Сетевая библиотекаСетевая библиотека
Полная история масонства в одной книге Вик Спаров В современном мире сложно найти страну, где не было бы людей, называющих себя вольными каменщиками. К масонству принадлежали многие выдающиеся деятели человечества, оказавшие значительное влияние на ход мировой истории. Что же приводит людей под сень масонских храмов, несмотря на самые фантастические обвинения в адрес ордена, и как вольные каменщики не только смогли сохранить свое братство в течение столетий, но и распространять его идеи по всему миру? Кто они такие, откуда взялись, чем занимались и к чему стремились? И как с помощью масонских ритуалов можно постичь Высшую истину? Вик Спаров Полная история масонства в одной книге Масонство – это Сфинкс, до самого подбородка погребенный под нанесенными Временем песками. Это связная цепь аллегорий, служащих просто способами передачи великих по своему значению нравственных и религиозных уроков. Если вам показалось, что нравственные уроки масонства не новы, что научное их обоснование вопиюще недостаточно, что символы объясняются неверно, всегда помните, что эти обряды и уроки… дошли до нас из времен символов не для того, чтобы раскрывать, а, наоборот, для того, чтобы скрывать. Они – только вход в великий масонский храм, три колонны его портика. Если вы сделали первый шаг через порог, первый шаг к внутреннему святилищу, к сердцу Храма, значит, вы вступили на тропу, ведущую к склону горы Истины; и только от вашей способности хранить тайну, от ваших верности и смирения зависит, останетесь ли вы на месте или продвинетесь вперед и вверх.     Альберт Пайк От автора Се, благовествую вам, о братья, что ничто в мире не совершается иначе, как по воле и указанию нашего Отца Небесного (Саната Кумары), действующего через Своих неутомимых радетелей – Махатм, или Учителей, работающих в своих ашрамах. Пусть многие религиозные ревнители утверждают, что «пути Господни неисповедимы». Не верьте, о братья! Воистину, исповедимы пути Его! Ведь не для того же Он начал эту грандиозную игру (лилла) в жизнь и эволюцию, чтобы лишать чад Его познания тех путей, коими Он творит мироздание, и держать народ в страхе и невежестве! Нет, главная Его цель – просветлять невежественные массы, дабы через знание и мудрость они возвысились до Него, Бога, и сделались разумными ратниками в созидании иных вселенных, чтобы обогащать картину мира новыми творениями и направлять вновь рожденные души по пути к Свету. С этой целью из века в век, сколько помнит себя человечество, Он внедрял в его массу носителей Божественного знания: вождей, жрецов, государей, алхимиков, пророков, мудрецов и ученых мужей, возвещавших народу на уровне, понятном их неразвитому уму, часто в символической и притчевой форме, основные принципы мироздания и понимание основ всего сущего. И неудивительно, что если вышепоименованные особы являлись доносителями знания Божьего, то для хранения этого знания Он прибег к тем, кто по самой сути своего ремесла являлся претворителем на деле главных принципов мироустройства, то есть зодчих и ваятелей – каменщиков. Действительно, храмы для поклонения Всемогущему в том или ином Его проявлении, носившем подчас чисто символическую форму солнечного диска или угольника, возводились издревле, так что эти ранние строители храмов с самого начала являлись носителями Божественных принципов, кои они закладывали в строительство храма. Ведь нельзя же возвести храм или здание, не зная основы основ – геометрических фигур и математических расчетов, на коих и покоится любое сооружение. Круг, квадрат, треугольник – это принципы незыблемости материального здания, и это же принципы вековечности мироздания. Поэтому стоит ли удивляться тому, что именно в среде этих строителей являлись люди, кои, исходя из уже наработанных практикой знаний, освещали их умы светом сакральной, или тайной, мудрости, созвучной Божественной, дабы они хранили его и передавали дальше тем, кто этого достоин и доказал эту честь неутомимым трудом, подвижнической деятельностью и неустанной работой над собой. Так, еще до экстернализации тайного знания в конце XIX века (Теософское общество было создано в 1875 году) и особенно в веке XX появились первые общества, где хранились и передавались, через инициации и мистерии, тем, кто заслужил это, знания о путях Его творения. И неудивительно, что нынешние масоны возводят свою родословную к мистериям Древнего Египта. О, они скромничают. Истоки их мистерий уходят еще дальше в глубину веков, в лемурийскую эпоху, в то время, когда человекоподобные существа, только-только обретшие плотную физическую форму, под водительством посвященных в каменных капищах (мегалитических святилищах) начали совершать первые обряды и церемонии, посвященные Великому Зодчему Вселенной. Потому – то Господь, Сам Зодчий и Архитектор, и знания хранить поручил Своим земным подобиям – зодчим материальным, то есть каменщикам. А посему – никогда не оставляет Господь чад Своих, людей и других разумных существ, без назидания и водительства, и использует верных приверженцев Своих – ваятелей и зодчих-каменщиков – для просвещения и наставления в знании и мудрости медленно восходящего по пути эволюции и поднимающегося к Нему пока еще незрячего человечества. Оттого не ругать и поносить нужно так называемых масонов, а петь им дифирамбы, подобно Вергилию, сказавшему: Пусть их освищут меня — Все равно буду хлопать в ладоши, На сундук свой любуясь,— за то, что они, нередко терпя позор, глумления, лишения и гонения, продолжали насыщать невежественную среду человечества светом Божественного знания, зная, что только он выведет людей из тьмы бездуховности и невежества и сделает во всем равными Богу – богочеловеками. Этот труд – маленькая дань этим немногим известным и многим совершенно безвестным Мастерам, Ученикам и Подмастерьям, которые и в наши дни продолжают непрерывную тысячелетнюю работу по распространению древних, но вечно актуальных знаний, выводящих нас из Тьмы к Свету. Fiat! – «Да святится»! I. Исторический экскурс Фрагменты древней истории масонства Мы назвали эту главу «Фрагменты древней истории», поскольку полная история масонства, уходящая своими корнями в глубокую древность, известна наверняка только великим главам масонских лож – гроссмейстерам, которые по вполне понятным причинам, о которых будет сказано по ходу книги, не спешат разгласить ее миру. Ибо история масонства – это история великих откровений, которую год за годом постепенно познает рядовой член ложи, начиная с низших ступеней и до самых верхних, где он овладевает ею во всеоружии многих прочих знаний. Мы же дадим здесь лишь немногие и весьма поверхностные материальные наброски этой истории на основе тех представлений о ней, которые можно составить из исторических и подчас довольно недостоверных документов. Беда всех исторических книг (да и вообще всех книг!) в том, что они исходят из одноразовости человеческой жизни: мол, родился человек, сделал то-то и то-то и умер – исчез навсегда (взгляд, до сих пор преобладающий в современном обществе). Следовательно, в каждую эпоху исторические личности сияют только раз, добиваясь за счет своих способностей, талантов и исключительных личных качеств известного положения и влияния в обществе. Другие же, которые не наделены таким фейерверком качеств, служат «пушечным мясом» или просто составляют безликую массу – исторический фон, на котором действуют яркие личности. Остается открытым вопрос: откуда у этих личностей столь разнообразные качества и таланты, делающие их выдающимися полководцами, вождями, политиками и государственными деятелями, и почему у других их нет? Неужели все они обусловлены только средой и воспитанием? А как же быть с самородками из народа, у которых и среда другая, да и образования подчас никакого? Все это объясняется довольно просто, если исходить из того факта, что человеческая жизнь непрерывна, а сам человек бессмертен. Да, он утрачивает со смертью свое физическое тело, но и только! После чего продолжает жить в измененном состоянии на различных планах бытия – астральном, ментальном, каузальном и так далее, но при этом не теряет ни жизни, ни сознания. А возвращаясь на физический план, вновь «припоминает» уже обретенные свойства и способности и развивает их дальше в новых общественно-исторических и чисто личностных условиях. Отсюда понятно, что великие мужи, стоявшие во главе масонских лож в эпоху появления и расцвета масонского движения, заслужили это право в силу многих прошлых жизней, в течение которых они наработали и развили качества, необходимые для столь ответственной должности. За каждым таким человеком тянется длинная цепочка прожитых жизней (не важно, на земле или другой обитаемой планете, коих множество), где они выступали в различных ипостасях, часто как простые каменщики и мастеровые, которые своим трудом и работой над собой сформировали необходимые черты характера, позволившие им в дальнейшем занимать высокие иерархические посты. И хотя официально масонское движение оформилось, если верить официальным источникам, только в 1717 году, но, как это следует из всей логики рассуждений, сами дух и суть масонства существовали задолго до этого периода; поэтому представляется разумным рассмотреть корни масонства, начиная со времен Древнего Египта и совершавшихся там мистерий, из которых и ведут свое происхождение чуть ли не все эзотерические организации масонского или розенкрейцеровского толка, – за неимением сведений о таинствах, совершавшихся в более древних, нежели Египет, культурах и цивилизациях. Нельзя, правда, не отметить тот факт, что знаменитый исследователь масонства англичанин А. Г. Маккей в своей «Энциклопедии вольного каменщичества» приводит двенадцать точек зрения на происхождение масонства, каждая из которых имеет своих приверженцев и апологетов. «Проблема происхождения вольного каменщичества и источника, давшего рождение институту масонства, каким он является сегодня, – пишет в этой связи Маккей, – вызывает среди масонских авторитетов большой разнобой во мнениях и больше дискуссий, чем любая иная тема в литературе, посвященной этому движению. Те, кто писал об истории масонства, в разные времена относили его происхождение к следующим источникам: 1) к патриархальной религии; 2) к древним мистериям; 3) к храму царя Соломона (где сам Соломон есть персонификация универсальной мудрости); 4) к крестоносцам; 5) к рыцарям-храмовникам (тамплиерам); 6) к римским коллегиям ремесленников; 7) к гильдиям каменщиков Средневековья; 8) к розенкрейцерам XVI столетия; 9) к Оливеру Кромвелю; 10) к претенденту, ратовавшему за восстановление династии Стюартов на британском престоле; 11) к сэру Кристоферу Рену, построившему собор Святого Павла; 12) к доктору Дезагюлье и его коллегам, давшим движению официальный статус в 1717 году. Каждая из одиннадцати теорий время от времени поддерживалась своими сторонниками, а двенадцатая в последнее время – с пылким рвением, если и не с большим на то основанием. Некоторые из них давно отклонены, а прочие все еще привлекают внимание и до сих пор находят сторонников». О масонской работе написано немало фантастического, и многие люди, в том числе и очень достойные, изо всех сил пытались доказать древность масонской традиции, нарушая при этом границу между фактами и вымыслом. И чем дальше в глубь веков погружались они в своих гипотезах, тем больше их окутывал туман иллюзий. Интуитивно и даже рассудочно они понимали, что 1717 год от Рождества Христова, коим датируется начало современного масонства, не является датой происхождения этой древней системы. Проводя свои изыскания, они входили в поток масонской жизни, который относил их назад, в глубокое прошлое, через мистериальные религии древнего мира, в кромешную ночь начала времен. Их обобщения в целом можно назвать верными, зато частности грешили ошибками, фантастическими домыслами, а отсутствие рассудительности наносило непоправимый вред делу. Другие исследователи, более конкретно мыслящие, видели лишь ближайший передний фасад здания масонства, но им, в свою очередь, недоставало стремления углубиться в поток времени несколько дальше, чем на два последних столетия. Так что если в первом случае «дальнозоркость», будучи ближе к истине, обрастала туманом иллюзий и диких искажений, то во втором случае «близорукость» затмевала уже саму истину. Между тем несомненно, что нить масонской преемственности простирается в седое, туманное прошлое и что современное масонство прямо связано со строителями стародавних времен. По сути дела, масонство – детище богоданной религии, предшествовавшей дням Творения, о коих повествуется в Библии. Все его аллегорические ритуалы, символы и числа с непреложностью свидетельствуют о том, что оно восходит к мировой прарелигии, процветавшей в древности столь далекой, что о каком-либо летоисчислении не может быть и речи. То была первая единая мировая религия. Потом наступила эра отпочкования религий, эра сектантства. В наше время мы снова движемся к единой мировой религии, и не за горами то время, когда масонство (не как религия, а как духовный светоч) вновь будет признано во всей своей полноте. И еще одно. Прежде чем перейти непосредственно к истории масонства, следует сказать с полной определенностью: вопреки бытующим представлениям, масонство не является движением, ставящим перед собой чисто политические цели (например, свержения существующей власти или всемирного заговора с целью достижения мирового господства); нет, его цели исключительно духовны. Правда, было бы ошибкой отвергать и тот факт, что случаи вмешательства масонов в политику все же были, причем случаи неоднократные. Но ведь и церковь постоянно вмешивалась в политику и внутренние и внешние дела многих государств, однако на этом основании мы не называем ее светской или политической организацией. Вот и масонство – это не просто общественная организация, а нечто гораздо большее: это образ жизни, имеющий целью нести духовные блага всем человеческим существам – как масонам, так и «уклонистам» и «беспартийным». Не является масонство и религией – это скорее духовный путь, в чем-то сопоставимый с йогой: он ведет к той же цели – бытию в гармонии с самим собой и природой, но несколько иными средствами, более близкими западному человеку. И хотя в отдельных масонских ложах можно встретить 33 степени или градуса посвящения, основных и общепринятых всего три: Ученик, Подмастерье и Мастер. Они-то и символизируют различные этапы духовного совершенствования. Да, масонство – вне любых религий и конфессий, но, тем не менее, на алтаре в каждой ложе находится открытая Книга Священного Закона. В западных странах это обычно Библия, но такой книгой может быть и Коран, и священное писание любой другой религии, являющейся официальной или общепризнанной в данной стране. И это неслучайно: как известно, символ веры, или религия масона, состоит только из двух догматов, которые подытоживают и воплощают все, что человеку надо знать, а все другие менее значительные доктрины и догмы представляют собой лишь развитие и толкования двух фундаментальных истин. Первая: Бог, Всевышний, Великий Архитектор Вселенной живет и существует, творя миры с помощью Числа и Слова. Вторая: человек есть сын Бога, а стало быть, как и Отец, бессмертен. Наследник веков, сын Света, он пока еще блуждает во тьме, но непременно отыщет дорогу назад, откуда пришел. Он двинется на Восток по пути Севера, и Свет сам откроется ему. Благодаря масонству он облагородится и научится обуздывать свои страсти, а под конец пройдет через врата смерти и вступит в Жизнь. Вера в Бога и вера в бессмертие – таковы суть и дух веры масонства, и свидетельством тому – все его символы, ритуалы и тайны. Итак, как говорилось выше, многие исследователи и даже сами масоны относят начало масонства к 1717 году, когда в Англии была образована Великая ложа, представлявшая собой, по сути, объединение четырех более мелких лож. Но наряду с нею существовали и другие организации, в частности так называемые «Древние» (the Ancient), которые резко отрицательно отнеслись к этому оповещению «профанов» (или магглов, как сказали бы сегодня – на пике популярности книг Джоан Роулинг) о существовании масонского ордена, считая это дело преждевременным или вообще неразумным. Это привело к тому, что многие документы этих организаций, обнародование которых было сочтено нежелательным, были или уничтожены, или тщательно сокрыты, что сделало изучение истории масонства весьма трудным. Поэтому полную историю масонства, как говорилось выше, можно изучить только в масонских ложах, пройдя все необходимые для этого стадии посвящения. Не составляют тайны только задачи и цели масонства, а многие высшие ритуалы, включая слова и знаки, с помощью которых масоны по всему миру могут опознавать друг друга, по-прежнему хранятся в тайне. Неверно и утверждение многих исследователей о том, что до того времени существовали не сами масоны как таковые, в нынешнем понимании этого слова, а простые гильдии каменщиков, не обладавшие никакими тайными знаниями. То есть существовало только оперативное (практическое или деятельное) масонство, а спекулятивного (теоретического) еще не было. Однако как тогда объяснить возникновение в XVIII веке развитой системы ритуалов и мистического учения, истоки которых в общественной среде того времени совершенно отсутствуют, но зато прекрасно прослеживаются в истории древних народов? То, что спекулятивное масонство существовало за многие столетия до этого (как минимум в позднем Средневековье), доказывает некоторые археологические находки. Так, например, на найденном неподалеку от Лимерика, городка в Ирландии, металлическом угольнике (у масонов он называется наугольником) стояла дата – 1507 год – и имелась надпись: I strive to live with love and care Upon the level, by the square[1 - По наугольнику, в строю,Стремлюсь равнять я жизнь свою.]. Уровень и наугольник, упоминаемые в английском тексте, – традиционные масонские инструменты, которым здесь придается то же значение, что и в современном спекулятивном масонстве. Обычно наугольник символизирует нравственность, уровень – равенство, а отвес – честность (прямоту) и справедливость. Есть свидетельства и о том, что уже в то время у каменщиков (читай: масонов) существовали знаки и пароли, необходимости в которых не было бы, не принадлежи они к тайной организации (каковой факт следовало скрывать), так как принадлежность к обычной гильдии каменщиков можно было бы легко установить по знанию профессиональных навыков. Однако самые ранние следы традиции, сходной с современным масонством, обнаруживаются в культуре Древнего Египта. (Мы не углубляемся, понятное дело, в самые истоки происхождения масонства, которое столь же старо, как и само человечество: по сведениям, приведенным в книге Фостера Бейли «Дух масонства» и сообщенным Учителем, Махатмой Джуалом Кулом, космические принципы масонства и символы, их отображающие, были переданы первым духовным водителям человечества высокоразвитыми существами с Сатурна, а последними – первым представителям плотного или физического человечества в лемурийскую эпоху. Естественно, что ни о Лемурии, ни об Атлантиде как начале начал мы говорить не будем, поскольку сведения о тамошних ритуалах и объединениях каменщиков крайне скудны, во многом недостоверны и не подтверждены историко-летописной традицией.) Так вот, если взять любой масонский храм, то он, существенно отличаясь от христианских храмов, в плане своем сходен с египетскими и другими дохристианскими религиозными постройками. А ведь не кто-нибудь, а именно вольные каменщики занимались в средневековой Европе возведением христианских церквей, а потому лучше, чем кто-либо, были знакомы с их устройством. Почему же тогда за образец своих храмов они брали именно египетские, а не христианские? Далее – изображения. Боги на древнеегипетских фресках часто изображены в позах, которые применяются в масонских ритуалах, и больше нигде. Кроме того, известно, что в знаках, соответствующих разным степеням масонства, рука находится возле того из центров, овладению энергиями которого соответствует данный градус. Подобные же знаки были обнаружены на печатях и статуэтках минойской цивилизации, найденных на острове Крит. Там же были найдены изображения ритуальных предметов, сходных с масонскими, а иногда обнаруживали и сами предметы. Нельзя обойти вниманием и тот факт, что и на египетских, и на критских изображениях персонажи часто облачены в фартуки. Отдельные элементы масонской символики встречаются и непосредственно на Востоке; так, одна древнеперсидская надпись гласит: «Обтеши себя по угольнику, чтобы быть полезным: камень, годный для стены, не останется на дороге». Этот символизм становится понятным, если учесть, что в масонстве индивидуальные человеческие жизни метафорически именуются «камнями», поскольку камень – символ прочности и постоянства. Он может быть грубым, бесформенным или обтесанным, отполированным, то есть совершенным по форме. Поэтому человек, впервые вступающий в ложу, отождествляется с необработанным камнем, после чего посредством занятий и работы над собой он шлифует свой «камень» до совершенной формы, дабы использовать его в кладке храма мироздания, где, будучи одним из многих, он, тем не менее, по своим качествам отличается от других, то есть сохраняет индивидуальность. (Вот вам и наглядный образец божественного принципа мироустройства!) То, что ныне известно как масонский устав ритуалов, в Египте являлось частью сложной религии этой страны. Древние египтяне считали (как и многие духовно развитые и далекие от догм религии христиане), что ритуал оказывает непосредственное духовное воздействие на существо человека, а не является одной лишь данью традиции. Ибо в ритуальных действиях зачастую повторяется способ или принцип, который использует Великий Архитектор при сотворении Вселенной[2 - Египтян напрасно обвиняют в язычестве: они виновны в этом не больше, чем индуисты. Все поклонялись Единому Богу, Амону Ра («Одному без другого»), видимым центром проявления которого было Солнце, но делали это в различных аспектах и через разные каналы, как это характерно и для современного христианства, и не только.]. Поскольку книги в то время играли не столь существенную роль, как сейчас, то считалось, что фиксация знания путем последовательного выполнения действий, вызывающих в памяти нужные мысли, сильнее взывает к уму человека и лучше закрепляет это знание, чем простое чтение. Другая важная особенность, сохранившаяся и до наших дней, состояла в том, что в Египте существовала только одна Великая ложа, а все прочие считались второстепенными, или символическими. Первоначально Великую ложу возглавлял сам фараон. Туда из других лож отбирались лишь те люди, которые могли полностью раствориться и забыть о себе в великой работе созидания, ибо для ее выполнения требовалась полная гармония между «братьями». Именно отсюда ведет начало современная масонская традиция, что «братья» не должны надевать свои фартуки, пока не урегулируют все разногласия. Кроме того, Великая ложа Египта отличалась от современных масонских лож тремя особенностями. Во-первых, она была представлена в трех ипостасях, соответствующих трем проявлениям божества, а нынешнее масонство является всего лишь продолжением одной из этих трех линий. Во-вторых, в работе ложи принимали активное участие все ее члены – не только должностные лица, но и простые «братья», находившиеся, как это называется, «на колоннах». Никто не беспокоил секретаря письмами с извинениями: братья считали свое членство истинным благословением и самой великой честью для себя и потому всегда являлись в ложу в должное время; помешать им в этом могла разве что болезнь, да и то из разряда тех, что приковывала их к постели. В-третьих, в ложу принимались женщины, свидетельством чего являются некоторые изображения. Египетские мистерии хранились в тайне, и лишь в особых обстоятельствах к ним допускался кто-то посторонний, тем более иностранец. Исключение делалось только для выдающихся иноземцев, одним из которых, как известно, был Моисей, о котором в Библии сказано, что он «научился всей премудрости египтян». Моисей передал это знание по линии иудейского священства, и оно, таким образом, в более или менее приемлемой форме сохранилось до времен царя Соломона. Свой храм Соломон строил именно по египетскому, а точнее – масонскому образцу, превратив его в своеобразный центр масонской символики. Предание гласит, что управление и руководство сооружением храма в Иерусалиме Соломон поручил меднику (архитектору) из Тира Хираму Абифу (которого иногда отождествляют с главным сборщиком податей царя – Адонирамом). Хирам разделил (согласно мастерству, ответственности и уровню выполняемой работы) всех рабочих, коих насчитывалось примерно 180 тысяч, на три категории или класса, своего рода корпорации (они именовались входящими подмастерьями, товарищами ремесленниками и мастерами-каменщиками), и во главе каждой поставил управляющего – мастера. Каждой группе были присвоены отличительные знаки, слова, правила, с помощью которых можно было быстро определить принадлежность работника. А чтобы работники могли узнавать друг друга, была введена система особых рукопожатий, характерных для каждой категории. Кроме того, чтобы работа выполнялась сознательно, Хирам знакомил каждую категорию работников с познаниями тех или иных мудрецов, предлагая им соответствующие символы и давая их толкование. Именно отсюда, по мнению масонов, и ведут свое начало три главные степени масонства и особый символический язык «братьев». В этом отношении будет небезынтересно хотя бы вкратце рассказать, какой символический смысл вкладывают масоны в имя царя Соломона и как его трактуют. Само имя Соломон обычно подразделяется на три части: СОЛ-ОМ-ОН, которые, соответственно, и вместе и раздельно символизируют свет, славу и истину. Согласно древним учениям, Соломон был посвященным высокого ранга, владел тайнами древних мистерий, и храм, который возводился под его руководством, на самом деле был домом инициации, в котором была представлена масса языческих, философских и фаллических эмблем. Увенчанные пальмовыми ветвями колонны, гранаты, столпы перед воротами, устройство помещений, а также драпировки – все эти признаки указывают на то, что храм Соломона был сделан по подобию таких же храмов в Египте и Атлантиде. Кроме того, мистерии учат, что точно так же, как есть три Великих мастера, так есть и три храма Соломона. Первый храм – это Вселенная, Великий Дом, в середине которого размещается Солнце (СОЛ), восседающее на золотом троне. Двенадцать знаков Зодиака – это его сотоварищи, ремесленники, которые собрались вокруг своего блистательного повелителя. Этот космический храм освещают три источника света – звездный, солнечный и лунный. Сопровождаемый шлейфом из планет, лун и астероидов, богоподобный царь (Соломон), с чьей славой не может сравниться ни один из земных монархов, торжественно шествует по пространству. И если Соломон в этой символике олицетворяет невидимую, но всеобъемлющую духовную и интеллектуальную лучезарность, то Хирам в данном случае знаменует собой активный физический свет солнца. Второй символический Соломонов храм – это человеческое тело, Малый Дом, созданный по образу Большого (Вселенского) Дома, в полном соответствии со словами апостола Павла, сказавшего: «Знаете ли вы, что вы есть Храм Господень и что Божий Дух обитает в вас?» Не служит ли это намеком на то, что истинное масонство «обитает» не в каменном храме, а в храме живом, теле, где из умозрительного (спекулятивного) оно претворяется в действенное (оперативное). Третий храм – это Душевный Дом (Soular House), невидимая структура, вместилище высшей масонской мудрости. Тайна этого неосязаемого строения скрыта в ритуалах под аллегорией сине-золотой одежды, носящей в масонстве название Soma Psuchicon. Душа, сотканная из невидимой огненной субстанции, из пылающего золотом металла, отливается мастером в форму из глины (физическое тело) и называется купелью. Храм человеческой души возведен тремя масонами, мастерами-каменщиками, персонифицирующими любовь, мудрость и служение. Этот храм, возведенный в соответствии с законом Жизни, является обителью Духа Божьего. Душевный храм есть истинный Вечный Дом, и тот, кто может его воздвигнуть или отлить, является подлинным Мастером, результатом и доказательством чего и служит масонство. Ко времени строительства храма Соломона многие традиции уже были утеряны, и хотя внешний церемониал и даже традиционное убранство были сохранены, ключ к их значению был неизвестен. Именно тогда и произошла переориентация с египетского «Дома Света», как называлась Великая пирамида, на храм Соломона и весь контекст ритуала принял чисто иудейскую форму с частичным сохранением первоначального смысла. При этом история символической смерти и воскресении Осириса была заменена известной историей о Хираме Абифе. Весьма вероятно, что иудейские представления о том, что Храм может быть только один, а многочисленные синагоги храмами не считаются или, точнее, являются таковыми лишь чисто символически, восходят именно к идее об одной Великой ложе и многих символических. Нельзя обойти молчанием и такой фактор становления масонства, как дионисийские архитекторы, которых Соломон привлек к строительству храма. Эта «строительная корпорация» особо почиталась в то время – не только за то, что дионисийцы отличались превосходным умением возводить храмы, но и за то, что в основе их зодческой философии лежали принципы симметрии (выводимые из пропорций, установленных самой природой) между частями человеческого тела, которые они с успехом применяли в архитектуре[3 - Согласно Витрувию, человеческое тело сформировано природой строго пропорционально. Так, лицо от нижних корней волос надо лбом до подбородка занимает десятую часть всей длины человека. Это же относится и к кисти: расстояние от запястья до кончика среднего пальца занимает десятую часть всей длины руки. Голова от макушки до подбородка составляет восьмую часть всей длины человека, шея и плечи от верхней части грудной клетки до корней волос – шестую часть, а от середины груди и до макушки – четвертую. Если брать размер лица, то расстояние от нижней части скулы до ноздрей равно расстоянию от последней точки до линии между бровей. Отсюда до корней волос – треть длины всего лица, включая лоб. Длина стопы – шестая часть высоты тела, длина предплечья – одна четвертая, ширина груди – тоже одна четвертая. Другие члены тоже имеют свои симметричные пропорции, которые художники и скульпторы античности использовали при создании своих шедевров.]. Дионисийские архитекторы распространились по всему региону Малой Азии, достигли Египта и Индии (о чем свидетельствует историческая справка) и утвердились почти во всех странах Средиземноморья. А с возникновением Римской империи проникли даже в Центральную Европу и затем в Англию. Эта организация состояла исключительно из посвященных в культ Вакха-Диониса, применявших свои талант и знания в деле строительства и украшения храмов. Своей высшей задачей дионисийцы считали возведение зданий столь же гармоничных, сколь гармонична сама природа: такое сооружение, верили они, простоит века и не будет подвергаться разрушительному действию времени. По словам историка Жозефа де Косты, «дионисийские ритуалы ведут свое происхождение из астрономии». И действительно, посвященные этого ордена активно использовали в строительном искусстве астрономические принципы, так что часто в основание возведенных ими храмов закладывали геометрические структуры, заимствованные у звездного неба, планируя их, например, по принципу и структурному строению созвездия Пегаса или Весов. Эти дионисийские мастера обладали всей символикой и атрибутами, характерными для позднего масонства. Так, они владели сокровенными знаниями в области архитектоники и при этом столь тщательно скрывали секреты своего мастерства, что до наших дней дошли только небольшие фрагменты их эзотерического мировоззрения. А вот что пишет об этих зодчих немецкий исследователь Вайс: «Дионисийские архитекторы появились не позднее 1000 года до Рождества Христова. У них существовали специальные знаки для распознавания друг друга. Богатый должен был помогать бедному. Все члены состояли в коммуне под управлением мастеров (начальников). Ежегодно орден давал фестиваль в том городе, где он находился. Их церемонии считались священными. По всеобщему мнению, у членов ордена были средства сообщения со всем известным тогда миром, и от них, без всякого сомнения, произошли гильдии странствующих масонов, ставших известными в средневековой Англии». Одним из наиболее выдающихся представителей этой прамасонской организации был Витрувий, автор «Десяти книг об архитектуре», считающийся отцом в области «достижений современной строительной техники». В различных разделах своего труда Витрувий делает намеки на философию, лежащую в основе дионисийской концепции строительства и принципов симметрии. И в самом деле, сооруженные дионисийскими строителями здания нельзя назвать иначе, как «проповедью в камне». Даже непосвященные, которые не были способны оценить космические принципы, заложенные в эти произведения человеческого гения, преисполнялись чувством величия, возникавшим из созерцания совершеннейшей симметрии между колоннами, сводами, арками и куполами. Именно эту цель и преследовали строители: варьируя размеры, материалы, расположение украшений и цвета, они стремились вызвать в наблюдателе определенную чувственную или эмоциональную реакцию. Интересен и тот факт, что уже в эпоху христианства дионисийских мастеров, которых считали язычниками, приглашали для участия в строительстве ранних христианских аббатств и соборов, чьи древние стены до сих пор украшены символами этих просвещенных строителей. Даже пол в современных масонских ложах (в виде черно-белой шахматной доски) является наследием дионисийских зодчих, представляя собой символику, родившуюся из метафизических доктрин античного общества. Если продолжить тему проникновения масонства в Европу, то следует учитывать, что, кроме поименованных, существовали и другие линии передачи, хотя иудейская линия, вероятно, была одной из ведущих. Тот факт, что похожие мистерии имелись практически у каждого народа (ритуалы, сходные с масонскими, можно найти даже в Индии), как раз свидетельствует о едином источнике происхождения этой традиции, но Европа, судя по всему, испытала влияние именно мистерий Халдеи и островов Средиземного моря. Не обошлось и без пифагорейской школы (ибо Пифагор, как это хорошо известно, тоже прошел обучение у мудрецов Египта и получил доступ ко многим тайнам). Это подтверждает документ, именуемый «манускриптом Лейланда-Локка», который датируют XV веком. В нем говорится, что масонство в Англию принес некий Питер Говер: «Питер Говер, грек, путешествовал за мастерством в Египет и Сирию и в другие страны, где венецианцы насадили масонство, и был допущен во все масонские ложи, научился многому, вернулся и работал в великой Греции… Там, в Гротоне, он основал Великую ложу и посвятил много масонов… Некоторые отправились во Францию, посвятив там многих масонов, и со временем это искусство пришло в Англию». Если допустить искажения, неизбежные при устной передаче, то все становится на свои места. Питер Говер – это искаженное произношение имени Пифагор (Pythagoras), венецианцы – это финикийцы (Venetians – Phoenicians), а Гротон – это, естественно, Кротона, местечко в Великой Греции (то есть в греческих колониях на территории современной Италии), где и находилась школа Пифагора. Такие искажения – частое явление в средневековой Европы, обусловленное прежде всего низкой грамотностью населения и устной передачей информации. Наиболее яркий тому пример – многие английские кабачки и трактиры, носившие название «Козел и циркуль» (Got and Compasses), которое происходило от искаженного девиза «Бог объемлет нас» (God encompasses us). Философская школа Пифагора была устроена «по образу и подобию» масонской ложи, так как обучение в ней состояло из серии инициаций: он заставлял учеников проходить через различные ступени познания и сам, подобно Великому магистру, никогда не вступал с ними в личный контакт, пока они не достигали определенной степени совершенства. Ступеней было три: «математики», где ученикам вменялось в обязанность овладение математикой и геометрией; «теоретики», где ученики разрабатывали методы искусного применения знаний точных наук; и «избранники», куда зачислялся кандидат после того, как постигал свет просвещения. Кроме того, все ученики пифагоровой школы подразделялись на «экзотериков», или учеников внешних степеней, и «эзотериков» – тех, кто проходил третью степень инициации и допускался к тайной мудрости. Так что пифагорейская линия передачи масонства в Англию имеет под собой вполне веские основания. Заметную роль в распространении масонства сыграл римский царь Нума Помпилий (VII век до н. э.). Плутарх, описывая сего мужа, обладавшего прекрасными личными качествами, говорит о том, что стоило большого труда уговорить его стать правителем Рима. Во времена его правления были основаны не только торговые гильдии и гильдии мастеровых, но и коллегии архитекторов, поэтому его по праву считают отцом римских мистерий. Известно, что он направил посланников в Египет, Грецию, Халдею, Палестину и другие страны, чтобы они изучили все существующие системы мистерий, дабы из них выбрать ту, которая лучше всего подходила бы для римлян. Принятая Помпилием система, которая сводила в единое целое многие другие, известна как вакхические мистерии: она больше всего напоминала египетскую, хотя в ней использовались и культы местных богов. Изначально культ Бахуса (Вакха) не имел ничего общего с пьяными оргиями, с которыми обычно ассоциируется слово «вакханалия». Весьма вероятно, что миф о Бахусе – это перенятый и пересаженный на римскую почву египетский миф об Осирисе. Бахуса (говорится в нем), когда он предавался игре со своими игрушками, схватили титаны и разорвали на куски, которые позже собрали и снова сложили вместе. Это не что иное, как аллегория, где представлено нисхождение Единого во многое и воссоединение многого в Единое через страдания и жертву. Игрушки, с которыми играл Бахус, – это геометрические фигуры, «совершенные тела» Платона, на которых, как считается, держится все мироздание. Известно также, что в некоторые школы мистерий допускались только те, кто знал математику (под математикой тогда понималась не только наука оперирования числами, но и геометрия, и многие другие искусства, касающиеся трактовки тайного смысла геометрических фигур), и одна из стадий обучения так и называлась – «математики». Вероятно, именно тогда в мистерии стали вовлекаться члены коллегии архитекторов, профессия которых требовала хорошего знания геометрии. Недаром обнаруженное при раскопках Помпеи здание коллегии напоминало своим устройством масонский храм: в нем имелись мозаичные изображения масонских символов, а при входе – две колонны. Да и сам масонский храм, подобно египетским пирамидам, тоже первоначально содержал в себе множество сложных геометрических пропорций. Немалую роль в распространении масонства сыграл и тот факт, что римские легионы в их завоевательных походах сопровождали архитекторы, которые нужны были для постройки крепостей. Всюду, где оседали римляне, возникали ложи, в которые со временем принимались и представители местного населения. Таким образом масонство проникло в Северную Европу и, в частности, в Англию. В период заката Римской империи масонство претерпело заметную перемену, во многом приняв форму, близкую к современной. В IV веке в Риме были упразднены прежние законы, защищавшие языческие храмы и жрецов, и религиозные фанатики (которых всегда хватало во все времена и во всех странах) рьяно взялись за их уничтожение, и если прежде гонениям подвергались христиане, то в начале V века ситуация поменялась на 180 градусов, и теперь именно христиане стали преследовать иноверцев, конфискуя их имущество, а их самих высылая из страны, а иногда и предавая смертной казни, если тех заставали за приношением жертв. Инициатором этого насилия был римский император Феодосий I, который даже издал закон, направленный против математиков. В таких условиях проводить вакхические мистерии стало невозможно. Вот тогда-то и пригодился опыт еврейских братьев, использовавших для своих целей библейский символизм, и мифы о Бахусе и Осирисе были окончательно заменены легендой о Хираме Абифе и храме Соломона. В Средние века произошел еще один существенный «сдвиг» в развитии масонства: смысл мистерий был скрыт путем нарочитого их смешивания с ремеслом каменщиков, тем более что те и без того уже использовали сходную символику. В то время профессиональные гильдии, или цеха, были единственными независимыми общественными объединениями, которым позволялось иметь свои секреты, хранившиеся в строжайшей тайне и имевшие отношение к толкованию сакрального смысла символических фигур, а не только, как полагали те, кто не состоял членом ложи, касавшиеся состава строительного раствора и других подобных вещей. К тому же их члены были именно вольными каменщиками, они не подчинялись какому-то феодалу, а объединялись в независимые артели, строившие церкви в самых разных местах и регионах. Неподалеку от места строительства храма они возводили временное здание, где жили сами. Это здание называлось ложей, и именно отсюда и произошло современное название. В братство вольных каменщиков иногда принимались люди, не являвшиеся профессиональными строителями, но вступавшие туда ради самих мистерий. Их называли принятыми, поэтому масоны и поныне подразделяются на вольных и принятых каменщиков. Разделение же масонства на оперативное и спекулятивное произошло, видимо, лишь в конце XVII – начале XVIII века. Только тем, что вольные каменщики являлись хранителями древних знаний, и можно объяснить тот факт, что, несмотря на общий упадок наук и искусств, вызванный давлением правящей церкви, заинтересованной в том, чтобы держать народные массы в невежестве и страхе божьем, в Средние века продолжали создаваться изумительные в архитектурном и сложные в техническом отношении шедевры – сначала в романском, а затем и в готическом стиле. Возникновение этих стилей одновременно во многих частях Европы до сих пор представляется загадкой для исследователей архитектуры, не учитывающих существование масонского братства и сохранение в его среде древних знаний. Недаром на многих церквях не только в Западной, но и в Восточной Европе можно встретить масонские знаки. Упомянутая линия передачи была не единственной. В современное масонство внесли свой вклад мистерии Митры, учения ордена розенкрейцеров, мистерии кельтского христианства, существовавшего еще до распространения влияния католической церкви и, вероятно, родственного христианству восточному, а также рыцари-тамплиеры, привнесшие в Европу немало новых знаний после крестовых походов. Таким образом, символика различных масонских степеней восходит к разным линиям, поэтому делать окончательное заключение о происхождении масонства на основании особенностей лишь какой-то одной из них было бы ошибкой. Многие из перечисленных факторов способствовали возникновению и закреплению в масонстве еще одной традиции, а именно: запрета на принятие в ложи женщин. Это в первую очередь было обусловлено тем, что некоторые линии передачи пришли с Ближнего Востока, где положение женщины было бесправным, а некоторые – через рыцарские ордена, куда женщины вообще не допускались (несмотря на то, что каждый уважающий себя рыцарь имел даму сердца, которой он посвящал свои подвиги). Необходимо учитывать и тот факт, что профессия каменщика в те времена была сугубо мужской. Первая попытка принимать в ложи женщин была сделана только в XIX веке, и это в дальнейшем привело к появлению самостоятельного движения, именуемого адоптивным, или совместным, масонством, но так называемые регулярные ложи, то есть ложи, учрежденные под эгидой какой-либо из великих юрисдикций мира и следующие букве изначальных уставов (ее члены признают существование Великого Архитектора Вселенной, не обсуждают на собраниях вопросы, касающиеся религии и политики, и проводят торжественные ритуальные работы при открытой Книге Священного Закона), до сих пор отказывают женщинам в праве приема. Итак, масонство в своем нынешнем виде практически полностью сложилось к началу XVIII века, и дело оставалось за малым – официально оформить свой статус и всенародно объявить о своем существовании, что и произошло в 1717 году. Вклад евреев в масонство Еврейский вопрос Приступая к обсуждению «еврейского вопроса» в масонстве, а именно – чисто еврейской окраски, присущей современным масонским ритуалам и обрядам посвящения, мы сталкиваемся с весьма реальной проблемой – с реакцией в сегодняшнем мире на этот весьма самобытный и во всех отношениях уникальный народ. Не секрет, что в некоторых странах с тоталитарным режимом (еще недавно в их числе была и Россия) масонство жестоко подавляется, и происходит это по двум причинам. Во-первых, оно расценивается как плодородная почва для антиправительственных идей и как рассадник революций. Стало быть, как все тайные организации, оно должно подавляться. Во-вторых, на волне реакции против еврейских идеалов и политики, проводимых еврейскими лидерами во многих странах, и против весьма тесных связей еврейской диаспоры во всем мире масонство, с его еврейскими именами и историческими реалиями, стало пользоваться дурной славой. Подобная ситуация являет собой очень серьезную проблему для всех масонов мира, ибо встает вопрос: как долго масонские институты, до сего времени не подвергавшиеся нападкам, смогут сохранить всю структуру и целостность? Только благодаря ясному мышлению и самозабвенной работе удастся предохранить его от гибели или такой «перелицовки», при которой оно перестанет быть подлинным хранителем древних мистерий и не сможет по большому счету освоить свое истинное наследие и выполнить свое предназначение. Как же евреям удавалось оказывать такое влияние на организацию, в которую они проторили себе дорогу, когда ею уже была пройдена половина пути? Задолго до появления еврейской расы главным инструментом священнодействия масонов были мистерии, где неизменно звучали три ноты: 1) драма слепоты, обращенной в свет; 2) драма невежества, обращенного в мудрость, и 3) драма смерти, преодоленной воскресением; причем эти три драмы разыгрывалась безостановочно. И только когда стали разыгрывать еврейские мистерии (сохранившиеся и поныне в масонских традициях), впервые прозвучала чистая нота, отличная от трех вышеназванных. Первые три ноты сохранялись в полноте, но к ним добавилась четвертая. В сюжет была вплетена нота, или идея строительства. С особой силой стала подчеркиваться идея Бога – Строителя Храма мира. Стал пониматься символизм земных форм внутреннего духовного здания, вечного, нерушимого, непреходящего, благодаря чему была торжественно провозглашена вера в незримое и бессмертное. Читатели Ветхого Завета и комментаторы еврейской религии, как и современные теологи иудеи, упирают на то, что нигде в Ветхом Завете не упоминается конкретное учение о бессмертии души. Те же, кто в него верит, отстаивают свои убеждения, заявляя, что бессмертие души – само собой разумеющееся дело, поэтому нет нужды о нем распространяться. Между тем для древнего еврея верование это было столь существенно, что он сооружал храм Соломона в доказательство существования того вечного Храма, где сияет истинная Шекина и куда всем придется, в конце концов, провести дорогу. Храм служил для него каменным свидетельством жизнеспособности Бога, а значит, и человека. В этом Храме, в его святая святых, можно было как живую реальность лицезреть Шекину, свет, что от века сияет на Востоке, и говорил он о присутствии Вечного Бога. Так мастер-каменщик, или строитель, стал искать свет, чтобы по прошествии времени тоже войти в это святилище. Нота строителя и упор на строительном процессе и были основным вкладом евреев в новое учение, которое несли древние мистерии. С помощью Иерусалимского храма проповедовались творческая активность Божества (представляемого царем Соломоном) и роль божественного Строителя, заключающаяся в экстернализации, или материализации, того, что бьется внутри, ища внешнего выражения. Субъективная жизнь и неотъемлемое качество Бога находили свое символическое выражение в великолепной структуре храма. (Прослеживание символизма – один из интереснейших аспектов в деле постижения масонского искусства.) А три ипостаси Троицы снова и снова находят отражение в различных символах троичности, которыми изобилует ложа. Само строение храма Соломона, с его внешним двором, святилищем и святая святых, свидетельствует о Троице и олицетворяется для нас тремя главными должностными лицами ложи, а также тремя степенями Голубой, или Небесной, ложи. Тот же символизм прослеживается во всех трех еврейских храмах, упомянутых в Библии: скинии в пустыне (символе первой степени), храме Соломона (символе второй степени) и будущем храме Иезекииля (символе третьей степени), который еще не возведен, ибо Утраченное Слово все еще не найдено. Любопытно, что в последнем храме святая святых называется уже иначе, а именно – Оракул, то есть слово, провозглашенное извне. Почему тема строителя и строительного ремесла вошла в мышление масонства лишь в сравнительно поздний период, факт сам по себе весьма интересный. Известно, что все без исключения мировые религии проповедовали божественную троичность, или божественную Троицу, которая выступает под многими именами сообразно той или иной школе мысли. Ее христианские ипостаси с соподчиненными аспектами приводятся ниже: Сила (могущество) и мудрость в наши дни переставлены местами, чтобы подчеркнуть нашу нынешнюю цель (а ею является мудрость) как масонов и человеческих существ. Такая перестановка была сделана намеренно, когда стало чувствоваться еврейское влияние. Возможно, значение этого факта для эволюционного цикла работы Великой Троичности станет более или менее понятной, если попытаться осветить его с помощью приводимых ниже эзотерических «догм», которые являются таковыми лишь по форме, а не по содержанию. 1. Третий аспект Божества, выражающий жизнь в форме, есть сознание Бога, проступающее через посредство тела человека. Человек – храм Бога Живого. Такова же и Вселенная. Это формальная сторона масонского символизма. 2. Второй аспект Божества есть сознание, то есть, в сущности, свет, любовь и мудрость; оно составляет качество Бога и стремится к своему выражению через третий аспект, или тело. В этом истинный смысл умозрительного масонства. Именно этот аспект мудрости и его понимание и олицетворяет в настоящее время масонская ложа. 3. Когда оба аспекта сливаются, когда душа и тело, сознание и форма, качество и явление сплавляются в единое целое, результатом становится КРАСОТА, которую можно обрести в каменоломне живого опыта, при обработке инструментами каменщика грубо высеченного, неотделанного камня. 4. Красота, однако, может проявиться только благодаря активности того скрытого Строителя, которого мы называем душой, вторым аспектом, или «Христом в нас, упованием славы». Этот Строитель должен задействовать в работе мудрость и познание, возводя храм Господень, дабы мудрость выявлялась в красоте. 5. Позднее, уже в третьей степени, нарабатывается сила, могущество великого первого аспекта Божества, давая жизнь мертвым формам и позволяя Мастеру восстать из врат смерти в жизнь вечную. На заре младенчества человечества упор делался на третьем аспекте, внешней форме, на том, что мы называем красотой. На самой заре масонства, когда акцент был на действенном, или оперативном, масонстве и на внешних формах храмов Господних, в стародавние дни, да и в более поздние времена при возведении соборов Светочи перечислялись в такой последовательности: красота, мудрость, сила. Сегодня последовательность иная: мудрость, сила, красота. Масонство перешло от оперативной к спекулятивной, то есть теоретической, ипостаси, и его внимание устремлено на мастерство и мудрость строительства. Позднее, когда все станут искусными мастеровыми, последовательность опять изменится: сила, мудрость, красота. Сила означает, что жизнь есть сущностная реальность и глубинная тема высшей третьей степени. Мудрость нужна для того, чтобы правильно строить, возводить, созидать и обучать мастеровых, – это тема второй степени, и сегодня ее освоение является главной деятельностью масонских лож, поскольку практически все человеческие существа уже вступили в Храм и работают сегодня во второй степени, учась быть мудрыми строителями. Проявление потаенной красоты через внешнюю форму есть тема первой степени; отсюда акцент на поиске света, который должен раскрыть КРАСОТУ. Поэтому, согласно планам Верховного Зодчего, проводимым Верховной же ложей, наступит время, когда идея сознательного, познавательного строительства должна дополнить ту, которую предвещали мистерии. Этим временем стал период еврейского домостроительства, а его кульминацией – царствование царя Соломона. Три темы, или три учения, масонства – о свете, знании и бессмертии – должны были пополниться учением о служении в деле сознательного, познавательного строительства Храма. Сейчас впервые Храм получается четырехугольным и человек действует как Бог. Именно четвертая концепция должна главенствовать в человеческом сознании, и именно за нее в свое время были ответственны евреи. Во исполнение ее как раз и был возведен великий символ – храм Соломона. На протяжении веков, когда наступало время, приходили великие сыны Божьи, неся учение и материализуя символы, которые расширяли горизонты сознания человека. Одним из таких великих сынов Божьих был Соломон, который созидал в камне красоту и глас которого: «Да будет выстроен Храм Господень!» – по-прежнему звучит через века. Так древние мистерии приобрели особый смысл и их весть была усилена еврейским народом. Столь мощным был духовный призыв и столь могучими импульсы, исходящие от исторических преданий и еврейских традиций, имен и личностей, что они в результате вытеснили многие исконные формы, и появилось то масонство, каким его сейчас знают и сохраняют, – наследник веков, продукт вдохновения великого посвященного и дитя народа. Если бы люди исследовали значение еврейской расы, они бы отчетливей постигли и с большим сочувствием отнеслись к ее цели и судьбе. Она – символ всего человечества. Евреи – вечные странники, как, впрочем, и всякий человек. Они постоянно ищут то, что потеряли, и для этого отправляются в чужие страны, зарабатывают деньги и набираются мастерства. В самой масонской драме они символизируются тремя негодяями, которые отвергли и убили своего великого мастера, тем самым персонифицируя природного, материального человека, да и все человечество, которое долго искало материальные блага, отторгая божественное «Я» в своем внутреннем Храме – жизни. История еврейского народа – это история личности, история ее становления через страдания. Нужно помнить об этом, как и о том, что тем же евреям были даны три большие привилегии. 1. Придать масонству наибольшую пользу, обогатить его так, чтобы оно исчерпывающе отражало драму пути к Божественному. 2. Дать миру великого Сына Божьего, указавшего путь, на котором можно найти свет, обрести мудрость и – через смерть и воскресение – испытать жизнь во всей ее полноте. 3. Работать с энергией субстанции, с силой третьего аспекта Божественности и с деньгами. (И евреи действительно придали деньгам смысл более существенный, чем просто средство приобретения.) Подытоживая сказанное, подчеркнем, что в масонской традиции, как об этом упоминалось выше, имели место четыре великих критических момента, или точки развития. 1. Момент, когда человечество стало искать свет. Произошло это в древней Лемурии (как факт или как символ) благодаря повышенной активности Верховной ложи. Человек приступил к долгим поискам. 2. Момент, когда человек стал искать мудрость и начал взбираться по винтовой лестнице, ведущей в Срединную палату (символ второго, или среднего, аспекта Божества). Произошло это в древней Атлантиде также под влиянием повышенной активности, исходившей от Верховной ложи. 3. Ныне, в арийскую эпоху, человечество ищет Слова Мастера. Поэтому можно отчетливо различить три сравнительно недавних периода, когда Верховная ложа переживала критические моменты, стремясь осуществить в Храме особо насущные перемены: а) эпоха царя Соломона, когда под его руководством и ведением был построен на земле Храм Господень и к трем человеческим путям добавился третий – жажда строительства; так была впервые обозначена реальная групповая активность на благо высшего; б) эпоха Будды, когда делался особый акцент на мудрость, и мысль о материальном строительстве Храма была уравновешена картиной финала, завершения поиска и вхождения в истинный Храм, который в буддизме называется нирваной; в) эпоха Христа, когда этот Сын Человеческий, выражая любовь Бога, учил служению и жертвенности и явил великую истину: отдавший свою жизнь за Бога возведен будет в жизнь вечную. Так и человек: вначале он приступает к поиску света, потом – к поиску знания, а по достижении последнего – к поиску Слова Мастера. Правда, поначалу ему дается лишь слово-заменитель, поскольку в ходе строительства он обязан доказать, что действительно является мастером. Он должен встать в ряды тех, кто возводит на Земле Храм Господень, и, пока тот не будет построен и Свет не войдет в его святая святых, истинное Утраченное Слово не может быть найдено. Только когда Трое (масонская Троица, символизируемая царем Соломоном, Хирамом, царем Тирским, и Хирамом Абифом) во всей своей мудрости, силе и красоте смогут войти в построенный Храм, только тогда Бог сойдет на Землю и будет дано Слово воскресшим сынам человеческим. Белая ложа vs. Черная ложа Отдав должное евреям как народу, не только внесшему значительный вклад в обрядовое масонство, но и придавшему древнему треугольному храму «четвертый угол», в результате чего ложа все более становится «квадратной», о чем говорилось в предыдущей главе, мы справедливости ради должны осветить и некоторые негативные стороны «масонства с еврейским уклоном». Еврейская проблема в самом масонстве стоит не менее остро, чем в отдельных государствах с антисемитской ориентацией, и все потому, что эта проблема (в символическом аспекте) является проблемой человечества в целом. Евреи с их претензией на роль «избранного народа» на протяжении веков олицетворяли странствующую воплощенную душу; но при этом сам еврейский народ никогда не понимал возложенной на него символической миссии, а потому совершил крупную историческую ошибку, в неведении своем присвоив себе славу и честь избранника Господня. Как восточная раса евреи не смогли внушить Востоку идею о божественной природе человечества в целом, согласно которой в равной мере божественны все люди и все – избранники Господа. В западноевропейском христианстве ту же ошибку совершили Кальвин и его последователи: вместо того чтобы внушить народам Запада, что люди, признающие свою сущностную божественность, делают это символически и от имени всех развивающихся воплощенных сынов Божьих, они полагали себя избранниками Божьими, а всех, кто не думал так же, как они, считали потерянными. Когда евреи, так же как и недалекие религиозные фанатики, признают свою тождественность со всеми остальными людьми и будут выражать эту тождественность через правильные взаимоотношения, мир окажется совершенно иным. Мировая проблема в ее нынешнем виде – это по сути своей проблема религиозная, ибо за всеми раздорами и расхождениями в любой области мировой мысли непременно стоит религиозный элемент. Одним из факторов, определяющих нынешние стресс и напряжение в мире, является то, что миллионы и миллионы людей на земле приучаются самостоятельно мыслить. Это означает, что ветхозаветная простота, наличествовавшая еще пятьсот лет назад, исчезла и ситуация значительно осложнилась. В древности силами общественно-социального развития в основном заведовали могущественные умы, так называемые Владыки материальности (те, кого поверхностные эзотерики часто называют «силами тьмы»), а силы духовности и мышление незначительной горстки продвинутых людей из различных наций еще не были столь влиятельными, как сейчас. В прежние эпохи ситуация в этом смысле была относительно простой и являлась частью эволюционного плана, состоявшего в том, что в человеческой жизни должны были временно заправлять материя и субстанция, а дух, как говорится в одной древней мудрости, должен был учиться «взбираться на плечи материи». Естественно, что воздействие на род человеческий производилось через такой материальный аспект, как деньги, находящийся в подчинении (в силу лучевой особенности этого народа) у евреев. Сегодня, однако, благодаря широкому распространению народного образования и многочисленным способам пропаганды в мировом масштабе массы либо мыслят независимо, либо их мышление направляется могучими умами из числа духовно и эволюционно продвинутых людей, пытающихся управлять мировыми событиями. Отсюда все более возрастающая сложность проблемы, которая одинаково трудна как для «владык левого пути», так и для членов Великой Белой ложи. Само же человечество быстро приближается к точке, когда его объединенная воля станет определяющим фактором в мировых делах благодаря раскрытию ума в ходе поступательного процесса эволюции. Поэтому сегодня наиболее важным и актуальным требованием дня является скорейшее просвещение людей относительно Плана и природы сил, управляющих эволюцией. А для этого должен быть недвусмысленно провозглашен и обнародован факт существования Иерархии, что привлечет к этой проблеме общественный интерес и вызовет общественные исследования и общественное признание. В ходе этого процесса выйдет на свет божий и станет более доступной информация о той уравновешивающей группе посвященных и адептов, которые работают исключительно над материальной стороной жизни и у которых остается совершенно неразвитым такой аспект души, как человеколюбие, тогда как умственная природа чрезвычайно сильна. Однако оба этих полюса устремления – Иерархия, или Белая ложа, одушевляемая любовью, и ее противоположный полюс, Черная ложа, работающая исключительно через ум и материю, – есть детища одного и того же луча, его высшее и низшее проявления. Собственно, разделяющая оба эти полюса грань очень тонка и заключается только в намерении, в скрытой цели и конкретных задачах, которые ставят себе группы материальных работников. Главный инструмент Черной ложи – это организующее могущество ума, а не связующее влияние любви, как у Учителей мудрости. Однако в естественном процессе эволюции форм даже те, кто стоит и работает на темной стороне жизни, тоже оказываются благими сотрудниками, ибо выполняют полезную функцию в полном соответствии с контрастным принципом устройства и познания мира. Однако из-за того, что названные «темные силы» работают в основном через ментальный принцип, наиболее восприимчивыми к их ментальным посылам оказываются прежде всего широкие необразованные массы, и мы можем видеть в самой жизни, с какой легкостью эти последние поддаются регламентации и стандартизации. Сами они не способны ясно мыслить, поэтому их умы пластичны и восприимчивы к мощным силам, направляемым обеими группами – духовными и материальными работниками планеты. Но так как подавляющая часть человеческих существ все еще слишком сконцентрирована на сугубо материальном, то силы, работающие на стороне материи, находят в их лице линию наименьшего сопротивления, которой недостает Учителям Великой Белой ложи. Правда, с каждым прожитым десятилетием эта опасность, к счастью, все более и более уменьшается. Английское масонство Итак, само слово «франкмасон» происходит от английского freemason – «свободный каменщик», хотя оно было заимствовано другими европейскими языками уже после того, как потеряло в Англии свой первоначальный смысл. Это слово встречается в английских документах начиная с последней четверти XVI века, в которых частенько упоминаются так называемые sculptores lapidum liberorum – «каменотесы свободных камней». «Свободными» камнями (free stones) в отличие от обыкновенных (rough stones) называли в Англии более мягкие каменные породы, вроде мрамора и известняка, употреблявшиеся для более тонкой, барельефной работы. Со временем длинный термин freestone's mason (каменщик, работающий со «свободными» камнями) сократился до простого freemason (франкмасон), которым стали обозначать категорию квалифицированных строительных рабочих-каменщиков. А затем постепенно исчезло и это различие между квалифицированными каменщиками и неквалифицированными каменотесами, и ремесленные гильдии стали называть то масонскими, то франкмасонскими. Появление в Англии первых ремесленных гильдий, называемых по-английски весьма различно (crafts, mysteries,campaigns, guilds), относится к началу XII века; это же, очевидно, касается и гильдии каменщиков, хотя первые документальные свидетельства о ней встречаются не ранее конца XIV века. В то время лондонские гильдии делились по своей значительности на три разряда: гильдии, принадлежавшие к первому разряду, посылали в городской совет по шесть представителей, а принадлежавшие ко второму (к нему относились и каменщики – freemasons) и третьему разрядам – соответственно, по четыре и по два. Гильдии как более масштабные объединения или братства в свою очередь распадались на цеховые подразделения (crafts), официально носившие названия городов, где они действовали. Самым известным и крупным цеховым подразделением был, естественно, Лондонский цех, который в 1411 году был «инкорпорирован», то есть включен в число официальных учреждений страны, а в 1472 году получил свой герб. Сохранились два интереснейших документа (они относятся к середине XIV и началу XV вв.), раскрывающие положение английских строительных рабочих: это уставы артели, работавшей на строительстве церкви Святого Петра в Йорке, составленные в 1352, 1370 и 1409 годах руководившим ее работами церковным капитулом. Из них видно, что работы артели производились в крытом помещении, так называемой ложе (lodge), которая одновременно служила для холостых рабочих и спальней; за порядком работ и за поведением каменщиков следили старший мастер и надзиратели, а высший надзор оставался в руках представителя капитула – супервизора; вступая в артель, рабочие приносили присягу «над книгой» (очевидно, уставом), обязуясь подчиняться во всем капитулу и соблюдать артельный устав. К началу XV века название «ложа» перешло уже не только на мастерскую, но и на саму артель. Тогда же, по-видимому, стали выделяться из цехов и складываться в особый организм и первые масонские ложи (братства). Этот процесс, судя по всему, был постепенным и совершался на протяжении ряда столетий. Несомненно, что еще во второй половине XV века оба типа организации совпадали, если исходить, например, из того факта, что Лондонский цех каменщиков в документах того времени так и назывался: «Святой цех и братство масонов». И только со временем между ними начинает уже выявляться заметная грань: цехи отвечают за чисто ремесленные дела, а братство, более сплоченная и дружная часть цехового коллектива, хранит традиции морального общения и взаимопомощи. Причем, с одной стороны, члены цеха могут и не являться членами братства, а с другой – для поступления в братство уже не требуется быть цеховым рабочим: принеся в ложе присягу и сделав вступительный взнос, можно было получить звание каменщика (франкмасона), ни разу в жизни не держа в руках ни мастерка, ни рабочей кирки. Естественно, что на зачисление в ложу, в первую очередь, претендовали представители высшей знати, привлекаемые любопытством и заманчивой возможностью приобщиться к тайным знаниям масонов. Впрочем, этот процесс был обоюдосторонним: если знать притягивали к масонству его древнейшая история (о чем всегда если не явно, то обиняками намекали руководители и главы лож) и желание постичь его тайны, то и руководители лож, в свою очередь, не чинили особых помех вступлению в них представителей знати, ибо иметь в своих рядах высокопоставленное или приближенное ко двору лицо значило не только защиту и покровительство со стороны монарха, но и значительные привилегии для организации и ее руководства, а какой человек в то время (впрочем, как и в наше) поступился бы подобной перспективой? Первым документальным свидетельством принятия в масонское братство постороннего лица служит протокол собрания Эдинбургской ложи от 3 июня 1600 года, где говорится, что единогласным решением собравшихся членом ложи избран сэр Джон Босуэлл, лорд Очинлекский. Начиная с этого времени присутствие знати в шотландских ложах становится обычным явлением: имена виконтов, графов, лордов и прочих сэров, принятых в ту или иную ложу (причем, как правило, в звании цехового мастера), встречаются в документах XVII века на каждом шагу. Со временем к знати прибавились и особы королевской крови, и масонство стали именовать «царственным искусством». И хотя в ту пору наличествовали и «чистые» ложи, то есть ложи, состоявшие сплошь из ремесленников (например, ложа Глазго), однако наравне с ними были и ложи вроде Абердинской, из 49 членов которой, если верить документальным свидетельствам, датированным 1670 годом, всего 12 были профессиональными каменщиками, а остальные – дворянами, пасторами, коммерсантами и гуманитариями. Действительно, помимо знати среди членов масонских лож в середине XVII века все чаще и чаще встречаются имена представителей интеллектуальной части общества и ученого мира, которых, как раньше знать, привлекали таинственная история масонства и чисто научная любознательность. Влияние на масонские ложи великосветского и интеллектуального элемента проявилось в усложнении первоначального ритуала – в появлении парадных костюмов, пышных церемоний, театральных процессий. Однако самое существенное изменение заключалось в появлении новых масонских степеней или званий. От старого учения были унаследованы только степени Ученика и Рабочего (Мастера). Со временем степень Мастера обособилась, благодаря чему возникла система трех степеней со специальным для каждой степени посвящением. Хотя масонство по своему идеологическому характеру везде одинаково и не поддается изменению (как, например не существует японской или немецкой математики, ибо математика везде одна и та же), однако национальные, культурные и религиозные особенности общества, а также изобретательность отдельных лиц привносят своеобразие в его формы и организационное строение. Отсюда – целый ряд систем и повиновений, отличающихся названиями, количеством степеней посвящения и обрядностью. Достоинство системы определялось преимущественно количеством градусов посвящения – чем выше градус, тем достойнее «брат». Таким образом установились вертикальная масонская иерархия, отличавшаяся не только пышными названиями степеней, но и сложностью подчинения нижестоящих «братьев» вышестоящим. Сначала английские масоны учредили три степени посвящения: Ученик, Подмастерье и Мастер, которые являются характерными для так называемого Иоанновского, или символического, масонства[4 - Численно преобладающая часть любого ордена, массовая опора его руководящей верхушки.]. В соответствии со степенями учреждаются и ложи трех видов: ученическая, подмастерьев и мастеров. Нижестоящие братья не допускаются в ложи высших степеней посвящения, в то время как вышестоящие посещают и контролируют ложи низших степеней. Таким образом в масонстве достигаются единство воли и железная дисциплина. Прием в общество новых членов проводился на общем собрании (называемом ложей), на котором должны были присутствовать, по крайней мере, 5 или 6 масонов. Инициирующие обряды заключались в сообщении кандидатам тайных знаков, посредством которых члены общества узнавали друг друга, где бы они ни находились, и сопровождались пиршествами, проводимыми в соответствии с установленным ритуалом. Вновь принятые в день приема дарили «братьям» перчатки, а обязанности членов сводились к оказанию материальной помощи в случае старости, безработицы и болезни. В каждой системе «братья» различных степеней отличаются друг от друга своими регалиями: фартуками с соответствующей символикой, нагрудными лентами, перчатками, медалями. Чем выше степень, тем искуснее и богаче масонские наряды, поскольку все эти атрибуты влекли за собой соответствующий уровень уважения и почитания и способствовали созданию у «братьев» возвышенного психологического настроя. Четвертой, более почетной степенью в системе английской ложи-матери стала «Святая Королевская Арка». Однако до предела было далеко. Стараниями шотландского барона М. Н. Рамсея и немецкого барона К. Г. фон Гунда степени стали множиться. В клермонской системе над тремя символическими степенями были воздвигнуты еще шесть: Шотландский Мастер, Избранный Мастер, Рыцарь Востока, Рыцарь Розового Креста, Рыцарь Тройственного Креста, Царственный Архитектор. Постепенно пирамида англосаксонского, а затем и французского масонства выросла до 33 степеней. Франкмасонские общества XVII века, подобно своим предтечам – старинным братствам, поддерживали между собой живую связь и составляли фактически единую организацию. Так, принятый в 1646 году в Йоррингтонскую ложу археолог Ашмоль в 1682 году безо всяких добавочных тестов и испытаний допускается на заседание Лондонской ложи и даже председательствует на нем в качестве старейшего члена. «Невидимая коллегия», «Сократовское общество» и пр. Естественно, что вышеописанные общества франкмасонов, все еще всецело пропитанные духом старых ремесленных братств, в идейном отношении имели мало общего с позднейшим масонством. Куда более тесной была их идейная связь с философским и социально-реформаторским движением XVII века, с теми тайными обществами и закрытыми кружками ученых и утопистов, которые были так типичны для той эпохи. Эти кружки и общества были отражением веяний времени, ибо развивающийся интеллект человечества, до сих пор скованный догмами церковной схоластики и фанатизма, на стезе научного познания природы не мог довольствоваться его ортодоксально-религиозным истолкованием и искал путей для распространения куда более рациональной и постижимой разумом картины мира. Этот дух времени наиболее ярко отражала философско-просветительская и дидактическая литература того периода. Так, в «Описании христианской республики» (1619), принадлежавшей перу лютеранского пастора Иоганна Валентина Андреа (1586–1654), автора «Химической свадьбы» и наиболее вероятного сочинителя знаменитых розенкрейцеровских трактатов «Слава братства» (Fama Fraternitatis) и «Исповедание братства» (Confessio Fraternitatis), видную роль играет «Академия естественных наук», а в утопии «Путь света» (Via Lucis), принадлежавшей перу его ученика и сподвижника Амоса Комениуса (1592–1671), известного педагога и вождя современного ему гуманитарного движения, центральное место занимает «универсальная коллегия» ученых, принципы обустройства которой во многом перекликаются с масонскими ложами. Путь света, говорится в ней, идет к нашему сознанию через семь ступеней, кои суть: отказ от брака, дружеское общение, публичные празднества, школы, печать, мореплавание и ступень, возвещающая «всеобщее возрождение»; оно осуществляется работой «универсальной коллегии благочестивых и даровитых людей всех стран», а его орудия – «универсальные знания» (пансофия, панистория и пандогматика) и «универсальный язык»; раз в год эта коллегия устраивает в пределах Англии общие съезды, а воздвигаемый ею «Храм Мудрости» строится по принципам самого Верховного Строителя Вселенной (!!!), и двери его открыты для «всех, рожденных людьми». Близкими Комениусу идеями проникнуто и посмертно изданное произведение Фрэнсиса Бэкона «Новая Атлантида» (1638). На далеком острове Бенсалем («Дом Соломона») живет неизвестный доселе европейцам народ, который обращен в христианство из язычества посредством чудесного откровения через 20 лет после вознесения Христа. Самым замечательным учреждением острова является «орден Соломонова храма», или «Коллегия дней творения», цель которого – духовно обогатить человечество и усилить его власть над природой. Она создана и работает по принципу универсальной академии наук: тайные эмиссары коллегии – так называемые «коммерсанты света» – разъезжают по всему миру в поисках знания; их товарищи – «компиляторы» и «эвергеты» – систематизируют и классифицируют добытый материал, «плагиаторы» и «коллекторы» запечатлевают добытые знания в книгах и представляют в виде практических советов, «пионеры» на их основе проводят научные эксперименты, и так далее, и тому подобное, являя собой законченную систему научной работы. Скромное начало практическому осуществлению этих планов было положено в 1645 году, когда лондонские и оксфордские преподаватели основали так называемую «Невидимую философскую коллегию», как называет это общество в своих письмах один из главных его основателей Роберт Бойль. Во время революции общество распалось и возродилось лишь в 1662 году в виде Королевского общества естественных наук. Идею тайного общества выдвигает и в своем анонимно изданном в 1720 году сочинении «Пантеистикон» молодой философ и известный вождь деистов[5 - Интересно отметить, что «Акт о веротерпимости», изданный английским парламентом после изгнания Стюартов (1688 год), по мимо католиков исключал из числа полноправных граждан и «атеистов», которыми называли тогда всех сомневающихся в истинности традиционных религий, пусть даже они и признавали существование Бога. К числу таких вольнодумцев принадлежали и сторонники «разумной религии» – деисты.] (сторонников «разумной религии») Джон Толанд (1670–1722), принадлежавший к поколению, созревшему на идеях английской революции 1688 года, а потому более решительно, чем его предшественники, порывавший с прошлым, дерзавший критиковать самые основы христианства и на место Библии выдвигавший отвлеченный человеческий разум. Толанд способствовал созданию тайных философских обществ, известных под названием «сократических», для которых он разработал особый ритуал. Сведения об этом ритуале можно почерпнуть в труде самого Толанда, в котором немало общего с масонскими воззрениями. Описанное Толандом в трактате «Сократовское общество пантеистов» процветает в Амстердаме, Париже, Риме, Венеции, Лондоне, поддерживая культ «трех величайших благ мудреца – здоровья, свободы и истины» и исполняя особый ритуал – «сократовскую литургию», цель которого – прославлять великих мыслителей с Сократом во главе. Но из мыслителей уже не делают кумиров: идейный прогресс достигается усилиями свободного от всяких оков и авторитетов ума… Отсюда – один шаг до возникновения первых Великих лож, которые стали появляться в Англии в более мирную эпоху, когда огромное большинство людей высшего и среднего классов не помышляло ни о чем, кроме покоя от бесконечных смут и борьбы предшествующих десятилетий. С водворением на королевском престоле новой, Ганноверской династии жизнь страны начала входить в мирное русло, ибо, как казалось многим, все нужное для ее спокойствия уже было достигнуто. От былого увлечения политикой осталась лишь простая склонность к общественному времяпрепровождению, из которой и развилась страсть к разного рода кружкам и клубам. Джеймс Андерсен, автор «Новой книги конституций» (или «Книги устава», как ее тоже часто называют), во втором издании ее, вышедшем в 1738 году, так рассказывает об основании Великой Лондонской ложи: «После торжественного въезда в Лондон короля Георга I и усмирения в 1716 году восстания[6 - Имеется в виду восстание 1715 года, поднятое якобитами, то есть сторонниками династии Стюартов, от имени Иакова II и его сына Иакова III.] несколько лондонских лож решили сплотиться вокруг одного Великого Мастера (гроссмейстера) как центра единения и гармонии. Это были ложи „Гусь на вертеле”, „Корона”, „Под яблоней” и „Виноградная кисть” (по названию таверн, в которых они собирались)… Было решено устраивать ежегодные собрания всех четырех лож и каждые три месяца – собрания Великой ложи, то есть всех должностных лиц каждой ложи во главе с Великим Мастером и Великими Надзирателями. В ожидании чести увидеть во главе всего общества представителя благородного сословия гроссмейстера выбрали пока из своей среды. В День святого Иоанна Крестителя (1717 год) в таверне „Гусь на вертеле” состоялся первый общий пир франкмасонов; Старший Мастер, занимавший председательское кресло, предложил собранию список кандидатов, и большинством голосов были выбраны: Великим Мастером – дворянин Энтони Сойер, а Старшими Надзирателями – капитан Джордж Эллиот и столяр Джеймс Ламболь…» Раньше других на эту организацию обратили внимание члены Королевского общества естественных наук, вероятно, заинтересовавшиеся ею и с археологической, и с социальной точек зрения. Первым из них примкнул к масонству доктор права и придворный принца Уэльского Джон Теофиль Дезагюлье[7 - Сын французских эмигрантов-гугенотов, Дезагюлье, кроме того, вошел в историю как один из наиболее талантливых популяризаторов теорий Ньютона и автор многочисленных исследований по экспериментальной философии, исследовавший флюиды и рефракцию света, а также введший в употребление барометр.], в 1719 году избранный третьим по счету гроссмейстером Великой ложи. В 1721 году его примеру последовал доктор Стэкли, соблазненный, по его собственному признанию, надеждой открыть в масонстве подоснову античных мистерий, а вслед за ним – еще один член Королевского общества, скрывавшийся под псевдонимом Филалет, снискавший себе известность в качестве автора предисловия к вышедшему в 1722 году английскому переводу алхимического трактата «О долговечных людях», предисловия, весьма точно отражавшего характер тогдашнего масонства и сложившейся о нем репутации. Уже тогда в масонах, с одной стороны, видели носителей великих тайн – новую разновидность «розенкрейцерских братьев» (возникает вопрос: почему не наоборот), а с другой – подозревали в них атеистов и политически опасных людей. Однако, несмотря на некоторую шумиху, поднятую вокруг масонства, в момент вступления в него Стэкли оно представляло собой еще очень скромную величину, было численно невелико и не пополнялось новыми членами. По словам Стэкли, приведенным в его дневнике, его прием в Лондонскую ложу был первым за последние несколько лет случаем принятия в масонство нового члена, и для выполнения вступительных обрядов даже в Лондоне не сразу нашлось нужное количество посвященных. Конец ознакомительного фрагмента. Текст предоставлен ООО «ЛитРес». Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию (https://www.litres.ru/vik-sparov/polnaya-istoriya-masonstva-v-odnoy-knige/?lfrom=334617187) на ЛитРес. Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом. notes Примечания 1 По наугольнику, в строю, Стремлюсь равнять я жизнь свою. 2 Египтян напрасно обвиняют в язычестве: они виновны в этом не больше, чем индуисты. Все поклонялись Единому Богу, Амону Ра («Одному без другого»), видимым центром проявления которого было Солнце, но делали это в различных аспектах и через разные каналы, как это характерно и для современного христианства, и не только. 3 Согласно Витрувию, человеческое тело сформировано природой строго пропорционально. Так, лицо от нижних корней волос надо лбом до подбородка занимает десятую часть всей длины человека. Это же относится и к кисти: расстояние от запястья до кончика среднего пальца занимает десятую часть всей длины руки. Голова от макушки до подбородка составляет восьмую часть всей длины человека, шея и плечи от верхней части грудной клетки до корней волос – шестую часть, а от середины груди и до макушки – четвертую. Если брать размер лица, то расстояние от нижней части скулы до ноздрей равно расстоянию от последней точки до линии между бровей. Отсюда до корней волос – треть длины всего лица, включая лоб. Длина стопы – шестая часть высоты тела, длина предплечья – одна четвертая, ширина груди – тоже одна четвертая. Другие члены тоже имеют свои симметричные пропорции, которые художники и скульпторы античности использовали при создании своих шедевров. 4 Численно преобладающая часть любого ордена, массовая опора его руководящей верхушки. 5 Интересно отметить, что «Акт о веротерпимости», изданный английским парламентом после изгнания Стюартов (1688 год), по мимо католиков исключал из числа полноправных граждан и «атеистов», которыми называли тогда всех сомневающихся в истинности традиционных религий, пусть даже они и признавали существование Бога. К числу таких вольнодумцев принадлежали и сторонники «разумной религии» – деисты. 6 Имеется в виду восстание 1715 года, поднятое якобитами, то есть сторонниками династии Стюартов, от имени Иакова II и его сына Иакова III. 7 Сын французских эмигрантов-гугенотов, Дезагюлье, кроме того, вошел в историю как один из наиболее талантливых популяризаторов теорий Ньютона и автор многочисленных исследований по экспериментальной философии, исследовавший флюиды и рефракцию света, а также введший в употребление барометр.
КУПИТЬ И СКАЧАТЬ ЗА: 269.00 руб.