Сетевая библиотекаСетевая библиотека

Последняя страсть Клеопатры. Новый роман о Царице любви

Последняя страсть Клеопатры. Новый роман о Царице любви
Последняя страсть Клеопатры. Новый роман о Царице любви Наталья Павловна Павлищева После гибели Цезаря, которого она считала главным мужчиной в своей жизни и оплакивала годами, Клеопатра была уверена, что больше не способна полюбить. Как же она ошибалась! Впрочем, ее чувство к Марку Антонию не назовешь просто любовью – это была отчаянная, исступленная, сводящая с ума, самоубийственная страсть, которая стоила обоим не только царства, но и головы, однако ни Клеопатра, ни ее избранник не пожалели об этом даже перед смертью. Пусть они давно вышли из возраста Ромео и Джульетты (Марку Антонию было за пятьдесят, Клеопатре под сорок– в Древнем мире это уже преклонные годы!); пусть мужчину легче завоевать, чем перевоспитать, и прекрасный любовник далеко не всегда становится примерным супругом; пусть вокруг полыхает беспощадная война, гибнут армии и флоты, рушатся царства – они предпочтут умереть вместе, чем жить в разлуке! Читайте новый роман от автора бестселлеров «Клеопатра», «Нефертити» и «Княгиня Ольга» – потрясающую историю самой страстной женщины древнего мира, которая была не только повелительницей египта, но и царицей любви! Наталья Павлищева Последняя страсть Клеопатры Новый роман о Царице любви Бегство Сервилия с возмущением швырнула в сторону полученный от Клеопатры пергамент. Эта египетская дрянь смеет выговаривать ей, патрицианке?! – Cunnus! – грязно выругалась красавица. Испуганная служанка метнулась прочь, когда хозяйка использует такие ругательства, лучше держаться подальше… Сервилия и впрямь не выбирала выражения, вернее, ругалась самыми грязными словами, но только если была одна (слуги не в счет) или с дочерью. Юния страшно боялась вот такой злости матери, она сжалась в своем углу, постаравшись сделаться как можно незаметней. Но Юния-младшая зря боялась за собственную безопасность, мать просто не заметила ее. Все мысли Сервилии были заняты Клеопатрой и полученным от нее письмом. «Из ненависти ко мне ты не помешала своему безумному сыну убить величайшего человека Рима! Зная о намерениях Марка Брута, не удержала его преступную руку, не встала на колени, умоляя остановиться, не предупредила Цезаря. А ведь Цезарь имел намерение сделать Брута наследником в полной мере. Теперь им станет другой, тот, что принесет гибель твоему сыну. Марк Брут, как презренный пес, укусил благодающую руку. Имя твоего сына навечно будет покрыто позором измены и предательства. А тебе до конца жизни в мартовские иды будут напоминать о содеянном злодеянии». Сервилия сама себе не желала признаться, что больше всего ее задело то, что египетская царица права, во всем права. Но это писала не римлянка, к тому же женщина, которая увела от их семьи многолетнего любовника Сервилии Гая Юлия Цезаря. Конечно, матрона прекрасно понимала, что ее годы прошли, на шестом десятке она не могла быть достойной любовницей неугомонному Цезарю, женщина даже уложила на ложе диктатора собственную дочь Юнию-старшую, но это не помогло, Гай Юлий дружески беседовал с матерью, изредка спал с дочерью, предпочитая вот эту египтянку. Некрасивая, маленького роста чужестранка настолько околдовала Цезаря, что тот просидел почти год в ее Александрии, но этим дело не закончилось, родив сына, она сама прибыла в Рим и жила в Вечном городе уже второй год! Возможно, ее цезареныш и похож на Гая Юлия (мало ли сколько детей похожи на Цезаря, тот своих отпрысков по всему миру не считал!), но это не повод, чтобы тащить его в Рим и на что-то надеяться. Она, видите ли, царица… Но цариц вокруг Рима пруд пруди, она не римлянка, этим все сказано! В гневе Сервилия даже забыла о поводе, по которому написано письмо царицы Египта Клеопатры. В мартовские иды (15 марта 44 г. до н. э.) прямо в здании сената Цезарь был убит, одним из убийц, нанесшим смертельную рану, оказался сын многолетней любовницы Цезаря Сервилии Марк Юний Брут, которого диктатор называл своим сыном. Еще хуже Сервилии было от того, что совсем недавно у нее была дикая сцена с женой Марка Порцией. Порция – дочь знаменитого своей непримиримостью Катона – явно была главной, кто толкал Брута на убийство. Узнав, что Порция видела, как муж берет с собой кинжал, Сервилия едва не убила невестку собственными руками! Эта дрянь думала только о мести за своего обожаемого папочку, ей наплевать на то, что судьба Марка Брута безвозвратно сломана. Сервилия ненавидела племянницу, ставшую ей невесткой, прекрасно понимая, что та вышла замуж за Марка Брута не по любви, а ради возможности отомстить. Вся семья Сервилии воевала против Цезаря, одни раньше, другие позже, но самым непримиримым врагом ее любовника был именно Катон – брат Сервилии и отец Порции. Поняв, что обожаемый сын готов последовать за Катоном хоть в огонь, хоть на крест, мать сходила с ума, но поделать ничего не могла. Клеопатра права и не права, Сервилия, конечно, догадывалась и даже знала о заговоре, но надеялась, что заговорщики просто не успеют, ведь через три дня после ид Цезарь должен был отправиться в поход в Азию. Конечно, авгуры предсказали ему опасность в день мартовских ид (середины марта), Цезарь никогда не слушал гадателей. Сервилия боялась, что стоит произнести хоть звук, и сын не простит ей предательства, к тому же сам Марк Брут мог пострадать. Между сыном и бросившим ее любовником Сервилия выбрала сына… Цезарь был убит. Но что теперь толку сокрушаться? Внезапно начавшую успокаиваться Сервилию снова охватила ярость, досада на свое бессилие из-за произошедшего, невозможности ничего вернуть или изменить вылилась в злость против Клеопатры. Не будь в Риме египетской царицы с ее цезаренышем, возможно, против Цезаря и не стали бы выступать. Трибунов больше всего беспокоила возможность объединения сил Цезаря и этой самозванки, а также то, что Гай Юлий назовет своим наследником сына египтянки. Чтобы Римом правил неримлянин?! Не бывать такому, будь он хоть сыном Цезаря! Когда огласили завещание Цезаря и выяснилось, что ни Цезарион, ни его мать в завещании не упомянуты вовсе, а основное наследство получит внучатый племянник Цезаря Октавиан, многие почувствовали себя одураченными. Убийство диктатора, который вот-вот должен уйти в дальний и наверняка свой последний поход, а потому никому мешать не мог, оказалось вдруг бесполезным. Мало того, в воздухе просто повисло ожидание чего-то страшного, скорее всего, гражданской войны… Но Сервилии было не до будущей войны, она позвала служанку, полная решимости отправиться к Клеопатре и… что «и», не знала сама, но чувствовала, что что-то ужасное. Однако она никуда не ушла, потому что слуга сообщил, что пришел Цицерон. – О!.. Знаменитый оратор не из тех, кто посещал дом Сервилии, хотя бы потому, что с ней дружила и частенько бывала в этом доме его бывшая супруга Теренция. Значит, произошло нечто серьезное, если уж Цицерон решил прийти, и в такую рань. – Ave, Марк Тулий… Он ответил простым кивком: – Ave (привет). В другое время Сервилия обиделась бы на такую невежливость, но сейчас промолчала. Цицерон протянул ей свиток, печать на котором сломана: – Ты посмотри, что мне прислала египетская царица. Сделав приглашающий садиться жест, Сервилия развернула свиток. «Ненавистный тебе Цезарь убит, радуйся! Но если ты, жалкий трус, надеешься избежать мщения, то ошибаешься. Цезарь погиб хотя и не на поле битвы, но в борьбе со страшным врагом – завистью. Ты же умрешь, как шелудивый пес, всеми гонимый и презираемый. И потомки будут помнить не только твой талант оратора и философа, но и твои трусость и низость!» Марк Тулий внимательно вглядывался в читавшую текст женщину, а та вдруг… расхохоталась! Цицерон очень обидчив, еще мгновение, и он просто отправился бы вон из атриума, а Сервилия получила бы сильного врага. Но женщина просто протянула ему свой свиток и теперь так же внимательно следила за выражением лица Марка Тулия. Она успела подумать, что зря дает Цицерону повод подозревать ее саму в соучастии, но тут же решила, что все можно объяснить маниакальной глупостью и неразборчивостью египетской царицы. К тому же у Марка Тулия теперь есть свои счеты с Клеопатрой, обозвать его шелудивым псом и не поплатиться за это невозможно. – Мы должны уничтожить эту дрянь! Но Цицерон покачал головой: – Не получится, она успела уплыть. – Куда? – К себе в Египет. Она уже в Остии, раб, который принес это письмо, сказал, что царица отбыла в Остию вчера. Остается утешать себя тем, что эта гадина сбежала, боясь нашей мести. Сервилия пробурчала: – Правильно сделала… – А ведь я предупреждал Аттика, еще из Синуэссы предупреждал, что она сбежит! – Откуда ты это знал? – Чувствовал. Как Марк Брут? Сервилия вздохнула, она не думала, что с Цицероном стоит обсуждать дела опального сына, слишком хорошо известен длинный язык оратора, в запале он может выболтать все, что услышит по секрету. Но и отговориться тоже нельзя, обида – привычное состояние Марка Тулия Цицерона, а обид он не прощает… Цицерон был прав – Клеопатра отбыла в Александрию. Прибыла в Рим царица с помпой и блеском, уехала тихо и незаметно. Риму не до нее, и хорошо, потому что противники Цезаря подняли головы, и ей оставаться опасно. Да и зачем, если человека, ради которого она жила последние годы, уже не было на свете? Оставался только его сын – Цезарион. Когда после убийства Цезаря прочитали его завещание, оно привело в изумление всех. Диктатор поделил все свое состояние между приемным сыном, женой и ветеранами его походов, оставив абсолютно большую часть внучатому племяннику, внуку своей любимой сестры, Октавиану, девятнадцатилетнему юнцу, неизвестному в Риме. При этом не были упомянуты два важнейших человека в его жизни – рожденный Клеопатрой Цезарион и правая рука самого диктатора Марк Антоний. Конечно, деньги, состояние, дом – это не власть, власть диктатор передать просто не имел права, она по наследству не передавалась. Но признай Цезарь сына Клеопатры своим сыном официально, египетская царица непременно заявила бы свои права на власть. Возможно, именно этого и боялся Цезарь. С Клеопатрой и ее Цезарионом хотя бы понятно – диктатор боялся дать Риму в качестве своего наследника полукровку, рожденного египтянкой (кто же вспоминал, что Клеопатра гречанка?). А вот почему никак не упомянут Марк Антоний, возглавлявший армию и заменявший Цезаря во время долгих отлучек? Не слишком успешно заменял? Ничего, и без Марка найдется кому заправлять делами Рима, зато какой трибун, какой оратор! От его далеко не философских речей хохотали и млели все солдаты, Марк умел запустить такие шуточки, от которых римские матроны краснели, но прочь не спешили. Любимец солдат и женщин, добряк, здоровяк, человек, для которого завоевать мир все равно что выпить кубок вина. Любитель пиров и соревнований, веселый насмешник и очень обаятельный человек. И вдруг такое! Марк Антоний старательно скрывал свою обиду, но это плохо удавалось, по сути, он был большим ребенком, у которого все написано на лице. Конечно, он постарался взять все в свои руки после гибели Цезаря, не допустить беспорядков в Риме, организовал похороны, обеспечил спокойствие… Но завещание от этого никуда не делось. У Марка Антония в Риме немало противников (а у кого их нет?), если бы Цезарь назвал его своим преемником, пусть только преемником, а не наследником состояния, Антонию было бы куда проще, в деньгах он не нуждался, третья жена Марка Фульвия имела после своих первых двух мужей достаточно средств, чтобы содержать третьего и оплачивать его политическую борьбу, в которую не прочь ввязаться и сама. Не упомянув Антония вообще, Цезарь словно поставил его на одну доску с Цезарионом, которого в Риме считали просто приблудышем. Сначала Антоний попытался договориться с Клеопатрой, вернее, в сенате объявил, что Цезарь признавал Цезариона своим сыном. Это было смелое заявление, признай Сенат такое положение, Клеопатра могла бы оспорить завещание Цезаря и противостоять Октавиану. Конечно, у убитого Цезаря долгов оказалось больше, чем денег, но у египетской царицы хватило бы собственных средств, чтобы озолотить не только всех ветеранов, но и добрую половину Рима. Рим отказался. Даже золото Египта не подвигло сенаторов на признание наследником Цезариона. Марк Антоний не настаивал. Его разумная жена неистовая Фульвия просто и доходчиво объяснила мужу, чем он рискует, защищая права Цезариона. Никаким правителем Рима сын египетской царицы, даже рожденный от Цезаря, стать не сможет никогда, будь у него все золото мира. Он полукровка, и этим все сказано. А вот против самого Марка Антония восстанут такие силы, справиться с которыми Антоний не сможет. Стоило ли класть собственную голову за сына египетской царицы? Клеопатра уплыла в Александрию вместе со своим Цезарионом, а в Рим приехал наследник Цезаря Октавиан. О нем ходили разные слухи, но все не слишком лестные. Ветераны, ходившие в походы с Цезарем и видевшие в Испании юного Октавиана, сокрушенно качали головами: он не только не воин, он вообще слизняк! Слабенький, щуплый, вечно больной, задыхающийся от быстрой ходьбы и даже пыли, бледный, хилый… Ну что это за диктатор?! Ему девятнадцать, а женщинами не интересуется. Книжный червь, не умеющий громко произнести речь. Не наследник, а сплошное недоразумение. Но находились и те, кто твердил, что Октавиан еще себя покажет, Цезарь выбрал его не зря, что-то в этом хилом мальчишке есть такое, отчего диктатор предпочел его многим куда более сильным. Цезарь не ошибается. Им возражали: даже Цезарь мог ошибаться. Одной из первых возражать принялась Сервилия: – Разве не было ошибкой Цезаря связаться с египетской царицей? Она, видите ли, родила сына! Ну и что? Мало ли в каких странах и от каких цариц у Цезаря сыновья? Была бы счастлива таким потомством, но к чему же привозить цезареныша в Рим? Римляне согласились, чужестранка вела себя странно, многие военачальники, и Цезарь в том числе, разбросали свое семя по миру, но никто не признавал рожденных не в Риме детей своими. А Марк Антоний признал цезареныша сыном диктатора? Тогда понятно, почему сам диктатор не упомянул Марка Антония в завещании. Цезарь не ошибся даже в этом. Цезарь велик, он почти бог! С Сервилией Марк Антоний справился легко, вернее, это сделала Фульвия, она просто намекнула, что против матери Марка Юния Брута, одного из убийц божественного Цезаря, легко восстановить весь Рим, тогда можно попасть в черный поскрипционный список. Не желая добавлять неприятностей ни себе, ни сыну, Сервилия прекратила словесные нападки на Клеопатру и ее Цезариона, тем более царица давно была в Александрии. Египетские корабли миля за милей преодолевали морское пространство, увозя свою царицу и ее сына подальше от бурлившего беспокойного Рима. Клеопатра сумела понять, что ничего не сможет добиться в Риме. Полукровку Цезариона никогда не сделают консулом, даже не допустят на трибуну, так чего же ждать? У нее есть своя страна, ее ждет Кемет, ждет Александрия. За годы отсутствия набралось немало дел, конечно, у царицы прекрасные помощники – Протарх и Аполлодор, но все равно править нужно самой. Что ж, она сумеет встать на ноги, сумеет сделать свой Египет сильным и независимым и оставить Цезариону богатую страну. Цезаря больше нет, но есть его сын, и мать не имеет права предаваться тоске и унынию, потому что это выйдет боком Цезариону. Однако потеря Цезаря оказалась не единственной, за время пути она потеряла второго ребенка от диктатора, которого уже носила в себе. Пережив и это, в гавани Александрии на берег сошла совсем другая Клеопатра, не та восторженная, легкомысленная, хотя и хитрая девчонка, которая уплывала в Рим к Цезарю, чтобы представить их сына. Клеопатра словно родилась заново, ее служанка Хармиона с радостью наблюдала, как хозяйка, вцепившись руками в поручни, буквально пожирает глазами выраставшее из морских волн огромное здание Фаросского маяка Александрии. А вот и белоснежные стены дворца на мысе Лохиас. Дома! Какое это чудесное слово – дом. Множество судов со всего света привычно заполняли торговую гавань Александрии, в царской гавани кораблей поменьше, но Клеопатра с удовольствием пересчитала военные суда, стоявшие на якоре. У нее сильный флот, но можно и сильней. Будучи в Риме, царица многому научилась, она не только устраивала пиры, выступала в сенате или миловалась с Цезарем в спальне, она ходила по Риму, смотрела, слушала, читала, беседовала, пытаясь понять, как римлянам удалось построить такой город на болотах, почему Рим столь силен, разгадать загадку силы Рима. Убедилась, что Александрия построена куда толковей, убедила Цезаря ввести новый календарь по типу египетского солнечного, уговорила начать осушение многочисленных болот вокруг города, почистить Большую Клоаку – подземный сточный канал Рима, начать строительство каменного моста взамен деревянного, насадить новые аллеи в садах на Яникуле… Клеопатра на многое подвигла Цезаря и немало пожертвовала средств, чтобы ее задумки можно было реализовать, но Рим не просто не оценил, ее участие пришлось даже скрывать, чтобы противодействие не оказалось слишком сильным. Надменный Рим не желал принимать помощь от египетской царицы ни в каком виде! – Глупцы! – злилась Клеопатра. – Я могла бы выстелить золотом улицы их надменного города, очистить окрестности, осушить болота и поставить фонтаны на каждом перекрестке! Могла бы, только Рим этого не захотел. В Александрии сразу закрутили дела. Сообщив в Мемфис, что вернулась, Клеопатра попросила привезти маленького Цезариона из храма Птаха, где он жил у верховного жреца Пшерени-Птаха в целях безопасности. – Протарх, Аполлодор, я очень рада вас видеть, но все дела завтра. Потерпите еще день, ведь справлялись столько времени сами. Если, конечно, нет совершенно неотложного. – Нет, Божественная, ничего срочного нет. Мы рады твоему возвращению. «Божественная»… так называют ее только в Египте, дома. В Риме никому и в голову бы не пришло обожествлять чужую царицу. Клеопатра приняла ванну со своими любимыми розовыми лепестками, заметив: – Хармиона, в Риме розы пахнут куда слабее, тебе не кажется? – Конечно, Божественная. Дома все лучше. Клеопатра тихонько рассмеялась, ее любимая служанка-наперсница тоже стала называть хозяйку Божественной. А как хорошо звучит греческая речь вместо жесткой латыни! Песня, а не речь. Уху приятно, языку тоже… После ванны в руки рабынь, которые помассируют тело, накинут тонкую тунику, помогут обуться… А теперь пройтись по дворцу и саду. Вокруг так же, как было, когда сидела взаперти вместе с Цезарем, те же изображения на стенах, та же мозаика на полу, привычные лица слуг, привычное журчание воды в многочисленных фонтанах, легкий ветерок с моря… Нет запаха болот или нечистот, нет криков толпы, как на улицах Рима, нет шума, визга, суеты… В Александрии тоже есть места, где шумно, например на рынках или в порту, но до дворца эти звуки не доносятся. Дельта Нила тоже болотиста и пахнет не слишком приятно, но постоянный ветерок с моря уносит этот запах в сторону. Те, кто строил огромный дворцовый комплекс, знали свое дело, на мысе Лохиас всегда прохладно и свежо, а запахи только от цветов и деревьев. Клеопатра спустилась в сад. За два года отсутствия кусты разрослись, но садовники тоже знали свое дело – все в идеальном порядке, ухожено и разумно. Над садом трудились вместе греки и сирийцы, египтяне и киликийцы… Это неважно, кто делает свое дело, лишь бы делал хорошо. Она присела на скамью, долго сидела, вдыхая знакомый с детства запах моря и цветущих растений, слушала крики чаек от воды. Закончилась какая-то важная часть ее жизни, очень важная. Кто она теперь? Царица Египта… Мечты о покорении всего мира можно оставить, без Цезаря им не сбыться, но у нее есть Египет, Кемет, как зовут свою страну египтяне. Клеопатра чуть усмехнулась, вспомнив, как протестовал Цезарь, когда она во время путешествия вверх по Нилу заставляла его называть Египет Кеметом, а Нил Хапи. Она царица Египта и его правительница, скоро второго не будет, Птолемей XIV, ее брат и муж, уже достаточно взрослый, через пару лет если не он сам, то под чьим-то руководством Птолемей потребует полной передачи власти. Это будет концом ее владычества не только над Римом или миром, это конец и в Египте тоже. Пока у нее на голове священный урей, пока только она и жрецы знают, где находятся сокровища Птолемеев, знают главные тайны династии, она кому-то нужна. Став настоящим фараоном, Птолемей отберет у нее все, даже Цезариона, потому что ни для кого не секрет, от кого Клеопатра родила сына. Куда деваются ненужные мужья и жены? Они просто не просыпаются поутру. У Клеопатры сжалось сердце. Закон, по которому царица обязана иметь мужа-фараона, незыблем, женщина может править только в двух случаях: если ее муж совсем молод, как пока Птолемей, или за своего сына, пока тот несовершеннолетний. Но проходят годы, Птолемей взрослеет, еще немного, и она станет не нужна. Чтобы продолжать быть фараоном, ему будет достаточно жениться на другой сестре – Арсиное. В Египте царственный урей – диадема в виде кобры – передается по женской линии, но царица, непременно обзаведясь мужем, тут же «уступает» трон супругу, делая того фараоном. Именно поэтому дочери фараонов обычно выходили замуж за собственных братьев и отдавали престол им. Так было и с Клеопатрой, первым ее мужем был толстый, глуповатый увалень Птолемей XIII, которого воспитывал евнух Пофин, ненавидевший царицу. Конечно, Клеопатра не допускала Птолемея до правления, но закончилось все плачевно – бунтом и гражданской войной, в результате чего ей пришлось бежать и жить в изгнании. А потом в Египет приплыл сначала сын Помпея, потом сам Помпей, которому египтяне, желая угодить его противнику Цезарю, отрубили голову и преподнесли Гаю Юлию на блюде. Цезарь не оценил подарок и сам попал в нелепое положение: оказался осажденным в царском дворце, не имея возможности выбраться оттуда, потому что в это время года сильный ветер дул с моря, не позволяя кораблям ни выйти из гавани, ни получить помощь от Рима. Тогда Цезарь решил разобраться с наследниками, призвав к себе всех. Птолемею и Арсиное сделать это было несложно, они тоже жили во дворце, а вот Клеопатре понадобилось пробираться из своего убежища издалека. Но все пути к Александрии были перекрыты шпионами проклятого Пофина, вокруг дворца полно его стражи, не стоило даже думать о том, чтобы прийти к Цезарю. И все же Клеопатра решилась! Она приплыла на крошечной рыбачьей лодке, а во дворец раб пронес ее завернутой в ковер. Вспомнив изумление Цезаря, когда он увидел царицу, вылезшую из горы тряпья, Клеопатра тихонько рассмеялась. А потом у них была любовь. Настоящая, неподвластная ни времени, ни рассудку, ни неприятностям. Любовь, в результате которой родился Цезарион. Они смогли победить врагов, несмотря на то что Арсиное удалось удрать и привести новые войска для осады дворца, сбежал и Птолемей. Вот тогда Клеопатра поняла, что им вдвоем с сестрой на земле не жить, одна должна погибнуть. Предателя Пофина казнили, а глупый неуклюжий Птолемей утонул во время боя на Ниле. Клеопатра заставила Цезаря прочесать дно Нила и найти царя, чтобы убедиться, что он мертв, и похоронить мужа-брата с почестями, чтобы никто не усомнился в его гибели. Но ей ничего не оставалось делать, как… выйти замуж за следующего брата, тоже Птолемея, только уже XIV. Цезарь не мог вечно сидеть в Египте, он уплыл в Рим. Родив сына, Клеопатра последовала за возлюбленным. Но Цезарь в Египте и Цезарь в Риме разительно отличались. Гай Юлий любил ее, сделал все, что мог, чтобы надменный Рим принял Клеопатру, но не слишком преуспел в этом. Сенат выслушал царицу, что само по себе было не просто необычным, а вопиющим нарушением всех правил, признал независимость Египта и гарантировал царице эту самую независимость, но никаких других прав ни Клеопатра, ни Цезарион не получили. Формально она была замужем за Птолемеем, а признавать перед всеми Цезариона своим сыном Цезарь почему-то не спешил. А потом он решил идти в поход на Парфию, поход, который до него не удавался никому, Красс даже погиб там. Вместе с Египтом Рим мог захватить все, Цезарь явно на это и рассчитывал, он понимал, что надменный Рим никогда не признает Клеопатру его супругой и своей царицей, а Цезариона наследником Цезаря. Но Цезарь мог другое – дать Клеопатре власть над большей частью мира со столицей не в Риме, а в Александрии. Сделать это не позволили. За три дня до ухода в большой поход в мартовские иды (15 марта) Цезаря просто прирезали, причем одним из убийц был его названный сын Марк Юний Брут, сын многолетней любовницы Цезаря Сервилии. В завещании, вскрытом после гибели диктатора, ни Клеопатра, ни Цезарион упомянуты не были вообще. Это явилось страшным ударом для царицы, ей не нужны деньги Цезаря, своих достаточно, но то, что он даже после смерти не признал Цезариона своим сыном, было слишком тяжело. Клеопатра едва пережила такой удар – любимого больше не было, и он не вспомнил о своем сыне. И вот теперь она дома. В своей спальне сладко посапывал Птолемей XIV, который немного погодя станет настоящим фараоном и уничтожит и ее, и Цезариона. Пусть не он сам, но его именем обязательно воспользуются. Хуже всего, что Птолемей уничтожит и сам Египет, потому что мало кто способен удержать страну независимой от северного соседа. Рим всегда стремился подчинить себе Египет, лишить независимости, сделать своей провинцией. Недаром Клеопатра столько сил положила, чтобы убедить Цезаря, что независимый Египет для Рима выгодней, чем провинция. Цезарь это понял, потому что на этом настаивала она сама. Поймут ли следующие правители? Сможет ли отстоять свой урей Птолемей? Клеопатра ничуть не сомневалась, что нет. Для этого мало желания и даже сильной армии, нужна хитрость, а советники Птолемея скорее договорятся с римлянами, чем станут хитрить ради Египта. Царица усмехнулась: получается, что она последняя из Птолемеев? И тут же вскинула голову: нет, она не позволит отдать Египет Риму! Даже если для этого придется… додумывать конец мысли не хотелось, но Клеопатра прекрасно понимала, что «если». Царица может править страной, только если у нее слишком юный супруг или маленький сын. Птолемей уже не столь юн, немного погодя он станет фараоном по-настоящему, а вот Цезарион пока действительно мал. Судьба Птолемея была решена… Похороны Птолемея XIV были обставлены роскошно, Клеопатра не пожалела ни денег, ни выдумки для торжественного погребения юного супруга. Египтяне жалели мальчика-фараона, умершего так спокойно – во сне – и так внезапно. Конечно, не обошлось без слухов, что царя просто отравили, но никакого бунта или сопротивления не было. Клеопатра тут же объявила соправителем собственного сына Цезариона под именем Птолемея XV Цезаря Филопатора Филометра. Это имя означало, что мальчик является наследником и Птолемеев, и Цезаря, то есть имеет право и на Египет, и на Рим. Это означало еще одно: если Цезарион сын Цезаря, а Октавиан всего лишь его приемный пасынок, то именно Цезарион имеет первое право мстить убийцам отца. Но пока мальчик мал, делать это за него может мать. Конечно, такой шаг был настоящим вызовом Октавиану, но пока и Клеопатра, и сам Октавиан думали не об этом, время их столкновения пока не пришло. Для Октавиана главным стало хоть как-то утвердиться в Риме, а для Клеопатры подготовиться к конфронтации с… убийцами Цезаря! Царица прекрасно понимала, что защищать и их с сыном, и страну теперь некому, она должна противостоять сама, а для этого требовалось укрепить Египет. Но, как назло, два года подряд Нил отказывался разливаться и поить влагой поля. По стране поползли слухи, что это наказание богов за убийство Птолемея. Еще во время коронации сына в Мемфисе Клеопатра долго беседовала с Пшерени-Птахом, прося совета. Тот посоветовал, как вымолить у богов прощение за убийство супруга, во многие храмы были принесены богатые жертвы, личная сокровищница царицы заметно опустела. Но она не пожалела средств и опустошила ее еще, чтобы накормить тех, кто не мог купить себе хлеб. Когда на второй год царица решила плыть в Фивы, чтобы приказать Нилу разлиться, из Мемфиса пришел совет не делать этого. – Но почему?! – Нил все равно в этом году не разольется, лучше заранее придумай, где купить хлеб в этом году. А в следующем поплывешь в Фивы. Клеопатра поняла, что жрецы знают все наперед, Пшерени-Птах понимает, что если она прикажет реке разлиться и ничего не случится, вина ляжет на нее, как на фараона. Жрецы берегли авторитет своей царицы. Клеопатра послушала совет, заранее, задолго до неурожая приказала закупить зерно и свезти в Александрию, приводя в изумление своих советников. – Божественная, но ведь еще не ясно, может, урожай будет хорошим, к чему закупать столько зерна? – Пусть лучше лежит на складах, чем мы потом не будем знать, где его найти. Клеопатра оказалась права, урожая снова не было, и бесплатная раздача хлеба нуждающимся александрийцам спасла жизнь многим. И все же приказ царицы удивил всех, она распорядилась раздавать хлеб всем, кроме иудеев! – Почему, Божественная, ведь они поддерживали тебя, когда здесь был Цезарь? – И одновременно помогали моим врагам. Кроме того, кто посоветовал продавцам зерна завысить на него цену, когда я попыталась купить про запас? Вот пусть на вырученные за свой совет деньги и покупают хлеб себе. Советник сириец Аполлодор только руками развел, что можно возразить? Иудеи и впрямь успели воспользоваться намерением Клеопатры закупить зерно, по их совету цена была немедленно завышена, но это не остановило царицу. Только не станешь же каждому объяснять, почему Божественная сердита на иудеев? – Мне наплевать на их обиды! Если не нравится, могут уходить в свою Иудею. – Осмелюсь напомнить, что однажды фараон Египта уже изгонял иудеев из своего царства. – Помню, помню! Те ушли через море посуху. Фараон был глуп, сначала нужно было отобрать у изгоняемых все, а им разрешили обобрать население и унести награбленное с собой. – Они не грабили! – Ты не иудей, случайно, Аполлодор? – Нет, Божественная! Но я знаю историю Египта. – Я тоже, только тебе ее рассказывали в Александрии, а мне в Мемфисе. Это не одно и то же. Так вот, иудеи не грабили с оружием в руках, они просто набрали в долг все, что только могли унести с собой, и бежали. А про море и посуху… смешно, что жрецы не предупредили фараона о такой возможности. На этом море бывают случаи, редко, но бывают, когда вода отступает, обнажая дно. Ветер гонит ее в сторону большого моря, а потом возвращает обратно, там мелко, и это возможно. Жрецы иудеев точно рассчитали время и провели свой народ в момент такого отлива, а когда на дно вступило войско фараона, вода потекла обратно и всех погубила! Потрясенный Аполлодор несколько мгновений не мог ничего вымолвить, потом тряхнул головой, словно прогоняя какое-то видение. – Откуда тебе это известно, Божественная? – От жрецов Мемфиса. – Но почему же жрецы не посоветовали фараону не догонять иудеев в это время? – Почему не советовали? Они посоветовали догнать их раньше, до моря, но фараон не слушал умных людей, вот и остался без войска. Ты думаешь, почему я не поплыла приказывать Нилу разлиться, хотя должна бы? Потому что жрецы точно знают: разлива в этом году не будет. – А в следующем? – А в следующем будет, и урожай будет отменный, все потраченное на прокорм горожан я окуплю с лихвой. Но мне не жаль было бы и просто потратить, спокойствие дороже. А иудеи… я не против них, только не люблю, когда меня пытаются обманывать со льстивой улыбкой на устах. Немного поразмышляв, Аполлодор задал давно интересующий его вопрос: – Божественная, ты эллинка, но ты веришь в богов Египта? – Я эллинка, но я царица Египта, а потому не могу не верить тем богам, которые покровительствуют этой земле. А жрецам тем более. – А зачем тебе войско, боишься войны? – Конечно. И войско, и сильный флот нужны обязательно. – Войны с кем ты боишься? – Аполлодор, убийц Цезаря поспешили удалить от Рима, дав им Македонию и твою Сирию. Это совсем рядом, неужели ты думаешь, что они не попытаются добраться до богатств Египта? Или что их оставят в покое? В Риме новая гражданская война, как бы снова не стать их жертвой. – Снова? – Почему Гней Помпей оказался в Александрии, а Цезарь взялся его преследовать? Тоже из-за гражданской войны. Я не хочу повторения, Египет должен быть достаточно силен, чтобы никому не пришло в голову использовать его в своих целях. Сириец слушал царицу и поражался разумности ее рассуждений. У Цезаря достойная ученица, она не зря провела в Риме столько времени. В Египте, к изумлению чиновников, были срочно проведены очень толковая налоговая и денежная реформы, перераспределены доходы, ускоренно набиралась и перевооружалась армия, строился флот. Деньги из царских закромов текли на нужды перевооружения рекой, но Клеопатра не жалела, правда, строго учитывая все потраченное. Два года не прошли зря, Египет преобразился, вернее, преобразилась Александрия, остальная часть страны так и жила по своим законам, хотя помощь от царицы была ощутимой. Больше никто не напоминал о загадочной смерти ее юного мужа, не укорял, несмотря на двухлетние неурожаи, Египет благоденствовал. Дележ наследства На счастье Клеопатры, Риму не до нее. Вечный город ждал наследника Цезаря – Октавиана. Авторитет Цезаря был настолько высок, что просто завещание своих средств девятнадцатилетнему племяннику поставило того над всеми умудренными опытом и политической борьбой сенаторами. Казалось бы, это всего лишь деньги, но деньги Цезаря! К тому же долгов обнаружилось больше, чем самих средств, и согласно завещанию нужно было раздать огромную сумму ветеранам, что увеличивало долг. Марк Антоний, оскорбленный отсутствием своего имени в завещании не меньше, чем Клеопатра забывчивостью Цезаря относительно их сына, всячески старался осложнить жизнь Октавиану. О внучатом племяннике Цезаря, вдруг получившем такой вес одним его словом, ходили самые нелестные слухи. Мало того, что юн, так ведь хилый, вечно болен, у него астма, потому Октавиан не терпит и малейшей пыли. Сам Цезарь тоже не выглядел слишком крепким и страдал эпилепсией, хотя приступы и не были частыми. Но все прекрасно помнили, что даже в возрасте диктатор был неутомим, он мог шествовать во главе войска пешим часами, спать на земле, укрывшись лишь плащом, и уж, конечно, не боялся пыли. Марк Антоний все эти слухи поощрял и старательно поддерживал. Осталось только загадкой, почему он вообще позволил Октавиану живым добраться из Греции, где тот обучался ораторскому искусству, до Рима. Это было самой большой ошибкой Антония – он все-таки не принял хилого Октавиана достаточно серьезно. Сам Марк был очень популярен в армии и являлся прямой противоположностью наследнику – был высоким, физически очень крепким и никакой загадки для Рима не представлял, все прекрасно знали гуляку и любимца женщин добродушного великана Марка Антония. Любовь простых римлян и солдат у него была, а вот любви всех сенаторов Антоний сыскать не сумел, да и не стремился. Еще будучи консулом и управляя Римом в отсутствие Цезаря, Марк Антоний откровенно путал свою казну с государственной, черпая все больше из общей. Причем как черпая! Катание с актрисами и самыми дорогими проститутками в колесницах, запряженных львами, оказалось не самой дорогой тратой для консула. Он ссорился с Долабеллой, с которым вместе должен был управлять Римом, доходило до откровенных драк, когда разнять двух мужчин, обладавших недюжинной силой, оказывалось очень нелегко. Но Рим был готов простить своему любимцу такие невинные забавы, это куда лучше, чем развязывать гражданскую войну в стране из-за своих политических воззрений. И вот теперь какой-то хилый мальчишка будет оспаривать у великана Антония наследство Цезаря?! Если бы у Марка Антония хватило ума и опыта, чтобы разделить наследование денег Цезаря и его политического авторитета, он смог бы уничтожить Октавиана действительно как мальчишку, просто привлекая на свою сторону ветеранов походов, в которых участвовал сам. Но Цезарь был прав, не называя в числе наследников Антония, политиком тот был действительно никудышным, как и правителем. Дело не в несчастных львах или непомерных тратах на собственные прихоти, он меньше всего думал действительно об управлении и куда больше о своей обиде. Правда, Марк сумел удержать Рим от бунта и расправы над убийцами Цезаря, что повлекло бы за собой не менее страшную расправу над многими: народ, давно ворчавший на излишнюю властность Цезаря, после его убийства был готов простить погибшему диктатору все грехи и недостатки, а с его обидчиками разобраться крайне жестоко. И вот наследник Цезаря в Риме. Вид Октавиана поразил всех, стало понятно, что рассказывавшие о его хилости ничуть не преувеличивали, девятнадцатилетний внучатый племянник погибшего диктатора был невысок, щупл и бледен. А одет… ну кто же так одевается и обувается? Его парикмахеру так и вовсе следовало отрубить руки или четвертовать, потому что волосы нового Цезаря были длинны и висели тощими космами. Женщины откровенно фыркали: уж лучше лысина Цезаря, чем такое убожество. Мужчины, особенно такие рослые, как Марк Антоний, способные поднять в воздух Октавиана одной рукой, снисходительно усмехались: диктатор просто пожалел мальчишку, только такое завещание способно защитить его от откровенного презрения окружающих. Да уж… не удался продолжатель рода Цезаря… Раздавались даже голоса, робко напоминавшие, что сын Клеопатры Цезарион и тот куда крепче, хотя пока совсем маленький. Антоний этим воспользовался и снова напомнил сенату, что Цезарь признавал Цезариона своим сыном. Сенаторы заявление к сведению приняли, но предпринимать ничего не стали. Да и что можно предпринять, если завещание оглашено и наследником в нем недвусмысленно назван этот самый хилый Октавиан? Конечно, говорили о подмене завещания, но все понимали, что это невозможно. В этом отношении Рим хранил волю своих граждан незыблемо. В Общественном доме жили шесть весталок, придя к которым, любой гражданин мог оставить завещание на хранение. Весталки берегли эти документы до тех пор, пока в них не появлялась надобность. Если гражданин решал что-то изменить, он торжественно изымал прежний документ, уничтожал его на виду у весталок и писал новый. Нарушить обычай или подменить один документ другим девушки никогда не решились бы, для весталок существовала страшная система наказания, как и в случае потери девственности, преступница замуровывалась с небольшим количеством еды и питья. Кроме того, о завещании Цезаря вообще не задумывались, диктатор собирался в большой поход на Парфию, за время которого в Риме могло много что измениться. Но все разговоры о хилости наследника и неуместности имени этого мальчишки в завещании стихли сами собой, когда Октавиан появился в Риме. Он действительно был слаб телом и болен кроме астмы еще много чем, легче перечислить, чем Октавиан не был болен, боялся жары и холода, сквозняков, пыли, не переносил грубую пищу… Но он относился к тому типу людей, у которых внешняя хилость с лихвой компенсируется силой духа. Стоило тощему, обросшему, бледному мальчишке твердо глянуть в глаза очередному сенатору, и тот понимал, что Цезарь не ошибся в выборе. Когда-то Цезарь говорил, что от его племянника разные сплетни и слухи отскакивают, как мелкие камешки от шкуры взрослого бегемота. Он был прав, Октавиан, словно не замечая насмешек и откровенных оскорблений в свой адрес, спокойно делал то, ради чего пришел в Рим. Марк Антоний тоже почувствовал эту силу, как и то, что противостоять не сможет. Он зря кричал в лицо Октавиану, что наследство денег не означает наследства власти и политического веса, что занять место Цезаря щенку не удастся. «Щенок» делал все спокойно и без истерик. Признав завещание, он был вынужден распродать свою собственность и собственность своей матери – племянницы Цезаря, чтобы выплатить ветеранам и гражданам Рима обещанные Цезарем по триста сестерциев каждому. Расчет оказался верен, Октавиан одним ударом лишил Антония преимущества перед простыми гражданами. Конечно, Рим не перестал насмехаться над племянничком, но делал это уже не так рьяно. Теперь предстояло победить сенат, Антоний прав, наследование состояния, которого попросту не оказалось, еще не наследование власти. Но Октавиан пока не торопился, он спокойно искал союзников. Одним из таких оказался Марк Тулий Цицерон, который вообще-то отошел от дел, но готов вернуться в политику снова. Он, словно застоявшаяся боевая лошадь, бьющая копытом при звуке трубы или боя, предвкушал новые словесные баталии в сенате. Если бы только Марк Тулий знал, к чему приведет его активность, вряд ли бы старик ввязывался в политическое противостояние снова. Реальная власть все же была в руках у Марка Антония. И вот тут сказалась разница между ним и Октавианом. Пока Антоний упивался своей властью, Октавиан тихо, шаг за шагом ее забирал. Для начала он потребовал если не наказания, то удаления убийц Цезаря. Уже и без него осознавшие, что совершенное преступление ни к чему не привело, Гай Кассий и Марк Брут поспешно отбыли в Сирию, куда наместником хотя и был назначен Гней Долабелла, но в должность не вступил. Сейчас убийцам Цезаря лучше держаться подальше от Рима, это понимали и они сами. Постепенно, шаг за шагом Октавиан подбирался к власти, он сумел использовать неприязнь Цицерона к Марку Антонию и осторожно подтолкнуть оратора к нападкам на своего политического противника. Цицерон, которому давно не представлялась возможность столь активно демонстрировать свое ораторское мастерство, теперь отводил душу. Не столь уж был ему ненавистен Марк Антоний, сколь привлекательна возможность в очередной раз показать себя лично. Одна за другой появлялись филиппики против Марка Антония. Он нападал и нападал, совершенно не думая о том, что будет, если эти два человека – Марк Антоний и Октавиан – договорятся. Дошло до того, что Марка Антония едва не внесли в проскрипционные (черные) списки, зачисление в которые означало изгнание навсегда, потому что любой римский гражданин, увидевший человека из списка, имел право (и даже был обязан!) его убить. Когда обсуждался этот вопрос, самого Антония не было в Риме, он воевал в Цисальпийской Галлии против Марка Брута. Пожалуй, тогда своего мужа спасла неистовая Фульвия – третья жена Марка Антония. Подхватив двух маленьких сыновей Марка – Антилла и Юла, а также его мать, женщина отправилась прямо в курию Гостилию, где сенаторы обсуждали возможность объявления ее супруга врагом Рима. Появление двух одетых в черное женщин с детьми на руках, к тому же громко плакавших и причитавших, что их возлюбленного отца, мужа и сына, который столько сил отдал римскому народу и столько бился за него, готовы объявить врагом тех, за кого он и сейчас бьется, не жалея жизни, повлияло на мнение сенаторов. Марка Антония не объявили hostis, обошлось, но ненависть к Цицерону, едва ни погубившему Антония ради блеска собственного красноречия, Фульвия затаила и поклялась в свою очередь погубить оратора! А дальше произошло то, чего уж никак не ожидал Цицерон. Октавиан прекрасно понимал, что взять власть над Римом в одиночку ему пока не по силам, а потому пошел с Марком Антонием на соглашение. Три человека, непричастные к убийству Цезаря – Марк Антоний, Октавиан и Лепид, – заключили договор о триумвирате. При этом Октавиан просто… пожертвовал Цицероном, когда Антоний в свою очередь потребовал включить оратора в проскрипционный список! Марк Антоний вернулся домой весьма довольный. – Жена! Фульвия! Та лишь повернула голову в его сторону, не отрывая глаз от рук рабыни, размешивающей крем для лица. – Тиана, не сыпь столько белил, я же буду похожа на куклу! Или на тощую вдову Цезаря. – Да, госпожа, – кивнула рабыня, продолжая работу. Марк Антоний жестом приказал слугам покинуть помещение и, усевшись в большое кресло, похлопал рукой рядом, призывая жену к себе: – Можешь радоваться, ненавистный тебе Цицерон приговорен, его внесли в проскрипционные списки! Фульвия не спешила присоединиться к мужу, она остановилась перед Марком и, строптиво дернув плечиком, фыркнула: – Этого мало. Антоний расхохотался: – Мало?! Но он будет убит, его имущество отойдет казне, а рабы получат свободу. Что еще? – Этого мало, – упрямо повторила женщина. – Я хочу, чтобы его казнили прилюдно! – Это уж слишком, – смущенно пробормотал Марк. Как бы он ни был зол на проклятого болтуна, едва не погубившего его самого, все же Марк Антоний слишком добродушен, чтобы желать публичной казни оратора. К тому же у Цицерона много сторонников, его убийство и так вызовет новые нападки на самого Антония. Марк поднялся, уже жалея, что ввязался в разговор с женой, нужно было просто сообщить Фульвии новость, и все. Мало ли что еще придет в голову этой женщине, недаром Фульвию зовут неистовой. Та неожиданно согласилась: – Хорошо, но я хочу его голову! – Что?! – Марк уже сделал несколько шагов к выходу и обернулся, изумленный требованием. – Зачем тебе его голова? – Пусть принесут! – Хорошо. Он просто не знал, что ответить, а потому согласился, но чтобы не продолжать, повернулся спиной. – И руку. Ту, которой он писал свои филиппики! Спина Антония на мгновение замерла, потом он коротко кивнул и поспешил прочь. Цицерон был в ужасе. О где вы, благословенные времена правления Цезаря, когда можно было говорить что думаешь, а потом просто попросить у обиженного диктатора прощения?! Цезарь умен и справедлив. Почти всегда справедлив. Был справедлив, его больше нет. И теперь в Риме сцепились между собой уже не сенаторы, а триумвиры. Философ встал и прошелся по атриуму, он был настолько возбужден, что не мог даже писать. Это плохо, для ясности действий нужна ясность мыслей, а ее как раз не было. Четыре блестящих филиппики против Марка Антония, произнесенные в сенате, привели к тому, что жертвой стал он сам! Понимал ли Цицерон, что может оказаться в этом списке? Да, как только узнал, что Октавиан договаривается с Антонием. Еще раньше, только познакомившись с Октавианом, оратор понял, что доверять ему ни в чем нельзя. Случилось так, что из всех сенаторов именно Цицерон первым увидел наследника Цезаря, конечно, не считая тех, кто был с Цезарем в Испанском походе, где участвовал и его совсем юный внучатый племянник. Просто имение матери Октавиана, племянницы Цезаря, граничило с имением самого Цицерона. Именно там Марк Тулий и увидел будущего императора, когда тот заехал по пути в Рим. Потому Цицерону не нужно было спешить в Вечный город, чтобы вместе с остальными любопытными увидеть Октавиана, его любопытство уже было удовлетворено. Все или не все понял для себя Цицерон, но он знал одно: этот мальчишка не остановится ни перед чем! Почему же искушенный политик позволил втянуть себя в столь опасную борьбу снова? Надеялся, что его авторитет и слава не допустят самого страшного, что никто не посмеет произнести его имя, добавив страшное «hostis» – изгнанник, подлежащий уничтожению! Первый испуг Цицерон испытал, когда по Риму прошел слух, что Октавиан намерен добиваться консульства. Только став младшим консулом при старшем Цицероне. Чего же лучше – молодой ученик, внимающий старшему, учащийся у него, слушающий советы? Но что-то подсказывало Марку Тулию, что этому мальчишке его советы совершенно не нужны, он сам кому угодно может посоветовать. Такого не случилось, испуг постепенно прошел, хотя Цицерон сам не мог разобраться, чего же именно он испугался. Что-то витало в воздухе Рима такое, что подсказывало необходимость уносить ноги из Вечного города, причем чем дальше, тем лучше. И Марк Тулий поторопился отбыть в свое тускуланское имение. Спрятаться, затихнуть, переждать политические бури вдали от опасного Рима! Не удалось, слишком много наследил, слишком рьяно выступал против Марка Антония. Цицерон сам прекрасно понимал, что на его смерти настаивает даже не сам Антоний, а его сумасшедшая супруга. Фульвия никогда не простит старику своего унижения, того, что вынуждена была ради спасения мужа рыдать перед сенатом. Ругал ли себя Марк Тулий за филиппики против Антония? Даже если ругал, теперь это бесполезно. Октавиан, совсем недавно вроде мечтавший получать ценные советы от Цицерона как наставника, спокойно сдал его в обмен на временную договоренность с Марком Антонием. Вместе с Цицероном в его усадьбе находился брат Квинт и его сын, совсем недавно бывший в лагере приверженцев Марка Антония, но вдруг разругавшийся с ним насмерть и примкнувший к дяде. Смертельное соседство, в списки занесли всех троих. Друзья из Рима успели предупредить несчастных, и те покинули Тускул. Нужно было бежать, в Астуре их поджидал корабль, снаряженный друзьями, но Квинт решил сначала вернуться домой, чтобы собрать кое-какие вещи, это его и погубило. Марк Тулий сел в Астуре на корабль, однако далеко не уплыл. Бедой знаменитого оратора было то, что он мог только излагать правильные мысли, но не действовать. Произнести очередную речь о необходимости бегства и спасения, чтобы потом возобновить борьбу против тиранов, – пожалуйста, а бежать в действительности? Куда, к Марку Бруту, к Кассию, к Сексту Помпею? Но у них всех просто опасно, кто знает, как повернет их военная судьба завтра? Была еще одна возможность – отправиться в Александрию, где роскошная библиотека, множество ученых, все условия для работы и научных занятий. Но там была Клеопатра, против которой он столько выступал. Марк Тулий Цицерон вдруг осознал, что своими гневными обличениями сам себя загнал в угол, теперь нет на свете человека, который бы мог предложить ему кров, нет на свете места, где этот кров был бы безопасен. И Цицерон приказал пристать к берегу. Он метался в нерешительности, то рвался уплыть как можно дальше, то придумывал, в какую бы норку спрятаться, то решал встретить судьбу лицом к лицу… Слуги видели, что хозяин устал от борьбы, что он сдался судьбе, сник, не способен бороться. Чтобы слуги не укрывали своих опальных хозяев, им была обещана жестокая кара, а рабам, напротив, свобода, но часто преданные слуги жертвовали собственными жизнями, чтобы спасти хозяев, а рабы не стремились купить свободу ценой их гибели. Так и у Марка Тулия, именно слуги почти силой сначала унесли его обратно на корабль, а потом, когда оратору вздумалось прощаться со своим кайенским имением, заставили его снова бежать. К сожалению, поздно… Стоило носилкам удалиться по дорожкам сада, как в имении появились солдаты во главе с центурионом Герентием и военным трибуном Лаеной. Обнаружив дверь запертой, они приказали взломать, но Марка Тулия там не оказалось. Слуги в один голос утверждали, что хозяина давно не видели. И тут… Молодой человек не отличался ни красотой, ни крепостью, напротив, его вид выдавал книжного червя, увлеченного чем угодно, только не физическими упражнениями. Так и было, вольноотпущенник Квинта, бывший раб, которого, обнаружив у него страсть к ораторскому искусству и литературным трудам, Цицерон сам воспитывал, обучая правильному сложению слов, в решающую минуту спокойно предал своего учителя. – Господин… – он показал центуриону на группу людей, поспешно удалявшихся с носилками по дорожкам сада в сторону моря. Герентий с солдатами бросился следом, а Лаена сначала поинтересовался: – Как тебя зовут? – Филолог. Увидев, что их догоняют, Цицерон приказал поставить носилки на землю и не оказывать сопротивления, прекрасно понимая, что это бесполезно. – А… Попиллий… Я помню тебя. За головой Цицерона действительно отправился военный трибун Попиллий Лаена, которого Цицерон когда-то защищал в суде от ложного обвинения в убийстве отца. Защищал и спас Попиллию жизнь. Но сейчас это не играло никакой роли, Герентий и Лаена пришли за его жизнью и возьмут ее. Цицерон выставил голову как можно дальше из носилок и попросил об одном: – Только сразу, Герентий. Вот уж чего не ожидали убийцы, так это такой готовности. Сразу не получилось, опытному центуриону, не раз лишавшему жизни врагов в бою, понадобились три удара, чтобы отделить голову оратора от его туловища. – И руку, – напомнил Лаена. – Какую? Какой он писал, правой или левой? Лаена чуть посомневался и распорядился: – Руби обе, пригодятся. В дом к Марку Антонию и Фульвии принесли необычный дар. Следом за центурионом Герентием раб нес большой поднос, накрытый тканью. По тому, как он обращался с ношей, было понятно, что там нечто ценное. Приятели, увидевшие входившего в дом Герентия, поинтересовались: – Что несешь? Тот лишь отмахнулся. Через несколько минут он уже протягивал поднос Антонию: – Как ты приказывал. И обе руки, мы не знали, какой он писал, отрубили обе. Марк кивнул, не задавая вопросов. К чему, и так ясно, что Цицерон мертв, а под тканью его голова и руки. Не по себе было всем, Герентий тоже поспешил удалиться, точно избавился от чего-то очень тяжелого и неприятного. Все же убивать беззащитного старика, приказавшего слугам не оказывать сопротивления, совсем не то, что разить оружием врага на поле боя. Работа палача не для центуриона… Марк Антоний принял поднос и отправился к Фульвии. – Ты довольна? Женщина спокойно откинула ткань, внимательно осмотрела голову и поинтересовалась: – А ты нет? – Так ли уж он был виновен? – Марк?! Ты забываешь, что если бы не мы с твоей матерью, то благодаря этому болтуну сейчас на подносе лежала бы твоя голова, а я была бы в доме развлечений, а твои дети в ошейниках рабов! В словах Фульвии была правда, выступления Марка Тулия едва не привели к гибели самого Антония, и все равно ему было немного жаль старика. Фульвия не жалела. Она поставила поднос на высокий столик, за которым обычно писала, и вдруг принялась разжимать челюсти мертвой головы ножом. – Что ты делаешь? – Сейчас… – С усилием добившись, чтобы рот бывшего оратора открылся, Фульвия вытащила оттуда язык, спокойно вынула из волос острую шпильку и… проткнула язык, пришпилив его к подбородку. – Вот тебе! Это было столь страшно и неожиданно, что Марк обомлел. – Фульвия?! Женщина вскинула голову: – Марк, я выполнила свою клятву! Я поклялась, что пришпилю его гадкий язык, доставивший столько страданий многим, и я это сделала! А теперь можешь выставлять его голову и руки на всеобщее обозрение. Почему-то выходка супруги придала решимости и самому Марку Антонию. Через полчаса голова Марка Тулия Цицерона с высунутым пришпиленным языком и его руки, писавшие гневные филиппики против триумвира, действительно были выставлены на площади на всеобщее обозрение. Это было настолько страшно, что никто не посмел противиться. Рим вползал в новую гражданскую войну, все прекрасно понимали, что мир между Марком Антонием и Октавианом только до тех пор, пока они не уничтожили убийц Цезаря – Марка Брута и Гая Кассия. Потом мечи будут повернуты друг против друга. Главное наследство Цезаря – мир в Риме – оказалось невостребованным, наследники делили власть и земли, а не его политические достижения. Конечно, в далекой Александрии внимательно следили за происходившем в Риме, потому что спокойствие страны напрямую зависело от расклада сил в Италии. А они распределились следующим образом. На Сицилии сидел со своим флотом Секст Помпей, один из сторонников убийц Цезаря. Ему противостоял триумвир Лепид, хотя противостоял не слишком рьяно, явно попросту выжидая, как повернут события. Марк Юний Брут находился в Малой Азии, собираясь с силами и прекрасно понимая, что борьба за жизнь еще впереди. Его сообщник Гай Кассий отправился в Сирию, наместником которой еще Цезарем был назначен, но почему-то так и не приступил к обязанностям Долабелла. Гней Долабелла вел себя как политическая проститутка, он по несколько раз на дню переходил из одного лагеря противоборствующих в другой, а потому снискал себе ненависть обоих. Теперь он противостоял Кассию, пытаясь взять Сирию. Вот за этими двумя в Египте следили особенно внимательно, все же Сирия совсем близко… Как помочь, не помогая… – Как бы я хотела просто править своей страной, решать вопросы о строительстве зданий и дорог, раздачи хлеба, сбора налогов, праздниках… Неужели Рим никогда не оставит меня в покое?! Клеопатра подала Протарху прочитанный папирус. Советник, чуть покосившись, развернул его и впился глазами в текст. Написано довольно небрежно, но все же понятно. Послание было от… Кассия! Протарх снова покосился на царицу, Клеопатра стояла у двери, ведущей на большую террасу, и задумчиво покусывала губу. Чего может хотеть убийца Цезаря от матери его сына? Гай Кассий… просил помощи! Протарх даже ахнул, совсем с ума сошли эти римляне? Кассий предлагал вместе выступить против Гнея Долабеллы. В эту минуту раздались шаги, оглянувшись, грек увидел входившего в комнату Аполлодора, тоже советника царицы. – Ты посмотри, что просит… Говорить Клеопатра и Протарх начали одновременно, грек, смущенный, что посмел перебить царицу, склонился: – Прости, Божественная. Клеопатра в ответ весело рассмеялась, но тут же кивнула: – Покажи ему послание. Два советника читали письмо убийцы Цезаря и дивились наглости римлян. Совести у них нет. Дело в том, что совсем недавно такую же помощь запросил Гней Долабелла, почти приказав царице Египта отправить ему на помощь римские легионы, когда-то оставленные Цезарем для защиты Александрии. Гней Долабелла, зять Цицерона, был вполне достоин своего тестя. В зависимости от ситуации Долабелла так часто менял свои политические воззрения, переходя то на сторону триумвиров, то на сторону убийц Цезаря, то объявляя себя сторонником сената, что верить ему перестали все. В результате Сенат объявил Долабеллу врагом народа и внес в черный список людей, которых надлежит убить любому римлянину, кто его встретит. Теперь терять Долабелле было нечего, и он принялся отстаивать свои интересы в Сирии огнем и мечом. Но Кассий отдавать богатые земли вовсе не собирался. Марк Брут находился в Малой Азии, однако у Кассия хватало и собственных сил, чтобы защититься от Долабеллы. Бедой Гнея Долабеллы стало то, что при сильном флоте у него было слишком мало – всего два легиона – пешего войска против восьми легионов Кассия. Вот тогда оба и обратились к египетской царице: Кассий с просьбой прислать флот, а Долабелла просил легионы Цезаря. Что делать? Помочь одному – значит рассердить другого. Кто бы ни выиграл это противостояние, виноватой окажется Клеопатра, тогда Египту не избежать нападения, а армия еще недостаточно вооружена и обучена. Египетская царица имела сильный флот, но почти не имела пеших воинов, кроме тех самых легионов Цезаря. Было о чем задуматься Клеопатре. Но прежде чем принять решение, она попросила показать на карте, где кто находится, и подробно рассказать обо всех событиях последних месяцев и даже дней в Риме. Далекий Рим по-прежнему не давал покоя Александрии. В результате в разные стороны полетели письма, а легионы Цезаря стали готовиться к выступлению. Суда тоже готовили, но уже не так спешно, ветер дул с моря, не позволяя большим кораблям выйти из бухты. Клеопатра перехитрила всех. – Что делать львенку, если собираются драться два больших льва? Встать на сторону любого из них опасно, он может не оказаться победителем, к тому же боюсь, что даже если мы верно угадаем, кому помогать, победитель просто слопает нас либо решит, что мы его рабы навсегда. – Что же ты предпримешь? – Конечно, мне очень хочется отомстить убийцам Цезаря, но Кассий прекрасно понимает, насколько я боюсь его вторжения, потому так нагл. А мы поможем… обоим! Два льва хотят драться? Пусть дерутся, чем сильнее они ослабеют, тем лучше нам. – Но тогда любой из выигравших обвинит тебя в помощи противнику. – А мы так поможем, чтобы никто не обиделся, но оба пострадали. Так и было сделано. Клеопатра отправила легионы Цезаря к городу Лаодикее, где находился Долабелла. Но перед отправкой царица поговорила с командирами этих легионов, откровенно объяснив, что это их дело, на чьей стороне выступать. Кроме того, тайными тропами перед самими легионами были отправлены гонцы с… сообщением самому Кассию о подходе войск, которых можно перетянуть на свою сторону. Долабелле отправлено сообщение о том, что легионы вышли, а египетский флот стоит в гавани в ожидании смены ветров. На подвластный Египту остров Кипр наместнику тоже отправлено сообщение о том, что помочь своими кораблями можно, но осторожно. Наместник оказался сообразительным и помог тому, кто побеждал. А побеждал Кассий, перехвативший легионы, которые сразу перешли на его сторону. В результате Долабеллу бросили и его собственные военачальники, не видевшие смысла в защите Лаодикеи, и он попросил своего солдата помочь свести счеты с жизнью. Тот долго уговаривать не заставил, Гнею Долабелле была отрублена голова. Но теперь оставалась опасность вторжения войск Кассия, ведь у Клеопатры не было даже легионов Цезаря! И снова царица схитрила, она так подробно описывала Гаю Кассию ужасы неурожая и эпидемии в Египте, что у того несколько поубавилось желание срочно захватить страну. То, что Нил не разлился и в стране действительно засуха и эпидемии, подтверждали многие. Царица не стала объяснять, что средств у нее все равно достаточно, чтобы снарядить сильный флот, ни к чему об этом знать врагам, она просто выжидала. Из Рима приходили новые сообщения, там не на шутку брал власть Октавиан. Он добился своего избрания консулом и пошел на то, чтобы заключить договор со своими врагами – Антонием и Лепидом. В Риме образовался новый триумвират – Октавиан, Антоний и Лепид. Это грозило Бруту и Кассию большим походом против них как убийц Цезаря. Тут уж не до Египта. Готовилась смертельная схватка между триумвирами, с одной стороны, и Кассием и Брутом – с другой. Клеопатре бы заниматься делами страны, в которой действительно свирепствовали засуха и эпидемии, а ей приходилось лавировать между противоборствующими силами Рима. И делать это надо так, чтобы не навлечь бед на свою страну после победы любой из них. Но теперь она знала, на чьей стороне будет выступать. Долабелла Клеопатре не нужен, против него все равно рано или поздно выступил бы Рим, а Кассий и Брут опасны, ей бы и триумвиры не нужны, но из двух зол приходилось выбирать меньшее. Она помогла, вернее, сделала вид, что помогает, выйдя вместе с флотом из гавани Александрии. Одного не могли понять советники: зачем отправляться вместе с войском самой и к чему брать корабли, которые способны держаться на воде до первой хорошей волны? – Божественная, эти суда могут и до Малой Азии недотянуть, их потопит первый же сильный ветер. – Знаю. Посади на них тех, кто хорошо держится в воде, либо просто преступников, которых не жаль утопить. – Но ты потеряешь эти суда, они не смогут вступить в бой. – Зато никто не сможет обвинить меня, что я не вышла в море. А если победит Кассий, то мы расскажем об утлых судах, не способных плавать. – Но тогда зачем ты отправляешься сама? – Уж не думаешь ли ты, что я тоже сяду на такой корабль? Зато покажу, что лично хотела участвовать в бою! У Клеопатры снова все получилось. Кассий и Брут, прекрасно зная, что египетский флот готовится к выходу в море, отправили против него шесть десятков своих отборных судов, чтобы перехватить раньше, чем египтяне соединятся с флотом триумвиров. Но… никого перехватывать не пришлось. Как и предупреждали Клеопатру, первая же буря потопила немало ее кораблей, даже один из тех, что не был предназначен к уничтожению. Биться с оставшимися кораблями против шестидесяти судов Кассия Клеопатра не собиралась. Теперь пришло время вступать в игру ей самой. – Хармиона, позови Аммония. Лекарь появился тотчас. – Всем объявить, что царица не вынесла морской качки и страха и больна. Тяжело больна. – Божественная плохо себя чувствует? – перепугался врач. – Да нет же! Просто желаю отдохнуть. Надоели мне все эти триумвиры, Кассии, Бруты, Рим. Чтоб их разорвало! Просто нужен повод вернуться, не воевать же с сильным флотом Кассия! Мы возвращаемся, потому что царица больна! Понял? – Понял, – широко расплылся в улыбке Аммоний. – Да не улыбайся ты так, словно счастлив оттого, что я больна. – А что сказать, чем Божественная больна? – Укачало. Все же я женщина, бури испугалась. Пусть смеются, чем дольше они будут считать меня глупой, а Египет слабым и неопасным, тем больше у нас будет времени на то, чтобы стать сильными. Иди. Аммоний сделал скорбное лицо и вышел. Клеопатра тихонько рассмеялась: – Хармиона, ты посмотри на него. Такой вид, что сейчас решат, будто я при смерти. Или уже умерла. Иди, все исправь, а то Аммоний перестарается. Ничего нельзя доверять этим мужчинам! До чего глупы. Оставшиеся на плаву корабли Клеопатры повернули обратно к Александрии, так, потопив ненужные ей суда, хитрая египетская царица «обозначила» свое участие в несостоявшейся морской войне. Теперь в случае победы триумвиров у нее было оправдание, мол, спешила, но вы знаете… эти бури… моя болезнь… В случае победы Кассия убедить его будет труднее, но тоже можно: вы же поняли, какие корабли я вывела, они не выдержали и первой волны, к тому же разыгранная болезнь… – Царица, но придет время, когда триумвиры спросят, почему ты помогала убийцам Цезаря. – Ты можешь назвать имя хоть одного египетского солдата, который поднял по моей воле оружие против Рима в последние годы? Аполлодор вздохнул: Клеопатра права, она вела себя хитро, ни одна из трех сторон не могла упрекнуть ее ни в нежелании оказать помощь, ни в том, что эта помощь была кому-то оказана. Царица столь хитро лавировала между противоборствующими сторонами, что каждый считал, что она на его стороне. В то же время Египет так и не помог никому. Зачем тратить деньги и складывать головы своих солдат, даже если это наемники, ради Рима, вышвырнувшего ее прочь? Клеопатра вернулась к делам в своей стране. На всякий случай она почти два месяца разыгрывала тяжелую болезнь, выжидая, как повернут дела в противостоянии триумвиров и убийц Цезаря. Победили триумвиры, Кассий и Брут покончили с собой, не желая принимать позор поражения. Теперь оставалось ждать, как разберутся между собой триумвиры. Царице уже донесли, что никакие договоренности между собой не ослабили их ненависть друг к другу. Марк Антоний никак не мог простить Октавиану предпочтения, отданного Цезарем. Что будет, если и они сцепятся между собой и тоже потребуют поддержки? Тут бурей или морской болезнью не отговоришься. Время, время, безжалостное время! Оно текло так быстро, что приводило в отчаяние. Клеопатре казалось, что остовы новых судов, которые строили в гавани Александрии, растут немыслимо медленно, она каждый день терзала советников: – Я не понимаю, они работают или нет?! – Работают, Божественная. Быстрее нельзя. Просто судов слишком много. К тому же это новшество… Аполлодор говорил о таране – мощнейшем вооружении новых кораблей Египта. Нет, Антоний неисправим! Недаром Цезарь не оставил ему Рим. Клеопатра, которая сначала была просто в гневе из-за решения своего любовника, со временем все больше и больше понимала гениального Цезаря. Как ни больно, но она вынуждена признать, что даже отстранение ее и Цезариона от наследства в Риме тоже разумно. Но сейчас ее мысли занимала не обида на Цезаря, та утихла, а поведение Марка Антония. Триумвиры, наконец, сумели договориться. Октавиан получил Рим и Запад, Марк Антоний – Восток. Лепид не получил практически ничего, потому что провинция Африка с разрушенным Карфагеном – одни слезы, а не владения. Но его подозревали в связи с Секстом Помпеем, потому Лепид счел за лучшее не протестовать, боясь попросту попасть в черный список и потерять саму жизнь. Разумно. И вот теперь Леодор, остававшийся в Риме ради своевременного оповещения Клеопатры о происходившем там, сообщал, что Сенат признал Цезаря богом, а Октавиана сыном бога! Насчет Цезаря Клеопатра была согласна, умнее Гая Юлия у Рима человека пока не было, не считать же равным ему болтуна Цицерона? А вот об Октавиане она не знала почти ничего, как ни старалась. Даже для самих римлян этот мальчишка оставался просто загадкой, хотя после убийства Цезаря прошел уже не один год. Что же сделал в ответ Антоний? Марк отправился в свои владения, и в Эфесе его объявили новым богом – Новым Дионисом. Неплохо быть сыном бога, но почему бы не стать им самим, пусть не Зевсом или Юпитером, но Дионисом-то можно? Греки быстро нашли божественные корни у своего нового правителя и признали его Дионисом. Получалось, что Марк Антоний на голову выше Октавиана, ведь он встал вровень с Цезарем? Конечно, в Риме так не считали, но Антония это беспокоило мало, он удалился из Рима вовсе не за тем, чтобы жалеть о Вечном городе. Дионис бог веселый, любитель пиров и развлечений, этот образ весьма подходил Антонию, а загадывать далеко вперед он не собирался. Но Клеопатру беспокоило не это. В Эфесе в храме Артемиды находится Арсиноя, такое близкое соседство нынешнего правителя Восточной части Римской империи и опальной сестры царице очень не нравилось. Мало ли что взбредет в голову жрецам храма Артемиды. Ну почему Цезарь тогда не уничтожил проклятую Арсиною и не позволил сделать это ей самой?! Клеопатра кусала губы от досады, вот чем она должна была в первую очередь озаботиться после возвращения из Рима! Нужно было уничтожить сестру-соперницу, а не заигрывать с александрийцами. Царица ничуть не сомневалась, что горожане легко предали бы свою правительницу, появись у них другая с обещаниями больших благ и послаблений. Но пока оставалось только следить за триумвирами и надеяться, что Антонию ни к чему Арсиноя. Однако чем больше Клеопатра размышляла над опасностью, которую таит в себе соседство Марка Антония и Арсинои, тем больше волновалась. Нужно поговорить с Пшерени-Птахом – верховным жрецом храма Птаха в Мемфисе. Это ее многолетний наставник и советчик, Пшерени помогал еще отцу, даже находясь в Мемфисе, он прекрасно осведомлен обо всем, что происходит не только в Александрии, но и по ту сторону моря – в Риме. Откуда? Клеопатра таких вопросов не задавала, она понимала, что помимо общения с богами у жрецов разветвленная сеть осведомителей. – Хармиона, прикажи принести писчие принадлежности. Служанка-наперсница только склонилась в знак повиновения и мгновенно исчезла. Так же быстро в комнате появился раб, несущий очиненные перья, золотую емкость с чернилами и свиток папируса отменного качества. Царица не потребовала секретаря, это означало, что писать будет сама, письмо личное. Так и есть, Клеопатра собиралась просить о встрече Пшерени-Птаха, она ничего не сообщала о своих сомнениях и соображениях, просто задавала вопрос, когда жрец удостоит ее беседой. Божественная могла приехать без приглашения и даже потребовать приезда Пшерени в Александрию, но она никогда не делала такого, во-первых, потому что очень уважала своего наставника, во-вторых, ни к чему унижать жреца, а через него оскорблять божество. Была еще одна причина – дворец на мысе Лохиас имел так много чужих ушей, что Клеопатра предпочитала беседы в храме Птаха. К тому же Пшерени-Птах болел, все чаще перекладывая свои обязанности на сына – Петубаста. Письмо жрецу было отправлено, но оказалось, что это не все новости, через несколько дней Клеопатру ждали известия похуже обожествления Марка Антония. Жаркое марево сделало небо светлым, почти белым, нагретый воздух тяжелым грузом ложился на плечи, словно придавливая к земле. Даже в Александрии, насквозь продуваемой ветрами с моря, стояла ужасающая жара, а каково же там, в песках? Узкая полоска Нила не способна одарить прохладой всю землю вокруг, прохлада только по берегам, да и то у самой воды. По помещениям и коридорам Большого царского дворца гуляли несильные сквозняки, почти не приносившие прохлады, потому подле сидевшей на малом троне царицы усердно работал опахалом из больших перьев ибиса мускулистый раб. Оно немного разгоняло душный воздух, принося облегчение, но Клеопатра не замечала ни духоты, ни легкого ветерка от движения опахала, ее заботил папирус, поданный советником. Ее пронзительно синие глаза изумительной миндалевидной формы потемнели от гнева, тонкие ноздри трепетали, а губы почти сжались в ниточку. Царица была в гневе, но таком, который выказывать никому не желательно. Гневаться нашлось отчего. Один из папирусов, какие наводнили Египет, сообщал, что царь Птолемей XIII не утонул в Ниле во время битвы с римлянами, а чудом спасся, ему пришлось скрываться, опасаясь чужестранцев и собственной безжалостной супруги, но теперь он, Птолемей, законный правитель Египта, готов вернуть себе власть! Клеопатра прекрасно помнила гибель ненавистного мужа-брата, толстого, неуклюжего, очень похожего на своего проклятого воспитателя евнуха Пофина. После битвы, в которой Цезарь сумел одолеть бунтовщиков во главе с Птолемеем XIII, она добилась, чтобы дно Нила просто прочесали и нашли тело мужа. На вопрос Цезаря, зачем ей это, ответила, что сама была бы рада, чтобы ненавистный муж-брат стал кормом для рыб, но не захороненный фараон станет прекрасным поводом поднимать бунты его именем. Цезарь удивился такой разумности своей юной подруги, тело Птолемея действительно нашли и торжественно похоронили. Но и похороненный, он все равно дал повод выступать против нее. В том, что это самозванец, у Клеопатры не было ни малейшего сомнения, она видела тайный знак, указывающий посвященным на принадлежность человека к семейству фараонов, однако она не могла объявить это во всеуслышание, никто не должен знать эти тайные знаки, иначе они станут бесполезны. Даже жрец знал всего один – Пшерени-Птах. Плохо, что такие воззвания якобы спасшегося царя появились вообще, это означало, что либо в Кемете нашлись не верящие в ее силу, либо кто-то очень сильный извне пытается посадить на трон своего человека, устранив ее саму. Второе волновало Клеопатру значительно сильнее. С недовольными в стране она сумеет справиться, достаточно Пшерени-Птаху объявить, что это самозванец, а другим жрецам поддержать, и человек быстро найдет свой конец, возможно даже, как тот, за кого пытается себя выдать, – в водах священного Нила. Хорошо бы скормить мерзавца крокодилам… А вот покровителей извне стоило опасаться, и не из-за глупца, который заявляет, что он фараон и называет страну греческим названием! Возможно, появление этого глупца просто разведка того, как поведет себя царица. Если испугается самозванца, выдающего себя за чудом спасшегося царя, который совершенно точно погиб и похоронен, значит, против нее можно выставить куда более сильную противницу – царевну Арсиною. Арсиноя была и оставалась головной болью царицы Египта. Сколько раз Клеопатра умоляла Цезаря казнить мятежную царевну! Но диктатор почему-то не только оставил ей жизнь, но и, проведя в позорном шествии во время своего триумфа по улицам Рима, позволил укрыться в храме Артемиды в Эфесе. Такое поведение любовника приводило Клеопатру в бешенство. Зачем оставлять такую опасность для нее?! Или Цезарь настолько не доверял, что предпочитал иметь запасной вариант для трона Египта? Но Цезаря нет на свете, а Арсиноя жива. Мало того, сообщили, что жрецы храма помогли ей бежать! Что будет, если и она заявит права на свое место на троне? Нет, Арсиноя имела право на царственный урей только после самой Клеопатры, но объединившись с самозваным Птолемеем и получив поддержку триумвирата Рима, царевна вполне могла претендовать на власть. Куда при этом денется сама Клеопатра и ее сын Цезарион, гадать не стоило. – Где они? Протарху не нужно объяснять, о ком задан вопрос, он все прекрасно понял сам. – Он был в Финикии, в Араде, сейчас ищут. Ее тоже ищут. Царица резко поднялась с трона, раб едва успел убрать опахало, чтобы оно не задело лица Божественной. Разрезы по бокам ее изумрудного цвета платья от движения раскрылись, на мгновение обнажив красивое бедро, Протарх с усилием заставил себя отвести взгляд от совершенной фигуры Клеопатры. Нет, лучше живым любоваться царицей издали, чем потерять голову, только побывав в ее объятиях. Клеопатра отошла к окну и остановилась, наблюдая за чем-то во дворе. По звукам, доносившимся оттуда, было понятно, что наследник осваивает науку боя. Раб послушно без напоминаний переместился следом, но движения его опахала стали медленней, это тоже было обычным – от окна немного тянуло ветерком. Тонкая ткань облегала точеную фигурку так, что царица выглядела статуэткой, изваянной умелой рукой скульптора. Хотя чему дивиться, ее ведь изваяли боги… Протарх вдруг подумал о трудном положении царицы, но не из-за объявившегося самозванца, а из-за отсутствия мужа. Клеопатра не может выйти замуж ни за кого из египтян, все они ниже родом, нужен мужчина царского рода. Можно было бы найти и такого, но тогда он станет фараоном, а она при нем всего лишь супругой. Законы Египта таковы, тут ничего не поделаешь. Власть передается по женской линии, но царица не может править сама, она обязана выйти замуж и… уступить трон супругу. Либо править до совершеннолетия сына, как сейчас делает Клеопатра. Но Клеопатра отдавать власть никому не собиралась, а Цезарион пока мал. Именно из-за этого закона, не желая привлекать на трон чужих, фараоны испокон века женились на своих сестрах, это привело просто к вырождению одной династии за другой. Достаточно вспомнить фараона, имя которого даже запрещалось произносить из-за его попытки реформировать веру в стране, – Эхнатона. Протарх был греком, а потому знал то, о чем сами египтяне боялись говорить вслух. Он знал, что фараон-вероотступник внешне был настоящим уродом. Но сейчас Протарх задумался не о несчастном всеми забытом уродце Эхнатоне, а о красавице Клеопатре. Собственно, черты ее лица красивыми не мог бы назвать даже самый большой льстец, но бездна обаяния царицы заставляла забывать о множестве недостатков внешности. А какая у нее фигурка… загляденье! Но мужа нет. И вдруг у Протарха мелькнула немного шальная мысль: а что, если ей выйти замуж за самозванца, поставив ему условие, чтобы не лез в управление государством ни в каком виде? Если тот молод и силен, то вполне мог бы стать мужем царицы, только нужно добиться от него послушания. – Божественная… что делать, когда самозванца поймают? Привезти его к тебе? Не только Протарх прекрасно понимал мысли Клеопатры, та разбиралась в стиле мышления своего советника не хуже, царица насмешливо фыркнула: – Казнить там, где его поймают! Мне не нужен самозванец, даже если он божественно красив и силен. – Но… Протарх не успел сказать о возможности объявить самозванца ее мужем в обмен на клятву быть послушным. – Никаких «но»! Иначе завтра здесь выстроится очередь из желающих побывать в моей постели. Птолемеев окажется столько, что меня назовут проституткой, попытайся я решить с претендентами все мирно. Только жестокость может сейчас пресечь появление новых царей, вынырнувших из Нила. – Глаза обернувшейся от окна царицы насмешливо блеснули. – Он не сам решился на такую дерзость, за ним стоят те, кто испытывает мою уверенность в своих силах. Найти и уничтожить, причем достаточно жестоко, с объявлением, что своим самозванством он оскорбляет не только меня, но и всю династию и весь Кемет! Она вернулась к трону, но садиться не стала, немного постояла, задумчиво глядя в никуда, потом вздохнула: – Я больше боюсь Арсиною. Если она договорится с триумвирами, они могут найти ей нового Птолемея и выдать замуж. Тогда мне будет гораздо трудней. – Голос царицы стал глух. – Найти ее и убить, но тайно. Мне привезти кожу, вырезанную на уровне копчика. Она больше ничего не стала добавлять, и без того выдала слишком много. Но Клеопатра знала, что иначе сейчас просто нельзя, убить Арсиною, не убедившись, что ее не подменили, значит, сделать все бесполезно. – Голову можете не привозить, я не люблю тухлятину, достаточно кожи. – Как велишь, Божественная… – Распорядись подать носилки и приготовить малую ладью. Мне нужно к Пшерени-Птаху. – Ты можешь подождать его в своем дворце. Суда Пшерени-Птаха идут с верховьев Нила и сегодня будут в Александрии. – И ты молчал?! – Мысли Божественной были заняты другим. – Хорошо, проследи, чтобы не было задержек. Клеопатра сделала знак, разрешающий советнику удалиться. Протарх сделал это с явным сожалением, он давно был влюблен в свою царицу, хотя не позволил бы себе даже дерзкой мысли. Протарх хорошо понимал, что за дерзкими мыслями следуют дерзкие слова и даже дела, за которые можно поплатиться головой. Советник предпочитал любить Клеопатру платонической любовью, имея голову на плечах целой. Царица об этом знала и ценила способность Протарха обуздывать самого себя. Она тоже предпочитала иметь умного грека советником долгие годы, чем любовником на одну ночь. Любовника можно найти, а вот такого преданного советника вряд ли, потому царица никогда не позволяла себе даже жеста, могущего соблазнить грека. Пусть живет и думает, для постели есть другие, более глупые. Протарх шел по коридорам огромного дворца и размышлял о царице. О ком же еще он мог думать? Не впервые женщина правила Египтом, у страны уже были фараоны в женском обличье, одна великая царица Хатшепсут чего стоила, но впервые женщина не просто прислушивалась к советам своих министров, а сама диктовала им линию поведения. Конечно, ни один правитель не сможет управлять без мудрых советников, только далеко не все умеют выслушивать советы. Клеопатра замахнулась высоко, так высоко, что Протарх начал беспокоиться, чтобы царица не свернула свою прелестную шейку. Когда эта девчонка соблазнила Цезаря и родила от него сына, советник только посмеялся: и Клеопатра думает, что достаточно заполучить мужчину в спальню и родить ему наследника, чтобы он стал покорным рабом. Наверняка Клеопатра была в этом уверена. Но Цезарь не обычный мужчина, постель не сделала его рабом египетской царицы, мало того, после гибели ее покровителя Клеопатре пришлось почти уносить ноги из Рима и с горечью убедиться, что в завещании Цезаря ни их сын Цезарион, ни она сама даже не упомянуты! Цезарь не стал ради женщины, пусть даже такой необычной, нарушать законы Рима. Клеопатра вернулась из Рима, словно побитая собака, на нее было больно смотреть, многие противники царицы воспрянули духом, надеясь, что уж такую победить будет нетрудно. Вот тут царица и показала себя! Протарх не сомневался, что повзрослела она именно тогда – по пути из Рима в Александрию. Уплывала самоуверенная девчонка, вернулась умная женщина. Пока она еще не стала мудрой, на это нужно время, но советник знал, что Клеопатра непременно станет мудрой. Только бы до этого времени не натворила дел. В Риме у нее была мечта вместе с Цезарем покорить весь мир. Вместе они смогли бы, но беда в том, что Цезарь едва ли желал этого же. Нет, он хотел покорить мир, используя в том числе мощь египетской армии, но вряд ли намеревался делать это вместе с египетской царицей. Был очарован ею? Да. Любил? Наверное. Но равной себе в качестве правительницы не признавал. Не потому, что считал глупой или недостойной, скорее загвоздка в другом – умудренный годами и опытом Цезарь лучше Клеопатры знал, что власть не терпит дележа, даже неравного. Или все, или ничего. Клеопатра тоже хотела все и в результате не получила ничего. Протарх уважал царицу за то, что она сумела не пасть духом совсем, взялась за ум и занялась делами собственной страны. Одна беда – как и другие Птолемеи до нее, Клеопатра не знала Египта за пределами Александрии. Она плавала по Нилу, освящала его разлив, посещала священного быка Аписа, подолгу беседовала со жрецом Птаха в Мемфисе Пшерени-Птахом, ходила в египетские храмы… но все равно оставалась гречанкой на троне Кемета. Может, потому она старалась заручиться поддержкой Александрии, добавляя ее жителям льготы. Александрия не Египет, в этом городе, нарочно созданном Великим Александром для власти, жила такая смесь разных народов, что иногда диву давались даже видевшие виды купцы. В Александрии можно услышать речь со всех концов земли, город много богаче и лучше организован, чем великий Рим, одна беда – за ним нет единой страны. Александрия сама по себе, остальная страна сама. Почему Пшерени-Птах не объяснил этого царице? Или объяснял, но та не хочет понять? Подумав об этом, Протарх решил, что ему самому надо поговорить с мудрым жрецом, прежде чем тот пойдет к Клеопатре. Советник даже себе не признавался, чего же боится больше всего. А боялся он, что строптивая царица ввяжется в борьбу за власть над Римом даже без Цезаря. Это будет гибельно для Египта. И для самой Клеопатры тоже. Пшерени-Птах должен это понимать, с ним обязательно надо поговорить откровенно. Клеопатра из тех женщин, что творят историю, такие способны на поступки, о которых остальные не могут и помыслить. Но как изменилась царица с того времени, как римлянин помог ей уничтожить Птолемея ХIII и взять власть в свои руки! Протарх ничуть не сомневался, что настоящий Птолемей XIII действительно утонул в водах Нила, Хапи, как называли его египтяне. Он знал, о чем говорила царица, упоминая кожу на копчике Арсинои, там у настоящей царевны должна быть крошечная татуировка скарабея, знал он и об одной намеренной ошибке, которую допускали жрецы, делая такую татуировку наследникам престола – у царского жука была одна лишняя лапка. Однажды он спросил Пшерени-Птаха, не могут ли подменить в Риме царицу, ведь внешне одинаковых людей немало. Тот покачал головой: – Нет. Даже если мне привезут мумию, я всегда буду знать, действительно ли это мумия царицы. – Но скарабея можно вытатуировать… – У этих Птолемеев жук особенный. Я сам делал знаки новорожденным детям. Царица в это время размышляла о Протархе. Глава ее правительства умен и порядочен, Клеопатра вполне могла на него положиться. Конечно, она замечала взгляды советника и прекрасно понимала их значение, но ей очень не хотелось низводить Протарха до уровня любовника, это означало бы, что нужно удалить его от дел, а в качестве министра грек был куда нужнее, чем в качестве партнера для удовольствия. Выйти за него замуж царица не могла, да и не желала. Нет, муж должен быть царского рода. Клеопатра усмехнулась: Протарх решил посоветовать ей взять в мужья самозванца, чтобы избежать проблем. Неужели он не понимает, что проблемы только начнутся? Понимает, грек умен, он все понимает, просто жалеет одинокую женщину. Царица действительно одинока, но это не повод, чтобы отступать перед противниками. Клеопатра ничуть не сомневалась, что за самозванцем стоят куда более сильные противники. Кто? Из Рима приходили вести совсем не в ее пользу. Там снова триумвират, но фактически шла борьба между двумя – Октавианом, которого Цезарь назвал своим наследником, и Марком Антонием, который таковым был для большей части армии. Загадка, почему Марк Антоний сразу же не употребил всю свою власть и не уничтожил мальчишку, пока тот не добрался до Рима. Антоний солдафон, для него все эти хитрости неприятны, он предпочитает прямую борьбу, и лучше с мечом в руке, а противостояние с сенаторами не для него. Его только и хватило на уничтожение Цицерона, Клеопатра подозревала, что и это скорее дело рук Фульвии, чем самого Антония. Триумвиры поделили империю, конечно, не поровну, а в соответствии с собственными силами и устремлениями. Октавиан получил Рим и западную часть, Марку Антонию досталась более богатая восточная, где он чувствовал себя уверенно, а Лепиду – провинция Африка. Пока в Риме шла борьба за власть и территории, Клеопатра чувствовала себя вполне спокойно, даже делая вид, что помогает противникам триумвирата, но теперь там успокоились, и то, что именно сейчас вдруг появился самозванец и сбежала Арсиноя, свидетельствовало о связи этих событий. Что предпримет против Египта и его царицы Марк Антоний? Клеопатра вспомнила военачальника. Рослый, сильный, красивый, он не слишком умен, вернее не слишком искушен в хитростях политики, и слишком прямодушен, чтобы править Римом, потому и согласился на Восточные провинции. Антоний признал Цезариона сыном Цезаря, к тому же Марк обижен на Цезаря за то, что тот не упомянул его в завещании, и на Октавиана, которому досталось все, это означало, что с Антонием можно попытаться договориться. Царица вспомнила о приезде Пшерени-Птаха. Жрец крайне редко покидал Мемфис, если он плывет, значит, что-то случилось, либо наставник что-то узнал и даже не доверяет папирусу, спешит сообщить сам. Это серьезно… Царица очнулась от своих раздумий, хлопнула в ладоши, призывая служанок, чтобы помогли переодеться. Принимать верховного жреца храма Птаха в Мемфисе (а Клеопатра не сомневалась, что Пшерени-Птах прибыл именно к ней) негоже в домашнем облачении, но и слишком парадным наряд не должен быть тоже, Пшерени наставник и друг. Жрец действительно торопился во дворец на мысе Лохиас, далеко выдававшемся в море, но он задержался, чтобы побеседовать с Протархом, важно было выяснить заранее настроение и замыслы царицы. Советник встретил жреца в Алебастровом зале – огромном помещении без окон, освещаемом обычно несколькими десятками масляных ламп, стоявших на высоких мраморных подставках-канделябрах. Все они зажигались только в присутствии на троне царицы. Сейчас трон пустовал, потому лампы горели через одну. Все равно в зале светло, огонь отражался в богатой позолотой отделке, дробился, множился, конечно, не как снаружи дворца, где солнце ослепляло глаза. Но Пшерени-Птаху не нужно яркое освещение, он бывал в этом зале, видел многочисленные алебастровые палетки с письменами и сценами из жизни богов и героев, потолок, тоже расписанный парящими в небесной вышине священными птицами, колонны из черного мрамора, мозаичный пол с весьма фривольными сценами объятий Эроса и Психеи. Пшерени очень любил и ценил жизнь во всех ее проявлениях, даже в эпитафии его обожаемой супруги Та-Имхотеп, умершей год назад, было выбито: «Ешь, пей, упивайся вином, наслаждайся любовью! Проводи свои дни в веселье! Днем и ночью следуй зову своего сердца. Не допускай, чтобы забота овладела тобой…» Несомненно, эпитафия была выбита с ведома самого жреца. Протарх не был вполне согласен с этими словами, но признавал, что любовь к жизни и умение радоваться всем ее проявлениям весьма достойны поощрения. Грека поражала способность египетских жрецов сочетать, казалось бы, несочетаемое. Они были весьма строги, даже аскетичны внешне и при этом легко предавались радостям любви и жизни. Огромные богатства и скромность, гаремы и воздержание, роскошные пиры и способность не есть целыми неделями… Пшерени не исключение, скорее напротив – пример для остальных. Он стал верховным жрецом храма Птаха в Мемфисе, по сути, главного храма Египта, по воле отца Клеопатры в четырнадцать лет, не будучи даже просто жрецом этого храма. Удивителен и выбор самого Птолемея, и то, что никто не воспротивился. Взрослые, умудренные жизнью и опытом жрецы спокойно приняли мальчика в качестве главы своего храма. В ответ Пшерени-Птах возложил на голову Птолемея царственный урей фараонов Египта, это не было простым знаком благодарности, отец Клеопатры имел право на знаки царской власти, а почему Птолемею захотелось, чтобы церемонию провел юный Пшерени, не знал никто, даже сам новый жрец. Это осталось тайной. Теперь Пшерени было 49 лет, год назад умерла его обожаемая супруга Та-Имхотеп, за годы замужества подарившая трех дочерей и только после долгих молитв и богатого украшения храма в Анехтауи, о чем попросил жреца во сне сам бог Имхотеп, сын Птаха, родила долгожданного сына. Мальчика назвали Имхотепом, а прозвище дали Петубаст. Несмотря на то что он был еще совсем юн, уже отличался недетской мудростью, и ни у кого не вызывало сомнений, что следующим жрецом Птаха станет именно сын Пшерени. Пшерени ответил на приветствия Протарха и согласно кивнул на предложение поговорить на террасе. Ладья бога Солнца спешила завершить свой путь по небу, золотой диск уверенно уходил на запад, жара чуть спала, к тому же с моря тянул приятный ветерок, чуть шевеливший ветви деревьев и листики на кустах. У Клеопатры роскошный сад, царица очень любила его и всячески поощряла работу садовников. Сотни рабов занимались поливом и уходом за растениями, следили за чистотой и надлежащим состоянием многочисленных дорожек, скамей, фонтанов… На одну из скамей, основательно нагретых дневным зноем, хотя и стоявших в тени, уселись жрец и советник. Протарх прекрасно понимал, что царице уже доложили о приходе жреца, но Пшерени-Птах не возражал против разговора, это значило, что повод есть, а Клеопатра слушается своего наставника из Мемфиса, она не станет протестовать против такой задержки своей встречи. – Я скоро уйду, – Пшерени жестом остановил возражения и вопросы Протарха, – совсем уйду. Петубаст слишком молод, чтобы давать советы царице, даже боги не смогут вложить в голову мальчика достаточно мудрости для этого. Царице придется самой. Я знаю твою мудрость, потому говорю с тобой прежде, чем с ней. У Рима снова начинается неспокойный период, он затронет Египет и судьбу царицы. Она может наделать таких ошибок, которые будут стоить Египту потери независимости, а ей самой жизни. Протарх даже вздрогнул. Хотелось спросить, откуда сидящий в Мемфисе жрец знает, что именно происходит в далеком Риме. Но советник вспомнил, что однажды задавал такой вопрос. Пшерени тогда внимательно посмотрел ему в глаза и ответил: – Хочешь, я расскажу, как твоя мать наказала тебя в пятилетнем возрасте за обиду, нанесенную соседскому мальчику? Этого не знал никто, Протарх не рассказывал. То, что события детства были известны жрецу, убедило советника во всемогуществе Пшерени. Но Протарх покачал головой: – Как ее можно удержать? Царица неистова. Но она ловко сумела не ввязаться в борьбу между сторонниками и противниками нынешнего диктатора. И вдруг они увидели, что по дорожке к ним спешит сама Клеопатра. Царица приветствовала наставника гораздо душевней, чем делала обычно со жрецами, ее царственный вид от этого не пострадал, но было заметно, что Клеопатра рада приезду учителя. Протарх решил, что не стоит мешать беседе великих, но царица сделала знак, чтобы он остался. – Пшерени, где Арсиноя? Несколько мгновений жрец молчал, внимательно глядя в глаза Клеопатре. Та не отводила своих синих омутов. Что прочитал в них Пшерени, неизвестно, но он вздохнул: – Выслушай меня внимательно, царица. Арсиноя тебе не опасна, ее уберут. Как и самозванца. Для тебя опасна только ты сама. Вспомни, что я советовал тебе перед отъездом в Рим, что говорили жрецы храма Исиды? Пока ты заботишься о Египте, пока ты думаешь только о нем, тебе будут помогать боги, у тебя все получится. Но стоит тебе захотеть большего, останешься одна, потому что пойдешь против воли богов. Ты египетская царица, Клеопатра, только египетская, не старайся завоевать весь мир, он тебе не нужен. Мало того, в попытке это сделать ты сложишь собственную голову и голову своего сына. – Нет! – Да. Если хочешь, чтобы урей остался на голове твоего сына, ты должна забыть о Риме, в противном случае головы просто не останется. Клеопатра встала, нервно прошлась рядом со скамьей, при этом Пшерени удержал Протарха, чтобы тот не вскочил и не забегал тоже. Царица не обратила внимания на то, что мужчины сидят, хотя это было вопиющее нарушение любых правил и законов. Немного постояла, снова села. – Цезарион – сын Цезаря, он должен стать правителем Рима, а не Октавиан! Голос Пшерени стал насмешливым: – В Риме власть передается по наследству? – Нет, выбирают… – Цезарь завещал своему приемному сыну власть над Римом или свои богатства? Царица недоуменно уставилась на Пшерени. Видно, эта мысль даже не приходила ей в голову. – Богатства. Римляне выбрали Октавиана консулом. – Даже если бы Цезарь признал Цезариона сыном и завещал ему свои деньги, разве римляне выбрали бы твоего сына править? – Нет. – А тебя? – Я чужеземка. – Так в чем же ты обвиняешь Цезаря? К чему Цезариону богатства его отца, чтобы с ним воевали, пытаясь отобрать? – Но я хочу, чтобы он наследовал славу отца и… Клеопатра была явно растеряна. Она вдруг поняла, что вся обида не стоила и легкого дуновения ветерка. Даже признай перед всем Римом Цезариона в качестве своего наследника, Цезарь ничего не изменил бы. Рим не признал бы полукровку своим диктатором и консулом не выбрал бы. К тому же долгов у Цезаря оказалось больше, чем наследства, Октавиану пришлось распродать свое имущество и даже имущество матери, чтобы расплатиться с этими долгами. Ходили слухи, что много прикарманил Марк Антоний и отдавать вовсе не собирался. Получалось, что Октавиану наследство принесло только заботы и возможность стать консулом, но никак не доходы и не саму власть. Вспомнив о долгах и необходимости потратить состояние, чтобы с ними расплатиться, Клеопатра тихонько хихикнула. Да уж, такого наследства Цезариону не нужно, а на иное нечего и рассчитывать. – Что мне делать? Арсиноя бежала из храма, в Сирии объявился самозванец. Триумвиры договорились между собой, кто знает, не захочет ли Марк Антоний прибрать к рукам Египет? – Арсиною не бойся. С самозванцем ты справишься сама. А с Марком Антонием будь осторожна. Не заиграйся. Я скоро уйду в страну Запада вслед за Та-Имхотеп, мой сын слишком юн, чтобы давать тебе советы, хотя ты их все равно не слушаешь. Прежде чем предпринять что-то, подумай хорошенько и вспомни мои слова. Я нарочно говорю в присутствии Протарха, он будет тебе напоминать об этих словах, когда ты зайдешь слишком далеко, только не прогоняй от себя советника и не злись на него. Богиня Афродита в гости к богу Дионису – Царица, от триумвира Марка Антония прибыл посланец – Квинт Деллий. Так… Марк Антоний все же не забыл Египет, вернее его богатства. Отсидеться за морем не удалось. Чего потребует Антоний? Догадаться нетрудно, все остальные правители Востока уже преклонили колени перед ним, к тому же придется держать ответ за поддержку противников триумвирата. Никто не поинтересуется, а была ли у нее возможность остаться в стороне. На мгновение Клеопатра почувствовала себя ланью в загоне со львом, но лишь на мгновение. Вот когда пришло время порадоваться своей хитрости и предусмотрительности. В чем ее могут обвинить, в поддержке Кассия и Секста Помпея? Но где она, эта поддержка? Были одни обещания… Что не пришла на помощь самим триумвирам? Виной буря и ее болезнь! Конец ознакомительного фрагмента. Текст предоставлен ООО «ЛитРес». Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию (https://www.litres.ru/natalya-pavlischeva/poslednyaya-strast-kleopatry-novyy-roman-o-carice-lubvi/?lfrom=334617187) на ЛитРес. Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.
КУПИТЬ И СКАЧАТЬ ЗА: 249.00 руб.