Сетевая библиотекаСетевая библиотека
Шляпа волшебника Туве Марика Янссон Муми-тролли (новый перевод) #3 Всю зиму Муми-тролль, как известно, проводит в спячке – а значит, он ничем не отличается от любого другого муми-тролля. Зато весной, проснувшись, он очень даже не прочь предпринять что-нибудь необычное. Например, подняться на гору в компании своих друзей Снусмумрика и Сниффа и обнаружить на вершине забытую кем-то шляпу – чёрный цилиндр. И оказывается, эта шляпа умеет творить чудеса! С её помощью можно победить Муравьиного Льва и покататься на симпатичных тучках, но есть одна беда: никогда не знаешь, что шляпа выкинет в следующий раз. Может быть, стоит от неё избавиться? Но, как выяснилось, это не так просто. А главное волшебство начнётся, когда в Муми-долину явится настоящий хозяин шляпы… Книга, которую вы держите в руках, – настоящее событие. Впервые за долгие годы весь цикл о муми-троллях заново переведён на русский язык! Тем, кто уже знаком с обитателями Муми-долины, будет любопытно по-новому взглянуть на их приключения. А тем, кому первая встреча со сказочным миром Туве Янссон только предстоит, можно лишь по-хорошему позавидовать! Туве Янссон Шляпа Волшебника Tove Jansson TROLLKARLENS HATT Copyright © Tove Jansson 1948 Moomin Characters ™ All rights reserved Серийное оформление Татьяны Павловой Иллюстрации в тексте и на обложке Туве Янссон Перевод со шведского Марии Людковской под общей редакцией Натальи Калошиной и Евгении Канищевой © М. Людковская, перевод, 2018 © Издание на русском языке, оформление. ООО «Издательская Группа Азбука-Аттикус“», 2018 Издательство АЗБУКА® * * * Вступление Однажды серым утром в Муми-долине пошёл снег. Это был первый снег, он возник из ниоткуда, густой и бесшумный, и за считаные часы всё вокруг побелело. Муми-тролль стоял на крыльце и, глядя, как долина укрывается зимней простынёй, спокойно думал: «Вечером мы ляжем спать и проспим до весны». Ноябрь – такое время, когда муми-тролли впадают в спячку (и вообще-то, это очень разумно, если вы не в восторге от холода и темноты). Муми-тролль прикрыл дверь и тихонько поднялся к маме. – Снег пошёл. – Да, дорогой, – сказала мама. – Я достала тёплые одеяла и постелила постели. Если хочешь, ложись со Сниффом в западной мансарде. – Снифф так храпит! Я лучше лягу со Снусмумриком, можно? – Конечно. Тогда Сниффа устроим в восточной. Так муми-тролли, их друзья и знакомые начали готовиться к долгой зиме – старательно и всерьёз. Мама накрыла на веранде стол, но в чашках были только еловые иголки, ибо тот, кто собрался проспать три месяца кряду, должен хорошенько набить живот хвоей. Когда ужин (прямо скажем, не самый изысканный) подошёл к концу, они – чуть обстоятельнее, чем обычно, – пожелали друг другу спокойной ночи, мама напомнила всем почистить зубы, а папа обошёл дом, запер двери и ставни и обернул люстру тюлем, чтобы не пылилась. Потом обитатели Муми-дома залезли в кровати, устроились поудобнее, натянули одеяла до ушей и стали думать о разных приятных вещах. Только Муми-тролль легонько вздохнул и сказал: – Сколько времени пропадает зря! – Вовсе нет, – ответил Снусмумрик. – Мы будем видеть сны. А когда проснёмся, наступит весна… – Да… – отозвался Муми-тролль. Он уже проваливался в полумрак снов. А снег всё шёл и шёл – густой и прекрасный. Он укрыл крыльцо, тяжёлой шапкой лёг на крышу, повис на карнизах. Скоро весь дом превратится в круглый мягкий сугроб. Одни за другими перестали тикать часы. Наступила зима. Глава первая в которой рассказывается о том, как Муми-тролль, Снусмумрик и Снифф нашли шляпу Волшебника, как в небе неожиданно появились пять маленьких тучек, а Хемуль обзавёлся новым увлечением Ранним весенним утром, в четыре часа, в Муми-долину наведалась первая кукушка. Она села на крышу голубого Муми-дома и прокуковала восемь раз. Голос её звучал пока сипловато, но ведь и до настоящей весны было ещё далеко. Откуковав своё, кукушка полетела дальше на восток. Муми-тролль проснулся и долго лежал, глядя в потолок и не понимая, где находится. Он проспал сто дней и сто ночей, и сновидения до сих пор витали вокруг него, норовя утащить обратно в свой мир. Но пока он ворочался с боку на бок, пытаясь найти новое приятное положение и уснуть, он кое-что заметил – и сон как лапой сняло. Кровать Снусмумрика была пуста. Муми-тролль сел. Шляпы Снусмумрика тоже не было. – Вот тебе раз, – пробормотал Муми-тролль. Он подошёл к открытому окну. Так-так… Снусмумрик спустился по верёвочной лестнице. Муми-тролль перевалился через подоконник и осторожно сполз вниз, перебирая коротенькими лапами. На влажной земле отчётливо виднелись следы Снусмумрика. Следы разбегались во все стороны, и было не так-то просто понять, куда они ведут. Иногда они переплетались и делали большие скачки?. «У него отличное настроение, – подумал Муми-тролль. – Здесь, например, он перекувырнулся, это совершенно ясно». Вдруг Муми-тролль поднял мордочку и прислушался. Где-то далеко Снусмумрик играл на губной гармошке – самую весёлую из всех своих песен: «Нацепим бантики на хвост». И Муми-тролль побежал на звуки музыки. У реки он увидел Снусмумрика. Тот сидел на перилах моста, натянув свою старую шляпу по самые уши, и болтал ногами. – Привет, – сказал Муми-тролль и сел рядом. – Привет, – сказал Снусмумрик и продолжил играть. Солнце только выглянуло из-за верхушек деревьев и светило прямо в глаза. Они щурились на него, болтали ногами над убегающей гладкой водой, и им было хорошо и безмятежно. Сколько раз они сплавлялись по этой реке в погоне за удивительными приключениями и в каждом путешествии находили новых друзей, которых приводили с собой в Муми-дом. Муми-папа и Муми-мама невозмутимо принимали всех – просто ставили новые кровати и сколачивали обеденный стол побольше. Со временем Муми-дом превратился в весёлый суматошный муравейник, где каждый делал то, что ему нравится, не особо тревожась о завтрашнем дне. Конечно, случались порой вещи из ряда вон выходящие и даже ужасные, зато скучать уж точно никто не успевал (а это, согласитесь, очень неплохо). Доиграв последний куплет, Снусмумрик убрал гармошку в карман и спросил: – Снифф проснулся? – Вряд ли, – сказал Муми-тролль. – Он всегда встаёт на неделю позже остальных. – Тогда мы его разбудим, – решил Снусмумрик и спрыгнул на мост. – Сегодня будет прекрасный день, и мы просто обязаны предпринять что-нибудь необычное. Они подошли к окну восточной мансарды, и Муми-тролль просигналил Сниффу – три простых свистка и один длинный в лапы (на их тайном языке это означало: «Затевается кое-что интересное»). Храп наверху прекратился, но никакого движения не последовало. – Давай ещё! – сказал Снусмумрик. И они засвистели снова, теперь в два раза громче. Окно распахнулось. – Я сплю! – сердито крикнул Снифф. – Выходи, не сердись, – сказал Снусмумрик. – Мы тут кое-что задумали. Тогда Снифф расправил примятые со сна уши и спустился по верёвочной лестнице в сад. (Следует, наверное, пояснить, что верёвочные лестницы у них были под каждым окном, потому что ходить по обычным лестницам так скучно.) День и вправду обещал быть прекрасным. В земле бодро возились букашки и мелкие зверюшки, которые проспали всю зиму, а теперь бегали взад-вперёд, осматривались и принюхивались, другие проветривали одежду, чистили усики, чинили жилища и всячески готовились к новой весне. Иногда Муми-тролль, Снусмумрик и Снифф останавливались взглянуть на чьё-то строительство или послушать перебранку. (В первые весенние деньки ссоры не редкость, ведь у того, кто проснулся после долгой спячки, настроение может быть очень даже скверным.) На деревьях тут и там сидели древесные феи и расчёсывали свои длинные волосы, а в нерастаявшем снегу с северной стороны деревьев мышиные дети и прочая мелюзга рыли длинные туннели. – С весной! – приветствовал друзей почтенный пожилой уж. – Как перезимовали? – Спасибо, хорошо, – ответил Муми-тролль. – А вам как спалось? – Замечательно, – сказал уж. – Кланяйтесь папе и маме! Примерно так они беседовали по пути со множеством разных знакомых. Но чем выше в гору, тем безлюднее становилось вокруг, и дальше им уже никто не встречался, кроме разве что одной-двух многодетных мышей, занятых лихорадочной весенней уборкой. Повсюду было мокро. – Фу, какая гадость, – ворчал Муми-тролль, ступая по талому снегу и стараясь повыше задирать лапы. – Столько снега вовсе не полезно для муми-троллей. Так мама говорит. – И чихнул. – Слушай, Муми-тролль, – отозвался Снусмумрик. – Я кое-что придумал. Давайте заберёмся на самую вершину и сложим тур из камней в знак того, что мы первые туда забрались. – Давайте! – крикнул Снифф и припустил вперёд, чтобы оказаться на вершине первым. Наверху плясал весенний ветер, вокруг раскинулись голубые горизонты. На западе было море, на востоке меж Одиноких гор вилась река. На севере весенним ковром стелились леса, а на юге из трубы Муми-дома поднимался дымок – мама варила утренний кофе. Но ничего этого Снифф не видел. Потому что на вершине горы лежала шляпа – высокий чёрный цилиндр. – Нас опередили! Здесь уже кто-то побывал! – закричал Снифф. Муми-тролль взял шляпу в лапы. – Какая красивая! Мумрик, не хочешь примерить? – Ну нет, – ответил Снусмумрик – он обожал свою старую зелёную шляпу. – Слишком уж новая! – Может, папе понравится, – предположил Муми-тролль. – Возьмём её с собой, – решил Снифф. – Только пошли уже скорее назад. У меня в животе всё клокочет – так кофе хочется! А вам? – И нам! – с чувством воскликнули Муми-тролль и Снусмумрик. Вот так они нашли шляпу Волшебника и принесли её домой, даже не подозревая, какие удивительные превращения начнутся после этого в их долине. Когда Муми-тролль, Снусмумрик и Снифф добрались до дома, все уже выпили кофе и разбрелись кто куда. На веранде сидел Муми-папа и читал газету. – А, проснулись, – сказал он. – Как-то подозрительно мало сегодня новостей. Ручей прорвал плотину и разрушил поселение муравьёв. Все спаслись. Первая кукушка появилась в долине в четыре утра и, прокуковав восемь раз, полетела дальше на восток. Восемь раз, конечно, маловато – могла бы и побольше. – Смотри, что мы нашли, – гордо сказал Муми-тролль. – Это тебе. Роскошный чёрный цилиндр! Муми-папа внимательно осмотрел шляпу и примерил перед зеркалом в гостиной. Шляпа слегка сползала на глаза, и папа в ней почти ничего не видел, зато выглядел очень внушительно. – Мама! – закричал Муми-тролль. – Иди скорее сюда, посмотри на папу! Мама вышла из кухни и в крайнем изумлении остановилась на пороге. – Мне идёт? – спросил Муми-папа. – Пожалуй, идёт, – ответила мама. – Элегантная шляпа, ничего не скажешь. Только она тебе самую чуточку велика. – А так лучше? – спросил папа, сдвинув шляпу на затылок. – Хмм, – задумалась Муми-мама. – Так, конечно, тоже очень хорошо, но мне кажется, что без шляпы ты выглядишь благороднее. Папа оглядел себя спереди, сзади и с боков и, вздохнув, положил шляпу на комод. – Да, – согласился он. – Зачем украшать то, что в украшении не нуждается. – Ты прав, мой дорогой, – нежно ответила Муми-мама. – Кавалера украшает скромность. Дети, ешьте яйца, ведь вы всю зиму продержались на одной прошлогодней хвое, – добавила она и снова исчезла на кухне. – Но что же нам с ней делать? – спросил Снифф. – Такая замечательная шляпа! – Из неё выйдет отличная корзина для бумаг, – сказал Муми-папа и ушёл наверх писать мемуары (большую книгу о своей бурной молодости). Снусмумрик поставил шляпу на пол между комодом и кухонной дверью. – Ну вот, у вас опять новая мебель, – сказал он и усмехнулся, потому что не понимал радости обладания вещами. С самого рождения (как и где он родился, никто не знал) Снусмумрик носил один и тот же старый плащ, а из всех своих вещей дорожил лишь губной гармошкой. – Вы доели? – спросил Муми-тролль. – Пошли посмотрим, что делают снорки. Но прежде чем выйти в сад, он выбросил яичную скорлупу в новую корзину для мусора, потому что он был (иногда) очень аккуратным муми-троллем. И гостиная опустела. В углу между комодом и кухонной дверью стояла шляпа Волшебника с яичной скорлупой на дне. И вдруг случилось кое-что очень странное. Скорлупа начала превращаться. А дело вот в чём: если что-нибудь попадёт в шляпу Волшебника и пролежит там достаточно долго, оно обязательно во что-нибудь превратится, но во что, заранее никогда неизвестно. Муми-папе очень повезло, что шляпа ему не подошла. Ещё чуть-чуть, и одному лишь покровителю всех маленьких зверюшек известно, что бы с ним сталось. А так он просто отделался лёгкой головной болью (которая ближе к вечеру прошла). Но поскольку яичные скорлупки так и лежали себе в шляпе, они начали медленно преображаться. Они были такие же белые, но при этом росли, росли и постепенно становились мягкими и пушистыми. Вскоре они заполнили всю шляпу до краёв. И вот пять маленьких круглых тучек сорвались с её полей, выплыли на веранду, мягко пропрыгали по ступенькам и повисли в воздухе у самой земли. А в шляпе Волшебника стало пусто. – Вот тебе раз, – проговорил Муми-тролль. – Неужели пожар? – забеспокоился Снорк. Тучки висели неподвижно, будто чего-то ждали. Снорочка, сестра Снорка, осторожно протянула лапу и коснулась края ближайшей тучки. – Как вата, – удивилась она. Остальные тоже подошли потрогать. – Точь-в-точь маленькая перинка, – сказал Снифф. Снусмумрик слегка подтолкнул одну из тучек. Та немного проплыла вперёд и снова замерла. – Чьи это тучки? – спросил Снифф. – И откуда они взялись? Муми-тролль покачал головой. – Странно, в жизни такого не видел, – сказал он. – Наверное, лучше позвать маму. – Нет! Нет! – воскликнула Снорочка. – Давайте сами их исследуем. – Притянув одну тучку к земле, она провела по ней лапкой. – Какая мягкая! – Потом уселась на неё и, хихикая, стала подпрыгивать вверх-вниз. – Я тоже хочу! – крикнул Снифф и забрался на другую тучку. – Гей-гоп! Как только он сказал «гоп», тучка поднялась в воздух и описала над землёй небольшую изящную дугу. – О чудеса! – воскликнул Снифф. – Она летает! Недолго думая, все разобрали себе по тучке, запрыгнули на них и крикнули: «Гоп! Гей-гоп!» Как большие послушные кролики, тучки длинными плавными прыжками устремились в разные стороны. Снорк додумался, как ими управлять. Слегка надавливаешь пяткой, и тучка поворачивает. Двумя пятками – полный вперёд. Легонько подпрыгиваешь – тучка взмывает вверх всё выше и выше, пока не перестанешь подпрыгивать. Это было так весело! Они взлетели до самых верхушек деревьев и ненадолго причалили к крыше Муми-дома. Муми-тролль остановил свою тучку возле окна Муми-папы и крикнул: – Кукареку! (Он был так возбуждён, что ничего остроумнее не придумал.) Муми-папа бросил ручку и кинулся к окну. – Отсохни мой хвост! – воскликнул он. – Отсохни мой хвост! – Это всё, что он мог сказать. – Отличная будет глава для твоих мемуаров, – сказал Муми-тролль. Потом подрулил к кухонному окну и позвал маму. Муми-мама была ужасно занята: на сковородке у неё жарились картошка, колбаса и лук – она готовила пюттипанну. – Что ты там ещё выдумал? – спросила она. – Муми-детка, прошу тебя, будь осторожен, не свались! В саду Снорк и Снусмумрик затеяли новую игру. Они разгонялись и на полной скорости вреза?лись друг в друга. Тучки мягко сталкивались. Проигрывал тот, кто первым падал на землю. – Ну, держись! – крикнул Снусмумрик и вонзил пятки в тучкины бока. – Вперёд! Но Снорк ловко увернулся, а затем коварно атаковал его снизу. Тучка Снусмумрика опрокинулась, он полетел вниз головой на клумбу, так что его зелёная шляпа съехала на нос. – Третий раунд! – завопил Снифф. Он был судьёй и наблюдал за боем сверху. – Счёт два – один! На старт, внимание, марш! – Давай прокатимся? – предложил Муми-тролль Снорочке. – С удовольствием, – согласилась та и подъехала на своей тучке ближе. – Куда полетим? – Может, разыщем Хемуля? Вот он удивится, – сказал Муми-тролль. Они пролетели над садом, заглянули во все уголки, где любил бывать Хемуль, но так его и не нашли. – Он должен быть где-то здесь, поблизости, – сказала Снорочка. – В последний раз, когда я его видела, он разбирал почтовые марки. – Только это было полгода назад, – напомнил ей Муми-тролль. – Ой, и правда! Ведь с тех пор мы проспали целую зиму. – Кстати, как тебе спалось? – спросил Муми-тролль. Снорочка перемахнула через верхушку дерева. – Я видела жуткий сон! – немного подумав, сказала она. – Как будто мне улыбался какой-то ужасный человек в высокой чёрной шляпе. – Как странно. Мне приснилось то же самое. А белые перчатки у него были? – Ага, – закивала Снорочка. И они стали вместе думать об этом, медленно скользя над лесом. Вдруг они увидели Хемуля – тот брёл, сложив лапы за спиной и понуро глядя в землю. Муми-тролль и Снорочка спланировали к нему с разных сторон и в один голос крикнули: – Доброе утро! – Ой! – вскрикнул Хемуль. – Фу, как же я испугался! Вы ведь знаете, мне противопоказаны неожиданности, у меня сердце… может попасть не в то горло. – Прости, – сказала Снорочка. – Посмотри, на чём мы катаемся! – Да, это странно, – отозвался Хемуль. – Но вы всегда делаете странные вещи, так что меня уже ничто не удивляет. И вообще мне тяжко. – Что случилось? – сочувственно поинтересовалась Снорочка. – В такой-то прекрасный день! Хемуль покачал головой. – Вы всё равно не поймёте, – сказал он. – Мы постараемся, – ответил Муми-тролль. – Ты что, опять потерял какую-то редкую марку-перевёртку? – Наоборот, – вздохнул Хемуль. – Теперь у меня есть все почтовые марки. Все до единой. Моя коллекция совершенна. В ней есть абсолютно всё. – Ну вот видишь, как хорошо! – ободрила его Снорочка. – Я же говорил, вы не поймёте, – пробурчал Хемуль. Муми-тролль и Снорочка обеспокоенно переглянулись. Из уважения к горю Хемуля они немного сбавили ход и теперь плыли чуть позади и ждали, когда Хемуль расскажет им, чем так тяготится его сердце. Наконец Хемуль воскликнул: – Ха! Какая всё это ерунда. А спустя ещё какое-то время добавил: – Да кому сдалась эта коллекция! Пущу её на туалетную бумагу! – Ты что! – возмутилась Снорочка. – Зачем ты так говоришь! Твоя коллекция – лучшая в мире! – Вот именно! – в отчаянии прокричал Хемуль. – Она уже собрана! В моём альбоме есть все-все марки, даже самые редкие перевёртки и опечатки. Все до единой! Что мне теперь делать? – Кажется, я начинаю понимать, – медленно проговорил Муми-тролль. – Ты больше не коллекционер, ты просто обладатель, а это скучно. – Да, – подавленно отозвался Хемуль. – Именно. Он остановился и обратил к ним свою хмурую физиономию. – Дорогой Хемуль, – сказала Снорочка и осторожно погладила его по плечу, – у меня есть идея. Не хочешь ли ты попробовать собирать что-то другое? Новую коллекцию? – А что, это мысль, – согласился Хемуль. Но лицо его ещё оставалось хмурым – нельзя же радоваться сразу после такого сильного огорчения. – Попробуй собирать, например, бабочек, – предложил Муми-тролль. – Исключено, – помрачнев, сказал Хемуль. – Бабочек собирает мой кузен по отцовской линии. А я его терпеть не могу. – А шёлковые ленты? – спросила Снорочка. Хемуль только фыркнул. – А украшения? – с надеждой продолжила она. – Их можно собирать бесконечно! – Глупости, – отрезал Хемуль. – Ну, тогда я не знаю, – растерялась Снорочка. – Не волнуйся, мы найдём, что тебе коллекционировать, – утешил Хемуля Муми-тролль. – Мама наверняка что-нибудь придумает. Скажи, ты не видел Ондатра? – Он ещё спит. Он считает, что совершенно бессмысленно вставать так рано, и в этом он совершенно прав, – грустно сказал Хемуль и продолжил свой одинокий путь через лес. Муми-тролль и Снорочка поднялись над верхушками деревьев и, мерно покачиваясь, поплыли вперёд в лучах солнца. Они размышляли, что бы такого собирать Хемулю. – Может, ракушки? – предложила Снорочка. – Или брючные пуговицы, – сказал Муми-тролль. Но от тепла их разморило, думать не получалось. Они легли на спину и стали смотреть на весеннее небо, в котором пели жаворонки. И тут они увидели первую бабочку. Есть такая известная примета: если первая бабочка, которую увидишь весной, будет жёлтой – жди весёлого лета. Белая бабочка – к спокойному лету, а коричневые и чёрные бабочки – это такой печальный знак, что о них и говорить не стоит. Но бабочка, которую они увидели, была золотая. – Интересно, к чему бы это? – задумался Муми-тролль. – Таких я ещё никогда не видел. – Золотая – это как жёлтая, только лучше, – сказала Снорочка. – Точно тебе говорю! Когда Муми-тролль и Снорочка вернулись домой к обеду, Хемуль встретил их на крыльце. Он весь светился от радости. – Ну? – спросил Муми-тролль. – На чём ты остановился? – На растениях! – воскликнул Хемуль. – Я займусь ботаникой! Это Снорк придумал. Я соберу лучший гербарий в мире! – И Хемуль показал им свою первую находку: вперемешку с землёй и листьями в подоле его платья[1 - Хемуль носит платье, которое унаследовал от своей тётушки. Подозреваю, что все хемули ходят в платьях. Странно, но факт. (Примеч. автора.)] лежал нежный жёлтый цветок – гусиный лук. – Gagea lutea, – гордо сказал Хемуль. – Номер один в моей коллекции. Безупречный экземпляр. А потом вошёл в дом и вытряхнул всё, что было у него в подоле, на обеденный стол. – Сдвинься, пожалуйста, на угол, – попросила Муми-мама, – здесь будет стоять суп. Все собрались? Ондатр ещё спит? – Спит как сурок, – сказал Снифф. – Ну что, весело вам сегодня было? – спросила Муми-мама, разливая суп по тарелкам. – Ещё как! – закричала вся семья в один голос. На следующее утро, когда Муми-тролль пошёл в дровяной сарай выпустить тучки на улицу, оказалось, что они исчезли, все до одной. А яичная скорлупа снова лежала в шляпе Волшебника, но никому и в голову не пришло, что она имеет какое-то отношение к пропавшим тучкам. Глава вторая в которой рассказывается о том, как Муми-тролль превратился в глазастого долгопята, как он наконец отмстил Муравьиному Льву и как вместе со своим другом Снусмумриком отправился в таинственное ночное путешествие Был тёплый безветренный день, за окном моросил летний дождь, и решено было остаться дома играть в прятки. Снифф стоял в углу, уткнув мордочку в лапы, и громко считал. Досчитав до десяти, он повернулся и начал искать – сперва в обычных местах, потом в необычных. Муми-тролль немного нервничал. Он спрятался под столом на веранде, а это было не самое удачное укрытие. Снифф наверняка первым делом полезет под стол и сразу его найдёт. Муми-тролль огляделся и вдруг заметил в углу высокий чёрный цилиндр. Отличная мысль! Заглянуть под шляпу Снифф ни за что не догадается. Муми-тролль быстро и бесшумно выполз из-под стола и натянул шляпу на себя. Она едва доставала ему до живота, но если постараться – хорошенько съёжиться и подобрать хвост, – то со стороны и незаметно будет, что под шляпой кто-то сидит. Одного за другим Снифф находил остальных игроков, и Муми-тролль довольно хихикал себе под нос. Хемуль, разумеется, опять залез под диван – на большее у него никогда не хватало фантазии. А теперь все носились по дому, разыскивая Муми-тролля. Муми-тролль подождал ещё немного, но, опасаясь, что скоро всем надоест его искать, выбрался из шляпы, приоткрыл дверь и крикнул: – Ку-ку! Снифф смерил его долгим взглядом. – Сам ты ку-ку, – неприветливо ответил он. – Кто это? – прошептала Снорочка. Остальные только качали головами, изумлённо глядя на Муми-тролля. Бедный Муми-тролль! Пока он сидел в шляпе Волшебника, он превратился в очень странное существо. Всё, что в нём было пухленького, стало тощеньким, а всё маленькое – большим. Но самое странное было то, что он один не замечал произошедших с ним перемен. – Ну что, удивились? – сказал Муми-тролль и неуверенно шагнул вперёд на тонких долгопятых ногах. – В жизни не догадаетесь, где я прятался! – Нам всё равно, где ты прятался, – ответил Снорк. – Но ты прав, мы удивились – при виде такого страшилища кто хочешь удивится. – Какие вы злые, – грустно пробормотал Муми-тролль. – Это, наверное, потому, что вам пришлось слишком долго меня искать. Ну, чем займёмся? – Думаю, для начала тебе следует представиться, – холодно заметила Снорочка. – Мы с тобой даже не знакомы. Муми-тролль недоумённо посмотрел на неё, но вдруг до него дошло: наверное, это просто такая новая игра! Он весело рассмеялся и сказал: – Я – король Калифорнии! – Очень приятно, я – фрёкен Снорк, – сказала Снорочка. – А это мой брат, Снорк. – Меня зовут Снифф, – сказал Снифф. – А меня – Снусмумрик, – сказал Снусмумрик. – Вот зануды, – ответил Муми-тролль. – Могли бы придумать имена понеобычней. Ладно, пошли на улицу, дождь вроде перестал. – Это ещё кто такой? – поинтересовался Хемуль, который сидел возле дома и пересчитывал тычинки у подсолнуха. – Король Калифорнии, – неуверенно проговорила Снорочка. – Он будет здесь жить? – спросил Хемуль. – Это как Муми-тролль решит, – сказал Снифф. – Не понимаю только, куда он запропастился. Муми-тролль рассмеялся: – Ну ты и шутник! А что, давайте его поищем! – А ты знаешь Муми-тролля? – удивился Снусмумрик. – Ну, как вам сказать… Вообще-то знаю, и очень даже неплохо! – заявил Муми-тролль, лопаясь от удовольствия. Ах, какая замечательная игра, и как он отлично справляется со своей ролью! – И когда же ты с ним познакомился? – спросила Снорочка. – Да мы родились в один день. – Муми-тролль чуть не прыснул со смеху. – Тот ещё воображала, скажу я вам! – Не смей так о нём говорить! – воскликнула Снорочка. – Он лучший тролль на свете, и мы все его очень любим! Муми-тролль был в восторге. – А по-моему, он настоящий пройдоха! Снорочка заплакала. – Проваливай отсюда! – грозно сказал Снорк. – А не то мы тебя поколотим! – Да ладно вам, – растерялся Муми-тролль. – Это же просто игра! Я очень рад, что вы меня так любите. – И вовсе мы тебя не любим! – заорал Снифф. – Бей его, ребята! Гони в шею этого королишку, будет знать, как обзывать нашего Муми-тролля! И они всем скопом накинулись на беднягу. От удивления Муми-тролль даже не сообразил, что надо защищаться. Потом он разозлился, но было поздно – он лежал на земле, придавленный орущим клубком из тел, боксирующих лап и хвостов. На крыльцо вышла мама. – Дети, что происходит? Немедленно прекратите драться! – Они бьют короля Калифорнии! – всхлипнула Снорочка. – Так ему и надо! Муми-тролль выбрался из этой свалки изрядно помятый и злой. – Мама! – закричал он. – Они первые начали! Трое на одного, это нечестно! – Ты прав, – серьёзно сказала мама. – Но может быть, ты их чем-то обидел? Кстати, кто ты такой, дружок? – Хватит! Я больше не играю в вашу дурацкую игру! – закричал Муми-тролль. – Это не смешно. Я – Муми-тролль, а на крыльце стоит моя мама. Ясно? – Ты не Муми-тролль, – презрительно хмыкнула Снорочка. – У Муми-тролля маленькие симпатичные ушки, а твои похожи на прихватки для кастрюль! Муми-тролль в ужасе схватился за голову и нащупал два огромных сморщенных уха. – Но я Муми-тролль! – в отчаянии воскликнул он. – Вы что, мне не верите? – У Муми-тролля нормальный, аккуратный хвост, а у тебя вместо хвоста щётка, – добавил Снорк. И правда! Дрожащими лапами Муми-тролль потрогал свой хвост. – И вместо глаз – тарелки, – сказал Снифф. – А у Муми-тролля глазки маленькие и добрые! – Вот-вот, – поддакнул Снусмумрик. – Ты самозванец, – заключил Хемуль. – Неужели мне никто не верит? – воскликнул Муми-тролль. – Посмотри на меня, мамочка! Уж ты-то должна узнать своего муми-сына! Муми-мама внимательно посмотрела на него. Она долго глядела в его перепуганные глаза-тарелки, а потом тихо сказала: – Да, ты мой Муми-тролль. И в тот же миг он начал превращаться. Глаза, уши и хвост уменьшились, а мордочка и живот округлились. И вот перед ними вновь как ни в чём не бывало стоял Муми-тролль во всей своей красе. – Иди, я обниму тебя, – сказала Муми-мама. – Разве я могу не узнать моего малыша? Чуть позже в тот же день Муми-тролль и Снорк сидели в одном из своих тайных мест – под кустом жасмина, в круглом зелёном домике из листвы. – Без колдовства тут точно не обошлось, – сказал Снорк. Муми-тролль покачал головой. – Я ничего такого не заметил, – ответил он. – И ничего не ел, и не произносил опасных заклинаний. – Может, ты случайно ступил в магический круг? – размышлял Снорк. – Вроде бы нет, – сказал Муми-тролль. – Я только спрятался в чёрной шляпе, куда мы бросаем мусор. – Ты сидел внутри шляпы? – недоверчиво переспросил Снорк. – Ну да. Они ещё немного подумали. И вдруг в один голос воскликнули: – Да это же… – И уставились друг на друга. – Пошли! – сказал Снорк. Они поднялись на веранду и осторожно приблизились к шляпе. – С виду обычная шляпа, – сказал Снорк. – Разумеется, не считая того, что высокие шляпы всегда немного необычны. – Но как мы узнаем, в шляпе ли дело? – спросил Муми-тролль. – Я в неё больше не полезу! – Может, заманим в неё кого-то ещё? – предложил Снорк. – Это было бы подло, – сказал Муми-тролль. – Вдруг он больше никогда не станет самим собой! – А если заманить врага? – настаивал Снорк. – Хмм. У тебя кто-то есть на примете? – Большая крыса с компостной кучи. Муми-тролль покачал головой: – Её не проведёшь. – А Муравьиного Льва? – спросил Снорк. – А что, неплохо, – согласился Муми-тролль. – Однажды моя мама провалилась в одну из его ловушек, и он засы?пал ей глаза песком. Прихватив с собой большую банку, они отправились на поиски Муравьиного Льва. Им пришлось спуститься к морю, потому что именно там, в прибрежном песке, он роет свои коварные ямы-ловушки. Ждать долго не пришлось – вскоре Снорк увидел большую круглую воронку и возбуждённо замахал Муми-троллю. – Он здесь! – прошептал Снорк. – Но как посадить его в банку? – Предоставь это мне, – прошептал в ответ Муми-тролль. Он взял банку и закопал её неподалёку отверстием вверх. А после громко сказал: – Эти муравьиные львы – такие слабаки! Он подал знак Снорку, и оба напряжённо уставились на воронку. Песок зашевелился, но никто не вылез. – Ох, какие слабаки! – не унимался Муми-тролль. – Знаешь, сколько им нужно времени, чтобы зарыться в песок? Много часов! – Да, но… – неуверенно проговорил Снорк. – Уж поверь мне, – сказал Муми-тролль, подавая ему отчаянные знаки ушами. – Очень много часов! И тут из воронки высунулась грозная голова со сверкающими глазами. – Слабаки, говоришь? – прорычал Муравьиный Лев. – Да я закапываюсь ровно за три секунды, не больше и не меньше! – А не могли бы вы, дяденька, развеять наши сомнения и показать, как вы это делаете? – заискивающе попросил Муми-тролль. – Я забросаю вас песком, – пригрозил Муравьиный Лев. – А потом вы провалитесь в мою яму, и я вас сожру! – Нет, нет! – в ужасе завопил Снорк. – Лучше покажите, как вы за три секунды закапываетесь в песок задом наперёд! – И, пожалуйста, вот здесь, чтобы нам было лучше видно, – уточнил Муми-тролль, указав на то место, где была спрятана банка. – Делать мне больше нечего, как показывать фокусы всяким соплякам! – усмехнулся Муравьиный Лев. Но ему, конечно же, очень хотелось показать, какой он сильный и быстрый. Фыркнув, он вылез из норы и важно осведомился: – Ну и где мне зарыться? – Здесь, – показал Муми-тролль. Муравьиный Лев выгнул спину и грозно встопорщил гриву. – Смотрите! – крикнул он. – Сейчас я уйду под землю, но когда вернусь, я вас съем! Раз, два, три! И, крутясь как пропеллер, лев ввинтился в песок, прямо в запрятанную банку. Он и правда успел зарыться за три секунды, а может, даже за две с половиной, потому что был ужасно зол. – Закрывай! – крикнул Муми-тролль. Они разгребли песок и быстро закрутили крышку. Потом вытащили банку и покатили её домой. Муравьиный Лев кричал и бранился внутри, но песок заглушал его голос. – Ну и разозлился же он, – сказал Снорк. – Подумать страшно, что будет, если он выберется! – Не выберется, – спокойно ответил Муми-тролль. – А если и выберется, то, надеюсь, он превратится во что-нибудь эдакое! Когда они дошли до дома, Муми-тролль созвал друзей: сунул обе лапы в рот и издал три долгих свистка (это означало: «Случилось нечто невероятное»). Все сбежались и столпились вокруг банки с закрученной крышкой. – Что у вас там? – спросил Снифф. – Муравьиный Лев, – гордо сообщил Муми-тролль. – Мы поймали настоящего, злобного Муравьиного Льва! – Надо же, какие вы смелые! – восхитилась Снорочка. – И теперь мы хотим посадить его в шляпу, – сказал Снорк. – Чтобы он тоже превратился в долгопята, – добавил Муми-тролль. – Говорите, пожалуйста, нормально, ничего понять невозможно, – попросил Хемуль. – Я превратился в долгопята, потому что спрятался в шляпе Волшебника, – объяснил Муми-тролль. – Так мы думаем. И теперь хотим это проверить – посмотрим, превратится ли в кого-нибудь Муравьиный Лев. – Но ведь он может превратиться в кого угодно! – закричал Снифф. – Вдруг он станет ещё опаснее и всех нас сожрёт?! Они замерли, глядя на банку, откуда доносилось глухое рычание. – Ой-ой, – пролепетала Снорочка и изменилась в цвете[2 - Снорки часто меняют цвет в минуты душевного волнения. (Примеч. автора.)]. – Давайте, пока он будет превращаться, спрячемся под столом, а шляпу накроем толстой книгой, – предложил Снусмумрик. – Ради науки всегда приходится рисковать! Ну, плюхайте его в шляпу! Снифф бросился под стол. Муми-тролль, Снусмумрик и Хемуль перевернули банку над шляпой Волшебника, и Снорочка осторожно открутила крышку. Муравьиный Лев вывалился прямо в шляпу, подняв облако песчаной пыли. Снорк быстро накрыл его словарём иностранных слов, и все опрометью кинулись под стол. Друзья ждали, но ничего не происходило. Они выглядывали из-под скатерти и волновались всё больше и больше. Ничего. – Ну и что дальше? – фыркнул Снифф. И тут словарь с иностранными словами начал морщиться и коробиться. Снифф от возбуждения вцепился зубами Хемулю в большой палец. – Ну, ты, поосторожней, – сердито сказал Хемуль. – Ты меня за палец укусил! – Прости, я думал, это мой! – сказал Снифф. Словарь всё скукоживался. Страницы стали похожи на увядшие листья. Из-под них поползли иностранные слова и закопошились на полу. – Вот тебе раз, – сказал Муми-тролль. Но этим дело не кончилось. С полей шляпы закапала вода. Закапала, потом полилась сильнее и наконец потоком хлынула на ковёр. Иностранные слова полезли на стены. – Муравьиный Лев превратился в воду, – разочарованно сказал Снусмумрик. – Я думаю, это песок превратился в воду, – прошептал Снорк. – Муравьиный Лев ещё не появился. Напряжение стало невыносимым. Снорочка спрятала мордочку на груди у Муми-тролля, Снифф попискивал от ужаса. Вдруг на краю шляпы показался маленький, самый крошечный в мире ёжик. Мокрый и взъерошенный, он моргал и принюхивался. Несколько секунд было тихо. А потом Снусмумрик захохотал. К тому времени, когда он умолк, чтобы перевести дух, смеялись уже все. Они ревели от хохота и катались по полу. Один только Хемуль не разделял всеобщей радости. Он с удивлением поглядел на друзей и сказал: – Да, но мы ведь и так знали, что Муравьиный Лев в кого-то превратится! Не понимаю, из-за чего такой переполох? А между тем ёжик торжественно и немного печально просеменил к выходу и спустился в сад по лестнице. Вода из шляпы течь перестала, но на полу веранды уже плескалось целое озеро, а потолок облепили иностранные слова. Когда Муми-папе и Муми-маме всё рассказали, они отнеслись к делу очень серьёзно и решили, что волшебную шляпу следует уничтожить. Цилиндр осторожно скатили к реке и столкнули в воду. – Так вот откуда взялись тучки и глазастый долгопят, – сказала Муми-мама, когда они стояли на берегу, глядя вслед уплывающей шляпе. – Тучки были отличные, – недовольно сказал Муми-тролль. – И если бы вы не выкинули шляпу, можно было бы наколдовать ещё. – А ещё могло бы снова случиться наводнение и нашествие иностранных слов, – возразила мама. – Только посмотри, что стало с верандой! И как мне теперь вывести этих насекомых? Так и кишат повсюду и под ноги лезут! – Но тучки всё равно были отличные, – упрямо пробурчал Муми-тролль. Вечером Муми-тролль долго не мог уснуть. Он лежал, глядя в светлую июньскую ночь, наполненную одинокими криками, танцами и звуками крадущихся шагов. Приятно пахло цветами. Снусмумрик ещё не вернулся. В такие ночи он часто бродил один, прихватив губную гармошку. Но сегодня ночью Муми-тролль не слышал его песен. Наверное, Снусмумрик отправился за новыми открытиями. Скоро он разобьёт у реки палатку и вовсе перестанет ночевать в доме… Муми-тролль вздохнул. Он загрустил, хотя грустить было не о чем. Тут под окном раздался тихий свист. Сердце Муми-тролля подпрыгнуло от радости, он подкрался к окну и выглянул. Такой свист означал: «Секретное сообщение!» Снусмумрик ждал под верёвочной лестницей. – Если я скажу тебе секрет, – прошептал он, когда Муми-тролль спустился, – не разболтаешь? Муми-тролль радостно замотал головой. Снусмумрик наклонился и зашептал ещё тише: – Шляпу вынесло на песчаную отмель ниже по течению. Глаза Муми-тролля вспыхнули от радости. – Идём? – слегка приподнял брови Снусмумрик. – Само собой! – слегка повёл ушами Муми-тролль. Они как тени проскользнули по мокрому от росы саду и побежали к реке. – Это в двух излучинах отсюда, – вполголоса сказал Снусмумрик. – Мы просто обязаны её вытащить, потому что вода, которая в неё попадает, делается красной. Кто живёт ниже по течению, до смерти перепугаются, когда увидят, что стало с их рекой. – Мы должны были это предвидеть, – сказал Муми-тролль. Он был горд и счастлив, что Снусмумрик взял его с собой. Раньше Снусмумрик всегда уходил в свои ночные странствия один. – Где-то вон там, – указал Снусмумрик, – где в воде начинается тёмная полоса. Видишь? – Не совсем, – ответил Муми-тролль, пробираясь ощупью в полутьме. – Мои глаза плохо видят ночью, не то что твои. – Как нам её достать? – размышлял Снусмумрик, глядя на реку. – Жаль, конечно, что у твоего папы нет лодки. Муми-тролль ненадолго задумался. – Я, вообще-то, неплохо плаваю, если только вода не очень холодная, – неуверенно сказал он. – Да нет, это опасно, ты не сможешь, – засомневался Снусмумрик. – А вот и смогу! – воскликнул Муми-тролль, сразу исполнившись решимости. – Куда плыть? – Вон туда, немного наискосок, – ответил Снусмумрик. – Отмель недалеко, ты скоро достанешь ногами до дна. Но будь осторожен, не суй лапы в цилиндр. Держи его за тулью. Муми-тролль сполз в воду, уже по-летнему тёплую, и поплыл по-собачьи. Течение было сильное, и он немного забеспокоился. Но вот он увидел отмель, а на ней что-то чёрное. Он немного подрулил хвостом и вскоре почувствовал под ногами песок. – Всё нормально? – крикнул Снусмумрик с берега. – Да! – ответил Муми-тролль и вылез на песчаную отмель. Из шляпы вниз по течению струилась тёмная полоса – заколдованная красная вода. Муми-тролль макнул в неё лапу и осторожно лизнул. Конец ознакомительного фрагмента. Текст предоставлен ООО «ЛитРес». Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию (https://www.litres.ru/tuve-yansson/shlyapa-volshebnika-32481462/?lfrom=390579938) на ЛитРес. Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом. notes Примечания 1 Хемуль носит платье, которое унаследовал от своей тётушки. Подозреваю, что все хемули ходят в платьях. Странно, но факт. (Примеч. автора.) 2 Снорки часто меняют цвет в минуты душевного волнения. (Примеч. автора.)