Сетевая библиотекаСетевая библиотека

Dорого & Gлупо

Dорого & Gлупо
Dорого & Gлупо Лана Капризная Светский дневник #1 Она – поколение Новой Москвы, города миллиардеров, сверхдорогих бутиков, блестящих вечеринок и сказочных возможностей. Она любит быть снобом, Лондон и щедрых мужчин. Ненавидит – продавщиц в бутиках, неконкретных «кексов» и Куршевель. Ей тесно в частных самолетах, и она не подозревает о существовании метро. Она знает, как подцепить олигарха своей мечты, и для нее всегда открыты двери самых закрытых вечеринок. Она уверена, что гламур придуман специально для нее. «Dорого & Gлупо. Светский дневник» Ланы Капризной – это горячий репортаж из эпицентра тусовки, о том, как на самом деле живет Москва Миллиардерская. Лана Капризная Dорого & Gлупо. Светский дневник Все имена – настоящие, а ситуации нарочно описаны так, чтобы было абсолютно ясно: ЧТО, КОГДА, ГДЕ И, ГЛАВНОЕ, С КЕМ происходило. 1 января Я в шоке! Не верю, что сделала ТАКОЕ. Этого просто не может быть. Ой-ой, как стыдно! Короче, после трансляции новогодней речи Президента я прокричала на весь «Пушкинъ»: «Путин – наш президент!» ДВА раза. Не то чтобы я имела что-то против Владимира Владимировича. Да он мой любимый Президент! Мне в нем нравится все – от костюма до восточных единоборств. В новогоднюю ночь он вообще выглядел как конфетка! А когда с непередаваемой интонацией говорил: «Это был трудный год…» у меня аж мурашки по позвоночнику побежали вприпрыжку! Но я была в дупель пьяна, и мой патриотический порыв был воспринят окружающими, как выходка назюзюкавшейся девицы. Компании за соседними столиками снисходительно улыбались, официанты кружили вокруг, помахивая салфетками в сторону дамской комнаты (а вдруг я решу продолжить и расхвастаюсь ужином?!). Игорь вообще ржал как лошадь и предлагал «на бис!» повторить трансляцию речи и мое последующее выступление (ну, я тебе это еще припомню!). В свое оправдание могу сказать только одно: я была пьяна уже в десять вечера. Двух бокалов шампанского, принятых дома, на кухне, «ну, за наступающий!», хватило, чтобы я окосела, как пожилая родственница царя Гвидона. Предновогодняя истерия не проходит даром. Да. Хотя я и крепилась почти до конца декабря, усиленно делая вид, что ничего не происходит, но постоянные вопросы: «а где вы встречаете?», «а что ты наденешь?», «а куда вы поедете потом?» – в конце концов, завлекли меня в толпу безумцев, которые готовятся к Новому году, как наложница к первой ночи с турецким султаном: массаж, свежая стрижка, микротоки, снова массаж, выбор платья, массовая закупка подарков, опять массаж, раздача подарков, внезапно вскочивший прыщик на лбу… Я удивляюсь, как вообще смогла встать на каблуки, выйти из дома и сесть в машину, а главное – выйти из нее? И вот теперь я пожинаю плоды своей временной слабости! Зная наш милый город, не сомневаюсь, что меня будут тыкать носом в мой проступок еще очень долго. Блин, а ведь завтра – в Куршевель лететь! 2 января Я все время удивляюсь, почему в частных самолетах так тесно? Если это не «боинг» Абрамовича, конечно. Впрочем, шесть человек и пятнадцать чемоданов Louis Vuitton (я не шучу, специально проверила!) в «Falcon-900» делового знакомца моего пупсика все-таки поместились. Задастая и зубастая стюардесса (авиавладелец плотно женат) разлила по бокалам шампанское, девушки достали из увешанных дизайнерскими логотипами сумочек глянцевые журналы, дамские романы и косметички, мужчины же начали обсуждать, как они в Альпах будут поправлять здоровье. А я, лакируя игристым вчерашнее похмелье, крепко задумалась: у меня, видимо, было временное помутнение, если я вляпалась в эту авантюру с Куршевелем. Хотя, надо быть честной хотя бы с собой – не могла же я отпустить Игоря одного в этот очаг разврата?! Он, видите ли, спортсмен – его реально интересует качество трасс в Куршевеле, и он даже по ним спускается (или как там это у них, спортсменов, называется?). Кроме того, он ездит верхом (в том числе и на пони), играет в баскетбол, немного в теннис, плавает с аквалангом, не давится на распродажах в Prada и Brioni и философски относится к тому, что его могут не пропустить в гипотетический ночной клуб (раз в год, и то когда этот клуб реально забит под завязку). Это вовсе не значит, что он идеален. Верите, он не может купить галстук, если тот не отрекламирован на страницах всех подряд глянцевых журналов. Но все равно, в наше время даже такие мужчины – редкость! Да и этот достался мне после тяжелой и продолжительной борьбы. А по-простому – я увела его у своей подруги Анжелы (понятно, что уже бывшей). Я отнюдь не femme fatale, которая одним движением бедра повергает в судороги толпы поклонников, просто подруга слишком сдвинулась на том, что ее благоверный не включен в «золотую сотню» журнала Forbes, а перед ней не падают ниц продавцы в бутике Chopard. В итоге, пользуясь частыми командировками благоверного, она решила закадрить то ли Дерипаску, то ли Мамута – не скажу точно, я всегда путалась в этих металлургах. И ей бы дождаться «уведомления о намерениях», так эта жадная дурища собрала вещички и свалила еще на стадии интимно-половой притирки с металлургическим олигархом. Игорь, слишком много времени проводивший на сибирских нефтяных вышках и потому еще витающий в романтических представлениях о семье как о чем-то надежном, был оскорблен в лучших чувствах. Что вылилось в запой, разврат, преследование «бросившей его сучки» и желание, чтобы его кто-то пожалел. А кто же лучше подходит на эту роль, чем лучшая подруга жены? Мой мобильный просто плавился от его многочасового нытья! И, честно говоря, меня это сильно достало, а потом я вдруг подумала: «Минуточку, отличный мужик валяется без присмотра, уже даже подал заявление на развод!». И я тут же включилась в игру: участливо смотрела в его глаза, держала за руку, выслушивала жалобы на крушение личной жизни, что-то подвякивала позитивное, а главное – не забывала вовремя и как бы мимоходом сказать гадость про его почти бывшую. В результате уже через месяц я поселилась у него! А когда блудливая супруга после крушения своих грандиозных матримониальных планов решила вернуться в семью, то была послана далеко и надолго (теперь она пасется в отеле «Рэдиссон-Славянская» и специализируется на нефтяниках из Кагалыма). Совесть меня абсолютно не мучает – на войне как на войне! А как еще назвать ситуацию, когда Москва переполнена алчными провинциалками, которые готовы на все, лишь бы на них обратил внимание дяденька в дорогом костюме и со свитой автоматчиков? Ведь он может с ходу осуществить все их мечты о прекрасном, поскольку даже его костюм стоит дороже, чем любая из них со всеми потрохами… Война!!!! В Москве за не связанных узами Гименея мужчин идет настоящая охота. В каждом ресторане и ночном клубе берут в осаду даже самую невзрачную особь в стиле «ушки, брюшко, кошелек». Только святой может устоять перед таким напором. Но ни один московский мужчина не похож на святого. Оставить его одного в первопрестольной – это табу номер раз. Табу номер два – отпустить его одного, куда бы то ни было дальше офиса (исключение – нефтяные вышки в сибирской тайге). А тут – Куршевель! 5 января Франция. Куршевель. Шале. Гостиная. Валяюсь на диване, листаю дамские романы, позаимствованные у жены нашего авиавладельца. Тихо, все на склонах. Каждое утро мои сожители облачаются с головы до ног в горнолыжные костюмы Bosco Sport и чешут за впечатлениями. А я делаю им ручкой и иду досыпать в теплую постельку. Мне снега, что ли, в Москве не хватает? Есть и более существенная причина – у меня нет горнолыжного костюма. Мало того, я не умею даже стоять на лыжах – ни простых, ни горных. Жить мне, что ли, надоело?. Также я не умею и не хочу уметь: плавать, нырять с аквалангом (хотя, пожалуй, нырять я умею – не умею выныривать), ездить верхом (даже на пони), водить машину и готовить. Зато в совершенстве могу следующее: сервировать стол по всем правилам этикета, организовать любое светское мероприятие (от дружеского ужина до торжественного открытия коробки из-под ботинок), правильно одеться в любой ситуации, правильно одеть своего спутника, поддержать разговор на любую тему – от футбола (поверхностно) до засилья английских дизайнеров в старых французских домах моды (до глубины Марианской впадины), выйти из спорткара, не продемонстрировав всей округе цвет своего нижнего белья, знаю все о том, как сделать идеальную прическу, и могу произвести впечатление даже на фонарный столб. Вполне естественно, что с такими навыками и умениями я глубоко презираю все народно-пролетарские развлечения, как то: телесериал «Секс в большом городе», гуляния на Манежной площади и, разумеется, выезды на Лазурный берег и в Куршевель. Последнее я презирала заочно, поскольку до нынешнего января в Куршевеле никогда не была. У приличной светской девушки на такой отдых не должно быть средств. Как, интересно, двадцатипятилетняя особа может заработать в Москве на двенадцать дней в этом шале, хотя и разделенном на шестерых, если в местном ресторане икра стоит шестнадцать тысяч евро за килограмм?! Только вооруженным разбоем или укладываясь под каждого мужика на «шестисотом», невзирая на его возраст, вес и семейное положение. Даже сейчас, когда я прилетела сюда на законном основании (за счет любимого пупсика) и растрезвонила об этом на всю Москву и прилегающую область (сдохните все от зависти!), я стараюсь не слишком светиться в местном свете. Да и какой это свет – так, гадюшник. Про феномен «русских сезонов» на горнолыжном курорте Куршевель во французских Альпах не писал только ленивый светский обозреватель. Остряки называют его Куршевелево. А Comedy Club обучает публику кататься на сноуборде в домашних условиях: надо смазать лестницу в подъезде вазелином, приклеить на почтовые ящики фотографии олигархов, написать на стене «Куршевель» и ринуться вниз на гладильной доске с распоротой пуховой подушкой в руках. Очень верно подмечено. Кто не в курсе, Куршевель является нашей национальной ярмаркой тщеславия. После обильных новогодних застолий сюда съезжаются все, кто в состоянии заплатить за номер в отеле Byblos des Neiges три тысячи у. е. в сутки: успешные предприниматели, клубные деятели, депутаты ГосДумы, алкогольные дистрибьюторы и прочие подозрительные личности. В сопровождении жен, детей, друзей, а чаще – особ, которые представляются как «светские львицы», «дизайнеры» и «студентки». Ну-ну. Не обходится без присутствия якобы модельного продюсера Пети Листермана, который самолетами привозит сюда своих питомиц – якобы моделей из лучших агентств мира. Короче, сплошная социальная эклектика. И попробуй увильни! Правила нового русского света гласят: член «обчества» должен ехать, куда едут все, пить, что положено, носить, что предписано, иначе подвергнется остракизму. А никто и не против! После того как в Куршевель на один день заехал сам Владимир Владимирович – покататься и покушать в местном ресторане Chalet des Pierres, – горные лыжи превратились в национальный способ проведения зимнего отпуска. А Куршевель – в ежегодную столицу Зимних Олигархических Игр, где вышеупомянутые персонажи предаются изощренному «отдыху»: в светлое время суток покоряют Альпы, в темное – преимущественно местный танцпол. О, лыжники вернулись. Замерзшие, но счастливые! Рядом с Абрамовичем постояли, а что еще для счастья нужно русскому человеку? Игорь прилег ко мне на диван (ой, мокрый!), заглянул: что это я читаю? – Ну что? Куда пойдем ужинать? – спросил он. – А что, нужно куда-то обязательно идти? – искренне удивилась я. – Вон прислуга натаскала целый холодильник еды. – Ну, Светлячок, там воздух, снег – хорошо! Зачем сидеть в четырех стенах? – Во-первых, стен здесь не четыре, а штук пятнадцать. А во-вторых, я в Москве, что ли, снега не видела? – Ну, тогда я пойду? – с готовностью отозвался мой пупсик. – Валяй! Только дыши глубже. Чтобы до выезда на Лазурный берег кислорода хватило. Он тебе – ох! – как пригодится! 7 января Дааааа, ради того, чтобы увидеть такое, стоило сюда прокатиться. Нас высочайше пригласили на местный национальный праздник – ежегодную дискотеку Михаила Прохорова. Это, на минуточку, наш самый богатый холостяк. Нужно было видеть, как на него с разбегу запрыгивали девицы! Мне интересно, на что они надеются? Или это своего рода спортивный интерес? Если ты переспала с миллиардером, то твой статус (и расценки) автоматически повышаются? Что касается самого мероприятия, то оно было из серии «посмотри и сделай с точностью до наоборот». И, что характерно, все было точь-в-точь, как расписывают светские обозреватели: «узкий» круг друзей (несколько сотен человек), русская дискотека (под записи групп «Дискотека Авария» и «Руки вверх»), оптовая закупка спиртного и, как следствие, небольшая драка в коридоре. И я не шучу! Олигархи раскидывали пальцы? Раскидывали. Мерялись пиписьками? Мерялись. А потом один прицепился к другому, к ним присоединился третий, четвертый, и через пять минут дралось ползала! Я залезла на барную стойку, чтобы увидеть все подробности. Бармен кудахтал: «Madame! Madame!» Отвали! Какая я тебе «мадам»?! Я еще девушка! Круто, где еще такое увидишь? Только на деревенской дискотеке. Хотя Куршевель и есть деревня… Ну вот, все закончилось, пылких мужчин вытащили в коридор, побитую посуду унесли, и все вновь пустились в пляс. Да слезаю я, слезаю! И при этом наши удивляются: «А почему, собственно, нас не приглашают на чай в Букингемский дворец и на Бал Красного Креста в Монако?» Ага, щаз! Пригласишь разок, а потом мейсенский фарфор будешь изо всех углов выметать, если не блевотину… Хотя я подозреваю, что наши уже начали получать мазохистское удовольствие оттого, что весь мировой бомонд считает их вульгарными нуворишами – парвеню, дорвавшимися до денег и удовольствий. Ах, мы ЭТОГО не достойны? Так получи, фашист, гранату! Будем захватническим методом занимать лучшие курорты и с ходу скупать все самое дорогое: виллы, яхты, автомобили, самолеты! Будем предаваться безудержному веселью в компании сутенеров и бандитов! И неописуемому разврату в компании малолеток из Тамбова. Да будет так! 10 января Сделала вылазку на свежий воздух. В свитере и куртке Игоря выгляжу как привокзальный бомж, ограбивший члена Олимпийской сборной, но быть на контрасте с этими расфуфыренными дамочками даже забавно – все поголовно в унтах со стразами, в шиншилловых куртках и бриллиантовых цацках. Вся наша компания опекала меня, такую бедненькую (в чужой одежде), такую скромненькую (никуда не хожу) и такую несчастненькую (не знаю, с какой стороны подойти к лыжам). Я не люблю выглядеть Золушкой, но мне просто влом что-то доказывать этим людям. Все равно не поймут, а зачем метать бисер перед свиньями? Немного о нашей дружной компании. Авиавладелец, его зовут Петя, сделал деньги на ваучерах, затем немного посидел в каком-то министерстве, и вышел оттуда видным нефтяником. Его любимая супруга Марианна (оттенок – яркий блонд, наращенные волосы, ногти и губы) подцепила его где-то на этапе министерства, где, судя по ее вниманию к размеру порций, работала в столовой и звалась просто Машей. Подруга Марианны – Эльвира, недавно развелась с мужем, владельцем ночного клуба, в котором, судя по ее внешнему виду (оттенок – огненно-рыжий, длина ног – запредельная, размер груди – гордость отечественной пластической хирургии), она подвизалась в непосредственной близости от шеста. Марианна хочет свести Эльвиру с Антоном, который управляет сетью бензозаправок и в наше энергоемкое время считается весьма перспективным кавалером. Свести-то их свели (сама слышала), но сомневаюсь, чтобы Антон мечтал видеть Эльвиру каждое утро. Я лично вздрогнула, когда ее впервые увидела. Разговор (ну, разумеется!) вертелся вокруг отстойного сервиса Куршевеля и жадных французов. Петя горячился: «Лягушатники совесть совсем потеряли!» Приписка к счету – нормальная ситуация. В ресторанах цена на икру повышается чаще, чем на нефть. В бутиках в «русский сезон» выставляют вещи позапрошлого сезона по цене будущих коллекций. Лыжные инструкторы, не краснея, требуют по пятьсот у. е. в день. А без огромных чаевых, которые, судя по публикациям во французских СМИ, так оскорбляют гордых галлов, вам даже белье в номере не поменяют. Сижу, жую блины с маслом (решила подыграть и отказаться от «такой дорогой икры», второсортной, между прочим) и размышляю. Лично я французов прекрасно понимаю, более того – одобряю. Только идиоты, увидев, как изощренно понтуются в Куршевеле мои соотечественники, откажутся подзаработать. Тем более что наши олигархи ведут себя как мелкие поцы: в ответ на хамство молчат в тряпочку и удваивают чаевые, потом, когда меркантильность обслуживающего персонала переходит все границы, начинают жаловаться, затем «бунтуют» – меняют отели (ой-ой, испугали!). В ответ на эти подрыгивания французы еще сильнее взвинчивают цены, а чтобы мало не показалось, запрещают привозить своих лыжных инструкторов – это-де нарушает местную монополию! В итоге самые гордые русские во всеуслышание объявили, что ноги их в «распроклятом Куршевелево» больше не будет, и купили туры кто в швейцарский Санкт-Мориц, кто на итальянскую Кортину д`Ампеццу. Но вскоре вернулись притихшие: там, рядом с принцем Уэльским и Софи Лорен, наши – никто и нигде, увы! Французы эту тенденцию отследили и теперь вообще совесть потеряли. Наши же смирились и вступили в партизанскую войну с обслуживающим персоналом. Даже самые пьяные олигархи теперь изучают счета чуть ли не под лупой, и отказываются их подписывать, узрев хоть одну лишнюю рюмку водки. Я держусь от сведения счетов с потомками Наполеона подальше. Во-первых, нужно помочь бедным членам Евросоюза. Во-вторых, они же не мои деньги воруют?.. А Петя все повторял: «Они просто не понимают, что будет с Куршевелем, если отсюда уедут русские!». Да ничего не будет, вместо русских приедут какие-нибудь богатые узбеки или иранцы, и все пойдет по-старому. Да и наших отсюда дустом не вытравишь: пока Абрамович и Прохоров здесь, и остальные тоже будут. 13 января Добро пожаловать в Москву – один из самых дорогих мегаполисов мира и обитель миллионеров, их здесь живет больше сто тысяч (это для тех алчных провинциалок, кто еще не в курсе, хе-хе). Здравствуй, лучший город Земли! Я люблю возвращаться в Москву. Меня будоражит местный ритм жизни, истеричность москвичей, суетливость гостей столицы, строительный ажиотаж мэра Лужкова, тотальные «пробки», вечные опоздания на встречу и, конечно же, буйная светская жизнь. После сумасшествия Москвы любой город мира выглядит заброшенным полустанком. Правда, мне говорили, что в Нью-Йорке и Токио похожий ритм жизни, но я там не была, да и не тянет полсуток лететь, чтобы увидеть то же, что я имею здесь и сейчас. Вот уже полгода, как я живу не дома. Теперь я – ячейка общества. Хотя и гражданская (но я работаю в направлении Грибоедовского ЗАГСа!). Решение покинуть свою маленькую, уютную кооперативную жилплощадь далось мне нелегко: когда я в первый раз увидела квартиру Игоря, у меня чуть припадок не случился! Это был «еврейский ремонт» во всей своей красе: до умопомрачения ровные стены, паркет, инкрустированный ценными породами какого-то азиатского дерева, кухня, объединенная со спальней, и ванная размером со всю мою квартиру. Плюс сухой камыш в вазах из лазоревого стекла, разноцветные пластиковые табуретки из IKEA и пестрые «дворцовые» гардины из полиэстера… Н-да, не удивительно, что личная жизнь у него пошла наперекосяк. На всякий случай я аккуратненько так уточнила: «Чьих кистей сей антураж?». Игорь виновато улыбнулся: «Ну, Анжела ходила в школу дизайна и сказала, что так положено». Ох уж эти школы дизайна, курсы гейш и академии визажистов! Банальное выманивание денег какими-то подозрительного вида «специалистами», которые убеждают амбициозных идиоток в их способности «творить и чувствовать прекрасное». Ага, щаз! С пониманием прекрасного можно только родиться. Вот как я, например. У меня абсолютный вкус. Я могу вернуться домой и переодеться, если замечу, что перчатки не сочетаются с остальной одеждой. Хотя знаю, что никто, кроме меня, этого не заметит. Но я это заметила, и буду себя чувствовать неуютно, и поэтому иду переодеваться. Мало того, моя домашняя одежда сочетается по цвету с постельным бельем, постельное белье – с полотенцами, полотенца – со скатертями, скатерти – с салфетками, салфетки – со шторами, и так до бесконечности. И когда я меняю постельное белье, то подбираю заново цвет и фактуру всего текстиля. Нечего и говорить, что весь текстиль сочетается с прочими «расцветками» элементов моего жилища. Даже с придверным ковриком! Разумеется, и квартира, и загородный дом моего спутника жизни подверглись тщательной корректировке. С предыдущим, кстати, была та же история. Иногда я жалею, что у меня не слишком бурная сексуальная жизнь, а то бы я приучила к прекрасному немало состоятельных и влиятельных мужчин. Я бы отучила их носить кошмарные галстуки толщиной в полотенце и часы размером с бомбардировщик и ценой с авианосец, ездить на джипах типа «машина гробовщика», дарить вульгарные «плавающие» бриллианты и искусственно выращенный жемчуг. А дальше они бы копировали друг друга. Ведь мужчины значительно больше подвержены моде и наставлениям «специалистов», чем женщины. Но я не маньяк перфекционизма. Выкинув все камыши и табуретки, первым делом я водрузила посреди гостиной торшер – мечту советской тетки: из розового искусственного шелка с фундаментальной витой бахромой цвета старого золота, вся из себя резная и глянцевая ножка прилагается. Гости при виде этого торшера аж столбенеют! А я считаю, что только полностью уверенные в себе люди могут пользоваться такими вещами, вот. К тому же розовый свет молодит лучше ботокса. Еще есть такая хитрость – торшер уютный, а мужчины такие вещи понимают и одобряют – это как будто небольшой изъян во внешности, который делает девушку ближе и доступнее. Разумеется, речь не о метросексуалах. У меня вообще есть свое мнение по самому широкому кругу вопросов. Я люблю: 1. Быть снобом. Смотреть свысока на девиц с поддельными дизайнерскими сумками, на мужчин в костюмах из полиэстера, на тех, кто не прошел фэйс-контроль (куда угодно не прошел). И чувствовать себя выше всего этого. 2. Приятные сюрпризы. Но лучше предупредить заранее. Услышав от любимого: «Сюрприз!» – я сразу начинаю потеть, как лошадь во время скачек. Что значит «сюрприз»?! У каждого свои представления о «сюрпризах». Для меня сюрприз – это безлимитный подарочный сертификат в бутик Louis Vuitton. А для него – просто страшно подумать… 3. Лондон. Столица мира. Лучшая светская жизнь. Сказочный шопинг. Куча неженатых (и симпатичных) аристократов. И прислуга, которая знает свое место и принимает его как должное. 4. Литературу, кино и музыку типа «макулатура». Нет ничего позитивнее и интереснее, чем юмористическое русское фэнтази, романы Иоанны Хмелевской, «Дневник Бриджит Джонс», голливудские романтические комедии и хиты Кайли Миноуг. Но признаюсь я в этом только под страхом вечного лишения осветления волос. 5. Щедрых мужчин. Без комментариев. Я ненавижу: 1. Пропаганду тотального похудания, круглогодичного загара и итальянского «гламура». Ужас! Все выглядят как клоны. К тому же все это безобразие обходится в кучу денег. 2. Продавщиц в московских бутиках. Где только находят таких кошмарных теток с макияжем в стиле «деревенский Хэллоуин» и взглядом, оценивающим мою кредитоспособность? Как с их зарплатой у них хватает на это наглости?! А фраза: «Вам что-нибудь подсказать?» – вообще находится за пределами добра и зла. 3. Слушателей в прямом эфире радиостанций с музыкальными заявками. Энди Уорхол считал, что в наше время каждый может получить пятнадцать минут славы. А я считаю, что это пятнадцать минут позора, причем для тех, кто слышит все эти бесконечные приветы «Димону, Сереге, Пашке и всем, кто меня узнал». 4. Кухню fusion и прочую «высокую гастрономию». В своей стране нужно есть свою еду. Во всяком случае, я всегда знаю, за что отдаю свои деньги, заказав борщ в кафе «Пушкинъ». 5. Неконкретных мужчин. Что значит: «Позвоню на днях»? Завтра? Послезавтра? Через месяц? Мужчина, который беззастенчиво терроризирует мое чувствительное сердечко, недостоин строчки в записной книжке моего мобильного телефона! Возможно, кому-то я покажусь слишком категоричной. А мне просто наплевать на ваше мнение! Я выстроила свою жизнь, как мне это удобно. И те, кто это не понимает, пусть идут нах! 18 января У каждой светской девушки должен быть лучший друг. У меня он тоже есть. Его зовут Дима, а по-простому Димыч. Димыч великий эксперт по ночной жизни Москвы и мечтает стать клубным промоутером, но пока его проекты не приносят признания, подрабатывает светским обозревателем в одном уважаемом глянцевом издании. Димыч знает все городские сплетни и готов ими поделиться, правда, немного путает даты и события, но никогда не обижается, когда я начинаю его покалывать по этому поводу. Димыч носит самые модные майки и сумки, чем вводит в ступор рекламодателей с Урала, и говорит с таким неподражаемым прононсом, что охранники в ночных клубах пугаются: «Ой, мы не понимаем по-английски!» А еще Димыч является моим банкиром: когда я остаюсь на бобах, он всегда готов подкинуть мне купюру-другую «до ближайшего гонорара». И никогда не напоминает о долге! Сексуальная ориентация Димыча остается тайной за семью печатями даже для меня, а мы знакомы добрый десяток лет. Я его видела с мальчиками, я его видела с девочками, я его видела с собачкой и даже с Наоми Кэмпбелл! На вопрос в лоб Димыч поджимает губки и говорит, что он «бисексуал». Ну и ладно, главное, чтобы человек был хороший, верно? Договорились встретиться с Димычем в «GQ-баре». Меня просто распирает от желания поделиться подробностями поездки с кавалером в Куршевель! Димыч опаздывает уже на сорок минут, но с его бурной светской жизнью (она же работа) – это нормально. Я сама всегда опаздываю на встречу не меньше чем на полчаса, как говорится, лучше поздно, чем никогда. И пока Димыч мчится ко мне через все соблазны нашего милого города, у меня есть возможность рассмотреть, что происходит вокруг. Московские рестораны совсем не похожи на те райские уголки, какими их расписывают глянцевые журналы. Здесь отнюдь не все так прекрасно, как выглядит на картинке: никаких мускулистых красавцев и изящных дев. Сейчас, например, вокруг меня поглощают карпаччо и роллы мрачные упитанные мужчины в полосатых костюмах и лаковых ботинках – именно так в голливудских фильмах изображают итальянских гангстеров. Особы женского пола скорее напоминают товарок героини фильма «Красотка»: макияж до кончиков ушей, волосы в стиле «дешевый парик», лаковые сапоги до середины бедра, юбка размера «макси-пояс» и непременно – голый живот. Особи ничего не едят, поскольку вечно сидят на диете, только пьют зеленый чай и пощипывают салат «Весенний». Все это издевательство над желудком имеет своей единственной целью тщательное отслеживание мужского контингента – вдруг подвернется что-то стоящее? А вы думаете, они сюда есть пришли? Ага, щаз! Посиделки в ресторанах и посещение всех вечеринок в радиусе Садового кольца (плюс Рублево-Успенское шоссе) нужны, чтобы попасться на глаза подходящему «денежному мешку» вне зависимости от его семейного положения в тот момент, когда путь к его желудку (и кошельку) самый короткий. Где-то с обеденного времени (кстати, лучшего для ловли женатиков) эти особи кочуют из одного модного заведения в другое и внимательно смотрят по сторонам. Кроме «GQ-бара» во время бизнес-ланча переполнены богатыми и очень богатыми мужчинами рестораны «Vаниль», «Марио», «Vogue-cafe» и «Галерея». Еще более приветствуются точки общепита в дорогих торговых центрах и гостиницах. Например, из японского «Самосана» в отеле «Рэдиссон-Славянская» открывается отличный обзор на фешенебельные магазины и их клиентов. Когда потенциальные спонсоры разъезжаются по офисам (некоторые, кстати, сразу едут в ближайшие «нумера»), особи делают перерыв с целью сменить оперенье, чтобы быть во всеоружии к началу второй части Марлезонского балета – вечерней поклевке. А самые предприимчивые разъезжаются по дорогим супермаркетам, где, прогуливаясь между прилавками, внимательно изучают содержимое тележек одиноких мужчин, чтобы определить, насколько те богаты и есть ли у них семья… Димыч проносится по «GQ-бару», распугивая почитателей товарно-горизонтальных отношений: – Извини! Извини! Извини! – Чмок-чмок-чмок! – мы облобызались. – Как делишки? – Я приготовилась узнать свежие городские сплетни. Димыч скорбно поджал губки: – Ох, ничего не происходит, всю эту неделю был вынужден сочинять заметки по Гербовнику и Придворному календарю… Димыч недавно ознакомился с «Мерзкой плотью» Ивлина Во, которая, как известно, является библией светских хроникеров, – и теперь говорит лишь цитатами оттуда. Следующий шаг – грозится начать самостоятельно придумывать светских персонажей. Я «за!» обеими руками. А вот того, что этот поклонник мировой классики прибежал всего на пятнадцать минут, из которых десять говорил по мобильному и шерстил глазами присутствующих, я одобрить никак не могу! – Димыч! – А?.. – Бэ, по шее получишь! – А, что? У тебя все отлично, в Куршевеле – прикольно, а про твое выступление на Новый год уже все забыли. – Что-что-что?! А ты об этом откуда знаешь? Тебя же даже в городе не было?.. Димыч делает загадочное лицо. – Убью! – в ответ на это говорю я. – Ну, мне Оля рассказала, – вновь поджимает губки Димыч. – А она-то откуда знает? – изумляюсь я. – Ей брат рассказал, он там был. Или кто-то из его знакомых там был и ему пересказал. Мужики совсем разучились держать язык за зубами! Лучше бы они почаще выпускали его наружу с другой целью. Да-да, Игорь, к тебе это тоже относится! 22 января Оля – моя самая старшая подруга и одновременно младшая сестра очень крупного нефтяника. И этот брат является для нее светочем жизни. А так как этот светоч берет от жизни все (включая кокаин и подружек-близняшек), то Олино представление о мужчинах, скажем так, не очень, и личная жизнь, увы, не складывается. В тридцать лет она еще одинока, и чтобы компенсировать затянувшийся целибат, завела себе йорк-терьера. Премерзкое животное, я вам скажу. Помесь кошки с крысой. Но Оля его обожает и называет «сыночком», а его половые органы (внимание!) – куконьки. И я не шучу! Мало того, Оля таскает с собой «сыночка» всегда и везде, поэтому встречаться с ней теперь можно только в кафе «Пушкинъ», куда допускают мелкую животинку (у самого ресторатора-«пушкиниста» Деллоса – джек-рассел-терьер, если не ошибаюсь). Впрочем, йорки – популярная игрушка (даже у моей домработницы есть) и за животное уже не считается. Но такой спрос породил типично московское предложение – заводчики накалывают клиентов и подсовывают бракованный товар: с неправильным окрасом или с посторонними помесями. Но Оле, благодаря заоблачным связям ее брата, удалось найти производителя и чемпиона породы. И теперь этот чемпион трахает все, что ему напоминает сучку! Однажды даже пристроился к унтам одной блестящей поп-дивы. Я просто рыдала от смеха, но Оля обиделась за своего «сыночка» и чуть не растерзала поп-диву в унтах за ее визги. По-моему, «сыночек» – это единственный Олин недостаток. В отличие от меня Оля провела две чудесные недели на Бали, а так как я тоже сверкала сгоревшим носом и скулами, то разговор вполне естественно зашел о солярии. Итак, если я загораю в солярии, то только в вертикальном, чтобы не оставалось специфических белых пятен (кто загорал в горизонтальном – знает, что я имею в виду). И обязательно надеваю купальник, как будто я загорала на пляже. К тому же косметолог мне сказала, что кусочки ткани хоть какая-то защита от онкологических заболеваний – и сверху, и снизу. А эта дурища загорает голышом и с пеной у рта доказывает, что так выглядит естественнее. Это загар-то из солярия естественный?! Да за километр видно, что ты облучилась под ультрафиолетовой лампой! В итоге сцепились чуть не до драки. Вовремя встрял официант с солянкой. Помолчали. Оля закурила какую-то бездымную сигарету, покосилась на мою, обычную («сыночек» не переносит табачного дыма, гаденыш!) и спросила: – Ну, а как твой, не лелеет прошлое? Я насторожилась: – С чего бы это? – Ну, так как он мазохист, то, что ему устроила Анжелка, ему доставляло явное удовольствие. – Хм, что-то не заметила, что он мазохист… – Я не постель имею в виду, извращенка! Там он наверняка доминирует, – с железобетонной уверенностью сказала моя подруга. – Меня терзают смутные сомнения: откуда ты это знаешь? – Это опыт, детка. Поживи с мое и с моим, – Оля печально улыбнулась, – и тоже будешь иметь глаз-рентген. – Меньше знаешь, крепче спишь! – парировала я. – Только вот с кем хочет спать тот, с кем спишь ты, – вопрос. – Ольга, ты хочешь мне что-то рассказать? – снова насторожилась я. – Пока нет. Но если что узнаю, то расскажу. А пока будь внимательна, подруга. В этом городе любой мужчина чуть привлекательнее обезьяны – общественное достояние! 23 января Я переполошилась! Вызвонила домработницу и попросила ее приготовить картофельные биточки (не поверите, любимое блюдо Игоря!). Сверилась со всеми книгами об отношениях, надела платье, надушилась ванилью, проверила, чтобы нигде не валялось мое нижнее белье и тампоны. Сижу, жду. Нервничаю. О БОЖЕ! Вдруг меня пронзила, словно вертел куропатку, МЫСЛЬ: а если он захочет секса?! Я застонала: только не это! Читатели светской хроники и светских романов считают, что мы здесь все утопаем в разврате. Трахаемся как кролики, меняем партнеров как перчатки, плюем на моногамность. Ага, щаз! В Москве секса нет. Нет, он, конечно, где-то здесь есть. Среди бедных студентов, например, или среди рабочей молодежи. А чем им еще заниматься долгими зимними вечерами? Но у нас здесь, наверху, секса уже давно нет. НИКАКОГО. А откуда он возьмется, если с утра до вечера мы ходим за покупками, встречаемся с друзьями, сплетничаем, едим, лежим на кушетке у психоаналитика, едем к косметологу, просто стоим в «пробке». Да у меня после полного светского дня нет не просто сил, нет даже желания на лишние телодвижения! Да и что я могу получить от такого же утомленного рабочим днем, деловыми встречами и «разбором полетов» с подчиненными Игоря? Сунул-вынул и уснул? Спасибо, не надо. Я лучше с ностальгией буду вспоминать наш первый раз (нет, первый не стоит – это было слишком комично!), ну, или второй, третий… Меня в дрожь бросает от участи всех этих ресторанных фей, которые ДОЛЖНЫ ежевечерне ложиться в постель с какими-то пузатыми владельцами «шестисотых», чтобы было на что с утра покушать. Кстати, меня всегда занимал вопрос: пупсики, а оно вам надо? С утра же в офис, а среди ночи эту фею еще нужно посадить на такси, решить, сколько ей дать «на чай-кофе»… А силенки-то уже не те, по пять часов могут спать лишь абитуриенты государственных вузов. И не удивительно, что у нас такие вопросы к экономике, если все «видные члены» по полдня приходят в себя от «ночи страсти». Да и какая эта страсть: сунул-вынул… Так, я начинаю повторяться. Я сняла платье, подумала и передушилась туалетной водой с ароматом гардении. Натянула свою любимую розовую шелковую пижамку La Perla и пристроилась перед телевизором подпиливать ногти. Игорь приехал жизнерадостный. – Есть что поесть? – спросил он с порога. – Ага, сегодня домработница проявила чудеса любезности и приготовила твои картофельные биточки. Ума не приложу, что это на нее нашло? – О, клево! А ты? – У меня токарные работы, – помахала я приветливо пилочкой, – завтра с утра встреча, хочу быть при параде. – Я сегодня тоже вымотался, – сказал мой пупсик, – сейчас пожую, в душ и на боковую. Фууууу, пронесло! 25 января Вернулась с Домбая мой психоаналитик. Девчонки подкалывают меня насчет моей приверженности искать у нее ответы на все вопросы, как у гадалки. А я считаю, что в наше суровое время психоаналитик должен быть у каждого. И искренне удивляюсь, как люди могут прожить без профессиональной помощи. Взять хотя бы Олины древнегреческие страсти. Мой психоаналитик, кстати, ее зовут Татьяна, специализируется на тусовке – на ее кушетке рыдают светские девушки, успешные предприниматели, клубные промоутеры, дизайнеры одежды, модели и актрисы. Видимо, поэтому она самый дорогой coach в городе. Но реально стоит каждой потраченной на нее копеечки! Мое юнгинианское дерево самоактуализации величиной с баобаб и цветет пышным цветом. С онто Ин-се тоже все зашибись. У меня настолько отличное психологическое состояние, что я здорова, как племенной бык. Даже мой гинеколог вежливо скучает во время осмотра. А между нами, девочками, все в порядке с гинекологией бывает только у мертвых! Татьяна обычно облегченно вздыхает при виде меня, потому что знает, что в течение ближайших двух часов может спокойно подремать. А зачем суетиться, у меня же нет никаких проблем? Но сегодня я примчалась с горящими глазами и, захлебываясь словами, выложила ПРОБЛЕМУ: если я не занимаюсь сексом – это нормально?! – А хочется? – спросила Татьяна, затягиваясь сигариллой (ее скотч-терьер, в отличие от Олиного «сыночка», почему-то абсолютно индифферентен к сигаретному дыму). – Да, в общем-то, нет, – призналась я. – Ну и в чем проблема? – Ну, вроде бы надо? – неуверенно сказала я. – А кому? – уточнила Татьяна. – Ну… я же живу не одна? – Это вы у меня спрашиваете? – прищурившись, спросила Татьяна. – Ну, общественная мораль требует от пар заниматься сексом. Хотя бы время от времени, – вывернулась я. – Лана, общественной морали уже давно на всех наплевать, лишь бы маньяки с топорами по улицам не бегали. И если вам не хочется заниматься сексом – не занимайтесь! – А как же Игорь? – не отставала я. – А что, Игорь? – удивилась Татьяна. – Нууууу… а если он хочет заниматься сексом? – Так, давайте разберемся. Он хочет заниматься сексом? – наклонилась ко мне Татьяна. – Честно говоря, что-то незаметно, – призналась я. – Он не хочет, потому что – НЕ МОЖЕТ или НЕ ХОЧЕТ? – с нажимом спросила Татьяна. – Да он каждый вечер возвращается такой умотавшийся, что отрубается, как после встречи с маньяком с топором! – Ну и в чем проблема? – вновь спросила Татьяна. – Вам не нужен секс. Ему не нужен секс. Вот и живите в свое удовольствие. – А если он захочет? Вдруг! – выдала я страшную мысль. – Я думаю, вы морально будете к этому готовы. Например, после двух недель отпуска… – Честно говоря, после двух недель отпуска он… ну, тоже не хочет, – перебила я, – ну, или не может. – Вы же в горы ездили? – уточнила Татьяна. – Ага. В Куршевель, – закивала я. – И чем он там занимался? – Носился по горам, как подорванный! С утра до вечера. – Лана, мужчина, который весь день занимался физической нагрузкой, вечером способен только на одно – упасть и отрубиться, как после встречи с маньяком с топором, – улыбнулась Татьяна. – Если, конечно, он не половой гигант. – Ну, тогда все хорошо? – ободрилась я. – Все хорошо, – подтвердила Татьяна. Оставшийся час мы посвятили моей любимой мантре: я самая обаятельная и привлекательная, когда я прохожу по улице, все мужчины оборачиваются вслед и сами собой в штабеля складываются! Расстались весьма довольные друг другом. 28 января В благодарность за предоставленный авиатранспорт (ну и просто с далеко идущими деловыми целями) Игорь устроил сегодня торжественный обед для Пети с Марианной в нашем рублевском поместье (ну ладно, в ЕГО поместье). Полдня мучалась: что надеть? Что-нибудь удобное – или все-таки блестящее, чтобы не потеряться на фоне Марианны? В итоге, как обычно, выбрала золотую середину – гламурный casual: темно-синие джинсы Kate Moss Collection, ярко-розовая туника Puma, ободок со стразами (ничего, что Accessorize, главное – блестит!). Игорь оделся так же, минус – ободок. Немножко побегали по квартире в панике («где мой бумажник?», «а где моя сумка?», «почему эта дура-домработница не почистила туфли?»), наконец выбрались, сели в машину и поехали по дороге, вымощенной золотым кирпичом. А говоря по-простому, по Рублевке. Сегодня Рублево-Успенское шоссе утвердилось в общественном мнении как место компактного проживания самых богатых и влиятельных россиян. Впрочем, элита жила здесь всегда: до революции это была родовая аристократия, потом Ильич обосновался в Горках, за ним – прочие большевистские лидеры, а сейчас здесь живут и не тужат кремлевские чиновники и крупные бизнесмены. Именно последние окончательно превратили Рублево-Успенское шоссе в заповедную зону: бывший номенклатурный край стал подмосковным Беверли-Хиллз. С Рублевкой пытаются конкурировать новые престижные направления – Новорижское, Калужское, Минское и Дмитровское шоссе. Но куда там! Дачники сегодня прагматичные: истинная ценность Рублевки не в свежем воздухе и корабельных соснах, а в конкретной близости к власти. Пока Президент не съехал с Рублево-Успенского шоссе, оно будет в цене. Но у популярности Рублевки есть и неприглядная сторона: вчера еще сельская местность с деревянными дачками, редкими коттеджами, деревенским продуктовым рынком и пустынными трасами между поселками буквально у меня на глазах превратилась в стремительно строящийся новый район: со скоростью света прокладываются трассы, строятся дома, торговые и развлекательные центры, шоссе круглосуточно забито автокранами, цементовозами, грузовиками со стройматериалами и мебелью. Добавьте к этому сплошные перекрестки и светофоры, частые милицейские посты и почти московский трафик. Зато в каждой деревне построили по храму – олигархи замаливают грехи. Храмы непременно выдержаны в старорусском стиле: деревянные, с резьбой, многочисленными куполами. И массивными воротами. Храмы работают строго по расписанию, а лучше – по предварительной записи. Деревенские жители и небогатые обитатели старых дачных поселков постепенно покидают сие сказочное место: разница в цене между, например, стандартным дачным участком в поселке Барвиха и приличной московской квартирой – может обеспечить безбедное существование до конца дней. А жители деревни Усово, что рядом с резиденцией Владимира Владимировича «Ново-Огарево», постоянно жалующиеся заезжим светским обозревателям на шумные вояжи президентского кортежа, в любой момент могут продать свои огороды по цене, превышающей стоимость московского Кремля вместе со всеми сокровищами Грановитой палаты! Но самые предприимчивые аборигены остаются в справедливой надежде, что их земля и дальше будет с каждым годом дорожать в три-четыре раза. Многие выстроили на огородах особняки, которые сдают, а сами живут в старых домиках еще советской постройки. Тесно, но прибыльно. При этом старожилы Рублевки очень любят жаловаться на жизнь: шумно-де стало, дорого, в бывшем магазине райпотребсоюза цены как в ювелирном бутике, подходы к речке загородили, вокруг лабиринты заборов – понастроили буржуины проклятые себе бастионов! Но, на минуточку, именно местные жители в свое время основали самый дорогой открытый продуктовый рынок в мире: на площади посреди поселка Жуковка благообразные бабульки продавали килограмм помидоров за двести рублей, банку домашних грибов – за триста, а цена средненького арбуза доходила до полутора тысяч рублей (офигеть, да?). Кстати, рублевские дачи – это тема для отдельной поэмы. Хит продаж – «мой личный Кремль»: красный кирпич, башенки, окна-бойницы и множество маленьких комнат, как в кремлевских теремах. Разнообразие не поощряется: дом можно отштукатурить – получается швейцарское шале, как его у нас представляют, а если еще приделать белые пузатые колонны – стилизация русской усадьбы. Но даже на Рублевке архитектурная мода меняется. Правда, не слишком радикально. Последняя тенденция – «мой личный Версаль»: не комнаты, а залы, с огромными французскими окнами, зеркалами и колоннадами. Также обязательны – внушительная мраморная лестница при входе, золоченая лепнина и потолки, расписанные в стиле лже-рококо – амурчики, розовотелые богини, мужественные герои. Альтернатива – экологические дома: резные до полуобморока терема или скандинавский дизайн – дома-коробки, как магазины IKEA, только из дерева. Такими темпами мы и доехали до нашего шалаша. Домик – так себе, но зато в самой что ни на есть Барвихе, и в дизайне «первых переселенцев»: шале с бойницами. Я вам скажу, очень удобно иметь двух домработниц: одну – в Москве, вторую – на Рублевке. Не нужно таскать туда-сюда горы продуктов, стоять у плиты и мыть посуду. И сейчас: мы вошли, а все уже на столе. Просто как в сказке – скатерть-самобранка! Едим мы просто, никаких иноземных разносолов – красная икра, черная икра, севрюга, картошечка, соленые огурчики… Диетическим такой рацион не назовешь, но мы страдаем и терпим. А вот Марианна с ходу начала выделываться: «А сколько здесь калорий?» И тычет накладным ногтем в вазу с салатом «Оливье», к которой уже пристроился Петя. Я лучезарно улыбнулась: – Не могу сказать точно: счетчик калорий сломался. Марианна тупо уставилась на меня, а я пустилась во все тяжкие: – Зато экологически чисто, все с собственного огорода! – Н-да? – усомнилась Марианна. Ну, я тебе сейчас устрою, сучка ты крашеная! – Да! Последние исследования видных диетологов показали, что даже самая жирная еда может благотворно действовать на фигуру, если приготовлена из органически выращенных продуктов, на месте проживания потребителей пищи! – сама не верю, что это сказала. Петя счастливо закивал головой (говорить с ТАКИМ набитым ртом он уже не мог!) и придвинул к себе блюдо с картошкой. Бедный пупсик, видно, дома тебя совсем не кормят! Я победно посмотрела на Игоря: не удивлюсь, если в ближайшие же дни Петя заключит с тобой наивыгоднейший контракт (с тебя десять процентов за содействие сделке, дружок!). 2 февраля Внешние данные сегодня ценятся неизменно выше, нежели интеллект или внутреннее содержание. Культ красоты и молодости дошел до такой степени, что у нас не остается выбора – будь прекрасной или сдохни! Поэтому я работаю над собой, не покладая рук и ног. У меня всегда свежая стрижка, цвет волос – как из парикмахерского каталога, а корни никогда не отрастают больше чем на полсантиметра. Форма бровей настолько идеальная, что косметички почтительно склоняют головы. За пятнадцать минут я могу сделать себе такой макияж, что визажисты кусают локти от зависти. При этом без макияжа я выгляжу не менее хорошо. Среди своих подруг я известна как реинкарнация Дориана Грэя – с каждым днем я выгляжу лучше и моложе. Что не удивительно, косметология-то развивается! Я и подобные мне жертвующие красоте превратили салоны красоты в клубы по интересам: здесь можно встретить всех светских героев столицы и узнать свежие сплетни. Неудивительно, что при такой острой тяге общественности к совершенству сотрудники салонов красоты сами превратились в капризных звезд. Например, парикмахеры-стилисты не моют головы клиентам – у них-де на это нет времени, до вельможных голов снисходят лишь ассистентки и практикантки. И все клиентки молчат как миленькие, только один человек устраивает скандалы по этому поводу – это я! Довод: за те деньги, которые я плачу за прическу, стилист будет заниматься мною от и до. Точка. Кроме того, я содрогаюсь от мысли, что к моей светлой голове будет прикасаться какая-то подозрительная практикантка. Но только такой подход себя и оправдывает: при виде меня администратор салона встает по стойке смирно, а мой стилист мгновенно выскакивает, как из-под земли. Притом, что я, как обычно, опаздываю на тридцать минут. Расточая комплименты: «Какой загар! И как вам удалось сохранить тонирование с этой подозрительной французской водой?!» – стилист под белы руки ведет меня к креслу. Вокруг с совершенно фантастическими конструкциями на голове сидит полгорода. И явно уже не первый день. Самое ужасное, что некоторым все же удается плохо выглядеть. Например, краса и гордость нашей «золотой молодежи» Ксения Собчак почти всегда с немытой головой и с черными корнями волос – это же десять минут в день и три часа раз в две недели, ну трудно, что ли?.. Выбралась наружу, когда стемнело. Зато теперь точно знаю, кто меня заложил после новогоднего выступления (Игорь растрепал об этом Пете, и понеслось). Ну, я тебе устрою небо в душистый горошек! 5 февраля Народ постепенно вернулся из дальних странствий, и стартовала, наконец, полноценная светская жизнь. Честно признаюсь, вихрь ее действует как наркотик: поглощает время, но и питает тебя тысячей пустяков, тысячей маленьких наград самолюбию, укрепляя эго, – я тусуюсь, следовательно я существую! Мест для тусовки в первопрестольной немало, но в первую очередь – это ночные клубы, которые в наше суровое время заменили рауты, суаре, балы, приемные дни и интимные междусобойчики. По количеству ночных клубов на душу населения Москва – впереди планеты всей! И интересуют нас не просто места для танцулек, а исключительно заведения для сливок «обчества». Настоящий сливочник должен выглядеть так: «пробка» из машин на пару кварталов перед входом, давка на входе, давка внутри, ломовые цены в баре, соревнования по весомости банковских карточек и откровенности нарядов. И, конечно же, жесткий (и жестокий) фэйс-контроль. Москва помешалась на фэйс-контроле. Ты можешь быть красивым, богатым или сочетать оба эти качества, но это не гарантирует, что тебя пропустят. Фэйс-контрольщики (и эти тоже превратились в капризных звезд) действуют по совершенно загадочным критериям, но, по-моему, любезно хотят впрыснуть в зажравшихся «буржуинов» хоть немного адреналина: пустят или не пустят? Вот главный вопрос нашего времени. Некоторые пытаются подстраховаться и лезут в лучшие друзья к хозяину или промоутеру клуба. Женщины готовы друг дружке глаза выцарапать за право пообниматься с ним. Мужчины крепко жмут ему руку, заверяя, что несказанно рады видеть. При этом хозяин\промоутер при малейших проблемах на входе в его заведение забывает отвечать на мобильный. Список популярных «сливочников» постоянно меняется – клубы открываются, закрываются, переезжают, перестраиваются, меняют название. Но если ты хочешь считаться белым человеком в нашем милом городе, то должен постоянно держать руку на пульсе светской жизни и знать, в каких именно злачных местах до?лжно проводить ночи с четверга по воскресенье. Причем за ночь лучше объехать несколько клубов, каждый раз с энтузиазмом приветствуя друзей и знакомых, сравнивая музыку, наряды посетителей и планируя будущие развлечения. Мы с Игорем поступаем именно так. Подъехали с шиком, небрежно сбросили свои шубки-дубленки на руки водителю (в очереди в гардероб тусуюся только лохи, ха!), торжественно вошли и осмотрелись. Ничего нового с декабря не случилось, все на месте – любители потанцевать, любители поглазеть, любители выпить, любители понюхать (впрочем, они все в туалете), любители красивых девушек (читай – блядей) и сами они во всей красе: в прозрачных топах, просвечивающих платьях, декольтированные до пояса, с оголенной спиной. Короче, чем смелее и неожиданнее, тем лучше. Маленькое отступление. С тех пор как во времена благословенной юности я устроила танцы на барной стойке в мини-юбке и сетчатых чулках (был грешок, даже я такие носила), а потом доброжелателям пришлось спасать меня от страстных поклонников моего таланта через подсобные помещения, я в клубы стараюсь надевать только штаны. И желательно запакованные со всех сторон. А вдруг я снова столько же выпью? И в своем нынешнем светском статусе мне придется отбиваться от потных рук?! Брррр! Да и соревноваться с «красивыми девушками» мне не комильфо. И так, придя куда-то соло, приходится делать умное лицо, типа «я не такая, я жду трамвая». Я страдаю с утра до вечера, потому что жизнь в нашем милом городе заточена для лохушек. Например, один видный клубный деятель как-то объяснил мне, почему в женских туалетах его заведения по два унитаза в одной кабинке: «Потому что вы девки, постоянно ходите парочкой, даже поссать, поэтому экономичней делать два унитаза, чтобы меньше времени это занимало». Нормально?! Кстати, в туалетах – своя жизнь. Зашла по прямой надобности, а там у каждого зеркала по «красивой девушке» за капитальными малярными работами. Подслушанный диалог: – И шо? он сказал? – Ой, да я не по?няла! Че-то путаный он какой-то… Все о бетоне да о бетоне. Строитель, что ли? – Строитель – это хорошо. А вдруг квартиру подарит? – Ой, да я не знаю! Че-то путаный он какой-то… – А шо? еще говорит? – Про завод какой-то. Может, работает там? – Бетон и завод… Наверно, завод какой-то строит. – Дааааа?! – «Девушка» оторвалась от зеркала. – Тогда, мож, дом построит? Я ввалилась в кабинку, практически сжевав рукав блузки – лишь бы не заржать в голос. И это Москва! А ведь с виду не скажешь, что такие инфузории-туфельки… Впрочем, у меня половина замужних подруг ТАК одеваются. Кстати, так как профессоры Хиггинсы у нас не водятся, то только по манере выражаться, можно отличить белых людей от пытающихся примазаться к ним лохов. Итак, словарь светского сленга: Белое не носить, обтягивающее не надевать – старинный рекламный слоган, цинично описывает цвето-стилистические пристрастия «московских красавиц». Обычно это розовое, белое, леопардовое. Производит неизгладимое впечатление на крупных бизнесменов предпенсионного возраста и нефтяников из Кагалыма. Бусинка – высшая степень комплимента светскому персонажу. Подразумевает не только правильные гардероб и поведение, но и высокие духовные качества («Он – не просто конфетка, он – бусинка!»). Ваганьковские – девушки модельной внешности, разменявшие четвертый десяток, но так и не обзаведшиеся особняком на Рублевке. У них уже все позади, но многие еще рвутся в бой, хотя бы в качестве конкурентов модельных продюсеров (см. ниже). Галеристки – постоянные посетительницы ресторана «Галерея» с целью поиска спонсора среди его клиентов-мужчин. Гламур – в широком смысле, красивая жизнь. На самом же деле Г. выражает весь блеск и красоту мира, взятые в масштабе колхозника. Warning! Слово настолько затертое, что грозит в ближайшее время повторить судьбу эпитета «стильно». Горячо! – горячее одобрение. Произносить с интонациями «Лигалайза». Для владеющих правильным американским английским существует альтернатива – фирменная фраза Пэрис Хилтон: «That’s hot!» Дресс-код – этого требуют, а точнее выпрашивают, у своих гостей устроители практически всех светских мероприятий нашего города: все в белом, все в шляпах, все в платьях… Так борются со стремлением светской публики обоих полов везде и всегда ходить в джинсах и кашемировых олимпийках. Надо сказать, безуспешно. Женихи – все до одного члены «золотой сотни» журнала Forbes. Находятся в постоянной осаде. Иногда вступают в повторный брак, поэтому оставшиеся в первом браке подвергаются еще более суровым домогательствам со стороны московских фей (см. ниже). Жесть – негативная сторона светской действительности. Альтернатива – Трэш. Клево, прикольно, чувак, старик – старые добрые слова-паразиты снова актуальны. Но храни вас Провидение, если вздумаете назвать какую-нибудь особу женского пола, даже если ей семнадцать лет, старухой или чувихой! Колхоз «Красный партизан» – все самое безвкусное, пошлое и дешевое. Конфетка – светский персонаж с правильной внешностью и гардеробом. Кто все эти люди?! – реплика отчаяния светского персонажа, попавшего в чуждое окружение. Кукусик – мужчина, настолько идеальный, что в природе его не существует. Ну, может только в голливудских фильмах. Леньчики, Лелеки, Лелек и Болек – Леонид Струнин и Леонид Фридлянд, люди, которые приучили нас к дорогой, изукрашенной вышивкой, стразами и разрезами одежде по цене годового бюджета африканских стран за вещь. И так хорошо на этом заработали, что журнал Time включил их в список самых влиятельных людей в мире моды. Лохня, лох, лохушка – всякая особь, не достойная тебя в принципе. Модельный продюсер – так витиевато называют себя московские сутенеры. Царь и бог для лохушек и фей. Нужный человек для олигаторов и олигархов-лайт. Оживший ночной кошмар для рублевских жен. Модельный продюсер № 1 – Петя Листерман. Нефтяник – самая ценная категория российских мужчин. С тех пор как за баррель нефти стали платить свыше сорока долларов, именно на них держится богатство и процветание нашего милого города. Щедры и любвеобильны. Обслуга – светские обозреватели крупных СМИ, женского пола. Склонные к тщеславию успешные предприниматели оплачивают им выезды на российские тусовки в Куршевель, Лондон и на Лазурный берег. Это дает журналисткам иллюзию причастности к сливкам «обчества». Постоянно набиваются в подружки к светским девушкам и пытаются им подражать, чтобы произвести матримониальное впечатление на Женихов. Абсолютно безуспешно. Олигаторы – успешные предприниматели, усиленно подражающие светским миллиардерам – Абрамовичу, Лисину, Потанину, Прохорову. Но так как на спонсирование выставок в музее Гугенхайм и приобретение зарубежных спортивных клубов их активов все же недостаточно, то подражание выливается в раскованный светский образ жизни, со всеми вытекающими отсюда последствиями. Основной объект охоты для лохушек, фей и модельных продюсеров. Олигарх-лайт (пренебрежит.) – бизнесмен предпенсионного возраста, не сколотивший приличного состояния. Возраст и благообразная внешность вызывают иллюзию надежности и щедрости. И абсолютно напрасно – это самая жадная, но при этом развратная, категория московских мужчин. Он же – Пузан. Отстой! – очень плохо. Первый, быстрый, белый – главная движущая сила львиной доли того, что можно увидеть в городе в четверг-пятницу-субботу-воскресенье вечером. За подробностями – к Госнаркоконтролю! Персик-переросток – отчаянно молодящаяся светская дама за сорок. Правильный – хороший. Идеальный комплимент. Прада, на хуй это надо? – трезвая оценка российского рынка товаров de luxe. Пупсик – обращение к московскому мужчине вне зависимости от его возраста, состояния и семейного положения. Он же – Кекс. Реальный – настоящий в самом главном смысле этого слова. Рублевская жена – предмет зависти всех гражданок РФ. Самые мозговитые копируют их стиль и манеры, чтобы произвести впечатление на кексов, кичащихся своими моральными принципами. Санта-Барбара – интимная жизнь нового русского света. Подразумевает такие запутанные связи между персонажами, что отследить их сможет лишь профессионал (см. Обслуга). Тюнинг – изменение собственного лица и тела посредством пластической хирургии и «тяжелой» косметологии. Обычно включает: искусственный загар, налитые силиконом грудь и губы, наращенные волосы. Московскими мужчинами только приветствуется. Фея – она же девушка в поисках спонсора, она же золотодобытчица, она же московская красавица, она же новая русская куртизанка. Фэйс-контроль – существует для лохов. Цацки – дизайнерские украшения из драгметаллов. Несмотря на заоблачную стоимость – абсолютно нерентабельное вложение денег, продать их невозможно даже в привокзальном ломбарде. Эй, подруга, что с лицом?! – обращение к лохушке, безуспешно претендующей на статус белого человека. Я в шоке! – Боже мой, какой ужас! 11 февраля Сегодня мы оделись потеплее и поехали смотреть на лошадей. И не просто на лошадей, а на пони и клевых парней! Надо сказать, что новый русский свет изо всех сил мечтает облагородиться и быстренько изобразить из себя обладателей «старых денег». А так как титулы, раздаваемые направо и налево Дворянским собранием, аристократизма никому не добавили, то остается надеяться только на верховую езду, и в частности поло. Еще бы! Любому нефтяному спекулянту лестно запросто приблизиться к наследникам знаменитых фамилий, не тратя на это сумасшедшие деньги. Экипировка игрока, содержание поло-пони, членство в престижном клубе стоят недешево, но все же намного дешевле, чем собственная футбольная команда. Пока на поле «диких русских» не выпускают (а вдруг они пони покусают?!), но выпить «по-нашему, по-бразильски» с аристократами уже можно. Как, например, вчера в резиденции Его Превосходительства Посла Аргентины, где устроили прием в честь Первого Московского Международного Кубка Поло на Снежной Арене. Было очень мило (это значит, что никто не устроил драки): ели остро приправленные блюда аргентинской кухни, запивали разнообразными водочными коктейлями, игроки дурачились, представители дипломатического корпуса шушукались, а я, отколовшись от Игоря, дефилировала по резиденции и разглядывала любителей поло. Ничего себе мальчики. Все подтянутые, загорелые, ух! И похмелье на них не действует: уже с утра пораньше игроки разделились на команды и начали биться за главный приз Московского поло-клуба – золотую чашу на подставке из фарфора, расписанного гжелью (sic!). И я вам скажу, девочки, это надо было видеть: поло – занятие весьма сексуальное. Сколько тестостерона и блестящих от пота тел! А их униформа! Белые штанишки в обтяг, высокие сапоги, наколенники, шлемы и эта длиииииинная клюшка… Мысль понятна? Игорь отошел поговорить со знакомыми лошадниками, а я скучала на ветру, закутанная, как матрешка. Вокруг вертелся какой-то долговязый загорелый блондин. Видимо, первый раз увидел настоящую русскую красавицу: румяные щечки, шелковый платок Hermes, пуховик Ferre и ридикюль Louis Vuitton. Только я собралась повернуться своей наивыгоднейшей стороной, как вернулся Игорь, мрачно взглянул на блондина и потащил меня к выходу. Я только и успела, что выхватить каталог у пиарщицы. В машине я, чтобы показать свое недовольство хамским поведением некоторых, принялась вдумчиво читать каталог и тут же чуть не пробила головой крышу: загорелый блондин – это же Джек Кидд, внук газетного барона Бивербрука, владелец собственной конюшни в Виндзоре и поместья на Карибах. Почему? Почему? Почему этот гребаный каталог не могли раздать раньше?! 14 февраля Одна из загадок нашего милого города – любовь к импортным праздникам: Католическое Рождество, День Святого Патрика, День взятия Бастилии, Хэллоуин и День Святого Валентина… Последний – самый страшный праздник для любой девушки! Сплошные гадания на кофейной гуще – «а что он мне подарит?», «подарит ли вообще?», и «кто мне может хоть что-то подарить?!». А так как современные мужчины изо всех сил избегают каких-либо обязательств (и даже намека на них), то День Святого Валентина превратился в лакмусовую бумажку для того, чтобы выяснить, сколько ты стоишь на матримониальном рынке. Не надеясь на чудеса, я заблаговременно разбросала по квартире всевозможные журналы, раскрытые на нужных мне страницах. А при виде какой-либо «штучки» начинала радостно взвизгивать «Ой, какая прелесть!» Ну, подарок мне подарят только вечером, а пока я вела подсчет «валентинок» (их количество также подтверждает твой статус законной половинки). Уже в полдень у меня их было три (неважно, что одна из них от бывшего, а еще одна от Димыча). Я позвонила Наташе: – Сколько у тебя «валентинок»? – Сережа, – это ее «хахель», – сказал, что это слишком буржуазно. Ага, ни одной! У замужней Инночки оказалось две. – А вторая от кого? – искренне изумилась я. Инночка засмущалась: – Ну, это от владельца автосалона. – Ни фига себе! Куда же смотрел твой муж?! – А я сама машину выбирала! – так-так-так. Другая замужняя подруга – Аня – оказалась более приличной девушкой, и у нее была лишь одна «валентинка». У Оли тоже одна (ну, понятно!). У Алены, которая занимается организацией всевозможных выставок – шесть, но это не считается – это от вечно благодарных ей художников. У Насти, большой шишки в юридической компании, – тоже шесть, но это от коллег. Я победила! А вечером, когда мы поехали на торжественный ужин в «Vogue-cafe», я благоухала на всю округу Fleur d’Oranger от L’Artisan Parfumeur (винтажный аромат, лимитированный тираж, цена – почти триста у. е. без скидки). Конечно, было немного обидно, что винтаж, тираж и у. е. могут оценить только продавщицы в парфюмерном магазине, но все равно я была очень довольна. Флердоранж – это же положительный намек? Букет невесты, то да се. А может, все-таки нужно было намекнуть на какой-нибудь браслетик? 17 февраля Сегодня я исполняла дочерний долг – обедала с мамой. Моя маман – исключительная женщина. В мои годы у нее уже было два мужа (по очереди), а сейчас она замужем в третий раз. Я надеюсь, что из милосердия к собственной дочери она не выйдет замуж в четвертый (у меня есть очень серьезные подозрения на сей счет). Моя маман встретила меня во всей красе: укладка, свежевыглаженное после массажа лицо, узкие брючки, розовая кашемировая «водолазка» (а чего удивляться – это же моя маман!). Осмотрела меня с ног до головы и выдала: – Дорогая, что за кошмарные штаны? – Между прочим, мешковатые джинсы Levi’s, последний писк. – Мам, ты же сама в брюках! – Я в брюках, а не в штанах. – Отрезала моя мать. Сколько я себя помню, моя мама все свободное время проводила на примерках у портных, в парикмахерской, за изучением журналов «Декоративное искусство», болгарского «Ваш дом» и, конечно же, всех без исключения импортных модных изданий. Благо трое ее мужей – государственно-важный специалист в горно-обогатительной отрасли, большой милицейский чин и обласканный клиентами художник-оформитель – не только обеспечивали ее материально, но и давали полную свободу действий. Яблочко от яблони недалеко падает, и я с раннего детства болталась на примерках, листала модные журналы, в тринадцать лет первый раз посетила парикмахера, а в пятнадцать – косметолога. Не говоря уже о прочем солидном воспитании под чутким маминым руководством – балетное училище, театральная студия, художественная школа. Ни танцорки, ни актрисы – как мечтала мама – из меня не получилось. Дизайнером и художником – как мечтал новый папа – я тоже не стала. Да и работать по диплому о высшем образовании – как мечтал настоящий папа – я не пошла. А стала я светской девушкой, увы и ах! Но это я отвлеклась, а зря, потому что мамуля снова выдала: – Если ты будешь так одеваться, то твой Игорь никогда на тебе не женится! Я чуть не выпрыгнула из штанов: – Это почему же?! – Мужчинам нравятся ДЕВУШКИ, а не хиппи. – Мам, хиппи были в прошлом веке и они уже давно все вымерли, – сказала я и тут же пожалела об этом: только последняя идиотка может напомнить моей маман о прошлом веке, прошедших временах и просто о возрасте. Ой, что сейчас будет! – Девочки, к столу! – это мой новый папа вовремя вмешался, обнял маму за талию и укоризненно задвигал в мою сторону бровями. – Отличные джинсы, я видел такие на клиентке. Мамулины глаза выпустили в мою сторону пару молний (а вот и не попала!), и моя непотопляемая маман с достоинством переместилась в столовую. Дедушка, где бы ты сейчас ни был (в Раю, в Аду или в новом теле), благодарю тебя за то, что ты оставил мне свою ОТДЕЛЬНУЮ жилплощадь! Аминь. И я поплелась следом. 23 февраля Я всегда считала весьма справедливым, что День Защитника Отечества (он же – Мужской день) следует после Дня Святого Валентина. Ты оцениваешь, как оценили тебя, ну и даришь соответственный подарок. Разумеется, с оглядкой на грядущий Международный Женский день, в просторечье именуемый Восьмое марта. Например, он тебе дарит флакон духов, ты ему – флакон одеколона. Он – букет цветов, ты – забавную открытку и какую-нибудь уцененную безделушечку (Warning! Если букет цветов был не из ста и одной алой розы, то безделушечка отменяется). Он – бриллиантовое колье, ты – галстук Hermes… Исходя из вышеперечисленного, Игорь был осчастливлен самым модным парфюмом сезона (взяла в разделе новинок не глядя, все равно для него главное – актуальность и узнаваемость). Правда, в первый момент после вручения подарка я забеспокоилась – очень уж у Игоря вытянулось лицо. Но потом он улыбнулся и чмокнул меня в щечку. Только ночью, лежа в постели, я вспомнила: – Я же дарила ему этот парфюм на день рождения! Блиииииин! Ну, ничего, как-нибудь при случае скажу ему, что я обратила внимание, насколько он в восторге от того подарка, поэтому решила повториться. А вообще, записывать надо, что даришь, а то можно опростоволоситься с посторонними людьми! 25 февраля Главная проблема светской жизни Москвы – однообразие. Мероприятия проходят не просто ежедневно, а по несколько раз в день. И все одно и то же: открываются бутики и рестораны, показывают свежие коллекции одежды и обуви, привозят новые модели автомобилей и топ-моделей, презентуют алкоголь и цацки. Да, и вечеринки были уже везде: в Большом театре и в Кусково, на Красной площади и в Театре Советской Армии, в Пушкинском музее и в трапезной Храма Христа-Спасителя. Понятное дело, что мы все несколько избаловались. И чтобы нам жизнь медом не казалась, пиарщики придумали новую фишку – проводить вечеринки там, где не ступала нога белого человека. Например, в фабрично-складских помещениях где-нибудь на рабочих окраинах. Лично я не вижу в этой фишке ничего привлекательного – тащиться к черту на рога ради того, чтобы потом весь вечер в этих продуваемых всеми ветрами ангарах согреваться алкоголем. Но светская жизнь требует жертв, и, получив приглашения на очередной Night Life Awards (более известной как российский клубный «Оскар»), мы покорно потащились куда-то в район Станколита (что ЭТО такое, мне скажет хоть кто-нибудь?!). Дорогу не знал даже безупречный Игорев водитель Андрей (он слишком хорошо зарабатывае, чтобы бывать в таких местах). Нарезав пару кругов по какому-то сомнительному заводскому району, мы, наконец, взмолились о помощи. Помощь пришла в виде доблестных сотрудников ГИБДД, которые, услышав пароль: «Night Life Awards-Станколит!» – тут же выдали отзыв: «О, вы уже не первые!» Под руководством «полосатых палочек» мы и вырулили к месту сбора наших. В огромном ангаре среди покрышек и металлической арматуры выстроили огромную сцену и несколько лож-ресторанов для особо почетных гостей (это мы!). Напитки разносили официантки, одетые лишь в нижнее белье, и я тут же пожалела, что мы нашли дорогу. Полтора часа я созерцала этих начинающих фей, потому что, как обычно в Москве, начало задержали на полтора часа. А потом все было еще более чем обычно: рэперы и брэйкдансеры, трансвеститы и транссексуалы, эротическая подтанцовка и фрики, модели, одетые лишь в нитки бус, и пышнотелые феи в супероблегающей одежде, в общем, все принадлежности молодежной и молодящейся тусовки. Лучшие клубы и тусовщики страны остались для меня тайной – акустика ангара оставляла желать лучшего. Впрочем, я не слишком огорчилась, поскольку номинанты не меняются годами и непременно получат приз, если не сегодня, то в следующий раз. Единственно, кого невозможно было не услышать (и не заметить) – это Ксения Анатольевна Собчак, признанная клубным персонажем года. Под фанфары ей водрузили на голову приз – пластиковую корону, вмонтированную в красную бархатную подушку. Вся эта конструкция, удерживаемая на макушке лишь с помощью завязанных под подбородком атласных лент (представляете себе картинку?), произвела на неисправимую тусовщицу такое неизгладимое впечатление, что Ксения Анатольевна не снимала подушку с головы до конца церемонии, а затем добрых полчаса стояла на входе, пока не разъехались все фоторепортеры. Бедная девочка, как же она хочет самоутвердиться! Может быть, ей порекомендовать моего психоаналитика? 27 февраля Каждый месяц я скупаю все глянцевые журналы – и толстые, и тонкие. В глянце мне нравятся два раздела. Первый – это авторские колонки главных редакторов. Это умора! Одна обсуждает только свою личную жизнь, вторая – свою личную крутизну – как самого модного человека РФ, третья – «поскромнее», превозносит крутизну своего издания, ну и себя вместе с ним. И, конечно же, каждый журнал из кожи вон лезет, чтобы представить светскую жизнь в виде непрерывной череды удовольствий, и ухитряется придать блеск даже тому, что на деле столь же скучно и утомительно, как обязанности секретарши директора завода по производству спичек. Это, собственно, мой второй любимый раздел – страницы светской хроники. Кто все эти люди?! Ну, с мужчинами все более-менее понятно – или успешный предприниматель (читай – бандит в завязке), или рекламодатель (что видно по упоминанию места работы), или актер (узнать которого могут лишь фанаты дневных телесериалов). А вот с женщинами сложнее. Тут и продюсеры, и дизайнеры, и студентки (хотя по внешнему виду не скажешь…), и даже музы! Я просто умираю от смеха, когда сравниваю лицо и «ярлык». Ну, а если серьезно – это главная проблема всех уважаемых глянцевых изданий. Страниц много, вечеринок еще больше, а узнаваемых широкой общественностью лиц – чуток, вот и приходится светским обозревателям изгаляться, чтобы хоть как-то забить печатный объем (это мне Димыч объяснил). Ставят изображения всех девиц в Prada, но особенно приветствуется, если особа из себя хоть что-то представляет. Кому нужны сплошные «домохозяйки» и «светские львицы»? Мы же не в зоопарке, верно? Отсюда и появляются дизайнеры без коллекций и музы, никогда не бывавшие на Парнасе. Но, породив сонм «работающих девушек», журналы напоролись на то, за что, собственно, боролись: все особы в Prada ломанулись придумывать себе профессию и делать визитки. Потому что все хотят прославиться. Хоть и с разными целями: рублевские жены – чтобы вызвать уважение своих мужей и зависть подруг, а феи – чтобы повысить свои ставки на товарно-горизонтальном рынке. Ведь московские мужчины ценят отнюдь не умниц и красавиц, а женщин, успешных и известных. Женщину-статус, которой престижно обладать. Разумеется, в светской славе есть и более корыстные мотивы: чтобы без фэйс-контроля пропускали в ночные клубы, чтобы давали лучший столик в ресторане, предлагали скидки в бутиках. Итак, кто есть кто на страницах светской хроники. Женская версия: Актриса/певица – молодая симпатичная девушка, желающая обеспечить себе красивую жизнь с помощью престижного ярлыка. Часто – бывшая модель. На вопрос заинтересованных лиц о состоянии карьеры отвечает, что в настоящее время записывает свой первый диск или снимается в первом фильме. В лучшем случае – засветилась в эпизодах пары телесериалов. Бизнес-леди – особа женского пола, имеющая какое-либо собственное дело: от разведения йорк-терьеров до разведения мужчин на деньги. Домохозяйка – см. Супруга/жена. Галерист – девушка, реализующая свою любовь к искусству, открыв собственную арт-галерею. На деньги мужа/любовника или алименты бывшего мужа. Дизайнер – универсальный ярлык, применяемый московскими красавицами, чтобы не выглядеть банальными содержанками. В редких случаях они действительно что-то «дизайнируют» – обычно одежду и аксессуары. Дизайнер интерьеров – московская красавица, сделавшая модный ремонт в подаренной/купленной/мужниной квартире. Модель – 1) молодая длинноногая девушка, зарабатывающая на жизнь дефилированием по подиуму и позированием для модных журналов; 2) молодая длинноногая девушка, так и не сумевшая придумать себе профессию или не раскрутившая на нее своего спонсора. Модница/поклонница марки – завсегдатай данного бутика (обычно попадает в кадр на торжественном обновлении коллекции). Муза – нововведенный дизайнерским трио кавказского происхождения Fresh Art ярлык для своей подруги Лизы Шариковой. В последнее время – очень популярен среди московских красавиц с творческими амбициями. Писатель – жительница Рублево-Успенского шоссе, у которой есть время и связи, чтобы издать собственную автобиографию или жизнеописание своих близких под прозрачными псевдонимами. Подруга/спутница – посетительница светских мероприятий, интересная СМИ только как сопровождающая известного человека. Продюсер – подразумевает все что угодно: от сферы пиара до сводничества. Телеведущая – 1) красивая девушка, отучившаяся на курсах телеведущих в «Останкино»; 2) красивая девушка, хоть раз попавшая на телеэкран. Светская леди/дама – состоятельная ухоженная женщина, завсегдатай светских мероприятий. Замужем. Светская львица – состоятельная ухоженная женщина, завсегдатай светских мероприятий. Не замужем. Светский обозреватель – девушка, которая может складывать слова в фразы, а фразы – в предложения, и пользуется этим умением, чтобы: а) попасть в тусовку, б) прославиться, в) приобрести богатого мужа. Специалист в сфере пиара – см. Продюсер. Стилист – 1) замученная фотосъемками сотрудница глянцевого журнала; 2) светская девушка, которая довела статус модницы/поклонницы марки до совершенства. Теперь при виде ее владельцы бутиков падают ниц. Студентка – красивая девушка, завсегдатай тусовки, которая ввиду возраста еще не может называться светской львицей. Супруга/жена – законная спутница жизни богатого/влиятельного/известного мужчины. P. S. На любом столичном светском приеме вы можете сразить наповал практически всю публику, просто сказав, что никого здесь не знаете. Их самолюбие просто не выдержит такого удара! 8 марта Раз в пару-тройку месяцев мы с девчонками собираемся все вместе. Организовать это довольно трудно. Я, в принципе, свободна для встреч в любое время, за исключением некоторых моментов, когда я на сеансе у психоаналитика, у косметолога или блуждаю по бутикам. У Ольги та же фигня, плюс посещение ветеринарных клиник со своим зажравшимся «сыночком». Алена вся в творчестве – разные креативные личности требуют ее постоянного внимания. Наташа также ведет творческий образ жизни – она востребованный стилист на модных фотосессиях. Настя из-за своей сверхважной юридической работы свободна только в выходные и праздники (да и то, если не сдает какой-нибудь проект). Аня занята строительством своего первого дома, а так как ее муж бьет баклуши, то девушка просто выпала из светской жизни – с ней можно говорить только о цементе, кирпиче и сухих подвалах. Еще одна выпавшая из жизни – Инночка, год назад она родила и теперь все время проводит у себя в Жуковке, опекая обоих дитятей (дочь и мужа). Последний раз мы виделись перед Новым годом (ой, сколько было выпито!), и Международный Женский день – отличный повод снова собраться всем вместе. Конец ознакомительного фрагмента. Текст предоставлен ООО «ЛитРес». Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию (https://www.litres.ru/lana-kapriznaya/dorogo-glupo/?lfrom=334617187) на ЛитРес. Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.
КУПИТЬ И СКАЧАТЬ ЗА: 85.20 руб.