) Таллиана Лерье. ГЛАВА 5 Утро было недобрым. Голова раскалывалась и требовала ещё поспать. Но, несмотря на официальный выходной, мне нужно было попасть на работу к Чаку. Пришлось подниматься. Готовить что-то особенное на завтрак мне не хотелось. Вытащила из морозилки пельмени, отварила по порции на себя и Зарина, поставила на стол, заправила маслом, а сверху добавила сметаны. Так всегда делала моя мама, а я очень люблю её стряпню. Улыбнувшись приятным воспоминаниям о родительском доме, позвала Зара к столу. Парень явно был не в духе. То ему тапочки, стоящие у входной двери, мешали, то дверь в ванную, то вода не той температуры, то ещё что-то. За стол он сел с недовольной миной. Взял вилку и начал ковырять пельмени. – Не понял, ты в них масло добавила? – с нотками возмущения начал он. Я несколько стушевалась, но ответила: – Да, а что здесь такого? – Вместе со сметаной? – продолжил Зарин, буравя меня острым взглядом. – Ну да, я всегда так делаю, мне нравится, – постаралась скрыть возникшую смесь волнения с непониманием. – Талли, это же тупость! – выдал брюнет. – Либо масло, либо сметану, но не вместе же! Понимаешь, что это тупо?! Я смотрела на него и не понимала, что происходит. Какая муха его укусила? Вчера же всё волшебно было, а пельмени эти он уже сто раз с такой заправкой ел – не отравился. Теперь же обвиняет меня в слабоумии и смотрит так, будто я ему жабу живую на тарелку подкинула. Такого неуважения я простить не могла. Схватила его тарелку и вывернула завтрак ему на голову. – Приятного аппетита, милый! – выкрикнула я, уходя на работу. Стоит ли говорить, что дела в мастерской Чака у меня не ладились? Всё буквально падало из рук и никак не желало работать. Ишту сначала по-доброму улыбался и сводил всё в шутку, а потом не выдержал и отправил домой, чтобы я что-нибудь не поломала нечаянно. Кивнула и подчинилась. Дома никого не оказалось. Утренние пельмени были разбросаны по кухне, тарелки разбиты, а мой комарик прятался под перевёрнутой сковородкой. – Жужик, это я, вылезай. Крылатый осторожно выполз из укрытия и подлетел ко мне. – Испугался? – спросила я. Жужик кивнул, уселся на моё плечо и ухватился лапками за ухо. Он так делал всегда, когда чего-то боялся и просил у меня защиты. До сих пор удивляюсь, как робот может бояться, но факт остаётся фактом. – И что здесь было? Покажешь? Комар взлетел, подождал, когда я возьму в руку смартфон, а потом передал на устройство картинку. Зарин, обляпанный сметаной и пельменями, схватил тарелки и разбил их об пол. Потом пнул стол, локтем смахнул кастрюлю с плиты, ударил кулаком в стену и пошёл в ванную, чтобы смыть следы моей несдержанности. Потом зашёл в комнату. Там он долго что-то искал, перебирая не только свои вещи, но и мои. Залез в сумку, с которой я хожу на учёбу, что-то вытащил и свирепый, как бык, умчался в неизвестном направлении. И что это за представление такое? Просто сдали нервы или причина в чём-то ещё? Что за ночь могло его так разозлить? Он же спал, аки младенец. Вздохнув, я переоделась и взялась за уборку. Взгляд частенько цеплялся за смарт, закреплённый на руке. Никаких входящих звонков и сообщений не было. Ни от Зарина, ни от Беннета. Где-то через час я не выдержала и написала обоим сообщения. «Ты где? Во сколько ждать домой?» – было адресовано Зару. «Вы там живой вообще? Зачем Вам почта, если Вы на неё не отвечаете?» – Крайсу. Ответа не последовало. Ну и катитесь! Цацы! Сейчас разозлюсь и пойду искать Дина для успокоения души и тела. А вы сидите, как два идиота, и ждите, когда я вернусь пьяная и счастливая! Куда, думаете, я после этого пошла? В бар? А вот и нет! Я закрылась в каморке и делала робота для диплома. Неважно, что некоторые детали приходилось паять по два-три раза, главное, что успокоение приходило. Где-то через час хлопнула входная дверь – в блок влетел обезумевший Зарин. – Талли! – кричал он. – Это как понимать?! Я поднялась со стула и вышла в коридор. – Что понимать? – спросила спокойно. Зар замахал перед моим носом какими-то документами и продолжил орать: – То, что ты замужем за каким-то хлыщом, а я ни сном ни духом! Почему об этом я узнаю от менеджера по кредитам, а не от тебя?! Да и какого демона ты замужем?! Изменяла мне, да?! Да?! Признавайся! – Прости, а зачем ты ходил к кредитному менеджеру? И зачем тебе мой паспорт? – ухватилась я за зацепившую меня фразу. – Мы сейчас говорим о том, что ты предала меня! – продолжал он свою песню. – И кто этот смертник?! Покажи мне его! Я закрыла глаза, сделала три глубоких вдоха и выдоха, распахнула веки, выхватила из рук Зарина свои документы и чётко скомандовала: – Пошёл вон! Зар на мгновение опешил от моей реакции. – Талли, ты чего? – в его голосе проскользнула растерянность. – Это я чего? – заводилась я. – Да если бы не эта нелепая ошибка в документах, ты бы без зазрения совести оформил на моё имя кредит! Так, Заринчик?! Какое счастье, что банки проверяют данные и не дают займы без согласия супруга, если клиент находится в браке! Если я когда-нибудь встречу своего муженька, расцелую за оказанную услугу! Зар стал похож на побитую собаку, жалобно поджавшую хвост. – Так это просто ошибка? – пробормотал он. – И у тебя никого, кроме меня, нет? Я сложила руки на груди и чётко проговорила: – Скажу больше: теперь у меня и тебя нет! Собирай вещи и выматывайся. Где ты будешь ночевать и на какие средства существовать, меня отныне не волнует. Он ещё какое-то время пытался извиниться и успокоить меня, но я не отступила. Тогда он вынужденно закинул свои вещи в сумку и ушёл, крикнув на прощание: – Ты ещё ко мне прибежишь! – Катись уже! Скатертью дорога! Всё то время, что мы выясняли отношения и ругались, я чувствовала себя на удивление хорошо. Но едва за Зарином захлопнулась дверь, как накатили обида и боль от предательства близкого человека. Я же любила его, верила, закрывала на всё глаза. И что получила в итоге? Нож в спину. Неожиданный звонок Лиззи оказался очень кстати. – Привет, – поздоровалась я, запустив голограмму. – Приветик! – защебетала моя блондинистая подруга. – Ой, какая-то ты не такая. Что-то случилось? – Да так, мелочи. Я Зарина выгнала из дома. – Наконец-то! Я тяжело вздохнула. – А причиной можно поинтересоваться? – осторожно спросила она. – Утром мы поругались на пустом месте, я вывернула ему на голову пельмени со сметаной и ушла на работу. Он разбил тарелки, обшарил мои вещи, взял паспорт и ушёл. Полчаса назад я узнала, что он хотел взять на моё имя кредит. Меня спасло то, что по закону требуется ещё согласие супруга, коим является Беннет Крайс, а вовсе не Зарин Корицкий. – Вот это да-а-а-а! – протянула подруга. – Я же тебе говорила, что он гад, а ты меня не слушала. Да и замужество это странное очень кстати пришлось! – Лиз, зайдёшь ко мне сегодня? Как-то неуютно себя чувствую сейчас, – попросила я. – Талли, я бы с радостью, ты же знаешь! Но я сейчас за городом, меня молодой человек, с которым в клубе познакомилась, пригласил. Давай завтра, а? – Завтра так завтра, – кивнула в знак согласия. – Ладно, отдыхай, потом приедешь и всё расскажешь. – Обязательно! Ты только там не раскисай! Дождись меня, не делай глупостей, – напутствовала она. – Обязательно. Беги уже. – Пока-пока! – Счастливо! – попрощалась я и отключилась. Я прислонилась к стене и посмотрела на себя в зеркало, висящее напротив. Оттуда на меня смотрела темноволосая девушка с потухшим взглядом. – Нужно что-то менять, – произнесла я вслух и отправилась в ванную. Уже через полчаса я укладывала в причёску блестящие белокурые локоны и предвкушающе улыбалась. В этот вечер я собиралась отметить начало своей свободы. ГЛАВА 6 В тот вечер я всё же отправилась в бар, находящийся неподалёку. Мне было просто необходимо заглушить боль, превращающую всё внутри меня во взрывоопасный бурлящий котёл. Тёмный интерьер заведения как нельзя лучше подходил в данной ситуации. Я прошла мимо столиков и села на высокий стул у барной стойки. Орк-бармен стоял у противоположной стороны и разговаривал с одним из клиентов, лицо которого он загораживал своей мощной фигурой. – Как дела? – спросил орк. – Нормально, – протянул его собеседник. – Пришёл развеяться немного. От кода уже голова пухнет. – Большой заказ? – поинтересовался бармен. – Да, повозиться нужно. Но я справлюсь, даже не сомневайся! – И не думал! Тебе ещё чего-нибудь подлить? – Нет, спасибо, дружище. Мне пока достаточно. – Если что, зови. – Обязательно, – согласился посетитель и скрылся в недрах заведения раньше, чем я смогла его рассмотреть. – Добрый вечер! Что желает выпить прекрасная леди? – бармен обратился ко мне. – Чего-нибудь сладенького и расслабляющего, – криво улыбнулась я. – Понял. Две минуты, – отозвался орк и начал выполнять заказ. Предметы в его руках словно оживали. Он жонглировал бутылками, виртуозно крутил шейкер, подбрасывал украшения для бокалов, а потом смешивал, наливал, поджигал. Это было очень зрелищно! Вскоре передо мной стоял высокий бокал с золотистым игристым вином, плавно переходящим во что-то тягучее красивого алого цвета. Между этими двумя жидкостями плавала аппетитная красная вишенка. При виде любимой ягоды у меня даже настроение немножко поднялось. Я потянулась за бокалом и отпила немного, пытаясь распробовать вкус коктейля. – Да Вы волшебник! – похвалила я бармена. – Это то, что нужно! – Я рад, что Вам понравилось, леди, – улыбнулся орк, принимая от меня оплату через смартфон. – Прошу меня простить, но другие гости уже ждут. – Конечно-конечно. Спасибо! – поблагодарила я. Подхватив свой божественный напиток, я отправилась искать приключения в кабинку для знакомств вслепую. Это обычные столики под навесом из свето– и звуконепроницаемой материи, куда обычно заходят люди, желающие познакомиться друг с другом вслепую, сначала понять, комфортно ли находиться с собеседником рядом, и только потом оценивать внешность. Над каждой такой кабинкой висело небольшое табло, где указывалось, свободна ли она, занята, или один из гостей уже зашёл и ждёт второго. Так можно было найти не только пару, как когда-то посчастливилось моим родителям, но и обзавестись другом или подругой. Ещё никогда раньше я не решалась на знакомство вслепую. Мне было до зелёных чёртиков страшно, но в то же время и любопытно. Набрав в грудь побольше воздуха, я нырнула в кабинку, в которой уже кто-то был и ждал второго участника. Нащупав стул, удобно уселась, придвинулась к столу, вцепилась пальцами в стеклянную ножку бокала и, собравшись с мыслями, поздоровалась: – Добрый вечер. – Надеюсь, что добрый, – послышался с противоположной стороны стола приятный баритон. Меня охватило необъяснимое волнение. Что ему говорить? Как себя вести, чтобы не показаться дурой? Пока я думала, мой язык решил всё самостоятельно: – Хочу оговорить сразу, что романтические отношения мне не нужны. Я замужем. Ляпнула и зажмурилась, осознавая, что сделала то, чего и боялась. И зачем я про это замужество дурацкое вспомнила?! – Оу, ну, раз так, то я не претендую, – ответил собеседник. – А что Вы тогда здесь ищете? – Честно? – Хотелось бы, – хмыкнул он. – Сама не знаю. Зашла из любопытства. Впервые в своей жизни, – решила говорить начистоту. – О, я тоже новичок в этом деле, – казалось, мужчина улыбнулся, а я вздохнула с облегчением. – А Вы с какой целью сюда зашли? – поинтересовалась я. – Хотелось с кем-нибудь пообщаться. Здесь это сделать удобнее всего, потому что собеседник изначально настроен на разговор. – А больше не с кем? – удивилась я. – Разве у Вас нет друзей? – Есть, но они сейчас далеко и вечно заняты своей работой. И давайте не будем выкать, а то я чувствую себя стариком. – Хм… Хорошо. И раз уж зашёл разговор, то сколько тебе лет? – Тридцать, а тебе? – не давая мне опомниться, спросил он. – Двадцать три. – Замечательный возраст! Хотел бы я вернуться в свои двадцать три, – протянул собеседник. – А что у тебя было в этом возрасте? – признаюсь, он меня несколько заинтриговал. – Свобода, приключения, любовь… – И куда это всё делось за семь лет? – недоумевала я. – Свободу заменила работа, приключения ещё бывают, но не так часто, а с любовью как-то не сложилось, – вздохнул мужчина. – Сложится когда-нибудь, – решила немного приободрить. – Думал, что с тобой сложится, но опоздал, – в его тоне проскальзывали заигрывающие нотки. – Но ведь можно просто дружить, – неуверенно проговорила я. – Да? Ты так считаешь? – А почему нет? Не веришь в дружбу между мужчиной и женщиной? – Верю, но при условии, что промежутки между дружбой заполняет бурный секс, – хмыкнул он. – Это намёк? – плотно сжала губы, ожидая ответа. – Нет, просто делюсь с тобой своими наблюдениями. – И как быть с твоей теорией, если мужчина и женщина, состоящие в приятельских отношениях, уже находятся в браке, но не друг с другом? – мне было интересно, что он ответит. – Жена должна дружить с мужем, а муж с женой. Тогда на всяких там друзей противоположного пола не потянет. Мне показалось, что эта тема ему неприятна. – Это говорит твой негативный опыт? Он постучал пальцами по столу: – Может и так… – Извини. – Не нужно, ты ведь тут ни при чём. – А я за всех женщин в своём лице извиняюсь, – проговорила я и протянула руку, чтобы коснуться его ладони, выражая поддержку. Его руки оказались большими и тёплыми, а вот мои пальчики после соприкосновения с бокалом были прохладными. Мой собеседник не ожидал такого жеста и в первое мгновение слегка дёрнулся, но поняв, что это я, сцапал мою ладонь, да ещё вторую потребовал: – Вторую тоже давай, а то ты совсем замёрзла. – Не стоит беспокойства, – мне стало неловко перед ним. – Это от холодного бокала. Я прекрасно себя чувствую. – Женщины… – вздохнул он. В следующую секунду мужчина привстал, перегнулся через стол, нащупал локоть свободной руки, провёл ниже и заключил в тёплый плен мою вторую ладонь. Ближайший час мы очень мило беседовали, а мои пальчики из своих рук он так и не выпустил. Я тихо млела и получала настоящее удовольствие от общения с ним, пока мой хрупкий мир не разбился об одну его фразу: – Твоему мужу очень повезло с супругой. Я чуть не застонала, услышав это. – Правда, – продолжил мой собеседник. – Должно быть, он тебя очень любит. Ага, один – подлец, другой вообще скрывается. Какая уж тут любовь! Но вслух я этого, конечно, не сказала. – Вряд ли, – помедлив, ответила я. – Почему? – удивился он. – Наверное, потому что мы с ним ещё ни разу не виделись, – сказала с ехидцей в голосе. Мне казалось, что я слышу, как шевелятся мозги моего визави. – Прости, но я не понимаю, как такое может быть, – всё-таки ответил он. Пришлось рассказать о том, как я стала замужней дамой. К концу моего повествования мужчина еле сдерживал смех, а вот мне было совсем невесело. – Вот уж он обрадуется, когда узнает, что женат! – В том-то и проблема. Я пыталась с ним связаться, но он не отвечает. Мне уже начинает казаться, что это он всё затеял, – пробурчала я. – Сам? – удивился мужчина. – Но как? Скажу тебе, как программист, что взломать эту базу данных практически невозможно. – Да ладно! Совсем-совсем невозможно? – я смотрела в темноту, где должен был находиться мой собеседник, с огромной надеждой. – Совсем-совсем, – протянул он. – Чтобы добраться до базы ЗАГС, нужно пройти множество степеней защиты и иметь специальную лицензию, выдаваемую очень ограниченному количеству людей. – Но как же тогда такое могло произойти? – Может, и вправду ошибка в базе, а может, твои данные полностью совпадают с чьими-то другими, и вас перепутали, – предположил визави. – Ладно, в любом случае мне нужно найти муженька, чтобы попросить развод. Так получится быстрее, чем разбираться во всех нюансах, – поделилась я. – Почему сразу развод? – удивился он. – А вдруг вы идеальная пара? – Не смеши. Я два года жила с парнем и думала, что у нас всё отлично. А этот засранец не только меня обидел, но и кредит на моё имя оформить хотел! Только в банке он узнал, что я замужем, да и фамилия у меня другая. Прибежал, пытался закатить скандал, кричал, что я ему изменяю. А я не выдержала и выгнала его на все четыре стороны, – выпалила я, и стало легче. – Так вот почему… – начал мужчина и осёкся. – Почему что? – переспросила я. – А? – словно очнулся он. – Понял, почему ты всех мужчин под одну гребёнку мерить начала. В частности, я говорю о твоём официальном супруге. Я вздохнула: – А что мне ещё остаётся? Мужчина не отвечает – женщина придумывает. – Угу, я заметил. Подожди немного, может, он очень занят или в отъезде. Как вернётся, обязательно напишет или позвонит. – С чего такая уверенность? Ты его знаешь? – прищурилась я. – Мужская солидарность, не более, – пояснил он. – А мы так и будем здесь сидеть или выйдем посмотреть друг на друга? После его слов по телу пробежал холодок. Да, мне было безумно интересно узнать, как он выглядит, но и страх разочароваться в том, с кем можно было так просто поговорить, присутствовал. – Боишься? – догадался он. – Есть немного, – мой голос едва заметно дрожал. – Но пока не узнаешь, не успокоишься. Зачем тянуть? – Ты прав. Пора взглянуть своему страху в лицо. – Уверяю, не такой уж я и страшный, – засмеялся он. – Ну, пойдём, проверим. Я высвободила свои руки из его ладоней, забрала опустевший бокал и направилась к своему выходу. Сердце колотилось так, словно я загнанный кролик. До встречи с моим собеседником оставались считанные секунды. Я вышла из кабинки и зажмурилась. – Можно уже открывать, – знакомый голос раздался совсем рядом. Я осторожно приоткрыла правый глаз и обалдела. Левое око распахнулось уже от удивления, а из горла вырвалось хриплое: – Дин? Зеленоглазый мужчина широко улыбнулся и ответил: – Рад, что ты запомнила, как меня зовут, Талли. – Ты специально это всё подстроил? Преследуешь меня? – во мне клокотали возмущение, страх и капелька радости, в которой я боялась признаться сама себе. – Каким образом? – удивился Дин. – Это ты ко мне зашла, а не я к тебе. И почему ты так нервничаешь? Пять минут назад всё было хорошо. – Да, но я тогда не знала, что это ты! – А что это меняет? Я же не стал другим человеком. Мне казалось, что нам обоим было приятно общаться друг с другом, – он был спокоен и чертовски убедителен. Я стеснительно опустила глазки в пол и пожала плечами. – Ну, да… Просто в последний раз ты вёл себя не очень подобающе. – Извини, если обидел тебя. Я не скрываю, что ты мне нравишься. Тогда в клубе я не смог преодолеть искушение. И не знал, что ты встречалась с кем-то ещё. – Обещаешь вести себя прилично? – строго спросила я, сложив руки на груди. – Но ты ведь уже свободна, – парировал он. – Я замужем! – пришлось напомнить. – Ах, да… Конечно… Тогда согласен. Ещё посидим или тебя проводить? Я задумалась о том, насколько это приемлемо и не пожалею ли я о том, что выдам своё место жительства. – Одну я тебя не отпущу, темно уже, а тут шляются всякие, – строго уведомил Дин. – Ладно, идём. И мы пошли. Даже разговор завязался, хоть и не сразу. У ворот университета, где располагался пропускной пункт, я хотела уже попрощаться и уйти, как Дин ловким движением вытащил из верхнего кармана куртки документы, приложил к считывателю и получил разрешение на вход без ограничения по времени! – Как так-то? – выразила своё удивление я, пройдя на территорию следом. – Что? – переспросил Дин. – Откуда у тебя пропуск, да ещё и без ограничения по времени? – Я встречался с одной из студенток, через неё пропуск и оформил, – невозмутимо ответил он. – Безлимитный? Их выдают только семейным и постоянным парам, живущим вместе, изредка родственникам, пребывающим на территории по разрешению ректора. – И что тебя смущает? – он смотрел на меня так серьёзно, что я стушевалась. Мысль о том, что у него был бурный роман с кем-то из учащихся, знатно подпортил настроение. Почему-то мне не хотелось слышать о том, что он был с кем-то другим, дарил своё тепло, возможно, любил. Сердце больно сжималось, намекая на то, что этот несносный зеленоглазый мужчина мне симпатичен. – Ничего, всё в порядке. Идём, – сухо проговорила я и направилась к жилому корпусу. Когда мы остановились у двери в мой блок, Дин взял меня за руку и погладил большим пальцем тыльную сторону моей ладони. – Спасибо тебе за приятный вечер, – проговорил он и машинально облизал свои губы. Наверное, так выражалось его беспокойство, а вот мне дико захотелось попробовать эти потрясающие губы на вкус. Не так, как тогда в клубе, то были детские шалости, а по-настоящему, тягуче, долго, сладко. М-м-м-м… Развод! Мне нужно срочно выбить из Крайса развод! – Талли, – похоже, Дин уже не в первый раз звал меня. – Я за неё, – ответила, очнувшись от томного наваждения. – Спокойной ночи, – его губы изогнулись в умопомрачительной улыбке. – Тебе того же, – выдохнула я, понимая, что спокойной эта ночь для меня уж точно не будет. ГЛАВА 7 Я ворочалась в холодной постели до самого утра. Было непривычно из-за того, что приходилось спать в одиночестве. И пусть между нами с Зарином уже не было тех чувств, которые мы испытывали друг к другу ранее, привычка засыпать у него на груди у меня осталась. Пока пыталась уснуть, уже успела надумать себе, что зря выгнала Зарина, пошла в кабинку для знакомств и позволила Дину проводить себя до дома. Потом решила, что сделала всё правильно, а это значит, что пора забыть прошлое и жить настоящим. И две эти мысли постоянно сменяли друг друга, мучая меня ещё больше. Утром, когда Жужик меня разбудил на учёбу, я была похожа на лохматое невыспавшееся зомби. Голодный желудок выдал звонкую руладу, намекая на то, что пора бы его чем-нибудь покормить, а глаза гипнотизировали подушку, в надежде на то, что можно будет плюнуть на всё и снова улечься спать. Огромным усилием воли я всё же заставила себя пойти умыться, позавтракать и собраться на учёбу. Но, если говорить честно, студент из меня в тот день был откровенно поганый. – Крайс, что с Вами сегодня? – одёрнула меня Тара Борра. Едва удерживая голову на весу и еле хлопая глазами ответила: – Не выспалась. – Вас отпустить? С того, что Вы сейчас тут сидите, толку мало. – Нет, но спасибо за предложение, – промямлила я. – Мне сегодня ещё диплом с мистером Фарли обсуждать после занятий. Он будет ждать. – У меня есть таблетка энергетика. Дать Вам? Только учтите, что к ночи свалитесь без сил, – предупредила преподаватель. – Ой, а можно? – встрепенулась я. – Конечно, – она подошла к сумочке и выудила жёлтенькую пилюлю. – Запивать не нужно, просто разжёвывайте. – Огромное Вам спасибо! – поблагодарила я. – Чего уж там! Сама когда-то была студенткой, понимаю, – улыбнулась женщина, поправила свои очки и продолжила занятие. Лизка пришла только ко второй паре, и выглядела не многим лучше, чем я с утра. – Не выспалась? – улыбнувшись, поинтересовалась я у подруги. – Неа, – она потёрла глаза. – Мы с Ларсом почти до утра гуляли. Он что-то бухтел про технологическую катастрофу, постапокалипсис и ещё какую-то фигню. Я уже мало что понимала. – А кто это? – Кибергот, с которым я в клубе познакомилась, – пояснила подруга. – Это ты для него выряжалась в лишь бы что? – Для их тусовки, чтобы влиться в коллектив, так сказать. А он меня заметил и познакомился. – И как он тебе? – Пока мне нравится. Только нудит немножко, но это терпимо. Ты мне про себя расскажи. Как умудрилась козла своего ненаглядного выгнать? – в её глазах загорелся нездоровый интерес. Пришлось рассказать и про кредит, и расставание, и поход в бар, и общение с Дином. – Ого! Не успел слинять один, как нарисовался новый! Он хоть нормальный? Рога не растут? – ехидничала Харви. – Рога не растут, а вот руки иногда распускаются, – поделилась я. – Но он же потом себя хорошо вёл? – Да, – протянула я. – Но именно тогда мне хотелось, чтобы он отступил от правил и поцеловал меня. Лиззи засмеялась. – Вот и пойми тебя! – Да я вообще запуталась! То никого, то толпа. И разбирайся с ними, как хочешь! – возмущалась я. – Всё никак муженька выловить не могу. Уже даже подумываю о том, чтобы устроить засаду у его дома. – А я тебе сразу говорила оттуда не уходить! Но ты же правильная, тебе на занятия надо! – Мне надо, потому что я собираюсь работать по этой специальности, между прочим, – надулась я. Лиз уже хотела что-то ответить, но её перебила трель моего смартфона, извещающая о новом электронном письме. – Секунду, – я посмотрела на экран и на мгновение потеряла дар речи. – Что там? – нетерпеливо дёрнула за рукав подруга. – Сообщение от Беннета Крайса, – дрожащим голосом объяснила я. – Открывай скорее, а то я сейчас от любопытства умру! – верещала Лиз. Мы отошли в сторонку, и уставились в текст: «Доброго времени суток, Таллиана! Признаюсь, что Ваше письмо стало для меня неожиданностью. И я не сразу поверил тому, что Вы сообщили. Примите мои глубочайшие извинения, если свершившийся факт затронул Вас и Вашу личную жизнь. Помочь с оформлением документов на развод я сейчас не могу, так как нахожусь в отъезде по работе. Когда вернусь, пока не знаю. Но раз уж так случилось, что мы оказались женатыми, то я бы хотел для начала познакомиться с Вами. Вдруг мы понравимся друг другу, тогда можно будет всё оставить так, как есть. Исходя из этого, прошу Вас выслать мне несколько своих фотографий, лучше, если на них Вы будете в бикини (мне же нужно оценить то, что я получил). Надеюсь на то, что Вы правильно отреагируете на мою просьбу. Желаю Вам всего наилучшего. Ваш муж Беннет Крайс.» – Лиззи, ты видишь то же, что вижу я? – едва сдерживая гнев, спросила я. – Во даёт мужик! С места в карьер! Уважаю, – восторгалась подруга. Зло прищурившись, я повернулась к ней: – Харви, я не поняла сейчас, ты на чьей стороне?! – Ни на чьей, – она вперила в меня невозмутимый взгляд. – Просто мне нравятся решительные мужчины. – Осмелюсь тебе напомнить, что это мой мужчина! – прошипела я. – О! – Лиз деловито вздёрнула указательный палец вверх. – Что и требовалось доказать. – Что доказать? – растерялась я. – Что мужьями не разбрасываются, – припечатала Харви, и направилась в аудиторию. Когда я села за парту рядом с Лиз, она тут же придвинулась ко мне и шёпотом спросила: – Что отвечать ему будешь? – Не знаю, – старалась говорить как можно тише. – Но мои фотографии, особенно в бикини, он точно не получит! – Отправь ему мамашу четырёх детей, ждущую пятого ребёнка, – захихикала Лиззи. – Пусть думает, что ему предстоит в одночасье стать многодетным отцом. – А это мысль! Харви, я тебя обожаю! – на радостях стиснула подругу в крепких объятиях. Остаток пары мы рылись в смартах в поисках подходящего изображения. И нашли! На фоне покосившегося сарайчика стояла колоритная беременная дама весомых достоинств с огромным животом и выводком детишек вокруг. Ищущий взгляд женщины словно кричал: «Где же ты, любимый?». Текст нового письма я придумать не успела и решила отложить это важное дело до вечера. После занятий я отправилась к Тому Фарли. Часа полтора мы работали над моим дипломом и обсуждали вопросы, которые у меня возникли при конструировании робота. – У Вас отлично получается! – похвалил меня научный руководитель. – По сравнению с другими, где самой сложной работой является сборка речевого узла, Ваш проект выигрывает по всем параметрам. Если Вам удастся довести всё до ума, то высший балл Вам обеспечен, а в дальнейшем можно будет найти отличное место работы. – Я хочу подать заявку в Робокорп, – сказала я и скромно опустила глазки в пол. – Робокорп? – удивился мистер Фарли. – Это же крупнейшая на континенте корпорация, занимающаяся выпуском робототехники. Туда попасть практически нереально. – Попытка не пытка, – пожала я плечами. – Честно говоря, мне бы вряд ли хватило смелости попроситься к ним на работу, но если Вы уверены в своём решении и будете чётко придерживаться плана, то, думаю, у Вас будут шансы получить желаемое, – улыбнулся преподаватель. – Спасибо, мистер Фарли. Я постараюсь. – Да не за что. Мне не сложно сказать слова поддержки той, кто этого действительно достойна. И если у Вас больше ко мне вопросов нет, то можете идти отдыхать. Я поблагодарила его и отправилась домой. В общем холле в этот день было шумно. Ребята решили собраться вместе и отвлечься от учёбы. На входе меня перехватила Лиззи и в приказном тоне заявила, что я просто обязана присоединиться к веселью. Отнекиваться я не стала, просто закинула сумку в блок и спустилась вниз. Кто-то уже успел позаботиться о еде, расставив тарелочки со всевозможными вкусностями, чем мы с подругой и воспользовались. Схватив по пачке хрустящих протеиновых пластинок, мы плюхнулись на один из небольших диванчиков. Конец ознакомительного фрагмента. Текст предоставлен ООО «ЛитРес». Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию (https://www.litres.ru/tatyana-volkova-13149271/amur-s-montirovkoy/?lfrom=334617187) на ЛитРес. Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.
КУПИТЬ И СКАЧАТЬ ЗА: 129.00 руб.