Сетевая библиотекаСетевая библиотека
Транспортный пилот Алина Николаевна Болото Спасти или спасаться самому? Что случилось на дрейфующем в космосе корабле? Что хочет от пилота веселая старушка? А у Даруа это первый самостоятельный рейс, и не всегда пилот понимает, кто ему друг, а кто враг. Когда тебе навязывают пассажирку, то вместе с ней и чужие проблемы. И поздно поворачивать назад! «Транспортный пилот» – это истории из жизни молодого космического пилота Даруа Ватиша, который перевозит грузы по всей Вселенной. Алина Болото Транспортный пилот Меню для Фойры Автор благодарит Альберта Бояджяна за идею фойры 1 – Попутчика возьмете? Даруа Ватиш поднял глаза и увидел пепел собой человека в песочного цвета комбинезоне (такие комбинезоны обычно носят ремонтники базы и смотрители маяков). Лицо человека показалось Ватишу знакомым, но он еще слишком мало прослужил на “Талане”, чтобы запомнить всех его сотрудников. – Нам запрещено брать попутчиков. – Разрешите, я присяду? Не дожидаясь ответа, незнакомец придвинул к себе стул и щелкнул пальцами официанту. Тотчас же на столе появилась еще одна тарелка со стандартным набором пищи. Незнакомец с аппетитом принялся за еду, а Ватиш нехотя затолкнул в рот остатки салата. Сегодня у Даруа определенно не было настроения и, если бы не традиции, ноги бы его не было в кают-компании “Талана”. (Перед рейсом принято обедать со всеми, свободными от вахты – считается, это способствует развитию дружеских отношений. Пока что это способствовало несварению желудка у Ватиша, потому что салат явно был сдобрен слишком жирным соусом). Тут в кают-компанию ввалилась группа парней с трансгалактического рейса, и сразу стало шумно. Гигантский лайнер один занял четыре восточных причала, переключил на себя половину обслуживающей “Талан” техники и послужил косвенной причиной того, что Ватиша в рейс отправляли на несколько часов раньше, чем планировалось. База-маяк нуждалась в свободных причалах. Забегали официанты, разнося фирменное пиво и расшвыривая по столикам тарелки с едой. Ватиш дожевал салат и перешел к овощному супу, поневоле прислушиваясь к громкому разговору за соседним столом. –… Элементарный пульсирующий мираж! – сердито кричал коротышка в форме запасного пилота. – Какой там мираж?! – упорствовал его противник. – Ни одна система слежения ничего не зафиксировала! Это чистейшей воды галлюцинация! Коротышка сердито фыркнул и всадил вилку в синт-блюдо, закамуфлированное под баранину… По-твоему, я похож на психа?.. – Тут его рука слегка дрогнула, так как синт-блюдо вдруг зашевелилось, вместе с воткнутой в него вилкой выскользнуло из тарелки и лихо соскочило со стола. Сидевший рядом с Даруа незнакомец сдернул со стола салфетку, набросил эту импровизированную сеть на улепетывающую баранину и после недолгой возни извлек из-под салфетки клубок, похожий на коричневый персик. Клубок развернулся и оказался чуть ли не целиком состоящим из оскаленной остренькой мордочки с голубыми глазами. “Кырь!” – сердито пискнула мордочка и вцепилась в палец охотника. Незнакомец охнул и поспешно опустил добычу перед запасным пилотом: – Ваш хищник! – Извините, не мой! – пилот проворно отдернул руку. – Чей же? – в недоумении обратился охотник к залу. Кают-компания притихла. Посетители, переглядываясь, по очереди пожимали плечами. – Может, кто из наблюдателей везет? – неуверенно предположил коротышка. – Чуть что, сразу наблюдатели?! – возмущенно выкрикнули из зала. – Трюмы надо контролировать! Вечно на фильтрах экономят! – Если никто не возражает, я возьму его! – незнакомец быстро переставил тарелку с недоеденной бараниной на свой столик. – Официант еще одно блюдо за мой счет – пилоту! Синт-баранина появилась перед коротышкой, причина секундной заминки тут же была забыта, и спор вспыхнул с новой силой. Ватишу понравился поступок незнакомца, понравилось и то, как он быстро угомонил рассерженного любителя дармовой пищи, подсунув большой кусок под влажный розовый нос. Бараноед вдохновенно зачавкал. – Сталкивались с такими? – спросил Ватиш, имея в виду зверя. – Нет, но всегда полезно завести новых друзей среди братьев по разуму. – Вы думаете?.. Незнакомец широко улыбнулся. – Молодой человек, думает мое начальство, а я просто контактирую. Хотите пива? – Ваш корабль загружен! – сообщил Ватишу пробегающий официант. – Вы куда летите? – спросил Даруа, отодвигая тарелки и вставая. – Нготени. – Я высажу вас на орбитальной станции, а спускаться будете сами. – Идет! – незнакомец быстро рассчитался, прихватил бараноеда вместе с тарелкой и отправился вслед за Ватишем. 2 Транспортному пилоту Даруа Ватишу от роду было девятнадцать лет, и в транспортники он попал только потому, что в косморазведку брали после двадцати пяти и с хорошим летным стажем. Стаж у Ватиша был, но на обычных кораблях, а не на биоэлектронных. А достался ему именно такой, списанный по возрасту из косморазведки, за инвентарным номером Ба-25783, в просторечии именуемый “Барсом”. Кстати, именем горного хищника называли не столько сам корабль (металлическую оболочку, набитую техникой), сколько его биоэлектронный центр, управляющий корабельными системами. Чаще всего Барс использовался для полетов в беспилотном варианте, и лишь после очередного выпуска летной школы обретал командира. Даруа Ватиш был для него двадцать четвертым командиром по счету, а сам Барс для Ватиша был всего лишь вторым кораблем. На первом Ватиш проходил практику. Самое сложное (для Ватиша) оказалось то, что Барс участвовал в освоении сектора Б и хорошо помнил двух первых своих капитанов. Косморазведчиков. Барса можно сравнить со старым рядовым солдатом, служившим под командой прославленных полководцев. А теперь ему присылают юнцов и велят им подчиняться. Барс, конечно, подчинялся, но порою он “рыскал” на курсе, переговаривался со встречными кораблями и не вовремя включал бортовые огни. Поднявшись на борт, Даруа вместе с гостем направился в рубку, но дверь почему-то оказалась закрытой. – В чем дело, Барс?! – Ватиш устремил грозный взгляд на переговорное устройство. – На борту посторонние. Посторонним вход в рубку запрещен! Давно Ватиша так не позорили, но не успел он открыть рот, как незнакомец шагнул к переговорному устройству. – Александр Конов. Личный номер семьсот сорок семь. Дверь немедленно въехала в стену, и Барс почтительно произнес: – Добро пожаловать, Александр! “Черт побери! – подумал Даруа. – Со мной он таким вежливым не бывает!” В рубке Александр с удовольствием осмотрелся: – Давненько я не летал на биэлах! – А форма у вас не летного состава?! – удивился Даруа. – А на биэлах не только пилоты летают. Ватишу очень хотелось спросить о профессии попутчика, но постеснялся. Сам скажет, если сочтет нужным. – Извините, я не удосужился узнать ваше имя, – Конов вопросительно глянул на Ватиша. – Дар… Даруа Ватиш. – Очень приятно. Дар, если можно, я прошел бы в каюту? Честно говоря, я вторые сутки на ногах. Устал зверски! Едва гость вместе с бараноедом покинул рубку, Ватиш обернулся к пульту. – Кто это, Барс? – Александр Конов! – сообщил биоэлектронный бог и отключился. 3 С появлением на борту Конова Ватиш окончательно потерял покой. Пересекая оживленные трассы, Даруа брал управление на себя и все равно не избежал сюрпризов. При подходе к четвертой планете Альфы Ватиша вызвал на связь диспетчер и устроил разнос за посторонние разговоры в эфире, хотя Даруа и рта не раскрывал. Во время стыковки с орбитальной станцией предназначенные к выгрузке контейнеры оказались на месте раньше, чем в трюм спустился автоматический грузчик. Во время встречи с кораблем косморазведки бортовые огни не включались до тех пор, пока первым не отсалютовал разведчик. Мелочи, но досадные. Впрочем, Конов, кажется, ничего не замечал. Он проявлял абсолютное равнодушие, как к славному прошлому корабля, так и к героическому будущему его пилота. Целыми часами гость просиживал в фильмотеке, где рвали на себе волосы непонимающие друг друга герои или скитался по планете огнедышащих червяков доблестный Мунвах. Бараноед оказался более общительным. Однажды явившийся на вахту Ватиш застиг его за уродованием корабельного имущества. Бараноед заметно подрос с тех пор, как они виделись в последний раз, и до переключателей дотянулся без особого труда. Все объекты синего цвета он просто пооткусывал. Как в похожем случае должен поступать человек, знакомый с основами космической дипломатии? Ватиш поступил иначе: схватил то, что попало под руку, и швырнул в преступника. А под руку попалась диск-карта здешнего района. Бараноед подозрительно оглядел плюхнувшийся рядом предмет, неторопливо взял его в зубы и был таков. Конечно, ничего особенного на диске не было, но он являлся корабельным имуществом, и Ватиш бросился в погоню. Они промчались по длинному коридору жилого отсека мимо закрытых кают и пустых лабораторий. Грохот при этом стоял такой, словно за конским табуном гналась волчья стая. Причем, стаю вопреки очевидным событиям изображал бесшумно бегущий бараноед, а вот спецобувь Ватиша громыхала нещадно. Мало кто ловил за выдру, несущуюся со скоростью гепарда! А Даруа попытался. Споткнувшись у самого перехода, он еще метра два проехал на животе по гладкому полу грузового отсека, а бараноед тем временем скрылся. Ловить зверя на трех палубах “Барса” среди многотонного оборудования – это не совсем то, что в пустом коридоре. Ватиш в величайшей досаде стукнул кулаком по полу и поднялся. – Занимаетесь новым видом спорта? – поинтересовался неожиданно возникший откуда-то Конов. – Ваш приятель уволок мою карту! – сердито пожаловался Ватиш. – Он всего лишь хотел поиграть! – предположил Конов. – Непонятно, правда, как он выбрался из закрытой каюты?! Выбраться из каюты не смог бы уж очень упитанный кот: для изящного бараноеда протиснуться в такую дыру было парой пустяков. Вот только откуда в переборке взялась дыра? Осмотрев отверстие, Конов тихонько присвистнул и потрогал пальцем рваные края изоляционного слоя. Отверстие находилось на самом уязвимом месте, где когда-то была пробоина. – Если ваш зверек прокопал это своими крошечными коготками, – начал Ватиш, – их надо запатентовать, как новую металлорежущую установку! Конов посмотрел на пилота с явным интересом. – Так вы считаете это, – здесь он ткнул пальцем в дефект переборки, – доказательством разумности? – Ватиш энергично кивнул. – Тогда зачем швырять в гостя картой? Ватиш слегка смутился. Он ничего не сообщал об обстоятельствах пропажи карты. Неужели Барс донес? – В тот момент я не думал о контакте. – А теперь? Теперь Даруа загорелся идеей контакта. Первым делом он приказал Барсу по всем отсекам транслировать устав космофлота в той его части, где говорится о возможных встречах с чуждым разумом. Периодически Барс прерывал свои завывания и на одиннадцати языках Космического Содружества приносил извинения за нетактичное поведение человечества. Но гость бесследно канул в хаос грузовых отсеков вместе с диск-картой. Ватиш слегка ослабил контроль за проделками Барса и погрузился в изучение материалов о контакте с потенциально разумными. Конов, вначале весьма скептически отнесшийся к затее Ватиша, теперь досаждал ему странными разговорами. – Послушайте, юноша, – обратился однажды Конов к поглощенному чтением старинных инструкций Даруа, – а зачем нашему гостю понадобилась карта? Ватиш буркнул нечто невразумительное и перевернул страницу толстого фолианта. – Нет, в самом деле, для чего ему карта главной трассы сектора Б? Ватиш оторвался от книги и сердито почесал кончик носа. – Откуда мне знать? Может, его интересуют наши перелеты! Конов поглядел на тисненые золотом буквы на переплете тома. – А не думаете ли вы, – начал он осторожно, – что эта карта может быть использована, гм… как бы это сказать, в не совсем благовидных целях? Ватиш поднял голову: шутит или нет? Лицо Конова было очень серьезно, даже слегка озабочено. – Не думаю. Таких карт в любом уголке сектора полным-полно! – А если он новичок в секторе? – Вы полагаете, что, воспользовавшись моей картой, бараноеды захватят сектор? Александр, я, конечно, молодо выгляжу, но не надо меня ловить на космофлотовский баснях! Только злобных инопланетян-милитаристов нам тут и не хватает! – Дар! Я понимаю, что вы – весьма опытный космический волк! – здесь голос Конова сделался необычайно мягким. – Но почему бы вам не изменить тактику общения с собственным кораблем? Даруа застыл с остекленевшим взглядом, потом медленно произнес: – Какой же я дурак! Извините, Александр. Конечно же, Барс все знает: датчики по всему кораблю! Барс, где сейчас существо, укравшее карту? – Сидит в рубке и разматывает леванометр. – Что же ты молчал?! – А ты не спрашивал, пилот! Бараноед действительно восседал в капитанском кресле, вокруг расстилались зеленые волны леванометра с аккуратными отпечатками когтистых лап, а неподалеку валялась злосчастная диск-карта. При виде хозяина гость вскочил на спинку кресла, тихо сказал: “Кыр-р, кыр-р!” – и безмятежно голубые глаза его начали темнеть. Даруа остановился. Невесть, почему припомнились дыра в переборке и строчка в старинной книге о пришельцах. – Доброе утро! – поздоровался пилот, хотя по-корабельному был уже вечер. – Кыр! – ответил бараноед и оскалил маленькие, но острые зубы. – Мы рады вас приветствовать на борту транспортного корабля, приписанного к флоту сектора Б. Глаза пришельца стали синими до черноты. – Если вы собираетесь вступать в контакт… – Кыр-р, – повторил бараноед и легко соскочил с кресла, не сводя глаза с Ватиша. Даруа попятился: ему показалось, что гость начинает нервничать, так как шерсть на загривке поднимается. – Кырь! – вдруг донеслось со стороны экранов. Гость проворно обернулся и увидел свое собственное изображение, увеличенное в десятки раз. Тем временем к Даруа подкатился корабельный робот и втиснул в руки нечто, напоминающее сырую глину. – Хищники с планеты Имра предпочитают мясо только что пойманного омникада! – голосом Барса доложил робот и вернулся в свою нишу. – Кля-рырь! – каркнули динамики. Бараноед с пронзительным писком ринулся к Даруа и, мгновенно вскарабкавшись по его комбинезону, вцепился в “глину”. Ватиш застыл с протянутой рукой и, пока коричневая зверушка с жадностью поглощала кушанье, не шелохнулся. – На борту запасов омникада не имеется! – с явной скукой в голосе сообщил Барс. – Я создал аналог. Покончив с едой, гость удобно устроился на плече Ватиша. – Барс, откуда у тебя информация об Имре? – осторожно скосив глаза на бараноеда, спросил Ватиш. – На планете Имра хищники этой разновидности хотели съесть нашего бортинженера… – (Даруа невольно содрогнулся). – Но потом удовольствовались омникадом. – Бараноед коснулся щеки пилота сухим шершавым носом, и глаза звереныша снова стали прозрачными льдинками. – Я сказал ему, что пилот транспортника Ба-25783 – теперь его новая мама. – Кырь-рь! – нежно проворковал бараноед. 4 Час от часу не легче! Только утряслось дело с бараноедом, теперь проблема с его владельцем. Конову надоели детективы, и он стал захаживать в рубку. Хоть бы сидел молча, но он начал Ватишу лекции читать о принципах управления биэлами! А Барс, негодяй этакий, явно неравнодушен к Конову! Диспетчер межпланетной базы заставил Даруа повторно заходить на посадку из-за того, что Барс внезапно переключил управление на кресло второго пилота, и сигнал подхода не был подан вовремя. Излишне говорить, что во втором кресле сидел Конов. Фактически, бунт, а наказывать некого. Когда бунтует дом, который тебя кормит, поит, оберегает и при этом ни в грош не ставит… Грузовые отсеки транспортника опустели уже почти наполовину. Оставшееся предназначалось частично для Нготени, частично для орбитальных станций в системе Болара, где Ватиш будет заполнять трюмы для обратного рейса. Даруа уже прикидывал, как бы ему выгадать время на обратном пути… Койка судорожно дернулась, издав мелодичный скрежет, и Ватиш проснулся. – Нас вызывает “Лори”! Что такое Лори, Ватиш не знал, но, если уж Барс счел нужным разбудить своего пилота, значит, дело того стоило! На ходу протирая глаза, Даруа ворвался в рубку. Центральный экран меланхолично показывал пустоту и звезды, а вот на боковом – что-то вырисовывалось. Какая-то точка двигалась по касательной к курсу транспортника. – Я – “Лори”! Всем, кто меня слышит! Авария на борту, нарушены системы жизнеообеспечения! Жизнь экипажа под угрозой! Просим помощи! – Я – Барс. Вижу вас. Дайте наводку. – Говорит “Лори”. Авария. Авария. Просим помощи! “Не слышат!” – понял Даруа. – Барс, выходи на стыковку! Звезды на экранах прыгнули – транспортник обернулся вокруг оси, нацеливаясь на стремительно приближающуюся в пустоте искорку. Биоэлектронный мозг, рассчитав точку, в которой курсы кораблей должны соприкоснуться, бросил свою металлическую оболочку навстречу терпящим бедствие. – Что за корабль? – поинтересовался тоже появившийся в рубке Конов. – “Лори”, – нехотя ответил Ватиш, продолжая следить за маневрами Барса. – Транспортник? – Не знаю. Надо подойти ближе. Конов посмотрел на панель управления: – Барс не узнает его. Не транспортник. Он подавал какие-то опознаватели? – Нет. Похоже, там работает аварийная связь. – Аварийка первым делом сообщает данные корабля! Кто должен быть в этом районе? Ватиш поймал себя на том, что машинально проверяет застежку комбинезона, как во время полета с инструктором. Александр Конов определенно владел командирским голосом. Даруа потянулся к диск-карте и сверил время полета. Похоже, что в это время маршрут Барса ни с кем не должен был пересекаться. – Дар, вели Барсу вызвать “Талан”! Пусть уточнят характеристики “Лори” и маршрут! Ватиш машинально повиновался, не отрывая взгляд от приближающейся на экране точки. Вот-вот траектории курса кораблей соприкоснуться! Вот Барс выравнивает скорость и нацеливается на стыковочный узел “Лори”!.. – “Талан” сообщает, номер корабля и маршрут! – скрипучим голосом заговорил биоэлектронный центр. – “Лори” – прогулочное судно. В момент отлета на борту было пятеро членов экипажа и двадцать один пассажир. Шестеро детей. В настоящий момент яхта должна была находиться на подлете к Нготени, но диспетчеры потеряли с ней связь около двенадцати часов назад. Аварийный вызов никто кроме нас не принял. “Талан” просит пилота Ватиша оказать посильную помощь терпящему бедствие судну. С Нготени будут высланы спасатели. Едва скорости окончательно уравнялись, Барс совершил рывок и мертвой хваткой вцепился в стыковочный узел корабля, с борта которого по-прежнему летел призыв о помощи. Ватиш и Конов столкнулись при выходе из рубки. – Капитан не должен покидать корабль! – напомнил Конов. – Я сам поднимусь на борт “Лори”! – Но официально я на транспортнике один! “Талан” меня просил оказать помощь! – Дар, вы еще успеете совершить подвиг. Я поднимусь на борт, определю степень повреждений и доложу вам. Возможно, нам придется работать вдвоем. Какое-то время они мерили друг друга взглядами, потом Даруа уступил. – Держите со мной постоянную связь. Конов кивнул и отправился одеваться. С учетом возможных повреждений герметичности оболочки яхты следовало надеть скафандр. Какое-то время Ватиш сумрачно взирал на экраны. Долгое время он мечтал, как проявит себя во время нештатной ситуации и заслужит право на досрочное зачисление в косморазведку. И вот она, нештатная ситуация, а он сидит на старом корабле и пялится в экран! А подвиги, между тем, совершают другие! – Барс, Конов из отдела безопасности “Талана”? – Александр Конов – бывший косморазведчик, а ныне просто наблюдатель. Он имеет статус Космического Ветерана Первой Ступени. Щеки Ватиша залила алая волна. Ему стало нестерпимо стыдно, что косморазведчик так легко разгадал мальчишеские мечты пилота. И в истории с бараноедом, кажется, он выглядел не лучшим образом… 5 Едва только Конов приблизился к шлюзовому отсеку “Лори”, вспыхнули входные светильники, и отворился люк. Конов переступил порог и тут же взмыл к потолку: система искусственной гравитации не действовала. Впрочем, она всегда выходит из строя первой! Конов активировал магнитные присоски скафандра и сообщил невидимому Ватишу: – Я вхожу. За пределами шлюза освещение отсутствовало. Конов включил прожектор в скафандре, но луч скользнул по стене коридора и утонул в мареве фосфоресцирующих светлячками контрольных панелей. Конов чуть поежился под защитной броней скафандра (ему никогда не нравились светляки и гнилушки) и шагнул к приборным панелям. Содержание кислорода в норме, давление в норме, герметичность оболочки корабля не нарушена, топливный отсек в норме. Гравитация отключена. – Ватиш, похоже, корабль не поврежден. – А что с людьми? – Пока не видно. Иду дальше. Идти было несколько тяжеловато, но гравитацию Конов активировать не стал, возможно, ее отключение как-то связано с состоянием здоровья людей. В некоторых случаях врачи рекомендуют невесомость. Когда Конов покинул входной коридор, по глазам ударил яркий свет, и Конов машинально опустил светофильтр. Дымчатая поверхность фильтра оказалась поврежденной, и Конов подумал, что скафандром давно никто не пользовался. Конову не случалось бывать на прогулочных яхтах, но он был абсолютно уверен, что отделка внутренних переборок под красное дерево не характерна для большинства из них. – Дар, кто владелец этого сундука? – Отто Симсон. Хозяин металлопроизводящего концерна “Гента-40”. –Оп-па! – Что случилось? В стекло гермошлема Конова ударился остроносый предмет. Александр накрыл его металлической перчаткой скафандра, и через секунду задумчиво созерцал модельную дамскую туфельку на тонюсенькой шпильке. – Дар, вы знакомы со сказкой о Золушке? Даруа запнулся. – Не понял вопроса. – Ничего особенного. Я только что нашел туфельку. Сколько на яхте женщин? – Восемь человек. Навстречу Конову вперемешку плыли еще туфли, тюбики с губной помадой, скомканная одежда, журналы и детские мячи. Все это неспешно дрейфовало, подчиняясь незримым течениям вентиляции. Конов проследил глазами источник выброса вещей и увидел пожилую даму, с азартом швыряющую в его сторону старинные часы. На даме был надет комбинезон с нашивками капитана корабля. Лицо дамы выражало откровенный восторг. Часы в виде будильника докосмической эры, кувыркаясь, пролетели мимо щеки Конова. – Дар, с людьми, кажется, проблемы. Похоже, у некоторых нарушена психика. – Александр, не снимайте скафандр! Возможно, это – вирусная инфекция! Как минимум, две из известных Конову инфекционных болезней могли привести к серьезному повреждению рассудка. – Все в порядке, Дар, я в скафандре. Проверю состояние остальных! Дама, что-то восторженно щебеча, повисла на шее Конова и попыталась запечатлеть поцелуй на стекле шлема. К счастью, помада на ее губах была из разряда стойких, и шлем отделался мокрым пятном. – Я разделяю ваши чувства, мадам! – громко сказал Конов и осторожно поймал старуху за талию. Женщина в недоумении показала на уши, и Конов включил внешнюю акустику: – Мадам, а где же остальные? – Остальным надоело играть! Вы сыграете со мной в баскетбол? – Непременно, мадам, но прежде я должен встретиться с капитаном вашего корабля! Вы поможете мне его найти? “Мадам” гневно влепила пощечину скафандру Конова, отчего сама отлетела на пару метров. Конов не стал ее удерживать и, вяло отмахиваясь от града поплывших в его сторону предметов, побрел в сторону капитанской рубки. 6 “Лори” не был биэлом, на нем стояло стандартное оборудование для полетов в освоенной зоне. Первым делом Конов прошел к пульту управления и включил гравитацию. Будет быстрее, если он обследует яхту обычным порядком. Движение на присосках – не самый быстрый способ ходьбы. Вслед за включением гравитации сквозь внешнюю акустическую систему скафандра донесся грохот и каскады проклятий. Вероятно, кроме шаловливой старушки на борту находились и другие пассажиры. Но где же экипаж? Конов проверил бортовой журнал, но последние записи оказались стертыми. Судя по показаниям приборов, единственной проблемой яхты было истощение запаса пищевых концентратов. Подходил к концу не только основной, но и аварийный запас. Каждый из пассажиров ел за троих. Конов проглядел данные по медицинскому отсеку, но не нашел никакой информации о предполагаемой эпидемии. В ближайшие несколько суток лечить никого не пытались. – Ну что там, Александр, нашли что-то? – За исключением того, что отсутствует вахта, ничего особенного. Передатчик настроен на аварийную волну, но в записях кто-то порылся: изъяты целые куски. Продолжаю осмотр, направляюсь на поиски людей. За дверью командного отсека Конова встретил хаос. Беспорядок в коридоре с игривой бабушкой был лишь слабой копией того, сквозь что Конову пришлось пробираться теперь. Как попало разбросанная одежда, мячи для гольфа, картины, наборы океанских раковин, старинные и современные книги, детские звездолетики, инструменты, расчески, секс-игрушки, накидки для кресел – такое ощущение, что все это было выброшено владельцами и стихийно дрейфовало по кораблю, а теперь оказалось лежащим на полу, специально, чтобы затруднить Конову дорогу. Когда Александр едва не наступил на излучатель, он нагнулся и подобрал его. На стволе стояла маркировка охотничьего оружия: мишень и оленьи рога. Конов не без зависти осмотрел кнопки диапазона: когда-то он сам мечтал о подобном оружии, но в возрасте Ватиша Конову такие игрушки были не по карману, а теперь за обыденной суетой он совсем забыл о былом увлечении охотой. Александр засунул излучатель в кобуру скафандра и пообещал себе обязательно вернуть оружие владельцу. До жилого отсека Конов не дошел совсем немного: перед ним оказалась распахнутая дверь кают-компании. 7 Даруа Ватиш тоскливо смотрел на застывшее на экране изображение стыковочного узла “Лори”. Во время учебы инструктор заставлял курсантов по памяти изображать особенности стыковочных узлов кораблей различных типов. Узел “Лори” больше всего напоминал ромашку, а это значит, что он мог соединяться не менее, чем с восемью единицами флота, образуя стационарный комплекс. Неплохо жил Отто Симпсон, если он мог в любой момент основать поселение в космосе. – Дар, принимай гостей! – Что?! – Даруа задумался и не сразу отреагировал на голос Конова. – Возьми детей из шлюзового отсека! – Сейчас! – Ватиш машинально глянул на показатели шлюза и увидел пять столбцов цифр. В шлюзовом отсеке находились пятеро. Едва створка двери ушла в стену, Дар увидел Конова с открытым забралом шлема. На руках у Конова сидела крошечная девчушка в оранжевом комбинезончике с изображением волшебного суута. Тонкие льняные волосы девочки выбились из небрежно заплетенной косы и стояли дыбом, на замурзанном личике виднелись дорожки от высохших слез. К ногам Конова жались двое мальчишек примерно одного с девочкой возраста. На руках один держал весьма упитанную болонку, а второй крепко прижимал к груди новейший гравитационный конструктор. – Вот это – дядя Дар! – жизнерадостным голосом сказал Конов. – Сейчас он вас покормит и поиграет с вами! – Болонка злобно тявкнула. У Дара упало сердце: общаться с детьми он не умел. Конов передал девочку Дару и дружески потрепал мальчишек по плечам: – Сейчас дядя Дар покажет вам наш корабль! Болонка внезапно взвизгнула, вывернулась у мальчика из рук и с пронзительным лаем помчалась по коридору. Обернувшийся Ватиш увидел мелькнувший хвост бараноеда и с робкой надеждой подумал, что бараноед может и не принять собачонку за омникада. В противном случае стоимость собаки несомненно вычтут из пилотского жалования. – Что там? – спросил Ватиш, кивая в сторону “Лори”. – Похоже они все на хорошей дозе! – хмуро ответил Конов. – Включая экипаж. Сплошная вакханалия веселья. Сейчас я кого-нибудь поймаю и возьму кровь на анализ. Пока прибудут спасатели, возможно, мы будем уже знать, чем эти яхтсмены накачались! – Помочь? – Да, пожалуй, сам справлюсь. Они не буйные. Займись детьми! Конов поднял сжатый в приветствии кулак и исчез в шлюзовой камере. Владелец болонки дернул Ватиша за карман: – А вы, дядя, не бойтесь! Микки вашего кота не съест! Даруа улыбнулся как можно шире, и подумал, что он-то за своего “кота” ручаться не может. 8 Кают-компания “Лори” могла вместить не двадцать человек, а вдвое больше. Громадный стол занимал центральную ее часть. Но сегодня на столе расположились, не дежурные блюда космофлотовской кухни, а весьма причудливые композиции из обнаженных тел. Шесть пар занимались любовью под мелодичное чириканье музыки “денджу”. Конов хмыкнул и включил на полную мощность акустическую систему скафандра. – Есть здесь владелец яхты Отто Симпсон?! – рявкнули динамики гермошлема. Никто даже не обернулся. Конов прошел несколько шагов вперед и оторвал от блондинки крепкого мускулистого парня. Парень, не глядя, попытался врезать Конову в челюсть, и взвыл от боли, тряся ушибленной рукой. Блондинка гневно заверещала и попыталась укусить руку Конова, но скафандр успешно отразил и эту атаку. – Вы, дети греха, где капитан или хозяин яхты?! Кто-то сзади прыгнул Конову на плечи, Александр нагнулся, сделал молниеносное движение, и нападавший рухнул в сдвинутые кресла. Женщины хором завизжали, музыка оборвалась. Конов обвел глазами кают-компанию, отметив про себя, что трое участников сексуального пиршества несомненно несовершеннолетние. Лишь один из мужчин по возрасту годился прочим секс-марафонцам в дедушки. Именно к нему и направился Конов, отбрасывая с дороги детали одежды. – Вы – Отто Симсон?! Сластолюбец отчаянно замотал головой, пытаясь прикрыться от Конова телом партнерши. – Я – Нешис! Атейри Нешис! – Где Симсон? – В оранжерее! – Цветочки нюхает? На вопрос никто не ответил, спихнув с себя партнершу – Нешис скрылся под столом. Конов развернул к себе партнершу – девочку лет двенадцати: – Покажи мне оранжерею! Девочка заплакала, отталкивая Конова и пытаясь прикрыться руками. Конов нагнулся, подобрал с пола комбинезон и швырнул ей. Все еще плача, она натянула одежду, сползла со стола и заковыляла к двери. Конов последовал за ней, но у двери обернулся и произнес: – Надеюсь, я вас не слишком обеспокоил?! В ответ грянула “денджу”, и пары вернулись к прерванному занятию. 9 Девочка, спотыкаясь, брела впереди по коридору. Конов попытался заговорить с ней, но она испуганно шарахнулась и вновь залилась слезами. Тогда Конов оставил попытки и просто стал распахивать двери кают. Две из них оказались пусты, третья заперта, а у двери четвертой он увидел ничком лежащую на полу темноволосую женщину. Конов подскочил к ней и перевернул. Женщина оказалась мертвой. Следы пальцев на шее говорили об удушении. Пока Александр осматривал тело, послышался топот маленьких ног: проводница сбежала. Александр шепотом выругался, опустил тело на пол, толкнул дверь каюты и убедился, что она заперта. Конов со злостью ударил ее металлическим кулаком и услышал в ответ отчаянное тявканье. Похоже, в каюте закрыли собаку. Конов еще раз наклонился над телом. Женщина лет тридцати была одета в дорогое темно-синее платье. Тонкие руки украшали аметистовые браслеты, к одному из них был пристегнут ключ. Конов снял пластинку и поднес ее к замку, замок пискнул, собачонка в каюте залаяла еще громче. Дверь вдавилась в стену, и Конов увидел направленный на себя излучатель. Короткоствольный. Не охотничий. Подскочившая болонка яростно вцепилась в ногу Александра, но наткнувшись на металл, взвизгнула и отскочила. Конов перевел взгляд на сжимающие излучатель руки и увидел, что они дрожат. Две маленькие ручонки, с трудом удерживавшие тяжелый излучатель, дрожали. – Все в порядке, парень! – сказал Конов. – Я – друг! Излучатель выстрелил. В ту же секунду Конов совершил прыжок, и вышиб оружие из рук мальчугана. Если бы не дрожь в руках юного стрелка, в этот раз скафандр Конову не помог бы. От выстрела в упор скафандры этой системы не спасают. Болонка, визжа и хрипя от злости, атаковала ноги Александра, и он чуть не упал, споткнувшись об увесистое тельце. Обезоруженный мальчуган закричал и заплакал, пятясь от фигуры в скафандре. Плохо соображая, что делает, Конов отбросил забрало шлема, опустился на колено и протянул руки: – Не бойся! Не бойся! Все хорошо! Я тебе ничего не сделаю! Малыш пятился до тех пор, пока не уткнулся в стену, на секунду замолк, захлебнувшись плачем, а потом закричал отчаянно и жутко: – Не надо, дядя! Воспользовавшись моментом, болонка подскочила и щелкнула зубами перед самым носом Конова: Александр едва успел откинуть голову. Опасаясь еще больше напугать ребенка, Конов просто схватил несносное животное на руки и позволил ему грызть свои перчатки. – Какая у тебя сердитая собака! – сказал он мальчику. – Как ее зовут? – М-мик-ки! – сквозь слезы пробормотал юный стрелок. – А тебя как зовут? – Петер. – Петер, я надеюсь, ты мне расскажешь, кто тебя научил стрелять по дядям? – М-мама! – Петер, честное слово, я не сделаю тебе ничего плохого! Болонка вертелась ужом, и Александр прикладывал значительные усилия, чтобы с одной стороны не придавить ее слишком сильно, а с другой – не выпустить. Со стороны это выглядело препотешно, и мальчик засмеялся сквозь слезы. – Петер, можно я встану? Мальчик кивнул, Конов поднялся, все еще прижимая к себе собачонку. – Мама ушла и велела тебе стрелять, если кто-то войдет? – Мальчик снова кивнул. Конов с беспокойством подумал о женском теле за дверью. Лучше будет убрать его, пока ребенок не увидел. – Ты здесь один? – Мама сказала, что приведет Литу и Андреса, но ее так долго нет!.. – А где Лита и Андрес? – Рядом в каюте. Мама закрыла их до возвращения тети Ненси, но тетя не пришла, и мама сказала, что мы пока будем жить вместе! Конов лихорадочно пытался вспомнить, не видел ли он еще одного ключа на браслете убитой. – Петер, я сейчас приведу Литу и Андреса, а потом отведу вас всех в гости на мой корабль! У меня там очень интересно! Малыш перестал плакать. – Я без мамы не пойду! Она мне не велит одному никуда ходить! – А ты будешь не один! – возразил Конов. – Ты будешь вместе с Литой и Андресом! Позови собаку! – Микки! Услыхав зов хозяина, собачонка начала вырываться еще отчаяннее, Конов наконец разжал руки, и позволил болонке вернуться к мальчику. – Петер, я сейчас тебя снова закрою, но ненадолго! Найду Литу и Андреса и вернусь! – И маму, – тихо попросил мальчик. – Найдите мою маму. – Обязательно! – Конов постарался максимально загородить проем двери. – Я очень быстро вернусь! Только выйдя, он вспомнил, что оставил отлетевший излучатель лежать в углу под койкой. 10 Второго ключа на браслете не было. Конов обшарил окрестности, но за время периода невесомости мелкий предмет мог оказаться где угодно. Несколько секунд Конов простоял в задумчивости, потом вспомнил про охотничье оружие. Если отрегулировать его на минимальный выброс, можно использовать излучатель, как резак! Гнусно запахло паленым пластиком, на потолке предупредительно замигал сигнал противопожарной системы, в двери соседней с Петером каюты образовался аккуратное отверстие. Конов отключил излучатель, сунул в отверстие металлический палец и хорошенько нажал. Дверь ушла в стену. Помня о предыдущем опыте, Александр не стал врываться в каюту сразу. – Лита, Андрес, вы здесь?! – Кто там? – робко донеслось из каюты. – Дядя Алекс! Тут взгляд Конова упал на мертвую женщину. Вряд ли ему что-то удастся объяснить испуганным детям. Конов торопливо поволок труп к следующей каюте, искренне надеясь застать ее пустой. К счастью, так оно и было. Александр втолкнул труп под койку, обернулся и тут увидел на прикроватном столике статуэтку Будды. Бронзовый Будда, закрепленный магнитными держателями, загадочно взирал в пространство. Конову показалось, что бог смотрит прямо ему в лицо, чуть заметно улыбаясь растерянности чужака. Конов тряхнул головой, отгоняя наваждение, и тут бог шевельнулся! Конов пулей вылетел вон, он оказался в соседней каюте прежде, чем понял, что это произошло. Двое ребятишек: мальчик и девочка со страхом уставились на незнакомца. – Я – дядя Алекс! Сейчас мы возьмем Петера и пойдем ко мне в гости на корабль! Корабль зовут Барсом. Там очень интересно! Конов говорил без остановки, при этом он успел засунуть в кобуру излучатель, который все еще держал в правой руке, бросить взгляд на изуродованную дверь, понять, что вдребезги разбитый фарфор – это следствие подключения гравитации, и с облегчением констатировать, что дети не вооружены. – Где мама? – спросила малышка со вспухшими от слез веками. Мальчик ничего не сказал, но устремил на Конова взгляд суровый и требовательный. – Мама занята, она придет к нам на корабль чуть позже! Сейчас вы пойдете поиграть с дядей Даром. Он очень хороший дядя. И очень любит играть. – Лита хочет есть! – сообщил Конову мальчик, поднимая с пола коробку с надписью “Гравитационный конструктор”. – А я возьму это с собой! – Конечно-конечно! – Конов подумал было о том, что в коробку надо бы заглянуть, но эта мысль пришла и ушла. Растворилась в воспоминании об улыбке Будды. Что он там говорил, этот древний бог? Что-то о погружении в вечное спокойствие? Неожиданно Конов обнаружил себя уже в каюте Петера, оказывается, они все вместе пришли к Петеру, чтобы забрать его на корабль, где ждет дядя Дар. А дядя Дар действительно ждал. Особенно, когда Конов сказал ему о том, что надо забрать детей из шлюзового отсека. Дядя Дар ждал вместе с Барсом, но Барс не пытался задавать вопросы, а дяде Дару не терпелось узнать о событиях на “Лори”. Но Александр Конов не имел ни малейшего желания говорить слишком много, ему надо было успеть вернуться и пообщаться с Буддой. 11 По знакомой дороге Конов прошел быстро. На несколько секунд он остановился перед дверью каюты Петера. Что-то нужно было еще сделать, но что? Мысли как-то странно путались в голове Конова, на мгновение он пожалел, что покинул “Барс”. Там все было как-то яснее, проще. А впрочем, вот оно: излучатель! В каюте мальчика остался короткоствольный излучатель. Надо подобрать. Нехорошо, что оружие разбросано повсюду. Конов переступил порог и остолбенел: брюнетка в темно-синем платье, закинув нога за ногу, сидела на койке Петера. В руках женщина держала статуэтку Будды. – Здравствуйте! – только и смог сказать Конов. Женщина подняла на него бирюзовые глаза и покачала укоризненно головой: – Зачем вы взяли мой ключ? – Но мальчик боялся сидеть один! – пробормотал Конов. – С ним оставалась собака! – Но… – Конов осекся и уставился на темные пятна от пальцев на шее матери Петера. – Мне кажется, я схожу с ума! Вы же умерли? – Ну и что? – равнодушно спросила женщина. – Это дает вам право врываться в чужую каюту? Конов сжал руками виски и крепко зажмурился. С головой творилось неладное: в затылке ломило, перед глазами мелькали цветные полосы. Очень хотелось пить. Конов облизал языком сухие губы и яростно потер металлическими перчатками вспотевший лоб. Стоп! Почему он не в шлеме?! Когда он сбросил шлем?! Александр торопливо опустил забрало и вдавил защелку. Цветные полосы перед глазами исчезли, и Конов увидел, что каюта пуста. В углу сиротливо лежал излучатель. – Черт! Черт! – Конов включил продувку воздушной смеси. – Когда же это я шлем снял? Здесь какая-то зараза в воздухе! Дар! Даруа не ответил, у Конова екнуло сердце, но он тут же обругал себя последними словами и рванул крышку щитка на боку скафандра. Когда же он успел отключить связь?! – Дар! – Что случилось, Александр? – загремел в наушниках голос Ватиша. – С детьми все в порядке? – Да. Едят. Собака, правда, гоняет по всему кораблю бараноеда! – (откуда-то доносился отдаленный лай). – Но пока не поймала. Конов открыл было рот, чтобы предупредить Ватиша об опасности в воздухе “Лори”, но мысль о возможности ошибки в последний момент заставила Александра произнести совсем другую фразу: – Спасатели с тобой не связывались? – Пока нет. Вызвать базу? – Не надо. Все равно еще ничего не известно. Я попытаюсь отыскать кого-нибудь из экипажа! Окончив разговор, Конов машинально захлопнул щиток, вновь отсекая себе возможность мгновенно связаться с “Барсом”. Сейчас нужно было заниматься поисками команды “Лори”. Конов торопливо подобрал излучатель, закрепил его в скобе на бедре и отправился искать оранжерею. 12 Александр больше не занимался каютами, хотя в одной из них он увидел играющих в неч мужчин, но одеты они были в гражданскую одежду, и Конов прошел мимо. Никто его не окликнул. Конов не бывал на частных яхтах, но оранжереи обычно располагались в носовой части кораблей, подальше от рассеянного излучения двигателей. Жилые помещения оборудовались защитными экранами, которые стоили весьма недешево. Мало кто раскошеливался на защитные экраны для оранжерей, и Отто Симсон в этом отношении не был исключением. Оранжерея находилась на носу. Растения засажены были столь густо, что в двух шагах среди них ничего не было видно. Оглядев разноцветные заросли, Конов включил внешнюю акустическую систему скафандра на полную мощность: – Есть кто живой?! Среди шевелящихся и ползающих растений фраза прозвучала несколько двусмысленно. Пара фиолетовых кустарников устремилась к человеку, ожидая подачки. Конов досадливо отмахнулся от попрошаек и повторил вопрос. – Чего надо? – лениво донеслось в ответ. Конов засек источник звука и ринулся в заросли, безжалостно приминая металлическими подошвами особо неудачливые экземпляры. На полянке рядом с поливальной установкой Александр увидел человека в форме пилота. Пилот растянулся поперек гигантского листа эйлурии и сосал пиво из банки с маркой “цеки-цеки”. Эйлурия жадно подлизывала капли, ловя их устьицами листа. Конов выхватил банку из вяло стиснутых пальцев и вывернул пиво на эйлурию. Ловя драгоценную жидкость, растение мгновенно свернуло лист, отчего пилот шлепнулся в какой-то бурый с розоватыми цветами кустарник. – Ща как дам! Не успел рассерженный любитель пива выбраться из экзотических насаждений и подскочить к Александру – Конов уткнул ему в грудь сразу два отнюдь не растительных ствола. – А, ну-ка, встань, как на службе положено! Не ожидавший столь решительного натиска пилот отшатнулся, запнулся за корневище и опять полетел в кусты. Конов терпеливо ждал, пока он поднимется, но излучатели в его руках почему-то дрожали. – Ты что, сдурел, олух?! – пилот в этот раз не торопился вставать, и даже напротив, пытался углубиться в кусты, но Конов отсек ему дорогу. – Ты что на людей бросаешься?! – Я сказал: встань! Пилот нехотя поднялся, утирая ладонью влажные губы. Лицо его было Конову знакомо, и он решил, что пилот – с базы-маяка “Талан”. – Имя?! Должность?! – Аванто Сид. Первый пилот. – Как зовут капитана? Его местонахождение? – Рамон Боев. Где-то здесь. Медитирует. – Медитирует? – Конов на мгновение запнулся. – Что происходит на корабле? – На корабле? – пилот непритворно удивился. – Ничего не происходит. Летим на Нготени. Я – свободен от вахты. Имею право на отдых! – Помоги мне найти капитана! Пожав плечами, пилот огляделся по сторонам и направился в заросли, сделав знак Конову следовать за собой. По узенькой тропинке они прошли между разнопланетными растениями и остановились у громадного, усыпанного алыми розами куста. Розы, вернее, то, что напоминало розы, были размером с человеческую голову и отличались необычайной пышностью цветов. У подножия куста в позе отдыхающего Будды расположился седовласый толстяк, из одежды на толстяке присутствовало лишь какое-то подобие набедренной повязки. Глаза толстяка были закрыты, на лице застыло умиротворенное выражение. – Капитан! Не открывая глаз, толстяк поморщился, но Конов не дал ему вернуться в нирвану, опустив один излучатель в кобуру, освободившийся рукой он закатил Боеву пощечину. Толстяк опрокинулся на бок, гневно хрюкнул и открыл глаза. – Я прибыл по вашему аварийному вызову! – сухо сказал Конов. – Что у вас происходит? – У нас?! У нас все, как обычно! Мы не вызывали аварийку! – толстяк в недоумении оглянулся. – В чем дело, Аванто?! – Да, понятия не имею! – пилот казался слегка смущенным. – Когда я сменялся, все было в порядке! Конов только на секунду отвел взгляд, а когда вновь посмотрел на толстяка – увидел бронзового Будду. Большого Будду. В человеческий рост. И этот Будда ласково смотрел на Александра, и что-то спросил, но Конов не расслышал. Будда повторил свои слова, но вновь Александр их не понял. Тогда Будда жестами показал на шлем, и Конов снял шлем. – О чем ты горюешь, человек?! – спросил Будда. – Да, нет у меня горя! – ответил Конов. – Тогда чему радуешься? – Да, нет у меня радости! – Так ты достиг просветления? Конов вогнал в скобу второй излучатель и сел рядом с Буддой. 13 Возможно, детей вначале следовало умыть, а потом накормить. Но Ватиш помнил, как не любил в детстве умываться, и потому просто отвел их в кают-компанию и усадил за стол. – Меня зовут Петер! – сказал мальчуган, которому принадлежала злобная болонка. – А это – Лита и Андрес. – Очень приятно! – Даруа старался быть вежливым с гостями. – Вы будете суп или кашу? – А мороженое у вас есть? – спросил Андрес. – А мама скоро вернется? – спросила Лита. Ватиш расстарался, как мог, и Барс создал для детей даже аналог мороженого. Какое-то время они просто ели, и сразу стало заметно, как они проголодались и устали. Лита даже до мороженого не добралась и уснула прямо за столом. Даруа ответил на вызов Конова, а потом отнес ее в одну из пустующих кают и прикрыл одеялом. Когда он вернулся, ребята разложили на столе детали конструктора и о чем-то оживленно спорили. Даруа отодвинул в сторону крупную алую розу, лежавшую между тарелок, поставил локти на столешницу и занялся осторожным расспросом. Дети отвечали неохотно. Из их рассказа Ватиш понял, что люди на “Лори” вдруг почему-то стали себя странно вести. Кто-то стал шаловливым, как ребенок, а кто-то стал драться и петь песни. Мама Литы и Андреса решила танцевать с каким-то дядей, а мама Петера вдруг решила, что детей нужно запереть по каютам. Она так и сделала, и потому больше дети ничего рассказать не могли. – Тот дядя сказал, что наша мама придет сюда! – сообщил Андрес и вдруг громко заплакал. Даруа растерялся, но, к счастью, тут примчались Микки с бараноедом и принялись бегать по кают-компании. Микки уже свесил от усталости розовый язык и лаял хриплым басом, а бараноед, похоже, только входил во вкус развлечения. Дети оживились, когда бараноед совершал особо удачный прыжок, они хлопали в ладоши и подбадривали неуклюжего Микки. Но вот бараноед проскочил между тарелок, и отброшенная роза полетела на пол. Микки вдруг взвизгнул, подскочил в воздухе и с размаху упал почти под ноги Ватишу. Бараноед тревожно кыркнул и взвился Ватишу на плечо. Дети испуганно замерли, но собачонка яростно чихнула, встряхнула головой и вновь оказалась на лапах. – Он укололся! – закричал Петер. – Розы колючие. Вы не думайте, дядя, Микки не испугался! Он вообще ничего не боится! Микки вопросительно тявкнул, бараноед сердито дернул хвостом, похоже, эти двое прекрасно понимали друг друга. – Ребята! – Даруа постарался говорить, как можно убедительнее. – Я сейчас отведу вас в каюту, вам надо отдохнуть! – Вы нас закроете? – спросил Петер. Под его пристальным взглядом Ватишу стало не по себе. Он заверил детей, что закрывать никого не собирается, и они смогут выйти в любой момент. – Где туалет знаете? – Да! – нестройно отозвались мальчишки. – В каждой каюте есть! – У нас корабль не простой, он живой и зовут его Барс. Если вам вдруг что-то понадобится, громко позовите его по имени, и Барс ответит. – Барс! – тут же в два голоса грянули гости. – Слушаю! – ворчливо отозвался Барс. – А ты сказки знаешь? После короткой паузы Барс сообщил, что ему известно бесчисленное количество сказок, но он рассказывает их лишь умытым и готовым ко сну детям. Гости незамедлительно изъявили желание отправиться спать, и Ватищ, удивляясь про себя педагогическим способностям Барса, сопроводил их вместе с болонкой в соседнюю с Литой каюту. Отделавшись таким образом от обязанностей хозяина, Даруа вернулся в кают-компанию и вызвал Конова. Не дождавшись ответа, он повторил вызов и снова безрезультатно. Конов молчал. – Барс, что “Лори”? Барс, который одним из своих голосов сейчас рассказывал сказки, ответил незамедлительно: – С “Лори” – все в порядке! Ничего не изменилось. 14 Когда Конов очнулся, рядом людей не было. Очень сильно пахли цветы, и Александр решил, что у него закружилась голова от незнакомого запаха. Правда, Конов никак не мог понять, зачем он снял шлем, но решил, что это не имеет значения. Ясно, что с воздухом на “Лори” все в порядке. Здесь вообще все было в порядке, и Александр не мог понять, зачем же он сюда прибыл. Конов помнил, что речь шла об опасности, но на “Лори” опасности не было. А зря! С опасностью – оно как-то привычнее, можно сказать, спокойнее! Александр встал, опираясь на Будду, и дружески потрепал его по плечу. Будда ласково смотрел на него всеми своими красными головами и улыбался. Будда знал все тайны Мироздания, и это успокаивало! Нетвердой походкой Конов вышел из оранжереи. Солнце садилось, и величественный океан принимал в себя его лучи. Над волнами кричали оголтелые чайки, и Конов поморщился: их вопли отзывались болью в висках. Надо бы перестрелять проклятых птиц! Александр уже вытащил излучатель, но Будда шепнул ему о том, что такое поведение недостойно человека, и Александр спрятал оружие. Конов не хотел обижать Будду! 15 Говорить с Коновым Ватиш мог из любой точки корабля (Барс транслировал вызов на передатчик скафандра), но все попытки оказались безрезультатными. И Ватиш понял: с Коновым случилось неладное! Возможно, один из наркоманов оказался буйным, и сейчас искалеченный Конов умирает где-то в коридорах “Лори”! А спасатели прибудут еще не скоро! Ватиш хотел вызвать базу, он совсем уже собрался связаться с “Таланом” и доложить о пропаже попутчика… Но тут ему пришло в голову, что по всем законам “Талана”, никакого попутчика на борту у него быть не должно! Не положено ему брать попутчиков без особого на то распоряжения начальства! Это он сам должен был находится на “Лори”, а не Конов! Ватиш думал недолго: – Барс, присмотри за детьми! – Слушаюсь, капитан! – ответил Барс без обычной ехидности в голосе. Когда Даруа, облачившись в скафандр, уже шел к шлюзовому отсеку, с яростным кырканьем его догнал бараноед и вскарабкался на плечо. Ватиш сбросил зверя и захлопнул у него перед носом дверь. Какое-то время бараноед прислушивался к шагам за переборкой, потом заныл жалобно и горестно: “кыр-ря!” 16 Была долгая ночь, а потом наступило утро. Конов слегка подремал на берегу, но перед рассветом замерз и, чтобы согреться принялся бегать взад-вперед по пустынному пляжу. Будда с усмешкой наблюдал за гимнастическими упражнениями Александра, а потом произнес снисходительно: – Вызови энергию ян, и тебе сразу станет теплее! Александр сердито глянул на Будду, но послушно представил себе струящийся по телу огненный поток… Сначала вспыхнули руки, а потом и весь скафандр залился золотистым сиянием. Конов с изумлением оглядел себя и свечение тотчас погасло. – Чувства твои в беспорядке! – сообщил Будда. – Нет у тебя должного бесстрастия. – Да уж, в беспорядке! – согласился Конов. – Нужно было включить подогрев в скафандре – только и всего! Он потянулся к щитку и вдруг очнулся от наваждения. В оранжерее царил жуткий холод, наиболее чувствительные растения уже свесили листву, но розовый куст буквально полыхал алыми цветами. Давешний толстяк лежал на спине, закинув руки за голову, и тянул заунывную песню. Конов взглянул в его глаза и содрогнулся: это был бездумный взгляд идиота. – Какого черта?! – Конов попятился. По спине скользнула струйка ледяного пота. Александр вспомнил глаза Будды, и сознание вновь попыталось соскользнуть туда, где на берегу океана ожидали тайны Вселенной. Но рука дрогнула, и жар включенной на полную мощность системы обогрева скафандра заставил Конова прийти в себя. Он тут же убрал лишние градусы, дрожащими руками напялил шлем и затравленно огляделся: вокруг плотно стояли джунгли. Конец ознакомительного фрагмента. Текст предоставлен ООО «ЛитРес». Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию (https://www.litres.ru/alina-boloto-13389713/transportnyy-pilot/?lfrom=334617187) на ЛитРес. Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.
КУПИТЬ И СКАЧАТЬ ЗА: 49.90 руб.