Сетевая библиотекаСетевая библиотека
Лирика, голос Мария М. Степанова Мария Степанова родилась в 1972 году в Москве. Автор книг «Песни северных южан» (2000), «О близнецах» (2001), «Тут-свет» (2001), «Счастье» (2003), «Физиология и малая история» (2005), «Проза Ивана Сидорова» (2008). В книге «Лирика, голос» собраны стихи 2008 года. Мария Степанова Лирика, голос «Вот она весна, и все шелушится…» Вот она весна, и все шелушится, Умывается, умиляется, копошится. Колоба-коробочки, щеки картошки, Белень-зелень, мусор и крошки. Наступает апрель и колется мелкими Полуголыми стрелками, Все мелками расчерчено – райда-райда, Все зеленым наперчено, рада? Рада. Птички снесли яички. Мухи нагрели брюхи. Пробегают сутулые молодухи, крещены и в воде, и в Духе. Будем яица красить, полы-углы пидорасить. Будем, как те полевки — изюмчатые поклевки, сладчайшие башни пасхи, булочки, сыр, обновки. Это все будет у нас перекроено, вынуто, выделено, устроено. Там, где надо, утроено, чтобы хор. Там, где надо, немой и прямой пробор. Будем жить-поживать, как Маша с медведем. Здесь поставим кровать. Никуда не уедем. Это мне говорила Маша, егда курила. А сигарету бросит — Пойдет и меня не спросит. «Балкон, какое-то апрель…» Балкон, какое-то апрель, Тепло течет, как карамель, А птичий причт и женский причет В ушные скважины мурлычет. То листья брызжут в провода Фонтанчиками питьевыми. То люди ходят хоть куда Обходчиками путевыми. А я как малая собачка, Забывши, что жена и мать, Пытаюсь голосом пролаять, Пытаюсь ножку поднимать. а) «Небо вражье, небо дружье…» Небо вражье, небо дружье, Твой подол в глубоких ранах Пахнет до головокружья Мертвым, мерзлым табаком И черемухой в нечесаных баранах, Чисто вылизанных теплым языком. Через комья выбегает сорное: Боязливое, нахрапистое, вздорное, Мутноглазое, нетвердое, голодное. Солнце светит тайное, холодное — Вот тебе снова – дцать. Можешь ходя-бряцать, Спя-прорицать, Сок истицать. На спине, очищенной от тины, Наросли прозрачные пластины. б) «Боже, Боже, что нам делать?..» Боже, Боже, что нам делать? Нам уже не шесть, а девять, Жизни жидкое рядно Прервалось – и видно дно. Дно донское, день-деньское, Ключ прохладен, ключ горяч. Моет ноги городское, Приседая враскорячь, По нагретому, по желтому песочку Ходит-водит новоявленную дочку, Привстает к ним рыба на хвосте, Будто серый пламень на кусте. Дочку кормят грудью, Говорят ей: Груня! Груня понимает, Руки поднимает, Из-под небного свода воскового К нам выкатывает царственное слово. «Сонные здания…» Сонные зда — ния. Перекрикивая поезда, Мелкая скачет птица, Наводняется борозда, Вдоль которой хочу пуститься. Да, я знаю свой год издания И видала свои страницы. Человек, стою как теплица, Запотели стеклица смотровые, Растения в ней живые. Печки, почки, рифмоузлы В молоке, как в постели — Еле видимы в теле, Простотелы и то ли немы, То ли злы. А там, где недавно бежало, сегодня лежало И мокрыми линзами свет, как могло, отражало, Не спит половик-полосат. И в люльке младенец носат. «Было, не осталося ничего подобного…» Было, не осталося ничего подобного: Сдобного-сьедобного, скромного-стыдобного. Чувства раздвигаются, голова поет, Грязно-белый самолет делает полет. Ничего под праздники не осталось голого: Ты держись за поручни, я держусь за голову, У нее не ладятся дела с воротником, И мигает левый глаз поворот-ни-ком. (Горит золотая спица, В ночи никому не спится. – ЮКОС,ЮКОС, Я Джордж Лукас. Как вам теперь – покойно? Что ваши жены-детки? Все ли звездные войны Видно в вечерней сетке? Спилберг Стиви, Что там у нас в активе? Софья Коппола, Где панорама купола? Ларс фон Триер, Хватит ли сил на триллер?) Летчица? наводчица; начинаю заново, Забываю отчество, говорю: Чертаново, Говорит Чертаново, Банный, как прием? Маша и Степанова говорят: поём. А я ни та, ни ся, – какие? я сижу в своем уму, И называть себя Марией горько сердцу моему, Я покупаю сигареты и сосу из них ментол, Я себя, как взрывпакеты, на работе прячу в стол, А как стану раздеваться у Садового кольца — С нервным тиком, в свете тихом обручального кольца — Слезы умножаются, тьма стоит промеж, Мама отражается, Говорит: поешь. «И-го-голос пророс…» И-го-голос пророс Покатать глагольное. Меж коммерческих роз — Вёдро колокольное. Кончилась засуха, Наступила Пасха, Позвонками пробегают Ласка и опаска. Мало сна, Но весна красна, Что ни зуб у черемухи – белый клык, И открыты воздушные ложесна, Мутно-нежные, как балык. В тридцать лет Мало мне было лет. В тридцать три Было дите внутри. В тридцать пять Время пошло опять. В тридцать шесть Время себя доесть, Вычерпать свою голову Ложкой столовска олова, Чтобы в нее налили нового пива И доливали снова после отстоя, Чтобы она, словно та олива, Не зимовала сизою и пустою, Чтобы в зрачке, как солнечный свет в ботинке, Самостояли хоть софринские картинки, Много-цветные, Не то, что иные. «Банный день стеклу и шинам…» Банный день стеклу и шинам. Юбки флагами с балконов. Летний воздух с тихим шипом Выпускают из баллонов, Он линяет, все меняет, Он проемы заполняет, Человекоочертанья в нем, как шарики, висят — Зоны мертвого живого Года с семьдесят второго, Года с пятьдесят восьмого Ни фига не отражают, а висят-не-голосят Наподобие холодных магазинных поросят. Эфтим супом я, бывало, Наедалась до отвала, В нем и плавала, и плакала-солила, и спала. Плошка – новою была. А когда в такой пробел заедешь локтем, Попритронется к тебе прохладным когтем Эта общая священная могила, Лета всехнего бесхозное ложе, Вороватая поддатая малина, Социальная бесплатная одежа. Топлая младость, Пузырями радость, С прадедами-дедами равная скамья — Лета, любовь моя. «Голова – ноги – голова – руки – голова…» Голова – ноги – голова – руки – голова Что-то, кувыркаясь, выгова, Требует старинные права, Они – многи. – Как слечу, птицей полечу Над просторами, свиставшими в груди, Покупать в любом ларьке по калачу, Только, тело, ты ладони отведи. Соскочу, волей покачу, Косогорами оттаптывая бок, Огненной пустыни по плечу, Ледяной долины на лобок. Я ли, скажи, не колобок? Бог по сусекам заметал, Ставил дойти на холодок, Клал отогреться на металл. Я – от прабабушки исшел, Я – от прадедушки исшел, Я из родительского теста Взял, что годится, и пошел. Все расточил, Лег-опочил, А просыпаюсь — Весь осыпаюсь. Мне пора, я домой Со страны далече, Если, тело, ты слегка поослабишь плечи. Тело же в ответ: милый сын, Конец ознакомительного фрагмента. Текст предоставлен ООО «ЛитРес». Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию (https://www.litres.ru/mariya-m-stepanova/lirika-golos/?lfrom=334617187) на ЛитРес. Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.
КУПИТЬ И СКАЧАТЬ ЗА: 70.00 руб.