Сетевая библиотекаСетевая библиотека
Что значит луч Дмитрий Юрьевич Веденяпин Дмитрий Веденяпин родился в 1959 году в Москве, окончил Институт иностранных языков им. Мориса Тореза. Автор поэтических книг «Покров» (1993), «Трава и дым» (2002) и книги стихов и прозы «Между шкафом и небом» (2009). Переводчик английской и американской литературы. В книгу «Что значит луч» вошли стихи 1980–2000-х годов. Дмитрий Веденяпин Что значит луч 1 Озарение Саид-Бабы 1 Вдруг начались серьезные дела. Как бы погасли солнечные пятна. Жизнь, что была, взяла и уплыла, Как облако, немного безвозвратно. На яблоне сидит «павлиний глаз», «Лимонницы» калитку украшают, Мерцая, «адмирал» пустился в пляс… Но бабочки уже не утешают. Горит отдельно эта красота, Отдельно птицы тенькают и вьются. Старик в пенсне кричит: «Я сирота», Смешно кричит, и в зале все смеются. Однажды, сорок лет тому назад, Я тоже был один на целом свете: Проснулся – дом молчит, и дачный сад Молчит, пустой, и в нем сверкает ветер; Мир обезлюдел; никакой мудрец, Я точно знал, не сможет снять проклятье, Пока между деревьев наконец Не замелькало бабушкино платье. Приходит страх, и смысл лишают прав. Недаром в мире пауза повисла Как грустная неправда тех, кто прав, И стрекоза «большое коромысло». В огромном черном городе зимой Метет метель на площади Манежной, И женщина, укрывшись с головой, Лежит без сна в постели белоснежной. Был смысл как смысл, вдруг – бац! – и вышел весь, А в воздухе, как дым от сигареты, Соткался знак, что дверь – не там, а здесь В пещеру, где начертаны ответы На все вопросы: о природе зла, Путях добра и сокровенной цели Всего вообще… Серьезные дела! Я ж говорил! А вы: «Мели, Емеля». 2 Стеклянная дверь, ночь и лес звезд, И просто лес, и море холмов, и просто Море, и – меньше секунды (прост Странный совет) нужно – не девяносто (В том-то и дело!) лет, чтобы понять: судьба — В буквах как звездах-снах в небе пустыни. «Птица, кот и собака, – крикнул Саид-Баба, — Вы свободны отныне! Трусость, спесь и предвзятость мешали мне видеть свет, — Спохватился Саид, от восторга шатаясь как пьяный, — Вот и дверь, – ахнул он, – если так, может быть – разве нет? — Просто дверью – стеклянной». 2003 Whistle «Эл» сгорела на солнце и онемела. «Тэ» упала с лестницы и – хана. Буква в данном случае – призрак тела Музыки без музыки, панцирь сна, Как песком, набитый какой-то кашей Из любви, несчастий и похорон. Мы кричим и машем, кричим и машем, И бежим навстречу… но это сон. Сон, как лес, где медленно и лучисто Ходит свет над сбившимися с пути, А неявный смысл и значенье свиста Стерегут оглохшие «Эйч» и «Ти». 2002 «Если слишком долго заглядывать в бездну…» Если слишком долго заглядывать в бездну, Можно увидеть – фигу, Или фикус в раковине подъезда, Там, где черная плитка, или белая плитка. За огромным окном шитый белыми нитка — Ми (фа-соль) – снег, и дрозд, привыкающий к снежному сдвигу, Как горелая спичка, сидит на щербатой дощечке. Негр внутри телевизора, сбитый зеркальной подсечкой, Отражается в крышке рояля и – в брошке консьержки, читающей книгу. 2002 «– Благодать – не морошка, ее не бывает немножко…» – Благодать – не морошка, ее не бывает немножко, Отлетела – и нет. А когда отлетит, нас бросает и кружит, как ворох Жухлых листьев… Монах отражался в глазах, как в озерах — Перевернутый свет. Не шагнешь – не поймешь, что к чему под чернильной водою: Торф ли там, или ил. Что ж стоишь, словно ты – новоявленный дедушка Ноя, Юный Мафусаил, И не несколько жалких «ку-ку» и сомнительных «охов», А века и века Будешь зорко бродить по лесам, как писатель Набоков, Разве что без сачка… Мимо бабочек-шахмат, сквозь отсветы, вспышки и блики, Уходя на войну, Заскользить, замечтавшись – о чем? – по-над морем черники, И очнуться в плену. Ведь неважно, кто ты на доске: ферзь, король или пешка — Продырявлен твой щит. Черный поп в клобуке, соловецкий монах-головешка Знал, о чем говорит. 2002 Раньше лучше было… Какие были времена! Теперь не то – Бен-Ладен, Путин… А раньше – сосны, тишина, «Во всем… дойти до самой сути». С утра по выходным мячи И люди прыгают на пляже, И запах тины и мочи В кабинках и не только даже. В лесу, оправленном в закат (Где комары звенят, зверея), Прекрасные московские евреи О Мандельштаме говорят. 2004 «Белила, простыни… Словом, вокруг зима…» Белила, простыни… Словом, вокруг зима. Снулое солнце тускло, как бы сквозь воду, В растерянном воздухе, тая, следит с холма За маленьким пешеходом. Все белое-белое… Круглый, как анальгин, Пруд совеет в снегу; в полвысоты кружится — Плавает над дорогой ворон: один в один Длинная брейгелевская птица. Все белое-белое… Лишь человек одет В траур, да брат его в небе темен — Спелись, вернее, скаркались, что этот белый свет Только снаружи бел, а внутри – вероломен. 2004 «Что говорить о прочих, если даже…» Что говорить о прочих, если даже Мужик не перекрестится, пока Не грянет гром и не пробьет в пейзаже Пробоину размером с мужика. Но иногда (возможно, это сны), Речь, в сущности, о музыке – возможно, Какой-то неземной и невозможной — Случаются включенья тишины. Последняя петарда, свистнув, косо Взмывает в небо – бах! – немая взвесь… И только выпь о четырех колесах Кричит во весь… И что-то есть, по крайней мере, то, Чем дышит летний двор в объятьях ночи: Негадкий смысл, неплоский мир, короче, Надежда – сами знаете, на что… 2004 «Субботний день» Андре Дерена Если картина – зеркало, это шанс… Стол на боку в обратной перспективе… То, что казалось скукой par excellence, День ото дня кажется все счастливей. То, что казалось мраком, бредом вещей, Гимном унынию, нелепой хвалой укоризне, Стало казаться венцом благородства – вообще, Чудом подлинной жизни. Видимо, дело в серьезности… Время идет Или висит вполводы, как у Робина Крузо, Между домиком шкапа и небом, свободное от Несуразных иллюзий. «Натюрморт съел людей», но Живой, поглядев с высоты, Просто так, не за что-то Возвратил их назад и во мраке зажег, как цветы, Не нарушив субботы. 2004 День прозы Мама смотрит в шкаф – там ночует свет. Под землей шумит поезд. Время держит речь, но не слышно слов, И тогда – сейчас – что-то происходит. И, вообще, слова – жухлая трава, Мутная река – тонешь. Помнишь солнце, дверь, подоконник, снег, Мама смотрит в шкаф – слов не помнишь. А теперь того, не пойми чего: Рюмки, что твои слезы, Тенькают, лучась – добрый КГБ Отмечает День прозы. Говорят слова – горе не беда, Буквы говорят, звуки… Мама смотрит в шкаф – свет, который там, Освещает ей руки. 2004 «Как в кровати между папой и мамой…» Как в кровати между папой и мамой Пьешь бессмертие… А, может быть, все мы Просто знали про незнанье Адама, Потому что были ближе к Эдему? С каждым годом жизнь вокруг безадамней, Безэдемней – что же тут удивляться?! Даром что ли там мы все вверх ногами, Как в утробе, чтоб удобней рождаться? Дальше от, но к значительно ближе. Tout le reste, конечно – литература. Может, я еще возьму и увижу Маму, папу, бабушку, бабу Нюру?.. 2004 «В тесноте скрестившихся плоскостей…» В тесноте скрестившихся плоскостей Луч, как чижик, скачет туда-сюда, Чистый Чехов – вечером из гостей, Утром в гости: пьеса про «нет» и «да», Вдох и выдох… Мир, чей мир не спасти, Ищет мира, лезет лучом в глаза, Окликает, верит в тебя почти Бесконечно – если тебе не за. 2005 «Что такое стихи?…» Что такое стихи? Гармонь в землянке? Безутешный роман в Париже? Или бабочка на полянке? Бабочка – ближе. 2005 2 Облако, прошитое пунктиром… (пять стихотворений из восьмидесятых) Отражение Конец ознакомительного фрагмента. Текст предоставлен ООО «ЛитРес». Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию (https://www.litres.ru/dmitriy-vedenyapin/chto-znachit-luch/?lfrom=334617187) на ЛитРес. Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.
КУПИТЬ И СКАЧАТЬ ЗА: 70.00 руб.