Сетевая библиотекаСетевая библиотека
Суд над Сталиным Юрий Игнатьевич Мухин Самая острая книга ведущего историка-сталиниста! Сенсационный бестселлер самого популярного публициста патриотических сил! Захватывающее расследование в жанре «судебного детектива». Встать! Суд идет! Когда прошлой осенью внук И. В. Сталина подал иск против «Новой газеты» по защите чести и достоинства своего деда, Юрию Мухину и его единомышленникам удалось превратить этот процесс из «суда над тираном», на который рассчитывали «либеральные» кликуши, в публичную порку бесноватых антисталинистов и опровержение главной лжи, на которой держится псевдо-«демократическая» идеология и весь современный миропорядок. Эта книга – суд не над Сталиным, а над клеветниками Вождя и его великой эпохи. Это – полное оправдание и безоговорочная реабилитация величайшего государственного гения в истории России и его бессмертного дела! Юрий Игнатьевич Мухин Суд над Сталиным Предисловие Сталинисты и антисталинисты Стороны и судьи C 8 по 13 октября 2009 года в Басманном суде Москвы проходило первое в России заседание по защите чести и достоинства Сталина. Иск подал внук Сталина Евгений Яковлевич Джугашвили (сын погибшего на фронте старшего сына Сталина Якова), инициативу представлять истца в суде взял на себя Леонид Николаевич Жура, а я из-за болезни смог присоединиться к делу только на этой стадии – на стадии начала его слушания. В это же время представителем истца стал и Сергей Эмилиевич Стрыгин. Иск был подан к «Новой газете» за публикацию статьи А.Ю. Яблокова «Виновным назначен Берия». Ранее третьими лицами к ответчикам присоединился «Мемориал». В итоге команда ответчиков под очевидным руководством адвоката Г. Резника состояла из 8 человек «мемориальцев», представителей «Новой» и их адвокатов: 1. Резник Генри Маркович, адвокат, представитель «Мемориала». 2. Хлебников Олег Никитьевич, шеф-редактор отдела современной истории, член редколлегии «Новой газеты». 3. Кожеуров Ярослав Сергеевич, представитель АНО «Редакционно-издательского дома «Новая газета», юрист. 4. Яблоков Анатолий Юрьевич, ответчик, адвокат. 5. Бинецкий Алексей Эдуардович, адвокат ответчика Яблокова. 6. Гурьянов Александр Эдмундович, представитель «Мемориала». 7. Рачинский Ян Збигневич, представитель «Мемориала». 8. Петров Никита Васильевич, представитель «Мемориала». Председательствовала в суде судья А.С. Лопаткина, которая сумела за более чем два десятка часов слушания не задать ни единого вопроса по сути дела, которое в своих деталях было очень сложным. Причины такого поведения судьи видятся две – судья и не понимала, о чем тут спорят истцы с ответчиками, да и не нужно ей это было, поскольку решение у нее и так уже было готово, и ей оставалось только формальности соблюсти. Итак, сразу сообщу, суд по защите чести и достоинства Сталина мы проиграли – это плохо! Но кто-то удивлен? Мы могли его выиграть в нынешней России? Немного жаль моих товарищей по процессу – Л.Н. Журу и С.Э. Стрыгина. У нас были настолько сильные козыри, что они, зная о московских судьях только понаслышке, не могли поверить, что мы можем проиграть. Жура даже поспорил со мною на литруху, что мы выиграем. Но в конце концов судья объявила решение – в иске отказать. Немного комично было то, что Резник и Бинецкий драли глотки в прениях, чтобы рассказать суду, как при Сталине было страшно жить, а тут надо заходить в зал, выслушивать решение судьи, а судья боится людей и распорядилась, чтобы дежурившие в зале человек шесть вооруженных приставов всех входящих в зал обыскали, а пара приставов встала между нею и людьми в зале. Причем сначала судебные приставы пригласили участников процесса и публику в зал суда на оглашение решения судьи, после чего через пару минут выгнали всех людей из зала, а потом стали запускать по одному, обыскивая входящих! Мыслимо ли такое было при Сталине, когда в судах и не пахло судебными приставами, тем более в бронежилетах, а милиция ходила в патрули без оружия? Ох, как сегодня стало жить «нестрашно»! Итак, мы проиграли – это плохо, но хорошо то, что мы провели репетицию суда. И предлагаем эту репетицию для ознакомления читателям этой книги. Предлагаю вам в этом деле стать «уважаемым судом» (так обязаны называть судью в гражданском процессе) и самим принять решение в этом суде по обвинению Сталина, самим решить, виноват ли он в инкриминируемых ему преступлениях. Ведь по существующему законодательству каждый гражданин России может быть вызван в суд в качестве присяжного, т. е. судьи, который определяет, виновен подсудимый или нет, даже по уголовному делу. Соответственно, у каждого читателя, уж безусловно, есть право самому рассмотреть все доказательства по этому гражданскому делу и право самому разрешить вопрос виновности, по моему мнению, самого яркого руководителя в истории человечества. Иными словами, вам предлагается уже сегодня посмотреть на поведение сторон (обвинения и защитников) в том суде над Сталиным или его клеветниками, который еще будет. Повод Подавать иски в защиту чести и достоинства Сталина можно практически на любые СМИ в нынешней России и по множеству поводов, поскольку нет человека, на которого клеветали бы так низко и так злобно. Но Леонид Николаевич Жура подал иск очень точно (сначала он написал в «Новую газету» опровержение, но у тех, «свободолюбивых», свобода слова только для своих – для клеветников). Поскольку при рассмотрении данного иска в судебном заседании обязано было всплыть Катынское дело, сфабрикованное поляками и Главной военной прокуратурой России так глупо, что эти деятели, как огня, боялись рассмотрения подробностей фальсификации в суде. Итак, содержание статьи Яблокова «Виновным назначен Берия»: «Истинное отношение властных элит к сталинизму проявили решения по «Катынскому делу». В начале 90-х я длительное время работал в отделе по реабилитации жертв политических репрессий Главной военной прокуратуры (ГВП). Пересмотр дел репрессированных хоть и осуществлялся в индивидуальном порядке, но во многом был процессом формальным, поскольку на деле прокуроры были заняты лишь оформлением политической воли руководства страны реабилитировать определенные группы репрессированных. По каждому такому делу по существовавшей методике необходимо было запрашивать ФСБ о том, есть ли тот или иной следователь, прокурор, оперативник или судья в списке лиц, повинных в репрессиях граждан. Кто установил этот список и почему справки из него имели доказательственное значение, зачем нужно было делать эти запросы, если дела и связанные с ними факты пересматривались прокурорами заново, почему нельзя было опубликовать эти списки или хотя бы передать их в распоряжение ГВП, чтобы не тратить время на запросы по каждому делу, – на эти вопросы ответа не было. Все, что связано с ФСБ, рассматривалось как политическая воля (решение), не подлежащая обсуждению. Этот список был закрытым не только для оглашения, но и для дополнения, то есть установленные прокурорами факты незаконных методов ведения следствия, пыток, издевательств и других репрессий на конкретный состав виновных в репрессиях уже не влияли. Исключения из этого правила случались лишь по инициативе все тех же контролирующих органов. Так, руководитель особой группы НКВД СССР Павел Судоплатов, занимавшийся на основании решений Политбюро ВКП(б) тайным уничтожением неугодных лиц, был репрессирован по известному делу против Берии и его подручных и длительное время провел в местах лишения свободы. В советский период, во времена фактического партийно-чекистского двоевластия, попытки Судоплатова добиться реабилитации потерпели фиаско. Однако уже в 90-е годы то, что он, даже находясь многие годы в наших застенках, не сдал соучастников по кровавому ремеслу и уничтожил большинство документов о проведенных операциях, было по достоинству оценено новой властью. Судоплатов был не только реабилитирован, но и возвеличен как гений российской разведки и образец преданности чекистским идеалам. Сталин и чекисты повязаны большой кровью, тягчайшими преступлениями, прежде всего против собственного народа. А о конкретном механизме сталинского террора мне удалось узнать в ходе расследования «Катынского дела». Секретными протоколами к Пакту Молотова – Риббентропа было предусмотрено, что СССР несмотря на действовавший с Польшей договор о ненападении должен участвовать на стороне Германии в нападении на Польшу. После того как 1 сентября 1939 года Германия начала войну с Польшей, СССР, выполняя свои обязательства перед Германией, 17 сентября 1939 г. вторгся с Польшу и занял оговоренную с Германией польскую территорию. В ходе этих действий было взято в плен около 250 тысяч поляков. Из этого числа 14 700 человек были размещены в Козельском, Старобельском и Осташковском лагерях НКВД и 11 тысяч в тюрьмах Западной Украины и Западной Белоруссии. В 1943 г. в Катынском лесу Смоленской области немцы обнаружили останки польских офицеров. А Советское государство немедленно обвинило фашистскую Германию в убийстве 11 тысяч польских военнопленных, содержавшихся в трех лагерях НКВД. В октябре 1989 года первый заместитель генерального прокурора Польши А. Герцог обратился с письмом к генеральному прокурору СССР А.Я. Сухареву, в котором в числе прочих вопросов просил его возбудить уголовное дело об убийстве польских офицеров в Катыни и других пока не установленных местах. В ответном письме от 11 января 1990 г. Сухарев подтвердил официальную советскую позицию: польских офицеров в Катыни расстреляли немецко-фашистские захватчики. Герцог не согласился с этим и продолжал настаивать на своем, ссылаясь на то, что в апреле 1990 г. на переговорах в Москве между президентами СССР и Польши было объявлено об обнаружении документов, «которые косвенно, но убедительно свидетельствуют о том, что тысячи польских граждан, погибших в смоленских лесах ровно полвека назад, стали жертвами Берии и его подручных», а также привел публикации в советской печати, подтверждающие роль НКВД в расстрелах поляков. В 1990 году были возбуждены уголовные дела о судьбе польских военнопленных, содержавшихся в трех лагерях НКВД, которые были приняты к расследованию Главной военной прокуратурой. В ходе расследования было установлено, что в действительности 14 700 польских военнопленных из трех лагерей НКВД и 7305 польских граждан, содержавшихся в тюрьмах Западной Украины и Западной Белоруссии, по постановлению Политбюро ВКП(б) в апреле – мае 1940 года были расстреляны сотрудниками НКВД СССР и захоронены на территории дач УНКВД и в других местах. В октябре 1992 г. были впервые преданы огласке документы особой папки, хранившейся в Архиве президента РФ в Кремле. Среди них Решение Политбюро ЦК ВКП(б) от 5 марта 1940 г. о расстреле польских военнопленных с собственноручными подписями Сталина, Ворошилова, Молотова и Микояна, а также отметками о голосовании «за» Калинина и Кагановича, записка Берии Сталину от марта 1940 г., записка А.Н. Шелепина Н.С. Хрущеву от 3 марта 1959 г. и другие документы. Несмотря на подтверждающие правоту этих документов показания бывшего председателя КГБ СССР Шелепина, бывшего начальника Управления по делам военнопленных НКВД СССР Сопруненко, начальника УНКВД по Калининской области Токарева и других, подлинность этих документов была дополнительно тщательно проверена. В начале декабря 1992 г. в архиве президента РФ мною был проведен осмотр этих документов с участием специалистов архива. Затем с участием судебных экспертов из ВНИИСЭ и ЦСМЛ МО РФ были назначены и проведены комиссионные, судебные, технические и почерковедческие экспертизы, подтвердившие подлинность этих документов, а также что подписи, выполненные на этих документах от имени Сталина, Ворошилова, Молотова, Микояна, Берии, были исполнены именно этими лицами. Все документы приобщили к уголовному делу в качестве вещественных доказательств и передали на хранение руководству архива. Впервые документально было подтверждено, что около 22 тысяч жертв катынского преступления казнили по решению Политбюро ЦК ВКП(б) – по политическим и национальным мотивам как «закоренелых, неисправимых врагов советской власти… по национальности свыше 97% поляки». Обстоятельства этого массового убийства подтверждаются не только этими документами, но и показаниями свидетелей и материалами эксгумаций в местах захоронений. 21 сентября 2004 г. Главная военная прокуратура РФ прекратила «Катынское дело» за смертью виновных. Несмотря на бесспорную доказанность причастности Политбюро ВКП(б) к уничтожению 22 тысяч польских граждан, виновными признаны другие лица. Как следует из постановления о прекращении уголовного дела, резолютивная часть которого была озвучена в ходе пресс-конференции, виновными признаны «ряд конкретных высокопоставленных должностных лиц СССР», чьи действия квалифицированы по п. «б» ст. 193—17 УК РСФСР (превышение власти лица начальствующего состава РККА, имевшее тяжелые последствия при наличии особо отягчающих обстоятельств). Конкретный состав лиц, виновных в этом злодеянии, а также все материалы уголовного дела были засекречены. Таким образом, Сталин и члены Политбюро ВКП(б), вынесшие обязательное для исполнителей решение о расстреле поляков, избежали моральной ответственности за тягчайшее преступление. Возобладало несмотря на установленные факты первоначальное политическое решение: в гибели поляков повинны лишь «Берия и его подручные». Однако даже такое, признающее вину руководителей спецслужб государства постановление не повлекло за собой автоматического официального признания безвинными жертвами политических репрессий всех расстрелянных польских граждан. Более того, на прямые обращения родственников расстрелянных польских офицеров о реабилитации в нарушение Закона «О реабилитации жертв политических репрессий» из прокуратуры и российских судов поступают лишь отказы. И это при том, что такие деятели, как Павел Судоплатов, реабилитируются незамедлительно. Объяснения этому надо искать не в области закона и правосудия, а в настроениях властных элит. В Архиве президента РФ около 3 тысяч подобных особых папок с документами особой важности. Обращения следователей военной прокуратуры к властям о проверке этих документов для выявления других преступлений сталинизма остались неуслышанными. Ставшие ненужными «политические шестерки» названы виновными во всех кровавых преступлениях. Бывший отец народов, а в действительности кровожадный людоед признан «эффективным менеджером». Вот что я думаю о перспективах суда над Сталиным и сталинизмом в современной России». Но перед тем, как заняться рассмотрением собственно гражданского дела, я считаю необходимым хотя бы кратко разобраться с вопросом, кто такие «сталинисты» и «антисталинисты». Сталинизм – это мы можем сами! Г. Резник в своем интервью РИА «Новости» сказал: «Истцы использовали процесс как трибуну своих сталинистских взглядов. Сталин умер, но сталинщина жива!» – и я не буду с ним спорить. Хотя, положа руку на сердце, мы все время старались повернуть процесс так, чтобы он шел о деле – о фактах по заявленным требованиям. И это ответчики весь суд мололи языком «вооще» об ужасах сталинизма. Как ни крути, но и мы вынуждены были отвлекаться и давать ответы и на эти ужасы. Кстати, если вести речь о сталинизме, то на процессе ярко всплыло, что именно под этим подразумевает резникоподобная тусовка. Это не экономические, политические или идеологические аспекты. Во-первых, подобные вопросы им не по уму (подходящие слова-то они знают, а что эти слова обозначают – нет). Во-вторых, тут настолько велико преимущество сталинизма, что им и говорить не о чем. Но есть в сталинизме вещи, которые они и знают твердо, и понимают с болезненной отчетливостью, – при сталинизме такие, как они, в лучшем случае валили бы лес, как валили их предшественники в ГУЛАГе. И то – если бы им очень сильно повезло, поскольку таких, как они, еще и расстреливали. Это крысы, своей же тупостью, подлостью и алчностью загнанные в угол нынешней России, начинающей понимать, что сотворили с народом СССР эти антисталинисты. С ними понятно, но вот зачем антисталинизм Западу? Он-то почему вскормил и вскармливает этих мемориальцев и прочих правозаSHITников с их антисталинизмом? Почему оплачивает и почему сам ведет оголтелую клевету на Сталина? Ведь антисталинизм не вчера начался: он отчетливо проявлял себя уже с середины 20-х годов прошлого века, а с 1956 года, когда шла яростная идеологическая борьба двух систем, антисталинизм стал в СССР официальной государственной политикой. И все, что признавалось в одной системе с плюсом, в другой оценивалось с минусом, и наоборот. У нас бесплатная медицина, а у них она качественнее. У нас бесплатное образование, а у них оно тоже почти бесплатное, но лучше. У нас нет безработицы, а у них пособие по безработице больше, чем у нас зарплата. У нас Гагарин в космос полетел, а у них автомобиль в каждой семье, они на Луну высадились, а мы людей бережем. И так во всем. Мы называем свою родину СССР, а они – Россией. Я даже издевательский американский анекдот по этому поводу знаю. Два американца по телевизору смотрят футбольный матч с участием советских футболистов, у которых на футболках написано «СССР». И один второго спрашивает, какой страны это команда? Мексики, – авторитетно отвечает второй, – ты же видишь, что у них на футболках сокращенно написано: «Куку ру ку-ку, Палома!». (Так звучал припев популярной в США мексиканской песни.) А если серьезно, то те в Америке, кто говорил не «Россия», а «Советский Союз», считались левыми да и были ими. И по формальной логике пропагандистской борьбы, если КПСС на XX съезде начала борьбу со сталинизмом, то Запад обязан был поддерживать Сталина. Но Запад формально не поступил, он радостно поддержал Хрущева и его «шестидерастов». Почему? Давайте все разложим по полочкам. Запад враг? Да. А кто был самый страшный наш враг на Западе? Гитлер. Что он о нас внушал «цивилизованным»? Я много раз цитировал Гитлера, но есть вещи, которые нужно вбивать в русские головы. Гитлер писал, сам выделяя: «Мы, национал-социалисты, совершенно сознательно ставим крест на всей немецкой иностранной политике довоенного времени. Мы хотим вернуться к тому пункту, на котором прервалось наше старое развитие 600 лет назад. Мы хотим приостановить вечное германское стремление на юг и на запад Европы и определенно указываем пальцем в сторону территорий, расположенных на востоке. Мы окончательно рвем с колониальной и торговой политикой довоенного времени и сознательно переходим к политике завоевания новых земель в Европе. Когда мы говорим о завоевании новых земель в Европе, мы, конечно, можем иметь в виду в первую очередь только Россию и те окраинные государства, которые ей подчинены». Остановимся, чтобы осмыслить сказанное. Гитлер решил завоевать Россию (СССР). А почему? Что, у нас есть какие-то земли прекраснее, скажем, соседних Германии земель Франции или Голландии? Или у нас климат лучше и оливы с миндалем растут, как в Греции или Италии? Или у нас подмосковные крестьяне выращивают такие же прекрасные виноград и апельсины, как Испания и Португалия? Какого черта он к нам поперся? И Гитлер поясняет, что толкает его в сторону России не алчность, а… жалость к нам, русским. «Сама судьба указует нам перстом. Выдав Россию в руки большевизма, судьба лишила русский народ той интеллигенции, на которой до сих пор держалось ее государственное существование и которая одна только служила залогом известной прочности государства». Если вы считаете, что Гитлер под интеллигенцией считал каких-то Гумилевых-Буниных, то ошибаетесь. Этих Гитлер и в грош не ставил. Он поясняет, кого лишилась Россия из-за большевиков. «Не государственные дарования славянства дали силу и крепость русскому государству. Всем этим Россия обязана была германским элементам, – превосходнейший пример той громадной государственной роли, которую способны играть германские элементы, действуя внутри более низкой расы. Именно так были созданы многие могущественные государства на земле. Не раз в истории мы видели, как народы более низкой культуры, во главе которых в качестве организаторов стояли германцы, превращались в могущественные государства и затем держались прочно на ногах, пока сохранялось расовое ядро германцев. В течение столетий Россия жила за счет именно германского ядра в ее высших слоях населения. Теперь это ядро истреблено полностью и до конца. Место германцев заняли евреи. Но как русские не могут своими собственными силами скинуть ярмо евреев, так и одни евреи не в силах надолго держать в своем подчинении это громадное государство. Сами евреи отнюдь не являются элементом организации, а скорее ферментом дезорганизации. Это гигантское восточное государство неизбежно обречено на гибель». Суть идеи Гитлера: мы, русские, – недочеловеки, мы не способны не то что изобрести что-нибудь полезное, мы неспособны на элементарное – на то, на что способны были, скажем, эфиопы уже 2,5 тысячи лет назад, – на создание собственного государства. И если государство у нас и было, то только потому, что мы, русские, догадались попросить немцев нами править. Немцев большевики выбили из России, и русский народ вынужден был просить евреев им править. Ну а что взять с русских – с рабов, недочеловеков? Хамы, быдло, ни на что не способны! И Гитлер вел немцев осчастливить нас: он начал против нас войну с гуманитарными целями – чтобы спасти нас, несчастных, заменив немцами евреев. Вы скажете, что немцы были больны расизмом, а я спрошу – а что, они уже выздоровели? Кто это сказал? Да и разве одни немцы больны? А англосаксы? Надо просто посмотреть, как в их фильмах изображены русские, и умному этого будет достаточно. А евреи? У них же расизм в самой тяжелой форме – они только сверху бело-голубые, а внутри коричневые. То, что Гитлер смотрел на нас как на рабов, это не пропагандистский прием – это его, немца, суть – немцу не надо доказывать и объяснять, что он имеет от рождения право стоять над русскими. Немец знает, как и еврей, что он самый умный, что ему русские должны, поскольку они только на роль рабов и годятся. Да, конечно, если расистам что-то надо, то они тебе польстят в глаза, назовут «культурным человеком», но они-то знают, кто ты, русский, на самом деле. Карикатурно, но верно по сути это показано в романе Я. Гашека «Похождения бравого солдата Швейка»: «Разбудили также еврея в корчме, который стал рвать на себе пейсы и сожалеть, что не может услужить панам солдатам, а под конец пристал к ним, прося купить у него старую, столетнюю корову, тощую дохлятину: кости да кожа. Он требовал за нее бешеные деньги, рвал бороду и клялся, что такой коровы не найти во всей Галиции, во всей Австрии и Германии, во всей Европе и во всем мире. Он выл, плакал и божился, что это самая толстая корова, которая по воле Иеговы когда-либо появлялась на свет Божий. Он клялся всеми праотцами, что смотреть на эту корову приезжают из самого Волочиска, что по всему краю идет молва, что это не корова, а сказка, что это даже не корова, а самый тучный буйвол. В конце концов он упал перед ними и, обнимая колени то одного, то другого, взывал: «Убейте лучше старого несчастного еврея, но без коровы не уходите». Его завыванья привели писаря и повара в совершенное замешательство, и они в конце концов потащили эту дохлятину, которой погнушался бы любой живодер, к полевой кухне. Еще долго после, когда деньги уже были у него в кармане, еврей плакал, что его окончательно погубили, уничтожили, что он сам себя ограбил, продав им задешево такую великолепную корову. Он умолял повесить его за то, что на старости лет сделал такую глупость, из-за которой его праотцы перевернутся в гробу. Повалявшись еще немного в пыли, он вдруг стряхнул с себя всю скорбь, пошел домой в каморку и сказал жене: «Эльза, жизнь моя, солдаты глупы, а Натан твой мудрый!» Немцы сегодня даже мудрее, чем при Гитлере, – тот требовал от них самим работать, а они сегодня в Германии, как евреи в Москве, – только на «умной работе». А у станков и на комбайнах все больше турки да югославы – недочеловеки. Вот, скажем, завизжал на советских ветеранов А. Подрабинек. Ну, чего? Что ветеранам Подрабинек, что Подрабинеку ветераны? Откуда эта тупая злоба: «Презрение потомков – самое малое из того, что заслужили строители и защитники советского режима»? Эта злоба все оттуда: не могут простить подрабинеки «советскому режиму», что это русские (советские) в мае 1945-го вошли в Берлин и всей Европе показали, кто в мире на самом деле сверхчеловеки. И ведь особенно обидно расистам, что в это время, словами поминальной молитвы раввината Израиля, подрабинеки «…шли, как овцы, на убой». В минуты опасности (если ее осознают) любой умный народ выдвинет вождем самого умного, самого справедливого вождя и с ним победит и возвысится. А под чьим руководством мы, русские (советские), стали сверхчеловеками? Под чьим руководством возвысились? Задумайтесь об этом, и станет понятно, откуда ненависть к Сталину у Запада. Не Сталин страшен расистам, а мы, русские, когда мы становимся сверхчеловеками. Не Сталина поливают дерьмом свои и импортные Резники. Что Сталину до их помоев? Кто они и кто Сталин? Это же даже не смешно… Клеветой на Сталина, простите за грубое, но точное слово, пидарасят наших предков, а посредством этого и нас. Они нас, сегодняшних, убеждают – не были наши предки сверхчеловеками, не были!!! Рабами были. Должны были быть рабами немцев или евреев, да тем при Сталине не обломилось. Ну, так рабами Сталина были – все равно рабы! Рабы, рабы, рабы!!! Быдло! Ну, в самом деле, если 170 миллионов русских (советских) выполняли волю маленького, кровожадного, гнусного диктатора, то кто они? Правильно, рабы! И тогда 15 тысяч офицеров, которые 20 лет обжирали польский народ, а когда пришла война, трусливо сдались противнику и отказались воевать за Польшу, становятся храбрыми героями. Ну разве можно на фоне трусливых русских рабов, всей страной подчинявшихся одному-единственному человеку, сомневаться в героизме польского генерала, который подчинился целому немецкому ефрейтору, да еще небось и со словами: «Мне присесть, герр ефрейтор, чтобы вам удобнее было мне в затылок выстрелить?» Мне скажут, что есть и русские антисталинисты. Есть, а почему их не должно быть? Если люди по своему умственному развитию и воспитанию годятся только на то, чтобы их пидарасить, то почему бы их и не пидарасить? Это про них Подрабинек сказал: «Презрение потомков – самое малое из того, что они заслужили». Но, должен сказать, их это презрение как раз и не волнует, их волнует, чтобы Резники называли их культурными. Они прямо млеют от похвалы Резников. А Резники похвалят, потом приходят домой и говорят: «Эльза, жизнь моя, гои глупы, а Натан твой мудрый!» Но так ведь это так и есть. Осталось обсудить, что такое сталинизм для нас, для русских (бывших советских). Сталинизм – это мы можем сами! Можем все! Драматург Корнейчук в 1952 году водил по Киеву итальянскую делегацию, и когда те увидели телевышку и узнали, что на Киев регулярно вещает телевидение, они опешили – в это время в Италии о телевидении еще и не помышляли. Откуда телевидение в СССР? Да оттуда, что при Сталине учили, что изобретателем радио был не итальянец Маркони, а русский Попов. И учили не потому, чтобы воспитать патриотизм, а чтобы внушить – ты, русский (советский), сам можешь все! И самого страшного врага победить, и создать все что угодно. Сталинизм – это уметь все самому! Сталинизм – это быть сверхчеловеком. А антисталинист? Это тот, кто пролез к власти руководить хозяйством страны, а потом объявил, что хозяйство страны должно работать без руководства. Тот, кто считает себя экономистом, а экономическую часть предвыборной программы ему пишут американцы. Тот, кто нахапал предприятий, а потом начал звать из-за границы менеджеров этими предприятиями управлять. Это тот, кто кичится своими телевизионными талантами, а вещает копии иностранных телепередач вроде «Поля чудес». Кто сам неспособен даже объяснить народу, зачем он нужен во власти, и нанимает американских специалистов провести выборы. Вот адвокат Резник – это да, это типичный антисталинист. Но вернемся к суду о защите чести и достоинства Сталина. Глава 1 Исходные документы Иск Итак, Леонид Николаевич Жура, получив отказ «Новой газеты» опубликовать ответ на статью Яблокова, подал в Басманный суд Москвы следующее исковое заявление: «В приложении к «Новой газете» «Правда ГУЛАГа» от 22.04.2009 г. 03(14) «АНО «Редакционно-издательский дом «Новая газета» опубликована статья Яблокова А.Ю. «Виновным назначен Берия». В этой статье Яблоков А.Ю. оскорбил память об Иосифе Виссарионовиче Сталине (Джугашвили), унизив его честь и достоинство в следующих выражениях: «Сталин и чекисты повязаны большой кровью, тягчайшими преступлениями, прежде всего против собственного народа». «Сталин и члены Политбюро ВКП(б), вынесшие обязательное для исполнителей решение о расстреле поляков, избежали моральной ответственности за тягчайшее преступление». «Бывший отец народов, а в действительности кровожадный людоед признан «эффективным менеджером». Обосновывая свои оскорбления в адрес Сталина И.В., Яблоков А.Ю. ссылается на «секретные протоколы к Пакту Молотова – Риббентропа, согласно которым «СССР должен участвовать на стороне Германии в нападении на Польшу»: Яблоков А.Ю. пишет: «Секретными протоколами к Пакту Молотова – Риббентропа было предусмотрено, что СССР несмотря на действовавший с Польшей договор о ненападении должен участвовать на стороне Германии в нападении на Польшу. После того как 01 сентября 1939 года Германия начала войну с Польшей, СССР, выполняя свои обязательства перед Германией, 17 сентября 1939 г. вторгся в Польшу». В своей статье Яблоков А.Ю. не дал ссылок на источник своей осведомленности, не опубликовал текст «секретных протоколов», не дал даже цитат из этих документов, предложив читателям поверить ему на слово. Это утверждение Яблокова А.Ю. не соответствует действительности, противоречит фактическому развитию исторических событий в сентябре 1939 г. и является домыслом автора и оскорбляет честь и достоинство Сталина И.В. как одного из руководителей СССР. Яблоков А.Ю. пишет, что пленные польские офицеры в Катынском лесу были расстреляны сотрудниками НКВД СССР согласно решению Политбюро с «собственноручными подписями Сталина, Ворошилова, Молотова и Микояна, а также отметками о голосовании «за» Калинина и Кагановича». Яблоков А.Ю. пишет: «В ходе расследования было установлено, что в действительности 14 700 польских военнопленных из трех лагерей НКВД и 7305 польских граждан, содержавшихся в тюрьмах Западной Украины и Западной Белоруссии, по постановлению Политбюро ВКП(б) в апреле – мае 1940 года были расстреляны сотрудниками НКВД СССР и захоронены на территории дач УНКВД и в других местах». Яблоков А.Ю. не привел в своей статье упомянутое «решение Политбюро» и не дал соответствующих цитат из этого документа. Это заявление Яблокова А.Ю. является вымыслом, не соответствует действительности и ничем не обосновано. В качестве доказательства «вины» СССР в расстреле польских офицеров, кроме Решения Политбюро ЦК ВКП(б) от 5 марта 1940 г., А. Яблоков ссылается также на «записку Берии Сталину от марта 1940 г., записку А.Н. Шелепина Н.С. Хрущеву от 3 марта 1959 г. и другие документы». Яблоков А.Ю. пишет: «Несмотря на подтверждающие правоту этих документов показания бывшего председателя КГБ СССР Шелепина, бывшего начальника Управления по делам военнопленных НКВД СССР Сопруненко, начальника УНКВД по Калининской области Токарева и других, подлинность этих документов была дополнительно тщательно проверена». Яблоков А.Ю. пишет: «Впервые документально было подтверждено, что около 22 тысяч жертв катынского преступления казнили по решению Политбюро ЦК ВКП(б) – по политическим и национальным мотивам как «закоренелых, неисправимых врагов советской власти, по национальности свыше 97% поляки». Яблоков А.Ю. пишет: «Обстоятельства этого массового убийства подтверждаются не только этими документами, но и показаниями свидетелей и материалами эксгумаций в местах захоронений». Эти заявления Яблокова А.Ю. являются вымыслом, не соответствуют действительности и ничем не обоснованы. В соответствии с законодательством России вину кого бы то ни было и в чем-либо устанавливают только судебные органы. Тем более что сам же Яблоков А.Ю. пишет, что «21 сентября 2004 г. Главная военная прокуратура РФ прекратила «Катынское дело» за смертью виновных. Несмотря на бесспорную доказанность причастности Политбюро ВКП(б) к уничтожению 22 тысяч польских граждан виновными признаны другие лица», т. е. даже Главная военная прокуратура РФ не предъявила Сталину И.В. и другим членам Политбюро никаких обвинений, и дело о расследовании расстрела польских офицеров в Катынском лесу в суд не передала. На основании изложенного и в соответствии со ст. ст.151—152 ГК РФ, ст. ст.131—132 ГПК РФ прошу: 1. Признать нижеуказанные высказывания Яблокова А.Ю. в адрес И.В. Сталина, опубликованные в приложении к «Новой газете» «Правда ГУЛАГа» от 22.04.2009 г. 03(14), «АНО «Редакционно-издательский дом «Новая газета» вымышленными, не соответствующими действительности и унижающими честь и достоинство Сталина И.В. «Сталин и чекисты повязаны большой кровью, тягчайшими преступлениями прежде всего против собственного народа». «Сталин и члены Политбюро ВКП(б), вынесшие обязательное для исполнителей решение о расстреле поляков, избежали моральной ответственности за тягчайшее преступление». «Бывший отец народов, а в действительности кровожадный людоед признан «эффективным менеджером». «Секретными протоколами к Пакту Молотова – Риббентропа было предусмотрено, что СССР несмотря на действовавший с Польшей договор о ненападении должен участвовать на стороне Германии в нападении на Польшу. После того как 01 сентября 1939 года Германия начала войну с Польшей, СССР, выполняя свои обязательства перед Германией, 17 сентября 1939 г. вторгся в Польшу». «В ходе расследования было установлено, что в действительности 14 700 польских военнопленных из трех лагерей НКВД и 7 305 польских граждан, содержавшихся в тюрьмах Западной Украины и Западной Белоруссии, по постановлению Политбюро ВКП(б) в апреле – мае 1940 года были расстреляны сотрудниками НКВД СССР и захоронены на территории дач УНКВД и в других местах». «Несмотря на подтверждающие правоту этих документов показания бывшего председателя КГБ СССР Шелепина, бывшего начальника Управления по делам военнопленных НКВД СССР Сопруненко, начальника УНКВД по Калининской области Токарева и других, подлинность этих документов была дополнительно тщательно проверена». «Впервые документально было подтверждено, что около 22 тысяч жертв катынского преступления казнили по решению Политбюро ЦК ВКП(б) – по политическим и национальным мотивам как «закоренелых, неисправимых врагов советской власти, по национальности свыше 97% поляки»». «Обстоятельства этого массового убийства подтверждаются не только этими документами, но и показаниями свидетелей и материалами эксгумаций в местах захоронений». 2. Обязать А. Яблокова и «АНО «Редакционно-издательский дом «Новая газета» опубликовать опровержение вышеперечисленных выражений в ближайшем номере приложения к «Новой газете» «Правда ГУЛАГа». 3. Взыскать с ответчиков и выплатить мне, Джугашвили Евгению Яковлевичу, внуку И.В.Сталина (Джугашвили), в качестве компенсации морального ущерба и нравственных страданий 10 000 000 (Десять миллионов) рублей, в том числе с АНО «Редакционно-издательский дом «Новая газета» – 9 500 000 (Девять миллионов пятьсот тысяч) рублей, с А.Яблокова – 500 000 (Пятьсот тысяч) рублей. Представитель истца Жура Л.Н.». Возражения на иск Ответчики («Новая газета», Яблоков и «Мемориал») подали в суд письменные возражения на иск, но поскольку они идентичны и повторяют друг друга почти дословно, то я, чтобы не перегружать книгу, ограничусь наиболее подробными возражениями, данными «Мемориалом». Представитель этой малопочтенной для меня организации сообщил суду следующее: «На предварительном заседании по делу об иске Е.Я.Джугашвили к А.Ю.Яблокову и «Новой газете» о защите чести и достоинства И.В.Сталина и о компенсации морального вреда было вынесено постановление об участии «Международного «Мемориала» в деле в качестве третьей стороны на стороне ответчика, поскольку вкладка «Правда ГУЛАГа», в которой была опубликована статья Яблокова, издается «Новой газетой» совместно с «Мемориалом». «Мемориал» не согласен с предъявленным иском по следующим основаниям: 1. «Сталин и чекисты повязаны большой кровью, тягчайшими преступлениями прежде всего против собственного народа…» Выражение «повязаны кровью» в современной литературе и журналистике употребляется применительно к группе людей, объединенных общим преступлением, как правило, убийством. Данная формула, оценивающая участие Сталина и органов госбезопасности в политическом терроре в СССР, с нашей точки зрения, полностью соответствует историческим фактам. Сталин с середины 1920-х гг. был вдохновителем политических репрессий, осуществлявшихся органами ОГПУ-НКВД-МГБ-МВД. Сталин и Политбюро ЦК ВКП(б) принимали все ключевые решения по началу массовых репрессивных кампаний, контролировали их реализацию. Из общего числа жертв политических репрессий не менее 1 миллиона было расстреляно. В результате процесса реабилитации жертв этих репрессий, начавшегося вскоре после смерти Сталина и продолжающегося по сегодняшний день, несколько миллионов человек, в т. ч. и подавляющее большинство расстрелянных, признаны полностью невиновными. Уже одно это может служить доказательством преступности сталинской репрессивной политики. Просим приобщить к материалам процесса диск «Жертвы политического террора в СССР» (М., 2007), изданный «Мемориалом» совместно с Уполномоченным по правам человека в РФ, с именами и краткими биографическими справками более чем 2,5 миллиона человек, репрессированных в сталинскую эпоху и впоследствии реабилитированных. Начиная с середины 1950-х гг., многочисленные факты прямого участия Сталина в беззаконных репрессиях не только публиковались в мемуарной, публицистической, научной литературе, но и получили оценку в целом ряде официальных партийно-государственных документов советской эпохи. Наиболее обстоятельно эти факты изложены в итоговой записке 1963 г. Комиссии Президиума ЦК КПСС под председательством Н.М.Шверника, специально созданной для расследования причин и обстоятельств массовых политических репрессий. Комиссия работала более года при содействии всех государственных, партийных и ведомственных (более всего – КГБ СССР) архивов. Вывод комиссии: «Сталин совершил тягчайшие преступления […]. Наряду со Сталиным ответственность за нарушения законности, массовые необоснованные репрессии и гибель многих тысяч ни в чем не повинных людей несут также… [далее следует перечень фамилий]» (Реабилитация: как это было. Документы Президиума ЦК КПСС и другие материалы. Т.2. М. 2003. С.670. Текст записки на сс. 541—670). В 1990 – 2000-е годы большинство фактов, содержащихся в Записке «Комиссии Шверника», стали общеизвестными и опубликованы. К числу наиболее полных и выверенных документальных изданий последнего десятилетия, освещающих связь Сталина и «чекистов» (органов госбезопасности) в проведении политических репрессий, относятся: • Лубянка. Сталин и ВЧК-ГПУ-ОГПУ-НКВД. Январь 1922 г. – декабрь 1936 г. Составители: В.П.Хаустов и др. М. 2003; • Лубянка. Сталин и Главное управление госбезопасности НКВД. 1937—1938. Составители: В.П.Хаустов и др. М. 2004. • Лубянка. Сталин и НКВД-НКГБ-ГУКР «Смерш». 1939 г. – март 1946 г. Составители: В.П.Хаустов и др. М. 2006. Мы готовы предоставить суду эти издания для обозрения и изучения. В них содержится множество фактов, подтверждающих истинность высказывания Яблокова о связи Сталина и органов госбезопасности в осуществлении политических репрессий. Из материалов, доказывающих роль Сталина в осуществлении политических репрессий, мы обращаем внимание суда на так называемые «Сталинские расстрельные списки». Только в 1937—1938 гг. Сталиным и узкой группой его соратников по Политбюро (Молотовым, Ворошиловым, Кагановичем, Ждановым и другими) было подписано около 400 списков лиц, чьи дела направлялись из НКВД СССР на рассмотрение Военной коллегии Верховного суда РФ. Визами Сталина и др. на списках предрешался приговор Военной коллегии, выносившийся в закрытом заседании, без участия защиты и без права обжалования. Большая часть из этих сорока с лишним тысяч человек были расстреляны. Подавляющее большинство этих людей к сегодняшнему дню также реабилитированы. Списки с подробным предисловием были изданы «Мемориалом» совместно с Архивом Президента РФ в 2002 году. Просим приобщить к материалам процесса данное издание – CD-диск «Сталинские расстрельные списки». Мы поддерживаем также ходатайство представителя ответчика А.Яблокова об истребовании копий нескольких документов из Российского государственного архива социально-политической истории и Архива Президента РФ. Данные документы (как и тысячи подобных) свидетельствуют о непосредственном участии Сталина в массовых репрессиях 1937—1938 гг. – его собственноручные предложения по изданию репрессивных приказов НКВД, собственноручные предложения по корректировке таких приказов (например, приказа об арестах жен «врагов народа»), сталинские визы на обращенных в ЦК ВКП(б) телеграммах региональных партийных руководителей об увеличении лимитов (квот) на расстрелы и направлении в лагеря, визы на документах о выделении таких лимитов по инициативе Политбюро. 2. «Сталин – кровожадный людоед». Эта формула в контексте статьи носит метафорический характер, употреблена в переносном смысле. И в литературе, и в обыденной речи уже давно одним из главных значений слова «людоед» является – «жестокий, кровожадный человек». Это зафиксировано в авторитетных словарях, например в «Словаре современного русского литературного языка» (Т. 6. М.; Л.: Изд-во Академии наук СССР. 1957. С. 445). Оценка Сталина как «кровожадного людоеда» основывается на представлении автора статьи о личном участии Сталина в политическом терроре, о масштабах и тяжести последствий сталинской репрессивной политики, которое, как указано выше, вполне соответствует историческим фактам. 3. «Таким образом, Сталин и члены Политбюро ВКП(б), вынесшие обязательное для исполнителей решение о расстреле поляков, избежали моральной ответственности за тягчайшее преступление». Данное утверждение полностью соответствует действительности. 1) Обязательность для всех органов государственной власти, в т. ч. и для органов госбезопасности, исполнения решений Политбюро ЦК ВКП(б) является в настоящий момент общеизвестным фактом и не требует доказательств. Также общеизвестен и не требует доказательств тот факт, что Сталин и Политбюро на протяжении десятилетий предопределяли решения судебных или внесудебных органов. На этот счет опубликованы тысячи документов. 2) Тот факт, что Политбюро вынесло решение о расстреле поляков и польских граждан, подтверждается Решением Политбюро от 5 марта 1940 г., в котором прямо предписывается НКВД рассмотреть дела на находящихся в лагерях военнопленных «бывших польских офицеров» и др., а также дела на «арестованных и находящихся в тюрьмах западных областей Украины и Белоруссии». Дела предписывалось «рассмотреть в особом порядке, с применением к ним высшей меры наказания – расстрела». 3) Упоминание в связи с этим решением имени Сталина соответствует историческим фактам. Решение Политбюро было принято по записке Л.П. Берия, содержавшей описание ситуации с военнопленными и арестованными и предложение об их расстреле. На подлиннике этой записки собственноручные резолюции членов Политбюро «за», первой идет подпись Сталина. Мы поддерживаем ходатайство представителя ответчика А. Яблокова об истребовании копий нескольких документов из Российского государственного архива социально-политической истории (ранее они хранились в Архиве Президента РФ), необходимых для подтверждения истинности утверждений Яблокова о роли Сталина и Политбюро в расстреле поляков и польских граждан весной 1940 г., которые оспаривает истец Джугашвили. 1) Записка Л.П. Берии И.В. Сталину (не позднее 5 марта 1940) с предложением расстрелять польских офицеров и других из трех спецлагерей для военнопленных и заключенных тюрем западных областей Украины и Белоруссии с резолюцией Сталина и других членов Политбюро. 2) Выписка из протокола решения Политбюро ЦК ВКП(б) №П13/144 от 5 марта 1940 г. о польских военнопленных и др. 3) Записка Председателя КГБ при СМ СССР А.Н. Шелепина Н.С. Хрущеву № 632-Щ 1959 г. с проектом постановления Президиума ЦК КПСС об уничтожении дел по операции, санкционированной решением Политбюро ЦК ВКП(б) от 5 марта 1940 г. № 632-Щ. Все эти документы многократно публиковались, в том числе в официальных изданиях. Сборники с публикациями перечисленных документов мы готовы представить в суд. Содержащаяся в них информация подтверждает истинность высказываний Яблокова, оспариваемых истцом. 4. Кроме этих трех высказываний Яблокова в адрес Сталина, истец просит признать не соответствующими действительности и унижающими честь и достоинство Сталина еще несколько высказываний. Эти высказывания не содержат имени Сталина и посвящены событиям 1939—1940 гг., последовавшим за заключением 23 августа советско-германского пакта (Пакт Молотова – Риббентропа), и в первую очередь – «Катынскому преступлению». 4.1. В своей оценке секретных протоколов к Пакту и последовавших за этим событий Яблоков опирался на оценку их, данную Вторым съездом народных депутатов СССР. В Постановлении съезда № 979-1 от 24 декабря 1989 г. «О политической и правовой оценке советско-германского договора о ненападении от 1939 г.» говорилось, что содержащееся в секретном протоколе к пакту разграничение сфер интересов СССР и Германии и другие действия СССР «находились с юридической точки зрения в противоречии с суверенитетом и независимостью ряда третьих стран», а сами протоколы были «использованы Сталиным и его окружением для предъявления ультиматумов и силового давления на другие государства в нарушение взятых перед ними правовых обязательств» (Второй съезд народных депутатов СССР. 12—24 декабря 1989. Стенографический отчет. Т. 4. М., 1990. Сс. 612—614). Эта оценка находит подтверждение в событиях, последовавших непосредственно за пактом, в политике СССР по отношению к соседним странам (Польша, Прибалтийские государства и др.) в период 1939—1941 гг. Конец ознакомительного фрагмента. Текст предоставлен ООО «ЛитРес». Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию (https://www.litres.ru/uriy-muhin/sud-nad-stalinym/?lfrom=334617187) на ЛитРес. Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.
КУПИТЬ И СКАЧАТЬ ЗА: 199.00 руб.