Сетевая библиотекаСетевая библиотека

Хатха-йога

Хатха-йога
Хатха-йога Йог Рамачарака Книга, написанная известным индийским йогом, рассчитана на тех, кто интересуется йогой как учением, и на тех, кто решил изучить физическую культуру йогов (для них в приложении дается описание наиболее известных упражнений). Рамачарака ХАТХА-ЙОГА Учение йогов о физическом здоровье, с многочисленными упражнениями Глава 1. Что такое хатха-йога Наука «йога» разделяется на несколько отраслей. Из них главные наиболее известные: 1) хатха-йога, 2) раджа-йога, 3) карма-йога и 4) жнани-йога. Эта книга посвящена только первой из них; остальных мы пока касаться не будем, но о каждой из них мы еще будем говорить отдельно. Хатха-йога – это та часть философской системы йогов, которая говорит о физической стороне человека. Предметом ее является забота о физическом теле, о его благосостоянии, здоровье и крепости, а также – все то, что способствует поддержанию в человеке естественного и нормального состояния его здоровья. Хатха-йога учит нормальному образу жизни и провозглашает лозунг, который уже много раз раздавался на Западе: «Назад к природе!» Но самому йогу не приходится возвращаться к природе: он никогда не отходил от нее; он всегда близко держался ее заветов, не позволяя опутать себя той ослепляющей безумной погоней за внешностью, которая заставила современное человечество забыть о самом существовании природы. Мода и тщеславие остались чужды сознанию йога, он с улыбкой смотрит на них, как смотрят на детские забавы, и остается в объятиях матери-природы, ища ласки на ее груди, всегда дававшей ему пищу, тепло и защиту. Хатха-йога – это прежде всего природа, опять природа, и в конце концов – природа. Человеку, находящемуся среди изобилия всяких методов, правил и теорий, следует подходить к ним с вопросом: «Который из них естественнее?» – и выбирать тот, который лучше всего согласуется с природой. То же мы рекомендуем и нашим читателям в тех случаях, когда, в вопросах здоровья, их внимание отвлекается разными теориями, методами, планами и идеями, наводняющими западный мир. Так, например, многие уверяют, что от соприкосновения с землей человек теряет свой магнетизм. Чтобы устранить эту опасность, рекомендуют носить на сапогах резиновые каблуки и подошвы и спать на кроватях, «изолированных» при помощи стеклянных ножек; это будто бы мешает земле (нашей матушке-природе) высасывать из нас тот магнетизм, которым сама же она нас снабдила. Пусть увлекающиеся этой теорией спросят себя: «Что говорит об этом природа?», и, чтобы узнать ее ответ, представят себе, может ли в правила, преподанные нам самой природой, входить ношение резиновых подошв и изготовление стеклянных ножек для кроватей? Думает ли о таких вещах здоровый, полный магнетизма и жизненной силы человек? Прибегали ли к ним когда-нибудь известные своей физической крепостью расы? Неужели найдется человек, который почувствует слабость только оттого, что полежит на зеленой лужайке? И не естественно ли влечение всякого посидеть на лоне доброй матери-земли, или прислониться к дерновой скамейке? Ведь даже ребенок постоянно проявляет естественное стремление – побегать по земле босиком! Разве не чувствует себя легче нога без башмака (не только с резиновой, но с простой подошвой) и разве не приятно человеку походить некоторое время босым? Неужели резиновые подошвы способствуют накоплению в человеческом теле магнетизма и жизненной силы? Все эти примеры мы приводим лишь ради простой иллюстрации царящих в мире заблуждений, отнюдь не желая терять времени на рассуждения о том, способствуют ли накоплению в людях магнетизма резиновые подошвы и стеклянные ножки у кроватей. Человек, не лишенный наблюдательности, очень скоро сам услышит ответ природы и поймет, что большую часть своего магнетизма он получает от земли; земля – это как бы насыщенная магнетизмом батарея. Она всегда добровольно и охотно уступает свою силу человеку, отнюдь не помышляя «вытягивать» из людей – детей своих, – тот магнетизм, которого в ней самой более чем достаточно. Многие из современных модных теорий заходят так далеко в своей нелепости, что, пожалуй, скоро кто-нибудь начнет утверждать, что свежий воздух приносит людям вред и отнимает у них силу. Ценность всякой теории – в том числе и той, о которой мы говорим, – определяется степенью ее естественности и близости к природе. Теорию, идущую в разрез с природой, лучше всего отбросить – вот верное правило, потому что природа знает, что нужно человеку: она людям друг, а не враг. Много ценных исследований было написано относительно других отраслей философской системы йогов; но почти все писатели обходили «хатха-йогу», ограничиваясь лишь кратким упоминанием о ней. Это отчасти объясняется тем, что в Индии существует много невежественных нищих, принадлежащих к низшему классу факиров и выдающих себя за хатха-йогов, не имея при этом ни малейшего понятия о принципах учения йогов. Все знание этих нищих заключается в том, что они выучились управлять некоторыми непроизвольными мускулами своего тела (а это доступно всякому, желающему потратить время на известные упражнения) и проделывают разные «фокусы» ради забавы и развлечения западных путешественников, в которых часто вызывают одно только отвращение. С точки зрения любопытства их «трюки» могут показаться удивительными, но место им, – как и разным западным «чудодеям» – в каких-нибудь американских музеях с входной платой по 10 центов. Эти люди с гордостью демонстрируют, например, обратное действие перистальтики своею кишечного аппарата и глотательного мускула глотки, и показывают отвратительную картину обратной работы пищеварительных органов, так что шарик, введенный снизу в кишки, проходит через желудок в глотку и выбрасывается изо рта. С медицинской точки зрения это, может быть, и очень интересно, но для не специалистов – одно из самых отталкивающих и недостойных человека зрелищ. Все фокусы этих мнимых представителей хатха-йогов – в том же роде, и во всех их трюках нет ни пользы, ни интереса для тех людей, которые стремятся поддержать свое тело здоровым, нормальным и правильно функционирующим. Эти нищие стоят на одной доске с тем классом фанатиков в Индии, которые, тоже называя себя «йогами», отказываются мыть свое тело из религиозных убеждений, или годами сидят с поднятой вверх рукой, пока она не начинает сохнуть; другие не стригут на руках ногти, которые врастают им в тело, или сохраняют настолько неподвижную позу, что птицы вьют себе гнезда на их головах. Все это делается из желания прослыть «святыми» среди невежественных масс и прокормиться за чужой счет, так как простой народ думает, что подавая милостыню этим людям, он заслуживает себе награду в будущем. Все эти фокусники – или просто грубые обманщики, или самообольщающиеся фанатики. Они относятся к тому же разряду людей, как нищие, которые в больших европейских или американских городах, желая набрать побольше денег, выставляют напоказ свои искусственные раны и разные уродства, а прохожие торопливо суют им монету и поскорее отворачиваются от страшного зрелища. На таких людей настоящий йог смотрит с глубоким сожалением; он считает хатха-йогу важной отраслью своей философской системы, так как она дает человеку здоровое тело, – основу в духовной работе и достойную обитель бессмертного духа. В этой небольшой книге мы стараемся, в простой и ясной форме, изложить принципы учения хатха-йоги и приводим соответствующие этому учению правила физической жизни йогов. Каждое правило мы стараемся пояснить. Прежде всего, нам кажется необходимым, пользуясь терминологией западных физиологов, объяснить читателю различные функции человеческого тела и указать согласные с природой методы, которые читателю следует как можно лучше усвоить. Это – не «медицинский трактат»; мы не говорим ни о лекарствах, ни о лечении болезней, мы только указываем, что следует делать, чтобы вернуть себе правильное состояние своего здоровья. Лозунгом этой книги является Здоровый Человек; ее главная задача в том, чтобы помочь людям достичь идеала нормального человеческого состояния. Но мы полагаем, что способы, приносящие большее здоровье здоровому человеку, могут укрепить здоровье и в больном. Хатха-йога проповедует естественный и правильный образ жизни, следуя которому каждый получит для себя пользу. Этот образ жизни близко стоит к природе и защищает преимущество естественных методов перед теми, которые создались нашими искусственными привычками. Книга наша очень проста. Она настолько проста, что многие, пожалуй, отбросят ее в сторону, не найдя в ней ничего нового и увлекательного. Она написана не для тех, кто ждет рассказов о громко прославленных фокусах нищенствующих йогов или о том, как проделывать эти фокусы. Нет, наша книга не такого рода. Она не научит вас «восьмидесяти четырем позам тела», не укажет, как чистить внутренности, пропуская через них кусок холста, как остановить биение сердца или перевернуть действие кишечного аппарата. Таких наставлений вы не найдете на этих страницах. Но наша книга укажет вам, как заставить правильно функционировать плохо повинующийся орган, как контролировать отказывающиеся служить непроизвольные мускулы тела, и укажет она это вам для того, чтобы вернуть вам здоровое состояние, а не для того чтобы учить каким то «фокусам». О болезнях в нашей книге почти нет речи. Мы предпочли показать вам здоровых людей – мужчину или женщину – и просим вас посмотреть на них и понять, что делает их здоровыми и сохраняет их силу. Мы обращаем ваше внимание на то, как и что они для этого делают, и если вы хотите быть похожими на них, мы советуем вам следовать их примеру. Вот все, к чему мы стремимся. Но это «все» – весьма важно для вас; остальное в вашей власти. В следующих главах мы объясняем, почему йоги заботятся о физическом теле, и излагаем принципы хатха-йоги, – ее веру в то, что всякой жизни присущ разум, что великий принцип жизни всюду делает свое дело и что если мы доверимся ему и позволим ему влиять на нас и руководить нами, наше тело будет чувствовать себя прекрасно. Прочтите эту книгу, и вам станет ясно все, что мы хотели сказать вам; вы примете весть, которую мы взялись передать вам. В ответ на вопрос: «Что такое хатха-йога», мы говорим вам: «Прочтите эту книгу до конца, и вы узнаете то, что можно узнать об этом; вы раскроете все, что достигается изложенными здесь правилами, и это будет прекрасным, сулящим успех началом на пути того знания, к которому вы стремитесь!» Глава 2. Забота йогов о физическом теле Случайному наблюдателю может показаться, что философия йогов страдает заметной аномалией; с одной стороны она говорит, что физическое тело есть только материал и не имеет никакого значения в сравнении с высшей сущностью человека, и в то же время она предписывает своим ученикам внимательно и заботливо следить за развитием, питанием, тренировкой и упражнениями этого физического тела. В самом деле, ведь целый отдел учения йогов – хатха-йога – посвящен заботам о теле и подробно излагает своим последователям принципы физического воспитания и развития. Многие из западных путешественников по Индии, видя, какую большую роль играет в представлении йогов физическое тело, как много забот и времени уделяют они ему, делали вывод, что вся философская система йогов – не более как восточная форма физической культуры, изучаемой, может быть, несколько тщательнее, но не заключающей в себе никаких «духовных» начал. Такое мнение показывает только, что эти люди судили по одной внешности и не умели приподнять завесу, скрывающую внутренний смысл вещей. Нашим читателям излишне объяснять, почему йоги так заботятся о своем теле. Едва ли также нужно оправдывать перед ними и появление в печати этой книжки, задача которой – дать людям, изучающим систему йогов, наставления, способствующие воспитанию и правильно поставленному совершенствованию физического тела. Читателям известно, что по мнению йогов реальный человек не есть тело. Йоги знают, что бессмертное «Я», которое в большей или меньшей степени сознается в себе всяким человеком, не есть физическое тело, которым только пользуется «Я» для своего выражения. Они знают, что тело это только как бы одежда, которую время от времени надевает на себя дух. Йоги знают, что такое тело, и далеки от заблуждения считать его истинным «Я» человека. Но йоги знают и то, что тело является орудием для проявления и деятельности духа, что телесный покров необходим для проявления настоящей сущности человека и совершенствования его в данной стадии его развития. Они знают, что тело есть храм духа и понимают, что заботы о теле и его совершенствовании представляют из себя достойную задачу, служащую в то же время для развития высших сил человека. Ведь в нездоровом и плохо развитом теле не может правильно функционировать мысль; такое тело не может быть достойным орудием своего повелителя – духа. Йоги безусловно усвоили себе эту точку зрения и опираются на тот принцип, что тело должно находиться под постоянным контролем ума и представлять собой как бы инструмент, послушный всякому прикосновению руки хозяина. Но йоги знают, что безусловно покоряться уму может только правильно воспитанное, правильно питаемое и правильно развитое тело. А хорошо воспитанное тело должно быть прежде всего здоровым и крепким. Вот почему йоги уделяют так много внимания и забот физической стороне своей природы, и почему восточная система физического воспитания – хатха-йога – входит, как составная часть, в учение йогов. Сторонники западных идей физической культуры стремятся развивать тело ради тела, часто думая, что оно и есть сам человек. Йоги же, развивая тело, знают, что оно является только орудием высших начал человека, и что они должны совершенствовать орудия исключительно для того, чтобы оно могло служить делу совершенствования души. Обыкновенные поборники физического воспитания довольствуются тем, что рядом простых механических упражнений, укрепляют мускулы. Йоги же освещают свою задачу мыслью и развивают не только мускулы, но и каждый орган, каждую клеточку и каждую часть своего тела, научаясь в то же время контролировать непроизвольные части своего организма так же хорошо, как и произвольные, – что совершенно чуждо представителям западных школ физического развития. Мы надеемся указать нашим читателям все методы обучения йогов, относящиеся к усовершенствованию физического тела, и мы уверены, что тот, кто будет внимательно и тщательно следовать нашим указаниям, будет щедро вознагражден за потраченное время и труд, и станет господином своего прекрасно развитого физического тела, которым он будет гордиться, как гордится скрипач-виртуоз своей скрипкой Страдивари, почти сознательно отвечающей каждому прикосновению его смычка, или как опытный мастер гордится каким-нибудь совершенным прибором, дающим ему возможность обогащать мир прекрасными и полезными произведениями. Глава 3. Работа Божественного Строителя Философия йогов учит, что каждый индивидуум получает от Бога приспособленную к его нуждам физическую машину, а также и средства к тому, чтобы держать эту машину в порядке и исправлять происходящие в ней от небрежности человека погрешности. Йоги верят, что человеческое тело создано Великим Разумом. Свой организм они признают машиной, идея которой и выполнение свидетельствует о величайшей мудрости и заботливости ее создателя. Йоги знают, что тело существует только потому, что существует Великий Разум, который продолжает действовать и в физическом теле; и знают, что пока индивидуум согласует свои действия с Божественным законом, он сохраняет в себе здоровье и крепость. Но как только человек отступает от этого закона, так сейчас же в нем появляются дисгармония и болезнь. С точки зрения йогов, смешно было бы предположить, будто Великий Разум, вызвав к существованию прекрасное тело человека, покинул его и отдал на произвол судьбы; они знают, что каждой функцией человеческого организма управляет Разум, которому нужно верить без всякого страха. Разум, проявление которого мы называем «природой», «принципом жизни» и т. п. именами, постоянно стремится исправлять всякие погрешности: залечивать раны, сращивать переломы костей, избавляться от вредных веществ, скопившихся в организме тела; – и тысячами способов поддерживает правильный ход нашей машины. Часто то, что нам кажется болезнью, на самом деле является лишь благотворным действием природы, стремящейся удалить ядовитые продукты, которые по нашей вине проникли в наш организм и не могут выйти из него. Рассмотрим, что такое представляет из себя наше тело. Представим себе, что душа ищет временное жилище, в котором она могла бы провести данный период своего существования. Оккультисты знают, что для известного характера проявлений души ей необходимо телесное жилище. Посмотрим, какие же требования предъявляет душа к нужному ей телу и удовлетворяет ли природа ее требованиям. Прежде всего, душе необходим чрезвычайно сложный физический орган мысли, центральная станция, откуда она могла бы управлять деятельностью тела. Природа дает ей этот удивительный орган; она создает мозг человека, – заложенные в котором возможности мы до сих пор еще мало знаем. Та доля мозга, которой работает человек в настоящей стадии своего развития, составляет лишь небольшую часть всей поверхности мозга; остальная часть еще ждет дальнейшей эволюции человеческой расы. Затем душа ищет органов, способных воспринимать и задерживать впечатления внешнего мира. Природа откликается и создает глаз, ухо, нос, вкусовые органы и чувствующие нервы. Кроме того, природа держит про запас и другие воспринимательные аппараты, пока необходимость в них не почувствуется человечеством. Затем нужно, чтобы мозг мог сообщаться с различными частями тела. Для этого природа изумительно покрыла все тело нервами, наподобие телеграфных проволок; по ним мозг передает свои предписания отдельным частям тела, посылает приказания всем тканям и органам, настаивая на немедленном послушании. По ним же мозг получает депеши от всех частей тела, предупреждения об опасности, жалобы, призывы на помощь и т. п. Кроме того, тело должно иметь возможность двигаться. Оно уже не довольствуется жизнью растения и хочет «менять место». Оно стремится доставать вещи и употреблять их для своих надобностей. Природа дает ему конечности, мускулы и сухожилия, с помощью которых эти конечности могут действовать. Телу нужен остов, который придавал бы ему форму, защищал его от ударов, сообщал ему крепость и твердость, служил бы ему опорой. Природа создает костное основание, известное под именем скелета, – изумительный механизм, достойный самого внимательного изучения. Затем душа ищет физического способа общения с другими воплощенными в телах душами. И вот средство общения является в органах слуха и речи. Тело требует системы, разносящей питательные материалы во все его части, чтобы восстановлять их, пополнять, исправлять и укреплять все отдельные органы. Кроме того, необходимо, чтобы излишние, разрушенные вещества собирались в общий крематорий, сжигались в нем и выбрасывались из организма. Природа создает жизнетворную кровь, артерии и вены, через которые кровь разносится по телу и выполняет свою задачу, а также легкие, в которых кровь насыщается кислородом и где сжигаются ненужные материалы. Чтобы восстанавливать и исправлять свои органы, телу нужны вещества, вводимые извне. Природа дает ему органы, принимающие пищу, переваривающие ее, выделяющие из нее питательные соки, превращающие ее в удобопоглощаемый вид и выбрасывающие из тела ненужные остатки. И, наконец, тело наделено способностью воспроизводить себе подобных и доставлять другим душам телесные жилища. Изучение чудесного механизма и работы человеческого тела – достойная задача для каждого из нас. В этом изучении человек почерпает самое убедительное доказательство существования в природе Великого Разума; он видит действие великого принципа жизни; он убеждается в том, что тело не есть создание слепого случая или чьего-то произвола, но является произведением могучего ума. Изучая тело, человек научается верить в этот Разум, верить в то, что если Разум привел его к физическому существованию, то он будет вести его и в жизни; что силы, взявшие на себя заботу о нем тогда, заботятся о нем и теперь, и будут заботиться вечно. Если мы откроем себя притоку великого принципа жизни – мы извлечем из этого огромную пользу; если же мы будем его бояться и встречать его недоверием, мы неизбежно навлечем на себя страдания. Глава 4. Наш друг – жизненная сила Многие думают, что болезнь есть отдельная сущность, какая-то реальная вещь, противоположная здоровью. Это неверно. Здоровье – естественное состояние человека, а болезнь – это просто только отсутствие здоровья. Человек, согласующий свою жизнь с законами природы, не может быть болен. Но стоит только нарушить какой-нибудь закон, и тотчас же создаются ненормальные условия и появляются различные симптомы, которые мы и называем той или иной болезнью. На самом же деле «симптомы болезни» – это не болезнь, а попытка природы устранить ненормальные условия и восстановить правильную деятельность организма. Мы слишком привыкли считать болезнь какой-то самостоятельной сущностью и постоянно говорим о ней, как о таковой. Мы говорим, что «она» нападает на нас, что «она» внедряется в тот или иной орган, что «она» проходит свое определенное развитие, что «она» весьма злокачественна или довольно слаба, упорно не поддается лечению или, наоборот, легко уступает ему, и т. д. Мы считаем ее как бы наделенной характером, намерениями и разными другими жизненными качествами. Мы представляем себе болезнь как нечто такое, что может овладевать нами и причинять нам вред. Она представляется нам каким-то волком в овчарне, хорьком в курятнике или крысой в амбаре, и мы боремся с ней, точно с диким зверем. Мы стремимся убить ее или по меньшей мере запугать. Но природа не есть что-либо неустойчивое или ненадежное. Жизнь в человеческом теле проявляется по известным, крепко установленным законам; она идет по своему определенному пути, медленно развиваясь, пока не достигает зенита, а затем постепенно начинает склоняться к закату, до тех пор пока не наступит время, когда душа, закончив определенную ей в этом теле миссию, не отбросит его, как старую, изношенную одежду и не перейдет в следующую стадию своего развития. В расчеты природы отнюдь не входило, чтобы человек расставался со своим телом, пока не достигнет глубоко преклонного возраста, и йоги знают, что, если бы люди с детства соблюдали законы природы, то смерть от болезни в юных или молодых годах была бы такою же редкостью, как и смерть вследствие несчастных случаев. В каждом физическом теле есть определенная жизненная сила, которая постоянно действует нам на благо, несмотря на то, что мы легкомысленно нарушаем основные принципы правильной жизни. Часто то, что мы называем болезнью, оказывается просто оборонительным действием жизненной силы – ее намерением исправить причиненное повреждение. Это не шаг назад со стороны живого организма, а наоборот – движение вперед. Действие является ненормальным потому, что ненормальны условия, и все усилие жизненной силы направлено на восстановление правильной работы. Первый великий принцип жизненной силы – самосохранение. Этот принцип проявляется всюду, где только есть жизнь. Он заставляет самца и самку чувствовать влечение друг к другу, он питает зародыш и ребенка, заставляет мать геройски выносить муки материнства, а родителей защищать и охранять свое потомство при всяких, даже самых неблагоприятных обстоятельствах. Почему? Потому, что во всем этом сказывается инстинкт сохранения рода. Но этому инстинкту не уступает по силе другой: инстинкт индивидуальной жизни. «Все, что имеет человек, он готов отдать за жизнь свою», говорить один писатель, и если слова эти не вполне оправдываются людьми развитой культуры, то они все-таки достаточно верны, чтобы служить иллюстрацией принципа самосохранения. Инстинкт самосохранения не гнездится в интеллекте человека; он заложен в нас глубже и является основанием самого нашего существования. Это инстинкт, часто побеждающий интеллект. Он часто заставляет ноги человека «уносить его в бегстве», хотя человек твердо решил оставаться в опасности; человека, потерпевшего кораблекрушение, он учит нарушать принципы цивилизации, учит убивать и съедать товарища или утолять жажду его кровью. В ужасной «Черной яме», где во время восстания сипаев задохнулись в страшной борьбе за глоток воздуха брошенные туда пленные английские солдаты и офицеры, этот инстинкт превратил человека в дикого зверя. Он постоянно, всюду утверждает свою власть. Там, где есть жизнь, он стремится сохранить жизнь; где есть здоровье, сохраняет здоровье. Часто он заставляет нас болеть, чтобы вернуть нам больше здоровья, приносить болезнь, чтобы освободить нас от вредных продуктов, которым наша небрежность и легкомыслие открыли доступ в наш организм. Принцип самосохранения, проявляемый жизненной силой, так же верно указывает нам путь здоровья, как известный закон заставляет магнитную стрелку всегда обращаться на север. Мы часто сворачиваем с пути, невзирая на толкающий нас импульс; но верное побуждение в нас всегда существует. В нас говорит тот же инстинкт, который заставляет зерно давать росток, и, сдвигая на пути тяжести, в тысячу раз превосходящие его собственный вес, безошибочно пробивать себе путь к солнцу. В силу этого инстинкта молодое деревцо всегда направляется вверх от земли; корни растений протягиваются то книзу, то кверху. Но в каждом случае, несмотря на разнообразие направлений, каждый корень избирает нужный ему путь, каждое движение бывает правильно. При ранениях жизненная сила залечивает рану, действуя с поразительной мудростью и точностью. При переломах кости хирургу нужно только сложить концы один с другим и закрепить их в этом положении, а великая жизненная сила сама сращивает переломленные части. Если при падении происходит разрыв связок и мускулов, нам нужно только соблюдать некоторую осторожность в движениях, а жизненная сила принимается за дело, и, извлекая из организма необходимые материалы, исправляет повреждение. Все врачи знают, и этому учит и медицина, что если человек находится в хороших физических условиях, то почти при всяких заболеваниях жизненная сила исцеляет его, исключая те случаи, когда разрушены жизненно важные органы. Наоборот, если физический организм уже подался, то и выздоровление гораздо труднее, а иногда и совершенно невозможно, так как деятельность жизненной силы нарушена и должна происходить при неблагоприятных условиях. Но всегда, при всех условиях, можно быть уверенным, что жизненная сила будет делать для нас все, что только от нее зависит. Если она не может выполнить всего, то она никогда не опустит безнадежно руки; она приспособляется ко всяким обстоятельствам и справляется с ними, как может. Развяжите ей руки, и она будет держать вас в полном здоровье; ограничьте ее условиями неразумной и неестественной жизни, – и она все-таки будет стараться благополучно провести вас через них и будет служить вам до конца, несмотря на ваше неблагоразумие и неблагодарность. Она будет сражаться за вас до последней возможности. Принцип приспособляемости тоже проявляется во всех формах жизни. Так, семя, попавшее в расселину скалы, все-таки дает росток, который или вьется по скале, меняя свою нормальную форму, или, если он достаточно силен, раскалывает скалу и сохраняет свою нормальную форму. То же самое и человек. Он может жить, и даже благоденствовать, во всяких климатах и во всех условиях. Жизненная сила его приспособляется к разнообразным условиям, и там, где она не может разрушить скалу, она пускает побег в несколько искаженной форме, но все-таки живой и бодрой. Никакой организм заболеть не может, пока соблюдены правильные условия для сохранения здоровья. Здоровье – это жизнь в нормальных условиях, тогда как болезнь – жизнь в условиях ненормальных. Но условия, сделавшие человека здоровым и сильным, необходимо соблюдать и дальше, чтобы поддержать в нем его силы и здоровье. В правильных условиях деятельность жизненной силы ничем не стеснена, в неправильных же – она проявляется неполно, и рано или поздно наступает то, что мы называем болезнью. Наша цивилизация создала нам более или менее искусственный образ жизни и жизненной силе трудно работать так, как бы она того хотела. Мы едим неправильно, пьем неправильно, неправильно спим, дышим и одеваемся. «Мы делаем все не так, как надо, и не делаем того, что надо делать. Потому в нас нет здоровья» – или, можно прибавить, его так мало, насколько только возможно. Мы остановились на вопросе о благотворном влиянии жизненной силы потому, что это обыкновенно упускают из вида люди, не изучавшие специально данного вопроса. Но этот вопрос составляет предмета хатха-йоги и входит в философию йогов, которые отводят ему большое внимание в своей жизни. Они знают, что в жизненной силе люди имеют сильного друга и надежного союзника, и стараются мешать ей как можно меньше. Йоги знают, что она всегда бодрствует над ними, заботясь об их благоденствии и здоровье, и с непоколебимым доверием полагаются на нее. Успех хатха-йоги в значительной степени зависит от методов, в совершенстве рассчитанных на то, чтобы содействовать жизненной силе свободно и без всяких помех действовать в человеке. Все наши методы и упражнения клонятся к этой же цели. Задача хатха-йоги – расчистить путь жизненной силе и приготовить ей широкую и ровную дорогу. Следуйте нашим предписаниям, и тогда в вашем теле все будет всегда обстоять благополучно. Глава 5. Лаборатория тела Эта маленькая книжка не предназначена служить руководством по физиологии, но так как многие даже из образованных людей почти не имеют понятия о характере, функциях и значении отдельных органов тела, то мы считаем нужным сказать несколько слов о наиболее важных органах тела, имеющих дело с перевариванием и усвоением пищи, поддерживающей тело, – о тех органах, которые представляют собой лабораторию всего человеческого организма. Первой частью нашей человеческой машины пищеварения являются зубы. Природа снабдила нас зубами, чтобы разрывать и размельчать пищу, доводя ее до такого состояния, когда на нее всего легче может воздействовать слюна и желудочный сок, и когда пища принимает жидкую форму и ее питательные части могут легко усваиваться телом. Все это, конечно, вещи известные, но много ли на самом деле людей показывают на деле, что они знают, для чего им даны зубы. Они глотают пищу, как будто зубы у них существуют только для вида, т. е. поступают так, как если бы природа снабдила их зобом, как курицу, с помощью которого они могут размельчать проглоченную пищу впоследствии. Но необходимо помнить, что природа снабдила нас зубами для определенной цели, а если бы она хотела, чтобы мы глотали пищу, не разжевывая, то дала бы нам зоб. Мы еще подробнее остановимся на зубах в дальнейшем, так как правильное пользование ими имеет тесную связь с жизненным принципом хатха-йоги, как читатели это увидят впоследствии. Следующими важными органами нужно считать слюнные железы. Всего таких желез шесть; из них четыре помещаются под языком и челюстью, а две в щеках, перед ушами, по одной на каждой стороне. Их главная функция состоит в выделении слюны, которая, когда это бывает нужно, вытекает через многочисленные поры в разные части рта и смешивается с пищей, пережевываемой зубами. Если пища пережевана очень мелко, то слюна лучше пропитывает ее, и это дает лучший результат. Слюна смягчает пищу и облегчает ее проглатывание, хотя собственно эта функция не является для слюны самой главной. Наиболее известная функция слюны (западная наука считает это самой главной ее функцией) – это ее химическое действие, которое состоит в превращении крахмалистых веществ пищи в сахар, что составляет первый шаг в процессе пищеварения. Вот другая старая истина. Все знают, что такое слюна, но многие ли едят так, чтобы дать слюне возможность проявить в полной мере свои свойства? Обыкновенно люди проглатывают пищу после самого краткого пережевывания и нарушают намерения природы, которая изобрела для этого такой дивный и тонкий механизм. Но природа возьмет свое и за презрение и пренебрежение к ее намерениям и сумеет отомстить, потому что у нее хорошая память. Следует еще упомянуть о языке, этом преданном друге человека, на которого, к сожалению, возлагаются нередко недостойные задачи произносить сердитые слова, сплетничать, лгать, клясться, божиться и, наконец, жаловаться на судьбу. Язык имеет свою очень важную роль в процессе снабжения организма пищей. Кроме целого ряда механических движений, которыми он помогает переворачивать пищу, и таких же услуг при проглатывании, он служит еще главным органом вкуса и производит критическую оценку пищи, которая должна поступить в желудок. Люди не пользуются нормальным образом своими зубами, слюнными железами и языком, и поэтому эти органы не могут оказывать им всех своих услуг. Но если люди доверятся им и возвратятся к нормальному и здоровому процессу еды, они с радостью и полным удовлетворением увидят, что органы усвоения пищи оправдают их доверие. Это – хорошие друзья и слуги, но нужно иметь к ним некоторое доверие, и тогда они окажутся на высоте своей задачи. После того как пища разжевана и насыщена слюной, она через горло поступает в желудок. Нижняя часть горла, называемая глоткой, производит небольшое мускульное сжимание, которое заставляет кусочки пищи двигаться вниз, этот процесс называется «глотанием». Процесс превращения пищи в сахар или глюкозу, начатый с помощью слюны еще во рту, продолжается, пока пища проходит глотку, и уже почти заканчивается, когда пища достигает желудка. Этот факт указывает на ту огромную разницу, которая происходит от того, проглочена ли пища поспешно, едва смоченная слюной, или она хорошо разжевана. Желудок представляет собой мешок со складками, вместимостью около 5 стаканов, а иногда и более. Пища поступает в желудок с левой стороны, как раз под сердцем. Покидает же она желудок с правой стороны и входит в кишечник через небольшое отверстие, которое устроено так остроумно, что позволяет пище только выходить из желудка, но никогда не дает ей возвращаться туда обратно. Это отверстие известно под именем «пиролической створки». Слово «пиролический» происходит от греческого слова «привратник», и действительно, эта маленькая створка действует как самый разумный и добросовестный привратник, стоящий всегда настороже и никогда не засыпающий. Желудок представляет собой большую химическую лабораторию, где пища подвергается химической обработке и изменениям, после которых организм может впитывать ее в себя и передавать в красную кровь, циркулирующую по телу, восстанавливающую и укрепляющую все органы и отдельные части тела. Внутренняя сторона желудка покрыта тонкой слизистой оболочкой, испещренной микроскопическими железами, открывающимися в желудок, вокруг которых протянута сеть кровеносных сосудов с чрезвычайно тонкими стенками, из которых вырабатывается та замечательная жидкость, которая называется желудочным соком. Желудочный сок – сильно действующая жидкость, растворяющая азотистые части пищи. Он оказывает также известное действие на сахар или глюкозу, который, как уже было сказано, вырабатывается из крахмальных веществ пищи с помощью слюны. Это – род горькой жидкости, содержащий в себе химический продукт, называемый пепсином, который также является деятельным агентом и играет главнейшую роль при пищеварении. У нормального, вполне здорового человека желудок вырабатывает в течение суток приблизительно около 5 стаканов желудочного сока, уходящего на пищеварение. Когда пища достигает желудка, маленькие железы, о которых уже упоминалось, испускают достаточное количество желудочного сока, смешивающегося с массою пищи. Затем желудок начинает производить движения, заставляя пищу переменять место и перевертываться до тех пор, пока желудочный сок не пропитает все частицы пищи и не смешается с ней. Инстинктивный ум отлично наблюдает за движениями желудка, заставляя его действовать, как хорошо смазанную машину. И если желудок привык к хорошо подготовленной для переваривания пищи, если пища в достаточном количестве смочена слюной и хорошо пережевана, то желудок работает идеально. Если же пища не подготовлена для человеческого желудка или если она только пережевана наполовину, тогда правильность работы желудка нарушается. В таких случаях вместо того чтобы перевариваться в желудке, пища начинает бродить и содержимое желудка превращается в гниющую, разлагающуюся массу. Если бы люди только могли представить себе, какая клоака образуется у них в таких случаях в желудке, они перестали бы пожимать плечами и слушать недоверчиво, когда беседа заходит о здоровом и нормальном питании. Гнилостный процесс брожения, являющийся результатом ненормальной еды, иногда превращается в хронический и проявляется в симптомах, известных под именем «диспепсии», несварения или других подобных же заболеваниях. Бродящие вещества остаются в желудке в течение долгого времени после принятия пищи, и когда в него поступает новая пища, она смешивается с этими остатками, и желудок действительно превращается в нечто, напоминающее сточную яму. При таких условиях желудок уже оказывается не в состоянии исполнять свои нормальные функции, – поверхность его становится вялой, мягкой и тонкой. Железы закрываются, и весь аппарат пищеварения превращается в негодную, испорченную машину. При таких условиях пища, наполовину переваренная, поступает в кишки вместе с разными кислотами, выделяющимися при брожении, и в результате весь организм оказывается отравленным и плохо питаемым. Общая масса пищи, насыщенная желудочным соком, перемолотая и перетолченная, выходит с правой стороны желудка через новую створку и поступает в кишечник. Кишечник – это трубкообразный канал, причудливо извилистый, чтобы занимать возможно меньше места, но достигающий в длину от двадцати до тридцати футов. Внутренние стенки его покрыты бархатистой кожицей, большая часть которой сморщена поперечными складками, все время совершающими легкие движения, колеблющие пищу взад и вперед и задерживающие, таким образом, прохождение пищи, повышая выделение и всасывание. Бархатистость этой слизистой оболочки зависит от многочисленных микроскопических возвышений, придающих ей сходство с поверхностью плюша – они известны под именем «ресничек» кишечника. Их значения и функции будут объяснены ниже. Как только пища входит в кишечник, она встречается с жидкостью, называемой желчью, которая насыщает ее и смешивается с ней. Желчь представляет собой выделение, вырабатываемое печенью, и находится всегда в готовом состоянии в особом мешочке, известном под именем желчного пузыря. Около двух с половиной стаканов желчи уходит в день на насыщение пищи, поступающей в кишечник. Задача желчи состоит в том, чтобы помогать пище всасываться в сосуды, предупреждать разложение во время прохождения ее через кишечник, а также чтобы нейтрализовать действие желудочного сока, который уже сыграл назначенную для него роль. Поджелудочный сок истощается поджелудочной железой, продолговатым органом, находящимся как раз под желудком. Цель этого сока оказывать действие на жировые вещества и содействовать поглощению их кишечником наравне с другими частями пищи. Этой жидкости вырабатывается в день от одной до полутора бутылок. Сотни тысяч волосиков на бархатистой оболочке кишечника, называемых «ресничками», находятся в постоянном волнообразном движении, пронизывая мягкую полужидкую пищу, которая двигается по кишечнику. Они-то и поглощают питательные вещества, находящиеся в пище, передавая их в организм. Постоянные этапы, которые проходит пища, чтобы превратиться в кровь, следующие: жевание, пропитывание слюной, глотание, переваривание желудком и кишечником, поглощение, передача и усвоение. Повторим их еще раз вкратце, чтобы не забыть. Жевание производится зубами; в этом процессе участвуют: губы, язык, щеки. Пища при этом размельчается, и это дает возможность пропитать ее слюной, которая вырабатывается особыми «слюнными» железами. Слюна действует на крахмал, заключенный в пище, и превращает его в декстрин, а затем в глюкозу, таким образом делая ее более растворимой. Это химическое превращение совершается с помощью находящегося в слюне птиалина, действующего, как фермент, и изменяющего те вещества, с которыми он имеет сродство. Пищеварение происходит в желудке и кишечнике и состоит в превращении пищи в массу, способную быть усвоенной человеком. Переваривание начинается, как только пища достигает желудка. Тогда в нем появляется обильное количество желудочного сока, который смешивается с пищей, растворяет соединительную ткань мяса, отделяет жировые вещества и превращает некоторые белковые вещества, как яичный белок и пшеничный хлеб, в белок, под видом которого эти вещества могут быть поглощены и усвоены организмом. Превращение, начатое желудком, завершается химическим действием органического ингредиента желудочного сока, называемого пепсином в соединении с кислотами, находящимися в желудочном соке. В то время как процесс переваривания совершается желудком, жидкая часть пищи, как та, что поступила в желудок, уже в жидком виде, а также и та, что превратилась в жидкость во время переваривания, всасывается особыми находящимися в желудке всасывателями и вводится в кровь, в то время как более плотная часть пищи начинает медленно покидать желудок в виде сероватой мягкой массы, состоящей из смеси сахара и солей пищи, видоизмененного крахмала или глюкозы, из размягченного крахмала, из размельченного жира и соединительной ткани, а также из белка. Этот пищевой раствор входит в кишечник, как мы уже описывали, и смешивается там с поджелудочным кишечным соком и желчью; и тогда происходит кишечное пищеварение. Эти жидкости растворяют большую часть пищи, которая не успела еще размягчиться. Кишечное переваривание разлагает пищевой раствор на три раздельные составные части: 1 – пептон, получаемый из переваривания белковых частиц, 2 – млечный сок-эмульсия жиров, 3 – глюкозу, образующуюся из крахмалистых веществ пищи. Эти растворы большей частью поступают в кровь и становятся частью ее, тогда как непереваренная пища проходит из кишечника через клапан, напоминающий трап, в прямую кишку, о которой мы еще будем говорить. Поглощение питательных веществ – это процесс, с помощью которого продукты пищи, полученные после переваривания, вбираются кровеносными и млечными сосудами, происходит при помощи просачивания. Вода и жидкости, освобожденные из твердой пищи желудочным перевариванием, всасываются очень быстро и направляются через вены в печень. Пептон и глюкоза также попадают в воротную вену из кишечника. Эта кровь достигает сердца, пройдя предварительно печень, где она подвергается некоторому процессу, о котором мы будем еще говорить, когда зайдет речь о печени. Млечный сок, вырабатывающийся также в кишечнике, после того как пептон и глюкоза отправлены в печень, всасываются в свою очередь и, пройдя через млечные сосуды, попадает в грудной проток, откуда затем постепенно передается в кровь, как это будет описано ниже, в главе о кровообращении. В главе о кровообращении мы объясним, как кровь разносит питательные вещества, полученные после переваривания пищи, во все части тела, распределяя каждой ткани, клеточке, органу материал, с помощью которого они употребляют себя, исправляют, восстановляют, давая таким образом телу расти и развиваться. Печень вырабатывает желчь, поступающую в кишечник, как это мы видели. В ней, кроме того, сохраняется вещество, называемое гликогеном, образующееся в печени из пищевых соков, поступающих через воротную вену. Гликоген собирается в печени и затем постепенно превращается, во время перерывов в пищеварении, в глюкозу – вещество, тожественное виноградному сахару. Поджелудочная железа вырабатывает поджелудочный сок, поступающий в кишечник, где он оказывает действие, главным образом на жировые вещества. Почки заложены в пояснице за кишечником. Их всего две, и по форме они напоминают бобы. Они очищают кровь, отделяя от нее ядовитое вещество, называемое уриной и другие вредные продукты. Жидкость, вырабатываемая почками, по двум каналам, называемым уретрами, спускается в особый пузырь. Пузырь этот помещается в тазу и служит как бы резервуаром для урины, состоящей из жидкости, от которой избавляется организм. Прежде чем закончить эту главу, мы обращаем внимание наших читателей на тот факт, что если пища поступает в желудок и кишечник не вполне хорошо прожеванная и не пропитанная слюной, если слюнные железы и зубы не исполнили положенную им работу, то переваривание задерживается, и желудок оказывается неспособным исполнить возложенную на него задачу. Это все равно, как если бы потребовать от партии рабочих, чтобы они, кроме своей работы, исполнили бы еще добавочную, которую раньше исполняла другая партия рабочих, или, как если потребовать от машиниста, чтобы он вместе с тем был и кочегаром. Всасыватели желудка и кишечника должны что-нибудь всасывать, это их обязанность, и если вы не даете им подходящего материала, они будут всасывать гниющую, находящуюся в брожении массу и передавать ее в кровь. Кровь понесет этот вредоносный материал по всем частям тела, включая мозг. Нет ничего удивительного, если при этом люди жалуются на головные боли, раздражительность и т. д. Это все – результаты самоотравления. Глава 6. Жизненный флюид В предыдущей главе мы дали читателям общую картину того, как пища, которую мы едим, постепенно превращается и претворяется в вещество, способное быть поглощенным кровью, несущей питание во все части тела, где она служит для питания, обновления, восстановления и починок различных органов. В этой главе нами будет дано краткое описание того, как исполняет эту работу кровь. Питательные частицы переваренной пищи поступают в кровь, обращающуюся по телу, и становятся кровью. Кровь течет по артериям в каждой клеточке и ткани тела, для того чтобы исполнять свою работу – строить и восстанавливать. Затем кровь возвращается обратно, унося с собой обломки клеточек и другой отработанный материал человеческого организма с тем, чтобы все это было уничтожено легкими и другими органами, исполняющими, так сказать, «очистительную» работу. Течение крови от сердца и обратно называется кровообращением. Аппарат, руководящий этой удивительной системой вашего физического тела, называется сердцем. Мы не станем здесь останавливаться на описании сердца, но дадим только общую картину той работы, которая исполняется им. Начнем с того места, на котором остановились в предыдущей главе, т. е. с того момента, когда питательные частицы пищи, воспринятые кровью и усвоенные ею, достигают сердца, которое посылает ее для питания тела. Кровь начинает свое течение по артериям, представляющим ряд эластичных каналов, имеющих ответвления и подразделения. Сначала кровь течет по главным каналам, от которых идут меньшие, пока, наконец, достигает так называемых волосных сосудов. Волосные сосуды – это микроскопически малые кровяные сосуды, имеющие в диаметре не более одной трехтысячной части дюйма. Они напоминают собой тонкие волоски, откуда и произошло их название. Волосные сосуды проникают ткань в виде сети, приводя кровь в соприкосновение со всеми частями тела. Их стенки чрезвычайно тонки, и питательные вещества крови, проходя сквозь эти стенки, воспринимаются тканью. Волосные сосуды не только отдают питательные части крови, но принимают в себя кровь на ее обратном пути, и вообще неустанно заботятся об организме, представляя собой передаточные пункты питательных частиц пищи, которые переходят к ним от ресничек кишечника, как это было описано в предыдущей главе. По артериям течет красная, чистая кровь, обильная питательными веществами. Растекаясь из большого канала на меньший, из меньшего в еще более малый, кровь, наконец, достигает волосных сосудов и тканей, которые принимают питательные вещества и употребляют их для сооружения чудесных маленьких клеточек тела, исполняющих свою работу в высшей степени разумно (об этой работе клеточек будет еще говориться в следующих главах). Отдав свои питательные частицы, кровь отправляется обратно к сердцу, захватывая с собой все ненужные продукты, мертвые клеточки, разрушенные ткани и другие отбросы организма. Обратный путь начинается с тех же волосных сосудов, но идет не по артериям, а, благодаря особому устройству, направляется в маленькие вены, из которых попадает в большие и, наконец, достигает сердца. Выходя из сердца, прежде чем достичь снова артерий, кровь подвергается известному процессу. Она попадает в крематорий легких, чтобы сжечь там весь негодный материал и очиститься. В следующей главе будет говориться об этой работе легких. Но перед тем как перейти к ней, необходимо сказать, что в организме человека существует еще другая жидкость, циркулирующая наравне с кровью. Она называется лимфой и по своему составу близко напоминает кровь. В ней находятся некоторые составные части крови, выходящие из стенок кровяных сосудов, и часть того испорченного материала, который, будучи очищенным и «переделанным» лимфатической системой, снова попадает в кровь и становится полезным. Лимфа циркулирует по тонким венообразным каналам, до такой степени микроскопическим, что их нельзя рассмотреть невооруженным глазом, если не наполнить предварительно ртутью. Эти каналы впадают в крупные вены, и там лимфа смешивается с кровью, возвращающейся к сердцу. «Млечный сок» по выходе из малых кишок смешивается с лимфой в нижней части тела и таким образом попадает в кровь, в то время как другие продукты переваренной пищи проходят через главную вену и печень. Таким образом, хотя и разными путями, все питательные вещества снова встречаются при кровообращении. Кровь является составной частью тела, доставляя питание и жизнь всем его органам. Если кровь бедна питательными веществами, или кровообращение слабо, питание некоторых частей тела становится неправильным, и в результате человек заболевает. Кровь составляет приблизительно одну десятую всего человеческого веса. Из общего ее количества одна четвертая часть находится в каждый данный момент в сердце, в легких, в больших артериях и венах. Одна четвертая – в печени, одна четвертая – в мускулах, а остальная четверть распределяется по другим органам и тканям. В мозгу находится приблизительно одна пятая всего количества крови. Нужно помнить всегда, что кровь составляется из той пищи, которую принимает человек, а качество ее зависит от того, каким образом он питается. Выбирая подходящую пищу и принимая ее именно так, как того требует природа, каждый может иметь достаточное количество крови и при этом самого лучшего качества. Утоляя же свой голод неподходящей пищей, можно быстро приобрести малокровие. Между тем, кровь есть жизнь, и каждому предоставлена возможность увеличивать свой запас крови. Теперь перейдем к крематорию легких, и посмотрим, что происходит с синей, нечистой, отравленной кровью, которая поступает обратно из всех частей тела, загрязненная испорченным материалом. Глава 7. Крематорий тела Органы дыхания состоят из легких и дыхательных путей, ведущих к ним. Легких два; они занимают подреберную часть грудной клетки по обеим ее сторонам и отделяются друг от друга сердцем, большими кровеносными сосудами и воздушными трубками. Каждое легкое свободно со всех сторон, за исключением верхней части, состоящей, главным образом, из бронхов, артерий и вен, связывающих легкие с дыхательным горлом и сердцем. Легкие представляют собой губчатое, пористое тело, и ткани их в высшей степени эластичны. Оба они покрыты тонким, но крепким мешком, известным под именем «плевры», одна стенка которого близко соприкасается с легким, другая же с внутренней стенкой грудной клетки, и выделяет из себя жидкость, которая позволяет внутренней поверхности стенок легко скользить друг по другу во время акта дыхания. Дыхательные пути состоят из внутренности носа, зева, гортани, дыхательного горла и бронхиальных трубок. Когда мы дышим, то втягиваем воздух через нос, в котором он согревается от соприкосновения со слизистой оболочкой, обильно снабженной кровью. Пройдя затем зев и гортань, воздух попадает в дыхательное горло, или трахею, которая разветвляется в насколько трубок, называемых бронхиальными трубками. Эти трубки в свою очередь разветвляются на микроскопические подразделения, число которых достигает нескольких миллионов. Один ученый высчитал, что если все дыхательные клеточки легких расстелить на плоской поверхности, то они покрыла бы собой площадь в четырнадцать тысяч квадратных футов. Воздух проникает в легкие с помощью диафрагмы – большого сильного, плоского мускула, распростертого поперек грудной клетки и отделяющего грудную полость от брюшной. Работа диафрагмы почта столь же автоматична, как работа сердца, хотя диафрагма может быть превращена, путем усилия воли, в полуволевой мускул. Когда диафрагма растягивается, она увеличивает объем груди и легких, и воздух наполняет образовавшуюся таким образом пустоту, когда же она сжимается, грудь и легкие уменьшаются в размере, и воздух удаляется из легких. Прежде чем приступить к описанию того, что происходит с воздухом в легких, мы должны бросить взгляд на кровообращение. Как уже было сказано, кровь гонится сердцем по артериям в волосные сосуды, достигая, таким образом, каждой отдельной части тела, которые она оживляет, питает и укрепляет. Затем, через те же волосные сосуды, но уже по венам кровь возвращается к сердцу, откуда направляется в легкие. Вытекая из сердца, кровь представляет собой ярко красную, богатую животворными свойствами и качествами жидкость. По венам же она возвращается бедной, синей, нагруженной разными отбросами организма. Из сердца кровь устремляется точно прозрачный горный поток, возвращается же обратно подобно сточной воде. Эта грязная струя входит в сердце с правой стороны, через правое предсердие. Когда это предсердие наполняется, оно сокращается и заставляет поток крови вливаться в правый желудочек сердца, который, в свою очередь, посылает кровь в легкие, где она распределяется по миллиону тончайших кровеносных сосудов и достигает воздушных клеточек легких, о которых было сказано выше. Теперь перейдем к работе легких. Грязный поток крови распределяется среди миллиона микроскопических клеточек легких. Приток свежего воздуха и кислорода приходит в соприкосновение с загрязненной кровью через тонкие стенки микроскопических кровяных сосудов легких, стенки которых достаточно прочны, чтобы удержать в своих границах кровь, и вместе с тем достаточно тонки, чтобы пропускать сквозь себя кислород. Когда кислород приходит в соприкосновение с кровью, происходит процесс «сгорания»; кровь принимает в себя кислород и освобождается от углекислоты, образовавшейся от гниющих продуктов, которые собраны ею из всех частей тела. Очищенная и обогащенная кислородом кровь отправляется обратно к сердцу, став снова красной и богатой животворными качествами и свойствами. Достигнув левого предсердия, она поступает в левый желудочек, откуда распространяется затем по артериям, неся с собой жизнь во все части организма. Из всего сказанного должно быть ясно, что если чистый воздух поступает в легкие в недостаточном количестве, то загрязненный поток отравленной крови не может очиститься, а следовательно, не только тело лишается питания, но вредный материал, который должен быть подвергнут сгоранию, возвращается снова в артерии и отравляет организм. Недостаточно чистый воздух производит то же самое действие, только в меньшей степени. Ясно также, что если человек вдыхает недостаточное количество воздуха, работа крови у него исполняется не вполне нормальным образом, и в результате тело, получая недостаточное питание, становится расслабленным и больным. Кровь того, кто дышит нечистым воздухом, приобретает синеватый, темный оттенок, лишаясь того яркого цвета, который должна иметь чистая артериальная кровь. Это часто приводит к худосочию. Наоборот, тот, кто дышит чистым воздухом и, следовательно, имеет чистую кровь, отличается крепким здоровьем. Важное значение правильного дыхания доказать нетрудно. Если кровь не вполне очистилась в легких, то в артерии она возвращается в ненормальном виде, недостаточно очищенной от тех вредных элементов, которые были ею захвачены на пути во время обратного путешествия к сердцу. Эти нечистоты, возвратившись обратно в организм, проявят себя в форме какого-либо заболевания. Между тем, кровь, предоставленная правильным образом действию воздуха в легких, не только освобождается от своих нечистот и вредных частиц, но кроме того воспринимает и поглощает в себя известную часть кислорода, который разносится ею по всему телу, где его присутствие необходимо для здоровья. Когда кислород приходит в соприкосновение с кровью, он соединяется с гемоглобином крови и несется к каждой клеточке, ткани, мускулу и органу, усиливая его и восстанавливая износившиеся клеточки и ткани. Артериальная кровь содержит в себе около 25 % чистого кислорода. Кислород не только оживляет каждую часть тела, но даже работа пищеварения зависит от того, в какой степени насыщена кислородом пища, а это насыщение происходит с помощью кислорода, находящегося в крови и приходящего в соприкосновение с пищей. Из всего этого ясно, что в легкие должен поступать большой запас кислорода. Этим, между прочим, объясняется тот факт, что слабые легкие и плохое пищеварение почти всегда неразлучны друг с другом. Чтобы понять все значение этого, необходимо вспомнить, что тело получает питание от усвоенной организмом пищи, и что недостаточное усвоение всегда вызывает малокровие. Даже легкие зависят от того же источника питания, и если от слабого дыхания происходит неполное усвоение, то и легкие, в свою очередь, ослабевают, становятся еще менее приспособленными к исполнению своей работы, а это отзывается отрицательным образом на всей жизни тела. Каждая частица пищи и питья должна быть насыщена кислородом, прежде чем она даст нам заключенные в ней питательные свойства, и прежде чем испорченные продукты организма могут быть удалены и отрешены от своей работы. Недостаток кислорода означает недостаток питания и здоровья. Поистине: «дыхание – есть жизнь». Сгорание происходит от обмена веществ, вызывает теплоту и поддерживает ровную температуру тела. Люди, правильно дышащие, неспособны схватить простуду, и у них всегда имеется достаточное количество теплой крови, которая дает им возможность переносить без вреда для здоровья перемены внешней температуры. В дополнение к описанию вышеупомянутого важного процесса скажем еще, что акт дыхания заставляет человека упражнять внутренние органы и мускулы, и йоги придают этому большое значение. При недостаточно глубоком дыхании в действие приводится только часть клеточек и легких и, таким образом, большая часть вместимости легких остается неиспользованной. Животные дышат всегда правильно, и точно так же нормально дышал первобытный человек. Но ненормальный образ жизни, который ведет цивилизованный человек, лишил нас естественной привычки правильного дыхания и человечество сильно страдает от этого. Единственное физическое спасение человека – «вернуться обратно к природе». Глава 8. Питание Человеческое тело подвержено непрестанному изменению. Вещества костей, тканей, мяса, мускулов, жира и жидкостей постоянно изнашиваются, удаляются из организма, а новые вещества постоянно вырабатываются в дивной лаборатории тела и посылаются на смену износившемуся, испортившемуся материалу. Физическое тело человека и его механизм можно сравнить с растением. Что заставляет растение превращаться из семени в побег, из побега в растение с цветами, семенами и плодами? Ответ очень простой: свежий воздух, солнечный свет, вода и питательная почва. Все эти вещи необходимы растению, чтобы достичь здоровой зрелости. То же самое необходимо и для физического тела человека, чтобы быть здоровым, сильным и нормальным. Повторим их еще раз: чистый воздух, солнечный свет, вода и пища. Вопрос о воздухе, солнечном свете и воде будет рассмотрен в других главах, здесь же мы коснемся прежде всего вопроса о пище. Подобно тому как растение растет медленно, но постоянно, точно так же нашим организмом постоянно, день и ночь, должна совершаться важная работа устранения износившегося материала и замена его новым. Человек не сознает этой работы, так как она принадлежит подсознательной части человеческой природы, являясь частью работы инстинктивного разума. Все тело и отдельные его части в отношении здоровья, силы и крепости зависят от постоянного возобновления материала. Если это возобновление приостановится, то следует смерть. Восстановление изношенного и уничтоженного материала – первая необходимая сторона жизни нашего организма, и вследствие этого именно оно прежде всего приходит на мысль, когда мы представляем себе здорового человека. Краеугольным камнем отношения к пище в философии хатха-йоги считается санскритское слово, которое можно перевести словом «питание». Было бы желательно, чтобы читатель ассоциировал мысль о пище с мыслью о питании. По философии йогов пища должна означать: во-первых питание, во-вторых питание и в-третьих – питание. Всегда питание. Для многих западных народов идеал йоги представляется в виде жалкого полуистощенного, голодного существования. По их мнению, йоги так мало думают о пище, что по целым дням обходятся без нее. Многие полагают, будто йоги считают пищу слишком «материальной» для своей «духовной» натуры. Ничто не может быть ошибочнее этого. Йоги, по крайней мере те из них, которые хорошо знакомы с философией хатха-йоги, считают питание своей первой обязанностью по отношению к своему телу и поэтому всегда должным образом заботятся о его питании, следят за тем, чтобы доставлять новый свежий материал взамен израсходованной и уничтоженной материи. Совершенно верно, йоги не чревоугодники и не питают склонности к обильным и утонченным яствам. Наоборот, им смешно подобное глупое увлечение. Они питаются простой пищей, зная, что вполне насытятся, не прибегая к вредным веществам, которые содержатся в наиболее утонченных блюдах людей, незнакомых с истинным назначением пищи. Учение хатха-йоги гласит: «Человека питает не то, что он ест, а то, что усваивается им». В этом древнем изречении целый мир мудрости, и оно содержит в себе все, что написано во многих томах на тему о здоровье. Далее мы укажем метод йогов для получения наибольшего количества питательности из минимального количества пищи. Метод йогов лежит посреди двух дорог, по которым идут две различные западные школы, а именно: «чревоугодников» и «аскетов», из которых каждая громко провозглашает достоинство своего культа и хулит противоположную секту. Поэтому йогу простительно добродушно улыбаться, прислушиваясь к яростным диспутам между теми, которые проповедуют необходимость достаточного питания и их противниками, признающими безумством обжорство и предлагающими взамен полное воздержание, сопровождающееся продолжительными постами, что несомненно привело многих из их последователей к физическому ослаблению и даже смерти. Для йогов не существует отрицательных сторон как плохого питания, так и обжорства, – эти вопросы решены много столетий тому назад древними отцами йоги, имена которых уже почти позабыты нынешними последователями. Повторяем раз и навсегда, что хатха-йога совсем не требует голодания, но наоборот знает и учит, что ни одно человеческое тело не может быть сильным и здоровым, если человек перестанет поддерживать его питательной пищей, которая может быть с пользой усвоена организмом. Многие хрупкие, слабые и нервные люди обязаны своим болезненным состоянием именно тому, что недостаточно хорошо питаются. Нужно заметить также, что хатха-йога отрицает смешную теорию, будто питание улучшается от чрезмерно большого количества поглощаемой пищи, и ничего не видит в объедении, кроме проявления качеств грязной свиньи, недостойных развитого человека. По мнению йогов, человек должен есть, чтобы жить, а не жить, чтобы есть. Но йог скорее эпикуреец, чем гастроном, так как, питаясь простой пищей, он сумел культивировать естественный и нормальный вкус, и его голод удовлетворяется простыми блюдами, чего нельзя сказать о тех, кто постоянно гонится за богатыми и утонченными кушаниями. Приступая к пище для того, чтобы доставить питание телу, йог получает удовольствие, неизвестное людям, отрицающим простые блюда. В следующей главе мы будем говорить о голоде и аппетите, – двух совершенно различных проявлениях стремлений физического тела, хотя для большинства людей то и другое представляется чем-то нераздельным. Глава 9. Голод и аппетит Как было сказано в конце предыдущей главы, голод и аппетит – два совершенно различных проявления человеческого организма. Голод это нормальное требование организма, аппетит же – противоестественное желание пищи. Голод можно сравнить с румяными щеками здорового ребенка; аппетит же с накрашенным лицом модницы. А между тем, большинство людей употребляют оба эти слова, как будто они означают одно и тоже. Рассмотрим, же в чем заключается разница. В высшей степени трудно объяснять разницу ощущений и симптомов голода и аппетита обыкновенному среднему человеку, достигшему зрелости, так как большинство людей к этому возрасту уже успели заглушить свой естественный инстинктивный голод аппетитом, в течение многих лет не испытывая ощущения голода, забыв вообще, что это за чувство. Описывать же ощущение, которое читатель не может вызвать в своей памяти, чрезвычайно трудно. Можно описать звук человеку, обладающему нормальным слухом, с помощью сравнения с каким-либо другим звуком, слышанным им, но представьте себе все затруднение, если нужно описать звук человеку, родившемуся глухонемым, или описать цвет слепорожденному, или дать понятное описание запаха тому, кто родился без чувства обоняния. Для того, кто освободился от аппетита, ощущение голода и аппетита кажутся совершенно отличающимися одно от другого, и в уме у него при упоминании слова аппетит или голод рождаются два совершенно различных представления. Но для современного цивилизованного человека голод означает источник аппетита, а аппетит – результат голода. Вследствие этого, оба слова употребляются совершенно неправильно. Сейчас мы иллюстрируем это примерами. Возьмем жажду. Каждому из нас знакома здоровая, естественная жажда, требующая глотка холодной воды. Жажда ощущается ртом и зевом и может быть удовлетворена только тем, что для этого предназначила природа, – холодной водой. Эта естественная жажда подобна во всем голоду. Но насколько отличается эта естественная жажда от определенного желания выпить чая или кофе или содовой воды с виски и др. разнообразных напитков, которыми утоляют жажду в ресторанах. И как жажда отличается от желания выпить бокал пива, рюмку какого-нибудь спиртного напитка и т. д., точно так же отличается аппетит от голода. Теперь читатель, вероятно, начинает уяснять себе разницу. Иногда приходится слышать, как кто-нибудь говорит, что ему смертельно хочется выпить стакан содовой воды или рюмку виски. Между тем, если бы эти люди действительно испытывали жажду, то они прежде всего постарались бы добыть себе холодной воды, и только именно вода могла бы утолить их жажду. Но нет, вода не утолит жажды тех, что кто хочет содовой воды с виски. Почему? Очень просто, потому что они ощущают не естественную жажду, а желание, аппетит, который является результатом извращенного вкуса. Раз имеется аппетит – значит создалась некоторая привычка, которую приходится удовлетворять. Если начать наблюдать за такими людьми, то можно заметить, что, когда они действительно будут испытывать жажду, то захотят не содовой, а самой обыкновенной воды. Если каждый поразмыслит о самом себе, то увидит, что то же самое происходит и с ним самим. Мы не предполагаем читать лекцию о вреде спиртных напитков или проповедовать воздержание, но просто хотим показать разницу между естественным инстинктом и приобретенной привычкой или аппетитом. Аппетит – это приобретенная привычка еды или питья и ничего общего с голодом или жаждой не имеет. Человек приобретает привычку к табаку, алкоголю, к опиуму, морфию, кокаину или к каким-нибудь другим снадобьям. Раз приобретенный аппетит становится сильнее прочих инстинктов, и человек иногда умирает от истощения, потому что тратит все свои деньги на напитки или наркотические снадобья. Люди продают одежду своих детей, чтобы купить себе алкоголь, и пускаются на воровство и убийство, чтобы добыть денег для приобретения наркотиков. Кто же станет называть это именем голода? А между тем мы все называем аппетит, который является у нас к тому или другому блюду, голодом, хотя, в большинстве случаев это приблизительно то же самое, что и позыв к курению или к спиртным напиткам. Животные обладают голодом, пока человек не испортит их, соблазняя печением и другими вещами, ложно называемыми пищей. Ребенок также обладает естественным голодом, пока его не испортят тем же самым путем взрослые. Естественный голод у ребенка заменяется приобретенными аппетитами; степень этого зависит от того, насколько богаты родители ребенка, – чем они богаче, тем скорее ребенок приобретает ложный аппетит. С годами же он, делаясь старше, совершенно теряет воспоминание о том, что значит настоящий голод. Недаром в большинстве случаев люди говорят о голоде как о неприятном ощущении, а не как о естественном инстинкте. Иногда физические упражнения на свежем воздухе, жизнь среди природы дает людям ощущение физического голода, и тогда они едят, как дети, с тем удовольствием, которого не испытывали в течение многих лет. Они чувствуют голод и едят вовсе не потому, что привыкли к этому, как это они делают дома, отягощая постоянно свой желудок. Раз сообщалось в газетах о компании богатых людей, потерпевших крушение на яхте, на которой они отправились на морскую прогулку. Им пришлось целых десять дней жить почти впроголодь на пустынном острове. Когда их нашли, они оказались здоровее, чем прежде; на щеках у них играл румянец, глаза блестели, и все они вернули себе драгоценный дар испытывать здоровый, естественный голод. Некоторые из них страдали в течение нескольких лет диспепсией, но десять дней поста совершенно исцелили их, как от этой, так и от других подобных же болезней. Так как они питались все время впроголодь, то из организма были удалены все продукты, отравлявшие его. Остались ли они здоровыми и после, это зависело, разумеется, только от того сменили ли они опять голод на аппетит. Разветвления дыхательных путей (бронхов) в легких Схема пищеварительного аппарата человека А. Слюнные железы. Б. Глотка. В. Щитовидная железа. Г. Зобная железа. Д. Легкие. Е. Пищевод. Ж. Диафрагма (грудобрюшная преграда). З. Желудок К. Поджелудочная железа. Л. Печень. М. Тонкие кишки. Н. Место впадения тонких кищек в слепую. О. Червеобразный отросток слепой кишки. П. Р. С. Восходящая, поперечная и нисходящая часть толстой кишки. Т. Прямая кишка. Естественный голод, как и естественная жажда, дают о себе знать с помощью мускулов рта и зева. Если человек испытывает голод, то мысль или напоминание о пище вызывает своеобразные ощущения во рту, зеве и слюнных железах. Нервы этих частей тела испытывают своеобразное ощущение, слюна начинает выделяться из желез, и вся эта область обнаруживает желание быть примененной в дело. Желудок обыкновенно не обнаруживает никаких симптомов и вообще ничем не проявляет себя. Человек испытывает просто желание съесть что-нибудь питательное. Никакого ощущения пустоты в желудке в это время не бывает. Этот симптом как раз характерен для аппетита, требующего, чтобы установленная раз и навсегда привычка была продолжена. То же самое испытывает человек, привыкши к курению или жеванию табака. Часто приходится слышать, как человек удивляется, почему никто не может приготовить ему такого обеда, какой готовила в прежние времена мать. Почему это? Единственно только потому, что вместо голода он ощущает теперь неестественный аппетит и, конечно, перестал испытывать удовлетворение от пищи с того момента, как ест вследствие аппетита, т. е. вследствие раз установившейся привычки. Если же человек начнет культивировать в себе голод и отбросит в сторону аппетит, он снова будет испытывать от еды тоже удовольствие, как и во времена юности, и снова повара ему будут готовить точно так же, как готовила его мать, когда он был мальчиком. Читателя, может быть, все это удивляет, и он недоумевает, что может быть общего со всем этим у хатха-йоги? Но дело в том, что йоги победили в себе аппетит и позволяют проявляться только голоду. Вследствие этого они получают наслаждение от каждой пригоршни пищи. Даже от вкуса черствого хлеба они получают насыщение и удовольствие. Йог ест, как не умеют есть обыкновенные люди, о чем речь будет ниже, и не будучи анахоретом и аскетом, йог получает от еды истинное удовольствие, так как все его блюда приправлены самым пикантным соусом – голодом. Глава 10. Поглощение праны из пищи Хитрость природы в комбинировании различных средств для достижения одной цели и в умении делать необходимое приятным, проявляется в бесконечно большом количестве случаев. Один из самых поразительных примеров этого рода будет приведен в этой главе. Читатель увидит, как природа исполняет несколько дел одновременно и как умеет она сделать приятными необходимые для человеческого организма функции. Начнем с теории йогов об усвоении праны из пищи. Теория эта утверждает, что в пище как человека, так и животных, содержится известная форма праны, которая абсолютно необходима для поддержания в человеке силы и энергии и что эта форма праны поглощается из пищи нервами языка, рта и зубов. Жевание пищи освобождает эту прану, размельчая частицы пищи в микроскопические кусочки, передавая их затем в виде многочисленных атомов праны языку, рту и зубам. Каждый кусочек пищи содержит в себе большое количество зарядов праны, или пищевой энергии, причем заряды эти освобождаются при пережевывании пищи под химическим действием некоторых элементов слюны, присутствие которых не подозревается современными учеными, которые даже не различимы для современной химии, хотя будущие исследователи докажут наличность этих свойств. Освободившись от пищи, эта пищевая прана передается нервам языка, рта и зубов, быстро проходит по телу и костям и достигает многочисленных складов нервной системы, откуда затем передается во все части тела, где она идет на увеличение энергии и жизненной силы клеточек. Вот в общих чертах эта теория, подробности же ее мы постараемся изложить в дальнейшем. Читатель, может быть, удивится, для чего нужно добыть прану из пищи, когда ее имеется достаточно в воздухе, и природа лишь напрасно тратит время и труд, добывая прану из пищи. Это объяснить не трудно. Как все электричество – электричество; так и вся прана – только прана, но как есть различные роды электрических токов, оказывающих на человеческий организм совершенно различное действие, точно так же существует и несколько проявлений или форм праны, каждая из которых необходима для различной работы. Прана из воздуха исполняет одну работу, прана из воды – другую, а та, которая добывается из пищи, служит для осуществления третьей. Входить в подробные объяснения теории йоги здесь не место, поэтому ограничимся лишь общими положениями. Главным пунктом для нас служит то, что пища содержит в себе прану, которая необходима для человеческого тела и которую можно получить только путем жевания пищи и поглощения праны нервами рта, языка и зубов. Теперь рассмотрим намерение природы, сочетавшей две важные цели в акте жевания и насыщении пищи слюной. Во-первых, природа стремится, чтобы каждый кусок пищи был хорошо разжеван и насыщен слюной, прежде чем он будет поглощен, и пренебрежение этим отзывается на пищеварении, которое в таком случае становится не вполне нормальным. Жевание – естественная привычка человека, которой он стал пренебрегать, вследствие ненормальных условий, созданных цивилизованной жизнью. Жевание необходимо для размельчения пищи, чтобы ее легче можно было проглатывать, а также чтобы она была лучше насыщена слюной и желудочным соком. Жевание вызывает выделение слюны, что является одной из необходимых ступеней пищеварительного процесса. Слюна совершает ту часть работы, которую не может совершить никакой другой сок. Физиологи утверждают самым положительным образом, что жевание пищи и ее насыщение слюной имеет огромное значение для всего пищеварительного процесса. Некоторые же специалисты пошли еще дальше и уверяют, что насыщение пищи слюной и жевание имеет гораздо больше значения, чем полагают физиологи. Один из авторитетов по этому вопросу, Горас Флетчер, американский ученый, советует жевать особенным образом и почти совпадает в данном случае с тем, как принято это делать йогами. Разница лишь в том, что Флетчер рекомендует свой способ, потому что он оказывает самые благотворные результаты на пищеварение, йоги же делают это для поглощения пищевой праны. Но главное заключается в том, что как тот, так и другие идут навстречу желаниям природы, требующей, чтобы пища была разжевана как можно мельче. Пищеварительный процесс, облегченный обильным количеством слюны и поглощения пищевой праны, вместе с тем, дают большую экономию в расходовании сил. Для вполне нормального человека жевание пищи является приятным процессом; то же самое испытывают животные и дети. Животное жует и насыщает слюной свою пищу всегда с видным наслаждением, ребенок жует и сосет все гораздо дольше, чем взрослый, пока, наконец, его не начнут учить есть, как едят все. Флетчер говорит, что жевать пищу заставляет нас вкус, который доставляет нам удовольствие от принятия пищи. По теории же йогов, кроме вкуса есть еще нечто неясное и неопределенное, что заставляет нас держать во рту пищу, перевертывать ее языком, жевать и сосать, а уже затем совершенно размягченной незаметно для себя проглатывать. Флетчер полагает, что пока в пище сохранилась хоть частичка вкуса, в ней имеются еще питательные вещества, и, в данном случае, он совершенно прав. Но мы все-таки думаем, что кроме того есть еще другое ощущение, которое, если мы научимся находить его, даст нам удовлетворение от долгого непроглатывания пищи, и это ощущение продолжается до тех пор, пока из пищи не отделится вся прана. Из этого каждый может понять, почему йоги вместо того чтобы сразу проглатывать пищу, подолгу держат ее во рту, позволяя ей таять и растворяться. Это ощущение может заметить каждый, как от такой пищи, которая не представляет собой ничего особенного по вкусу, так и от такой, которая пользуется особым предпочтением данного лица. Описать это ощущение почти невозможно, так как на языке европейских народов нет таких слов, тем более, что самое ощущение еще далеко не признано западными народами. Единственно, что можно сделать, это привести сравнение, рискуя даже показаться смешными. Может быть, кому-нибудь приходилось находиться в присутствии «магнетической» особы и испытывать неопределенное ощущение поглощения от нее силы и «жизненности». У некоторых лиц в организме так много праны, что они постоянно передают ее другим, результатом чего бывает, что люди любят находиться в их обществе и неохотно удаляются от них, даже почти не имеют сил покинуть их. Вот один пример. Другое ощущение – это то, которое испытывает человек, находясь вблизи того, кого он любит. В таком случае происходит обмен «магнетизмом» (мысль, насыщенная праной). Поцелуй, сорванный с губ возлюбленной, настолько пронизывает человека «магнетизмом», что по телу пробегает трепет с головы до ног, все эти примеры дают еще не вполне ясную иллюстрацию того, что мы хотим сказать. Удовольствие, которое мы получаем при еде, происходит не только от одного удовлетворения вкуса, но, главным образом, от того странного, своеобразного ощущения, испытываемого нами во время поглощения «магнетизма» или праны из пищи, и сильно напоминает ощущения, о которых упоминалось в двух предыдущих примерах, хотя сравнения и могут вызвать улыбку. Тот, кто победил в себе ложный аппетит, так часто принимаемый за голод, будет жевать сухую корку хлеба и не только получит удовлетворение в смысле насыщения, но даже испытает некоторое удовольствие. Для того чтобы отвыкнуть от ложного аппетита и возвратиться к естественному голоду, требуется определенная практика. Наиболее питательная пища будет наилучшим образом удовлетворять нормальному вкусу, причем нужно помнить, что пищевая прана содержится в пище в прямой пропорции к ее питательности: другой пример мудрости природы. Йог есть свою пищу медленно, пережевывая ее до тех пор, пока он «чувствует ее», т. е., пока она дает ему некоторое вкусовое ощущение. В большинстве случаев это ощущение продолжается все время, пока пища находится во рту, так как природа требует, чтобы пища растворялась медленно и медленно же проглатывалась бы. Йог медленно двигает своими челюстями, так сказать, лаская пищу языком, зубы погружает в нее любовно, понимая, что они поглощают пищевую прану с помощью своих нервов, а также нервов языка и зева, пополняя этим резервуар энергии организма. В то же время йог сознает, что подготовливает свою пищу для переваривания в желудке и доставляет своему телу необходимый материал для восстановления клеточек. Кто будет следовать манере йогов при приеме пищи, получит от нее гораздо больше питательности, чем обыкновенный человек, так как каждая унция пищи отдаст максимум своей питательности. Между тем, если человек станет проглатывать пищу лишь наполовину пережеванной и недостаточно смоченной слюною, многое будет пропадать даром и проходить через организм в виде бродящей и гниющей массы. У йогов же ничто не выходит из организма в виде отброса, кроме действительно отбросов, и каждая частица питательности выделяется из пищи, а вместе с тем из атомов ее также выделяется вся пищевая прана. Пережевывание размельчает пищу на мелкие частицы, позволяя слюне проникать в нее, а желудочному соку исполнять необходимую работу, оказывать химическое действие на атомы пищи и освобождать пищевую прану, которая впитывается нервной системой. Движение, испытываемое пищей под влиянием работы челюстей, языка и щек во время жевания, заставляет двигаться атомы нервов, которые поглощают пищевую прану. Йоги держат пищу во рту, медленно и аккуратно пережевывая ее, до тех пор, пока она не проглатывается почти невольно, и они в полной мере испытывают наслаждение от поглощения праны. Каждый может испытать это на себе: взяв в рот кусок пищи, затем медленно жевать его, так, чтобы он таял во рту, подобно куску сахара. Вы будете удивлены, как почти механически производится глотание пищи и как медленно и приятно тает она у вас во рту. Возьмите, например, кусок хлеба и начните жевать его, чтобы посмотреть, сколько пройдет времени прежде, чем вы его проглотите. Окажется, вам совершенно не придется глотать его, как вы глотаете пищу во время обыкновенной еды, – хлеб будет исчезать постепенно, независимо от вашей воли, превратившись сперва в мягкую кашицу. И из такого куска хлеба каждый может получить в два раза больше питательности, чем если он съест его обычным порядком. Конец ознакомительного фрагмента. Текст предоставлен ООО «ЛитРес». Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию (https://www.litres.ru/yog-ramacharaka/hatha-yoga/?lfrom=334617187) на ЛитРес. Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.
КУПИТЬ И СКАЧАТЬ ЗА: 49.90 руб.