Сетевая библиотекаСетевая библиотека

Альфонсы в телогрейках, или Сколько стоит забыть тебя?

Альфонсы в телогрейках, или Сколько стоит забыть тебя?
Автор: Юлия Шилова Об авторе: Автобиография Жанр: Современные любовные романы Тип: Книга Издательство: Издательство АСТ Год издания: 2017 Цена: 179.00 руб. Отзывы: 2 Просмотры: 51 Скачать ознакомительный фрагмент FB2 EPUB RTF TXT КУПИТЬ И СКАЧАТЬ ЗА: 179.00 руб. ЧТО КАЧАТЬ и КАК ЧИТАТЬ
Альфонсы в телогрейках, или Сколько стоит забыть тебя? Юлия Витальевна Шилова Женщина, которой смотрят вслед Лара деловая, очень привлекательная женщина. Мужчины посматривают на нее заинтересованно, а женщины провожают завистливыми взглядами. У нее есть хорошая работа, лучшая подруга и любимая дочурка. Лара считала, что этого для счастья вполне достаточно. Но случайное знакомство с Игорем перевернуло ее жизнь. Вот он – мужчина ее мечты! Правда, имеется одно «но»… Игорь находится в заключении. Лару пугает неизвестность, но ради настоящей любви она готова на многое… Юлия Витальевна Шилова Альфонсы в телогрейках, или Сколько стоит забыть тебя? © Ю.В. Шилова, 2017 © ООО «Издательство АСТ», 2017 * * * От автора Друзья! Это мой сто двадцатый роман. Можно сказать, юбилейный. Думаю, название романа говорит само за себя. Я получаю очень много писем от девушек, которые посвятили свою жизнь мужчинам, отбывающим срок. Самое интересное, что эти девушки знакомятся с уголовниками на различных сайтах знакомств или по телефону. Мне хочется, чтобы наши женщины сначала думали, прежде чем заводить подобное знакомство. Вы сажаете себе на шею альфонса в телогрейке и позволяете ему собой помыкать. Подумайте хорошенько, стоит ли вам таскать сумками передачи на зону фактически незнакомому человеку? Ведь, если разобраться, это откровенное вымогательство с лже-любовным подтекстом. Конечно, вы можете сказать, что делаете это по доброте душевной, а он вас об этом не просит. Возможно, впрямую и не просит, но умело давит на жалость и так искусно вами манипулирует, что вам хочется хоть что-то для него сделать. Мне кажется, настоящий мужчина, имеющий чувство собственного достоинства, не будет знакомиться в такой ситуации. Это женщина должна влюбляться в своего спасителя, а не наоборот. Это женщину в период ухаживания должны хоть чем-то баловать. Вынеси честно, даже если не всегда заслуженное наказание, а потом уж начинай строить новую жизнь. Тогда тебе и поверят, и поймут. Проще всего играть на женских чувствах. Ведь сколько женщин везут неподъемные сумки мужчинам, о которых знают лишь с их слов, познакомившись по телефону или по переписке. Тащат последнее и надеются, надеются… А потом браки с практически незнакомыми людьми. Не стоит забывать, что тюрьма лучше никого не сделала. Нужно ли такое «женское счастье»? Сколько вокруг реальных примеров, как сладкоголосый соловей в клетке превращается в бешеного пса, как только выходит на волю… По моим личным наблюдениям, среднестатистические уголовники – очень опасный и неблагонадежный контингент для женщин, желающих завести семью. Конечно, всё очень индивидуально, но романтика отношений с таким кавалером быстро испарится. Ведь уголовники – отличные психологи и хорошо понимают, что уставшая от одиночества женщина жаждет любви, нежных слов, крепкого плеча наконец. А потом происходят различные жизненные трагедии, часто от неуверенности в себе. Женщина уже на себе крест ставит и думает: «А кому я такая нужна?» Каждый имеет право на счастье. Бывает, что и сидит человек ни за что. Бывает, исправляется, раскаявшись, хочет создать семью. Но таких очень немного. В основном одна фальшь и каждый – «невинно осуждённый». А потом между собой или в письмах делятся: «Найду дурочку, может, даже женюсь, пусть передачки таскает». Что толкает наших женщин на брак с такими людьми? Только безысходность. Они считают их последней надеждой. Но ведь это далеко не так. Человек после мест лишения свободы меняется по-любому, ожесточается… Да и на жизнь по-другому смотрит. Многие женятся, чтобы по УДО выйти. Когда одна моя читательница взяла распечатку звонков своего зэка, она испытала шок. Обзвонила всех. Отвечали женщины и девушки. Каждая считала себя единственной. ВСТУПАЯ В ОТНОШЕНИЯ С ЗАКЛЮЧЁННЫМ, ВЫ СЧИТАЕТЕ, ЧТО ГОТОВЫ ПРОЙТИ С НИМ ВСЕ ИСПЫТАНИЯ. НЕ ЗАБЫВАЙТЕ, ЧТО ЭТО ИСПЫТАНИЯ ВАШЕГО ИЗБРАННИКА, НО НИКАК НЕ ВАШИ. ОН ПОШЁЛ НА ЭТО ПО ДОБРОЙ ВОЛЕ ИЛИ ПО СОБСТВЕННОЙ ГЛУПОСТИ. ПОДУМАЙТЕ ТЫСЯЧУ РАЗ, СТОИТ ЛИ БРАТЬ НА СЕБЯ ОТВЕТСТВЕННОСТЬ ЗА ЧУЖИЕ ИСПЫТАНИЯ, НЕСТИ ЧУЖУЮ НОШУ И РАСПЛАЧИВАТЬСЯ ЗА ГРУЗ ЧУЖИХ ОШИБОК. ВАШИ МЕЧТЫ О СКАЗКЕ И ГРЁЗЫ ТЮРЕМНОЙ РОМАНТИКИ МОГУТ ОБЕРНУТЬСЯ КАБАЛОЙ НА ВСЮ ЖИЗНЬ. СЧАСТЛИВЫЕ СЕМЬИ С БЫВШИМИ ЗАКЛЮЧЁННЫМИ – ОЧЕНЬ БОЛЬШАЯ РЕДКОСТЬ И ПОЧТИ МИФ. НИКОГДА НЕ ИЩИТЕ ЧИСТОЕ БЕЛЬЁ В МУСОРНОМ ВЕДРЕ. ЕСЛИ ХОТИТЕ ВСТРЕТИТЬ ДОСТОЙНОГО МУЖЧИНУ И ПОЛУЧИТЬ ДОСТОЙНОЕ БУДУЩЕЕ, ПРЕКРАТИТЕ ОБЩЕНИЕ С ТЕМИ, КТО ВИДИТ МИР ЧЕРЕЗ РЕШЁТКУ. Я искренне надеюсь, что этот роман научит вас ценить настоящее. Говорят, в жизни ничто не вечно, всегда есть опасность, что даже от самой страстной любви могут остаться лишь воспоминания. Я согласна, вместе с героиней своего романа, что любовь нельзя воспринимать как данность. Мы, к сожалению, устроены так, что начинаем ценить что-то, только когда это что-то теряем. Забываем, что ценить нужно здесь и сейчас, ведь отпущенное нам время скоротечно. Дорогие мои читатели, ставшие уже просто родными людьми, низкий вам поклон за то, что вы открыли для себя мир моих книг, и часы грёз, радости и волнений, подаренных моими книгами, доставляют вам настоящее удовольствие. Я верю, что, как только вы погружаетесь в сюжет моей очередной книги, для вас прекращает существование окружающий вас мир. Мне хочется, чтобы мои книги помогли понять нашим женщинам совершенно необъяснимые иногда поступки наших мужчин, а мужчинам получше понять психологию женщин. Я вместе со своими читательницами пытаюсь понять наших мужчин изнутри… Когда пишу очередную книгу, всегда вижу рядом своих читателей. Смотрю на их письма, чувствую их боль, страх и душевные переживания. Я пытаюсь сделать своих героинь вашим зеркалом и вашим мостиком, который связывает ваши желания, разочарования и ваши жизненные приобретения. Я искренне надеюсь, что мои книги помогают вам обрести душевный покой, и всегда молюсь, чтобы все ваши мечты и желания сбылись. Надеюсь, мои книги придадут вам мужества, помогут заглянуть внутрь себя и обрести уверенность в завтрашнем дне. Даже если на душе пустота, в ней всё теплится надежда. Даже если сердце полностью разбито, в нём осталась вера в любовь. И даже если мы утверждаем, что всё хорошее в прошлом, больше нет ни сил, ни желания жить, у нас всегда есть скрытый резерв, чтобы подняться с колен, собраться с силами и начать всё сначала. Итак, давайте вместе окунёмся в жестокий мир ещё одной женской судьбы и попытаемся не судить героиню строго, ведь никто из нас не совершенен, и нам всем так не хватает людской благосклонности и дружеского участия. Я хочу, чтобы вы устроились поудобнее, взяли чашечку кофе или чая и предались чтению. А я буду рядом. Мне жутко интересно, какие события происходят в романе, какие интриги и страсти там разгораются. Я вместе с вами буду переживать все события романа заново. Признаться честно, мне вообще не хочется с вами расставаться, но после того, как вы прочитаете этот роман, увы, всё же придётся. Но это совсем ненадолго, потому что за расставанием обязательно последует скорая встреча, и она произойдёт сразу, как только вы возьмёте в руки мою следующую новую книгу. Вы не представляете, как много мне хочется вам рассказать, как многим хочется поделиться, только бы хватило сил, здоровья и времени. Мне слишком дорого наше с вами общение. Все ваши проблемы, поражения и маленькие победы я воспринимаю как глубоко личные. Я пропускаю всё это через себя и мечтаю, чтобы наши с вами отношения были построены на искренности. Я хочу, чтобы вы никогда не забывали: САМОЕ ЛУЧШЕЕ, ЧТО МОЖЕТ БЫТЬ В НАШЕЙ ЖИЗНИ, ЕЩЁ ВПЕРЕДИ. Пусть наш с вами маленький мир, который удалось создать за несколько лет нашего с вами тесного общения, будет далёк от хамства, цинизма, зависти, злости и лжи. Если на душе кошки скребут, всё валится из рук, уходит из-под ног почва и рушится вокруг мир, просто подойдите к зеркалу, посмотрите себе в глаза, улыбнитесь своему отражению и скажите, что вы себя любите и принимаете такой, как есть, вместе со всеми достоинствами и недостатками. Если мы себя любим, значит, достойны счастья и всего самого лучшего, что есть в этой жизни. Мы просто улыбнёмся себе и окружающим. Улыбнёмся своим проблемам, бедам и неудачам. Мы выше, мы сильнее, и нас невозможно сломать. А наша улыбка… Наша улыбка будет первым шагом на пути к нашему счастью. Как только научитесь улыбаться другим, вы будете удивлены, сколько же людей, оказывается, нуждаются в вашей лучезарной улыбке. Мы ненадолго с вами расстанемся. Исключительно для того, чтобы встретиться вновь. Немного передохнув, я начну работу над новым романом, потому что уже не представляю без этого жизни. Я, как и прежде, жду ваших писем и напоминаю: каждый из моих читателей, по его желанию, может стать героем моей следующей книги. С огромной любовью! Приятного вам чтения! Всегда ваша Юлия Шилова Глава 1 Затаив дыхание, я ждала, когда Игорь позвонит. И вот наконец зазвонил телефон. Я от волнения чуть не выронила его. – Игорь, ну ты чего так долго не звонил? – мой голос дрогнул. – Я места себе не нахожу. Не знаю, что и думать. У тебя телефон постоянно выключен. – Ты так говоришь про телефон, будто я на курорте, – хмыкнул Игорь. – Между прочим, у нас тут официально вообще телефон запрещён. – Я знаю, что ты не на курорте. Может быть, скажешь, почему так долго молчал? Ты хоть чуть-чуть представляешь, что я чувствовала?! Думала, просто сдохну… Раньше, когда не мог ответить, ты просто сбрасывал телефон. – Я был в карцере, – гробовым тоном произнёс Игорь. – Почему ты туда попал? – Ты же знаешь, в местах, где я нахожусь, необязательно иметь причину, чтобы в карцер загреметь. – А мне кажется, хоть какая-нибудь причина всё же нужна. Я сжалась, закрыла глаза. Представляю, что Игорю пришлось пережить! У меня карцер ассоциировался с темницей. Это особое помещение, где содержатся осужденные, уличенные в нарушении установленного в тюрьме порядка. Режим более строгий, чем обычно, и, конечно же, там нет и не может быть никаких телефонов. Карцер предназначен для одиночного заключения осуждённых, таким образом администрация тюрьмы наказывает провинившихся. Раньше Игорь рассказывал, что это крохотная комнатушка, лишенная даже минимальных удобств, но снабженная неизменной металлической дверью с форточкой. Еду в карцер приносят специальные служащие. Они подают ее через форточку. Игорь также жаловался, что карцер не только негативно влияет на физическое состояние людей, но и унижает их человеческое достоинство. – Так может, ты всё-таки объяснишь мне причину, почему ты попал в карцер? – стояла я на своём. – Ну ты вообще пораскинь своими куриными мозгами. Почему люди в карцер попадают? – Ну, обычно туда попадают, когда нарушают режим, – я не показывала, как сильно меня задевает хамство и чрезмерная нервозность моего любимого. О том, что у меня куриные мозги, мне никогда раньше никто не говорил. Это было, мягко говоря, неприятно. – Тебя не пугает, что карцер становится моим вторым домом? – Пугает, – чуть слышно ответила я. – Тебе и в голову не приходит, как издеваются над тобой, прежде чем ты попадаешь в карцер. – Даже боюсь представить. – Всё происходит в медицинском кабинете. – Почему именно там? – Ты будешь слушать, что я говорю, или продолжишь меня дёргать и задавать тупые вопросы? – Я буду слушать… – Руки связывают сзади и подвешивают на решетке так, чтобы стопы пола не касались. На голову надевают шапку-ушанку, в нее вмонтированы динамики, включают сигнализацию. После этого сотрудники колонии били меня палками, по гениталиям в основном. Между пальцами ставили карандаши и сжимали, заматывали скотчем. Бить уставали уже через полчаса, и из кабинета выходили, но перед этим наполняли его перцовым газом. Окна и двери были закрыты. Жгло не только глаза, но и всю кожу. И так я висел – в крови, с орущей в ушах сигнализацией, в перцовом газе, по восемнадцать часов. Газ всё равно через щели утекал, и периодически в медкабинет заходил инспектор и добавлял еще. Не отвязывали меня даже для отправления естественных потребностей, так что мочиться надо было под себя. Время от времени сознание теряешь. Самое тяжелое – приходить в себя. – Зачем они это делают? Неужели нельзя просто посадить в карцер, без всяких издевательств?! – От услышанного мне стало панически не хватать воздуха. – Чтобы я забрал все свои жалобы. – Господи, кошмар какой, – только и смогла сказать я. – Ты вообще хоть приблизительно представляешь, что такое карцер? – Нет, – честно призналась я любимому. – Это каменный мешок. Там даже руки вытянуть в стороны нельзя, чтобы хоть какое-нибудь упражнение сделать, чтобы мышцы не атрофировались. Там же даже не ходишь, места мало. На прогулки, правда, выводили, но так, что я даже иногда отказывался. – Почему ты отказывался? – Потому что на улице зима, а у меня нет зимней одежды и обуви. И всё по твоей вине. Когда ты мне уже её купишь? Сколько будешь ещё водить меня за нос? – У нас зарплату задерживают, – пробормотала я. – Я мёрзну на морозе, – Игорь продолжал давить на жалость. – Да из-за собак гулять пойти не могу. – А собаки-то здесь при чём? – Притом, что уже в коридоре меня обычно ждала огромная собака. Без намордника. Такая так порвать может, врачи не сошьют. – Она на тебя бросалась? – Я ощутила, как сжалось моё сердце. – Я хорошо бегаю, как выяснилось… – Кошмар. У меня просто нет слов. Это садисты. – Вот и я про то же. Если отказывался идти на прогулку, они забирали из камеры все. Вообще все, включая трусы, носки и туалетную бумагу. Я оставался в голых стенах абсолютно голый. Железную дверь камеры открывали настежь, но оставалась решетчатая, чтоб не сбежал. А по диагонали от моей камеры была дверь входная в корпус, ее тоже открывали. Это чтобы мороз прямо на меня шел. Они думали, я простужусь, умру, и дело с концом. Единственный способ согреться – дотянуться до труб отопления. Они располагались высоко и накалялись до предела. Я прыгал, но иногда неудачно, и получал сильные ожоги. – Игорь, мне так больно это слушать, – всхлипнула я. – Но это ещё не самое страшное. Самое страшное – это музыка. В карцере был динамик. И с утра до вечера на бешеную громкость включали музыку. У меня всё время звенит в ушах. Я вообще спать не мог. Даже если ночью звука не было, в голове он всё равно звучал. – Господи, родной мой, а как же всё это прекратить?! – Для начала купи мне зимние вещи. – Я это уже поняла. Даже если зарплату не выплатят, перехвачу деньги в самое ближайшее время у кого-нибудь из близких и всё куплю. Ненавижу этих тварей! Да что ж они от тебя хотят? – Они требуют бумагу, что я претензий к ним не имею, что все прежние жалобы написал якобы с целью их оклеветать и в том признаюсь. А также, что соглашаюсь сотрудничать с администрацией и следить за всеми заключенными, докладывать об их опасных высказываниях и действиях. Ты же понимаешь, никаких бумаг я им не даю, не собираюсь забирать свои прежние жалобы и уж тем более быть стукачом. – А может, лучше сделать то, что они хотят? – Ты совсем дура?! – Я просто дико переживаю и не понимаю, что лучше всего делать в подобных случаях. – Да меня здесь кончат сразу. Так хоть какая-то борьба! – Какой ужас… – бубнила я себе под нос. – Меня, кстати, хотели в тюремную психбольницу поместить. Требовали написать добровольное согласие на лечение. Я не дал. Я в курсе, как там заключённых галоперидолом колют бесконечно… Самое страшное, когда обколотого человека бросают в камеру с обиженными. Там они с ним вытворяют такое… – Боже, что же делать, – беспомощно вздохнула я. – Для начала купить зимние вещи. – Я это сделаю. Игорь, но ведь тебя бросают в карцер не только за жалобы и намерения сделать тебя стукачом, но и за то, что ты постоянно играешь в карты на деньги. Ты вечный должник, – тихо сказала я и даже через трубку ощутила страшную ненависть своего возлюбленного. Увы, но слышать правду он был не готов… Когда в трубке послышались быстрые гудки, я закрыла глаза, вжалась в стену и заревела в голос. ЗАПИСЬ В ДНЕВНИКЕ Сижу и анализирую, как меня угораздило связаться с зэком. Кто вообще попадается на их удочку? Думаю, обычно отвечают на такие объявления женщины, уставшие от одиночества. Нам всем кажется, что подобное может случиться с кем-то, но только не со мной. Каждая из нас уверена, что все, сидящие по ту сторону забора, негодяи, за исключением этого, написавшего ей письмо. В переписке женщину технически подводят к мысли, что на зоне тоже есть «настоящие полковники», случайно попавшие за колючую проволоку, и она, жаждущая внимания и ласки, легко попадается на крючок. Психология одинокой женщины – сложная штука. Красивые и нежные слова в ее адрес, которых она не слышала никогда, обещания и клятвы про любовь делают свое дело. Потом наступит пробуждение от сна, но будет поздно. И ей останется только зализать раны и опять окунуться в одиночество. И совершенно они не дуры… Я их столько видела… Они просто хотят быть любимыми, а любовь, она слепа. И всё же я пришла к мысли, что чаще всего на подобные письма ведутся либо уставшие от жизненных неурядиц и разочаровавшиеся в мужчинах женщины, либо начитавшиеся красивых романов восторженные романтичные девицы. А то, что там существует такой вид бизнеса – профессионалы пишут красивые письма для всех, кто может за это заплатить, – обычно остается за кадром. Одним словом, многие об этом знают, но надеются, что именно ей и именно этот конкретный человек пишет сам и от чистого сердца. Он ведь не пишет, что ему нужна дура, чтобы приезжала на свидания и удовлетворяла его тоску по женскому телу, а за красивые и не очень дорогостоящие письма передавала для него передачки и посылки с продуктами и вещами… Эти граждане пишут то, что каждая женщина мечтает услышать или прочесть от любящего мужчины… И каждая надеется, что он действительно её любит и будет всю жизнь носить на руках. И что именно он все осознал и никогда не повторит своих ошибок… Пустоту в сердце и на душе надо чем-то заполнять. Сквозит ведь… Почему бы их не заполнить иллюзией нужности хоть кому-то? Женщины, вступающие в отношения с мужчинами, отбывающими срок в местах заключения, нередко несчастливы в личной жизни и имеют низкую самооценку. Также романтическим отношениям с осуждёнными может способствовать похожий опыт родственниц, подруг, а иногда и тяга к криминальной романтике. У большинства осуждённых потеряны социальные связи. Некоторые ещё на свободе вели себя столь мерзко, что их бросили жены и дети. Кроме того, в лагере женщина – источник достатка. В колонии очень хочется деликатесов. Необходима местная валюта – курево и чай. Это чтобы покупать носки, трусы, мыло, бритвенные станки, туалетную бумагу… А перед глазами пример соседей по нарам, к которым приезжают супруги и любовницы. Эти же товарищи расскажут при случае, что не все они с женами на воле познакомились. Многие списались по объявлению в газете, а там уж дело техники. Надо просто загрузить в письмах, надавить на жалость и сентиментальность, заманить на короткое свидание, блеснуть чешуей. И дама твоя. Тем более что она к этому в принципе готова. Если зэку написала, значит, личная жизнь вообще не складывается. Эти же товарищи по несчастью могут и адресок «заочницы» подкинуть. Дело в том, что если осужденный подает брачное объявление, то на него приходят десятки откликов. На все ответить можно, но не на все хватит конвертов с марками. Да и отсев происходит. Лучше сосредоточить усилия на более глупых женщинах, которые не задают много вопросов, а сразу пишут стихи и клянутся в вечной любви, хотя знают о предмете своих чувств лишь по одному абзацу в газете. Такие романтичные натуры – легкая добыча. Им несложно мозги пудрить. Продвинутые заключённые сразу отсеивают красавиц и симпатичных молодух. С ними мало шансов на успех. Молодухи пишут в зону из любопытства или поддавшись импульсу. Бывает, и они за осужденных замуж выходят, но здесь как в казино – шанс минимальный. Если арестант неопытный в отношениях с бабами, соседи могут научить, как писать письма, на что давить. Тут всё просто. Прочитайте любую рубрику, где есть объявления о знакомстве, присланные из неволи. Сплошные штампы: «хочу любить и быть любимым», «ищу ту, которая сможет простить и принять», «жду ответов только от тех, у кого серьезные намерения». Как довесок – «осужден несправедливо» или, наоборот, «совершил ошибку, каюсь». Словом, весь набор зомбирования или нейролингвистического программирования. Им нужно найти женщину, лучше всего в трудный момент её жизни. Сначала просто её слушать, расспрашивать, сопереживать, смешить и поддерживать. Так она подсядет на общение, уже не сможет без этих разговоров. Нужно сказать, что любишь, что такое впервые… Потом важно строить планы. Как будем жить, поженимся, ребеночка родим, а лучше двух. Освобождаюсь через какой-то срок, лучше жди меня дома. Мне нужно на выход одежду купить, до тебя доехать. Один такой альфонс в телогрейке сказал: «Я женщин не обманываю, я говорю им то, что они хотят услышать…» Женщин-заочниц на зоне называют «голодными». Все сидевшие зэки тут же становятся джентльменами. Нехватка женского тепла, двуличность с женщинами и цинизм – главные факторы, определяющие отношение к заочницам. Один зэк сказал, что после отсидки, возможно, заедет к своей возлюбленной и отблагодарит. А сказать «спасибо» было за что: кроме наполненных флюидами писем, она постоянно пересылала деньги на «отоварку» в тюремный магазин. Как только после отбоя выключают свет, зэки достают телефоны и полночи разговаривают со своими подругами. Они якобы переживают, что их девушки куда-то пошли ночью, дают советы, просто изображают голосом страдание. При этом могут спокойно показывать друг другу переписку с заочницами и их обнаженные фото. Это ж какая патология: ответить арестанту на его объявление и связать с ним судьбу. Вернее, попробовать связать. Потому что большинство таких попыток заканчивается неудачей, если не трагедией. Секс на свободе – обыденное дело. Мужчины-ловеласы пресыщены им. На свободе не найти голодного самца, который от воздержания лезет на стенку. Другое дело, за решёткой. Вот определенная часть дамочек и пишет заключённым. Чтобы время не терять, в первом или втором послании она уже о неземной любви распинается. Кстати, чаще всего в первом письме, когда женщина ещё не знает, кому пишет, арестант тоже не дурак, видит, с кем дело имеет, отвечает в том же духе. После быстренько на короткое свидание приезжает. Там сразу о браке речь заходит. Любая зона – большая деревня. Там все про всех знают. Есть женщины, которые сначала ездили к одному зэку. Но только до того времени, пока он сидел. Потом эти девицы крутили любовь с другим арестантом и ездили к нему на свидания. И так по многу раз, если у осуждённых сроки небольшие. Причем среди таких нимфоманок встречались и учительницы, и переводчицы, и инженеры, и артистки цирка. Да, для многих зэков познакомиться, пообщаться, написать «маляву», пообещать золотые горы – ничего не стоит. И неизвестно, что будет после его освобождения. Большинство историй для девушек-заочниц имеют печальный исход. Есть исключения, но нам неведомо, попадет ли наша ситуация в эти исключения или станет еще одним подтверждением грустной статистики темы: «Дождалась. Вышел. Расстались…» Иное дело, переписка с заочницами. В ней много цинизма, притворства, рисовки. Такие письма составляются коллективно. В них заключённые изображают себя жертвами трагических обстоятельств. Изъявляют горячее желание вернуться к созидательному труду. Сетуют на одиночество и людскую злобу. На зоне есть корифеи эпистолярного жанра. Мастера по составлению душераздирающих текстов. Такие мужчины очень умны, за время своего заключения они и учатся разводить женщин. Это самые настоящие психологи. Знают, когда и что сказать, правильно выбирают жертву. Почему женщины ведутся на их слова? Да потому что женщины любят ушами, вот аферисты и пользуются этим нагло. У меня волосы дыбом встают от сумм, которые женщины тратят на своих мужиков ежемесячно, особенно на длительные свиданки. Я в ужасе, по каким статьям сидят их мужики. А женщины называют их «котиками», «лапочками», «зайками». Эти «зайки» убивали, грабили, насиловали. А наивные дамочки тратят на них время, деньги, свою жизнь. Зэки разводят заочниц не потому что они такие плохие, просто у них нет другого выхода. Да, жизнь на зоне настолько тяжела, что приходится из человека превращаться в скотину, чтобы тупо выжить. Женщина зэку нужна как «тело» (в плане секса) и как материальная помощь. Никакой любви за решёткой нет! И даже если была, то исчезает, а точнее, уходит в самые глубины души. И её оттуда не вытащишь. ТАМ ТАКИЕ УСЛОВИЯ, ТАКАЯ ЖИЗНЬ, ИМ ПРИХОДИТСЯ спрятать всё святое далеко в себе, чтобы выжить. В заключении человек тупо должен выжить, ему просто-напросто не до любви. Надо заботиться о самом насущном, а не о таких высоких материях, как любовь. Господи, какая же я дура… Умом всё понимаю, а сердце всё ещё верит и ждёт истинной любви. Глава 2 Я знала, что в тех местах, где находится Игорь, есть два варианта игр – «без интереса» и «под интерес». Первое предполагает просто проведение времени, второе – ставки на игру. Игры – очень распространенное средство разведения лохов. Умело играя на чувствах важности и значимости, опытный кидала долго подводит жертву к игре, зачастую часто ему проигрывая, расточая похвалы или подкалывая. Заставляет его потерять бдительность и поставить на игру все, что тот имеет, и даже больше. Затем наносит решающий удар. Если человеку нечем рассчитаться, он может превратиться в раба. Отработает жопой – навсегда уйдёт в касту «петухов». Или прикажут выполнить заказ, вплоть до убийства. Карточный долг – долг чести, и отказавшийся от его уплаты может быть безнаказанно убит или покалечен, изнасилован. Самое страшное, что Игорь всегда был игроком. Именно поэтому карцер стал его вторым домом. Ещё раньше он рассказывал мне о том, что карты обычно делают сами зэки, и они получаются очень красивые. Клеят их из газет хлебным клейстером, долго выравнивают и шлифуют, наносят рисунок. К разрешенным играм относятся все настольные – шахматы, шашки, домино, нарды, кости. Но конечно, все они с не меньшим успехом могут быть использованы для игры под интерес. Очень часто я получала сообщения от Игоря о том, что он проиграл какие-то деньги, не знает, что делать. Когда мы познакомились, он не хотел признаваться, что играет, не желал волновать меня. Но потом его перестало интересовать, что я чувствую. Получив подобное сообщение, я места себе не нахожу, переживаю, что с ним случится, если не найдет деньги. Его ж могут убить, опустить или еще что… Но всё равно это не вызывает у меня мыслей отдать деньги. Он, когда играл, не спросил у меня, а сейчас я не собираюсь решать его проблемы. Взял ответственность на себя, пусть сам и расплачивается. Хотя очень тяжело такое говорить, но иначе это никогда не закончится, легко сойдет с рук, и он будет играть бесконечно. У нас с ним столько разговоров было по этому поводу… Игорь обещал, что перестанет играть. Он знает мое отношение к его азартной страсти и все равно садится играть. Для меня это как предательство. Я считаю, что помочь могу тем, что позволю ему самому быть взрослым и разрулить эту проблему самостоятельно. Повариться в ней, понять, как нелегко найти столько бабла. Тогда, может, он запомнит, что садиться за игру надо только с полной уверенностью, что сможешь отдать, либо вообще не садиться. Карточный долг на зоне – святое! Необходимо либо отдать долг в указанный срок, либо вскрыть себе вены. Если Игорь не вернёт долг, о спокойной жизни может забыть! Когда мне было совсем плохо, я высылала ему необходимые деньги. Понимала, что у него серьёзные неприятности. Карточный долг и на воле-то вещь серьезная. Не говоря уж о местах не столь отдаленных. Как же мне было тяжело искать для него эти деньги… Как тяжело… Но ответ был один: «Я люблю». Не знаю, что можно вложить ещё в эти слова… Наверное, весь мир. Я полюбила человека, который не просто развит не по годам, он удивительный и нежный, самый замечательный на свете. Сначала я думала, это безумие, но потом его внимание, тепло и нежность окончательно убедили меня: всё можно пережить, если вместе… Игорь рассказывал, что самая жуткая неделя в тюрьме – первая. Нужно привыкнуть к новым порядкам и новому статусу. Нельзя протягивать руку для рукопожатия, поскольку ещё не известно, кому её можно протягивать, а кому нет. Когда первый раз пришёл в камеру, то вежливо объяснил соседям, что в тюрьме он впервые, порядков не знает. Почтительно поинтересовался, с кем нужно побеседовать, чтобы узнать правила, в соответствии с которыми надо вести себя в камере. Его тут же отправили к опытному уважаемому человеку – смотрящему, который спит на самой нижней койке, расположенной у окна. Слова «спасибо» и «пожалуйста» говорить в тюрьме совсем необязательно. Первое можно заменить на «я очень признателен», а второе – «по возможности». Обещать можно только то, что реально выполнимо. За невыполненные обещания так или иначе придётся расплатиться. Под маской матёрого заключённого или неопытного новичка вполне может скрываться подосланный, которого на тюремном жаргоне принято называть стукачом или гадом. Он может скрываться и под личиной смотрящего в камере. Стукач необходим охране и полиции, чтобы оставаться в курсе разговоров арестантов. Тюремная жизнь полна особых ритуалов. Например, там существует ритуал чаепития. Даже если в камере есть еда, но нет чая, считается, что её обитатели живут «на голяк». В тюрьме чай называется чифирём. Долгие годы заключённые пьют его очень часто. Они привыкают к этому напитку и, выйдя на свободу, не могут обходиться без него. Резкое прекращение приема чифиря для бывшего заключённого оборачивается жёсткой ломкой, схожей с наркотической. Общая кружка идет по кругу, а зэки тем временем обсуждают наболевшие проблемы или отдыхают. Арестанты сидят на корточках кругом и попивают чифирь. Чифирь – это хорошая, крепкая заварка. Чтобы получился хороший чифирь, нужен чёрный чай. Пьётся чифирь только на голодный желудок. «Приход» от чифиря наступает почти одновременно с окончанием чаепития, достигает своего пика через десять – пятнадцать минут и держится часами. В тюрьмах обычно чифирят два раза в день. Больше всего Игорь терпеть не может шмон. Это тщательный обыск, проводимый работниками тюрьмы для конфискации у заключённых контрабандных продуктов, оружия и наркотических веществ. Причин для шмона множество, в том числе подозрение в контрабанде или планировании побега. В эти места Игорь попал не по своей вине. Натворил много. Статьи тяжелые – пять лет дали… Никогда не думала, что придётся столкнуться с этой стороной жизни. Я знаю, как трудно принять правильное решение. Как трудно верить, что он не изменится в худшую сторону, сумеет наверстать упущенное и, главное, останется человеком не сломанным, не злым, способным верить и любить. Но он всегда говорит слова, от которых замирает сердце… Раньше я и представить не могла, что буду знать о местах заключения столько, сколько знаю сейчас. Игорь рассказывал, что в каждой камере имеется санитарный угол с унитазом и раковиной. Иногда он отгораживается от остального пространства камеры самодельными занавесками, однако они совершенно не мешают циркуляции по комнате звуков и запахов. Разумеется, в большой камере такое неудобство переносить легче, чем в маленькой. Заключённые очень любят посмеяться по поводу различных пикантных запахов и звуков. – Ты что такое ел? – Загниваешь, братан… – Глаза режет – жги вату. Вату в тюрьме жгут для перебивания неприятного запаха. Её выщипывают из матрасов, что и объясняет, почему у заключённых они такие тонкие. Если справляющий нужду арестант очень уж интенсивно и звучно выпускает газы, над ним начинают подшучивать, порой весьма жестоко и ехидно. Зная все эти тонкости, мне было страшно представить, что чувствует мой любимый человек и как он живёт в этой жуткой обстановке каждый свой день… ЗАПИСЬ В ДНЕВНИКЕ Написала о своей истории в Интернете. Тут же получила множество писем от девушек, которые познакомились с зэками, как и я, совершенно случайно. Читала, и мурашки по коже. Похоже, ничего хорошего в этой авантюре нет… «Привет, Лара! Мне было 17 лет, когда я влюбилась, и, несмотря ни на что, всё надеялась, что мы будем вместе. Его посадили за убийство, друзья отвернулись, а вот я его поддерживала и ждала много лет. Планы настроили (свадьба, отдых за границей и очень хотели детей), а когда он вышел, я его только через месяц увидела. Вместе мы не смогли быть, так как друг друга перестали понимать, и решили расстаться. Надолго не получилась: снова звонки, встречи, любовь. После я узнала, что к нему не только я ездила. Ещё одна девушка тоже надеялась на счастье. И у них также продолжались встречи, отношения за моей спиной. Я собрала вещи и ушла. Он не давал покоя: преследовал, уговаривал вернуться к нему. И вот я опять вернулась и была на пятом месяце беременности. Девушки слепые, когда любят, поэтому всё прощают. А мой день рождения устроил мне. Я дома ещё была, ждала его, и вдруг звонок в дверь, а там стоит женщина с трёхлетним ребенком на руках. Мне всё стало ясно. Он так и не пришёл, женщина его ждала в комнате. Я ревела, случилась даже истерика, и меня увезли в больницу. Я потеряла ребенка и больше не могу иметь детей, не могу выйти замуж, так как не в силах его забыть. А история закончилась тем, что он не со мной и не с ней. И снова сидит, дали десять лет. Все зэки уроды и думают только о себе. Люди, которые сидят, никогда не встанут на правильный путь». «Лара, у всех по-разному. Езжу к своему уже год. Всяких историй наслушалась. Есть там и положительные герои, но ой как мало! Неделю назад я со своим расписалась. Первый раз на длительное поехала. А он вёл себя как не от мира сего. Обнимашки-обнимашки, а как мужчину самой его взять пришлось. Странный он какой-то. А ведь уже не малолетки. Он уже не первый раз там. Сказал, что с зэком лучше не связываться, если на свободе не общались. Очень маленький процент искренности, да и с нормальной психикой мало кто оттуда возвращается. А вот туда они почти всегда возвращаются». «У каждой из нас своя история. Я познакомилась в “Одноклассниках” с парнем. Очень долго мы были просто друзьями, а потом жизнь так сложилась, что я влюбилась до потери пульса. Он ответил взаимностью и пригласил на длительное свидание. Город, где он сидит, находится очень далеко, за тысячу километров. Я согласилась, приехала к нему… Свидание прошло в каком-то дурмане. Было ощущение, словно это сон или сказка. Потом я и вовсе решила переехать в Самару (город, где он сидит), чтобы быть ближе и почаще видеться. Прошло время, я забеременела, но наши мамы дружно сказали, что рано ещё и что мы недостаточно знаем друг друга. У него от другой есть дочь, а у меня от первого брака сынок. Ну и, короче говоря, я со слезами на глазах пошла на аборт… Он звонит каждый день, говорит, что я самая лучшая и что очень любит меня… Но всё равно как-то все не так. Как и большинство пар, мы пережили измену. Я случайно узнала, что он во время нашей сильной ссоры ходил на свидание с другой. Я закрыла глаза на всё: простила, так как сама была виновата – мало внимания уделяла, придиралась ко всему. Теперь не знаю, что делать: простить вроде простила, а забыть не могу, и всё время думаю, вдруг он продолжает с ней общаться. Он матерью и дочерью клянется, что ни с кем не общается. Ругаемся чуть ли не по десять раз в день, оскорбляет как хочет. Совсем не задумывается, какую боль причиняет. Другая бы давно послала подальше, а я не могу. Не знаю, как жить без него, он словно кислород для меня. Знаешь, Лара, мне кажется, он меня в гроб загонит…» «Я тоже познакомилась с заключённым. Мне 26 лет. Он мой ровесник. Ему телефон дал мой брат, который отбывает наказание. Я замужем, есть дочка. Муж у меня очень хороший, но любви нет уже полгода. Он мне написал эсэмэску с предложением познакомиться. Вначале я холодно к этому отнеслась… Потом он исчез, я стала скучать (у него во время обыска забрали телефон). Когда он всё-таки написал, радости моей не было предела… Потом он снова пропал. Я писала ему, но он игнорировал. Потом ответил: “Займись семьей своей”. Я не отступала, вела себя как назойливая муха. Мы стали снова общаться, но случаи игнора повторялись. Потом он говорил, что у него не было настроения, что он давал мне таким образом эмоции или просто выпендривался. Однажды я поняла, что люблю его так, как, наверное, любила в первый раз (еще в школьные годы). Затем мы стали общаться в “Одноклассниках”. Он твердил, что я – самое счастливое событие в его жизни за последний год. Говорил, что я для него близкий человек. Однажды я приболела и вышла на работу, хотя обещала ему, что не пойду. Он как узнал, что я на работе, ответил: “Иди в жопу!” Я обиделась, не писала ему. К вечеру он снова проявился: “Сама косячишь. Извиняться не буду”. Мы не общались сутки. Потом я решила написать. Но, увы, игнор. После десяти моих сообщений он добавил меня в “черный список”. Я хотела добиться истины, писала с других профилей – безрезультатно… Он тут же закидывал в “черный список”. Через пару дней он открыл мой профиль со словами: “Не сходи с ума”. А позднее, через пару дней, в ответ на мои сообщения написал: “Причина: ТЫ МНЕ НЕ ИНТЕРЕСНА”. Не понимаю, как человек мог так быстро изменить свое мнение? Ещё за день он спрашивал, увидимся ли мы, говорил, что обожает меня. Может быть, его спугнуло моё признание в любви? Однажды он мне признался, что боится себя и даже себе опасается в этом признаться. Я очень страдаю… Нет аппетита, настроения… Не могу работать… Подруга меня ругает, говорит, что я дура, но я его очень люблю…» «Лара, вот моя история… Познакомилась на сайте знакомств с парнем. Потом узнала, что он сидит. На тот момент я была замужем и имела двух прекрасных дочек. Сначала была обычная переписка, а потом стало тянуть безумно к нему. Он сначала сказал, что лежит в больнице после аварии. Предложил встретиться. В день нашей встречи сказал, что в ментовке сидит за то, что покалечил какого-то парня, что он ему стал угрожать. В итоге признался, что находится в СИЗО. Я поехала туда просить свидание, а мне сказали, что этот человек сидит уже как год. Я была в ужасе. Написала ему, что он – сволочь. Он стал просить прощения, сказал, что всем сразу говорил, что сидит, а мне не мог признаться, что, мол, понравилась очень. И на следующий день втайне от всех я поехала на зону. Когда увидела его, влюбилась как пятнадцатилетняя девочка. И тут стало всё как в сказке – звонки, эсэмэски, обмен фотографиями и видео. Муж мне изменил, и у меня появился повод с ним развестись. Наступили счастливые три месяца свободной жизни. Ездила на краткосрочные… В конце концов, узнал об этом мой бывший муж и стал шантажировать: если не вернусь, всё расскажет моим родителям. Это был ад. Я сошлась с мужем и восемь месяцев ревела в подушку. Люблю-то я другого. И вот наконец он объявился вновь. Пообещал, что после освобождения найдёт и заберёт меня с детьми. Об этом узнал бывший супруг и рассказал родителям. От меня отвернулся весь мир. Родители потребовали, чтобы я жила с бывшим мужем ради детей. Чтобы дочкам хорошо было. И сказали, если я уйду к тому человеку, то у меня больше не будет матери и отца. Больно. Просто больно и гадко жить с таким монстром, как мой муж. Но я надеюсь, что через год мой любимый выйдет, и всё у нас будет хорошо». «Господи, какие мы дуры, Лара! Познакомилась с одним мужчиной ещё на воле, у него своя семья, у меня своя. Потом его посадили, и там он понял, как сильно, оказывается, любил меня, со дня знакомства. В общем, красивые слова, признания в любви и многие другие обещания сыграли свою роль. Я развелась с мужем, стала ездить в колонию на свидания, а там: “Люблю, не могу… умру без тебя…” – и всё такое. Деньги просил огромными суммами, причём постоянно, всё время врал даже по мелочам, на свиданиях относился пренебрежительно, как к привязчивой бабе. В общем, надоело всё, очень оскорбительно. Сколько можно издеваться и тешиться его красивыми словечками о вечной любви до гроба? Решили мы его проверить с подругой. Она позвонила на его мобильник, типа, мол, номером ошиблась, а он сразу начал знакомиться и говорить, что глубоко одинокий, никто к нему не приезжает, и всё в таком духе. Для меня этот человек умер сразу. Сейчас звонит, просит прощения, клянется, что такого больше не будет никогда, дай шанс. Как такому уроду верить можно? Не будьте лохушками, не верьте им никогда и ни за что в жизни! Обдерут до нитки и глазом не моргнут. Наглые гады. Твари, в общем. Не вздумайте вестись на красивые словечки, лживые абсолютно все!» «Лара, я такая дура… Часто от бывших зэков приходится слышать, что не отсидевший не знает и не может понять тюремную жизнь. По-своему они правы. Я со своим решила встретиться. Поддерживать отношения с зэком – в каком-то смысле отсидеть вместе с ним. Я думаю, меня хорошо поймут матери, жены и девушки, ожидающие своих сыновей, мужей и любимых. Постепенно происходит так, что вместе с письмами, которые он присылает, поздравлениями в открытках, аудиозаписями из тех мест, к тебе приходит дух тюрьмы, как бы проникая в тебя, и этот мир становится частью твоей жизни. До боли ощущая потребность “влезть в шкуру” любимого, примерить её на себя, ты начинаешь невольно тянуться и к его миру. Вот мы выходим, и меня ведут к начальнику колонии, предварительно перетряхнув все вещи в моей сумке с целью “досмотра”. От начальника узнаю, что мой друг находится в изоляторе, после чего будет переведён в зону, поэтому нам не предоставят свидание. С садистским удовольствием “хозяин” мне сообщает: “Зря вы не зашли в управление. Там бы вас сразу поставили в известность!” Дальше он начинает что-то долго говорить о том, что мой друг не хочет работать и много из себя воображает, считая себя выше окружающих. Предоставив “хозяину” возможность выговориться, наконец останавливаю его словесный поток: “Я понимаю. Но это ваши дела, я в них не разбираюсь. Я приехала на свидание к этому человеку, и я его хочу видеть”. Тогда он принимается за меня. Следуют долгие расспросы: чем я занимаюсь и кем прихожусь зэку. Опасаясь, что иначе нам точно не предоставят свидание, говорю, будто мы состояли в гражданском браке, хотя это не так. “Ну вы ж ему только сожительница, а не жена”, – с презрением бросает начальник. “И что?..” – отвечаю. “Когда расписываться собираетесь?” – “Мы планируем по освобождению”, – отвечаю вслух, а про себя думаю: “Какое твое собачье дело?” Пока он методично «раскладывает меня по полочкам», я за ним наблюдаю и вижу его колебания. В душе я уверена, что теперь, когда за моей спиной уже многие километры пути и часы ожидания, я добьюсь свидания во что бы то ни стало. Ура! Я победила! Стена рушится. Начальник говорит: “Хорошо. Выведем из изолятора на пятнадцать минут…” И предоставляет нам свидание, оговаривая следующие условия: свидание будет проходить в присутствии сотрудников, в “гостинице” – это помещение для приезжающих на свидания, откуда мне запрещается выходить на территорию колонии. Через некоторое время под конвоем привели моего друга. И тут меня ждала радостная весть: не знаю, по доброте начальника или по инициативе охранников, нам увеличили продолжительность свидания до сорока минут, и оно проходило наедине. Всё же мы так и не поговорили толком. Хотя очень радовало уже то, что мы встретились. Спустя несколько лет, мысленно возвращаясь к тому опыту всего лишь краткого соприкосновения с тюремной жизнью, причем, вероятно, не с худшей ее стороной, вспоминаю пережитый тогда шок. Восприятие тюрьмы человеком с воли, возможно, близко к тому, что испытывает заключённый, впервые оказавшийся в неволе, когда происходящее воспринимается намного острее, пока не становится привычным, бытом, тем, что в целях самосохранения уже перестаешь замечать, относясь к этому как к чему-то само собой разумеющемуся. Тюрьма, наверное, не забывается никогда. Конечно, мы сами в этом виноваты. Хотим верить в то, что нам говорят, и верим, что им там плохо, и вообще они не виноваты, и это досадное недоразумение, хотя законопослушного гражданина никто не посадит. И что денег у них там нет, хотя, если надо, и телефон находят, и деньги на него, я уж не говорю о спиртном и наркотиках, которых там почему-то больше, чем здесь. А всё денег у них нет, ну прям самые несчастные. Некоторые живут там – любая позавидует. Как сами говорят: “Единственное, чего не хватает, – женского общения”. Живут они, кстати, и за счёт нас с вами. Сколько дурочек им кладут деньги на телефон? Да все кладут! А таким образом можно общаться со всеми одновременно, и каждая передачку какую-нибудь привезет – нескольких пачек чая и сигарет… Именно отсюда и берётся большое количество средств на счету. Они там все артисты из погорелого театра… Познакомьтесь ещё с одним, и он будет говорить то же самое, что предыдущий, почти слово в слово (такое ощущение, что малявой по всем зонам распространили). Разницы между ними нет, разве что минимальная – как клоны. А ещё они очень хорошие психологи: такое ощущение, что вместо воровского закона женскую психологию изучают. А письма пишут: обалдеть можно, стихами, ну прямо, пушкины непризнанные… Самое смешное, что сидят там и думают: “Какой я умный, я её надул”. Кого ты надул? Бабу? Это хрупкое и доверчивое существо? Да сам бы себя уважать перестал, мужик называется… А то, порядочный он арестант, а сам у бабы на карточку клянчит. Да не жалко, я ему карточку, а он мне за эти деньги половину ночи будет рассказывать, как меня сильно любит и какая я хорошая. Как проститутки телефонные, честное слово. В общем, каждая из нас ждет принца, единственного только для нее. Только странный какой-то принц получается, весь как хохломская роспись. Это я про татуировки. Сначала обижает, а потом истерики закатывает и поёт, именно поёт, как соловей, как сильно любит, позвонить не мог, потому что полиция телефон отмела… А сам на длительную в это время к другой бабе ходил или в изоляторе сидел. Подводя черту под выше написанным, хотелось сказать, что всё это интересно сначала, но бессмысленно в конце…» Глава 3 – Лара, мне труба. Нужно тридцать тысяч рублей, – разбудил меня посреди ночи телефонный звонок. – Сколько-сколько? – спросила я, пытаясь проснуться. – На тридцатку попал, – виновато произнёс Игорь. – Опять игра? – Она, родимая. – А чем ты думал, когда садился играть? – Видимо, не думал. У меня здесь мозги высохли, думать больше нечем. Лара, выручай, или мне конец. – Игорь, как же у тебя всё просто… Что значит, выручай? Ты так рассуждаешь, будто деньги нынче на деревьях растут. – Да у меня уже на рассуждения времени нет. У меня часики тикают каждую секунду. – Игорь, ты же знаешь, это для меня неподъёмная сумма. – А ты кредит возьми, – неожиданно выдал мой любимый. – Ты серьёзно? – Мне кажется, ты понимаешь, что мне не до смеха. – Так просто. Пойди, возьми кредит, и всё… – Тебе дадут, – стоял на своём Игорь. – Ты же знаешь какие у меня трудности с финансами. На мне ещё дочка маленькая. Я и так работаю как проклятая. – Лара, ты думаешь, я не понимаю? Выйду из тюрьмы и отдам тебе все долги. Дочка мне как родная. Ещё одну родим, а может, и сына. Я всегда мечтал о большой семье. С деньгами проблем не будет, поверь. Обещаю. Заживём счастливо, ты ни в чём не будешь нуждаться. – Да когда это будет, – в сердцах произнесла я. – Если бы ты только знал, как я устала жить в иллюзиях. – Ты называешь мои обещания иллюзиями? Ты действительно думаешь, что я фантазёр, а не нормальный мужик?! – закричал Игорь, и в трубке в очередной раз послышались быстрые гудки. Посмотрев на молчащий телефон, я подумала о том, что с тех пор, как познакомилась с Игорем, действительно стала жить в иллюзиях и строить свою жизнь так, будто живу не в этом мире, а в каком-то совсем ином, с другими правилами, другими законами, другими принципами. Неожиданно Игорь перезвонил. – Лара, ты пойми. Просто у меня, кроме тебя, никого больше нет. Ты мой самый близкий и дорогой человек на свете. Самая любимая и родная. Ты же сама мне клялась, что и в горе, и в радости… Ну, пока в горе… Я хочу, чтобы ты правильно меня поняла. – Я правильно тебя понимаю. Но ведь ты обещал не играть. Ты играешь, а расплачиваться должна я. Может, тебе кого-то побогаче найти? – Лара, ты что, дура? Считаешь, я с тобой из-за денег? Да если бы я действительно хотел из-за денег, то нашёл бы дочку состоятельного папика и её доил. – Ты уверен, что дочка состоятельного папика на тебя бы повелась? – Не сомневайся. Я мужчина обаятельный и привлекательный. А то, что на зоне сижу, так это временно. Я могу заполучить любую дурочку, но кроме тебя, мне никто не нужен. – Но ты заполучил дурочку меня. – Ты у меня не дурочка. Ты у меня самая умненькая и красивая девочка на свете. – Если ты меня любишь, то должен думать и обо мне тоже и брать всю ответственность за свои дела на себя. – Если не поможешь, мне лучше сразу умереть. Лучше сдохнуть. Я жить не хочу. Лара, клянусь, это в последний раз. – Сколько таких последних раз уже было? – Прости, я просто втянулся и уже не смог остановиться. Но я тебе обещаю, всё, это остановка. Если, конечно, останусь жив. – Ты после первого проигрыша клялся-божился, что больше ни-ни, но тяга к азарту оказалась сильнее. Мне, конечно, хочется верить в лучшее, но я реалистка и понимаю: помочь человеку, который не хочет помочь себе сам, – бесполезное дело. – Я последний раз говорю: больше никогда не сяду за игру. Просто денег хотел заработать, чтобы от тебя не зависеть, а наоборот, тебе помочь. – Легких денег не бывает, глупо верить в удачу в игре. Ты уже взрослый мальчик. Неужели так трудно сидеть спокойно?! Сумел в это залезть, так сумей вылезти. Вы сидите там на госхарчах. Не нужно ни за коммуналку платить, ни кредиты, баландой да покормят. А нам здесь думай, на что жить, и вам что-то собрать нужно… – Лара, мне нужно погасить воровские столбики, сразу. Потом уже другие должники устанавливают сроки. Если не принесу деньги, меня объявят фуфлом, и с этого момента я фуфлыжник. Меня выкидывают из секции, где живут порядочные, и я теперь буду барбос, уже не с людьми. А то, что ты говоришь про госхарчи… Тебя после таких госхарчей сразу рвать начнет. А насчет кредитов… Кто тебя просит пупок надрывать? Просто помоги по возможности. Если уеду к барбосам, назад дороги нет. Ты – фуфло, тебе веры нет. Порядочность дается человеку раз. Если фуфло, значит, просрал ее. Я тогда лучше сразу на себя руки наложу. Может, ты права, игромания – это болезнь… Дорого стоит… Кто не может расплатиться – вешаются… Да, я прошу у тебя помощи. А у кого ещё просить? Во время отсидки друзья уходят, остаются только близкие. А в моём случае из близких только ты у меня одна. В семье нет понятия Я и Ты. Есть только понятие Мы. Я считаю, что все наши проблемы общие. А ведь я хочу, чтобы мы стали семьёй. Неужели ты сможешь бросить меня в трудную минуту? – Игорь выдержал паузу. – На воле часто спрашивают, для чего нужны деньги нам на отсидке. Деньги нужны здесь для жизни. Кто-то на них приобретает продукты, кто-то алкоголь, наркотики… Кто-то, выигрывая деньги в карты, посылает их семье. В общем, вариантов много. На отсидке крутятся очень большие деньги. Это и водка, и наркота, и азартные игры, и продукты, и сигареты. Сами охранники всё это и поставляют. Помнишь книжку «Незнайка на Луне»? Там в кутузке один коротышка послал охранника за картошкой. – Очень смешно, – только и смогла сказать я. – Любимая, ты мне поможешь? – Хорошо, я возьму кредит. Но если ещё раз ты сядешь играть, больше ко мне не обращайся. Я объявлю тебя фуфлом и порву с тобой отношения. Для меня ты будешь просто фуфлыжник. – Ну ты крутая, – обрадовался Игорь. – Я просто дура, – глухо ответила я и отключила связь. Тогда я ещё не знала, что вместо одного, возьму целых семь кредитов, потому что карточные долги Игоря будут продолжаться снова и снова… ЗАПИСЬ В ДНЕВНИКЕ После того как написала о своей истории в Интернете, меня засыпали письмами девушки, которые познакомились с зэками, как и я, случайно. Читаю, и содрогаюсь… «Лара, я встречаюсь с осуждённым. Познакомились банально, на сайте знакомств. Я недавно общалась по телефону со своим парнем, так у его друга был телефонный разговор с девочкой. Он разговаривал по громкой связи, и он разводил девушку на секс по телефону. Вся камера слушала её стоны, как она раздевалась, себя ласкала… Я сначала не поняла, что это. Я парню сказала: “Пока. Не буду мешать вам теребить пенисы”. Через пятнадцать минут он позвонил и попросил не обижаться. Говорит, никто никого не заставляет, сами на это ведутся. Мне аж не по себе стало. Я стала проверять своего понемногу. Ну и совсем уж финиш был, когда я позвонила в спецчасть зоны с определенным вопросом. Ответ меня ошеломил. Оказалось, он мне врал. А сейчас, когда вышел, обнаружилось, что у него заочниц было штук пять. Он вёл учет, кому и когда пишет, чтобы не ошибиться. Они стали родным его названивать, типа что случилось, куда он пропал, мы ему ведь деньги выслали. Так горько на душе, не передать словами. Вышел, мне даже не позвонил, и целый месяц я не знала, где он. Родные отвечали, что ничего не знают. Потом я своими путями узнала, что он сошёлся с девицей нескромного поведения и с ней проживает. Телефон его отключён. Потом выяснились некоторые подробности его вранья в то время, когда мы общались. Короче, тварью оказался». «Лара, у меня подруга сейчас познакомилась через “Одноклассников” с зэком. Общение там у них офигеть какое. С подруги моей взять нечего – одна с двумя детьми на съёмной квартире. Это, конечно, хорошо, если он требовать ничего с неё не будет, но представьте, каково это – иметь отношения с мужчиной и знать, что у него есть бабы для развода. Она раньше мне удивлялась, как можно вечно сидеть на телефоне и ждать звонка. Сейчас понимает. Но мне за неё беспокойно. За четыре дня общения с ним по телефону у неё уже все мысли за него. Дурочка, спрашивала у меня, что можно в посылке отправлять… Хочет на Новый год отправить ему кофе, чай. Говорю: “Зачем?” Он ей сам сказал, что работает там, но якобы деньги ему колония не выплачивает. Рассказывал ещё, что берет левые заказы на нарды, шкатулки. Они-то не дешёвые… Говорю ей, успокойся, просто общайся, нечего себе ещё и третьего ребёнка на шею вешать, а она за своё – хочу ему приятно сделать. Возможно, он появился в удобный момент – подруга детей отправила к маме на лето и осталась одна. Да и сама говорит, если бы не он, то она бы сейчас в ступоре сидела и ни с кем не общалась. Короче, не знаю, что у них будет. Ему сидеть долго, хотя и надеется на УДО. Он из другого города. По её рассказам видно сразу, что вроде бы они общаются как друзья, но он планомерно её затягивает на отношения, хотя вслух говорит, что не хочет торопиться… Дай бог, чтобы у него и правда были искренние чувства, потому что если какой-то умысел есть, она, как миленькая, всё проглотит, ходит уже, как заколдованная… И говорить ей что-то бесполезно: если что в голову втемяшилось, уже не выкуришь… А сама останешься виновата во всём». «Лара, я работаю в подобных местах, знаю всю подноготную изнутри. Гораздо чаще становлюсь свидетелем кратковременных встреч и скоропостижных расставаний. Блиц-романов, так сказать. Почему? Навскидку можно выделить три-четыре основные причины краткосрочности заочных отношений. 1. Мужчина тупо эксплуатирует женщину в своих целях: жрачка, секс, убивание времени, матпомощь. Таких или раскусывают, или им надоедает один объект – они находят новый. Или скоро на свободу, а дома жена есть. Или отношения серьезные не нужны. Или уже выжал подружку по максимуму. 2. Мужчина просто коллекционер – есть здесь и такие, и много – и у них просто идет постоянная ротация контингента… 3. Женщина сама не знает, чего хочет. Такой, не такой… Не совсем такой… Совсем не такой… То общается, то передумывает, то опять хочет продолжения… Нервы мотает, короче. 4. Отношения завязываются вроде серьёзные, но не складываются по общечеловеческим основаниям: слишком разные, внешне не симпатичны друг другу, не могут преодолеть непонимание, общественное мнение слишком давит на женщину. В целом женщин нормальных всё-таки больше, чем мужчин. И многих по-человечески жалко, тех, что ищут себе пару здесь. Вроде и умница, и красавица, и душевная, и с карьерой… а одна. Видимо, совсем плохо стало с нормальными мужиками на воле. И ещё слышу, мол, зэки красивыми словами женщин берут, типа мозги затуманивают, любовь-морковь со второго дня прямо неземная открывается… Жалко мне русских наших девчонок, девушек, женщин – как мало хороших, нежных, красивых слов они в своей жизни слышат… Вот и покупаются. И на мой взгляд, уж лучше пусть эта лапша будет индивидуальная, сказанная в телефонную трубку одной-единственной, ну или двум-трем единственным, чем растиражированная и массовая. Впрочем, я, конечно, против “лапши”, я за то, чтобы мужчины говорили искренние слова своим женщинам. Но найти таких за решеткой непростая задача…» «Лара, как я тебя понимаю. Мне, например, до сих пор страшно, не оттого что он сидит, а оттого что я уже к нему прикипела… Но мысли часто посещают, я-то его знаю только таким, какой он там, где он себе многого позволить не может. А вдруг он на свободе совсем другой? На этот вопрос пока ответа нет. А когда знакомилась, сначала было страшно, одно слово – тюрьма. Потом было интересно, а потом уже затянуло, и теперь – никуда. Я думаю, что диагноз, но не могу ничего поделать. Зачем жду, сама не понимаю. Видимо, зэки знают, что девчонкам всем хочется любви и понимания, и они вот готовы это дать, только пока на словах… А вчера как холодной водой обдал. Звонит мне рано утром и говорит: “У меня такая проблема… Нужно, чтобы ты денег отправила”. Я говорю: “У меня мало денег, сама без работы”. А он мне типа ты жадная, ни фига не любишь, и вообще я тут голодный, хлеб один ем. Надавил на жалость. Я согласилась, думаю тысяча рублей погоды всё равно не сделает. Пошла, вечером отправила. Он вечером звонит и опять говорит: “Не будь такой скупердяйкой, сделай мне передачку”. Написал эсэмэску, что ему нужно. Я посчитала, получилось около десяти тысяч. Говорю ему: “Не жирно ли?” Он обиделся, сегодня целый день не звонил. Это, видимо, тактика такая – привязать к себе, а потом пропадать. А когда уже думаешь, всё, – он объявляется как ни в чем не бывало. А любовь это, наваждение или сострадание, и когда оно отпустит, никто не знает!» «Лара, прежде чем что-то сделать, особенно это касается денег… будь осторожнее. Развода очень много. Может, конечно, у вас срастётся, может, нет… Но когда суммы идут немаленькие, и ты человека только слышишь, сто раз взвесь. О любви говорить умеют многие, но эти до того очерствели, что забывают, что такое – эта самая любовь. Вот психологи они очень хорошие… И не надо бояться его обидеть. Если ему нечего скрывать, он поймёт тебя и всё сделает, чтобы тебя успокоить и доказать, что он по отношению к тебе настроен решительно. А если после твоих сомнений он начнёт кидать трубку и не посчитает нужным что-то объяснить, надо будет тебе уже понимать, что ты жертва… Как бы ни больно для тебя, это так. Прости, если задела за самолюбие, но лучше правда в глаза. Вот и я познакомилась со своим два года назад. Писал, звонил, невозможно было устоять. Поехала, понравился. Деньги высылала, на телефон кидала, лекарства отправляла. Вышел неделю назад. Ни цветочка в благодарность не подарил. Вчера не пришел ночевать, а сегодня выгнала. В блокноте у него миллион адресов и телефонов. Думал, куда свою задницу пристроить, если что. Ничего человек не понял, хотя смотрящим был, доверяли ему. Слова, признания, обещания… Сплошная романтика! Итог чаще всего отрицательный. Но мне кажется, если бы мы смогли более трезво смотреть на своих мужчин и осознавать, что они не малые наивные, беспомощные дети, а взрослые мужики, совершившие в своей жизни достаточно серьёзные проступки, моментов банальных разводов на деньги и секс стало бы в разы меньше. “Розовые очки” ещё никого счастливым не делали». «Лара, я вспоминаю с содроганием начало общения с зэком. Началось всё банально. На мой телефон звонит молодой человек, с приятным голосом, ну а дальше история приятного песнопения и приседания на уши. Влюбилась, с ума сходила, не буду описывать… Просто не очень приятно вспоминать. Собрала передачу и, ничего не боясь, поехала на короткое свидание. Все сидели, общались через стекло, а нас угораздило встретиться, обняться. Посидела у него на коленях, даже поцеловались, ВО КАК! Вот в это время я передала ему сим-карту. Идиотка, не представляла, какие могут быть последствия! После неудачного короткого свидания в истерике приехала домой, и наше общение постепенно стало сходить на НЕТ. Кстати, практически сразу я заподозрила: что-то в этих отношениях НЕ ТАК! Развод на деньги, положить на телефон, конечно. Я как-то задала вопрос молодому человеку о ласковых словах, почему он называет меня не по имени, а “рыбка”, “солнышко” и так далее. Сколько было злости от него, ну и, конечно же, выкручивался, как мог… Но я продолжала отправлять на телефон деньги, продолжала общаться. ДУРА! Подведу итоги этой неполной истории: влюбилась, разочаровалась, чуть не сошла с ума, начал разрушаться бизнес, влезла в долги. В конце концов, всё забросила. Вот тут плавный переход на вторые отношения. Ночь, звонок, милый голос… Не тот голос! Первым делом стала узнавать, откуда мой номер взял. Оказалось, всё банально просто: купил сим-карту, а там три номера. Двое его тупо послали, а я опять попалась на удочку. Опять влюбилась. Не пойму, что со мной происходит. Как и с многими бывает, никогда не думала, что буду общаться с зэком и уже со вторым. И уж тем более испытывать такие чувства. Понимаю, что толком его ещё не знаю, общаемся всего полгода. На день по десять звонков, по десять эсэмэсок. Из его фоток можно уже альбом составлять. Не говорю ему никаких громких слов, типа люблю, тоскую, скучаю. Так как не хочу, чтобы потом было больно ему и мне. Сама не могу пока разобраться в себе, в своих чувствах. Не верю, что можно полюбить человека только по голосу и фото. Он, конечно, родным каким-то стал, очень близким. Такое чувство, словно знаю его уже очень давно. Иногда сдерживаю себя, чтобы не сказать, что люблю, а слово это так и вертится на языке. Переживаю за него, жду звонка, посланий… Да что угодно, лишь бы чувствовать его! Каждый день сутки напролет мы разговаривали, я обожала его голос… Он рассказал, за что сидит, что женат. Супруга такая-сякая, предала его, он не простит. Он уже признался мне в любви и предложил выйти замуж. Я была счастлива. Влюбилась, как дура, искренне… Всё это время я помогала ему материально: то на телефон, то на продукты отправляла. А однажды он исчез, перестал звонить. Я сходила с ума, писала, умоляла мне позвонить. Тишина. Я умирала без его голоса и решила покончить с собой. Написала ему прощальное письмо в надежде, что он одумается и позвонит. Не позвонил. Потом я наелась таблеток и легла в ледяную ванну. Очнулась в больнице через три дня комы. Рядом сестра. Через два дня он позвонил, я снова ожила. Начались звонки опять, но реже. Сестра пыталась донести до меня, что он играет. Позже, перед Новым годом, сказала, что купила его звонки мне за десять тысяч рублей. У меня был шок. Я не верила, он же любит меня! После этого я оказалась в “черном списке” и вычеркнута из его жизни». «Лара, в моей истории ничего необычного нет. Познакомились мы почти как все, в интернете. Я знакомилась много, но никто не цеплял. Сначала не хотела ему отвечать – фото совсем не впечатлило, но было скучно, ответила и до сих пор не могу понять, что произошло. Сразу меня к нему потянуло. Уже на следующий вечер перешли на телефон. Говорили обо всем, не могли наговориться. Он сразу сказал, что сидит давно и сидеть ещё долго. Не скажу, что мне все равно было, просто не думала тогда об этом. Было очень интересно и приятно с ним общаться. Отношения наши развивались довольно стремительно, и через две недели я уже ехала к нему на дальнее свидание на сутки. Боялась ужасно, но когда встретились, весь страх прошел. Всё было просто прекрасно. Сутки пролетели как один миг. В общем, мы поняли, что нужны друг другу. Постепенно пришло понимание, что это любовь. Он начал говорить о том, чтобы расписаться. Ездила к нему ещё несколько раз, всё было прекрасно. А потом как гром среди ясного неба… На очередном дальнем свидании у него происходит какой-то срыв, и он говорит, что нам нужно расстаться. Честно, я так и не поняла реальную причину. Сказано было много. И что сидеть ему ещё долго, а мне нужно жизнь устраивать и что он тут, а я там, это не жизнь… И нервы у него не выдерживают, восемь лет один был, может, так проще… В общем, сказал: “Живи своей жизнью, а время придет, видно будет”. В каком состоянии домой ехала – не передать словами. Какое-то время он мне звонил и даже иногда говорил, что по-прежнему любит и все наладится, просто у него чёрная полоса. Потом пропал совсем. Номер его перестал отвечать, страницы в интернете удалил. Год у нас не было общения. Через знакомых я узнавала, не случилось ли чего. Нет, жив-здоров. Думала, уже никогда не увидимся, пыталась, как он и советовал, устроить личную жизнь. Знакомилась, встречалась… Но как будто умерло что-то во мне. Ничего больше не чувствовала, только он был нужен. Пару месяцев назад нашла его снова в инете, написала. Стали понемногу переписываться, осторожничали, всё же год прошел. Потом на телефон перешли. Говорит, жалел, что ушёл от меня, ругал себя, но искать не решался, думал, жизнь у меня своя, мешать не хотел. А я уже за этот год поняла, что мне никто, кроме него, не нужен. Решили попробовать строить отношения снова. Не скажу, что всё гладко получается. Иногда здорово, иногда хочется выть от тоски». Глава 4 До того как приехать к Игорю на длительное свидание, я несколько раз приезжала на краткосрочное. Именно на краткосрочном свидании мы и увидели друг друга в первый раз. Если честно, увидев Игоря вживую, меня накрыло ещё больше. Краткосрочное свидание – это свиданка на четыре-пять часов с общением через решетку или стекло. Есть ещё и долгосрочные, на три дня. Запирают в комнате на трое суток, и всё это время заключённый и приехавшие на свиданку сидят в четырех стенах. Сидельцу оно, может, и ничего, а гостям напряжённо. Я никогда не ездила к Игорю с пустыми руками. Накупала продуктов по разрешенной норме – 20 килограмм. Очень много, чего можно передавать, но есть и ограничения. Например, нельзя в железных банках, поэтому сгущенку брала всегда в пластике. Если везешь арбуз, то (смотря какая смена) могут порезать, посмотреть, что внутри. То же самое с большими кусками сыра и масла. Продукты можно не везти с собой, а купить в местном магазине. Правда, выбор там не очень, зато тащить далеко не надо. Оплатил, отдал продавщице бумажку с разрешением на передачку, и всё. Они потом сами доставят всё до сидельца. Каждый пакет, кулек, упаковку внимательно осматривают и дальше разрешают или нет. Если «нет», никто не спорит, забирают молча назад. Помещение возле окошка передачи – это малюсенькая комната, в которой битком набито людей, сумок, пакетов и ящиков. Сидячих мест мало, поэтому кто-то стоит, кто-то сидит на своем бауле. Атмосфера неволи чувствуется и давит. Подхожу к окошку приема передачи, как раз моя очередь. Выложила пакеты-пакетики-кулёчки, контролер всё осмотрела и всё приняла. Потом можно и на короткую свиданку. Правда, ещё около часа приходилось возле ворот ошиваться, ждать, когда пригласят. Система пропуска внутрь – шлюзовая. То есть пока не закроется одна дверь, другая не откроется. Там же, за первой дверью, по правой стене, за решеткой, первый контроль. Записались в журнал, сдали мобильники и в сопровождении охранника зашагали дальше. За спиной хлопнула дверь, и тут же открылась следующая. И так четыре двери. Звук у захлопывающейся за спиной двери такой, будто кувалдой последний гвоздь в твою свободу забивают. Двери с электрическими замками, тяжелые и суровые. Сделанные на века. Собственно, как и всё остальное. После последней двери длинный коридор с дверями по правой стороне. Из одной двери выходит охранник и приглашает пройти в одну из дверей. Когда я зашла первый раз, впала в ступор. На языке Игоря это помещение называется сортир. Это называется персональный досмотр. Подняла руки, меня ощупали всю и проводили обратно в коридор. А потом комната свиданий. Длинное помещение, перегороженное вдоль решеткой и оргстеклом. Поперёк разделено на отсеки. Размер отсека маленький. Фотографировать нельзя, поэтому и забирают телефоны. Для переговоров есть телефонные трубки. Уже на второй короткой свиданке я подумала о том, что всё-таки есть какой-то отпечаток на лицах сидельцев. Вроде и выглядит неплохо, но всё равно… что-то не то. Четыре часа свиданки – это много, поскольку после двух часов уже не о чем говорить. Игорь говорил мне о своей любви, о нашем будущем, а я в основном его слушала. Выйти за колючую проволоку после тяжелого воздуха несвободы специфических помещений – потрясающее удовольствие. Воздух кажется вкусным, зелень лета становится привлекательней. Чувствуешь себя счастливой. Не представляю, как там люди годами сидят. Осуждённому предоставляются два вида свиданий: краткосрочное, продолжительностью четыре часа, и длительное – до трёх суток на территории исправительного учреждения с проживанием в специально оборудованном помещении. Одежда и вещи тех, кто приехал на свидание, досматриваются. Если человек отказывается от этой процедуры, длительное свидание с осуждённым ему не разрешается. Вместо длительного ему может быть предоставлено краткосрочное свидание. Приносить какие-либо продукты или вещи в комнату для свиданий гостям не разрешается. На длительные свидания можно проносить продукты питания (за исключением алкоголя и пива). Количество краткосрочных и длительных свиданий, полагающихся осуждённому в год, зависит от вида исправительного учреждения и условий, в которых зэк находится. Если осуждённый отбывает наказание в исправительной колонии общего режима и находится в обычных условиях, ему в течение года разрешается шесть краткосрочных и четыре длительных свидания; в облегчённых условиях – шесть краткосрочных и шесть длительных свиданий; в строгих условиях – два краткосрочных и два длительных свидания. Если осуждённый отбывает наказание в исправительной колонии строгого режима и находится в обычных условиях, то ему в течение года разрешается три краткосрочных и три длительных свидания; в облегченных условиях – четыре краткосрочных и четыре длительных свидания; в строгих условиях – два краткосрочных и одно длительное свидание. Если осуждённый отбывает наказание в исправительной колонии особого режима и находится в обычных условиях, то ему в течение года разрешается иметь два краткосрочных и два длительных свидания; в облегченных условиях – три краткосрочных и три длительных свидания; в строгих условиях – только два краткосрочных свидания. Если осужденный отбывает наказание в тюрьме на общем режиме, то ему разрешается в течение года два краткосрочных и два длительных свидания. В тюрьме на строгом режиме осужденному разрешается только два краткосрочных свидания в течение года. Осужденным по их письменному заявлению разрешается заменять длительное свидание краткосрочным, краткосрочное или длительное свидание – телефонным разговором. Господи, да разве я могла когда-нибудь подумать, что буду знать это всё наизусть… как «Отче наш». И вот теперь моё первое длительное свидание. Моя первая поездка к Игорю. Меня сразу предупредили: я должна иметь при себе паспорт и доказательства того, что я – гражданская жена Игоря. Мыло, зубная паста, зубная щётка, шампунь, полотенце, средства гигиены. Тапочки для душа. Еда и питьё на трое суток. Ограничений нет никаких, кроме алкоголя, наркотиков, а также моих финансовых возможностей. Одежда, чтобы переодеться, – халат или спортивный костюм. Одежда, чтобы переодеть осуждённого. Постельное бельё выдают местное, вполне приличное и чистое, но если есть желание и физические силы, то лучше взять своё. Когда приезжаешь на длительное свидание, шмонают по полной. Все сумки ощупываются и осматриваются пустыми на предмет второго дна, тайников в ручках. Все продукты протыкаются или режутся ножом – сало, колбаса, мясо, сыры. Все соки и воды вскрываются, могут налить в кружку и попробовать. Пачки сигарет вскрываются на предмет запечатывания туда телефонов, наркотиков. Всё, что в непрозрачных пакетах – чай, кофе, приправы, стиральный порошок, вскрывается. Картошка, лук, чеснок осматриваются поштучно. Зубные пасты, шампуни, гели, мыло вскрываются, в шампунь могут засунуть нож, чтобы поболтать на предмет выявления лишнего. Мыло осматривается, иногда тюкают каждым куском о край стола. Если оно было сломано и потом составлено и склеено, мыло разваливается. Крем открывают и просматривают визуально. Любые жестяные банки (горошек, тушёнка, сгущёнка) вскрываются. Тебя просят снять верхнюю одежду, шапку, обувь – всё это ощупывается, осматривается, особое внимание уделяют каблукам и толстой подошве. Потом снимаешь одежду до пояса, лифчик, поворачиваешься спиной, могут попросить распустить или поднять волосы, чтобы было видно, что в них ничего не запрятано. Потом снимаешь нижнюю часть одежды, трусы в некоторых зонах просят приспустить, внимательно заглядывают в них и, если есть прокладка, даже ежедневная, просят отклеить и дать осмотреть. В некоторых зонах просят их снять и ощупывают. Снимаешь носки, тоже ощупывают. Всё, желают приятного свидания и уходят, а ты остаёшься посреди разгрома и ждёшь любимого. Сильно шмонают тех, у кого родные сидят по наркоманским статьям, и цыган, что, в принципе, одно и то же. Цыгане почти все по наркоманским статьям сидят. Этих могут даже на гинекологическое кресло запереть, если есть подозрения. Очень часто именно таким способом родственники и везут наркоту. На мой взгляд, они как-то унизительно досматривают! У девчонок всё желание ездить отпадает после таких досмотров. Для длительных свиданий нужно, чтобы осуждённый внёс моё имя в личное дело, потом надо собрать справки, что я являюсь гражданской женой. Обычно такие справки берут у участкового за небольшое вознаграждение. И обязательно справка от венеролога, а также результат на RV и ВИЧ. Когда я приехала, тут же отдала заявление на свидание. Дождалась, когда вызовут. Сначала проверили в личном деле, положено или нет свидание. Потом меня провели в комнату, где находились кровати, стол, табуретки, шкафчик для посуды, вешалка. Сделали личный досмотр вещей и продуктов, которые я с собой привезла, на наличие чего-нибудь запретного: наркотики или алкоголь. Продукты можно везти и сырые, и готовые, чтобы меньше стоять у плиты. Оплата за пребывание на долгосрочном свидании производится за каждое получаемое благо: телевизор, DVD-проигрыватель, DVD-диски, тепловентилятор, холодильник, микроволновка, постельное бельё. На специальном бланке в комнате ожидания нужно заранее отметить то, чем планируете пользоваться, и оплатить. На первое свидание я везла с собой таблетки на всякий случай от головной боли и от расстройства желудка. Их, конечно, забрали. Там же сдаешь все драгоценности, деньги, банковские карты, перечисляешь на куске картонки всё. Это вкладывают в пакетик и убирают. Комната очень маленькая. Два шага от двери, и уже кровать. Кроме кровати в комнате стоит небольшая тумба с ящиками для белья, на ней телевизор и DVD, небольшой столик, чайник и две табуретки. Нам двоим вполне хватило места. Говорят, все комнаты такие маленькие. Когда раскладывала вещи, увидела как там «чисто»… В ящиках тумбы валяется мышиный помет, за кроватью просто помойка, там, наверное, не убирают никогда. Кухни, как отдельного помещения, нет. Всё (столы, шкафчики, две плиты, два холодильника, раковина) расположено вдоль стены по коридору. То есть выходишь из комнаты и попадаешь на кухню. Когда кто-то готовит, запахи тут же попадают в комнату, дверь которой в шаге от плиты. Кухонной утвари всякой там полно, всего всем хватало. Слева от кухни проход в помещение, разделённое на три части: курилка, туалет и душ. Через курилку проходим в туалет, из туалета в душ. Дверь закрывается на защелку только в туалете. Если кто-то идёт в душ, никто не попадет в туалет, и наоборот. Это ужасно неудобно! Ещё, пока проходишь в душ и обратно через курилку, сама вся пропитываешься запахом дыма. И вот дверь открывается, и я слышу знакомый голос: – Ну, здравствуй, родная. Как же долго я этого ждал! Мне так жаль, что мы не можем быть вместе, что мне не даёт быть с тобой закон, будь он неладен… ЗАПИСЬ В ДНЕВНИКЕ Письма от девушек, которые познакомились с зэками, как и я, случайно, сыплются в мой почтовый ящик десятками в день. Порой не успеваю сразу все прочесть… «Лара, я познакомилась с мужчиной через Интернет. Спустя некоторое время он открыл мне правду – находится в местах лишения свободы. Он совершил преступление, ему осталось ещё около двух лет. Я согласна его ждать, так как в процессе общения мы поняли, что нам хорошо вместе даже на расстоянии. Всё было прекрасно, мы каждый день общались по четыре – шесть часов. Я съездила к нему на свидание. Это было незабываемо. Мы полюбили друг друга. И вот мы поругались из-за того, что я увидела его на сайте знакомств. Мы повздорили, и он сказал мне, точнее написал, что до меня жил спокойно, а я взорвала ему мозг и т. д. Больше он мне не напишет и просит меня не писать. Что делать? Как быть?» «Я тоже люблю заключённого. Познакомилась через Интернет. Всё начиналось, как у всех: слова красивые, эсэмэски, звонки. Конечно, помощь от меня, как же, он там, бедный, страдает. И что сейчас? С чем я осталась? С разбитым сердцем и опустошённой душой? Всё было хорошо, пока я не попросила подругу позвонить по этому номеру и узнала очень много: что таких, как я, у него полно, и все помогают ему бедненькому. А у него, оказывается, есть ещё и жена, которая ждёт его дома. Эти суки нас просто используют. И нет там никакой любви, а просто вымогание денег!» «Лара, я познакомилась на сайте знакомств с мужчиной. Мне поначалу с ним было очень интересно общаться, а потом я поняла, что влюбилась. Мы общаемся уже два года, но он сидит в тюрьме. Он предложил мне выйти за него замуж, но я не спешу. Страшно за наше будущее. С другой стороны, мне страшно, вдруг останусь одна. На свиданки вечно трачу кругленькую сумму. Он всегда заказывал самое лучшее. А однажды резко перестал отвечать на эсэмэски и звонки, мотивируя тем, что у него проблемы, денег надо, проигрался. Спасибо, ему сумма небольшая была нужна – пять тысяч. Я ждала его, возила передачки, “бросала” деньги, съездила один раз на свиданку. Он выходит через несколько дней. К его приходу купила некоторые вещи, но сказала, что полностью одевать его не буду. Симка на меня оформлена, с которой он оттуда звонит. Неделю назад что-то не то почувствовала, пошла и взяла распечатку. С другой он переписывался всё это время. Денег у обеих просил. Сказала ему в лоб, что всё знаю. Больше мне не пишет и не звонит. Сказал: “Хочешь расстаться – не держу, нервы мотать мне не будешь”! Вот она, тюремная любовь. А я его люблю, за что – не знаю! Как буду жить без него, даже не представляю. Жду от него эсэмэску. Хотя есть мужчины, которые ухаживают за мной, с деньгами, не уроды. Никто не нужен, кроме него. Все готова простить. Не знаю, как быть дальше. Выйдет. и я его потеряю навсегда. От этой мысли жить не хочу! Эта кабала капитально меня затянула. Недавно узнала, что и сидит он второй раз, то есть два раза по десять лет! А он мне пургу нёс, что “человека случайно сбил, и пять лет сижу”. И даже это меня не останавливает. Как под гипнозом хожу». «Дорогая Лара, я не замужем. В соцсетях нашла собеседника в колонии строгого режима. Не скрою, стало любопытно. Разговаривали часами. Конечно, читала много о том, почему такое общение вызывает зависимость, что из этого чаще всего получается в жизни… Но когда у одного много свободного времени и нет пока возможности изменить обстоятельства, а у другого – желание общения, такого, какого, видимо, не хватает, разговоры затягиваются, бывает, и на годы. В общем, все как положено – ожидание звонков, доверительные беседы. Было чувство, что мы проживаем вместе каждый день… Эмоции по развитию нашего дальнейшего общения при его освобождении описывать не буду, многовато сладких слов, но мне, как женщине, всё же это было приятно слышать. Через два года общения – одна операция, другая – более серьезная. Слышала его в больнице, благодарна поддержке на тот момент. Потом звонки стали реже, хотя предупредила сразу – напрягать собой не стану, тебе и без меня достаточно… О чем я так долго? О том, что не жалею этого своего времени общения. А потом отношения прекратились совсем. А требовать продолжения банкета, то есть надеяться на другое поведение или другой, более благоприятный исход событий, нужно ли? Это не моё. Видимо, он нашёл кого-то поинтереснее и посговорчивее». «Лара, познакомились мы через телефонные знакомства. Общались, потом – бац, и фотку высылает в тюремной одежде, но интересный. Я, конечно, в шоке пребывала, но потом отошла. Начал сразу мне эсэмэс слать: “Этот абонент просит пополнить баланс” или “Этот абонент просит перезвонить”. Сначала я не реагировала. Потом он, очевидно, включил другой режим: “Люблю не могу”. Начал говорить, что я ему очень нравлюсь, он влюбился в меня и так далее, выходи замуж за меня. Его телефонный баланс я постоянно пополняла. Но потом начался капитальный развод: сначала у него зубы болят – переведи деньги на зубы. Потом звонит и говорит: “Я проигрался в карты, нужно пятнадцать тысяч рублей отдать срочно, иначе повешусь”. Да и по мелочи заказывал – кофе, сигареты. Потом попросил у меня зарегистрировать аську для него, но не учёл, что я могу её взломать. Что я и сделала через некоторое время. Вскрыла её и увидела там таких, как я, пять штук. Написала ему прощальное письмо, что с меня поиметь нечего!» «Лара, привет! Хочу написать о своей истории. Познакомилась на сайте, я из другого города и его старше. В письмах всё мне рассказал о себе: когда родился, женился, развёлся, чем болел. Ездила сначала на короткие свидания. Потом поехала на длинное. Поначалу он говорил, что не может у девушки денег взять… Потом сказал, что ему очень неудобно, но нужны деньги. Я понеслась брать кредит сломя голову, даже не подумав, что это банальный развод. Потом поборы продолжались Постоянно проигрывал… Сейчас вся в кредитах и долгах. Не знаю, как прекратить отношения, но в омут с головой нырнула капитально. Моя ошибка в том, что я сделала его своей жизнью… Моё прошлое, моё настоящее и моё будущее – ОН! Я просто хочу до вас донести, что не стоит так всепоглощающе отдаваться заочной любви. Вы не знаете человека в жизни и в быту. А уж если до конца быть честной, то вы его вообще не знаете! Подумайте! Просто сядьте и подумайте!» «Лара, моя история банальна. Жила я себе спокойно, училась, работала, и о тюрьме, да и о зэках не знала ничегошеньки. Но однажды на телефон позвонил приятный мужской голос и стал расспрашивать, что да как. Якобы ошибся. Но на следующий день снова позвонил. Завязалось общение какое-то душевное, настоящее, как с родным человеком. Говорили обо всём и подолгу, интересно было. Оказалось, сидит в тюрьме. Срок безумный, до свободы ещё восемь лет. Это был шок. И самое странное, что за каких-то пару недель настолько привыкла к человеку, что проснуться без его ласкового “доброе утро, солнышко!” уже не представлялось возможным. Потом полетели месяцы постоянного висения на телефоне. Поначалу я и не знала, что на зоне, в тюрьме, бывают телефоны, думала, это только по телевизору показывают. Слушая его голос, я поняла, что влюбилась. Мне хотелось крикнуть ему об этом. А на длинной свиданке случился секс. После этого я ездила уже на трое суток к нему. Я была самой счастливой. Когда пришло время расставаться, мы плакали. Я сильно. И вот по истечении времени он перестает отвечать на звонки. Полный игнор. Потом я узнаю, что у него есть гражданская жена и что именно сейчас он с ней на свиданке. Я еду туда утром, чтобы дождаться и взглянуть хоть на нее. У меня истерика, не понимаю, как же так, как моя любовь… Пытаюсь до него дозвониться, но получается очень редко. Через какое-то время узнаю, что он освобождается по УДО. Я приехала на зону, встала у ворот и увидела, как он вышел. Но он даже не подошел ко мне, а прошел мимо к друзьям. Потом, когда я стояла на остановке, он проехал с ними мимо и посигналил. О боже, как мне было больно! Я впала в депрессию, не хотела жить. Я ненавидела его, но в то же время любила. Сейчас он опять сидит. Дня три назад я нашла его фамилию на сайте и написала. Но он молчит. Его молчание меня раздражает. Я плачу. Я не могу без него, люблю его. Готова отдать всё, что у меня есть, только бы находиться с ним. Но ему это не нужно. Ещё у меня больное сердце. Я написала ему о том, что, может, скоро умру, но его даже это не тронуло. Мне нужен его голос как воздух. Я начала писать стихи. Не знаю, что делать, но знаю одно: любить его я буду вечно, какой бы он ни был и как бы со мной не поступал». «Меня зовут Анна, мне 24 года. Две недели назад я по интернету познакомилась с парнем. Он мне очень понравился. Но оказалось, что он отбывает наказание. Я продолжила с ним общаться, просто потому что нравилось и не видела в этом ничего зазорного. Чем больше мы общаемся, тем больше я привязываюсь. Он отвечает всем параметрам моего мужчины. Чем больше я с ним общаюсь, тем больше понимаю, что именно такой мужчина мне нужен. И он постоянно говорит, что любит и хочет, чтобы я была его женой. А я боюсь, наверное, что это всё неправда, что ему что-то нужно от меня. Только что? Или опасаюсь реакции своих родных и близких. Я боюсь обмана и разочарования, наверное, это из прошлого. Вчера он спросил, что я думаю о нашем будущем. А я не знаю, что ответить. Но я знаю, что хочу будущего именно с ним. Тогда что меня гложет?» «Привет, Лара! Мы познакомились в инете. Не знала, что зэк, думала, какой мальчик скромный, на свидание пригласить боится… Они же там все вежливые, психологи хреновы. Я тогда собиралась замуж за другого. Мой бывший жених, когда узнал правду, пытался воздействовать на меня через родственников, а потом понял, что бесполезно, объявив всем, что я зомбированная. Наверное, я и стала такой. Он сказал, что я буду очень сильно каяться. Теперь несостоявшийся муж в прошлом, а я до сих пор не понимаю, как я, красивая принцесса, поехала на зону… Быть может, мне экстрима не хватало? Казалось, что зэк такой верный, так меня понимает… Господи, какая дура! Вот уже полгода езжу к нему как полоумная. Он непонятным образом полностью мной манипулирует. Я храню ему верность, это при том, что у меня было много поклонников, богатых, перспективных. Сейчас отчитываюсь за каждый свой шаг. Он устраивает мне истерики, если задержусь в гостях, даже у мамы или сестры, велит ехать домой. Мне ждать его ещё год, а если не дадут УДО, я готова и ещё три ждать… Знаю, что дура… Каждый раз приезжая со свиданок, у меня начинается страшная депрессия оттого, что я там по двое суток взаперти нахожусь, на улицу выйти не могу, сирены слушаю… Я стала совсем мало смеяться, мне всё время реветь охота, тяготит общение с другими людьми. Постоянно хочется быть одной, убежать от всех, уехать далеко-далеко, жить в лесу, где нет никого, не слышать людей, не видеть их радостные лица… Моя сущность погибнет, я морально просто уничтожусь. Не знаю, как после этого смогу жить дальше!» «Лара, привет! Мой бывший муж – зэк со стажем. Сидел с малолетства… Общий срок – двадцать один год. Имею общую дочь с ним. Я замужем за другим уже шестнадцать лет. Так вот, он появился в моей жизни спустя годы. Я, дура, пожалела мужа-зэка. Втихаря сначала пыталась помогать. Дальше – больше! Он мне так в уши надул про люблю, всё куплю и полетим на острова, что я чуть разводиться не побежала… Слава богу, вовремя в себя пришла. Не ведитесь вы на сладкие речи, какими бы они ни были. Не выбить из них то, что годами им прививали (обида на весь мир, жестокость и, если хотите, эгоизм), ничего хорошего от них нет… Зэки умеют красиво говорить и сексом заниматься… Всё!» «Здравствуй, Лара! Я хочу рассказать тебе свою историю! Я влюбилась в зэка год тому назад. Чисто случайно зашла в чат знакомств, и мне сразу написал молодой человек. У нас началась переписка, общение, через какое-то время он предложил мне выйти за него замуж. Сейчас пишу, и смех разбирает, а недавно от ужаса и от тоски к нему чуть с ума не сошла. При знакомстве он мне правду о себе не рассказывал, спустя какое-то время признался, что сидит. Потом мы поговорили с ним по телефону, и я поняла, что девушка любит ушами. Так продолжалось семь месяцев. Я постоянно практически висела на телефоне и даже к нему на свиданку съездила. В общем, не знаю, чего я от него ждала, но, пока с ним общались, думала, что я – самая счастливая девочка на свете. В один прекрасный день пришла эсэмэска: “Не звони мне сегодня, я всё равно не буду с тобой говорить”. Я всё равно позвонила и услышала оскорбления. На следующий день попыталась поговорить с ним, но безрезультатно. Оказывается, он уже женился на другой дуре. Я поняла, что очень мало хороших людей среди тех, что сидят. Нет, не спорю, есть, но очень мало. Я отделалась очень хорошо, немного только пострадала, ну и, конечно, денег уходило на него, но не так… Оглянитесь, сколько на них надо тратить, некоторые женщины и с квартирами прощаются, и с родными, даже с жизнью из-за них…» Глава 5 Момент предвкушения встречи был достаточно нервозный или радостно-нервозный, не знаю, как сказать, но ничего счастливого я не чувствовала. Наверное, из-за этих тюремных стен, ведь встреча долгожданная. Грустно как-то и за него, и за себя, и вообще… До этого мне было жутко представлять обыск, обшарпанные обои, раздолбанную кровать. Хоть и говориться, что с милым рай в шалаше, но всё же это не шалаш. Уж очень меня это всё шокировало сильно. Самый неприятный момент – когда контролерши досматривать начинают. Особенно под бельем. Мне кажется, им это особое удовольствие доставляет. Противно, жуть. Не могу понять, для чего это, что можно там спрятать. Думаю, нормальная женщина не будет где-то что-то прятать, ведь на кону свидание. Ждала Игоря и уговаривала себя: «Это только на три дня, потом опять разлука». Так на меня стены и обстоятельства давили, чувствую, клаустрофобия начинается от решеток и заборов… Очень телефона не хватает. Трудно привыкнуть, что связи с внешним миром нет. Все время ловила себя на том, что пытаюсь мобильный из кармана достать. – Ну как ты, котёнок? Добро пожаловать в тюремный ад, – пошутил Игорь и прижал меня к себе. Затем посмотрел на стол и присвистнул. – Надо же, какую ты скатерть-самобранку накрыла. Как тебе наш люкс? – Это называется люкс? – выдавила я улыбку и заглянула Игорю в глаза. – Ну да, у нас здесь только такие. Лара, ты не парься по этому поводу. Мы своё наверстаем. – Когда? – Как только освобожусь. Возьмём нашу дочку и поедем на моря… Услышав, что Игорь назвал дочку нашей, я не удержалась и прослезилась. Он тут же своими поцелуями смахнул мои слёзы. – Дурочка моя, а как могло быть по-другому? Твой ребёнок – это мой ребёнок, и если кто-то мне возразит, я просто его убью. Так вот, мы возьмём самый крутой настоящий люкс с видом на море и будем каждый день любоваться его красотой. – А деньги мы где возьмём на этот люкс? – осторожно спросила я. – Найдём, – Игорь махнул рукой. – Деньги у нас будут. У меня, знаешь, сколько корешей освободилось, и все нормально устроились. – А я слышала, наоборот, никого после отсидки никуда не берут. – Лохов реально никуда не берут, а таких, нормальных пацанов, как я, с руками и ногами просто отхватывают. Я слышала сотни раз, как девушки теряют голову, а сегодня на собственном примере узнала, что это такое. Глядя на Игоря, чувствовала всепроникающую страсть, съедающую меня изнутри. Когда мы поцеловались, я ощутила, как по моему телу пробежала дрожь. Я много слышала о настоящей страсти, и знаю, что она должна быть именно такой. Мы занялись любовью сразу. Мокрые от пота и желания обладать, гладили друг друга в таком экстазе, о котором я не слышала ранее. Мне даже показалось, что у меня есть крылья, что всё земное осталось где-то далеко, что я парю в облаках и предаюсь всё новым и новым ощущениям. Мне всегда нравилось делать хоть что-то наперекор правилам. Я уже давно мечтала сойти с ума от страсти, закружиться, не чувствовать земли и пуститься во все тяжкие. И пусть это будет совсем недолго, зато ярко и незабываемо… Я слишком сильно сгорала от страсти, и, может быть, всё это было слишком бессмысленно, но я так далеко улетала и не хотела возвращаться на грешную землю. – Сама от себя не ожидала подобного. – Ты чудо, – Игорь погладил меня по щеке. Любимый смотрел на меня таким голодным взглядом, а все его действия говорили о том, что он хочет наброситься на меня вновь. Не знаю, сколько продолжался этот сексуальный марафон, но уже ближе к ночи мы лежали изнеможённые, уставшие и по-своему счастливые. – Господи, я же тебе столько еды привезла и даже не накормила. Стоило ему бросить на меня взгляд, как тёплая волна возбуждения охватывало всё моё тело, начинало гореть лицо. Насытившись друг другом, я стала кормить Игоря тем, что привезла. – Я завтра тебе пельмени сварю. Блинчиков могу нажарить. У меня всё для этого есть. Ты, наверное, соскучился по домашним блинчикам. – Не то слово. Я готов есть всё подряд из рук своей любимой женщины. Я была счастлива с Игорем, и мне было плевать. в каких условиях мы с ним находимся. Главное, вместе. Конечно, на нашем длительном свидании были и минусы. Тараканы в комнатах и крыса огромная, жирная и наглая, по всем комнатам в гости ходила. А ещё на вторые сутки душ сломался. Но это мелочи по сравнению с тем, что любимый рядом. Есть такой тип мужчин. Настоящие. Именно к такому типу и относится Игорь. Они иногда грубы, иногда циничны. Немного брутальны. Они не врут. В постели бесцеремонны, но нежны и очень любящие. Им хочется подчиняться. От них срывает крышу, слетаешь с катушек. C ними тепло и надежно. С такими хочется просто быть, просто любить, к ним всегда хочется возвращаться. Вопреки всему. Несмотря ни на что… Самый счастливый момент – когда просыпаешься утром и чувствуешь его дыхание и тепло. Когда всё заканчивается, ощущаешь, что каждая минута, проведенная там, была счастливой. Постоянно чувствую его руки, как он обнимает меня, целует… Счастье – когда он смотрит на меня, когда разговариваем, готовим, когда он просто рядом! Когда же мы будем счастливы уже не по три дня, а изо дня в день? Счастье – когда он рядом… Лежишь, и кружится голова. Кажется, ещё немного и потеряешь сознание. А ещё, когда среди ночи смотришь на него, не можешь наглядеться. Темно, ничего не видно, а он, скупой на ласку и теплые слова, вдруг говорит: «Малыш, я люблю тебя». Проснулась, а он рядом, такой родной и тихонько похрапывающий. А одну ночь я заснула, на столе свеча горела. Часа через два открываю глаза, а он так на руке полулежит и на меня смотрит! Господи, какой это был взгляд! – Ты чего не спишь? – спрашиваю. – На тебя насмотреться не могу! Вот это супер! И в глазах океан любви, полцарства за повтор! В душ? Только вместе. Готовка еды? Тоже вместе… Лежали… смотрели телевизор… Всё рядышком, всё вместе. Утром просыпаюсь, а он мне: – Доброе утро, любимая, я завтрак приготовил. Кофе в постель… Что может быть лучше? Никогда не забуду, как мы решили себе романтический ужин там устроить. Приготовили вместе вкуснейшие блюда. Украсили комнату, на стол я скатерть привезла, свечи зажгли по всей комнате, из презервативов шарики надули, и благовония по всей комнате. Антураж что надо. Я оделась красиво, а под одеждой яркое атласное белье… Поужинали, поболтали, а потом в койку. Когда уезжаешь оттуда, такое чувство, что от сердца кусок отрывают. Ужасное состояние, зато перед этим три дня счастья… Ты его обнимаешь, и всё плохое позади. Весь мир пусть подождет. Есть только мы. Все три дня счастья… Вместе… Игорь меня всю зацеловал, заобнимал… Везде и всюду вместе… От меня только в туалет отходил. Ну самое главное, единение душ… Мы постоянно болтали, смеялись. Вернулась с «длительного», сижу как забабашенная, из дома выходить не хочу. Так быстро трое суток пролетели, что даже и не пойму, видела его или это сон. Конечно, с милым рай в шалаше, меня тоже любая обстановка устраивает, лишь бы рядом, лишь бы с любимым. Насмотреться друг на друга не могли и нацеловаться тоже. У него улыбка с губ не сходила. Постоянно говорил, что безумно любит меня, ужасно рад, что я рядом. И вот опять разлука, опять ожидание. Каждое мгновение было счастливым, начиная от первого взгляда глаза в глаза и заканчивая совместным приготовлением пищи на кухне… Сколько внимания, сколько нежности… Я пребывала в облаках. Теперь с нетерпением жду следующего свидания. За три дня пытаешься с собой на целую вечность впечатлений увезти… От длительных свиданий плохие воспоминания связаны только с досмотром. С тем, как сумки переворачивают, по карманам шарят, вопросы тупые задают, которые остаются без ответа. Когда эти уроды покидают помещение, и появляется тот, ради кого всё это терпишь, сразу весь негатив отступает на второй план… Не до него. И ещё из неприятных воспоминаний осталось, как я захожу в комнату с кухни, а коридор убирает мальчик лет двадцати. Конец ознакомительного фрагмента. Текст предоставлен ООО «ЛитРес». Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию (https://www.litres.ru/uliya-shilova/alfonsy-v-telogreykah-ili-skolko-stoit-zabyt-tebya/?lfrom=334617187) на ЛитРес. Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.
КУПИТЬ И СКАЧАТЬ ЗА: 179.00 руб.