Сетевая библиотекаСетевая библиотека

Толкования на Евангелия от Матфея и от Марка

Толкования на Евангелия от Матфея и от Марка
Автор: Феофилакт Болгарский Об авторе: Автобиография Жанр: Религиозные тексты Тип: Книга Издательство: Сибирская Благозвонница Год издания: 2010 Цена: 249.00 руб. Отзывы: 2 Просмотры: 60 Скачать ознакомительный фрагмент FB2 EPUB RTF TXT КУПИТЬ И СКАЧАТЬ ЗА: 249.00 руб. ЧТО КАЧАТЬ и КАК ЧИТАТЬ
Толкования на Евангелия от Матфея и от Марка Феофилакт Болгарский Толкование на Святое Евангелие блаженного Феофилакта Болгарского #1 Феофилакт, архиепископ Охриды в византийской провинции Болгарии (вторая пол. XI-нач. XII в.) – крупный византийский богослов. Родом с о. Эвбеи, он долгое время служил диаконом при храме Святой Софии в Константинополе и ритором. Его обязанностью было объяснять Священное Писание и составлять поучительные слова от имени патриарха. Став архиепископом Болгарской Церкви, блаженный Феофилакт показал себя мудрым и твердым пастырем. Блаженный Феофилакт не относится к числу святых, память которых празднуется Православной Церковью, но он пользовался с древних времен славой святого отца и учителя Церкви. Большую часть творений блаженного Феофилакта составляют толкования Священного Писания, в которых он следует традиции отцов антиохийской школы, особенно святителя Иоанна Златоуста. Труд блаженного Феофилакта Болгарского, посвященный истолкованию Четвероевангелия, доступен пониманию всякого и прост, и вместе с тем с древних времен почитается Русской Церковью творением истинно отеческим и православным, верно передающим смысл Евангельских изречений. По благословению митрополита Ташкентского и Среднеазиатского Владимира. Блаженный Феофилакт, архиепископ Болгарский Толкование на Святое Евангелие блаженного Феофилакта Болгарского Т. I. Толкования на Евангелия от Матфея и от Марка. Жизнеописание блаженного Феофилакта, архиепископа Болгарского Блаженный Феофилакт[1 - Жизнь блаженного Феофилакта Болгарского не описана никем из современных ему или позднейших писателей. Потому желавшие иметь о нем сведения долго не могли определить самого времени его жизни. В первый раз сделалась несколько известной жизнь его, когда Бароний (Летописи за 1071 и 1073 годы) издал некоторые из его писем. Издание остальных дошедших до нас писем может пополнить сведения о его жизни. Но так как нельзя определить ни времени, когда каждое из них написано, ни значения и полноты описываемых в них событий жизни блаженного Феофилакта, из них можно извлечь только немногие отрывочные сведения.] был родом из Еврипа[2 - Еврипом (Егрибос), собственно, называется мост, соединяющий остров Евбею (Негропонт) с древней Ахаией. Но иногда это имя усвояется и городу Халкису, лежащему близ Еврипа. См. у Ляббея и Гардуина географический указатель епископских кафедр.] или, точнее, из города Халкиса, лежащего близ Еврипа . В письме к брату императрицы Марии[3 - Письмо 2 по изданию Финетти. Императрица Мария была супругой сначала Михаила Парапинакса Дуки, а потом преемника его Никифора Вотаниота.] он сам упоминает о своих родственниках в Еврипе, а в одном древнем списке болгарских архиепископов[4 - Этот список болгарских архиепископов с краткими замечаниями о их жизни помещен в «Фамилиях Византийских» Дюканжа, с. 146, венецианское издание.] прямо называется Феофилактом из Еврипа. Но, кажется, большую часть своей жизни он провел в Константинополе, ибо в одном из своих писем[5 - Письмо 1 по изданию Лами.] называет себя истинным константинопольцем и как в этом, так и в других письмах выражает такую привязанность к Константинополю, какую можно было приобрести только долговременным пребыванием в нем. Служение свое блаженный Феофилакт начал в Константинополе в сане диакона Великой Церкви. Звание диаконов Великой Церкви в то время было очень почитаемо. Как ближайшие помощники патриарха, они разделяли с ним почти все труды его служения: одни помогали ему в управлении патриархатом, другие заменяли его в деле проповеди. Блаженный Феофилакт принадлежал к числу последних и носил титул ритора Великой Церкви. Обязанностью его было объяснять Священное Писание и писать поучительные слова от имени патриарха. В одном древнем памятнике[6 - См. рукописное житие святого Климента Болгарского. Рукопись эта найдена в Охриде В. И. Григоровичем, который относит ее к XV столетию. Так же назван он в печатном житии святого Климента, изданном в 1802 году иеромонахом Амвросием Памперевсом.] блаженный Феофилакт назван учителем риторов. Но это не означает того, что он был в прямом смысле этого слова учителем красноречия для готовящихся к риторской должности. Так назывались те из риторов, которые особенно отличались даром проповедничества и потому могли служить примером для других менее способных и опытных проповедников. Что блаженный Феофилакт справедливо звался учителем риторов, об этом лучше всего свидетельствуют его творения. Из них мы видим, что он вообще имел обширные богословские познания и был весьма сведущ в Священном Писании, которое по званию ритора обязан был объяснять народу. Творения его показывают также, что он обладал в известной мере и светской ученостью; особенно хорошо знал древнюю классическую литературу. Понимая важность светской учености в пастырском служении, он не только сам занимался светскими науками, но и другим учителям Церкви советовал не пренебрегать ими, но интересоваться хоть в некоторой мере. Проповеднические дарования блаженного Феофилакта сделали его известным императорскому двору. Не только высшие придворные сановники питали к нему уважение, но и сама благочестивая императрица Мария оказывала ему свое покровительство. Блаженный Феофилакт, кажется, очень долго находился на должности диакона Великой Церкви и ритора (или учителя риторов); в письме, которое написано немного спустя по оставлении им сей должности[7 - Письмо 1 по изданию Лами.], называет он себя уже старцем. Вероятно, его проповеднические дарования были причиной того, что патриарх сколь возможно долее удерживал его в этой невысокой, но очень важной должности. Впрочем, надежда, что при его высоких дарованиях он может быть еще более полезен в другом месте, заставила патриарха и императора указать ему другое, более обширное поприще деятельности-в сане архиепископа Болгарской Церкви. Время вступления блаженного Феофилакта на архиепископскую кафедру Болгарии с точностью определить нельзя. С достоверностью можно сказать только, что оно случилось до 1081 года. Находясь уже в сане архиепископа, он писал письмо философу Иоанну Италийцу[8 - Письмо 45 по изданию Меурсия.] с просьбой быть ходатаем за него перед императором. Но Иоанн пользовался доверием только двух императоров-Михаила Дуки, который удален был с престола в 1078 году, и Никифора Вотаниота, царствовавшего до 1081 года. Впрочем, так как Феофилакт пишет к Иоанну, что он уже давно не видел его, то можно полагать, что перемещение святителя из Константинополя в Болгарию случилось еще в царствование Михаила, то есть до 1078 года. Церковный округ, вверенный управлению блаженного Феофилакта, еще со времен императора Юстиниана I освобожден был от подчинения патриарху. По уважению к своей родине-Первой Юстиниане[9 - Так названа она по имени императора; но какой это был город прежде, с точностью определить нельзя.], император возвел тамошнего епископа в сан архиепископский[10 - Звание архиепископа давало права высшие, нежели какие имели сами митрополиты, ибо так назывались тогда патриархи. И сам Юстиниан в своей новелле (XI), в которой дарованы были сии права архиепископу Первой Юстинианы, говорит: «Мы хотим, чтобы он был не только митрополит, но и архиепископ».] и, дав ему право независимости, подчинил ему все области, которые потом вошли в состав Болгарии и Сербии. С обращением болгар к христианству эти области подчинены были Константинопольскому патриарху на основании 28-го правила IV Вселенского Собора. Но споры пап с патриархами об управлении Болгарской Церковью, равно как частые войны между болгарами и греками, дали повод болгарским царям воспользоваться постановлением Юстиниана для возвращения древних прав своей Церкви. Временем освобождения Болгарской Церкви от подчинения Константинопольскому патриарху с большей вероятностью можно считать царствование Симеона Книголюбца. Кафедра болгарского архиепископа, несколько раз переносившаяся с места на место, наконец, утвердилась в Охриде, столице Болгарии, которой и было дано имя Первой Юстинианы. Права свои Болгарская Церковь сохранила и после того, как греческий император Василий Волгароктон, победив болгар, заставил их покориться Византийской империи (с 1018 года). Только с половины XI века архиепископы болгарские стали посылаться уже из Константинополя и назначаться не из природных болгар, а из греков[11 - В вышеозначенном списке болгарских архиепископов первым архиепископом болгарским из греков называется Лев (1056), известный сотрудник патриарха Михаила Керуллария в борьбе с латинянами.]. Блаженный Феофилакт был пятый болгарский архиепископ из греков. Он занял архиепископскую кафедру после Иоанна Аиноса. Тяжкие скорби ожидали блаженного Феофилакта в Болгарии. Кроме грубой простоты болгар, которая поначалу не могла не произвести на него неприятного впечатления, он встретил здесь много такого, что сильно должно было сокрушить всякого ревностного архипастыря. Болгарская Церковь страдала от большого количества еретиков. Павликиане, а потом богомилы повсюду сеяли заблуждения в народе и, подкрепляемые своей многочисленностью, открыто нападали на защитников Православия. Во внешнем же отношении она много терпела от светских правителей Болгарии и, сверх того, подвергалась частым опустошениям от внешних врагов. К тому же и сами болгары беспрестанно роптали на свое политическое унижение. В царствование Михаила Дуки они даже взбунтовались против греков, и хотя были усмирены силой оружия, однако не оставляли мысли при удобном случае вновь вооруженным восстанием возвратить себе свободу. Посему в письмах первых лет своего архиепископства блаженный Феофилакт много сетует на свое положение в Болгарии. Жизнь среди болгар ему казалась заточением, и он даже просил избавить его от этой тяжкой участи. О положении своем в Болгарии писал он к императрице Марии и к великому доместику[12 - Письма 1 и 2 по изданию Лами.], но, не надеясь получить увольнение, молил Господа избавить его от сих скорбей или облегчить их Своим утешением. Господь облегчил скорбь святителя. Мало-помалу он свыкся со своим положением в Болгарии, полюбил болгар за их простое, но искреннее благочестие и, несмотря ни на какие противодействия, с отеческой заботливостью предался устроению своей Церкви. Препятствия со стороны врагов, по-видимому, только усиливали ревность его о благе. В управлении Болгарской Церковью блаженный Феофилакт показал себя архипастырем столь мудрым в своих предначертаниях, сколь и твердым в исполнении их. Хорошо понимая, что для духовного просвещения народа ему более всего необходимы способные помощники, он обращал самое строгое внимание на избрание достойных пастырей, особенно епископов. Из избранных им в болгарские епископы одни, как сам он говорит, снискали одобрение по благоразумию и благочестию, другие сделались известными красноречием и ученостью, а иные получили епископское достоинство, прославившись строгостью иноческой жизни. Не находя довольно просвещенных пастырей между болгарами, он избирал епископов из греков, если кто из них заслужил признание своей просвещенностью в Константинополе. Так как неумение приспосабливаться к внешним потребностям народа может вредить пастырю в его служении, то он обращал внимание и на эти качества в избираемом и для некоторых мест искал таких епископов, которые были бы «мудры в делах не только духовных, но и в мирских». Желание видеть в епископе истинного архипастыря истребляло в нем все другие побуждения. Ни родство, ни дружба, ни просьбы не могли заставить его избрать недостойного или неизвестного ему. Даже явную опасность подвергнуться гонению за неудовлетворение просьбы он встречал с мужеством и твердостью исповедника. Так, однажды дук[13 - Дуками (dux) назывались правители Болгарии. См.: История разных славянских народов. Архим. Иоанн Раич. Кн. II. Гл. 8, § 21.] Скопийский просил его произвести в епископы одного человека, и блаженный Феофилакт с достоинством и силой отвечал ему: «Ни тебе, государь мой, не следует мешаться в это великое дело, которое должно совершать со страхом, ни мне так легкомысленно решаться сообщать Божественную благодать». Правитель обещал отблагодарить святителя за исполнение его просьбы, но блаженный Феофилакт и на это отвечал: «Государь мой! Ежели тот, о котором ходатайствуешь, таков же (как и другие избранные), то не ты должен благодарить меня, а я тебя. Если же он неизвестен ни нашей Церкви, ни в Константинополе не заслужил особенного одобрения за благочестие и просвещение, то не оскорбляй Бога и не приказывай нам, ибо нам должно повиноваться больше Богу, нежели человекам[14 - Деян. 5, 29.-Прим. ред.]». Но одного мудрого избрания пастырей недостаточно было для упрочения благосостояния Церкви. Нужно было еще осуществлять непрестанный надзор за их действиями. Блаженный Феофилакт понимал это и со всей бдительностью наблюдал за каждым их действием. Он старался, по возможности, предупреждать всякое уклонение от указанной цели или исправлять его, если оно уже имело место. Ибо он, по собственным словам его, «не знал другого утешения, кроме того, чтобы исправлять сделанное зло»[15 - Письмо 27 по изданию Меурсия.]. К этой цели он постоянно и терпеливо стремился, употребляя для вразумления виновного все: и строгость, и снисхождение. В подобных случаях действия его в отношении Триадицкого епископа могут служить поучительным примером. Этот епископ неизвестно по какой причине сделался гонителем престарелого настоятеля монастыря Иоанна, запретил ему священнодействие, выгнал из монастыря и подверг тяжкой епитимии. Когда гонимый в первый раз обратился с просьбой к архиепископу, блаженный Феофилакт убедил епископа перестать гневаться на старца, и тот дал ему слово. Но спустя немного времени снова стал гнать старца, так что старец нашел нужным направить свою просьбу самому императору. Император, кажется, передал дело на суд архиепископа, потому что гонимый снова прибег с просьбой о защите к блаженному Феофилакту. Святитель сильно огорчен был поведением епископа, который не хотел дать покоя старцу, уже чуть ли не умирающему. Впрочем, он опять со снисходительностью писал к нему, убеждая прекратить гонение и приглашая его дать отчет о своем поведении на ближайшем Соборе. Епископ, однако, ни старцу не дал покоя, ни сам не явился на Собор, оправдаться перед которым не мог. Когда блаженный Феофилакт увидел, что терпеть это далее было бы противно законам правосудия, то вместе с Собором запретил непокорному епископу священнодействие. Но тот, не вразумившись, отправился в Константинополь и, выдумав множество клевет на архиепископа, распространял их между своими покровителями. Блаженный Феофилакт скоро узнал о всех его кознях; несмотря на это, когда запрещенный епископ стал просить у него прощения, святитель великодушно простил его и дал ему разрешение. «Только молись за меня, – писал он епископу, – и благословляй, а не кляни того, кто тебя любит»[16 - Обстоятельства сии изложены в четырех письмах, которые блаженный Феофилакт писал к епископу, убеждая его оставить свое упорство. См.: письма 17, 18 и 19 по изданию Финетти, и 32 по изданию Меурсия.]. Чтобы ближе видеть нужды каждой церкви, блаженный Феофилакт созывал епископов на Соборы и здесь рассматривал все проблемы. Здесь же подвергал он общему обсуждению те дела, для которых нужно было взаимное совещание. Поместные Соборы, по правилам церковным, должны собираться в известные, определенные времена, и блаженный Феофилакт так был верен этим священным правилам, что никакие препятствия не могли его удержать от исполнения их. «Я еще не освободился от тяжкой болезни, – писал он однажды, собираясь на Собор, – как священный глас церковных правил побудил меня к созванию священного Собора. Глас поистине Христов возбуждает от одра, дает силы к свободному движению и путешествию и повелевает нести самый одр»[17 - Письмо 53 по изданию Меурсия.]. Как глава Болгарской Церкви блаженный Феофилакт считал своей обязанностью также защищать ее права и имущество от посягательств посторонних. В этом случае он забывал все личные выгоды, лишь бы только не допустить отнять у вверенной его попечению Церкви то, что принадлежит ей издревле. В это время сами патриархи часто отказывались от некоторых прав своих Церквей, чтобы облегчить их бедственное состояние покровительством сильного патриарха Константинопольского. Блаженный Феофилакт также видел, что и он смог бы избежать большей части скорбей, выпавших на долю Болгарской Церкви, если бы отдал ее под покровительство столичного патриарха. Несмотря на это, он никак не хотел жертвовать священными правами Болгарской Церкви ради временных выгод. Однажды один неизвестный монах вздумал было без ведома святителя основать Церковь в одном местечке (Кичаве) его округа и в оправдание своего предприятия ссылался на дозволение, будто бы данное ему патриархом Константинопольским. Справедливо или нет было его показание, неизвестно, но, во всяком случае, блаженный Феофилакт считал своей обязанностью запретить дело, «несогласное ни со священными правилами, ни с государственными законами. Несмотря на то, что монах утверждал, будто начал дело на основании патриаршего права ставропигии, я, – говорит святитель, – запретил ему… Ибо какое отношение между болгарами и патриархом Константинопольским, который не имеет в Болгарии ни права рукоположения, ни других преимуществ? Болгария главой своим признает архиепископа»[18 - Письмо 27 по изданию Меурсия.]. Блаженный Феофилакт много сделал для защиты имущества Церкви, которое расхищалось светскими правителями Болгарии, сборщиками царских податей. При внутреннем и внешнем упадке Византийской империи Греческая Церковь нередко несла вместе с народом бремя государственных налогов. Но Болгарская Церковь должна была нести бремя двойных налогов-в пользу государства и для удовлетворения корыстолюбия самих сборщиков. Находясь вдали от столицы, эти чиновники без всякого опасения расхищали церковное имущество под предлогом законного сбора. Блаженный Феофилакт часто получал письменные донесения об этом от епископов, которые сами защитить свои Церкви были не в состоянии[19 - Письмо 23 по изданию Меурсия.]. То же видел он и в своей епархии. Но его противодействие незаконным поступкам сборщиков восстановило их против него же самого. Будучи до сего времени врагами Церкви, они теперь сделались и его личными врагами. Кроме того, некоторые из них имели, кажется, еще и другие, более веские причины ненавидеть его и нападать на Церковь Божию. В письме к епископу Керкирскому[20 - Там же.] блаженный Феофилакт вообще называет их «врагами евангельского исповедания»; в другом письме к тому же лицу[21 - Письмо 22 по изданию Меурсия.] он описывает, по-видимому, одного из них как человека, который «не почитает Божией Матери, одобряет всех делающих Церкви зло и злословит тех, которые почитают праздники, ходят в церковь и слушают беседы архиепископа». Очевидно, это были еретики павликиане или богомилы, которых тогда очень много было в Болгарии[22 - Как павликиане, так и богомилы, ревнуя о мнимо духовном служении, отвергали чествование святых, мощей и икон, как и все постановления Церкви, относящиеся к внешнему богослужению.]. Враги эти тем опаснее были для Церкви и самого блаженного Феофилакта, чем более им ненавистно было Православие. О святителе они распускали в Константинополе молву, будто он незаконно обогащается за счет бедных болгар, доносили об этом и самому императору, уверяя его, что болгарский архиепископ слишком силен и пользуется властью, превышающей его сан[23 - Письмо 43 по изданию Меурсия.]. В самой Болгарии они вооружили против него церковного служителя по имени Лазарь. Этот Лазарь ходил по Болгарии и возбуждал против архиепископа всех отлученных от Церкви за ереси или за какие-либо преступления против правил Церкви[24 - Письмо 41 по изданию Меурсия.]. Несмотря на все скорби, какие встречал блаженный Феофилакт при защите прав и имущества Церкви, он не уменьшал своей ревности о ее благе. Он хотел быть отцом для своей паствы и делал для нее не только то, что обязан был по своему званию, но и то, к чему побуждала его христианская любовь. Отеческая заботливость его о благе Болгарской Церкви особенно обнаруживалась в случаях вражеских нападений, которым подвергалась Болгария от соседних народов. Варвары, опустошая страну, грабили и жгли храмы, расхищали церковное имущество, что вынуждало духовенство скрываться в лесах и пустынях. Блаженный Феофилакт, по-отечески переживая за судьбу Болгарской Церкви, употреблял все средства к облегчению ее бедствий; когда не находил их, то просил о помощи других. Так, он письменно просил сына Севастократора[25 - Письмо 16 по изданию Лами.] помочь одной церкви, в которой после опустошения неприятелем не осталось ни епископа, ни пресвитера, ни диакона, а те, кому вверено было охранение, разбежались, оставив ее без защиты. «Прошу тебя, – писал ему Феофилакт, – сжалься над церковью, некогда знаменитою, которую благочестивейший царь болгарский Борис воздвиг вместе с другими семью церквами. Он построил ее, а ты обнови, дабы Господь и в твоей утробе обновил дух правый». У одного епископа при опустошении города сожжена была кафедральная церковь. Блаженный Феофилакт хотел утешить собрата хотя бы письмом, что он чувствует величайшую скорбь о несчастии его церкви. Скорбь его усиливалась, ибо по смирению своему он думал, будто причиной бедствий церкви были грехи его. «Увы мне, – взывал он с пророком, – ибо грехи мои предали огню святилище [Божие]! Кто даст голове моей воду и глазам моим-источник слез! я плакал бы день и ночь о пораженных дщери народа моего[26 - Иер. 9, 1.-Прим. ред.], о том несчастном городке, как бы тыкве Иониной, которая засохла, лишь появилась[27 - См. Иона 4, 6-10.-Прим. ред.]. Что достоплачевнее матери народа моего, Церкви Божией?»[28 - Письмо 12 по изданию Финетти.] Но при нападении на Болгарию апулийцев под предводительством Боэмунда (1107) блаженный Феофилакт должен был и сам спасаться бегством из Охриды в Солунь[29 - Письмо 65 по изданию Меурсия.]. Заботы о благе Болгарской Церкви часто побуждали блаженного Феофилакта ездить в Константинополь, чтобы лично ходатайствовать там по делам ее. Во многих письмах он говорит об этих путешествиях в столицу. Покровительство благочестивой императрицы Марии не прекратилось для него с удалением в Болгарию, равно и он не переставал питать уважение к своей покровительнице не только тогда, когда она сидела на императорском престоле, но и после, когда уединенно жила в обществе подвижниц. Много у него также было и других друзей и покровителей. Поэтому для него всегда было утешительно бывать в Константинополе в их обществе. Некоторые из них весьма значительно помогали ему в заботах о благе Болгарской Церкви-то ходатайствовали по его делам перед императором, то имуществом помогали бедным болгарским церквам и монастырям. Ко времени этих посещений надобно относить воспитание блаженным Феофилактом сына Марии, Константина Порфирородного. По крайней мере, его никак нельзя относить к тому времени, когда Феофилакт был ритором и диаконом Великой Церкви. Константин родился в 1074 году, следовательно, когда святитель оставил Константинополь, ему было едва ли более трех лет. О воспитании Константина блаженный Феофилакт говорит в своем сочинении «О царском воспитании». Здесь же он говорит, что у него были многие другие наставники, из коих «одни образовали в нем дар слова, другие внушали правила благоповедения, иные преподавали уроки истории». Потому можно думать, что воспитание им Константина ограничивалось только немногими уроками, которые он мог давать ему во время кратковременных посещений столицы. Благочестивая императрица, почитавшая болгарского архипастыря, конечно, надеялась, что он и немногими наставлениями лучше других может развить в ее сыне чувство благочестия и дать правильное направление всему воспитанию. Нашествие Боэмунда на Болгарию случилось в 1107 году. Если временем вступления блаженного Феофилакта на архиепископский престол считать последние годы царствования Михаила Дуки, то и тогда выйдет, что до этого времени он управлял Болгарской Церковью не менее тридцати лет. Таким образом, если и не принимать строго именование себя самого старцем в начале своего архиепископства, то, во всяком случае, несомненно можно считать, что в 1107 году он был уже глубоким старцем. В письмах своих, которые относятся к этому году, он жалуется также на тяжкие болезни. Итак, поскольку позже, чем к этому году, нельзя с достоверностью отнести ни одного из известных его писем, то справедливо можно предполагать, что он кончил свою многотрудную жизнь в том же 1107 году или вскоре после того. Блаженный Феофилакт не относится к числу святых, память которых празднуется Православной Церковью. Но он пользовался с древних времен славой святого отца и учителя Церкви[30 - См. Мелетий Афинский. Церковная история. Век XI. Гл. 14.]. Это название усвояется ему в некоторых древних списках его творений, равно как и в старопечатных славянских изданиях его «Благовестника». И греческие писатели иногда называют его святым и ссылаются на его творения как на произведения святителя, мысли которого должны быть уважаемы как мысли отца и учителя Церкви[31 - См. Досифей. История патриархов Иерусалимских. С. 750.]. Таким образом, если блаженный Феофилакт и не внесен в число святых, чествуемых Православной Церковью, однако же по своим творениям он всегда уважался как отец и учитель Церкви. Творения блаженного Феофилакта Творения блаженного Феофилакта разделяются на истолковательные, обличительные, поучительные, исторические и письма. Истолковательные сочинения Толкования Священного Писания составляют самую большую часть творений блаженного Феофилакта. Из них признаются подлинными: 1. Толкование на пять малых пророков: Осию, Аввакума, Иону, Наума и Михея. 2. Толкование на Четвероевангелие-«Благовестник». 3. Толкование на Деяния святых апостолов. 4. Толкование на соборные послания. 5. Толкование на послания святого апостола Павла[32 - К этим толкованиям блаженного Феофилакта присоединяют еще беседы на Евангелия воскресные, но они ничем не отличаются от толкований его на сами Евангелия, и только в последней беседе есть прибавление, сделанное неизвестным писателем.]. К объяснению Священного Писания блаженный Феофилакт мог приобрести особенную любовь и навык еще в то время, когда по званию ритора Великой Церкви занимался этим для наставления народа. Но письменно излагал он свои объяснения большей частью по просьбе благочестивой покровительницы своей, греческой императрицы Марии[33 - В предисловии к славянскому переводу «Благовестника» (Толкования на Четвероевангелие) она называется царицей болгарской. Когда неизвестно было время жизни блаженного Феофилакта, такую ошибку легко было сделать на том основании, что сам Феофилакт был архиепископом Болгарским. Но в то время, когда он жил в Болгарии, там не было своих царей.]. В предисловии к толкованию на пророков блаженный Феофилакт говорит, что он берет на себя этот труд единственно «по желанию боголюбивой и любознательной императрицы». О желании ее, чтобы блаженный Феофилакт написал толкование и на другие книги Священного Писания, свидетельствуют надписи на древних списках некоторых из них. В своих толкованиях блаженный Феофилакт большей частью представляет только сокращение обширных толкований древних отцов Церкви, из которых он берет только то, что нужно для точного уразумения объясняемого места. Об этом свидетельствует он сам в том же предисловии к толкованию на книги пророков. Но главным толковником, слова которого передает блаженный Феофилакт, был святитель Иоанн Златоуст, которого особенно любили сокращать позднейшие греческие толковники. В толковании на Четвероевангелие из других отцов он заимствовал большей частью только иносказательные объяснения, которые редко встречаются у Златоуста. Впрочем, блаженный Феофилакт не был только умным сокращателем того, что писано было прежде; местами, где было нужно, он делает и собственные объяснения, только не всегда твердо можно указать, какие объяснения принадлежат ему, потому что, подобно другим современным истолкователям, он не показывает, что берет у других. Но несомненно, что только ему принадлежат те объяснения, которые противопоставляются учениям еретиков, особенно позднейших, или касаются предметов спора с латинянами. Обличительные сочинения Кроме кратких рассуждений против ересей, которые встречаются в истолковательных творениях блаженного Феофилакта, им написано еще с преднамеренной целью обличительное сочинение «Рассуждение о том, в чем обвиняются латиняне». Блаженный Феофилакт писал его по просьбе одного знакомого ему диакона и канстрисия[34 - Канстрисий-начальник ризницы, который также прислуживает патриарху при перемене одежды.]. В предисловии к сему сочинению он показывает, как тяжело ему вступать в споры о предметах, разность в которых могла бы быть покрыта христианской любовью. Ревность о Православии и умение богословствовать не в том состоит, чтобы выискивать у других ереси и заблуждения. Различные обычаи могут быть чисты и могут происходить от благочестия или, по крайней мере, от благоразумного снисхождения к слабым. Потому «не всякое различие в обычаях должно вести к разделению Церквей, но только то, которое касается догматов». Таким образом, хотя он признает несправедливыми все нововведения латинян, однако решается опровергнуть только прибавление к Символу веры-«и от Сына». «В этом отношении, – говорит он, – не должно отступать, каким высоким тоном ни говорили бы латины с высоты первосвященнического престола, как ни гремели бы пред нами ключами Царствия Небесного и прочее… В этом отношении всякий должен вооружаться мечом духовным, глаголом Божиим, как бы кто кроток ни был». Поучительные сочинения Из поучительных сочинений блаженного Феофилакта известны: 1. Слово в неделю Крестопоклонную. 2. Слово в день Введения во храм Пресвятой Богородицы. 3. Похвальное слово императору Алексию Комнину. 4. О царском воспитании. «Похвальное слово императору Алексию Комнину» писано блаженным Феофилактом после скифской войны, в которой император одержал над варварами многие победы. События эти относятся к 1089 году, когда, по свидетельству Анны Комнины, со славой торжествовали въезд императора в царственный город. Может быть, в честь этого события и произнесено было похвальное слово блаженным Феофилактом, который всегда принимал самое живое участие в судьбах отечества[35 - См. письмо его у Барония под 1073 годом.]. Сочинение «О царском воспитании» блаженный Феофилакт написал для своего воспитанника Константина Порфирородного. Оно написано в царствование Алексия Комнина, когда Константин, как свидетельствует Анна Комнина, «носил уже червленого цвета башмаки[36 - Носить червленые башмаки было преимуществом царской фамилии. Никифор Вотаниот, лишив отца Костантина престола, отнял и у самого Константина преимущество царского сана. Но Алексий Комнин опять возвратил ему их и усвоил еще некоторые новые преимущества.], пользовался короною Августов и, как царь, именовался вместе с императором Алексинем». Это сочинение разделяется на две части: в первой содержится похвала самому воспитаннику и его родителям, а во второй даны царственные наставления. В предисловии к сему сочинению святитель говорит: «Я не буду льстить тебе или услаждать слух твой лживыми словами и софизмами. Иначе я изменил бы правилам моей жизни, помрачил важность моего сана и сделал бы вред тебе». Сообразно с сим обещанием он дает царственному воспитаннику наставления, которые свидетельствуют как о мудром его понимании высокого звания царя, так и о ревности по правде Божией. По мнению блаженного Феофилакта, никто так не счастлив, как царь, прославляющий власть свою добродетелями, и никто так не жалок, как царь же, унижающий себя постыдными делами. Главным началом царского управления должен служить Закон Божий. Исторические сочинения Несомненна подлинность лишь одного исторического сочинения блаженного Феофилакта-«Слова о мученичестве Тивериупольских мучеников». В нем блаженный Феофилакт говорит о страдании мучеников в царствование богоотступника Юлиана, о перенесении мощей их из Тивериуполя (Струмицы) в Врагалиницу в царствование болгарского царя Бориса и о чудесах, совершавшихся от сих мощей. К этому он присовокупляет еще рассказ о торжестве христианской веры при святом царе Константине Порфирородном, и его детях, и о страданиях христиан при Юлиане с довольно пространным сказанием о том, как плененный болгарами грек Кинамон обратил к вере брата болгарского царя Энравоту и как последний претерпел мученическую смерть от своего брата Маломира. Письма Писем блаженного Феофилакта известно более ста тридцати[37 - Кроме изданных в 1758 году в Венеции, в собрании его творений есть еще не вошедшие в их число некоторые письма у Барония под 1071 и 1073 годами.]. Все они писаны во время его архиепископства, и некоторые касаются современных ему событий, неизвестных ни из каких других источников. * * * Кроме толкований Священного Писания, все остальные сочинения блаженный Феофилакт писал самостоятельно, без всяких заимствований из других отцов и учителей Церкви. Поэтому они резко отличны от истолковательных его сочинений по самому характеру изложения. В его толкованиях Писания виден язык его образцов (то есть цитируемых авторов. – Ред.), ясный и простой, со всеми совершенствами древнеотеческого словотворчества. В собственных сочинениях, напротив, виден язык, свойственный ему самому, очень близкий к тому, каким писали все его современники. В них мы постоянно встречаем переносный образ речи, подобия и другие особенности стиля[38 - Под знаменитым именем блаженного Феофилакта известно еще несколько других творений разного содержания. Так, ему приписываются: Толкования на двенадцать малых пророков (но из сличения их с известными толкованиями на сих пророков блаженного Феодорита открывается, что блаженному Феофилакту они принадлежать не могут); два Толкования на Деяния апостолов, совершенно отличные и одно от другого, и от подлинного толкования (трудно предположить, чтобы блаженный Феофилакт составил три различные толкования на одну книгу); Жизнеописание святого Климента Болгарского (но в ней сам сочинитель представляет себя современником описываемого святителя, который скончался в 916 году); Жизнеописание болгарского царя Петра (но Петр жил также задолго прежде блаженного Феофилакта); Житие святых Кирилла и Мефодия, первых учителей славянских (но оно существует только на славяно-сербском языке и явно изобличает свою неподлинность).]. Из всех творений блаженного Феофилакта в церковнославянском переводе наиболее известно толкование его на Четвероевангелие под названием «Благовестник». Этот перевод, по свидетельству предисловия к старинным изданиям, сделан в Болгарии. Свидетельство это подтверждается древними списками «Благовестника», найденными в России, в которых правописание хотя и русское, но с примесью болгарского или южно-славянского диалекта. Когда в первый раз появился «Благовестник», определить нельзя, но из описей известных русских библиотек видно, что существующие ныне древние списки его восходят уже к началу XVI столетия. Первое печатное издание «Благовестника» по древним рукописям сделано в 1648 году в Москве, после чего прежний перевод был несколько исправлен и издан там же в 1698 году. Затем в течение прошлого столетия (имеется в виду XVIII век. – Ред.) этот перевод издавался еще несколько раз. Частые церковные или сделанные для церковного употребления издания «Благовестника» ясно показывают, что в Русской Церкви с древних времен он почитался творением истинно отеческим и православным, верно передающим истинный смысл евангельских изречений. Блаженный Феофилакт, архиепископ Болгарский О Четвероевангелии Те Божественные мужи, которые жили прежде закона, учились не на основании писаний и книг, но, имея истый разум, просвещались озарением Всесвятаго Духа и, таким образом, узнавали веления Божии, ибо Сам Бог беседовал с ними устами к устам. Таковы были Ной, Авраам, Исаак, Иаков, Иов и Моисей. Когда же люди сделались порочными и недостойными того, чтобы Дух Святый просвещал и научал их, то человеколюбивый Бог дал писания, чтобы, хотя благодаря им, они помнили веления Божии. Так и Христос Сам лично беседовал с апостолами и послал им в качестве учителя благодать Святаго Духа. Но так как после того должны были произрасти ереси и испортиться наши нравы, то Господу было благоугодно, чтобы были написаны Евангелия, с той целью, чтобы мы научились на основании их истине, не увлекались ложью ересей и чтобы наши нравы не испортились окончательно. Четыре же Евангелия Господь дал нам, может быть, потому, что на основании их мы научаемся четырем главным добродетелям-мужеству, мудрости, справедливости и целомудрию. Мужеству, когда Господь говорит: Не бойтесь убивающих тело, души же не могущих убить (Мф. 10, 28); мудрости, когда говорит: Будьте мудры, как змии (Мф. 10, 16); справедливости, когда учит: И как хотите, чтобы с вами поступали люди, так и вы поступайте с ними (Лк. 6, 31); целомудрию, когда говорит: Кто смотрит на женщину с вожделением, уже прелюбодействовал с нею в сердце своем (Мф. 5, 28). Кроме того, четыре Евангелия существуют потому, что они-столпы мира. Но так как мир имеет четыре стороны-восток, запад, север и юг, то должно, чтобы и столпов было четыре. Затем, четыре Евангелия существуют еще и потому, что они содержат и предметы четырех родов, именно: догматы и заповеди, угрозы и обетования. Верующим в догматы и соблюдающим заповеди обещаны грядущие блага. Не верующим же в догматы и не соблюдающим заповедей угрожают будущие наказания. Евангелие получило такое наименование потому, что возвещает нам о предметах благих и радостных для нас, то есть о благах, как то: об отпущении грехов, оправдании, восходе на небеса, усыновлении со стороны Бога. Оно возвещает и то, что мы получаем эти блага легко, ибо мы не трудились над приобретением их и не за свои добрые дела получили, но по благодати и человеколюбию Божию удостоились столь великих благ. Четыре есть евангелиста. Из них два-Матфей и Иоанн-были из числа двенадцати, другие же два, – разумею Марка и Луку, – из семидесяти. Марк был спутник и ученик Петра, Лука же-Павла. Итак, Матфей первый из всех евангелистов написал, восемь лет спустя по Вознесении Христовом, Евангелие на еврейском языке для уверовавших из евреев. С еврейского языка на греческий перевел его, как говорят, Иоанн. Марк, наученный Петром, написал Евангелие спустя десять лет по Вознесении, Лука-по прошествии пятнадцати, а Иоанн Богослов-спустя тридцать два года. Ибо говорят, что после смерти трех евангелистов ему по его требованию принесены были три Евангелия, чтобы рассмотреть их и обсудить, правильно ли они написаны. Иоанн, просмотрев их и получив преизбыточествующую благодать истины, сам дополнил, что они опустили, а то, о чем они сказали кратко, расширил в своем Евангелии. Поэтому он начал с учения о Боге Слове. Ибо, в то время как другие не упомянули о предвечном бытии Бога Слова, он богословствовал об этом, чтобы не подумали, что Слово Божие есть просто человек, то есть чуждо Божества. Матфей говорит только о жизни Христа во плоти, потому что он писал для евреев, для которых достаточно было узнать, что Христос родился от Авраама и Давида. Ибо уверовавший из евреев успокаивается, как скоро его убедят, что Христос произошел от Давида. Но ты говоришь мне: «Разве не достаточно было одного евангелиста?» Итак, выслушай: достаточно было и одного, но чтоб истина выступила ярче, с этой целью четыре получили позволение написать их. И когда видишь, что эти четыре, хотя они не сходились и не сидели в одном месте, но находились каждый порознь, а, между тем, написали об одном и том же так, как будто одними устами, то разве не подивишься истине Евангелия и не скажешь, что евангелисты говорили Духом Святым? Не говори мне, что они не согласны во всем, но посмотри, в чем они не согласны. Разве сказал один из них, что Христос родился, а другой-что нет, или один-что Христос воскрес, а другой-нет? Да не будет! В более необходимом и более важном они согласны. Итак, если в более важном они не разногласят, то чему удивляешься, если кажется, что они разногласят в неважном? Их истинность более всего и сказывается в том, что они не во всем согласны. В противном случае о них подумали бы, что они писали, видясь друг с другом и советуясь. Теперь же то, что один опустил, написал другой, поэтому и кажется, что они иногда противоречат. И это так. Начнем же истолкование. Толкование на Евангелие от Матфея Глава первая 1. Родословие… Почему святой Матфей не сказал «видение» или «слово», подобно пророкам, ибо они таким образом писали: Видение Исаии (Ис. 1, 1) или Слово, которое было в видении к Исаии (Ис. 2, 1)? Ты хочешь узнать, почему? Потому что пророки обращались к жестокосердым и непокорным, а потому и говорили, что это Божественное видение и слово Божие, чтобы народ убоялся и не пренебрег тем, что они говорили. Матфей же говорил с верными, благомыслящими, равно и послушными и поэтому не сказал предварительно ничего подобного пророкам. Имею сказать и другое нечто: что видели пророки, то они видели умом, созерцая это чрез Святаго Духа; поэтому и называли это видением. Матфей же не умственно видел Христа и созерцал Его, но нравственно пребывал с Ним и чувственно слушал Его, созерцая Его во плоти; поэтому не сказал: «видение, которое я видел», или «созерцание», но сказал: родословие. Иисуса… Имя «Иисус» не греческое, но еврейское, и в переводе значит «Спаситель», ибо словом «яо» у евреев говорится о спасении. Христа… Христами («Христос» по-гречески значит «помазанный») назывались цари и первосвященники, ибо они помазывались святым елеем, изливавшимся из рога, который полагали на их голову. Господь называется Христом и как Царь, ибо Он воцарился против греха, и как Первосвященник, ибо Он Сам принес Себя в жертву за нас. Помазан же Он истинным елеем, Духом Святым, и помазан преимущественно пред другими, ибо кто иной имел Духа так, как Господь? В святых действовала благодать Святаго Духа, во Христе же действовала не благодать Святаго Духа, но Сам Христос вместе с Единосущным Ему Духом совершал чудеса. Сына Давидова… После того, как Матфей сказал «Иисуса», он прибавил «Сына Давидова» для того, чтобы ты не подумал, что он говорит о другом Иисусе, ибо был и другой знаменитый Иисус, вождь евреев после Моисея. Но этот назывался сыном Навина, а не сыном Давида. Он жил многими поколениями раньше Давида и был не из колена Иудина, из которого произошел Давид, но из другого. Сына Авраамова… Почему Матфей поставил Давида прежде Авраама? Потому, что Давид был более знаменит; он и жил позже Авраама, и был славным царем. Из царей он первый благоугодил Богу и получил обетование от Бога, что из его семени восстанет Христос, почему все и называли Христа Сыном Давида. И Давид в действительности сохранил в себе образ Христа: как он воцарился на место отверженного Богом и возненавиденного Саула, так и Христос пришел во плоти и воцарился над нами после того, как Адам лишился царства и власти, которую он имел над всем живущим и над демонами. 2. Авраам родил Исаака… С Авраама начинает евангелист родословие потому, что он был отцом евреев, и потому, что он первый получил обетование, что о его семени благословятся все народы (см. Быт. 12, 3). Итак, прилично от него начать родословие Христа, ибо Христос есть семя Авраама, в котором получили благословение все мы, которые были язычниками и находились прежде под клятвою. «Авраам» в переводе значит «отец языков», а «Исаак»-«радость», «смех». Евангелист не упоминает о незаконнорожденных детях Авраама, например, об Измаиле и других, потому что иудеи происходили не от них, но от Исаака. Исаак родил Иакова; Иаков родил Иуду и братьев его. Видишь, что об Иуде и братьях его Матфей упомянул потому, что от них произошли двенадцать колен. 3. Иуда родил Фареса и Зару от Фамари. Иуда выдал Фамарь замуж за Ира, одного из своих сыновей; когда же этот умер бездетным, то он сочетал ее с Аинаном, который также был его сыном. Когда и этот лишился жизни за свою срамоту, то Иуда ни с кем уже не соединял ее браком. Но она, сильно желая иметь детей от семени Авраамова, сложила с себя одежду вдовства, приняла вид блудницы, смесилась со свекром своим и зачала от него двух детей-близнецов. Когда пришло время родов, первый из сыновей показал из ложесн руку, как будто первым родится он. Повивальная бабка тотчас отметила показавшуюся руку ребенка красной нитью, чтобы можно было узнать того, кто родится первым. Но ребенок увлек руку в чрево, и прежде родился другой младенец, а потом уже и тот, который прежде показал руку. Поэтому родившийся первым был назван Фаресом, что значит «перерыв», ибо он нарушил естественный порядок, а тот, который увлек руку, – Зарою. Эта история указывает на некоторую тайну. Как Зара прежде показал руку, а потом увлек ее снова, так и жительство во Христе: оно открылось во святых, которые жили прежде закона и обрезания, ибо все они не соблюдением закона и заповедей оправдались, но евангельскою жизнью. Посмотри на Авраама, который ради Бога оставил отца и дом и отрекся от естества. Посмотри на Иова, Мелхиседека. Но когда пришел закон, таковая жизнь скрылась, и как там, после рождения Фареса, позже снова Зара вышел из чрева, так и по даровании закона позже воссияла жизнь евангельская, запечатленная красной нитью, то есть кровью Христа. Евангелист упомянул об этих двух младенцах потому, что рождение их означало нечто таинственное. Кроме того, хотя Фамарь по видимости и не заслуживает похвалы за то, что смесилась со свекром, но и o ней упомянул евангелист для того, чтобы показать, что Христос, принявший ради нас все, принял и таковых предков. Точнее: чтобы тем, что Он Сам родился от них, освятить их, ибо Он пришел призвать не праведников, но грешников к покаянию (Мф. 9, 13). 3–5. Фарес родил Есрома; Есром родил Арама; Арам родил Аминадава; Аминадав родил Наассона; Наассон родил Салмона; Салмон родил Вооза от Рахавы. Некоторые думают, что Рахав есть та Раав-блуд-ница, которая приняла соглядатаев Иисуса Навина (см. Нав. 2, 1-21): она и их спасла, и сама спаслась. Матфей упомянул о ней для того, чтобы показать, что как она была блудница, так и все собрание язычников, ибо они блудодействовали в своих делах. Но те из язычников, которые приняли соглядатаев Иисуса, то есть апостолов, и уверовали в их слова, эти все спаслись. 5. Вооз родил Овида от Руфи. Эта Руфь была иноплеменница; тем не менее она сочеталась браком с Воозом. Так и церковь из язычников, будучи иноплеменницею и вне заветов, забыла народ свой и, почитание идолов, и отца своего диавола, и Сын Божий взял ее в жены. 5–6. Овид родил Иессея; Иессей родил Давида царя; Давид царь родил Соломона от бывшей за Уриею. И о жене Урия Матфей упоминает здесь с той целью, чтобы показать, что не должно стыдиться предков, но более всего стараться прославлять их своею добродетелью, и что Богу все угодны, хотя бы они произошли и от блудницы, если только имеют добродетель. 7-11. Соломон родил Ровоама; Ровоам родил Авию; Авия родил Асу; Аса родил Иосафата; Иосафат родил Иорама; Иорам родил Озию; Озия родил Иоафама; Иоафам родил Ахаза; Ахаз родил Езекию; Езекия родил Манассию; Манассия родил Амона; Амон родил Иосию; Иосия родил Иоакима; Иоаким родил Иехонию и братьев его, перед переселением в Вавилон. Переселением Вавилонским называется тот плен, который позже перенесли иудеи, уведенные все вместе в Вавилон. Вавилоняне и в другое время воевали с ними, но озлобляли их умереннее, тогда же совершенно переселили их из отечества. 12-16. По переселении же в Вавилон, Иехония родил Салафииля; Салафииль родил Зоровавеля; Зоровавель родил Авиуда; Авиуд родил Елиакима; Елиаким родил Азора; Азор родил Садока; Садок родил Ахима; Ахим родил Елиуда; Елиуд родил Елеазара; Елеазар родил Матфана; Матфан родил Иакова; Иаков родил Иосифа, мужа Марии, от Которой родился Иисус, называемый Христос. Почему здесь дается родословие Иосифа, а не Богородицы? Какое участие Иосифа в том бессеменном рождении? Ведь Иосиф не был истинным отцом Христа, чтобы от Иосифа вести родословие Христа. Итак, слушай: действительно, Иосиф не имел никакого участия в рождении Христа, и потому должно было дать родословие Богородицы; но так как был закон-не вести родословие по женской линии (см. Чис. 36, 2–9), то Матфей и не дал родословия Девы. Кроме того, дав родословие Иосифа, он дал и Ее родословие, ибо был закон не брать жен ни из другого колена, ни из другого рода или фамилии, но из того же колена и рода. Так как был такой закон, то ясно, что если дается родословие Иосифа, то тем самым дается и родословие Богородицы, ибо Богородица была из того же колена и того же рода; если же нет, то как бы Она могла быть обручена ему? Таким образом, евангелист соблюл закон, который запрещал вести родословие по женской линии, но, тем не менее, дал родословие Богородицы, дав родословие Иосифа. Мужем же Марии назвал его соответственно общему обыкновению, ибо мы имеем обычай и обручника называть мужем обрученной, хотя брак еще и не совершен. 17. Итак всех родов от Авраама до Давида четырнадцать родов; и от Давида до переселения в Вавилон четырнадцать родов; и от переселения в Вавилон до Христа четырнадцать родов. Святой Матфей разделил роды на три части, чтобы показать иудеям, что находились ли они под управлением судей, как это было до Давида, или под управлением царей, как это было до переселения, или под управлением первосвященников, как это было пред пришествием Христа, – они не получали от этого никакой пользы в отношении к добродетели и нуждались в истинном судии, царе и первосвященнике, который есть Христос. Ибо, когда прекратились цари, по пророчеству Иакова, пришел Христос (см. Быт. 49, 10). Но каким образом от переселения Вавилонского до Христа четырнадцать родов, когда их оказывается только тринадцать? Если бы в состав родословия могла входить женщина, то мы причислили бы и Марию и восполнили число. Но женщина не входит в родословие. Как же это разрешить? Некоторые говорят, что Матфей поставил в счет переселение, как лицо. 18. Рождество Иисуса Христа было так: по обручении Матери Его Марии с Иосифом. Для чего Бог допустил, чтобы Мария была обручена, и, вообще, зачем Он дал людям повод подозревать, что Иосиф познал Ее? Для того, чтобы Она имела защитника в несчастьях. Ибо он заботился о Ней во время бегства в Египет и спас Ее. Вместе с тем, Она была обручена и для того, чтобы скрыть Ее от диавола. Диавол, услыхав, что Дева будет иметь во чреве, наблюдал бы за Ней. Итак, для того, чтобы лжец был обманут, Приснодева обручается Иосифу. Брак был только по виду, в действительности же его не было. Прежде нежели сочетались они, оказалось, что Она имеет во чреве от Духа Святаго. Слово «сочетаться» здесь означает соитие. Прежде нежели сочеталась они, Мария зачала, почему пораженный евангелист и восклицает: оказалось, – как бы говоря о чем-то необычайном. 19. Иосиф же, муж Ее, будучи праведен и не желая огласить Ее, хотел тайно отпустить Ее. Как же Иосиф был праведен? В то время как закон повелевает изобличать прелюбодеицу, то есть объявлять о ней и наказывать, он намеревался скрыть грех и преступить закон. Вопрос разрешается, прежде всего, в том смысле, что уже через это самое Иосиф был праведен. Он не хотел быть суровым, но, человеколюбивый по великой своей доброте, он показывает себя выше закона и живет выше заповедей закона. Затем, Иосиф и сам знал, что Мария зачала от Духа Святаго, и потому не желал изобличить и наказать Ту, Которая зачала от Духа Святаго, а не от прелюбодея. Ибо смотри, что говорит евангелист: «оказалось, что Она имеет во чреве от Духа Святаго». Для кого «оказалось»? Для Иосифа, то есть он узнал, что Мария зачала от Духа Святаго. Поэтому и хотел тайно отпустить Ее, как бы не осмеливаясь иметь женой Ту, Которая удостоилась столь великой благодати. 20. Но когда он помыслил это, – се, Ангел Господень явился ему во сне, и сказал… Когда праведный колебался, явился Ангел, научая его, что должно ему сделать. Во сне является ему, потому что Иосиф обладал крепкой верой. С пастухами, как грубыми, Ангел говорил наяву, с Иосифом же, как праведным и верным, во сне. Как мог он не поверить, когда Ангел научал его тому, о чем он сам с собой рассуждал и о чем никому не сказал? Когда он размышлял, но никому не говорил, явился ему Ангел. Конечно, Иосиф поверил, что это-от Бога, ибо только Бог знает неизреченное. Иосиф, сын Давидов… Сыном Давида назвал его, напоминая ему о пророчестве, что Христос произойдет от семени Давида. Говоря это, Ангел убеждал Иосифа, чтобы он не веровал, но подумал о Давиде, который получил обетование относительно Христа. Не бойся принять… Этим показывает, что Иосиф боялся иметь Марию, чтобы не оскорбить Бога тем, что он покровительствует прелюбодеице. Или иначе: «не бойся», то есть бойся прикоснуться к Ней как зачавшей от Духа Святаго, но не бойся принять, то есть иметь в своем доме. Ибо в уме и помышлении Иосиф уже отпустил Марию. Марию, жену твою… Это говорит Ангел: «Ты, может быть, думаешь, что Она-прелюбодеица. Я же говорю тебе, что она твоя жена», то есть Она никем не растлена, но твоя невеста. Ибо родившееся в Ней есть от Духа Святаго. Ибо Она не только далека от незаконного смешения, но и зачала неким Божественным образом, так что тебе надлежит более радоваться. 21. Родит же Сына. Чтобы кто-нибудь не сказал: «но почему же я должен поверить тебе, что Родившееся есть от Духа?», Ангел говорит о грядущем, именно, что Дева родит Сына. «Если в данном случае я окажусь правым, то ясно, что истинно и это-от Духа Святаго». Не сказал «родит тебе», но просто родит. Ибо Мария рождала не для него, но для всей вселенной, и не для него одного только явилась благодать, но она излилась на всех. И наречешь Ему имя: Иисус… Ты наречешь, конечно, как отец и как покровитель Девы. Ибо Иосиф, узнав, что зачатие от Духа, и не думал уже о том, чтобы отпустить Деву беспомощной. И ты будешь помогать Марии во всем. Ибо Он спасет людей Своих от грехов их. Здесь истолковывается, что значит слово «Иисус», именно-Спаситель, ибо Он, сказано, спасет людей Своих-не только иудейский народ, но и языческий, который стремится уверовать и сделаться Его народом. От чего спасет? Не от войны ли? Нет, но от грехов их. Отсюда ясно, что Тот, Кто родится, есть Бог, ибо прощать грехи свойственно одному только Богу. 22. А все сие произошло, да сбудется реченное Господом через пророка, который говорит. Не думай, что это недавно сделалось угодным Богу, – давно, изначала. Ты, Иосиф, как воспитанный в законе и знающий пророков, вдумайся в сказанное Господом. Не сказал «реченное Исаией», но Господом, ибо не человек говорил, но Бог устами человека, так что пророчество вполне достоверно. 23. «Се, Дева во чреве приимет… Евреи говорят, что у пророка стоит не «дева», но «молодая женщина». Им надобно сказать, что на языке Священного Писания юная женщина и дева-одно и то же, ибо молодой женщиной оно называет нерастленную. Затем, если бы родила не дева, то как это могло бы быть знамением и чудом? Ибо выслушай Исаию, который говорит, что ради этого Сам Господь даст вам знамение (Ис. 7, 14), и тотчас добавляет: се, Дева… и далее. Поэтому, если бы не дева родила, не было бы и знамения. Итак, евреи, замышляя недоброе, искажают Писание и вместо «дева» ставят «молодая женщина». Но стоит ли «молодая женщина» или «дева», во всяком случае имеющую родить должно считать девой, чтобы это было чудом. И родит Сына, и нарекут имя Ему: Еммануил, что значит: с нами Бог». Евреи говорят: почему же Он назван не Еммануилом, а Иисусом Христом? Должно на это сказать, что пророк не говорит «наречешь», но «нарекут», то есть самые дела покажут, что Он есть Бог, хотя и живет с нами. Божественное Писание дает имена от дел, как например: нареки ему имя: Магер-шелал-хаш-баз-«спешит грабеж, ускоряет добыча»[39 - На церковнославянском: «нареки имя ему: скоро плени, нагло расхитив. Именно на таком прочтении библейского текста основано толкование блаж. Феофилакта. – Прим. ред.] (Ис. 8, 3), но где и кто назван таковым именем? Так как одновременно с рождением Господа было расхищено и пленено-прекратилось-блуждание (идолопоклонство), то поэтому и говорится, что Он назван так, получив имя от Своего дела. 24. Встав от сна, Иосиф поступил, как повелел ему Ангел Господень… Посмотри на пробудившуюся душу, как быстро она убеждается. И принял жену свою… Матфей постоянно называет Марию женою Иосифа, изгоняя худое подозрение и научая, что Она была женою не другого кого-либо, а именно его. 25. И не знал Ее, как наконец Она родила… То есть никогда не смешивался с Нею, ибо слово «как» (дондеже) означает здесь не то, будто до рождения не знал Ее, после же познал, но что он совершенно никогда не познал Ее. Такова особенность языка Писания; так, не возвратился ворон в ковчег, доколе не иссякла вода от земли (Быт. 8, 6), но он не возвращался и после этого; или еще: Я с вами во все дни до скончания века (Мф. 28, 20), а после скончания разве не будет? Каким образом? Тогда тем более. Подобно этому и здесь слова: как наконец родила понимай в том смысле, что Иосиф не знал Ее ни прежде, ни после рождения. Ибо как Иосиф прикоснулся бы к этой Святой, когда хорошо знал Ее неизреченное рождение? Сына Своего первенца… Называет Его первенцем не потому, что будто Она родила еще другого какого-либо сына, но просто потому, что Он первый родился и единственный: Христос есть и «первородный», как родившийся первым, и «единородный», как не имеющий второго брата. И он нарек Ему имя: Иисус. Иосиф показывает и здесь свое послушание, потому что он сделал то, что сказал ему Ангел. Глава вторая 1. Когда же Иисус родился в Вифлееме Иудейском… Вифлеем в переводе значит «дом хлеба», Иудея же-«исповедание». Да будет, чтобы и мы чрез исповедание сделались теперь домом хлеба духовного. Во дни Ирода… Матфей упоминает об Ироде, чтобы ты научился, что князья и цари от колена Иудина прекратились и в силу необходимости пришел Христос. Ибо Ирод был не иудей, но идумеянин, сын Антипатра от жены аравитянки. Когда же прекратились князья, пришло «ожидание языков», как пророчествовал Иаков. Царя… Ибо был еще другой Ирод, четверовластник; поэтому Матфей указывает на царское достоинство. Пришли в Иерусалим волхвы… Для чего приходили волхвы? Для осуждения иудеев: ибо если волхвы, люди-идолопоклонники, уверовали, то что остается в оправдание иудеям? Вместе с тем, и для того, чтобы более просияла слава Христа, когда свидетельствуют волхвы, которые служили скорее демонам и были врагами Божиими. С востока… И это для осуждения иудеев: ибо те из такой дали пришли поклониться Ему, евреи же, имея Христа, гнали Его. И говорят: 2. Где родившийся Царь Иудейский? Говорят, что эти волхвы-потомки волхва Валаама, что они, найдя его предсказание: воссияет звезда от Иакова и погубит князей моавитских (см. Чис. 24, 17), уразумели таинство Христа и потому пошли, желая видеть Рожденного. Ибо мы видели звезду Его на востоке… Когда услышишь о звезде, не думай, что эта была одна из тех, которые мы видим: это была Божественная и ангельская сила, явившаяся в образе звезды. Так как волхвы были астрологами, то Господь привел их чрез знакомое для них, подобно тому как Петра-рыбаря изумил множеством рыб, которых он поймал во имя Христа. Что звезда действительно была сила ангельская, видно из того, что она светила днем, из того, что она шла, когда шли волхвы, и стояла, когда они отдыхали, особенно же из того, что она шла от северной стороны, где Персия, к южной, где Иерусалим, – звезда же никогда не движется от севера к югу. И пришли поклониться Ему… Эти волхвы были, по-видимому, людьми большой добродетели. Ибо если они пожелали поклониться в чужой стране, то могли ли они не быть смелыми в Персии и не проповедовать? 3. Услышав это, Ирод царь встревожился, и весь Иерусалим с ним. Ирод смутился как иноплеменник, опасаясь за свою царскую власть, ибо знал, что он недостоин ее. Но иудеи, почему смущаются они? Ведь им должно было более радоваться тому, что у них будет царь, которому поклоняются теперь цари персидские. Но нравственная испорченность поистине безумное дело. 4. И, собрав всех первосвященников и книжников народных, спрашивал у них: где должно родиться Христу? Учители народа были люди ученые, подобно тем, кого мы называем грамматиками. Их спрашивают по домостроительству Божию, чтобы они исповедали истину: и потому они подвергнутся осуждению, что распяли Того, Кого прежде исповедали. 5. Они же сказали ему: в Вифлееме Иудейском, ибо так написано через пророка. Чрез какого пророка? Михея (см. Мих. 5, 2). Ибо тот говорит: 6. «И ты, Вифлеем, земля Иудина, ничем не меньше воеводств Иудиных… Этим городом, так как он был мал, пренебрегали; теперь же он сделался славным благодаря тому, что из него произошел Христос: ибо все от концов земли приходят поклониться этому святому Вифлеему. Ибо из тебя произойдет Вождь… Хорошо сказал: изыдет (произойдет), а не «останется в тебе», ибо Христос не остался в Вифлееме, но вышел из него после рождения и большею частью жил в Назарете. Иудеи говорят, что это было предсказано о Зоровавеле, но ясно, что они лгут. Ведь Зоровавель родился не в Вифлееме, а в Вавилоне. Имя его «Зоро» значит «семя» и «рождение», а «Вавель»-«Вавилон», то есть «в Вавилоне зачатый или рожденный». Но и пророчество ясно обличает их, говоря: из тебя (Вифлеем) произойдет Мне Тот, Который должен быть Владыкою в Израиле и Которого происхождение из начала, от дней вечных (Мих. 5, 2). Кого другого исходы из начала и от дней века, как не Христа? Он имел два исхода, или рождения: первое рождение из начала-от Отца, второе-от дней века, оно началось от Богородицы и совершилось во времени. Пусть же скажут иудеи, из начала ли произошел Зоровавель? Но они ничего не могут сказать. Который упасет народ Мой, Израиля». Упасет, говорит, а не: «будет тиранствовать» или «пожирать». Ибо другие цари-не пастыри, но волки, Христос же-Пастырь, как Он Сам говорит: «Я есмь Пастырь добрый». Народом же израильским называет уверовавших как из среды евреев, так и из среды язычников: ибо «израиль» в переводе значит: «зрящий Бога» (первый «Израиль»-Иаков, узревший Бога в борьбе с Ним; см. Быт. 32, 28–30); поэтому все зрящие Бога суть израильтяне, хотя бы они происходили из язычников. 7. Тогда Ирод, тайно призвав волхвов… Тайно призвал их Ирод из-за иудеев. Ибо он подозревал, что иудеи, может быть, много заботятся о Младенце и замышляют спасти Его как имеющего освободить их. Поэтому тайно злоумышляет. Выведал от них время появления звезды. Тщательно разузнал. Ибо звезда явилась волхвам прежде, чем родился Господь. Так как им предстояло потратить много времени на путешествие, поэтому звезда явилась задолго, чтобы они поклонились Ему, когда Он находился еще в пеленах. Но некоторые говорят, что звезда явилась одновременно с рождением Христа и что волхвы шли в течение двух лет и нашли Господа не в пеленах и не в яслях, но в доме с Матерью, когда Ему было два года. Но ты считай лучшим сказанное раньше. 8. И, послав их в Вифлеем, сказал: пойдите, тщательно разведайте о Младенце… Не сказал: «о царе», но о Младенце, потому что не выносил и имени, чем показал, как он безумствовал против Него. И когда найдете, известите меня, чтобы и мне пойти поклониться Ему. 9. Они, выслушавши царя, пошли… Сами искренние люди, они думали, что и он говорит без коварства. И се, звезда, которую видели они на востоке, шла перед ними… Звезда, по домостроительству Божию, скрылась ненадолго для того, чтобы они спросили иудеев и чтобы смутился Ирод, а истина, таким образом, сделалась бы очевиднее. Когда же они вышли из Иерусалима, звезда опять явилась, руководя ими. Отсюда видно, что звезда была силой Божественной. Как наконец пришла и остановилась над местом, где был Младенец. И это дивно: ибо звезда сошла с высоты и, став ближе к земле, указала им место. Ибо если бы она показалась им с высоты, то как могли бы они точно узнать место, где был Христос? Ибо звезды охватывают своим сиянием большое пространство. Поэтому и ты, может быть, увидишь луну над твоим домом, а я думаю, что она стоит только над моим домом. И всем вообще кажется, что над ним одним только стоит луна или другая звезда. И та звезда не указала бы Христа, если бы не сошла вниз и не стала как бы над главою Младенца. 10. Увидев же звезду, они возрадовались радостью весьма великою. Тому, что не ошиблись, а нашли, чего искали, – этому обрадовались. 11. И, войдя в дом, увидели Младенца с Мариею, Матерью Его. После рождения Дева положила Младенца в яслях, ибо они не нашли тогда дома. Весьма вероятно, что после они нашли дом, в котором волхвы и обрели их. Ибо взошли в Вифлеем с той целью, чтобы, как говорит и Лука, записаться там, но так как для записи собралось громадное количество народа, то не нашли дома, и Господь родился в вертепе. Затем нашли дом, где волхвы и видели Господа. И, пав, поклонились Ему… Вот озарение души! Видели бедным и поклонились. Они убедились, что это-Бог, поэтому и принесли Ему дары как Богу и как человеку. Ибо слушай: И, открыв сокровища свои, принесли Ему дары: золото, ладан и смирну. Золото принесли Ему как царю, ибо царю мы, как подданные, приносим золото; ладан-как Богу, ибо Богу мы воскуряем фимиам; а смирну-как имеющему вкусить смерти, ибо иудеи со смирной погребают мертвецов, чтобы тело оставалось нетленным, ибо смирна, будучи сухой, сушит влагу и не позволяет червям зарождаться. Видишь же веру волхвов. Они из пророчества Валаама научились тому, что Господь и Бог, и Царь и что Он имеет умереть за нас. Но выслушай это пророчество. Преклонился, возлег-говорит, – лежит как лев… (Чис. 24, 9). «Лев» обозначает царское достоинство, а «возлег»-умерщвление. Благословляющий тебя благословится (там же). Вот Божество, ибо одна только Божественная природа имеет силу благословения. 12. И, получив во сне откровение не возвращаться к Ироду, иным путем отошли в страну свою. Обрати внимание на последовательность! Сперва Бог звездою привел их (волхвов) к вере; затем, когда они пришли во Иерусалим, чрез пророка научил их, что Христос рождается в Вифлееме, и наконец, чрез Ангела. И они повиновались пророчеству, то есть Божественной беседе. Таким образом, получивши откровение от Бога, обманули Ирода, не побоялись и преследования его, но дерзнули, полагаясь на силу Рожденного, и сделались истинными свидетелями. 13. Когда же они отошли, – се, Ангел Господень является во сне Иосифу и говорит: встань, возьми Младенца и Матерь Его… Видишь, для чего Бог допустил, чтобы Дева была обручена! Ибо здесь видно тебе, что обручение сделано было с той целью, чтобы Иосиф заботился о Ней и пекся. Он не сказал: «возьми жену твою», но Матерь Его. Ибо, когда подозрение исчезло и праведник удостоверился из чудес при рождении, что все от Духа Святаго, то не называет уже Ее женою его. И беги в Египет. Бежит и Господь, чтобы уверовали, что Он, действительно, есть и человек. Ибо если бы Он, находясь в руках Ирода, не был убит, то показалось бы, что Он воплотился призрачно. В Египет бежит, чтобы и его освятить, ибо два места были притонами всякого зла: Вавилон и Египет. Итак, поклонение Вавилона Он принял чрез волхвов, Египет же освятил собственным присутствием. И будь там, доколе не скажу тебе. Будь там вместо: «будешь там» до тех пор, пока не получишь повеления от Бога. И нам не должно ничего делать помимо воли Божией. Ибо Ирод хочет искать Младенца, чтобы погубить Его. Обрати внимание на безумие человека, который желает победить волю Божию. Ибо если родившийся не от Бога, то чего бояться? Если же от Бога, то каким образом погубишь Младенца? 14–15. Он встал, взял Младенца и Матерь Его ночью и пошел в Египет, и там был до смерти Ирода, да сбудется реченное Господом через пророка, который говорит: «из Египта воззвал Я Сына Моего». Иудеи говорят, что это сказано было из-за народа, который Моисей вывел из Египта (Ос. 11, 1). Отвечаем: и о народе сказано нечто новое прообразовательно, истинно же исполнилось оно на Христе. Затем, кто есть Сын Божий? Народ ли, поклоняющийся идолу Веельфегору и истуканам, или истинный Сын Божий? 16. Тогда Ирод, увидев себя осмеянным волхвами. Как фараону Бог посмеялся чрез Моисея, так и Ироду посмеялся чрез волхвов, так как оба, и Ирод и фараон, были детоубийцами: фараон избивал в Египте еврейских детей мужского пола, а Ирод детей вифлеемских. Весьма разгневался, и послал избить всех младенцев в Вифлееме. Свой гнев против волхвов он обращает против тех, кто не причинил никакого вреда. Но ты, может быть, скажешь мне: что же это? Неужели младенцы потерпели несправедливость только для того, чтобы обнаружилась злоба Ирода? Итак, слушай. Для чего же попущено избиение младенцев? Для того, чтобы обнаружилась злоба Ирода; младенцы не погибли, но сподобились венцов. Ибо всякий терпящий какое-либо зло здесь терпит или для оставления грехов, или для приумножения венцов. Подобным образом и эти дети больше увенчаны будут. 16–17. И во всех пределах его, от двух лет и ниже, по времени, которое выведал от волхвов. Тогда сбылось реченное через пророка Иеремию, который говорит. Чтобы кто-либо не подумал, что избиение младенцев случилось помимо воли Божией, показывает, что Он и знал это заранее, и предсказал. 18. «Глас в Раме слышен… Рама-возвышенное место в Палестине, ибо это название значит: «высокая». Она досталась в удел колену Вениамина, который был сыном Рахили. Рахиль же погребена в Вифлееме. Итак, пророк называет Вифлеем Рахилью, потому что она была погребена в нем. Плач и рыдание были слышны на высоте. Итак, послушай пророка. Плач и рыдание и вопль великий. Рахиль (то есть Вифлеем) плачет о детях своих и не хочет утешиться, ибо их нет». В этой жизни нет (Иер. 31, 15), ибо души бессмертны. 19. По смерти же Ирода. Горькую кончину имел Ирод, извергнув свою злую душу горячкою, болью в животе, зудом, кривизной ног, гниением срамного члена, порождавшим червей, одышкою, дрожанием и судорогой членов. Се, Ангел Господень во сне является Иосифу в Египте… 20. И говорит: встань, возьми Младенца и Матерь Его и иди в землю Израилеву. Не говорит: «беги», но иди, ибо страха уже не было. Ибо умерли искавшие души Младенца. Где Аполлинарий[40 - Аполлинарий Младший, епископ Лаодикии Приморской в Сирии. Его учение о замещении в естестве Господа Иисуса Христа ума человеческого умом Божественным осуждено в 381 году Константинопольским Собором и в 382-м-Римским. – Прим. ред.], говоривший, что Господь не имел души человека? Здесь он изобличается. 21–22. Он встал, взял Младенца и Матерь Его и пришел в землю Израилеву. Услышав же, что Архелай царствует в Иудее вместо Ирода, отца своего, убоялся туда идти. Трех сыновей оставил Ирод: Филиппа, Антипу и Архелая. Архелаю приказал быть царем, а прочим тетрархами. Иосиф побоялся возвратиться в землю Израиля, то есть Иудею, потому что Архелай был подобен своему отцу. Антипа же-это новый Ирод, который убил Предтечу. Но, получив во сне откровение, пошел в пределы Галилейские. Галилея была земля не израильская, но языческая; поэтому иудеи смотрели на них (галилеян) как на мерзость. 23. И, придя, поселился в городе, называемом Назарет. Как же Лука говорит, что Господь пришел в Назарет после того, как прошло сорок дней по рождении и после того, как Симеон воспринял Его; Матфей же здесь говорит, что Он пришел в Назарет по возвращении из Египта? Итак, заметь, что Лука сказал о том, о чем умолчал Матфей. В качестве примера я скажу следующее. Исполнилось сорок дней после рождения, затем Господь пришел в Назарет. Это говорит Лука. Матфей же говорит о том, что было после этого, что Господь убежал в Египет, затем возвратился из Египта в Назарет. Итак, они не противоречат друг другу: один говорит о возвращении из Вифлеема в Назарет-это Лука; Матфей же-о возвращении из Египта в Назарет. Да сбудется реченное через пророков, что Он Назореем наречется. Какой пророк говорит об этом, не находится теперь: ибо по нерадению евреев, равно и по причине постоянных пленений много пророческих книг погибло. Но возможно, что это пророчество передавалось у иудеев незаписанным. «Назорей» значит «освященный»; так как Христос свят, то справедливо Он назывался и Назореем, ибо «святым Израиля» Господь называется у многих пророков. Глава третья 1. В те дни… Не тогда, когда Господь был младенцем и жил в Назарете, но евангелист говорит так вообще о том времени, которое предшествовало настоящему, когда пришел Иоанн Креститель. Иоанн послан был от Бога для того, чтобы изобличать иудеев, привести их к сознанию своих грехов и таким образом подготовить к принятию Христа. Ибо, если кто не сознал своих грехов, он не приходит к покаянию. Приходит Иоанн Креститель и проповедует в пустыне Иудейской… 2. И говорит: покайтесь… Иудеи были заносчивы, поэтому Предтеча побуждает их к покаянию. Ибо приблизилось Царство Небесное… Под Царством Небесным он разумеет первое и второе пришествие Христа и добродетельную жизнь. Ибо если мы, странствуя по земле, жительствуем как бы на небе, чуждые страстей, то имеем Царствие Небесное. 3. Ибо он тот, о котором сказал пророк Исаия: «глас вопиющего в пустыне: приготовьте путь Господу, прямыми сделайте стези Ему» (Ис. 40, 3). Путем называется Евангелие, стезями же-законные установления, потому что они изношены и древни. Поэтому Креститель говорит: будьте готовы к евангельскому жительству и законные заповеди делайте прямыми, то есть духовными; ибо слово «прямой» означает «дух». Когда ты увидишь, что иудей плотски понимает подзаконный строй, то скажи, что он не делает стезей прямыми, то есть не духовно понимает закон. 4. Сам же Иоанн имел одежду из верблюжьего волоса. Предтеча призывал к покаянию и видом своим: ибо он имел плачевную одежду. Говорят, что верблюд занимает средину между чистым и нечистым животным: как отрыгающий жвачку, он чист, а как имеющий нераздвоенные копыта-нечист. Так как Иоанн приводил к Богу и казавшийся чистым народ иудейский, и нечистый языческий и был посредником между Ветхим и Новым Заветом, то поэтому он и носил одежду из верблюжьей шерсти. И пояс кожаный на чреслах своих… Все святые в Писании представляются опоясанными или как пребывающие постоянно в труде (ибо нерадивые и изнеженные не опоясываются, как, например, сарацины теперь), или потому, что они умертвили в себе страсти плотского вожделения, ибо кожа есть часть мертвого животного. А пищею его были акриды и дикий мед. Некоторые говорят, что акриды-это трава, которая называется и мелагрой, другие же разумеют под ними орехи или дикие ягоды. Дикий мед-мед, который приготовляется дикими пчелами и который находят в деревьях, равно и между камнями. 5-6. Тогда Иерусалим и вся Иудея и вся окрестность Иорданская выходили к нему и крестились от него в Иордане, исповедуя грехи свои. Хотя и крестились, но крещение Иоанна не имело отпущения грехов. Иоанн проповедовал только одно покаяние и вел к оставлению грехов, то есть вел к крещению Христа, от которого-отпущение грехов. 7. Увидев же Иоанн многих фарисеев… «Фарисеи» в переводе значит «отдельные», так как и по своей жизни, и по своим знаниям они отличались от других. И саддукеев. Саддукеи не верили ни в воскресение, ни в Ангелов, ни в духа. «Саддукеи» в переводе значит «праведные», ибо «седек»-праведность. Они сами называли себя праведными или назывались так по ересеначальнику их Садоку. Идущих к нему креститься, сказал им. Фарисеи и саддукеи шли к крещению не с правым намерением, как прочие. Поэтому Предтеча и порицает их. Порождения ехиднины! Кто внушил вам бежать от будущего гнева? Предтеча строго говорит к ним, зная их строптивость, но, тем не менее, и похваляет их, говоря: кто внушил вам. Он удивляется, как случилось, что этот злой род покаялся. Порождением ехидны он называет их потому, что, как ехидны прогрызают ложесна и таким образом рождаются, так и они убивали отцов своих, то есть учителей и пророков. От будущего гнева, – говорит о геенне. 8. Сотворите же достойный плод покаяния. Видишь, что говорит, что не должно только избегать зла, но должно приносить и плоды добродетели. Ибо сказано: уклонись от зла и сотвори благо (Пс. 33, 15). 9. И не думайте говорить в себе: «отец у нас Авраам»… Им служило к погибели то, что они полагались на свое благородное происхождение. Ибо говорю вам, что Бог может из камней сих воздвигнуть детей Аврааму. Под камнями разумеются язычники, из которых многие уверовали. Кроме того, Иоанн говорит и так просто, что Бог и от камней может создать детей Аврааму. Ибо и ложесна Сарры по бесплодию были камнем, однако она родила. Когда же воздвиг Господь чад Аврааму от камней? В то время, когда распяли Его и многие, увидев рассевшиеся камни, уверовали. 10. Уже и секира при корне дерев лежит… Секирою Предтеча называет суд Христов, деревьями-каждого из нас. Итак, неверующий за это свое неверие посекается с корнем и ввергается в геенну. Всякое дерево, хотя бы оно и от Авраама происходило, не приносящее доброго плода, срубают и бросают в огонь. Не сказал: «не принесшее», но не приносящее; ибо всегда должно приносить плоды добродетели. Если ты вчера оказал милость, а сегодня похищаешь, то ты неугоден Богу. Такое дерево срубают и бросают в огонь, то есть огонь геенны. 11. Я крещу вас в воде в покаяние; но Идущий за мною сильнее меня. Предтеча сказал им: «Принесите плод». Итак, он показывает, какой плод, именно веру в Грядущего за ним. За ним же шел Христос. Он был позади его не только по рождению (только шестью месяцами), но и по явлению, ибо прежде явился Предтеча, а потом Христос, о Котором Иоанн свидетельствовал. Я не достоин понести обувь Его… Я, говорит, недостоин быть и последним рабом Его, чтобы носить обувь. Под обувью разумей и два сошествия Его-одно с неба на землю, другое с земли во ад, ибо обувь есть кожа плоти и умерщвление. Этих двух схождений не мог понести Предтеча, не будучи в состоянии и понять, как они могут совершиться. Он будет крестить вас Духом Святым и огнем. То есть обильно исполнит вас дарами Духа, тогда как мое крещение, говорит Предтеча, не дает ни благодати Духа, ни отпущения грехов. Он же обильно даст вам и отпущение грехов, и дары Духа. 12. Лопата Его в руке Его… Не думайте, что когда креститесь от Него и потом будете грешить, то Он простит вас; Он имеет лопату, то есть рассмотрение и суд. И Он очистит гумно Свое. То есть Церковь, которая имеет много крещеных, подобно тому как на гумно с поля собирается все, но одна часть из собранного оказывается плевелами, каковы легкомысленные и движимые духами злобы, а другая пшеницею-это те, которые другим и пользу приносят, и питают учением и делом. И соберет пшеницу Свою в житницу, а солому сожжет огнем неугасимым. Неугасим этот огонь. Поэтому ошибался Ориген, когда говорил, что будет конец наказанию. 13-14. Тогда приходит Иисус из Галилеи на Иордан к Иоанну креститься от него. Иоанн же удерживал Его и говорил. Чистый крестится, чтобы нас омыть и показать нам, что если мы желаем креститься, то должны сперва очиститься, чтобы не осквернить крещения, легко после этого погрязая в грех по худой привычке. Препятствует же Ему Иоанн для того, чтоб видящие не подумали, что и Он, как один из многих, крестится в покаяние. Мне надобно креститься от Тебя… Предтеча имел нужду получить очищение от Господа, ибо и сам он, как происшедший от Адама, заражен был скверной преслушания; воплотившийся же Христос очистил всех. И Ты ли приходишь ко мне? Не осмелился сказать: «и Ты крестишься от Меня?», но «и Ты ли приходишь?». Так он был скромен! 15. Но Иисус сказал ему в ответ: оставь теперь. Теперь, говорит, уступи. Будет время, когда мы будем иметь достойную славу, хотя теперь и не обнаруживаем ее. Ибо так надлежит нам исполнить всякую правду. Под правдою разумеет закон. Природа человека, говорит, проклята, потому что не могла исполнить закона. Поэтому Я исполнил и другие предписания закона. Остается Мне это-креститься. Исполнив это, Я освобожу естество от клятвы. Ибо это приличествует Мне. Тогда Иоанн допускает Его. 16-17. И, крестившись, Иисус… Господь крещается, будучи тридцати лет, так как этот возраст воспринимает в себя все грехи. В первом, детском, возрасте много неразумия, во втором, юношеском, – сильное пламя похоти и гнева, а в пору мужества-любостяжание. Итак, Господь выждал этот возраст, чтобы чрез все возрасты исполнить закон и освятить нас. Тотчас вышел из воды. Манихеи говорят, что тело Свое Он отложил в Иордане и призрачно принял другое тело. Но они опровергаются отсюда, ибо сказано: «вышел Иисус», не другой вышел, но Тот, Кто сошел в воду. И се, отверзлись Ему небеса. Адам заключил их, а Христос открывает, чтобы ты узнал, что и ты, когда крещаешься, открываешь их. И увидел Иоанн Духа Божия, Который сходил, как голубь, и ниспускался на Него. И се, глас с небес глаголющий: Сей есть Сын Мой возлюбленный, в Котором Мое благоволение. Сходит Дух, чтобы свидетельствовать, что Крещаемый больше крещающего. Ибо иудеи почитали Иоанна великим, а Христа-не таковым. Все видели, что Дух сходит на Иисуса, чтобы не подумали, что голос: Сей есть Сын Мой возлюбленный-был ради Иоанна, но чтобы все, видя Духа, уверовали, что этот голос относится к Иисусу. Как голубь по причине незлобия и кротости голубя и потому, что голубь есть самая чистая птица, не остается там, где есть нечистота, – так и Дух Святый. Но и при Ное голубь возвестил прекращение потопа, неся масличную ветку (см. Быт. 8, 11); так и здесь Дух Святый показывает разрешение грехов. Там масличная ветка, а здесь милость Божия: Сей есть Сын Мой возлюбленный, в Котором Мое благоволение, Конец ознакомительного фрагмента. Текст предоставлен ООО «ЛитРес». Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию (https://www.litres.ru/feofilakt-bolgarskiy/tolkovaniya-na-evangeliya-ot-matfeya-i-ot-marka/?lfrom=334617187) на ЛитРес. Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом. notes Примечания 1 Жизнь блаженного Феофилакта Болгарского не описана никем из современных ему или позднейших писателей. Потому желавшие иметь о нем сведения долго не могли определить самого времени его жизни. В первый раз сделалась несколько известной жизнь его, когда Бароний (Летописи за 1071 и 1073 годы) издал некоторые из его писем. Издание остальных дошедших до нас писем может пополнить сведения о его жизни. Но так как нельзя определить ни времени, когда каждое из них написано, ни значения и полноты описываемых в них событий жизни блаженного Феофилакта, из них можно извлечь только немногие отрывочные сведения. 2 Еврипом (Егрибос), собственно, называется мост, соединяющий остров Евбею (Негропонт) с древней Ахаией. Но иногда это имя усвояется и городу Халкису, лежащему близ Еврипа. См. у Ляббея и Гардуина географический указатель епископских кафедр. 3 Письмо 2 по изданию Финетти. Императрица Мария была супругой сначала Михаила Парапинакса Дуки, а потом преемника его Никифора Вотаниота. 4 Этот список болгарских архиепископов с краткими замечаниями о их жизни помещен в «Фамилиях Византийских» Дюканжа, с. 146, венецианское издание. 5 Письмо 1 по изданию Лами. 6 См. рукописное житие святого Климента Болгарского. Рукопись эта найдена в Охриде В. И. Григоровичем, который относит ее к XV столетию. Так же назван он в печатном житии святого Климента, изданном в 1802 году иеромонахом Амвросием Памперевсом. 7 Письмо 1 по изданию Лами. 8 Письмо 45 по изданию Меурсия. 9 Так названа она по имени императора; но какой это был город прежде, с точностью определить нельзя. 10 Звание архиепископа давало права высшие, нежели какие имели сами митрополиты, ибо так назывались тогда патриархи. И сам Юстиниан в своей новелле (XI), в которой дарованы были сии права архиепископу Первой Юстинианы, говорит: «Мы хотим, чтобы он был не только митрополит, но и архиепископ». 11 В вышеозначенном списке болгарских архиепископов первым архиепископом болгарским из греков называется Лев (1056), известный сотрудник патриарха Михаила Керуллария в борьбе с латинянами. 12 Письма 1 и 2 по изданию Лами. 13 Дуками (dux) назывались правители Болгарии. См.: История разных славянских народов. Архим. Иоанн Раич. Кн. II. Гл. 8, § 21. 14 Деян. 5, 29.-Прим. ред. 15 Письмо 27 по изданию Меурсия. 16 Обстоятельства сии изложены в четырех письмах, которые блаженный Феофилакт писал к епископу, убеждая его оставить свое упорство. См.: письма 17, 18 и 19 по изданию Финетти, и 32 по изданию Меурсия. 17 Письмо 53 по изданию Меурсия. 18 Письмо 27 по изданию Меурсия. 19 Письмо 23 по изданию Меурсия. 20 Там же. 21 Письмо 22 по изданию Меурсия. 22 Как павликиане, так и богомилы, ревнуя о мнимо духовном служении, отвергали чествование святых, мощей и икон, как и все постановления Церкви, относящиеся к внешнему богослужению. 23 Письмо 43 по изданию Меурсия. 24 Письмо 41 по изданию Меурсия. 25 Письмо 16 по изданию Лами. 26 Иер. 9, 1.-Прим. ред. 27 См. Иона 4, 6-10.-Прим. ред. 28 Письмо 12 по изданию Финетти. 29 Письмо 65 по изданию Меурсия. 30 См. Мелетий Афинский. Церковная история. Век XI. Гл. 14. 31 См. Досифей. История патриархов Иерусалимских. С. 750. 32 К этим толкованиям блаженного Феофилакта присоединяют еще беседы на Евангелия воскресные, но они ничем не отличаются от толкований его на сами Евангелия, и только в последней беседе есть прибавление, сделанное неизвестным писателем. 33 В предисловии к славянскому переводу «Благовестника» (Толкования на Четвероевангелие) она называется царицей болгарской. Когда неизвестно было время жизни блаженного Феофилакта, такую ошибку легко было сделать на том основании, что сам Феофилакт был архиепископом Болгарским. Но в то время, когда он жил в Болгарии, там не было своих царей. 34 Канстрисий-начальник ризницы, который также прислуживает патриарху при перемене одежды. 35 См. письмо его у Барония под 1073 годом. 36 Носить червленые башмаки было преимуществом царской фамилии. Никифор Вотаниот, лишив отца Костантина престола, отнял и у самого Константина преимущество царского сана. Но Алексий Комнин опять возвратил ему их и усвоил еще некоторые новые преимущества. 37 Кроме изданных в 1758 году в Венеции, в собрании его творений есть еще не вошедшие в их число некоторые письма у Барония под 1071 и 1073 годами. 38 Под знаменитым именем блаженного Феофилакта известно еще несколько других творений разного содержания. Так, ему приписываются: Толкования на двенадцать малых пророков (но из сличения их с известными толкованиями на сих пророков блаженного Феодорита открывается, что блаженному Феофилакту они принадлежать не могут); два Толкования на Деяния апостолов, совершенно отличные и одно от другого, и от подлинного толкования (трудно предположить, чтобы блаженный Феофилакт составил три различные толкования на одну книгу); Жизнеописание святого Климента Болгарского (но в ней сам сочинитель представляет себя современником описываемого святителя, который скончался в 916 году); Жизнеописание болгарского царя Петра (но Петр жил также задолго прежде блаженного Феофилакта); Житие святых Кирилла и Мефодия, первых учителей славянских (но оно существует только на славяно-сербском языке и явно изобличает свою неподлинность). 39 На церковнославянском: «нареки имя ему: скоро плени, нагло расхитив. Именно на таком прочтении библейского текста основано толкование блаж. Феофилакта. – Прим. ред. 40 Аполлинарий Младший, епископ Лаодикии Приморской в Сирии. Его учение о замещении в естестве Господа Иисуса Христа ума человеческого умом Божественным осуждено в 381 году Константинопольским Собором и в 382-м-Римским. – Прим. ред.
КУПИТЬ И СКАЧАТЬ ЗА: 249.00 руб.