Сетевая библиотекаСетевая библиотека
Астрель и Хранитель Леса Софья Леонидовна Прокофьева Волшебник Алеша и кот Васька #4 Астрель – певуче звучит имя этой прекрасной принцессы. Но девушке не до песен, и уж, конечно, совсем не до смеха. Она стала пленницей замка коварного и злого короля. Все едва не закончилось для нее плачевно. Хорошо, что у нее есть настоящие друзья! Ясно, что это Хранитель Леса, волшебник Алеша и его замечательный кот Васька… Об их увлекательных приключениях, таинственных превращениях, магических заклинаниях вы прочтете в этой книге. Софья Прокофьева Астрель и Хранитель Леса Моей невестке Астрид, вдохновившей меня на образ принцессы Астрель, посвящается эта сказка Глава I Домик, нарисованный на асфальте И главное: загадочное письмо Волшебник Алеша сидел за столом и в глубокой задумчивости глядел на лежащее перед ним письмо. Солнце светило прямо в окно, и, хотя волшебник Алеша плотно задернул шторы, все равно яркие лучи проникали сквозь тонкий желтый шелк и слепили глаза. Крепкий чай в стакане казался красным, золотом горел кружочек лимона. Чай давно успел остыть, а волшебник Алеша все сидел, подперев щеки кулаками, и разглядывал письмо, лежавшее перед ним на столе. Письмо было написано на небольшом клочке сероватой, совсем тонкой, почти прозрачной бумаги с неровными краями. Уголки бумаги загнулись, как у сухого кленового листа. Загадочное письмо! Откуда оно взялось? Волшебник Алеша просто терялся в догадках. Утром его не было, это точно. Потом волшебник Алеша пошел в магазин купить себе что-нибудь на обед, а заодно коту Ваське молока. А когда он вернулся – письмо лежало на столе. «Какой странный почерк, – подумал волшебник Алеша. – Буквы такие узкие, хрупкие, будто озябли. И еще, похоже, тот, кто писал это письмо, очень торопился…» А написано было вот что: «Всем, всем добрым волшебникам! Поскорее придите в наш город. Если нам никто не поможет, случится большое несчастье. Обойдите стороной королевский дворец и разыщите башню Ренгиста Беспамятного. Вам каждый покажет. Только не удивляйтесь, что дверь не скоро откроют. Пожалуйста, не уходите, подождите у дверей. Потому что тетушка Черепаха спускается по лестнице очень медленно. Неужели, неужели вы не придете?» Внизу стояла подпись: Астрель. А с краю, совсем маленькими буквами, потому что места почти уже не осталось, было еще приписано: принцесса Сумерки. Волшебник Алеша еще раз перечитал письмо. Сердце почему-то сжалось от страха за этих неизвестных ему людей, от страха и сочувствия. Да, это был призыв о помощи. Но какой-то безнадежный, полный покорной тоски. Как будто тот, кто писал, уже больше ни во что не верил, ни на что не надеялся. Кот Васька лежал на диване и не мигая смотрел на волшебника Алешу поблескивающими глазами. Смотрел кот Васька на волшебника Алешу снисходительно, с видом превосходства, как часто смотрят взрослые на ребенка. – Никто без меня не приходил? – спросил волшебник Алеша. – Ну, пока я в магазин ходил. – Не… – равнодушно отозвался кот Васька. – Никто. А-а, соседка забегала. Спрашивала: нет ли у нас морковки для супа. Я ей сказал: не знаю, не интересуюсь я вашими морковками. Так. Значит, письмо никто не принес. В таком случае откуда же оно все-таки появилось у него на столе? Астрель… Принцесса Сумерки. Да, это какая-то сказка. Но волшебник Алеша не знал такой сказки, никогда не читал. Тем временем солнце зашло. Небо стало бледно-серым, листья ясеня под окном теперь казались совсем черными, и в комнату вошла тишина. «Всем, всем добрым волшебникам! Поскорее придите в наш город. Если нам никто не поможет…» – в который раз прочел волшебник Алеша и вдруг с изумлением увидел, что тонкая бумага письма как будто тает в вечернем воздухе, узкие буквы становятся зыбкими, еле видными. И все письмо постепенно исчезает. Мгновение еще можно было разглядеть загнутый уголок бумаги, но вот и он пропал из глаз. Письмо словно растворилось в серых сумерках. В мягком вечернем свете волшебник Алеша еще отлично видел стакан с чаем, шариковую ручку, тюбик клея, старинную книгу в кожаном переплете. Но таинственное письмо исчезло. Необъяснимо, невероятно. Волшебник Алеша крепко зажмурился, взглянул снова: письма не было. Волшебник Алеша бессильно уронил руки на стол, и вдруг что-то еле слышно зашуршало под его пальцами. Что-то невидимое. Волшебник Алеша поспешно нажал кнопку настольной лампы, теплый круг света уютно лег на стол. Так вот же оно, загадочное письмо! Лежит себе, как и лежало. Волшебник Алеша погасил лампу, письмо снова исчезло. «Да, ясно одно: письмо исчезает в сумерках, – с волнением подумал волшебник Алеша. – Но в таком случае… Принцесса Сумерки… Нет ли тут какой-то закономерности, скрытой связи? Как вы считаете? О, несомненно!..» – В сказку, что ли, собрался? – Кот Васька проницательно прищурил глаза. – Вижу, вижу! Одного не пущу, не надейся. Наделаешь там глупостей. – Ох, дал я тебе волю, совсем распустился! – строго прикрикнул на него волшебник Алеша. – Помолчи, пожалуйста, не мешай. Старинные часы в углу гулко и протяжно пробили, напоминая, что время уже позднее. – И правда, спать пора. Все равно ничего путного не вычитаешь, – недовольно проворчал кот Васька. Волшебник Алеша ничего не ответил – так был занят своими мыслями. Он лег на диван и укрылся пледом. Кот Васька тут же пристроился у него в ногах, повозился немного, ища в складках пледа самое уютное, самое приятное местечко, чтобы было тепло и удобно. Потом вздохнул и затих. «Астрель… Принцесса Сумерки… – уже засыпая, подумал волшебник Алеша. – Интересно, какое там время года? Оденешься потеплей, так непременно угодишь в жарищу. А то придется стучать зубами от холода. Нет, на всякий случай обязательно теплый шарф и свитер. Ну что ж…» Проснулся волшебник Алеша от того, что кот Васька лапой гладил его по щеке. – Все спишь и спишь, тоже нашел время, – с обидой сказал кот Васька. – Я уже сколько дел сделал. Во двор сбегал. Всем рассказал, и кошке Мурке, и ребятам, что мы с тобой сегодня отбываем не куда-нибудь, а в самую удивительную сказку. Давай вставай и ставь чайник. Ведь от тебя, пока ты чаю не напьешься, толку никакого. Волшебник Алеша сел, спустил ноги на пол, провел ладонями по лицу. – Смотри, лопнет мое терпение, – сказал он, зевая. – Вчера тоже мне нагрубил. Твое счастье – не до тебя было. А собираюсь я в сказку или нет, вот уж это тебя совершенно не касается. Ты-то уж во всяком случае останешься дома. Мало ли что меня ждет в сказке! – Тем более я с тобой. – Кот Васька с важным видом вскинул голову. – Умный совет подать, все объяснить, что да как. Пропадешь там без меня, как мышонок. – Нет, каков нахал! – Волшебник Алеша даже не сразу нашелся от возмущения. – Да чтоб я больше слова не слышал об этом! Останешься дома как миленький! Будешь доставать газеты из почтового ящика и поливать цветы. А если еще раз нагрубишь, смотри, отправлю обратно в рамочку, будешь висеть на стене. – Ха-ха!.. – развязно начал было кот Васька, но, увидев, как сурово сдвинулись брови волшебника Алеши, благоразумно исчез под диваном. Превратиться снова в нарисованного кота? Нет уж, спасибо! Этого кот Васька боялся больше всего на свете. Волшебник Алеша поглядел на стол с тайной надеждой, что никакого письма нет, может, просто приснилось, померещилось… Но нет, письмо на тонкой бумаге, почти невесомое, по-прежнему лежало на столе, и залетевший в форточку ветер играл его загнутым уголком. Кот Васька чем-то гремел на кухне, видимо, пытался зажечь газ и поставить чайник. «Ни за что не возьму его с собой, – окончательно решил волшебник Алеша, – ну совсем от рук отбился». Итак, в сказку! Как попасть в сказку – дело известное. Достаточно нарисовать ключ волшебным мелом на любой двери. И все. Потом открой эту дверь, шагни… И вот ты уже в сказке. Но вот беда: нарисовать ключ на двери можно только один раз. Второй раз нарисуешь – дверь просто не выдержит волшебного напряжения, рассыплется в пыль, в прах. Итак, какую же выбрать дверь? Волшебник Алеша в задумчивости оглянулся. Он уже побывал в стольких сказках… Пожалуй, все двери в его квартире уже сослужили свою службу. И дверь в кухню, и дверь в переднюю, и даже вот эта дверца книжного шкафа, плотно набитого старинными книгами с потемневшими от времени корешками. – А вон и мой пушистый Вертушинкин! – с нежностью проговорил кот Васька. Он сидел на подоконнике и смотрел на улицу. – И Катя с ним, конечно. Вася Вертушинкин! Вот человек! А рисует как! Как меня нарисовал, а? Великий художник, можно сказать! И кот Васька с довольным видом оглядел свои лапы и хвост. – Нет, вы только посмотрите, какой домик нарисовал на асфальте мой Вертушинкин! – продолжал восхищаться кот Васька. – Какая крыша! А на крыше труба, и из нее дым. Домик красный, дым голубой. А какое окошко! Чудо что за окошко! Я уж не говорю о крылечке. В жизни не видел такого крылечка! Клянусь! А дверь? Да где вы еще такую найдете? Лучшая дверь на свете! – Дверь? – заинтересовался волшебник Алеша и шагнул к окну. На улице как раз под его окном Вася Вертушинкин цветными мелками рисовал домик на асфальте. А возле него стояла Катя и по привычке закручивала на палец кончик косы. Бант, аккуратно завязанный у нее на затылке, сверху казался большой коричневой бабочкой, которая вот-вот взмахнет крылышками и улетит. – Дверь! Отлично! То, что мне нужно! – вскричал волшебник Алеша. – Шарф, теплый свитер!.. Он поспешно стал натягивать свитер, от нетерпения не попадая в рукава и стараясь сообразить, что еще может пригодиться в дороге. Он рассовал по карманам всякие мелочи: расческу, шариковую ручку, носовой платок. Старинные часы как-то особенно настойчиво и громко пробили десять раз, словно напоминая ему, чтобы он ничего не забыл. – Спасибо, – повернувшись к часам, поблагодарил волшебник Алеша. Ну конечно же! Мел, волшебный мел. Вот он, в старой коробочке из-под чая. Теперь, кажется, все. – Подходи к телефону, спрашивай, кто звонил, не смотри целый день телевизор! – Волшебник Алеша погрозил пальцем коту Ваське и торопливо вышел из квартиры. Круглая кнопка звонка возле двери на миг превратилась в маленькую вертлявую птичку. – Возвращайся скорее, нам без тебя скучно, – тоненько пропищала птичка. И добавила застенчиво и совсем тихо: – Мы тебя любим… И тут же снова превратилась в кнопку звонка. Волшебник Алеша быстро захлопнул дверь, чтоб кот Васька за ним не увязался, и побежал вниз по лестнице. Но как вы думаете, друзья мои, кто был первый, кого он увидел на улице? Ну конечно же, это был кот Васька. Что такое запертая дверь для отважного, любящего приключения кота? И для чего, собственно, существует форточка? Ловкий прыжок, потом пройтись по карнизу до соседнего балкона. А там уже лапой подать до пожарной лестницы. И вот, пожалуйста, через полминуты ты во дворе. Когда волшебник Алеша подошел к ребятам, кот Васька что-то хвастливо и возбужденно говорил им, привстав от волнения на задние лапы. – Вот увидите… Мы сейчас… Да волшебник Алеша без меня… – Дядя Алеша, а мы? Можно, и мы с вами? – словно сговорившись, вместе сказали Катя и Вася Вертушинкин, с мольбой глядя на волшебника Алешу. Волшебник Алеша покачал головой. Рисковать жизнью детей? Нет, ни в коем случае. Совершенно неизвестно, в какую сказку он попадет, что его там ожидает. Достаточно вспомнить, как он и Катя, да и кот Васька вместе с ними побывали недавно в королевстве грустных людей. Главный Сборщик Улыбок, злобные стражники… – Исключено, – твердо сказал волшебник Алеша. Но тут же улыбнулся, обнял Васю Вертушинкина за плечи. – У меня к вам просьба, причем очень серьезная. Не удивляйтесь, друзья мои! Я сейчас войду в дверь этого домика, нарисованного на асфальте. – В нарисованный домик?! – задохнулся от изумления Вася Вертушинкин. – Пф-ф! – надменно фыркнул в усы кот Васька. – Будто не знаете, мой пушистый Алеша – Повелитель Волшебных Ключей! – Помолчи, пожалуйста, – с досадой остановил хвастливого кота волшебник Алеша. Он в рассеянности потер лоб ладонью и глубоко задумался. «Взять с собой чудесный мел в сказку? Нет, это крайне опасно. Я уже в этом убедился. А что, если… что, если оставить волшебный мел этим ребятам? Надежные друзья, не подведут. Как вы считаете? О, несомненно…» – Вот что, мои дорогие, – с некоторой запинкой проговорил волшебник Алеша. – Я сейчас нарисую на двери этого домика ключ и уйду в сказку. Надеюсь, ненадолго. Да, да, не удивляйтесь! А вам я оставлю самое ценное, чем я владею, – волшебный мел. Вы должны следить, чтобы никто не стер, не затоптал ключ, нарисованный на асфальте! Иначе я не смогу вернуться домой из сказки. Так что уж вы смотрите берегите заветный мел. Дело ответственное! – Ответственное… – шепотом повторил Вася Вертушинкин, во все глаза глядя на волшебника Алешу. – А ему можно с вами? – негромко спросила Катя, указывая на кота Ваську. – Конечно, нет, – решительно отрезал волшебник Алеша. Он вообще был сердит на кота Ваську за его распущенный и нагловатый тон. – Как всегда, одни выдумки и хвастовство. Кот Васька возмущенно фыркнул. Говорить с ним таким тоном в присутствии Васи Вертушинкина! Разве это не оскорбительно? Волшебник Алеша достал заветный кусочек мела, присел на корточки и, отбросив за плечо конец шарфа, нарисовал старинный ключ с затейливыми завитушками. Выпрямился, потер поясницу. Да, пожалуй, все готово. – Вот, держите, ребятки! – Волшебник Алеша протянул Васе Вертушинкину железную коробочку. – Мел! Тот самый, я тебе рассказывала, – шепнула Катя, заглядывая в коробочку из-под чая. Волшебник Алеша, стараясь унять стук сердца, взялся за красную ручку нарисованной двери. Он почувствовал, что воздух под его пальцами как бы сгустился, постепенно твердея и принимая форму гнутой дверной ручки. Он ухватил ее покрепче, потянул на себя, сначала слабо, нерешительно, потом сильней. Но дверь не поддавалась, как будто ее давно не открывали. Волшебник Алеша поднатужился, дернул изо всех сил, и вдруг… В асфальте появилась длинная черная щель. Дверь открывалась все шире и шире, с негромким, каким-то особым таинственным скрипом. Все больше становился черный провал в асфальте, ведущий куда-то глубоко вниз. – Темнотища какая! Даже я, кот, и то ничего не вижу! – перегнувшись через край, испуганно пискнул кот Васька. – Я туда и за сто мышей не полезу! – На самой дороге копают! Не смотрят, что люди ходят, – возмущенно воскликнула проходившая мимо старушка в лиловой шляпке и с досады махнула зонтиком. – Ключ! Не забудьте ключ, нарисованный на асфальте… – стараясь казаться спокойным, сказал волшебник Алеша. – Н-не забудем, – заикаясь, прошептал Вася Вертушинкин. – Не забудем! Ой, ой, дядя Алеша! – Катя от волнения закусила кончик косы. – Не надо, не ходите туда! Волшебник Алеша осторожно спустил ногу в темноту открывшейся двери, нащупал что-то твердое: не то камень, не то ступеньку. Да, вниз уходила лестница. Вот еще одна ступенька и еще одна. – А если люди туда попадают, кто отвечать будет? – не унималась сердитая старушка в лиловой шляпке, ожесточенно стуча зонтиком по асфальту. Алеша спустился еще ниже, обеими руками поддерживая тяжелую дверь. И вдруг он не то споткнулся, не то просто дальше не было ступенек, но он почувствовал под ногами пустоту, почувствовал, что падает, проваливается куда-то вниз… Дверь с грохотом захлопнулась у него над головой, и вместе с ней исчез свет. Глава II Сказочный город И главное: мост Зевнивовесьрот – Ап-чхи! – чихнул волшебник Алеша. Он сидел на земле, весь окутанный клубами желтовато-рыжей пыли. Пыль жгла глаза, першило в горле. Волшебник Алеша протер глаза. Пыль оседала слоями, редела. Он увидел удаляющуюся карету, спину кучера, сидевшего на высоких козлах, поднятую руку с кнутом. Тускло блеснуло в пыли стекло кареты. Мимо прошел старик в коротких залатанных штанах, в полосатых чулках. На голове – высокая шапка. Приземистые дома с крутыми черепичными крышами тесно жались друг к другу. «Сказка…» – почему-то с тоской подумал волшебник Алеша. Он с трудом встал, потирая ушибленный локоть. Что-то заставило его оглянуться назад. На стене, сложенной из грубо отесанных камней, он увидел нарисованную цветными мелками дверь. Изогнутую дверную ручку, замочную скважину. Дверь эта показалась ему такой родной, спасительной, манящей… Всего-то нарисовать волшебным мелом ключ и… Но нет! Нечего раскисать, не для того он сюда явился. «И ребята такие славные, не подведут… – подумал он. – Это уж точно. Надежные ребятки». Из травы выкатился кто-то рыжий с вытаращенными зелеными глазами. Встряхнулся, подняв желтоватое облачко пыли, и вдруг превратился в полосатого кота Ваську. – Ты-то тут как очутился, голубчик? – ахнул волшебник Алеша. – Я же тебе строго-настрого… – А я и не хотел! А я и не собирался! – захлебнулся от возмущения кот Васька. – А та старуха в шляпе, чтоб ей десять собак приснилось, взяла да и как пихнет меня зонтиком. Я и полетел неведомо куда! – Что же мне с тобой, братец, делать? – озабоченно потер лоб волшебник Алеша. – Надо же, какая незадача. Ты же сам видел: волшебный мел я отдал ребятам, ну, твоему Васе Вертушинкину. Тут уж, братец, ничего не поделаешь. Но ведь ты и сам просился со мной. Так и получилось… Волшебник Алеша подхватил кота Ваську на руки, погладил, прижал к себе, чувствуя, как утихает дрожь испуганного зверька, мягкими становятся лапы, втягиваются когти. – А интересно, коты тут есть? – полюбопытствовал кот Васька. – А что они пьют? Ну не воду же, быть такого не может. Наверное, молоко, как все порядочные коты. – Все узнаем, все скоро узнаем, – рассеянно сказал волшебник Алеша. – Значит, так. Для начала мы с тобой должны разыскать башню Ренгиста Беспамятного. Это самое главное. Волшебник Алеша пошел по теневой стороне узкой улочки. Он заглянул в открытое окно низкого домика. Всюду на полках, на лавках рядами стояли туфли, башмаки с пряжками. Звездочкой сверкнула золоченая шпора на высоком сапоге. Возле окна сидел пожилой человек, быстро и ловко прибивая каблук к башмаку. «Надо бы спросить… Но как трудно в первый раз заговорить в сказке, – подумал волшебник Алеша. – Потом легче, но в первый раз…» – Скажите, пожалуйста, – чуть дрогнувшим голосом спросил волшебник Алеша, наклоняясь к окну, – как пройти к башне Ренгиста Беспамятного? – Э, отсюда далековато будет, не близкий путь, – не поворачивая головы, ответил сапожник. – Иди все прямо, прямо, через мост Зевнивовесьрот, потом… – Через мост… Как вы сказали? – с изумлением переспросил волшебник Алеша. – Через мост Зевнивовесьрот, – загоняя еще один гвоздь в каблук, повторил сапожник. Голос у него был спокойный, будничный. – А там спросишь… Волшебник Алеша дошел до конца улицы. Откуда-то потянуло влажной прохладой, донесся негромкий разговор воды. Волшебник Алеша увидел изогнутый мост над быстрой, круто бурлящей рекой. Навстречу шла молодая женщина, бедно, но опрятно одетая. Она тащила за руку сонного мальчугана. – А-ах! – сладко зевнул малыш, запрокинув голову. Волшебник Алеша увидел его розовый язычок. – Вот, зевнул, пришлось заплатить денежку, – с ласковым упреком сказала женщина. – И ты, мама, тоже зевнула. – Малыш бочком привалился к ней. – На ручки хочу… – Так я один раз только, а ты… – Мать взяла разморенного усталостью ребенка на руки. Волшебник Алеша с удивлением проводил их глазами. Но тут на него налетел человек с влажной, не просохшей еще рыболовной сетью, перекинутой через плечо. Человек широко зевнул и даже зажмурился. – А-ах!.. – сонно зевнула высокая женщина в темном платье, споткнулась и чуть не выронила из рук румяный круглый каравай хлеба. Волшебник Алеша ступил на мост. – А-ах!.. – широко зевнул молодой гончар. К его холщовой рубахе прилипли комочки глины. Он нес в руках два расписных кувшина с витыми ручками. Шедшая рядом с ним девушка тоже зевнула, старательно прикрыв рот ладошкой. Зевали все люди на мосту. «А-ах!» – слышалось отовсюду. Зевки как будто носились в воздухе, перелетая от одного человека к другому. Все прохожие, которые шли ему навстречу, зевали так заразительно, что удержаться не было никакой возможности. – А-ах!.. – зевнул волшебник Алеша. – Зевнул! Зевнул! – послышался злорадный голос, и кто-то цепко ухватил за рукав волшебника Алешу. – Зевнул – плати денежку. Денежку плати! Волшебник Алеша увидел тощего человека с изможденным лицом. Веки его припухли, глаза покраснели, словно от долгой бессонницы. Его дорогой костюм из серого бархата был весь измят и покрыт пылью. Человек в сером зябко ежился и не переставая зевал. Но его быстрый взгляд жадно следил за всеми, кто шел по мосту. – Нет у меня денег, – растерянно проговорил волшебник Алеша, глядя, как все проходившие по мосту неохотно совали человеку в сером мелкие монеты. Кот Васька, сидевший на плече волшебника Алеши, потянулся и тоже уютно зевнул. – И за кота плати! – взвизгнул серый человек. Волшебник Алеша отступил назад, не зная, что ему делать. Мимо прошла старушка, закутанная в темный платок. Тихонько зевнула, прикрыв рот уголком платка. Человек в сером подскочил к старухе и грубо сдернул платок с ее седой головы. Та вздохнула и сунула ему в руку тусклый медяк. – Ишь исхудал-то, в чем душа держится, – с укоризной покачала головой старушка. – Все забросил: родной дом, семью. Так и живешь тут на мосту, как пес на цепи. А все жадность проклятая. Боишься, пройдет бедняк какой-нибудь и не отдаст тебе последний грош. Помяни мое слово: плохо ты кончишь. Сгубит тебя твоя жадность. Посмотри, весь иссох, кожа да кости. Ведь не спишь совсем. Оттого так и зеваешь, что хочешь не хочешь, а поглядишь на тебя, ни за что не удержишься – зевнешь! – И буду зевать, и буду! – Человек в сером потряс тугим кошельком. С наслаждением прислушался. – Звенят мои милые, монетки мои! Век бы слушал… Даже спать расхотелось. Всех вас, бродяг, вижу, всех! Никого даром не пропущу! Человек в сером повернулся к волшебнику Алеше, исподлобья посмотрел на него красными, воспаленными глазами. – А ну плати! Не то стражу кликну! – с угрозой прошипел он. Волшебник Алеша понял, что серый человек не пропустит его. Поневоле он повернулся и сошел с моста. А вдогонку ему неслись сонные, усталые зевки и звяканье монет. – Всего-то пустяк – перейти мост, а вот попробуй перейди… – Волшебник Алеша со вздохом посмотрел на далекий берег реки. – Как мне туда перебраться? Я должен, мне просто необходимо найти башню Ренгиста Беспамятного… Глава III Заклинание Ренгиста Беспамятного И главное: Астрель, принцесса Сумерки Астрель подошла к окну. Солнце, уже не золотое, а багрово-красное, тяжело опускалось за Олений лес. Вот солнце коснулось верхушки высокой ели, и острая верхушка, как черная стрела, вонзилась в его жарко пылающую середину. Словно оплавленные огнем, горели нижние края облаков. Астрель посмотрела вниз. Широкие мраморные ступени дворцовой лестницы полукругом спускались в сад. На каждой ступени по два стражника. Дальше у чугунных витых ворот – тоже стража. Стражники стояли, опершись на алебарды, лениво поглядывали по сторонам. Было тихо. Король уехал на охоту в Олений лес. Затих заливистый лай собак, ржание коней, резкие повелительные окрики. Вместе с королем ускакали оба принца, Игни и Трагни. За ними свита, слуги, заносчивые, наглые. Солнце совсем ушло за Олений лес, и лишь в одном месте, словно раздвинув густую хвою столетней раскидистой ели, сверкал последний пучок лучей. А внизу уже скапливались густые, глубокие тени. Белые и желтые розы словно плавали в темной листве. «Это мой час…» – подумала Астрель. Она подошла к высокому зеркалу. Гладкое прохладное стекло отразило бледное лицо. Большие, родниковой прозрачности глаза, нежный рот. Слишком длинные, тяжелые, словно влажные, ресницы. Тонкие зеленовато-серебристые волосы падали на узкие плечи, зыбкими прядями лились вниз. Капельками ртути слабо мерцали туфельки. Астрель тихо вздохнула, глядя на себя в зеркале. Ее лицо, серебристое платье, стянутое узким поясом, все меркло, таяло, словно растворялось в вечернем воздухе. Мелькнули две темные точки – зрачки ее глаз. Какое-то время Астрель еще видела в зеркале что-то туманное, еле уловимое, гаснущее с каждым мгновением. На миг ей показалось, что в воздухе повисли прозрачные нити дождя. Или это были ее волосы? Но вот и это исчезло. Из зеркала на нее смотрела пустота. Астрель, как всегда, туго переплела пальцы на руках, стиснула изо всех сил. – Я здесь. Вот она я. Только меня не видно, – прошептала Астрель. Она приложила руку к сердцу. Сердце билось часто и сильно. Резкие удары стучали в ладонь. – Не бейся так… – попросила Астрель. – Меня не должны ни видеть, ни слышать. Астрель приоткрыла дверь. Торопливо сбежала по лестнице. Мягкий ковер глушил шаги. Залы наполнены глубоким вечерним полумраком. Астрель замерла. Мимо прошел придворный, хитро и недобро улыбаясь каким-то своим мыслям. Снова лестница, и вот наконец высокая двустворчатая дверь, а за ней приглушенные голоса стражников. Астрель обеими руками толкнула дубовую дверь. Неслышно шагнула через порог. – Сквозняки… – проворчал один из стражников и пнул дверь ногой так, что она с грохотом захлопнулась. Астрель, затаив дыхание, на цыпочках стала спускаться по широким ступеням. – Что это стучит? Вот так: тук-тук – и замрет? – оглядываясь, спросил высокий стражник. – И вправду, словно дождь стучит, – откликнулся другой. Это испуганно стучало сердце Астрель. Она быстро сбежала со ступеней. Розы слабо светились в густой листве. Ей показалось, что они поворачиваются и следят за ней. «Нет, они меня не выдадут», – подумала Астрель. Теперь осталось только незаметно пройти мимо стражников, охраняющих ворота, и она на воле. Астрель вошла под высокую темную арку ворот. Вдруг под ее ногой скрипнул камешек. – А? – испуганно вскинулся верзила-стражник. – Стой! Кто идет? Он опустил алебарду и перегородил проход. Астрель подобрала юбку, гибко наклонилась и с быстротой белки проскользнула под древком алебарды. – «Стой, кто идет»! – передразнил его второй стражник. – Глаза протри. Кто тут? Ты да я. Кого еще видишь? Тем временем Астрель летела по улицам, задыхаясь, не оглядываясь. Ей надо было спешить. Через час во дворце зажгут свечи, и тогда… Она взбежала на крутой и высокий мост Зевнивовесьрот. Человек в сером вздрогнул, услышав ее быстрые шаги. Он повел головою вправо, влево, но никого не увидел и принялся снова, шевеля губами, пересчитывать медяки. Астрель торопилась знакомым путем. Вот и башня Ренгиста Беспамятного. Старая, полуразрушенная и заброшенная. Высоко в тусклом небе еще четко были видны осыпающиеся, источенные непогодой и временем зубцы. Астрель забарабанила кулачками в потемневшую от дождей и ветров дверь. – Иду, иду! – послышался глухой ворчливый голос. Видимо, ее ждали. Скрипнул ключ, дверь отворилась ровно настолько, чтобы пропустить Астрель. На темной лестнице стояла старая служанка со свечой в руке. Дрожащий язычок пламени осветил ее лицо. Морщины, жесткие и глубокие, как щели в камне, набегали одна на другую. Казалось, и за тысячу лет не могло так состариться человеческое лицо. – Здравствуй, тетушка Черепаха, – тихо сказала Астрель. – Здравствуй, девочка, – медленно роняя слова, проговорила старуха. – Иди, иди. Господин Ренгист ждет тебя. Астрель стала подниматься по стертым, выщербленным ступеням, а огонь свечи слабел и мерк где-то внизу. Она уже поднялась на самый верх, а медлительная служанка за это время с трудом одолела несколько ступеней. – Отец! – Астрель обняла старого человека, сидевшего в глубоком кресле у горящего камина. Он сидел неподвижно, словно погруженный в вечную дремоту. Его седые волосы были похожи на высушенные ветром и временем дикие травы. Они в беспорядке падали на ветхий бархат воротника. Астрель опустилась перед ним на колени, взяла его вялую, безжизненную руку, прижалась к ней щекой. Нет, этот старик не был ее отцом. Но в этом чужом, враждебном ей мире он был самым близким, единственным ее другом, если не считать ворчливой и неповоротливой служанки. «Когда же я первый раз прибежала в эту башню? – подумала Астрель. – Давно, очень давно. Он был тогда совсем не такой, добрый волшебник Ренгист. Он тогда еще многое мог вспомнить, пусть ненадолго, на минуту, но вспоминал. Хотя и тогда не сумел мне помочь». Да, прошло уже, пожалуй, года три, а то и больше. А случилось это вот как. Однажды Астрель в сумерках незаметно скрылась из дворца. Она мчалась по улице, словно наперегонки с ветром, лишь бы убежать подальше от королевского дворца. Вдруг ее заметили стражники с факелами: волосы Астрель зеленым дождем блеснули в свете огней. Она кинулась в переулок, кружила, как испуганный зверек. До сих пор ей помнится топот сапог за спиной и грубые голоса. Она нырнула в первую же открытую дверь. Это была дверь башни Ренгиста Беспамятного. Она крикнула: «Спасите! Помогите!» Тетушка Черепаха схватила ее в охапку и живо спрятала в сундук. А сама как ни в чем не бывало уселась на тяжелую крышку сундука, зажав в руке длинную деревянную скалку. Стражники ворвались в башню толпой, рыскали повсюду, не было уголка, куда бы они не сунули нос. А тетушка Черепаха все сидела на сундуке и бранила их на чем свет стоит: – Видно, вы все с ума спятили! Ищете, чего нет. Бездельники и лоботрясы! Трусы и лентяи! Какая девчонка, где вы ее видели? Спите на ходу, вот вам и мерещится невесть что! При этом она так размахивала скалкой, что стражники и подступиться к ней не посмели. Так ни с чем, как побитые собаки, ворча, убрались восвояси. Тогда тетушка Черепаха подняла крышку сундука и потащила Астрель за руку к своему господину, по дороге приглаживая ее растрепавшиеся волосы. Ренгист посадил Астрель перед собой на низкую скамейку и так по-доброму взглянул на нее, что она все-все рассказала о себе и о своем горе. С тех пор каждый вечер, дождавшись, когда солнце скроется за Оленьим лесом, она тихонько прокрадывалась в башню Ренгиста Беспамятного… – Ты, ты… принцесса Сумерки? – неуверенно, с трудом проговорил Ренгист Беспамятный. Он хмурил брови в мучительном усилии сосредоточиться и вспомнить. – Да, я – Астрель, отец. Видишь, ты вспомнил меня. Ренгист Беспамятный с нежностью поглядел на девушку, но его взгляд вдруг начал тускнеть, угасать, словно уходил куда-то вглубь. – Отец, отец! – повторила Астрель, теребя старика за руку. – Спаси меня! Ты – могучий волшебник. Вспомни, вспомни какое-нибудь заклинание! Чтоб у меня выросли крылья. Или пусть все слуги во дворце уснут так надолго, чтобы я успела убежать далеко-далеко. Ведь я невидима только в сумерках, а когда зажгут свечи, слуги сразу хватятся меня. Мне не убежать. Они торопят меня со свадьбой, отец. А я лучше умру… Шаркая жесткими подошвами, вошла тетушка Черепаха с большим серебряным подносом в руках. – Кофе, Пачереха, наконец-то, – пробормотал Ренгист Беспамятный. – Придвинь стол к огню и оставь нас. – Чай, а не кофе, – проворчала тетушка Черепаха. – Когда бы я успела сварить кофе, если ты велел сварить его только сегодня утром? Вот чай. Ты заказал его вчера. Как раз хорошо настоялся. – Ступай, Харечепа, ступай, – равнодушно махнул рукой Ренгист Беспамятный. – Все равно… Астрель помогла тетушке Черепахе придвинуть небольшой столик, расставить чашки. Цветной узор на столике стерся, лишь кое-где тускло поблескивал перламутр. Астрель старалась не глядеть на руки тетушки Черепахи, морщинистые, древние. – А ведь они были братья. Ренгист и Каргор. Ренгист и Каргор… – Голос тетушки Черепахи звучал глухо и заунывно, как осенний ветер. И хотя она всегда рассказывала одно и то же, всякий раз Астрель с волнением ловила каждое ее слово. – Братья… Они играли вместе. Вон в старом сундуке до сих пор лежат их игрушки. А когда подросли и возмужали, оба стали волшебниками. И оба влюбились в одну девушку. Говорят, краше ее не было никого на свете. Дождирена Повелительница Дождя. Так ее звали. Она полюбила моего господина, доброго волшебника Ренгиста. И они уехали куда-то далеко-далеко. Счастливые, молодые. Только с тех пор о ней никто ничего не слышал. Словно сгинула, пропала без следа красавица Дождирена Повелительница Дождя… (При этих словах сердце Астрель почему-то всегда сжималось от непонятной тоски.) Ох, давненько это было! Бегала я тогда босоногой девчонкой. А как исполнилось мне шестнадцать, нанялась я в служанки к господину Каргору. Недобрые дела творились в его Черной башне! А меня только смех разбирал, когда, бывало, влетит в окно летучая мышь или филин. Ударится об пол – и вот тебе знатный гость, весь в шелку да в бархате. Только глаза светятся, как угли в темноте. А потом в башне завелись какие-то голоса. Никого нет, а голос то стонет, то плачет. Слуги подогадливее разбежались кто куда. Ну а я что? Молода была да глупа, а платил господин Каргор щедро. Прислуживала ему как умела. Только с каждым днем становился он все злей да придирчивей, никак не угодишь. Однажды я что-то замешкалась. «Что ты тащишься, как черепаха! – закричал он в ярости. – Вот и стань черепахой, старой черепахой!» Он прочел какое-то заклинание, и вмиг кожа моя сморщилась, потемнела, на спине вырос твердый панцирь. Я превратилась в старую черепаху. Даже душа у меня постарела. Что делать? Я уползла в лес, и если бы не господин Ренгист… Как раз в те дни возвратился он из дальних краев. Одинешенек, без красавицы жены. Молчаливый, не по годам седой. И поселился в этой башне, заброшенной и унылой, под стать ему. Да, был он уже не тот, что прежде, как подменили. Но его еще не прозвали в городе Ренгист Беспамятный. Хотя уже и тогда, бывало, битый час все думает, хмурится, трет лоб, пока припомнит, что надо. Пожалел он меня. Начал читать заклинание, да вот беда, забыл посередке. Так и не смог победить до конца злые чары Каргора. Вот я и стала тетушкой Черепахой, вот кем я стала… Тетушка Черепаха глубоко вздохнула, постучала своей жесткой рукой по твердому, как панцирь, переднику. – Так и живу теперь на посмех людям, – глухо проговорила она, уже стоя на пороге. Закрыла за собой дверь, затихли ее шаркающие шаги. Астрель снова взглянула в окно, и бледная звездочка на темнеющем небе словно уколола ее. – Я еще помню, смутно помню какие-то заклинания, волшебные слова, – как во сне проговорил Ренгист Беспамятный. – Но что они значат, их тайный смысл, он ускользнул от меня, я все забыл… – Не будем терять надежды. – Астрель припала к его плечу. Почему-то на миг ей представился белый парус далеко в темном море. – Нам ничего не осталось, кроме надежды. А вдруг ты вспомнишь! – Да, да… – равнодушно пробормотал Ренгист Беспамятный. Веки его безвольно опустились, он снова погрузился в свою безжизненную дремоту. – Отец! – взмолилась Астрель. Такое отчаяние звучало в ее голосе, что Ренгист Беспамятный вздрогнул и открыл глаза. Мгновение он бессмысленно озирался по сторонам, словно стараясь понять, где он, кто рядом с ним. – Я был далеко… – прошептал он. Ренгист Беспамятный посмотрел на Астрель, взгляд его становился все пронзительней, глубже. Вдруг он заговорил, и по мере того как он говорил, голос его креп, обретал величие и звучность: Ивер и авер, венли и вемли! Слову волшебному, тайное, внемли. Снежными звездами, вниз или ввысь, Тайна, откройся, тайна, явись! Астрель замерла, ожидая сама не зная чего. Может быть, содрогнется старая башня или вдруг она взлетит с легкостью птицы. Но ничего не случилось. Только в мрачной комнате стало еще темней. Астрель взглянула в окно. Мимо окна медленно-медленно, покачиваясь, проплыла крупная звездочка-снежинка. Астрель проводила ее недоуменным взглядом. Вот пролетела еще одна снежинка, а за ней еще и еще. С каждым мгновением снежинок становилось все больше. Налетевший ветер вдруг взвихрил их, закружил, завивая столбами. Астрель с трудом могла разглядеть сквозь их беспокойный танец дальние крыши домов, потемневшие деревья с поникшей листвой. С ветвей рушились белые обвалы, а вверх струились туманы из снежной пыли. Мгновение, и все скрылось за сплошной пеленой падающего снега. Прерывая завывание ветра, донеслись неясные крики: – Снег! Снег! – А ветрище-то! – Какой холод! – Ай-ай! Мой салат и горошек… Астрель посмотрела на Ренгиста Беспамятного. «Опять ничего, просто снег, пусть волшебный, но зачем, ведь он не может мне помочь. Опять все попусту, а времени больше нет». Ренгист Беспамятный сидел безучастный ко всему, уронив руки на подлокотники кресла. – До завтра! – Астрель улыбнулась, стараясь скрыть печаль и разочарование. – Спасибо, отец. Ты наколдовал снег, такой белый, красивый. Я приду завтра в сумерках, как всегда. Жди меня… Ренгист Беспамятный слабо кивнул головой, не открывая глаз. За дверью ждала тетушка Черепаха со свечой. – Неужели я так долго заваривала чай, что наступила зима? – проворчала тетушка Черепаха. – А мне еще надо взбить подушки на ночь моему господину. И еще я хотела пойти в лес и поискать добрых трав и кореньев. Старая Черепаха хоть и безобразна, но знает толк в травах, уж поверь мне. – До завтра, добрая, милая тетушка Черепаха. – Астрель с нежностью коснулась губами ее морщинистой жесткой щеки. – Только ты одна меня целуешь, – проскрипела тетушка Черепаха. И огонь свечи, отразившись в одинокой слезе, золотой каплей скатился по глубокой морщине. Тетушка Черепаха подняла свечу повыше, и Астрель быстро сбежала по темной лестнице. – Час, чтобы спуститься вниз по лестнице и запереть дверь, и час, чтобы подняться, – охала тетушка Черепаха, с трудом спускаясь следом. – Ах, милая девочка, милая девочка… Глава IV Кот Васька жалуется на жизнь И главное: волшебник Алеша все-таки оказывается на другом берегу реки Волшебник Алеша в полном унынии стоял и смотрел на темную быструю воду реки, где закипали пенные водовороты. Вплавь, что ли, перебраться? По правде говоря, плавает он неважно. К тому же в толстом свитере, в ботинках, все это намокнет, отяжелеет, потянет ко дну. Ну да ладно, он как-нибудь переплывет. А кот Васька? Он до смерти боится воды. Что же теперь делать? Кот Васька уныло понюхал траву, покрутил головой. – Ну ладно, будь волшебником, я не против. – Кот Васька с упреком посмотрел на волшебника Алешу. – Нарисованных котов оживлять – дело хорошее, кто спорит. Но по сказкам шататься – охота была! Как будто нет у нас своего теплого угла. Дом есть? Есть. Молоко в холодильнике есть? Есть. Так надо дома сидеть. Логично? Логично! – Слушай, прекрати. И без тебя тошно, – не выдержал волшебник Алеша. – Мне надо сосредоточиться, подумать как следует… Вдруг невесть откуда налетел леденящий порыв ветра, иглами впиваясь в лицо и руки. Кот Васька весь взъерошился, прижался к ноге волшебника Алеши, продолжая свою еле слышную воркотню: – Опять-таки, если уж отправляться в сказку, тоже надо с умом выбирать, куда идешь. Чтобы сказочка была теплая, чтобы солнышко грело. Где собак нет, а кругом мышки бегают. А здесь – бр-р!.. Холодище какой! Сплошное мяу! Никакого мур! Ветер крепчал. Шарф волшебника Алеши рванулся, вытянулся, грозя улететь. – Батюшки, снег! – растерянно мяукнул кот Васька. И тут же их словно накрыло густым белым облаком. Никогда в жизни волшебник Алеша не видел такого снегопада. В один миг все скрылось: мост, деревья, дома на том берегу. Кот Васька сразу провалился в сугроб. Волшебник Алеша поспешно подхватил его, прижал к груди. Казалось, весь мир исчез, кругом был только снег, снег… Волшебник Алеша с трудом справился с улетающим шарфом, потуже обмотал вокруг горла, заодно укутал им кота Ваську. На миг свист ветра умолк, и в этой короткой тишине волшебник Алеша не услышал шума и плеска речных волн. Снег норовил залепить глаза, но все же волшебник Алеша сумел разглядеть зеркало льда, по-зимнему сковавшего реку. – Лед! – с изумлением ахнул кот Васька. Он выскользнул из-под шарфа и скатился с обледенелого берега. – Не бойся, пушистый Алеша, иди сюда, – донесся его голос. – Лед! Клянусь хвостом и ушами, до самого берега лед! Настоящий! «Гм… Там, где может пройти кот, вовсе не обязательно смогу пройти я», – с сомнением подумал волшебник Алеша. Но это была единственная возможность перебраться на тот берег. Волшебник Алеша спустился к реке, ступил на гладкий, почти прозрачный лед. На всякий случай постучал по нему ногой, лед прямо-таки звенел под каблуком. Волшебник Алеша торопливо пошел по льду. Под снегом лед был чистый и скользкий, как стекло. Снегопад вдруг кончился как-то до странности сразу. Последняя снежинка упала на щеку волшебника Алеши и растаяла. Теплые струи воздуха смешивались с холодными, слоились, переплетались. Откуда-то донесся густой сладкий запах жасмина. К своему ужасу, волшебник Алеша увидел, что лед потемнел, потрескался. Он крошился, расползался под ногами. Впереди мелькнули зловещие мутные полыньи. Волшебник Алеша огромными скачками бросился бежать, но все-таки возле самого берега провалился в крошево холодной воды и осколков льда. К счастью, там было уже совсем мелко. Он только зачерпнул воду одним башмаком. – Вот копуша! – шипя от страха, набросился на него кот Васька. – Надо же быть таким нескладехой! Зимовать ты, что ли, собрался посреди реки? Но на этот раз волшебник Алеша совсем на него не рассердился. Понял: просто переволновался за него преданный кот Васька. Глава V Астрель возвращается в замок И главное: следы на снегу А теперь, друзья мои, вернемся к башне Ренгиста Беспамятного. Мы расстались с Астрель, когда она сбегала по лестнице, а тетушка Черепаха стояла на верхней площадке со свечой в руке. Посмотрим теперь, что же случилось дальше. Астрель торопливо шла узкими улочками. Метель утихла, но туфли глубоко увязали в снегу. Астрель вся сжалась от холода, скрестила на груди руки. Здесь, на улице, она опять стала невидимой, словно растворилась в вечернем воздухе. Распахнулось оконце высоко под крутой крышей дома. Из окна выглянула девушка. Она накинула на голову теплый платок, прихватила его рукой под подбородком. Отворилось окно в доме напротив. Из окна высунулся юноша, помахал ей рукой. – Мы сегодня не встретимся, – печально улыбнулась ему девушка. – Из дома не выйти, дверь замело снегом до самого верха. Подумать только, такой снег. – Я пробовал открыть дверь, Ильти, но ее даже вот на столько не сдвинешь, – отозвался юноша. – Посмотри, у пирожника Ринтуса сугробы выше окна. – Я брошу тебе цветок! – крикнула девушка. – Лови! Она сорвала ветку алой герани и бросила через дорогу. Но легкий цветок не долетел и упал на снег посреди улицы. – Теперь он замерзнет, – с жалостью сказала девушка. Цветок упал прямо к ногам невидимой Астрель. Она подняла его, кинула юноше. – Что это? – ахнула девушка. – Цветок сам взлетел в воздух. Вот чудо-то! – Смотри, Ильти! – Юноша протянул руку. – Вон! Следы. Видишь, следы на снегу! – Вижу, вижу! – откликнулась Ильти. – Маленькие какие! И будто бегут друг за дружкой. Откуда они берутся, ведь по улице никто не идет? «Мои следы…» – подумала Астрель. Она оглянулась. Позади нее тянулась узкая неровная цепочка следов. Ее маленькие туфли с острыми каблуками оставляли четкий след на гладком, нехоженом снегу. «Следы ведут от башни Ренгиста Беспамятного прямо к королевскому дворцу, – мелькнуло в голове у Астрель. – Мало ли кто их увидит. Нетрудно догадаться…» Астрель скинула туфли и в тонких ажурных чулках побежала по снегу. Осколки льда вмиг порвали чулки в клочья. Снег холодом обжег босые ноги. Астрель вихрем перебежала через мост Зевнивовесьрот. В воротах королевского дворца угрюмо переругивались мокрые, продрогшие стражники. Астрель проскользнула через сад. Розы, расплющенные снегом, распрямляли согнутые стебли. На лестнице Астрель остановилась. Она нагнулась и вытерла обрывком кружевной манжеты кровавый след на мраморной ступени. Она увидела где-то далеко на окраине города отблески факелов. Словно струя расплавленного золота вливалась в город и, извиваясь, потекла по улицам. Это возвращался с охоты король. Когда слуга, держа тяжелый подсвечник с зажженными свечами, вошел в комнату Астрель, она, как обычно, сидела в глубоком кресле, поджав под себя ноги, и неподвижно смотрела в ночное небо. Глава VI Неудавшаяся охота И главное: странный прохожий Волшебник Алеша едва отдышался. Снял башмак, вылил из него воду. Взял на руки озябшего кота Ваську. Обтер концом шарфа его холодные лапы. Город оживал, стряхивая с себя тяжесть тающего снега. С крыш текло, кое-где проступила мокрая земля с поникшей, примятой травой. То там, то тут в домах приветливо затеплились свечи. Волшебник Алеша заглянул в окно низкого дома. Он увидел молодую женщину с ребенком на руках. Ее милое кроткое лицо было омрачено заботой и печалью. Ребенок потянулся к свече. – Нельзя, нельзя. – Женщина ласково перехватила маленькую ручку. – Пальчик сожжешь… Скоро отец вернется. Рыбки принесет. Только какой улов в такую непогоду? Женщина подошла к окну и задернула старенькую занавеску. – У кого бы спросить? Хоть бы какой прохожий попался, – посетовал волшебник Алеша. – Все попрятались по домам. Впрочем, вон кто-то идет… Навстречу ему, косолапо ставя короткие ноги, брел человек. Он бережно нес большую шкатулку, по углам окованную медью. Пятнистый свет фонаря у входа в трактир осветил прохожего. У него было темное, словно вылепленное из глины, лицо. Из-под уродливо нависшего лба хитро и подозрительно посверкивали злые глазки. Прохожий в свою очередь с откровенным изумлением уставился на волшебника Алешу и даже приоткрыл рот. Блеснули длинные кривые клыки. Быстрым потаенным движением он прикрыл плащом шкатулку, окованную медью. Преодолевая себя, волшебник Алеша все-таки спросил у прохожего: – Извините, пожалуйста. Не скажете ли, как пройти к башне Ренгиста Беспамятного? И тут случилось нечто неожиданное. Странный человечек высоко и резко подпрыгнул, вскинул руку с растопыренными пальцами. Он словно хотел поймать нечто невидимое, пролетевшее над его головой. Он сжал руку в кулак, будто и впрямь поймал что-то. Потом быстро сунул свою добычу в шкатулку и поспешно захлопнул крышку. Жадное торжество мелькнуло у него в глазах. С поспешностью он сделал несколько скачков, стараясь подпрыгнуть повыше. Его хваткие, ловкие пальцы опять что-то поймали в воздухе и сунули в шкатулку. Потом, угловато и нелепо подпрыгивая, он помчался по улице, словно хотел догнать что-то улетающее от него. «Что он ловит: жука, ночную бабочку?» – с недоумением подумал волшебник Алеша. Он уже пожалел, что заговорил с этим странным человеком. Тем временем прохожий вернулся, тяжело дыша и отдуваясь. Его крючковатые пальцы с нежностью поглаживали крышку шкатулки. – Так вы мне не ответили. Как… – начал было снова волшебник Алеша. – М-м!.. – вдруг тупо промычал человек. Глаза его стали пустыми, тусклыми. «Да он немой! – догадался волшебник Алеша. – Но все равно, что-то в нем удивительно злобное, хитрое». Волшебник Алеша пошел дальше по улице, но шагов через пять оглянулся. Странный человек стоял под фонарем и смотрел ему вслед пристальным, выслеживающим взглядом. По стенам домов запрыгали золотистые мигающие вспышки огня. Послышался разноголосый говор вперемежку с лаем и визгом собак. Волшебник Алеша свернул в узкий переулок и прижался боком к стене. Мимо него проскакали всадники с факелами. За ними на белой породистой лошади ехал грузный человек в шляпе с обвисшими страусовыми перьями. В свете факела золотой змеей шевельнулась на груди всадника цепь с подвеской в виде зубчатой короны. «Да это сам король!» – догадался волшебник Алеша. За королем ехали двое юношей, оба сильные, широкоплечие, с тупыми, надменными лицами. А дальше пестрой толпой – придворные. Позади всех псари с трудом удерживали на сворках усталых, хрипло лающих собак. – Тысяча дьяволов! – услышал волшебник Алеша резкий голос короля. – Будь проклят этот снегопад! Провались все на свете! Уже почти затравили оленя, как все пошло к черту! – Ваше величество! – подхватил тощий юркий человечек с лукавым острым лицом, подъезжая поближе к королю. – По вашему королевскому приказу я, как всегда, ни во что не верю и во всем сомневаюсь. С чего бы снегопад в это время года? Кто-то подстроил, не иначе. – Спрошу Каргора… – проворчал король. – Глянь-ка, Игни, – негромко окликнул один из юношей другого. – Какие странные следы! – Где, Трагни? Здесь столько следов, весь снег истоптан, – отозвался Игни. – А-а, эти?.. Он придержал коня, наклонился, рассматривая следы. Следы были маленькие, узкие. Кто-то прошел по снегу в туфельках с острым треугольным каблуком. – Уж не наша ли это птичка Астрель? – подозрительно протянул Игни. «Астрель? – вздрогнул волшебник Алеша. – Кажется, он сказал: Астрель…» Волшебник Алеша сделал несколько шагов вперед, прячась в тени дома. Юноши поехали рядом, не сводя глаз с тонкой цепочки следов. – Точно – Астрель. Провалиться мне на этом месте! – с угрозой, сквозь зубы процедил Трагни. – У кого еще такая крошечная ножка? Поглядим, куда ведут эти следы. – Смотри, смотри! – вдруг грубо захохотал Игни. – Это сумерки нас морочат. Да ты вглядись получше: нога-то босая! – А… – Трагни выпрямился в седле. – Какая-то девчонка-нищенка босиком шлялась по снегу. – Сомневаюсь! Сам во всем сомневаюсь и вам советую, – откуда-то сбоку вынырнул юркий человечишка. – Опять ты тут, Врядли! Вечно суешь нос куда не просят, – надменно отмахнулся от него Трагни. – Погоди, может, Врядли прав? – угрюмо проговорил Игни. – Вот что. На всякий случай я прикажу усилить стражу возле ее дверей. – Почему это ты прикажешь? – вскинулся Трагни. – Мои слуги надежнее. Будут день и ночь сторожить Астрель. Тягучий топот всадников по раскисшей дороге смолк в отдалении. Волшебник Алеша вышел из своего укрытия и снова зашагал вдоль притихших, спящих домов. «Город будто вымер, спросить не у кого, – с огорчением оглянулся по сторонам волшебник Алеша. – Делать нечего, придется подождать до утра. Астрель… Да, все может оказаться гораздо сложнее, чем я предполагал». С неба на длинных лучах свисали крупные звезды. Откуда-то потянуло запахом сена. Волшебник Алеша увидел неплотно притворенные двери старого сарая. Там, в глубине, было приютно и тихо. – Хоть раз в жизни переночевать на сене, – сонным, разомлевшим голосом пробормотал кот Васька. Шерсть его высохла, он стал мягким, пушистым. – А пахнет как… Глава VII Голос Дождирены Повелительницы Дождя И главное: что было спрятано в шкатулке, окованной медью В глубоком кресле перед камином сидел худой, костлявый человек, с ног до головы одетый в черное. Черный плащ, небрежно перекинутый через ручку кресла, свисал до пола, как надломленное крыло. Его иссохшее лицо было мертвенно-бледным. Крупный нос с хищной горбинкой придавал ему жесткое и заносчивое выражение. Глубоко запавшие глаза и серые запекшиеся губы говорили о тайном страдании, а руки, судорожно стиснувшие подлокотники кресла, – о бессильной, застарелой злобе. Человек в черном наклонился вперед. Жадным неотрывным взглядом он смотрел на пламя, метавшееся в утробе огромного камина. Но это был не просто огонь! Это, встав на хвосты, в жаркой пляске извивались огненные змеи. Они шевелились, раскачивались. Вот они свились в одно нестерпимо пылающее кольцо… И вдруг на мгновение в самой его середине сверкнула маленькая голубая искра. Она казалась такой беззащитной и слабой. Огненные змеи тянулись к ней, с их острых жал сыпались раскаленные искры. Человек в черном откинулся в кресле, словно свет этой маленькой искры ослепил его. – Какая ты стала крошечная и дрожишь, словно чуешь свою гибель! – с ненавистью прошептал он. – А когда-то ты освещала голубым светом весь зал. Ты сводила меня с ума! Что? Жарко тебе? Нравятся тебе мои огненные змейки? Я раздобыл их своим черным колдовством. Змейки, мои вечно голодные змейки! Вам надо все время что-то пожирать, жечь. Вы можете уничтожить все: камень, железо, верность, любовь, сострадание. Я подкинул вам лакомый кусочек. Так покончите же с ней наконец. Пусть она сгинет навеки, проклятая… О, как трудно тебя убить, маленькая голубая искра! На выступ окна опустилась небольшая птичка. Пестрая, с черными полосками на крыльях и острым хохолком на макушке. – Чересчур! – недовольно заверещала птичка, прикрывая головку крылом. – Ф-фу! Чересчур жарко натоплено, вот что я вам доложу, господин Каргор! Человек вздрогнул, так глубоко он ушел в свои мысли. – А, это ты, птичка Чересчур. Ты испугала меня. Я задумался, я был далеко отсюда… – Опомнитесь, да что с вами? – пожала плечиками птичка Чересчур. – Нельзя же так! Целыми днями сидите в кресле как приклеенный и смотрите на огонь, когда вокруг столько событий, мух, комаров, новостей и всего прочего. – Ну какие там еще новости, птичка Чересчур? – Каргор со вздохом оторвал взгляд от огня. – Ну, выкладывай. – Во-первых, мы тут чуть было не погибли под снегом, – с важным видом сообщила птичка Чересчур. – Вдруг снег! Как вам это нравится, когда на дворе лето? Но слушайте дальше, господин Каргор, хотя и этого чересчур много. В нашем лесу появился страшный ворон. Какой клюв, какие когти! Ну, доложу вам, в дрожь кидает! Если бы не Гвен… – Гвен? Это еще кто такой? – настороженно спросил Каргор, и его черные лохматые брови нахмурились. – Ах, Гвен! – с нежностью пропела птичка. – Вот что значит чересчур долго сидеть взаперти. Гвен – Хранитель Леса! Он строит для нас, птиц, чудесные домики, с крепкими дверями и запорами, с резными балкончиками и круглыми маленькими окнами. – Гвен… – глухо прошептал Каргор. – Так вот откуда в чаще леса эти резные дворцы и башни для летающей мелюзги. – А какой у него топор! – не унималась птичка Чересчур, в восторге запрокинув голову. – Он с ним никогда не расстается. Говорят, этот топор достался ему еще от деда. Ах, господин Каргор, какое счастье – надежный домик! Но ведь этот ужасный ворон налетает внезапно и невесть откуда. Как убережешься? Схватит птичку железными когтями – и бедняжке конец. Вы такой могучий волшебник! Избавьте нас от этого чудовища. Помогите нам в нашей беде, добрый, добрый господин Каргор! – Что ж, надо подумать, чем вам помочь. – Губы Каргора искривились, но нет, это была не улыбка. – Вот только одно неотложное дельце, никак не разделаюсь с ним. И тогда весь к вашим услугам. Мне надо кое-что уничтожить, погасить… – Вот эту голубую звездочку, да? – подхватила птичка Чересчур. – Вы глядите на нее так сердито. А ведь вы не умеете сердиться, я знаю, знаю. У, противная искорка! Доставляет столько хлопот нашему доброму господину Каргору. Да прикажите вашим золотым змейкам проглотить ее, и делу конец. Они всегда такие голодные, ваши змейки, и от них такой жар, ух! Что ж, желаю вам удачи, добрый господин Каргор! Боюсь, не утомила ли я вас. Чересчур разболталась. Впрочем, лечу! Птичка Чересчур взмахнула крыльями и исчезла, скользнув в поток солнечных лучей за окном. Каргор с усилием встал. Он поднял руки в широких рукавах, и, покорные его знаку, огненные змеи в камине, извиваясь, вспыхнули еще ярче и со свистом окружили голубую искру. В огненном вихре видно было, как плавятся, тают ее тонкие голубые лучи. И все же она светила, упрямо светила, крошечная дрожащая искорка! – Откуда в тебе столько силы? – Бесконечная усталость прозвучала в голосе Каргора. – Тебе не спастись все равно. Так сгинь, исчезни! Твой слабый свет уже все равно не поможет Ренгисту, моему брату Ренгисту… – Каргор на мгновение прикрыл глаза ладонью. Вдоль северной стены шла длинная дубовая полка, и отсветы огня падали на нее. На полке стояло подряд множество шкатулок и ларцов. Здесь были ларцы из простого дерева грубой работы, в сальных пятнах и подтеках, словно их хватали жирными руками. И легкие узорные шкатулки, поражающие искусством резьбы. Ящички из куска цельной яшмы, кованые медные ларцы. Но взгляд Каргора только безразлично скользнул по ним. Он сунул руку за пазуху и нащупал у себя на груди маленький прохладный медальон на серебряной цепочке. Каргор осторожно снял его через голову. Обеими руками, стараясь унять дрожь, он держал серебряный медальон. Тонкая цепочка просочилась между пальцев и повисла, качаясь как паутинка. – Дождирена Повелительница Дождя… – голосом, полным боли, простонал он. – Я похитил тебя глубокой ночью, тайно. Похитил и заточил в этой башне. Тебе на погибель, себе на вечное горе. Дождирена… Ты не покорилась мне. И вот тебя больше нет. Остался только твой голос. Да, он в моей власти. Я его повелитель. Пожелаю – и он зазвучит. Послушно зазвучит для меня одного. Но клянусь, Дождирена, он убивает меня! И я не могу жить без него… Каргор нажал замочек медальона словно бы с огромным усилием. Пальцы его свела судорога. Крышка медальона беззвучно откинулась. И в тот же миг зазвучал голос, тихий, невесомый, но, казалось, проникающий в самую душу. Все вокруг наполнилось неясным плеском, влажным шелестом струй дождя. Каргор упал в кресло, закрыл глаза. – Отпусти, отпусти меня… – звенел и дрожал в воздухе прозрачный голос. – Я умру, но не стану твоей женой. Ренгист узнает… Он отомстит за меня… Где моя дочь? Где моя дочь?.. Дочь… Дочь… И слово «дочь», повторяясь словно эхо, стало звучать все тише, невнятней и постепенно превратилось в слово «дождь… дождь…». Каргор закрыл медальон. Голос смолк. Смолк тихий и влажный шепот дождя. Каргор опустил лицо в ладони, прижался лбом к прохладной серебряной крышке медальона. – Но я не отпустил тебя, – глухо проговорил он, – и ты плакала наверху башни, плакала день и ночь, пока сама не превратилась в серебряный дождь. И когда я увидел этот дождь за окном, я сразу все понял. Я понял, что больше нет Дождирены Повелительницы Дождя. Но твой голос, Дождирена… я запер его в медальоне. И потом сыграл неплохую шутку с Ренгистом. С милым моим братцем Ренгистом, могучим добрым волшебником. Каргор хрипло рассмеялся. – Только с тех пор мне стало труднее дышать, труднее ступать по земле… Каргор снова накинул на шею тонкую цепочку, спрятал медальон под кружева, застегнул камзол. Послышался топот грубых башмаков. – Войди, Скипп! – властно крикнул Каргор. Дверь отворилась. На пороге появился приземистый человек с нависшим тяжелым лбом. Глубоко упрятанные глаза смотрели угодливо и настороженно. В руках он держал черную шкатулку, обитую медью. Человек низко поклонился, весь согнулся, будто свернулся улиткой. – Ну, что приволок сегодня, Скипп? – спросил Каргор, бросив равнодушный взгляд на шкатулку. – Опять какое-нибудь старье? Брань торговок или крики королевских стражников? – М-м… – замотал головой немой слуга. Его заискивающая улыбка была хитрой и вместе с тем самодовольной. Он несколько раз с нежностью погладил крышку черной шкатулки, качая головой и причмокивая губами. Мол, принес такое, что хозяин будет доволен. – Ну, так что там у тебя? – Каргор нетерпеливо взял черную шкатулку, откинул крышку. – Извините, пожалуйста… – зазвучал на всю комнату взволнованный голос волшебника Алеши. – Не скажете ли вы, как пройти к башне Ренгиста Беспамятного? Голос умолк. Теперь слышно было только, как падают в бочку капли талой воды. Где-то тявкнула собака. Каргор захлопнул шкатулку. В тяжелой задумчивости провел рукой по лбу. – Странный, странный голос. Ума не приложу, кто бы это мог быть? Чужак, не из наших мест, по голосу слышно. Ищет, где башня Ренгиста Беспамятного. Не нравится мне это. Слышал я, что по городу шляется какой-то бродяга, не то с котом, не то с обезьянкой. Но зачем ему понадобился мой братец, а? Вот в чем загадка. Молчишь, Скипп, славный парень. Ты всегда молчишь. Но все равно ты молодчага, Скипп. На этот раз и вправду принес кое-что стоящее. О чем следует подумать на досуге. Каргор подошел к дубовой полке и поставил шкатулку, окованную по углам медью, в ряд с другими ларцами и шкатулками. Глава VIII Игран Толстый И главное: удивительное превращение Каргора Немного терпения, друзья мои, и вы узнаете, почему король сегодня был в самом скверном расположении духа. Он ходил по мраморному залу из угла в угол, и шаги его отдавались под потолком четко и тупо, как шаги караульного солдата. Конец ознакомительного фрагмента. Текст предоставлен ООО «ЛитРес». Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию (https://www.litres.ru/sofya-prokofeva/astrel-i-hranitel-lesa/?lfrom=334617187) на ЛитРес. Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.
КУПИТЬ И СКАЧАТЬ ЗА: 229.00 руб.