Сетевая библиотекаСетевая библиотека

Веселые космические приключения Алешки и Алеси

Веселые космические приключения Алешки и Алеси
Веселые космические приключения Алешки и Алеси Юрий Васильевич Пепеляев Мечта любого подростка – это приключения, путешествия, неизведанные страны, для многих это остается мечтой, но не для курсанта из будущего, которому повезло оказаться в центре событий. Он увидит не только новые страны, но и новые космические миры, спасет цивилизации, поможет принцессе Алесе (дочке Алисы) и найдет новых друзей, которые вместе с ним будут преодолевать препятствия и трудности. Повесть написана с легким юмором. Пусть наша жизнь – дорога, трудна и нелегка, Но нам другой не надо, нам эта дорога! (из песни астракурсантов) Глава I Прощай Земля Я решился. Подземка до Дели. Я капитан. Космический контейнер. Я в космосе. Кэрол. Еще один заяц. Мне круто не повезло, родился слишком поздно, Земля давно уже превратилась в национальные парки окруженные городами и о том, чтобы открыть что-то новое, глупо мечтать, была бы возможность, я закрыл бы какой-нибудь остров, чтобы заново открыть (шутка, ха-ха). Приключений на нашей старушке Земле тоже никаких, полиция, армия, милиция, все под контролем, все время за тобой следят, каждый шаг со спутника виден. Так что надо мотать отсюда, с Земли и чем дальше, тем лучше, на какую-нибудь другую звездную систему. С пеленок мне нравились фильмы о космосе, о космических приключениях, чего там только не было! новые, неизведанные планеты, опасности, контрабандисты, пираты, спасение прекрасных принцесс, сверкание бластеров! Мне кажется, что я прочитал все книги и пересмотрел все фильмы о космических приключениях. Правда, я понимал, что в фильмах многое приукрашено, но что-то все-таки такое должно же быть! Я 'космический заяц' со стажем, несколько раз пытался сбежать с Земли, начиная с детства и до последних попыток, три года назад. Правда 'заяц' это громко сказано, все мои попытки были неудачные. В первый раз я пробовал пробраться на космический челнок в восемь лет, но не получалось, не поверили что я инопланетянин. Потом я попытался пробраться в космос в десять лет, снова не получилось, денег не хватило подкупить контролера в грузовом терминале (потом я узнал, что это был андроид). Конечно были еще и еще попытки, я не буду их перечислять, понадобится много времени для этого, но самое обидное то, что у меня отец был капитаном космического корабля Дальнего Следования, а я не мог этим воспользоваться! Я как-то попытался уговорить его, взять меня с собой, но вы ведь знаете этих отцов, других они за милую душу возьмут, а если свой, то "там опасности, звездолеты не возвращаются оттуда…, ты сначала в солнечной системе постажируйся…" Это здесь-то стажироваться?! Наша планетная система уже изучена вдоль и поперек, ничего нового в ней не увидишь. Чего здесь копаться? Я не археолог. То ли дело новые миры! Вот где есть работенка, ну, там и не без приключений, само-собой! Нет, конечно, можно закончить все двенадцать классов, потом в аэрокосмический институт поступить. Это хорошо, если сразу поступишь, а если по конкурсу не пройдешь? Вы ведь знаете, какой там проходной бал! Ничего не поможет, ни то, что ты окончил курсы и что все современные корабли ты знаешь на зубок. Ни то, что у тебя все оценки в среднем восемьдесят пять, (правда по метафизике пятьдесят, но, это у меня тогда комп задвоил), сто вряд ли кто получал, на что угодно могу поспорить, (ну может, разве что один, два человека на всей планете.) Ну, давайте на минутку помечтаем, вот тебе посчастливилось, и тебя выпустили на практику после курсов дальше орбиты Марса или Венеры, что совершеннейшая фантастика, всего пять процентов из всего курса попадают за 'Пояс Златовласки', (что такое 'Пояс Златовласки'? ну… это пояс вокруг Солнца от орбиты Марса до Венеры') так вот, чего далеко ходить, с нашего курса дальше него никто еще не попал, потом поступил в институт, это пять лет учебы, дальше – практика два года, заметьте, целый год нужно отработать на 'Поясе Златовласки', а уж потом, если опять повезет, тебя выпустят и дальше. Возьмем самый лучший вариант, – тебя выпустили дальше Марса, так ведь опять же несколько лет ты будешь болтаться в солнечной системе, кто тебя выпустит в дальний космос? Желающих во-он сколько, и каждый мечтает уйти в дальний космос, по себе знаю. Ну, опять же допустим, что ты отличился, обратил на себя внимание, и через пять лет тебя зачислили на дальний рейс. Хорошо? Нет! Давайте посчитаем, сколько лет мне нужно ждать этого звездного часа. Посчитали?! Для верности, прибавьте еще два года. Как минимум, при хорошем везении, ты только к тридцати годам попадешь на звездолет! Да в тридцать лет я стариком буду! Какие там звезды! О пенсии думать пора. Пришлось идти на компромисс, сначала поступить на трехгодичные курсы и получить должность младшего помощника стюарда на какой-нибудь космический лайнер, чтобы, хотя бы вырваться на орбиту. Три года я промучился на этих тренажерах, лекциях и семинарах и вот ура! курсы я прошел, но опять передо мной встала очередная преграда, я должен пройти стажировку. Казалось бы, ну что тут такого, пройти стажировку? Мне даже предложили несколько вариантов, первой была должность младшим помощником экспедитора на почтовом корабле Земля-орбита, это я сразу отверг, перебраться из почтовика на какой-нибудь корабль невозможно. Потом мне предложили стать встречающим и провожающим на околоземной станции по приему транзитных пассажиров. Вы бы согласились? Вот и я не согласился. Потом мне пришлось ждать три месяца следующего предложения, и… я снова отказался, это было хуже, чем первые два, мне предлагали оператором-грузчиком на космодроме. И вот уж полгода как мне ничего подходящего места найти не могут, я даже был согласен на почтовый, может быть я как-нибудь перебрался бы на другой корабль, но увы. И вот кажется, мне представился очень удачный момент, которого больше может и не повторится, сейчас, на старт выходят сразу два звездолета 'Близнец-1' и 'Близнец-2', (наверное, смотрели по телеку, в новостях, ну, те, что строили два года на орбите Луны?) они могут идти больше скорости света и совершать гиперпрыжки. Конечно, и раньше такие корабли строились, но у меня появился шанс, так что я в жизни себе не прощу, если не попаду на какой-нибудь из них, тем более, что на первом 'Близнеце' капитаном летит мой отец, но для этого мне нужно было попасть хотя бы на околоземную орбиту. А удачный момент, это то, что мне пришло приглашение о необходимости явиться на лайтстанцию, чтобы сопровождать контейнер с животными, для одного зоопарка, который находится где-то на Ио. Приглашение это, скорее всего ошибка, за всю историю ни одному курсанту ШЮК не удавалось вырваться за 'Обжитый пояс'. Я несколько раз прочитал и просканировал извещение, кажется все правильно оформлено, там была моя фамилия и мой идентификационный код. Как бы там ни было, я воспользуюсь им. Даже если в последний момент все пойдет не так, я попытаюсь пробраться на этот контейнер. Я внимательно изучил заказ, этот контейнер должны вывезти с Земли, с помощью линкстоуна (это такой легкий трос из нановолокна, тоньше волоса, натянутый от одной из вершин горы Тянь-Шань до орбиты, по которому и выводят контейнеры в космос). Там, на орбите, на сортировочной станции, его прицепят к тягачу, потом дело техники, надо пробраться на контейнер, который отправляется к 'Близнецам'. Конечно, это сложно, но, думаю, что могу с этим справиться, я знал наизусть устройства такого типа контейнеров. На этот раз у меня должно было получиться. На случай, если у меня не получится официально пробраться на орбиту, я решил подстраховаться. Первым делом, я заказал по инету консервы, те, что берут первооткрыватели и туристы. Занимают они мало места, а по питательности превосходят обычный обед. Ну и что, что они в тюбиках или похожи на таблетки, главное, что они были питательными. Во вторых – одежда. Это было проблемой, у зверей температуру в вольере понижают, чтобы многие впали в спячку, а в запасном варианте, если не прокатит первый, я должен пробраться зайцем в клетку и затесаться среди животных, а так как в спячку я впадать не собирался, то достал штаны и курточку-термос, с тонкой термопрослойкой, с легким шлемом, он и температуру держит, и регулирует влажность. В нем можно даже несколько минут в космосе полетать, (но лучше с этим не экспериментировать, мало ли что). Этот комплект мне дорого обошелся, обменял его на целую коллекцию древних монет девятнадцатого и двадцатого века, (пришлось пожертвовать, но с коллекционированием я завязал). Конечно это не скафандр, но главное перетерпеть до тех пор, пока я не окажусь на звездолете, когда они уже стартуют, а там будь что будет, не станет же отец отменять экспедицию из-за меня одного. Итак, в запасе еще два дня, надо все подготовить, своих я предупредил об извещении, хотя кого предупреждать? Отец уже на 'Близнецах', и больше домой уже не заявится. Маманя вряд ли будет волноваться, ей не до этого, она в центре по омолаживанию, и пробудет там еще неделю, она младше отца на сто двадцать лет, но разницы почти не чувствуется, (отец тоже примолодился, чтобы не выглядеть старше ее). Живу я с бабушкой. Она у меня старомодных взглядов, отстала лет на триста, не меньше и считает, что я ее прапра… (уже сбился со счета) …внук, должен ходить в школу и дома учить уроки. Раньше она каждый раз пыталась отправить в школу, утром будила, клала в сумку учебники…, что поделаешь, старость не в радость, ей не понять, что мы давно учимся по инету, не выходя из дому. Конечно, понять ее можно, в двадцать первом веке может так и делали, но в нашем двадцать втором, нам, молодым дозволено почти все, нас осталось мало, заводить детей никто не хочет. Перед тем как мне уйти, бабушка долго не отпускала меня, она ловила мой взгляд, как будто предчувствуя, что я покидаю ее. Я старался делать честное лицо, уверяя, что улетаю ненадолго. Она перекрестила меня и, посадив в подлетевший к балкону-площадке флаер-такси, долго еще смотрела вслед. Все знал только Мишка, мой закадычный друг, участник всех моих неудавшихся побегов с Земли. Он жил недалеко, за пятой кольцевой линией, это в районе Рязани, он так и называется – Рязанский район Москвы, полчаса ходу, хорошо что не пятнадцатая линия, это Астраханский район Москвы, туда лететь два часа. Мишка провожал меня и даже сделал попытку согласиться лететь со мной, но он обещал родителям, что в любом случае дождется их. Они укатили путешествовать на планетарном круизном лайнере, который все время курсирует по орбите "Венера – Юпитер", этот лайнер такой огромный, что его остановить нельзя, у него есть свой космопорт, внутреннее море, пляжи… Так вот, родители взяли путевку в круиз и оставили Мишку под честное слово, что дождется их, а не смотается куда-нибудь. Могли бы и не брать слово, Мишка, из-за наших неудач сделался скептиком и уже не верил в то, что нам удастся попасть в глубокий космос. Ну что же, полечу без Мишки, конечная цель у меня была Индия, Дели, оттуда придется добираться самому до космической, сортировочной станции уже нет никаких маршрутных такси. Самый легкий путь до Дели – это конечно же Хуперлоок! Я не говорю о перемещение по лучу, это не для меня, во первых это только экспериментальный вариант, а во вторых не всем еще разрешено, а по хупере можно проскочить вокруг Земли за пять часов, если настроить экспресс линию, правда немного помутит на поворотах, но для меня, можно сказать выросшего на центрифуге, это было раз плюнуть. Хуперлоок идет и под землей, и по земле, и под водой, и под Береговым проливом, и через Исландию, главное ведь что? Главное чтобы она шла прямо, без поворотов, ведь поезд в трубе мчится во много раз быстрее чем звук, раз и там, на месте, и никакого грохота, звук то не догоняет, тишина полнейшая. Никакие погодные условия не мешают, ты даже не почувствуешь ускорения, сидишь себе, в окно смотришь, главное не смотреть на что-нибудь вблизи, все равно ничего не увидишь, все сливается, только голова закружиться может. Если хочешь, то фильм смотришь, ну или по инету лазить, это кому как нравится. Теперь самолетами мало кто пользуется, уж очень они часто грохались, а кому надо поближе подлететь, то антиграв всегда под рукой. Итак, я начал свое путешествие с Московского хупертерминала, я уютно устроился недалеко от экрана, ехать до Иерусалима придется два часа по радиальной линии с пересадкой, а потом по широтной, до Дели. Пассажиры были в основном молодыми, немного пожилых и даже были подростки, но среди них много было не настоящих, а специально оставшимися в этом возрасте, их называют 'Clinic's' или 'потеряшки' по-нашему. Это не запрещалось, но их легко можно было отличить от настоящих подростков, хоть они и старались подражать им. Потеряшки были похожи по поведению на карликов. За окном проносились поля, заснеженные горы Кавказа, иногда линия исчезала в тоннеле, в салоне включался свет, а за окном "проскальзывала" темнота. В Иерусалиме, под огромным, прозрачным куполом, закрывшим весь город была толчея, здесь всегда много народа, тут делают пересадку пассажиры из Африки, Азии и России, европейцам, которые едут по широтной, легче, у них прямая линия. Иерусалимский терминал особый, это Центр Хуперлоока, здесь сходятся четыре ветки и это самая ближайшая остановка до Международного Космопорта (тот, что на Аравийском полуострове, в самом центре бывшей пустыни), здесь всегда полно путешественников, а значит и любителей легкой наживы, а если есть такие любители, то значит и блюстителей порядка тоже не мало. Почему я знаю? Однажды нас с папой здесь хорошо обчистили и снулили с карточек все деньги, хотя они были экранированные. Я не стал задерживаться, хотя соблазнов было много, я не говорю о приглашении осмотреть древний город, храмы и мечети, (назойливые гиды все время предлагали их приезжающим), я уже это видел сто раз, мне просто хотелось покупаться и позагорать на Красном море, сколько раз я был здесь, но ни разу мне этого не удавалось. До Дели ехать всего час, поэтому я не стал искать хорошее место, его просто не было, хотя и плохого тоже не нашлось, все сидячие места были заняты, и мне пришлось стоять. В основном пассажиры были смуглыми, одетые в легкие цветастые наряды, тюрбаны, шаровары. Экзотические запахи в вперемежку с запахом пота составляли особый 'аромат', жара как бы исходила от самих людей, даже не помогал кондер, гвалт стоял страшный. Продавцы все время сновали мимо, предлагая товар, уговаривая купить за "смешные" деньги всякие вкусности и разный хлам, другие, заговорщицки оглядываясь, подмигивали и вытаскивали из под полы какую-то контрабанду, флаконы, сверточки, пакетики. Тут нужно было быть очень внимательным, чтобы тебя не облегчили, но с другой стороны, в такой толчее тоже был свой плюс, здесь-то уж точно меня искать меня не будут. Много народа поменялось в Багдаде, скоро Дели, моя конечная остановка. Сложности начались, как только я вышел из терминала. Мне нужно было попасть на космическую сортировочную станцию, но ни один таксист не хотел лететь туда, что я только не делал, и предлагал хорошие деньги, и уверял что я потеряшка, и что я курсант, опаздывающий на уходящий корабль, но индийцы оказались какие-то несговорчивые, может им деньги не были нужны или не понимали русский язык в с карманного переводчика? Да и не больно-то хотелось. Вы видели их антигравитационные такси?! Разрисованные в немыслимые цвета, украшенные разными тряпочками, ленточками, шторками, балдахинами. Они даже были чем-то похожи на самих таксистов, правда без тюрбанов, на такой развалюхе и грохнуться не долго. Так что я отказался от затеи с такси, и пришлось, почти на все оставшиеся деньги купить ранцевый антигравитатор и лететь на нем. Конечно, придется его потом бросить, но это лучше, чем отказаться от идеи. Я почти не отличался от толпы таких же как и я, молодежи, которые каруселями носились над городом, их то и дело прогоняли с небесных трасс. Мне тоже хотелось порезвиться, но дело есть дело, я поднялся под самые облака, где трасс не было, и взял направление на станцию, конечно мне нужно было зарегистрироваться, но здесь на это смотрят сквозь пальцы. Я мчался над долиной, подо мной мелькали деревеньки, которым наверное по несколько тысяч лет, величественные слоны бредущие друг за другом, успевали прореветь мне в след свое "прощай", верхушки пальм и деревьев с верещавшими обезьянками. Постепенно долина сузилась, превратившись в ущелье. Оно поднималась все выше и выше, а я вместе с ней набирал высоту. Внизу пышная, южная растительность уступила место соснам, шумная река превратилась в горный, бурный ручей, с брызгами и водопадами, подсвеченные солнцем, они сверкали разноцветной радугой. Иногда водяная пыль доставали и до меня, хотя я летел на уровне облаков. Вдали забелели верхушки горных ледников, от них тянуло холодом. Я включил курточку-термос на 'комфорт' (вот как она быстро пригодилась!) Вдаль, насколько хватало глаз, высились горные пики и хребты. Я боялся, что не успею до темноты попасть на станцию, хоть и изучил все подходы к контейнеру, но одно дело при солнечном свете, с высоты спутника, рассматривать через объемный монитор компьютера сортировочную станцию, другое дело в темноте искать контейнер. Внизу появилась пыльная, петляющая серпантином дорога, карабкающаяся наверх, по которой местный крестьянин, тащился на ишачке. (Он отстал от нас, наверное, лет на пятьсот на своем ослике). Посмотрев на меня из-под ладони, он помахал рукой и поехал дальше. Стало темнеть, в горах солнце быстро закатывается за горизонт. Я прибавил скорость, ориентируясь на огни показавшейся вдали станции. Прижимаясь почти к земле, в трех, четырех метрах, я буквально на "брюхе" шел к заветной цели. Здесь было гораздо темнее и иногда верхушки деревьев хлестали меня, когда я не успевал увернуться. Какая-то безумная обезьяна слегка прокатилась на мне, когда я пролетал мимо ее орущей компании. Я ссадил ее на следующем дереве и помчался дальше. Последний рывок и я наверху, на плато. Вот она – Космическая Сортировочная Лайтстанция! Я знал ее во всех подробностях и мог с закрытыми глазами найти свою площадку. Перескочив через забор, я приземлился недалеко от контейнера, и, скинув антиграв, спрятался за кустами, выбирая подходящий момент. Надо было перевести дух и собраться с мыслями. Свой контейнер я узнал сразу, его еще не сдвигали с места. Возле него суетились автопогрузчики, людей поблизости не было. Вся территория вокруг была залита светом, хорошо, что собак поблизости не было. Только я собрался вскочить, чтобы прошмыгнуть в контейнер, как вдруг меня 'пригвоздил' к земле луч фонарика. – Ага, вот ты где?! – услышал я громовой, торжествующий голос, – сачкуешь?! Сердце мое сжалось и как мышонок, быстро спряталась в левую пятку, тихо екала оттуда. Я лежал, боясь шелохнуться. Мужчина, похожий на шкаф и на гориллу одновременно подошел ко мне, не убирая свет. – Тебя везде ищут, а ты здесь прохлаждаешься? Думаешь, практику за тебя кто-то другой проходить будет?! Усилием воли я вернул свое сердце обратно, туда, где ему и положено было быть. – Я…, я думал, что успею до старта. – Успею?! – он светил мне прямо в глаза, – а кто руководить погрузкой будет? а кто примет все по списку?! И, в конце концов, кто здесь на практике ты или я?! Вот скажу декану, будешь пересдавать зачет. – Ну, зачем же сразу декану?! Я все успею! – Я все успею! – скривился он, стараясь подделаться под интонацию моего голоса, но вдруг он запнулся на полуслове и присмотрелся, – а у тебя есть пропуск? Что-то ты слишком молодо выглядишь или ты потеряшка? Я понял, что моя судьба висит на волоске, сейчас выяснится, действительно ли мое приглашение. – Конечно, есть пропуск, – сказал я уверенно и протянул удостоверение-приглашение, – а то, что молодой, то в наше время это вопрос денег. Шкаф-горилла покрутил перед глазами удостоверение, в его огромной ладони пластиковая карточка походила на фантик. – Разве поймешь кому, сколько лет? – проворчал он, – была бы моя воля, запретил, чтобы омолаживались до двадцатилетнего возраста, а то не разберешься с вами, а ну, мигом на корабль и быстро переодеваться в форму, иначе живо отправлю домой! – Слушаюсь! – откозырял я и с готовностью повернулся, что бы идти, но он снова окликнул меня. – А антиграв кто за тебя забирать будет, или ты за него уже ответственности не несешь? – Я забыл. – Забыл, – проворчал он уходя, – было бы личное не забыл, вот поставить тебе неуд и все дела. Я схватил антиграв и бросился к контейнеру, радуясь, что все так хорошо обошлось. Автопогрузчики посторонились, пропуская меня вовнутрь. Запах зверей, который встречается только в зоопарке, и который ни с чем не спутаешь, набросился на меня у входа. Хорошо, что не пришлось применять второй вариант, а то бы сейчас нюхал весь этот "аромат". Поставив антиграв в открывшийся шкафчик, в котором висела форма курсантов, я остановился, приводя свои мысли в порядок, – пока все шло хорошо, значит, мне действительно повезло, но сомнения еще оставались. Я торопливо стал переодеваться, натягивая на себя новенький китель. Форма пришлась мне как раз, видимо эта форма подгонялась под меня сама. (Разговор по инд.связи) – Как прошло? – Все как по маслу, он ни о чем не догадывается. – Это именно тот, которого мы пригласили? – Да, номер два, проглотил наживку, даже проще чем я думал. – Ты уверен, что он нам подходит? – Это самый лучший вариант, ай-кью ниже среднего, хотя, подготовка есть. – Настроил 'Прощальную песню'? – Да, уже заряжена. – Ты уверен, что следов не останется? – Абсолютно, ни песчинки, все превратится в излучение, а если что-то пойдет не так, то мы поможем, я предупредил крейсер 'Достархаун' на всякий случай, он как раз в этом районе. – Смотри, чтобы из страховой компании ничего не заподозрили, все должно пройти как несчастный случай. – А что делать с 'зайцами'? Это у нас запасной вариант. – Сколько их? – Три с северной стороны, один с южной. – Опусти защитное поле и пугни, – сами уйдут. Нам этого лоха хватит. – Мне даже немного жалко этого пацана, может, другого возьмем? – Не распускай нюни, деньги на кону немалые поставлены. Как все закончится, отзвонись. До связи! (Конец разговора по инд.связи) Я посмотрел в зеркало и залюбовался, форма сидела на мне как влитая, будто была сшита на меня. Особенно понравились серебристые, перекрещенные ракеты на лацканах кителя. Вот бы увидели меня ребята с нашего дома! Коротко прозвучал сигнал предварительной готовности, в контейнере-подъемнике остался только я, – надо торопиться. Пульт я нашел сразу, не даром же я изучил эти контейнера-подъемники. Влетев в кресло, я быстро включил блокираторы, и вовремя. – Внимание! – раздался из динамиков знакомый голос, – "капитан Дрейк", до приборов не прикасаться, подъем произойдет автоматически, твое дело – следить за животными, дальнейшую задачу получишь наверху. Я огляделся, разыскивая этого Дрейка, потом понял, что это обращение было ко мне. Ну что ж, Дрейк, так Дрейк. Каюта управления была стандартная – обычный пульт, два кресла, все как на тренажере, но сердце все равно замерло, давая перебои. 'Главное не дрейфить, капитан Дрейк', – подбодрил я себя. Жалко, что не посмотрел 'Белое солнце пустыни', его обычно смотрят новички, эта традиция идет с первых полетов космонавтов, но сейчас смотреть было поздно, на корабле посмотрю. Палуба под ногами вздрогнула, и я быстро включил экраны, – контейнер находился уже на стартовой площадке, освещенный лучами прожекторов. Мне стало немного жутковато, я чувствовал, что покидаю Землю если не навсегда, то надолго. Сколько раз я пытался попасть на космические корабли, и каждый раз меня ссаживали, а вот теперь наконец-то у меня получилось. Через несколько минут я увижу звезды и не с поверхности Земли, а прямо за стеклом иллюминатора. Сразу вспомнились родители, – если бы они знали где сейчас он, волновались бы они? У прапрабабушки бы сердце не выдержало. Контейнер-подъемник еще раз вздрогнул, и медленно набирая скорость, рванул в звездное небо. Я сидел бледный, сжав подлокотники, стараясь подбодрить себя, и даже попытался весело посвистеть, но быстро прекратил, потому что вместо художественного, залихватского свиста получилось сипение, что даже мой, не очень-то музыкальный слух не мог выдержать этого. Несколько минут томительного ожидания, и я почувствовал, как мой желудок взбунтовался, тело стало легким, не прикрепленные предметы вдруг сами собой взлетели в воздух. – Внимание! Дрейк, – услышал я голос из динамиков, – контейнер пристыковывается к кораблю 'Леди Каролина', тебе запрещено покидать пределы корабля. На ознакомление и прием документации дается один час. Корабль пойдет по заданной траектории автоматически. Твоя задача сохранить груз и передать по месту прибытия. – А чем кормить животных? – не выдержав, спросил я. – Это не твоя забота, а бортового компьютера. Есть еще глупые вопросы? – Нет, а умный задать можно? – Ну, попробуй, если получится. – Что я должен делать, после того, как доставлю груз? – Тебя проинформируют. Есть еще вопросы? – и, не став ждать ответа, добавил, как отрубил, – нет. Все. Отбой связи! Я отстегнул блокираторы и плавно взмыл под потолок. Вот она – невесомость! Мышцы расслабленны, я могу принимать любую позу и кувыркаться! Вы не думайте, я и раньше знал, что такое невесомость, это когда мы с отцом летали на Марс, у него была коротенькая командировка, он должен был отрегулировать какой-то агрегат, который недавно запустили в серию, он еще тогда в НИИ работал. Мне семь лет было, и он решил взять меня с собой. Ну, значит, мы на рейсовом челноке вышли на орбиту, нас пятьдесят человек было, не меньше, а на орбитальной пересадочной станции случилась неприятность, отключилась гравитация, вот все пассажиры и всплыли под потолок. На станции гвалт стоит, ругань, а мне смешно, рядом толстая тетенька визжит, ее маленькая собачка на поводке лает, и перебирает лапками, как будто бежит и все вместе летают, кто вверх ногами, кто хватается за потолок, тяжелые сумки парят где попало, в общем, я узнал что такое невесомость, особенно после того, как включили гравитацию. И вот я парю самостоятельно, в отдельной каюте, не боясь, что на меня грохнется толстая тетенька, с маленькой собачкой и тяжелые сумки, из которых высыпается всякая мелочь прямо тебе на голову. Я попробовал крутануться, но для этого, нужно было дотянуться хоть до какой-нибудь поверхности, а вот это мне никак не удавалось. Я висел точнехонько посередине каюты, беспомощно пытаясь достать руками до кресла. Я даже попробовал грести, как будто я в воде, но все было напрасно. – Что же теперь делать? – пробормотал я в отчаянии, приняв позу древнегреческого философа. Я вспомнил, как рассматривал в микроскоп червячка-нематоду, который вот так же вертелся, и никак не мог сдвинуться с места. – И какой … нехороший человек придумал такую конструкцию?! – сказал я с досады вполголоса. После нескольких попыток, понял, что без посторонней помощи мне не обойтись, а я даже не спросил, сколько будем лететь? Хорошо, если день, два, а если несколько, что, теперь мне так и болтаться посреди каюты?! – И долго вы так висеть будете? – услышал я веселый девичий голосок, раздавшийся как будто со всех сторон. Я быстро оглянулся, пытаясь увидеть владельца этого голоса. – Только девчонок не хватало! – проворчал я, представляя себя со стороны, – 'теперь насмешек не оберешься'. Честно говоря, девчонок я не переносил и не только потому, что от них нет никакого толка, но и потому, что я не знал как с ними себя вести, и когда они "строили глазки", или начинали шутить надо мной, я просто начинал им грубить. – А вы не любите девочек? – продолжал все тот же нахальный голосок. – Причем здесь любишь – не любишь?! Женщинам, а особенно девчонкам, на корабле не место! От них одни неприятности, но раз ты все-равно уже здесь – я так не увидел непрошеную гостью, – то не дотянешься ли ты до пульта, чтобы включишь гравитацию. – Так это вы не специально барахтаетесь посередине каюты? – Слушай! – начал закипать я, – если ты меня не опустишь, то я рассержусь! Больше всего меня злило то, что я не мог ничего сделать, а какая-то пигалица надо мной потешается. – Конечно, конечно сэр! – девчонка явно старалась задеть меня за живое, – как прикажите! Никто не нажимал на клавиши, я просто грохнулся на палубу, причем упал прямо на кресло, задев ногой за подлокотники. – А ну! Где ты там?! Выходи! Сейчас надаю тебе по шее, – я решительно встал, морщась от боли. – Много чести для меня, – девичий голосок прямо издевался надо мной, – чтобы сам капитан хотел надавать по шее! Но если я нечаянно обидела свое начальство, то прошу извинить меня. – Ты кто? – я пытался увидеть ее, хотя это мог быть просто голос бортового компьютера. – Я? Я и стюардесса, и навигатор, и бортинженер в одном лице, а зовут меня Каролина, или просто Кэрол. – Т-ты стюардесса?! А я думал "заяц". – А вы, я вижу разочарованы? – Нет, не то чтобы разочарован, мне кажется, что стюардессы бывают только на пассажирских кораблях, – я сел в кресло, потирая ушибленную ногу. То, что я теперь был не один на корабле, немного радовало, и даже ничего что голос девчонки. – Извините сэр? – голосок Кэрол прервал мои мысли, – как к вам обращаться? – В каком смысле? – не понял я. – Сэр, господин или капитан? – Ну-у, можно просто – капитан космического корабля, – сказал я. – Просто капитан?! Может еще титулов каких-нибудь прибавить? Ну, например – 'уважаемый, самый главный курсант-капитан Дрейк, космического корабля 'Леди Каролина'? Я на миг задумался. – Длинновато как-то, но что-то в этом… – и тут до меня дошло, что надо мной просто потешаются. – Ты что, издеваешься?! – Нет, но если вы хотите, чтобы я как-то обращалась к вам, то мне надо знать, – как? Если вы оставите такое обращение, то могут возникнуть проблемы. – Проблемы? – не понял я. – Какие проблемы?! – Допустим, мы попали в метеоритный поток, я, естественно включила защиту, но вдруг нестандартная ситуация, и вот я, обращаюсь к вам, – 'уважаемый, самый главный курсант-капитан космического корабля 'Леди Каролина', слева по курсу неопознанный объект, как прикажете отреагировать?' Пока я буду к вам так обращаться, нас в два счета изрешетят не только метеориты, но и этот неопознанный объект. – И… часто вас так … решетят? – Это к примеру. Я вздохнул, ничего не поделаешь, придется привыкать к этой зануде. – Ладно, называй меня просто – кэп. – Слушаюсь, кэп! Так вот, насчет 'зайца', – в вольере с мишками коала, действительно кто-то есть, я провела инвентаризацию и обнаружила незваного пассажира. – Вот это сюрприз! – подпрыгнул я, вспомнив, что еще сам недавно собирался таким же способом прошмыгнуть в космос. Отлично! Если он такой же как и я, то легче будет с ним договориться. Я решительно встал, – наступила пора действовать и первое, что я сделаю, приведу 'зайца'. – Какой он хоть из себя? – спросил я на всякий случай, прежде чем отправиться в зверинец. – Существо неопределенного пола, четырнадцати лет. Это меня подбодрило, с этим возрастом проблем не будет. Может это парнишка, тогда полет будет интересней. Клетку с мишками коала, я нашел сразу. Я не помнил, – кусаются эти животные или нет? Что бы лишний раз ни рисковать, я не стал заходить в вольер и придав голосу строгость, крикнул снаружи: – Я знаю, что ты там, выходи с поднятыми руками. В ответ – тишина. Может быть Кэрол ошиблась? Не очень уж хотелось лезть в вольер и проверять правильность ее слов. – Сканеры тебя вычислили, а ну выходи. – А мне и здесь хорошо! – донесся оттуда задорный звонкий голос. Вот молодец, нисколько не испугался! Но его все равно как-то надо было вытаскивать. – Ты что, боишься? – решил я его взять на самолюбии. – Ага, только не тебя. – Вылезай, я не страшный, – сказал я уже мягче, – не все же время тебе там сидеть, холодно, небось? – Небо-ось, но терпимо. – Как хочешь, придется тебя сдать вместе со зверинцем на базу. – Ну ладно, уговорил, только рук я поднимать не собираюсь, – сказал тот, и из вольера вылез паренек, весь измазанный и помятый, с какой-то непонятной шляпой-шлемом на голове, – показывай, куда идти. – Молодец! Хорошо, что ты не девчонка, а то быстро бы отправил тебя на Землю. Я снисходительно улыбнулся, (пусть знает, кто здесь капитан!) и повел его по коридору. Зайдя в каюту управления, тот нахально огляделся, зыркнув на меня своими синими глазищами и присвистнул. – Вот это здорово! Значит мы уже в космосе?! А ты значит капитан?! – Как ты сюда попал? – спросил я, как можно строже, пытаясь придать голосу оттенки металла, чтобы пресечь фамильярность. Он абсолютно не испугался моей стали в голосе и расслабленной походкой прошелся по каюте. – Глупый вопрос, так же как и ты, – через входной люк, а здесь ничего, жить можно! – Жить?! Ты здесь еще и жить собираешься? – Нет, но и эта консервная банка на первое время сойдет. Я прямо-таки задохнулся от такой наглости. Видал я нахалов, но этот побивал все рекорды. – Ну ты и жучара? Обижать мой космический корабль консервной банкой! Хочешь, чтобы я тебя выкинул за борт, в лифт и на Землю? – И как ты это сделаешь? – усмехнулся он, – мы уже на орбите, через пять минут старт. И словно подтверждая его слова, коротко взвыла сирена. – Кэп, – послышался голосок Кэрол, – приказано занять места за основным пультом корабля и приготовиться к старту. – А где основной пульт? – спросил я. Парнишка усмехнулся. – Тоже мне, командир корабля, даже не знает, где рубка управления находится! – Не было времени на ознакомление. А ты знаешь? – Конечно! – он вдавил кнопку на переборке, и нырнул в открывшийся люк. Я чертыхнулся и бросился за ним следом, пытаясь не отстать от странного незнакомца. – И давно ты так путешествуешь? – спросил я незнакомца на ходу. – Ага, лет сто. – Так ты Clinic's?! – начал догадываться я, – а я то думаю откуда ты все знаешь! – Балбес, это просто так говорится. Я оставил допрос на потом, и влетел следом за незнакомцем в рубку. Тот был явно знаком с внутренним расположением корабля и сразу занял место у главного пульта, тут уж я не вытерпел и, согнав его, сел в свое законное кресло, тот не стал возражать и занял соседнее. Пульт был стандартный, как у всех космических грузовиков, я сразу разобрался, во всех кнопках и приборах. Правда, мне было немного страшновато, одно дело имитатор, другое дело настоящий пульт. – Внимание! борт 'Леди Каролина', – раздался голос диспетчера, – вам дается разрешение на выход, разгон в секторе С-35. При прохождении через астероидный пояс в секторе юг D-142 будьте внимательны, произошла дестабилизация потока, после вас будет произведена зачистка коридора. Желаю удачи и до связи. – Надеюсь, что до астероидного пояса дело не дойдет, – пробормотал я. – Внимание! Начинается предстартовый отсчет, – пропела своим голоском Кэрол, – доложить о готовности. Я хотел, было уже лихо отрапортовать, но тот же голосок перебил меня: – а впрочем, можете не докладывать, я и так вижу, что все в порядке. Я опешил от такой вольности, столько лет репетировать перед зеркалом и у пульта-имитатора эти слова, чтобы она, вот так взяла и испортила такой торжественный момент! Ничего себе стюардесса! Надо будет поговорить с ней… – Включить блокираторы. Начинаем 'раскачку', – продолжала она, как в ни в чем не бывало. – Чего начинаем? – не понял я, пристегиваясь. – 'Раскачка', – вмешался в наш деловой разговор 'заяц', – это когда корабль выходит на эллипсную орбиту и начинает разгоняться, используя гравитацию планеты, а на последнем витке отрывается и уходит в космос. Ты же капитан, должен знать об этом. – Без тебя знаю, что такое 'раскачка', только это у нас называется эллипсный разгон, – попытался я исправить положение. – Это космический жаргон, – засмеялся он, – сразу видно, что ты в космосе ни разу не был. Я хотел, было поставить его на место, чтобы он понял кто тут капитан, но на грудь как будто положили сто килограммовый мешок песка, и я понял, что сейчас никак не смогу его приструнить. Надо будет и с ним поговорить, а то потихоньку перестанет меня слушаться и придется с ним расстаться. Сколько продолжалось эта раскачка, я уже не помню, меня прижимало то вниз, то к спинке кресла, все зависело от того, в каком положении находился корабль, на витке, в мертвой точке или на разгоне. Наконец перегрузки закончились, и я вдохнул свободнее. – Можете отключить блокиратор, – разрешила Кэрол, откуда-то за моей спиной. Я повернулся и остолбенел, посередине рубки стояла красивая девушка, с пышными и черными, как смоль волосами, в серебристом облегающем комбинезоне, подчеркивающим ее стройную фигуру и лукаво улыбалась мне. – Т-ты, вы…, кто?! – наконец-то пришел я в себя. – Мы уже знакомы, меня зовут Каролина, я стюардесса, бортинженер и навигатор. – Ш-што? – Вас волнует, что я девушка? – Да нет, я не думал, что бортинженеры бывают такими… – Красивыми? – Ага! – Можно посчитать это за комплимент? Я смутился, у меня совсем не было опыта обращения с красивыми девушками. – Ага, м-можно… – Смотри, не влюбись, – засмеялась она серебристым смехом, – а то будет неразделенная любовь. – Да ну? Я и не собирался влюбляться, любовь на космическом корабле – это глупость! – Любовь, понятие абстрактное, присущая разумному существу, обладающим логическим и нестандартным мышлением. Есть несколько понятий любви. Если ты имеешь в виду понятие эротической любви межу мужчиной и женщиной, то я думаю, что это просто тяга к противоположному полу подстегнутая гормонами, необходимая для продолжения рода. – Да!? Я… я тоже почти так и думал, все очень просто… – я понял, что мне крупно повезло, что рядом будет такой спец, наверняка она 'Clinic's', но ничего страшного. Интересно, сколько же ей на самом деле лет? – Не совсем все просто, – продолжала она, – но мне кажется, что в любви законы логики отсутствует, это доказано всей историей цивилизации человечества. Хотя, у людей, логика отсутствует не только в любви. Например, я не могу понять, зачем посылать курсанта в планетарную систему без специальной подготовки? – Раз посылают, значит нужно, – попробовал я отстоять свое право. – Правильно, – продолжала она, – если тебя послали, значит, это было необходимо, а так, как ты мой капитан, то и приказания твои я буду исполнять беспрекословно, – она браво вытянулась передо мной, как бы щелкнув каблуками, – приказывай, – все исполню… Это ничего, что я с тобой на ты? – Конечно, ничего, – я стоял красный от смущения. – Цирк уехал – засмеялся незнакомец, наблюдавший за нашим разговором со стороны, – а клоуны остались. – Но, но, – я уже овладел собой, – капитан я, – и кораблем управлять могу, а вот кто ты? Это еще надо проверить… – Я то?! Я личность известная, меня весь космический флот знает. Правда, Кэрол? – Это верно, личность известная! За последний год, тебя ссаживали четыре раза, один раз, даже сняли с корабля на орбите Плутона, а недавно… – Зачем такие подробности! – прервал он ее – … А ты все так же скрипишь на солнечных ветрах? – весело спросил ее незнакомец, – не пора ли на свалку? – Пока еще нужна, может это последний рейс… А ты почему в таком виде? – И правда, вид не очень. Сейчас пойду смывать маскировку. Он по свойски подмигнул ей и скрылся за дверью-люком. – Какие будут приказания кэп? – Кэрол уже серьезнее посмотрела на меня. Я постепенно начал привыкать к ней. – Вы…, ты не подскажешь…? – Конечно, подскажу, – она посмотрела на боковую переборку, и оттуда выдвинулся столик с едой, – а если хочешь отдохнуть, то спальный отсек по коридору, первая дверь направо. Можешь поспать, путь неблизкий, а если будет необходимость, то я разбужу. – Я не о том, здесь можно посмотреть фильм? – Конечно! У нас очень богатый выбор, какой тебе включить? Комический, космический, эротический, фантастический… Ты не стесняйся, спрашивай, а если нужно, то и приказывай. – Хорошо! Мне нужен фильм 'Белое солнце пустыни'. – Могла бы и догадаться – девушка нажала на кнопку. Я, позевывая, вышел из спальной каюты, путешествие мне начинало нравиться, я в космосе, не надо притворяться, никто меня не тревожит. Могу делать что хочу, возьму и исполню свою заветную мечту, полетать в открытом космосе в скафандре, никто мне не помешает. Я теперь сам себе хозяин, по крайней мере, сейчас. Внезапно из-за поворота, навстречу мне, по коридору вышел незнакомый парнишка, с ярко-рыжими волосами, в комбинезоне курсанта. Я остановился и уставился на него, на минутку онемев от удивления. Он тоже остановился, наслаждаясь моим ошарашенным видом. – Алесь Уиллер – представился он, вытянувшись в струнку и отдавая честь, – готов исполнять приказы своего командира. – … К-какого командира?! – наконец обрел я дар речи. – Жалко, что мой командир такой несообразительный, – вздохнув, пробормотал он в сторону, как бы обращаясь к невидимому зрителю – но ничего не поделаешь, капитанов не выбирают… – и бодрым голосом добавил, обращаясь снова ко мне, – я, вчерашний 'заяц', а сегодня новый член команды корабля 'Леди Каролина'. Я быстро взял себя в руки. – Так сразу и в экипаж?! – спросил я, привыкая к его наглости. – А что, не подхожу? – В принципе, подходишь, только…, только присяги ты не давал. Он почесал затылок. – А это обязательно? – Конечно! – сказал я. – Ну, так какие проблемы? Я подумал для серьезности. Принять его в команду я решил сразу, как только узнал, что у нас 'заяц' и, тем более что это не девчонка. – Хорошо, повторяй за мной, 'Я, курсант Алесь Уиллер, клянусь…' Он старательно повторял за мной слова заученной некогда клятвы. – Ну что? – спросил он, когда мы закончили слова клятвы, – теперь я курсант? – Да! – торжественно сказал я, – теперь ты курсант и член экипажа. Будь достоин этого звания! – Ну, а дальше что? – спросил он. – Дальше? – я задумался, – а дальше – я одену скафандр и прогуляюсь снаружи, может и ты со мной? У Алеся от удивления глаза стали круглыми. – А что там? – осторожно спросил вполголоса он. – А ничего, – ответил я так же, – просто прогуляюсь в космосе, я там никогда не был, хочу испытать космический скутер и пострелять из бластера. Алесь внимательно посмотрел мне в глаза и пробормотал в сторону, невидимому зрителю: – Нет, ну вы видите, что делается?! Кого теперь в космос отправляют! Вот до чего дошел прогресс, скоро дошкольников к управлению звездолетами пустят. – Ты не очень то…,– пригрозил я, – если трусишь, так и скажи, я и сам смогу, без тебя. – Нет, тебе никак нельзя в открытый космос… одному, посмотрим, может для меня найдется костюмчик. Мы отправились к шлюзовой камере, там был отдел, где были и костюмы и космические скутеры, использующие реактивные тяги. Кэрол, как хозяйка корабля, показывала в каком отсеке, что есть и помогала нам одеться. – А ты не хочешь прогуляться перед завтраком? – спросил я у Кэрол. Она быстро переглянулась с Алесем. – Я буду контролировать ваш выход с корабля, – торопливо сказала Кэрол. – Как хочешь. Ракетный скутер я еле напялил на спину, настолько он был тяжел. Наконец Кэрол вышла из шлюзовой камеры и мы с Алесем остались одни, воздух откачен, люк открылся, приглашая нас в бездну. Вдаль, в сверкающий миллиардами звезд пустоту, удалялся наш голубой шарик, и еще можно было разглядеть белые завихрения облаков. В груди подперло, дыхание остановилось, как будто поперхнувшись необъятным простором. Алесь искоса посмотрел на меня, хмыкнул и прыгнул головой вперед, раскинув руки в стороны, как будто с водной вышки. Его фигурка полетела вдаль по инерции, я ждал, когда же он включит двигатели. Так и не дождавшись, я закрыл глаза и тоже прыгнул вперед. Скажу честно, я как будто перешел какой-то барьер, страх достиг наивысшей точки и… исчез, появилась легкость не только во всем теле, но и в душе. Не помню, сколько я летел не шевелясь. – Кэп! – услышал я встревоженный голос Кэрол, – кнопка включения двигателей расположена на поясе, спереди. – Знаю, – поспешил я успокоить ее. – Опасности никакой нет? Я говорю о метеоритах, астероидах. – Опасности нет, но я советую проверить двигатели, они давно не работали. – Понятно, – пробормотал я, и представил себе, что будет, если двигатели не сработают. Алесь как будто услышал наш разговор, он включил двигатели и помчался. Я торопливо последовал его примеру, нажав кнопку, меня как будто схватили под мышки и потянули вперед, но как-то странно, все закрутилось передо мной, я как-будто катался на карусели. – Кэп, – услышал я голос Кэрол, – включи авто ориентацию, у тебя задействован только правый двигатель, поэтому тебя и крутит вокруг оси. – Знаю, – попытался я ответить бодрым голосом, – идет проверка скутера на всех режимах. Мог бы и сам догадаться, – подумал я, – сколько раз летал, а тут взял и опростоволосился. Алесь подлетел, и подтолкнул меня. – Эй, капитан космического корабля, – крикнул он, – у тебя с головой…э-э, то есть с двигателями все в порядке? Помощь не нужна? – Ага, нужна помощь, нужно одного нахального зайца в чувство привести. – Я могу помочь? – Сам разберусь. Я подрегулировал скутер и помчался вперед. Странно, – подумал я, – скорость вроде приличная, а как будто стою на месте. Земной шарик никуда не сдвигался, звезды стояли на месте. Я прибавил скорость, но ничего не поменялось. У меня мелькнуло сомнение, может быть плохо работал скутер, ведь им давно не пользовались? Пришлось увеличить скорость до максимума, но кроме дрожания за спиной двигателей, говоривших о том, что скутер все-таки работает, ничего не происходило. – Эй! – крикнул под ухом через переговорное устройство Алесь, – кэп, куда это ты так намылился? За нами никто не гонится. Я оглянулся и остолбенел – вокруг никого и ничего не было, только пустота, оказывается, я так далеко умчался, что даже не видел своего корабля. Так, только не паниковать, – попытался успокоить я сам себя, и как можно более бодрым голосом сказал: – Все нормально, дай пеленг, возвращаюсь, скутер работает нормально. – Внимание! – послышался голос Кэрол, – даю пеленг. – Отлично! – я включил авто по пеленгу и вздохнул, когда скутер развернулся и помчался к кораблю. Алесь встретил меня на половине пути и пристроился рядом. – Слушай! – восхищенно сказал он, – прости, что не поверил тебе, но ты мчался с такой скоростью, на которую я бы не решился, а вдруг бы не сработал аварийный клапан. Ты настоящий ас! Стой, ты же еще хотел пострелять из бластера. – Сейчас подлетим к кораблю, там и проверим. Алесь замолчал, хорошо, что он не понял, что я случайно мчался на максимальной скорости. У корабля я остановился, переводя дух. Как я рад был увидеть серебристый бок с надписью 'Леди Каролина'. Следующий раз надо быть осторожнее. Стараясь выглядеть как можно более беззаботным, я развернулся и медленно вынул бластер из кобуры. Я бы никогда не признался Алесю, что я впервые держал настоящее боевое оружие. Можно было только представить, сколько оно весит, потому что сейчас оно было невесомым. Я погладил его, рассматривая расширенный раструб-колокольчик на конце, где концентрировались интерферентные волны, превращаясь в смертоносный луч, который прожигал любую преграду на любом расстоянии. Я приподнял бластер, направив его в открытый космос, и нажал на кнопку, тонкий как спица, ярко-синий луч умчался вдаль. Меня слегка прижало к кораблю. – Ну что, наигрался? – спросил Алесь, – теперь бы не попасть в будущем под этот луч. – Как это не попасть? Он хохотнул. – Ты выстрелил в космос, луч теперь будет идти тысячи лет, и я бы не хотел оказаться на его пути. Ну что, теперь можно возвращаться на корабль? – Да, – сказал я, "переваривая" сказанное, – пора возвращаться. Я посмотрел на нашу Землю, превращаются в точку, и, перебирая руками за скобы на корпусе, торопливо влетел в отсек. Алесь влез за мной. Чувствовалась небольшая усталость, наверное, от напряжения, все-таки я первый раз вышел в открытый космос. Кэрол помогла нам раздеться. Ну что ж, теперь осталось только перебраться на 'Близнецы', в каботажный флот мне абсолютно не хотелось, не тот масштаб, а может приказать Кэрол, чтобы она повернула, ведь она должна слушаться моих приказаний. – Ну что пошли нажимать на кнопки, – весело сказал Алесь, – пора сматываться. – А чего это ты раскомандовался? – спросил я, – кто здесь командир? Почему форма на тебе болтается как на вешалке? – строго спросил я его. – Не успел подогнать под свой размер, – серьезно ответил он. – Два наряда вне очереди, а сейчас живо в рубку, меняем маршрут, уходим к орбите Луны. Он заторопился за мной, возмущаясь на ходу незаслуженному взысканию. Я пропустил мимо ушей его высказывания, пусть знает, как игнорировать мои команды! – Стоп! – крикнул он, когда мы влетели в рубку, – ты скажи сначала, зачем нам нужно на орбиту Луны? – Приказы командира не обсуждаются, – грозно остановил я его. – Да хватит играться! – не выдержал Алесь, – я с тобой серьезно, а ты… Я понял, что перехватил через край. – Понимаешь, я затеял все это не для того чтобы как блоха прыгать от планеты к планете, меня интересуют больше галактические перелеты. – И поэтому ты хочешь возвратиться? – иронически спросил он. Рядом появилась Кэрол. – Извините, что я вмешиваюсь в ваш деловой разговор, – мягко сказала она, – мой капитан видимо собирается перебраться на звездолеты 'Близнецы'? – Ну-у, в общем-то, да. – И как ты собираешься это сделать? – с иронией произнес Алесь. – Еще не знаю, может, сделаем вид, что мы попали в аварию, и они нас заберут на борт. – Ага, и сразу отправят на Землю, – усмехнулся он, садясь в кресло, – тебя в отставку, оператором на разгрузку, а мне опять нужно будет пробираться на какой-нибудь корабль. – А что ты предлагаешь? – Не знаю, но и оставаться здесь я не собираюсь. Не верю я твое везение, обычно, на такой рейс если и назначают курсантов, то с ВУЗов, но не с ШЮК. – Может быть, курсантов не хватило? – Да их только свистни! Я думаю, что здесь не в этом дело, – он встал и прошелся по каюте, – Кэрол, ты не заметила, что-нибудь непонятное произошло за последнее время? – Кроме последнего, странного назначения капитаном курсанта ШЮК, нашла еще один, в компьютер ввели программу, которая активизируется в то время, когда мы будем проходить пояс астероидов, но меня не предупредили об этом. – Во время прохождения опасного участка! Думаешь, что это вирус?! – ахнул он. – Надо проверить. – Но как? – Я ускорю время в автономном компьютере, без обратной связи и посмотрю, что произойдет. – А если вирус активизируешь раньше времени? – забеспокоился я. – Нет, я сделаю двойную блокировку, в автономном режиме. – Кэрол села бортовому компьютеру. Мы, молча стали ждать. Где-то за переборками ревели звери, за иллюминаторами все так же светили звезды. Солнце яркой блямбой выглядывало сзади. Мирно гудели приборы, готовые 'свихнуться' от вируса, вернее от команд, которые будет выдавать больной компьютер. – Так и есть! – вздохнув, сказала тихо Кэрол, словно бы очнувшись, – это вирус, притом, незнакомый, я не смогла вылечить компьютер, он даже не поддается форматированию. – Значит, они хотят уничтожить корабль?! – Да, но зачем такие сложности? Ввели бы просто, команду на самоуничтожение, я бы отправила экипаж на спасательную шлюпку и взорвала бы.... корабль. – И ты бы пошла на это?! – удивился я. – Да, это предусмотрено программой… – Значит, – прошептал Алесь, – они хотят уничтожить не только корабль, но и груз, и капитана, а потом представить это как несчастный случай! – Выходит что так. Настоящий курсант мог бы догадаться о программе-вирусе, поэтому посадили такого курсанта. – Что же делать? – я понял, что со мной играли в кошки-мышки, что никакого везения у меня не было, что меня держали просто за какого-то лоха! – Кэп, – повернулась ко мне Кэрол, – я предлагаю вам перейти в спасательную шлюпку и дать сигнал SOS. – Какой капитан?! – понурившись, сказал я, – липа все это. – Ты остаешься капитаном, пока не будет другого приказа. Я отрешенно посмотрел на звезды. Все молчали, ожидая моего ответа, даже звери, чувствуя нависшую угрозу, притихли. – И что же ты предлагаешь? – повернулся я к Кэрол. – Я уже сказала, решать тебе, ты капитан. – А нельзя ли отключить программу или отформатировать и перезагрузить комп? – с надеждой спросил я. – Это невозможно, – констатировала она, – придется все менять, а это можно сделать только на базе. – А если все отключить и идти без компьютера? – Мы не пройдем пояс астероидов, это все-равно, что идти на самоубийство, да и без компьютера в космосе нечего делать. Я чувствовал себя загнанным в угол, выход был только один, – воспользоваться спасательной шлюпкой и вызвать помощь, а этого мне как раз, не очень-то хотелось, второго такого случая, оказаться в космосе не будет. Рушатся мои надежды и планы. – Значит надо идти сдаваться? – с огорчением произнес я. – Когда это произойдет? – спросил Алесь. – Через тридцать часов, – ответила Кэрол, с интонацией провинившейся школьницы, как-будто она была в этом виновата. – Это ничего не решает, тридцать часов или сейчас, надо что-то делать! Я предлагаю перейти на спасательную капсулу и идти к "Близнецам". – До отправления "Близнецов" осталось двенадцать часов, подсказала Кэрол. – Насколько я знаю, – чуть помедлив, сказал Алесь – отступление от программы приведет к режиму чрезвычайной ситуации. И откуда он все знает? – подумал я, – странный у нас заяц. Нависла тишина, мы молчали, пытаясь найти выход. Неожиданно Алесь решительно встал и, подойдя к пульту, нажал на клавишу – Ты что сделал? – спросил я. – Отключил 'черный ящик', то, что я сейчас скажу, никто не должен знать. Я заинтриговано замолчал. – Я предлагаю вот что, – сказал Алесь, немного подумав, – те, кто тебя отправил в космос, наверняка следят за нами и если все пойдет не по их плану, они найдут способ уничтожить свидетеля. – Он оглядел нас, – мы оставим все, как есть, отправим корабль дальше, а сами сядем в шлюпку и уйдем на пояс астероидов. – И чем же это хорошо? – спросил я, – лучше уж идти на Землю, целее будем. Алесь скептически посмотрел на меня. – Ну, на Землю ты вряд ли попадешь, ты не знаешь тех, кто вас сюда послал. – А ты знаешь?! – Догадываюсь, уж если они смогли провернуть такое, то и достать они нас смогут. Я предлагаю вот что, мы должны сделать так, как будто действительно врезались в один из астероидов, тогда они, наверное, отстанут от нас. – А дальше что? – У меня, на одном из астероидов, в этом секторе спрятана гиперяхта, которая…, которую я достал, – сказала он тихо, – На ней можно преодолевать межзвездное пространство… Я ушам своим не верил, может он выдумывает все? Нет. Он говорил так, что ему трудно было не поверить. Я молчал, не зная как отреагировать на его слова. Повисла тишина. – Ты шутишь? – наконец произнес я. – Сейчас не до шуток, – его лицо было серьезным, – как думаешь, я попал в вашу солнечную систему? – Так ты не из нашей системы?! – тихо спросил я. – Нет. Ты не сильно расстроился? – А откуда у тебя яхта? Я даже и не слышал, что такие бывают. – В вашей системе может и нет, а в моей – есть. – Кто ты?! – спросил я его, ведь мы так и не узнали кто он. – Долго рассказывать, просто мне раньше не удавалось пробраться на Марс, где у меня спрятана шлюпка, только на ней я мог перебраться на яхту, да и раньше мне нельзя было раскрываться. – А сейчас можно?! – поддел я его, – хозяева яхты тебя уже не разыскивают? – Не знаю.... Может быть и перестали разыскивать? – он посмотрел на меня, как бы ожидая ответа, – ведь столько месяцев прошло! – Подумаешь! Ну, даже если и найдут, не убьют же! – Не знаю… Он замолчал, видимо поняв, что рассказал много лишнего. Алесь скрывал какую-то тайну и когда он говорил, в его голосе я уловил скрытую тоску и даже, как мне показалось, промелькнул страх. – Не юли, – заинтриговано сказал я, – рассказывай. Чего скрывать? Сказал 'а', говори и 'б'. – Не сейчас, – ответил он, – чем меньше будешь знать, тем легче жить будет… Ну что? ты согласен на мой план? Согласен ли я, поменяться местами и идти на гиперяхте?! В это невозможно было поверить. – Собирайся, перебираемся на 'спасатель' – повернулся я к Кэрол, – надо захватить самое необходимое. Она отрицательно покачала головой. – Я… я никуда не уйду, мое место здесь. Я сначала не понял и внимательно посмотрел на нее. – Что за глупость? Ты что, крепостная или ты хочешь погибнуть? – я не мог понять ее упорства. – Я не имею права покидать корабль. – Капитан на этом корабле я, и поэтому приказываю тебе покинуть вместе со мной этот корабль. – Я… – она запнулась, – не могу… – Ладно, – решил я, – там видно будет, пока подготовь шлюпку. – До пояса астероидов еще очень долго, – Кэрол все еще медлила, – на маршевых двигателях 'леди Каролины' мы быстрее дойдем до поворотной точки. – А пока ты предлагаешь идти на свихнувшемся корабле? – Пока он еще не свихнулся. Я не мог себя заставить сидеть еще тридцать часов на этом корабле, зная, какую угрозу несет он с собой. – И чем ты предлагаешь заняться это время? – Ты командир, мы подчиненные. – Обычно, на старинных кораблях заставляют драить палубу и медные части корабля, – горько усмехнулся я, посмотрев на Алеся. – Сам драй, – обиделся Алесь. – Бунт на корабле? – пошутил я, – хотя… драить-то все равно нечего. – Предлагаю заняться твоим образованием, – сказала Кэрол, – я думаю, что это тебе пригодится. Я вздохнул, то, что мне надо учиться я и сам знал. Утешало одно, что моим учителем будет красивая девушка. Глава II Тайна раскрывается Новый корабль, новые тайны. Новый член экипажа. Гиперяхта. Погоня. Мы быстро упаковали необходимые вещи, и собрались было перейти в шлюпку, как вдруг я вспомнил о зверях. – А что делать со зверинцем? – сказал я, остановившись. Как-то не хотелось бросать их на произвол судьбы. – Надо отцепить контейнеры, – подсказал Алесь, – они автономны, и их найдет спасательная команда, надо просто маячок включить, – и, не дожидаясь моей команды, нажал кнопку. Теперь нас ничего не держало на этом корабле, разве что… – Ты не будешь против, – спросил я Кэрол, – если я тебя перенесу в шлюпку. – Зачем? – Ты не имеешь права покидать корабль, а я могу. – …Ты у нас капитан, – сказала она, опустив глаза. Я взял ее на руки, и она непроизвольно обхватила меня руками за шею, приклонив голову на плечо. Она была легкая, может гравитация была слабая, может она мало весила. От нее пахло ландышем и еще чем-то пьянящим. – Я не сильно отдавила тебе руки? – спросила она тихо, каким-то другим голосом, от которого замерло сердце, когда я опустил ее в шлюпку. Я смутился. – Нет… все отлично! Теперь ты член экипажа шлюпки 'Надежда'! Она улыбнулась, устраиваясь поудобнее за пультом. – Да, я полноправный член корабля-шлюпки 'Надежда', и я жду твоих приказаний. – Я не о том…, ну ладно, проехали, – махнул я рукой. – 'Проехали' – это значит можно выходить в космос? – Валяй. – 'Валяй' – это значит… – Может хватит? – не выдержал я, – так мы никогда не отчалим. – Вас поняла, капитан, – согласилась она, – прошу ввести курс. Я оглянулся на Алеся, который с иронией наблюдал за нашей "беседой". – Твоя очередь, – сказал я, закрывая люк, и только хотел открыть шлюзовые ворота, как кто-то забарабанил снаружи по обшивке корабля, – мы все замерли. Я озадаченно посмотрел на Кэрол. – Кто это может быть? Мы же были последними! – Медвежонок коала, – сказала она, смотря на монитор внешнего обзора, – наверное, вышел из клетки, которую ты забыл закрыть. Я приоткрыл люк, – перед нами сидел смешной комок шерсти со сверкающими глазками, в тридцать сантиметров ростом и недоуменно, и как мне показалось с укором, смотрел на нас. – Ой, какой хорошенький! – умилился Алесь. – И что с тобой делать? – спросил я, – зверинец-то мы отправили… – Что, что, – с вами полечу! – неожиданно сказал он, ловко прошмыгнул к нам в кабину и, деловито захлопнув за собой люк, прыгнул ко мне в руки, – не оставаться же мне здесь одному, такой красивый кораблик бросили, так еще хотели без меня удрать?! Не выйдет! Алесь взвизгнул и отпрянул на столько, на сколько позволяла кабина. – И нечего визжать как девчонка! – проворчал он, устраиваясь у меня на коленях, – и почему люди любят издавать такие пронзительные звуки?! – Это еще что такое?! – я не знал что делать, сбросить непрошеного гостя я не мог, просто некуда было. – Дирррли, меня зовут, – поклонился он галантно, на сколько позволял его животик, – но только надо говорить с тремя – р. Для близких друзей просто Ди. Я коленки не отдавлю тебе? – обратился он ко мне. Я ничего не мог ему ответить, так как сидел и хлопал глазами от удивления. – Можешь рот закрыть и открыть ворота наружу, – разрешил он. Я автоматически последовал его совету, и когда наша шлюпка оказалась за пределами корабля, я наконец-то обрел дар речи. – Ты кто… жертва опыта или инопланетянин?! – Да, я жертва, только не опыта, а контрабандистов. Для вас я инопланетянин, хотя, для нас вы инопланетяне. Чериче наш народ зовется… а вашей планете меня называли мутантом мишкой коала, потому что у меня не лапы, а руки и ноги, не маленькие и глупые глазки, а большие и умные глаз, а носик гораздо симпатичней… вас комбинезона для меня не найдется?.. а то у вас есть, а у меня нет, я тоже хочу, – сказал он все это на одном дыхании, не останавливаясь. Алесь уже тоже пришел в себя, и пока мы разговаривала, ввел в бортовой компьютер курс. Наша шлюпка вышла из черной тени корабля 'Леди Каролина', открыв паруса и набирая скорость, рванула к звездам. – А как ты к нам попал? – Это история долгая. – А если коротко? Он вальяжно устроился на моих коленях. – Да так, путешествую я, чтобы скучно не было. Мишка таинственно замолчал, он видно хотел, чтобы я его уговаривал. – Да ладно, колись, – подбодрил я его. – Я не хочу раскалываться, я слишком мягкий для этого. – Ну, рассказывай. – Меня 'торгаши' захватили и продали в зоопарк, потом я в бродячий цирк попал, потом меня купил Вентр, – он скорчил рожицу, – и заняться бизнесом предложил. Он меня продавал какому-нибудь зоопарку или цирку, а потом я с его помощью сбегал. – И что? – Потом снова продавал… – А дальше что было? – Я сбегал и он снова продавал. – Хороший бизнес! а вдруг бы ты не сбежал? – Вдруг и не сбежал, исчез мой напарник, – вздохнул он, – застрял в этом зоопарке, если бы не вы, озверел бы совсем. Говорить правильно почти разучился. Сильно заметно? – У нас есть люди, которые хуже говорят, – сказал я, – просто, слова иногда не правильно ставишь, а так неплохо. – Отлично! Я с вами быстро научусь, а то в зоопарке не с кем было разговаривать. Он помолчал некоторое время, разглядывая нас. – А у вас нет покушать чего-нибудь, а то все время кормили меня только листьями эвкалипта, как зверька какого-нибудь. Еда неплохая конечно, да только однообразная. – А что ты предпочитаешь? – А все что есть, то и предпочитаю, но имейте в виду, что я… этот, гурман, – поспешно добавил он, – и больше всего люблю свежесорванные фрукты, овощи, сахарную свеклу, морковку сочную, с тупым кончиком, можно натертую с сахаром, яблоки спелые, бананы, и… и, кроме того, мед и что-нибудь сладкое… – Больше ничего не хочешь? – поторопился я его прервать. – Конечно, хочу. Хочу прожаренное маринованное мясо на открытом огне, хочу …, – он собрался перечислять дальше, что бы еще съесть, но я не дал ему помечтать. – Стоп! – остановил я его, – тебя нет чего-нибудь? – спросил я у Алеся. – Ты неправильно спрашиваешь, – вмешался медвежонок – надо спрашивать вот так – у тебя что-нибудь есть поесть вкусненькое для моего лучшего и единственного друга Ди? – Здесь нет, а на яхте есть конфеты и еще кое-что – ответил Алесь, он постепенно приходил в себя – Кое-что я не ем, а вот конфеты сойдут, – сразу согласился он, – а долго до яхты твоей? – Через двадцать пять часов будем на месте. – Сколько?! Двадцать пять часов много это, может что-нибудь сейчас есть поесть? Я согласен даже на мороженое. Что же ему дать? Надо посмотреть что-нибудь в "НЗ", – подумал я. – А если вам жалко мороженное, то пирожное с воздушным кремом и розочкой сверху тоже неплохо, но запомните, я жадин не люблю. – Вам подойдет шоколад? – спросила Кэрол, протягивая ему плитку. – Спрашиваешь еще?! – он схватил плитку своими лапками-ручонками и сразу стал разворачивать, – нам не только подойдет, но и подбежит, и даже подлетит. Это в зоопарке я пробовал. Сделаю что-нибудь смешное, и зрители кидают мне конфеты всякие сладкие. Он замолк, набив рот шоколадом. 'Зайцев' прибавлялось с каждым разом все больше, если так будет продолжаться, то нам и звездолета не хватит. Внезапно взвыла сирена. – Сзади появился крейсер, – доложила Кэрол. – и без предупреждения открыл огонь, начинаю маневр на уклонение. У меня перехватило дыхание, я знал, что будут приключения и опасности, но чтобы вот так, сразу! – Что ему надо? – спросил я, – кто он такой? – Я пытаюсь выяснить, но он игнорирует мои запросы, а каталоге Сомова его нет – Вот мы балбесы! – Алесь хлопнул себя по лбу, – ведь мы сами себя выдали, когда отцепили контейнеры от грузовика. – Я не балбес, – поспешно сказал Дирли, наконец-то прожевавший шоколадку, – я не отцеплял никакой контейнер, ни от какого грузовика. – Внимание! Произведен второй залп, расстояние сокращается, от третьего залпа трудно будет увернуться. Алесь схватилась за свою сумку и стала что-то искать. – Ясно, что это за преследователи, – сказал я, – это наверняка те, которые послали нас в последний рейс, а теперь видят, что все провалилось и решили добить нас. Долго еще до пояса астероидов? – До пояса еще долго, но поблизости есть одиночный астероид, вот он бы нам помог, – Кэрол склонилась над приборами и сосредоточенно манипулировала, – но нам до него не дойти, через десять минут произойдет третий выстрел, наша шлюпка не сможет уклониться. Конец ознакомительного фрагмента. Текст предоставлен ООО «ЛитРес». Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию (https://www.litres.ru/uriy-pepelyaev/kosmicheskie-priklucheniya/?lfrom=334617187) на ЛитРес. Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.
КУПИТЬ И СКАЧАТЬ ЗА: 109.00 руб.