Сетевая библиотекаСетевая библиотека

Пчеловодство как ремесло

Пчеловодство как ремесло
Пчеловодство как ремесло Геннадий Васильевич Глазов В своей книге псковский пчеловод-инженер предлагает принципиально новую конструкцию улья, ориентированную на воспроизведение естественных условий жизни пчел, а также ряд разработок приспособлений для обслуживания такового улья. Конструкции, предлагаемые автором, запатентованы. Конструкции, предлагаемые автором, запатентованы. От издателей Эта книга – не нудная инструкция, а скорее живой призыв человека, который в своем деле прислушался к здравому смыслу, преодолел предрассудки и ступил на сулящий успехи путь. В пчеловодстве, как и везде, долгие годы было принято следовать мнениям старых вождей. Установка на правоту большинства опустошала умы и верных ревнителей природы – пчелинцев. В итоге – упадок медовой отрасли и запустение на пчелиных пасеках. Когда-то мед на Руси был и в крестьянской избе, и в пышных боярских теремах, и в богатых купеческих хоромах, и в царских палатах. Сегодня мед – деликатес и редкий гость на столе. И самобытный промысел еще жив только потому, что его питают энергией и идеями народные умельцы, страстные любители природы. В этой книге вы познакомитесь с частной теорией роения, новым методом выбора породы пчел и другими открытиями. На ваш суд автор выносит ряд конструкторских новинок: 1. Улей на 8 кг пчел и 100 кг меда, в основу конструкции которого положены биотехнические свойства дупла. 2. Рамку в виде медового контейнера, соответствующего биологической константе воскового поля дикого рои пчел. 3. Летковый заградитель с воздушным коридором. 4. Двусторонний отсекатель забруса. Пчеловод-конструктор поставил цель упростить пчеловождение настолько, чтобы оно было понятно и доступно каждому. При использовании его разработок медовые урожаи заметно растут. В отличие от стандартных конструкций, в улье инженера Глазова пчелы не гибнут зимой, а продуктивность семей вырастает в 2 – 3 раза. Это хорошие результаты, и стоит попробовать их достичь. «Для того, чтобы познать детину, необходимо один раз в жизни все подвергнуть сомнению, насколько это возможно». Рене Декарт. Вступление Хвала тому, кто оберегает таинство пчелиного рода, множит на земле изобилие и красоту. Ведун, бортник, древолаз, пчеловод – звание степенное и почитаемое в народе. И более всего из-за глубинного смысла предназначения пчел в природе. В цветущий сад планету превратили насекомые. Медоносные пчелы – это процветание растительного царства; составная часть фауны леса и важнейшее звено его экологической системы. Подсчитано, что доход от повышения урожайности растений в результате опыления пчелами в 10 – 20 раз превышает прямую прибыль от меда, воска, прополиса. Перенос пчелами пыльцы с одних цветков на другие обеспечивает двойное оплодотворение, а значит полновесный урожай семян. Единение цветка и пчелы есть сказочная скатерть-самобранка: чем больше здесь пьют нектара и уносят пыльцы, тем больше прибывает снеди. В результате опыления урожайность огурца повышается на 30%. помидоров и вишни – на 40, гречихи, подсолнечника – на 45, льна-долгунца – на 50, клевера лугового – на 80, бобов кормовых – на 90, яблони – до 300% по сравнению с самоопылением. Пчеловодство – украшение истории славянского мира. Еловый аромат эпох доносит до нас скалы о неслыханном медообилии на Руси. Деды наши, славившиеся пчельным искусством в целой Европе, умели ценить пчел, легко обогащались от их трудов. В XVII веке в России на каждого жителя приходилась одна пчелосемья. Редко какой крестьянин не получал от своих колод 2 – 5 пулов сотового меда. Было время, когда новгородцы собирали 24 миллиона пудов товарного продукта. Сейчас среднедушевое потребление меда в стране менее чайной ложки в неделю. Численность пчел падает. В Порховском районе Псковской области одна семья пчел приходится без малого на 200 жителей. Пчелы всегда числились знатным капиталом. Согласно своду древнерусского законодательства «Русская Правда» за уничтожение борти присуждалось 3 гривны штрафа, а плата должнику, поступившему к заимодавцу для расплаты личным трудом, была полгривны в год. Борть, следовательно, ценилась в 6 раз дороже годового трудя работника. Позднее в исчислении повинностей по описям XVIII столетия улей пчел оценивался в 24 рабочих дня, а в 1880 году – в 16,5 дней. Столетие назад пчелосемья стоила 12 пудов хлеба или годовалого теленка. Будем учиться дорожить пчелой и мы. Хлеб да мед – блаженство миллионов людей, современных и будущих. Истинные чудеса гастрономии без них не состоятся. Не матушка-природа оскудела и стала для пчел злой мачехой, а человек порвал связи поколений и по незнанию дела утратил интерес к пчеловождению. Пчеловод вы по воле случая или волею Божьей – покажет время. Теперь же вы реально ступаете на путь облагораживания мира. Без мудрствований лукавых, следуя здравому смыслу, устройте пчеле такую жизнь, чтобы она трудилась весело и споро. Пчела работает споро – пчеловод богатеет скоро. Пчелиная семья На земном шаре обитает более миллиона насекомых. Служат человеку только четыре: тутовый шелкопряд, лаковый червец, шелкопряд дубовый и самое совершенное насекомое – пчела. Пчела – это жизнь с космической точностью. Появившись на свет в незапамятные времена, наплодив миллиард поколений, пчела и по сей день остается неизменной. Века пчеловодной практики очень мало сказались на ней. Доныне существуют только природные, географические разновидности медоносной пчелы. Солидный эволюционный возраст довел до совершенства этот биологический вид. Поражает поистине изумительная и прекрасная организация пчелосемьи. Пчелиная семьи (согласно образному определению пчеловода П. И. Прокоповича, «самодействующая фабрика») по своей внутренней структуре и взаимоповедению ее членов – исключительно сложное образование. Гармоничная семья состоит из матки (единственной полноценной самки), десятков тысяч рабочих пчел (бесполой касты) и сотен трутней-самцов (рис. 1). Летом в поле пчелы столь же обычны, как заяц или лягушонок. А как мало мы знаем о них! Рис. 1. Особи пчелиной семьи: 1 – матка, 2 – рабочая пчела, 3 – трутень. Рабочие пчелы Пчелы – вегетарианцы. Энергию через углеводный корм (мед), белки и витамины (в виде перги) они получают от растений. Особый вид пищи – молочко, которым кормится расплод в личиночной стадии. Молочко вырабатывается железами пчел при обильном потреблении ими перги и меда. Оно скармливается личинкам рабочих пчел и трутней «изо рта в рот» только в первые три дня их жизни. После этого в их пище преобладают мед и перга. Молочко личинке будущей матке дается в изобилии, она просто плавает в нем. В каждом маточнике молочка в 100 раз больше, чем в пчелиной ячейке. Молочко обладает поистине фантастическими питательными свойствами. Насекомые растут молниеносно. Вес пчелиной личинки за 6 суток увеличивается в 1500 раз, а маточной – в 3000 раз. Пчела – это идеальный биоробот. Все ее тельце буквально напичкано сложной летательной, звуковой и обонятельной аппаратурой, необходимой для покорения воздушного пространства. А кроме этого снабжено целым набором биофизических устройств: механических приспособлений-шилец, щипчиков, крючков, щеточек и гребешков. Длина пчелы 12 – 14 мм, вес 100 – 150 мг. Она может летать, бегать, сосать, лакать, вылизывать, грызть, колоть, таскать. Производит запахи (химический язык), звуковые сигналы, в том числе ультразвук. Использует магнитные и электрические поля земли. На роении пчел сказываются лунные фазы. Пчелы – синоптики, они чувствуют воздушные приливы планеты, которые существуют подобно морским. У них развито «чувство времени». Небо для пчел – цветной шатер. Имея пять глаз, насекомое обладает объемным зрением, воспринимает поляризованный солнечный свет, видит ультрафиолетовый спектр лучей, то есть различает структуру цвета. Клумба красных маков с белыми маргаритками для пчелы выглядит так: на светло-желтом газоне зеленые маргаритки и черные маки. Сила зрения пчелы превосходит орлиную. Острота зрения в полтораста раз сильнее человеческого глаза. Взмахи невидимых, как спицы бегущего колеса, крыльев летуньи совершают 440 движений в секунду. Скорость полета около 60 км/час. Пчела может абсолютно неподвижно зависать в воздухе, летать задним ходом. По относительной скорости движения пчела намного опережает современный авиалайнер. Священное поле пчелосемьи – это территория медосбора, с которой пчелы интенсивно собирают нектар, радиусом 2 – 2,5 км, а площадью примерно 1300 га. При необходимости пчелы летают намного дальше. Поразительна навигационная память медоносиц. Улетая за 14 км, они возвращаются в леток с навыком снайпера – прицельно точно. Если переставить днем улей далее, чем на полметра от первоначального местоположения, то, прилетев домой, пчелы в гнездо не попадут. В зоне прежнего жилища начнется свалка обозленных насекомых, а позднее разлет по соседним ульям. Шестиногая обладает огромной пластичностью обмена веществ. Летящая пчела поглощает кислорода в 500 раз больше, чем сидящая неподвижно. Расход энергии и обмен веществ пчел в клубе зимой в 250 – 300 раз меньше, чем в активный период жизни. Отношение минимального физического напряжения к максимальному составляет у пчелы 1:140, в то время как у человека оно равно 1:10. В воздух она поднимает вес в 2 раза тяжелее себя. По горизонтали пчелка тащит груз, в 20 раз превышающий ее собственный вес (лошадь управляется только с одним своим). Ряд специальных функций нервной системы пчелы не раскрыт и сегодня. На один килограмм живого веса пчел приходится 1 млн. нервных клеток, нейронов, в то время как у человека всего 150 тыс. Пчелы наделены еще не изученным механизмом в исключительных случаях в интересах семьи продлевать свою жизнь. Производство тепла у пчелы основано на мышечной активности. Энергия выделяется при микроколебаниях мышц летательного аппарата, причем температура тела с +10 (в покое) может подниматься до +40 . Медоносная пчела – блюстительница самой совершенной чистоты и гигиены. Только 2% пчел умирают в улье, остальные – в поле. Испражняются в гнезде лишь больные особи. В активный период жизни постоянно чистятся и полируются ячейки сотов, детали рамок и стенки улья прополисом, который, обладая бактерицидными свойствами, обеспечивает стерильность гнезда. Развитие пчелы в ячейке от яйца до взрослого состояния 21 день. Долгота жизни 35 – 270 дней. Первые 4—12 дней после рождения пчелка чистит ячейки, кормит сестриц. В 12 – 18 дней выделяет воск, строит соты. Затем 7 дней – приемщица нектара и сторож у летка. Остальные дни – вылеты за нектаром, пыльцой, прополисом, водой. Понятие «отдых» для пчел слишком специфично. Круглые сутки происходит движение насекомых внутри гнезда, как рыбок в аквариуме. Причем они не знают, что такое сон. Уставшая пчела замирает неподвижно на соте на несколько минут и снова принимается за какое-нибудь дело. Вот почему они и ночью, так же усердно, как и днем, забирают сироп из кормушки. Организация семьи основана на принципе спроса и предложения. Сроки пребывания в «возрастных классах» у пчел разнятся. Здесь следует говорить не о железном законе, а гибкой системе. Календарный возраст пчелы не равен физиологическому. В интересах семьи пчелы часто выполняют работы, не свойственные их возрасту. Растеряв «от старости» опушку на спине и груди, пчела становится черной и обычно теряется в поле после 33-го рейса. Труд аскетически чистой, девственной пчелы приносит семье 50 мг воска, 1,5 г перги и 4 г меда. Трутни Вес трутня – 200-250 мг, длина – 15-17 мм. Его характерный облик – крупное тело и огромные глаза Трутней в семье 3% от общего количества пчел. Трутень редко доживает до 4 месяцев. Пчелосемья сама регулирует их количество. В мае их до 600 штук, и июне – 1800, в июле – 500. Природа не знает скупости там, где речь идет о продлении вида. На выращивание трутня корма расходуется в 3 раза больше, чем на пчелу. 1000 трутней обходятся семье в 7 кг меда. Появление в семье трутневого расплода – верный индикатор благополучия семьи, достатка меда, перги и признак скорого роения или тихой смены матки. Трутни стабилизируют температуру гнезда. По медопродуктивности нет разницы между семьями с трутнями и без них. В семье пчел трутни – это своеобразные «суперсолдаты», крепкие, мощные, одинаково бессердечные и безучастные к делам пчел. Работа не их удел. Тело не приспособлено для сбора нектара и пыльцы. Нет у них и жала. У трутней одна забота – оплодотворение маток. Они имеют исключительное зрение, мощные крылья для того, чтобы настичь неплодную матку, вылетевшую из гнезда на спаривание. В местах спаривания трутни становятся добычей насекомоядных птиц и тем самым оберегают маток. Вылетают трутни из улья в среднем 3 раза в день. Находятся в полете около 30 минут. Больше всего трутней собирается около матки в июле, меньше в августе. Матка Возглавляет пчелиную иерархию матка. Она же в семье – эталон красоты. Длина ее тела 20 – 25 мм, вес до 300 мг. Самые плодовитые матки итальянской и среднерусской пород откладывают одно яйцо за 8 – 12 секунд. Матка – яйцекладущая машина. Она выдает в сутки до 3000 копий, или 150 -250 тыс. яичек за сезон. Вес отложенных за сутки яиц может в 1,5—2 раза превышать ее собственный. Живет она до 8 лет, но хозяйственно полезной бывает до трех. Матка – главный пункт притяжения в гнезде. Питание получает только от пчел-кормилиц. Свита из пчел – это пищевой фильтр, о котором позаботилась эволюция. В случае плохой пищи гибнут пчелы-кормилицы, а источник продолжения рода – матка сохраняется. Пчелы свиты ухаживают за маткой: кормят, чистят, выносят из улья ее испражнения. Матка продуцирует особый ферромон – маточное вещество. Соединение это химически стабильно и мало летуче. Оно слизывается рабочими пчелами с тела матки и разносится от пчелы к пчеле по всему населению улья в подтверждение благополучия продолжательницы рода и здоровья семьи. Мертвая матка, не выброшенная пчелами из улья, еще долгое время может оказывать влияние на семью и дезориентировать пчел и пчеловода. Сравнительно недавно рассекречены механизмы экзотического размножения насекомых в полете. Молодая матка вылетает на спаривание только в первое лето жизни через 7—12 дней после выхода из маточника. Матки в возрасте до 5-ти      и старше 24-х дней трутней не привлекают. Массовый вылет маток на спаривание отмечается при температуре выше +25 с 14 до 15 часов. При температуре ниже +19 , как и при сильном ветре, спаривание невозможно. За время брачных полетов (2—5) матка спаривается с 6—10 трутнями. Налицо полиандрия – спаривание с несколькими самцами. После спаривания в семяприемнике матки остается 6—8 млн. спермиев. В практике пчеловодства установлено, что нередко вылупившуюся из яйца личинку сразу же съедают рабочие пчелы. Эти личинки, видимо, выводятся из генетически нежизнеспособных яиц, количество которых зависит от числа трутней, спарившихся с маткой. При спаривании ее с одним трутнем мертвых яиц может быть до половины, при спаривании с 8—10 самцами их не больше 6—12%. Через 3—4 дня после спаривания матка начинает откладывать яйца: оплодотворенные (пчелиные) и неоплодотворенные (трутневые). От яйценоскости матки зависят сила семьи и ее продуктивность. Если матка не удовлетворяет пчел, они принимают меры к ее ликвидации и выращиванию новой матки. Вершина чудес пчелиной цивилизации – семья имеет свои индивидуальные особенности: специфический запах, агрессивность, способность к сбору меда, зимостойкость, которые сохраняются до тех пор, пока в ней живет одна и та же матка. После замены старой матки новой изменяются свойства пчелиной семьи, появляются новые поколения пчел с другими наследственными свойствами. «Никто не говорит, – заметил А. И. Герцен, – что на пчеле лежит священный долг делать мед. Она его делает потому, что она пчела». Прежде чем мы заглянем в восковую утробу улья, проникнемся смиренным уважением к пчеле, к мудрости природы. Дуэт пчела – пчеловод будет сладко звучать лишь при одном условии: вы подыгрываете пчеле, а не она вам. Не пытайтесь решать как пчела, а помогайте ей как человек. Машинный улей «Не превращайтесь в архивариусов фактов. Пытайтесь проникнуть в тайну их возникновения. Настойчиво ищите законы, ими управляющие». Академик И. П. Павлов. Феномен пчеловодства – улей. Жизнь пчелы – тепло и сумрак гнезда. Из 1000 часов жизни пчела находится в улье больше 900. Матка живет в 50 раз дольше и безвылетно. Восковой сотоград обеспечивает все биологические потребности отдельной особи и семьи в целом. Идеальное гнездо для медоносной пчелы – дупло, в которое насекомых поселила природа. Наши предки это подметили и реализовали практически. Колода – часть древесного ствола высотой 1,5 – 2 м, диаметром более 80 см – полностью копировала жилище роя в природных условиях. Колодное пчеловождение на Руси достигло совершенства. Самобытный промысел процветал много веков. Ярлык «роебойная система», который навесили на колодное пчеловодство и недавние времена, относится прежде всего к содержанию пчел в малообъемных сапетках и дуплянках. Пчеловоды-колодники лесных местностей России очень редко закуривали пчел. Мед вырезать в колодах несложно, кроме этого в технологии пчеловодства существовал перегон пчел из одной колоды в другую. В руках тороватых пчелинцев колода претерпела множество новаций. В голову колоды, под потолок, вставляли широкие планки-линейки, к которым пчелы приваривали соты (рис. 2). Рис. 2. 1 – линейка (планка) с сотом 2 – гнездовая рамка Медовые и расплодные соты можно было вырезать и переносить в другие колоды. Составная колода со съемным потолком повлекла изобретение линеечных, а позднее рамочных ульев Первый в мире улей с магазином, разделительной решеткой и рамками с постоянными разделителями был создан русским пчеловодом П. И. Прокоповичем в 1814 г. (рис. 3). В свое детище Прокопович вложил истинные идеи гениального изобретателя, труд ученого и навык практика. Он содержал пасеку, даже и сегодня дух захватывает, в 12 тысяч пчелосемей. Рис. 3. Первый разборный рамочный улей на пасеке П. И. Прокоповича (по картине художника Перова) На переднем плане перед борные ульи-дуплянки. Прокопович впервые пренебрег цилиндрической формой дупла-гнезда пчел, а сделал его прямоугольным и доступным в массовом изготовлении. Этот улей высотой 145 см по объему был близок к колоде. В колодах гибели пчел зимой не было, да и получали пчеляки меда куда больше, чем сегодня в ульях. В 1410 г. По Московской губернии получили товарного меда с колоды по 7, 8 кг. В конце же века столичные пчеловоды в крашеных ульях собирают меда в три раза меньше, на круг по 2—3 кг с улья при значительной гибели пчел в зимовку. Существующие модели ульев Дадана-Блатта и многокорпусного (составного) Лангстрота-Рута с рамками соответственно 435 х 300 и 435 х 230 мм созданы на треть века позднее улья Прокоповича – во второй половине XIX столетия, когда машинный мир устремился покорять мир природы. Это были годы форсированного развития капитализма, период расцвета машинного производства. Процесс капитализации захватил и пчеловодство. Тотальная забота о пчеле началась тогда, когда пчеловодная наука только зарождалась. Зоотехнического, инженерного вклада в дело создания улья не состоялось. Видимое преимущество подвижных рамок в улье перед неподвижными сотами в колодах, казалось, говорило само за себя. Улей настоящим образом революционизировал пчеловодство, и его приняли на веру. Улей Прокоповича, высотой больше метра, улей, родившийся как особой формы дупло, приемлемое для тиражирования, затем утвердился как усеченный деревянный кокон, где семьям пчел предоставлено нелепое право бессрочно исправлять ошибку своих властителей-пчелинцев. Корректировка природного жилища пчел – дупла предала забвению целый ряд биологических требований вида уникальных живых существ. Недостатки ульев не замечали или относили на счет неуменья пчеловодов. В 1920 г. Наркомзем РСФСР принял решение о распространении в стране ульев на 12 рамок с магазином (70 проц.) и многокорпусных (30 проц.). В 1938 г. был окончательно узаконен 12-рамочный улей (Дадана-Блатта). Это исключило возможность распространения в стране ульев других систем. Пчел выдернули из колоды, а вставить в улей по-настоящему не сумели. Восхищаясь прозрениями пчеловодов-изобретателей прошлого, мы не должны забывать о том, что все их открытия по сегодняшним меркам были совсем бездоказательными. И то, с чем они мирились по незнанию, нас устраивать не может. Гибель пчел зимой, ослабление семей, расцвет болезней стали в пчеловодстве обыденным явлением. Первопричина этого – несовершенство улья, которое никаким искусством пчеловождения не покроешь. Выпячивание мелочей сопутствует конструированию нового времени. В мире запатентовано 300 конструкций ульев, но они в основе своей неизменно копируют первые машинные образцы, вносятся лишь косметические коррективы. Меняются материалы, добавляются летки, компенсаторы и т. д. Остромодие пчеловодов не коснулось, но и модернизация засохла на корню. Когда анализируешь «быт» пчел в машинном улье, наталкиваешься на массу противоречий. Природа насекомого требует одного, а мы ей предлагаем совсем другое. Биологическая «программа поведения» семьи часто не совпадает с обстановкой в улье по сравнению с естественным гнездом-дуплом. Профессор А. С. Скориков предостерегал: «Придя в своем изобретении к разборному рамочному улью, пчеловоды и до сего времени не сумели придумать идеальной для нового пчеловождения рамки, а ею ведь определяются основные элементы в конструкции самого улья». С тех пор ничто не изменилось. Давайте снимем «ульевую цензуру», посоветуемся с пчелой без посредников. Пройдем еще раз старый путь к новой цели. Биология пчелы «Природа может все и все творит». Мишель Монтень. Термин «биология пчелы» в пчеловодных источниках истерт, как старый медный пятак; что было написано на нем уже невозможно разобрать. Ссылками на него пестрят учебники и журналы, а точного определения до сих пор нет. Попробуем это сделать. Обобщив научные сведения, можно установить строгие биологические законы комфортного существования семьи медоносных пчел. Вот они: 1. Жилище для пчел – это гнездо-капсула с эффектом дупла, где нет сквозняков, дурных запахов, а объем пустоты позволяет пчелам строить соты в строгой последовательности: количество сотов – семь, а высота свежеотстроенного гнезда 50 см. 2. Перемещение пчел по сотам с осени до весны строго вверх, с весны (по мере роста семьи) сверху вниз. 3. Обилие в гнезде круглый год полноценных медовых и перговых запасов. 4. Единство с внешней средой, развитие семьи без ограничений. Кратко расшифруем эти законы. 1. В природе самые сложные задачи решаются с поразительной простотой. Жизнь на Земле миллиарды лет развивалась при высокой концентрации углекислоты. В результате эволюции пчелы приспособились жить в замкнутом объеме при слабой вентиляции. Эффект дупла наблюдается в гнезде-капсуле высотой более 60 см. Это значит, что при мизерном поступлении свежего воздуха в гнезде обеспечивается нужный воздухообмен. Как в дупле, так и в улье пчелы тщательно заделывают верх гнезда прополисом. Примечательно, что внизу улья пчелы прополисуют щели на глубину 0,1 —1,0 мм, чем выше, тем глубже, и вверху улья на 4 мм. Полная герметизация верха гнезда и его утепление приводят к тому, что движения воздуха в дупле нет. Клуб пчел как бы висит в теплом, влажном воздухе с избытком углекислоты, нагретом животной теплотой насекомых. Шлаки обмена веществ пчел: углекислый газ и вода в виде пара – тяжелее воздуха, поэтому беспрепятственно покидают клуб и опускаются в низ дупла. Излишки углекислоты улетучиваются, проникая сквозь древесину. Влага из воздуха выпадает конденсатом в наиболее холодных частях дупла и покидает его через леток. Воздух, освободившийся от влаги и углекислоты, обогатившийся кислородом, путем диффузии заполняет постепенно все дупло. Такой процесс идет в гнезде круглый год. Аэрация гнезда пчел в дупле осуществляется в основном за счет воздуха, находящегося внутри жилища. Стенки пчелиного жилья играют при этом косвенную роль. Воздушные подушки над и под гнездом способствуют воздухообмену и то же время являются теплоизоляторами. Зимой в восковой шахте дупла количество кислорода уменьшается, а содержание углекислоты резко возрастает. Явление это не случайное, а обусловленное эволюцией. Своеобразная наркотизация пчел углекислым газом необходима для продления жизни насекомых. В клубе пчелы нормально переносят концентрацию углекислоты до 9% (в воздухе ее 0,03 проц.) и наличие кислорода менее 5 проц. (при норме 19 проц.). Избыток углекислого газа, содержание которого в гнезде периода зимовки в 200 – 300 раз превосходит количество его в воздухе, биологически необходимо пчелиному сообществу. У пчел в условиях избытка углекислоты резко снижается обмен веществ. Они меньше расходуют корма на обогрев клуба, так как углекислый газ по теплоизоляционным свойствам в 3 раза превосходит войлок и шерсть. В зимний период у насекомых изменяется тип дыхания. Если у летних пчел основные процессы образования тепла в организме совершаются с использованием кислорода воздуха, то у зимних – возрастают процессы обмена веществ при участии ферментов дегидрогеназ, которые используют кислород, связанный с жиром, накопленным в теле пчел с теплых дней. Каков строитель, такова и обитель. Семь сотов – это пчелиное гнездо, минимальный и необходимый восковой фронт при движении клуба пчел зимой. Диаметр зимнего клуба около 25 см. Этот размер соотносится с шириной семи сотов (рамок и улочек): 37 мм х 7 рамок = 259 мм. В многокорпусном улье, если он содержит 10 рамок в одном корпусе, пчелы работают на семи рамках, оставляя часть сотов с одной стороны корпусов свободной. Ловцы бродячих роев заметили, что сильные рои садятся в ловушки тогда, когда там поставлено 7 рамок. При наличии пустоты, развиваясь, семья может строить гнездо и вширь. Но пчеловоды-опытники установили, что оптимальный размер гнезда по горизонтали 14 соторамок, или два раза по семь. Свежеотстроенное восковое гнездо в природе имеет высоту 50 см. Эта биологическая константа кодирована суммой площадей под расплод и медовые запасы. Кладку яиц матка начинает с центра сота и ведет, двигаясь по концентрическим окружностям диаметром до 30 см. То есть в природе сот 30 см по высоте отведен под расплод. Вот сейчас, уважаемый читатель, следует проявить внимание. Верхние 20 см «дикого» гнезда занимают мед и перга. Устав природы четко регламентирует этот размер. Зимой пчелы клуба, поедая мед, поднимаются по сотам вверх со скоростью 1 мм в сутки; расстояние в 20 см будет пройдено за 200 дней. То есть на 6,5 месяцев покоя до поступления свежего нектара в гнездо пчелы обеспечены пищей 2. Годовая биологическая волна перемещения пчел по сотам с осени вверх, а с весны вниз несет в себе два принципа. Зимой пчелы могут усваивать только мед теплый и разжиженный, когда он содержит 30 проц. воды вместо 18—20 проц. В зрелом меде, что и наблюдается в дупле: теплый воздух клуба мед согревает, а пары влаги усваиваются гигроскопичным медом ячеек, где крышечки предусмотрительно вскрыты пчелами. Весной по мере роста семьи гнездо расширяется сверху вниз. Вначале чистятся и используются для вывода детки старые ячейки, затем идет отстройка снизу новых сотов. Это позволяет семье размещаться в одном объеме жилища, при огромных колебаниях численности колонии от 1 тысячи до 80 тысяч и более. 3. Семья как биологический объект процветает только при обилии корма в гнезде. Все жизненные процессы в семье идут соразмерно объемам меда и перги. Пчелы дают мед. А мед делает пчел. Сила семьи всегда пропорциональна количеству корма, который выступает мощным средством, определяющим темпы роста семьи. Исследованиями установлено, что матка откладывает яйца в полную силу, а пчелы выкармливают из них максимальное количество полноценного расплода только в том случае, если в гнезде имеется не менее 12—16 кг меда и 2 кг перги. При мизерных запасах меда, менее 8 кг, насекомые переходят на режим экономии и неминуем регресс семьи. Коренное правило пчеловождения – контроль за медовыми запасами, поддержание обилия меда в гнезде весь год. Поток пищи, ее качество сильно меняются в зависимости от сезона, растительности вокруг пасеки. Мед – биотопливо, мед – лучшее лекарство для пчел. В меде есть биосы – ростовые вещества; терпены, которые помогают пчелам избавляться от болезней. Через гнездовой корм передается и наследственная информация вида. Если рамку с яйцами, которые отложила матка итальянской породы, поставить в гнездо среднерусских пчел, то выкормленные в новых условиях пчелы будут ближе по породным признакам к среднерусской популяции. При обилии пищи в сильной семье выращиваются пчелы в 6 раз экономичнее, чем в маломедном гнезде, и живут на треть дольше. На заменителях меда пчелы не станут высокопродуктивными. Безмедица – это постоянный стресс, на фоне которого развиваются всевозможные болезни. 4. Система самообеспечения и сохранения семьи медоносных пчел безупречна. Стремление к развитию без ограничений – черта, присущая всему живому в природе. В противном случае налицо отрицательные последствия. Перепелка в неволе утрачивает способность к насиживанию. Дикий кабан живет в три раза дольше, чем домашняя свинья. Размер карася зависит от величины пруда: больше пруд, тем крупнее рыба. Аквариумные меченосцы в зависимости от объема воды дают потомство с колебаниями численности в десятки раз. Всемирно известны успехи овцеводов Австралии, но мало кто задумывается над тем фактом, что тамошний фермер вмешивается в жизнь отары овец всего лишь четыре раза за год, считая и стрижку. Сила и продуктивность пчелиных семей прямо зависит от частоты и продолжительности осмотров гнезда насекомых. Если разбирать гнездо 4 раза за сезон, то вы получите 9 кг меда с семьи дополнительно по сравнению с теми «охотниками до пчел», которые заглядывают в улей еженедельно. Единство с внешней средой – биологическое условие существования солнечного племени. При отсутствии света растение вырастает почти лишенным зеленой окраски листьев. Сравнительные опыты зимовки пчел в изоляции (в зимовниках) и на воле, в саду, несмотря на яркие промежуточные показатели эффективности первого способа, меркнут перед главным результатом – медопродуктивностью. Осенью в гнезде пчел, которые всегда на воле, меда заметно больше. В неволе пчелы не размножаются. Их царство – безбрежный покой круглый год и солнце. Небесное светило – дирижер всех процессов в гнезде медоносных пчел. Что мы пчеле предлагаем? «Действительно жить – это значит жить, располагая правильной информацией». Норберт Винер. Если судить по пчеловодной литературе, то жизнь пчел давно превратилась в некий роман, где пчеловод – оператор предсказаний. Не больше. Потому что наши операции в малообъемном улье зачастую не имеют точных последствий. Человек безуспешно пытается превратить живую, динамическую задачу биологического развития пчелосемьи в статическую (перестановку корпусов, изменение площади летков и т. д.), не предоставляя при этом пчелам их святого права – развиваться свободно. Фактически пытаемся изменить биологию пчелы. Совмещая несовместимое, мы не упрощаем пчеловождение. а усложняем его год от года. Предав забвению пчелиную альма-матер – дупло, пчеловоды наплодили массу кризисных ситуаций в улье. Возмутительнейшая из них – несоответствие жизненного пространства в улье силе семьи Машинный улей так и не стал родимым домом для пчел. Это всего лишь камуфляж, но не раковина или панцирь. На пасеках пчелы чувствуют себя неуютно и зимой, и летом. Искренне и точно высказался по этому поводу Л Зевахин (1983 г.): «Семьи в ульях летом не гибнут, хотя достоверно установлено, что их сила в ульях несравнимо меньше, чем в естественных жилищах (дуплах), где они запасают больше меда и слабо поражаются клещом варроа». «Убедительным доказательством несовершенства современной технологии служит очень высокая гибель пчел после окончания зимовки и в течение весны, достигающая иногда 30% от количества пчел осенью», – так оценивает современное пчеловождение известный специалист Е. К. Еськов (1990 г.). К тому же пчеловоды редко отдают себе отчет в том, что гораздо больший ущерб, чем гибель, наносит пасекам зимнее ослабление пчелосемей. Зимняя ампутация части семьи (гибель пчел до 18 проц. и более) имеет неизбежные отрицательные последствия. Из зимовки пчелы выходят физиологически изношенными, в экстремальных условиях приобретают болезни и прежде всего нозематоз. Согласно данным В. И Полтева (1948 г.), в семьях пчел, переболевших нозематозом, производство меда снижается на 35-50 проц.; прирост семей – на 58—75 проц.; смертность возрастает в 2 – 3 раза. При поражении нозематозом 60 проц. пчел семья вообще не дает никакой продукции. В XX веке к гибели и ослаблению семей в машинных ульях пчеловоды стали относиться с почтением, как к жертвенной черепахе, потому что она предназначена в жертву. Это уже культ, развенчать который еще предстоит. Из массы пчеловодов только единицы имеют стабильные успехи. Количество пчеловодов, содержащих пасеки в 50 и более семей, составляет 3—7% от их общего числа. Успехи отдельных пчелинцев – всего лишь вставные эпизоды, а не система в пчеловодстве. Для пчеловодов эпохи научно-технической революции времена стихийного опыта простаков-счастливцев так и не втянули Жизнь пчелосемьи в стандартных ульях настолько усложнена, что почувствовать все нюансы пчеловождения дано не каждому. «Чтобы стать настоящим пчеловодом, требуется от 3 до 15 лет», – считает П. И. Тименский, и как пропагандист методов машинного пчеловождения он, видимо, прав. Но если взглянуть с другой стороны, это же абсурд. Неграмотный крестьянин в холщовых портах легко и прибыльно управлялся с пчелами в колодах, а мы, имея развитие человека атомного века, не можем совладать с «рядовой единицей» животноводства. И все из-за того, что ухитрились перетолковать природу. Пользуемся ульями, которые удобны для человека, но не для пчелы. Пристально вглядимся в суть пчеловодного надзора. Как мы помним, в дуплах и колодах зимы пчелам не страшны. Пчеловоду же зима приносит главные убытки, часто непредвиденные, а поэтому и неотвратимые. Сводит на нет его труды. Из года в год пчеловоды живут страхом за пчел и шаткими надеждами, когда точно не знаешь, что принесет весна. В стандартной рамке медовый поясок составляет 4—5 см вместо 20 см по биозакону. Согласно биологии пчел с осени клуб формируется у нижнего летка. За первые 40—50 дней зимнего покоя семья поднимается до потолка. Сдвинуться вглубь гнезда или перейти на соседние соты, где мед, пчелы могут только при плюсовой температуре на дворе. Причем само перемещение насекомых сопровождается мощным разогревом клуба и всего объема улья, чего не бывает в природе и что само по себе ослабляет семью. Но стоят морозы, и пчелы гибнут от голода при наличии больших запасов корма слева и справа от зимнего ложа. Находчивый читатель уже смекнул: «Занесу пчел на зиму в подвал, там всегда тепло». Не забывайте: содержание пчел на воле – тоже закон. Изоляция пчел на зиму, чаще всего в случайные помещения (сараи, клети, подвалы), приносит семье такой стресс, что патриарх отечественного пчеловождения Н. М. Витвицкий восклицал: «Сильный бык, запертый на столь долгое время, едва бы перенес столько неудобств, сокращающих жизнь!» Собаки живут в мире запахов, пчелы – в мире звуков. Они улавливают в окружающей среде даже самые незначительные сотрясения предметов, шелест листьев, дуновение ветерка. Зимой нервная система пчел, особенно органов чувств, сохраняется в напряжении, и они в «спячке» как бы насторожены и весьма чувствительны к стукам, сотрясениям, свету. На каждое раздражение семья реагирует движением пчел. И следовательно, сверхлимитным потреблением корма. А это ведет к переполнению кишечника неперевариваемыми остатками, к поносу и нозематозу. Стук крышкой улья, громкий шум рядом с гнездом могут привести к распаду клуба, к подъему во всем улье температуры до 15—20 тепла. Пчелы остаются возбужденными 1,5 – 3 часа. В последующие 1—6 часов клуб начинает сокращаться, температура падает. Только через сутки наступает полная стабилизация клуба пчел. Конец ознакомительного фрагмента. Текст предоставлен ООО «ЛитРес». Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию (https://www.litres.ru/gennadiy-vasilevich-glazov/pchelovodstvo-kak-remeslo/?lfrom=390579938) на ЛитРес. Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.