Сетевая библиотекаСетевая библиотека

Необычная Америка. За что ее любят и ненавидят

Необычная Америка. За что ее любят и ненавидят
Автор: Юрий Сигов Жанр: Зарубежная публицистика, публицистика Тип: Книга Издательство: Коммерсантъ, Альпина нон-фикшн Год издания: 2011 Цена: 99.90 руб. Просмотры: 36 Скачать ознакомительный фрагмент FB2 EPUB RTF TXT КУПИТЬ И СКАЧАТЬ ЗА: 99.90 руб. ЧТО КАЧАТЬ и КАК ЧИТАТЬ
Необычная Америка. За что ее любят и ненавидят Юрий Сергеевич Сигов Книга журналиста Юрия Сигова, прожившего много лет в США, показывает, что не только иностранцы, но и сами американцы далеко еще не открыли для себя Америку. Автор раскрывает неожиданные стороны американского сервиса и парадоксы судебной системы, секреты политического закулисья и курьезы бюрократии. Читатель познакомится с американскими «гаишниками» и скопидомством на авиалиниях, узнает, какая первая леди пасла любимую корову на лужайке перед Белым домом и сколько тратит рядовой американец на оплату ветеринарных счетов; как выглядит сегодня «американская мечта» и кем по национальности, скорее всего, будет президент США 2050 года. Юрий Сигов Необычная Америка За что ее любят и ненавидят Эти люди все равно никогда не признаются в том, что они точно такие же, как другие. Для них это равносильно тому, чтобы расписаться в собственной несостоятельности и человеческой слабости. Понять логику их поведения никому не дано, но не стоит и ломать голову над этим пониманием: главное – не попадаться им под злую руку, потому что они могут не признать в вас доброго самаритянина и невзначай наказать, причем абсолютно ни за что.     А. Уайтхед, британский философ XX века От автора Стоит ли заново открывать Америку? Мой давний приятель, человек, который много чего повидал в жизни и много где побывал, как-то с разочарованием посетовал, что надоело ему искать по белу свету приключения и чуть ли не ежемесячно совершать новые открытия. Посещение самых экзотических стран его больше не привлекало, знакомиться даже с самыми интересными и неординарными людьми вконец опостылело, но каких-то новых «адреналиново-затаскивающих» авантюр где-то «подкорно» ему все же хотелось, а вот где их взять – непонятно. И тогда он решил заняться, так сказать, «глубинным копанием» того, что ему казалось абсолютно понятным и известным. Иными словами, заняться своего рода «духовно-философской археологией», в которой есть место не столько обычным земным радостям, сколько сплошным сомнениям и разочарованиям: вот что-то казалось совершенно понятным и ясным, а потом вдруг – раз! – и полное замыкание. Между прочим, вы никогда не задумывались, что больше всего (по крайней мере последние лет пятьдесят) в России любят пообсуждать? Оказывается, склонны мы вести разговор вовсе не о погоде, не о здоровье первых лиц государства или последнем писке моды – что отечественной, что забугорной – и даже не о «светских» скандалах… Любят у нас поговорить, оказывается, о двух самых доступных и в то же время абсолютно далеких для большинства вещах – о футболе и об Америке. Ведь кого ни спросишь – вне зависимости от возраста, уровня интеллекта или наличия чувства юмора, – всяк на пальцах вам объяснит, что надо сделать, чтобы любимая команда (не важно, как она называется – «Амкар» или Chelsea) всегда выигрывала, и кого надо поставить главным тренером сборной, чтобы она в конце концов куда-нибудь прорвалась. И не столь важно, что сам рассуждающий, возможно (и скорее всего), никогда в своей жизни даже резиновый мяч по асфальту не гонял, не говоря уж о гроссмейстерском кожано-виниловом. Но, уверяю вас, лишь затронь эту тему, и любой, будь то министр или дворник, тут же выскажет свое веское мнение по всем футбольным вопросам, стараясь ни в коем случае не показать себя дилетантом или клиническим невеждой. С Америкой дело посложнее. О ней не просто любят рассуждать, на нее при случае (и при отсутствии такового) могут со знанием дела сослаться, попенять каким-нибудь крепким американского замеса словцом или выражением (зачастую не понимая его подлинного смысла, но это в конце концов не самое главное!) и даже пригрозить неведомым «американским агрессорам», которые, словно назло России и многим другим странам мира, стремятся всех выстроить по ранжиру, а непокорных – так еще и прилюдно проучить. Когда над бывшим Союзом висел прочно скроенный «железный занавес», об Америке не то чтобы втайне мечтали, но говорили каким-то завороженно-таинственным тоном. Всем было известно, что где-то там, в заграничном далеке, такое государство вроде бы как и существует, но попасть туда простой человек (да и непростой тоже) с одной шестой части света ни при каких условиях никаких шансов не имел. А те, кто «от партии и правительства» в Штаты попадал «в короткую или длинную командировку» в силу своей профессии (да и для того, чтобы пустили в Америку еще хотя бы разок), упорно твердили об ужасах «развитого империализма», будто все эти «ужасы» их любимой стране (какой, правда, не уточнялось) из-за «бугра» угрожают. В этом плане ничего не изменилось и в «послезанавесные» времена: все те же «доверенно-проверенные лица» все так же рвутся в Америку во все те же «ответственные командировки», в душе изо всех сил завидуя (не дай бог признаться!) этим самым американцам. Но по роду своей оплачиваемой государством работы они вынуждены с Соединенными Штатами бороться перманентно и – что показательно! – абсолютно бессмысленно. Причем более всего опасаются они не столько того, что США действительно что-то плохое сделают той же России, сколько того, что по каким-то причинам может «не сложиться» их прорыв в» американское» будущее. И даже покинувшие СССР еще в 1970-х десятки тысяч бывших советских граждан, осевшие на Брайтон-Бич самого «капиталистически загнивающего» города мира Нью-Йорка, ничего особого в наше понимание Америки не внесли. Да, кое-какой народ по разного рода родственным линиям (да и то с распадом Союза) в Америку попадал, что-то оттуда привозил и даже кое-что рассказывал о той малопонятной и абсолютно чуждой для нашего человека заокеанской жизни. На первый взгляд может показаться удивительным, но это действительно так: не способствовала пониманию Америки и долгие годы активно работавшая на создание образа «империалистического врага» советская медийная пропаганда. Были времена, когда в США находилось одновременно до 30 советских корреспондентов всех мастей, названий и «крыш». Они регулярно и в точно установленное время с экранов телевизоров и страниц центральных газет вещали то о пышно-шевелюрной Анджеле Дэвис, то о неугомонном докторе Хайдере, то о чудо-девочке Саманте Смит, с которой в тогдашнем Союзе отождествлялось некое «новое американское мышление». И уж хлебом не корми, а дай порассуждать об Америке, что раньше, что сегодня, российским политикам и ответственным государственным мужам. Причем чем чаще они попадают с визитами «заклятой дружбы» и «взаимоневыгодного сотрудничества» в Америку, тем с большей уверенностью вещают о всяких таинственных американских напастях – от направленных на Россию тысячах американских ракет с самонаводящимися и самоотворачивающимися головками до зловредных торгашей с Уолл-стрит, которые то ли российский рубль хотят куда-то опустить, то ли сделать цену за баррель нефти такой, что вся российская экономика разом развалится. А уж что тогда будет и произойдет с самой Америкой и со всем остальным миром – просто страшно подумать. И что больше всего поражает в этих «компетентных рассуждениях» – отсутствие ясности: зачем и для чего «американскими примерами», вывезенными из собственных командировок, люди козыряют? И стоит ли вообще так уж откровенно демонстрировать свой псевдоантиамериканизм, чтобы понравиться таким же псевдопатриотам? Ведь, по правде говоря, у каждого из этих критиков, кого ни возьми, именно там, в «загнивающих Штатах», и деньги (причем немаленькие) лежат в банках или крутятся на бирже, и особнячок давно облюбован и построен, и американский паспорт или уже есть, или хотя бы разрешение на жительство получено (а если не у самого, так у ближайших родственников, а у детей – обязательно). Так что если «попросят» его по каким-то причинам с уютного и насиженного места во властных структурах в России (где почти всегда такой «попрошенный» как раз и занимался тем, что поносил эту самую Америку почем зря), то именно там, в Соединенных Штатах, он и найдет себе приют-прикрытие в виде стипендиатства от фонда или иной структуры, обслуживающей американское правительство. Это только несведущим кажется, что российская власть и все те организации, которые определяют международную политику страны, являются по духу антиамериканскими. Смею заверить, отнюдь нет: просто в России принято и необходимо все время поносить Америку, обличать ее скрытую от глаз трудящихся политическую вредность, военную наглость и финансовую алчность. А еще для борьбы со всем этим «злом» создавать разного рода отделы, главки и службы. На деле основная цель работающих в этих теплых местечках (пусть в душе, а не официально, на бумаге) – попытаться самим хоть немного пожить в Америке. Либо на худой конец за счет каждодневной критики США создать себе в России условия, максимально приближенные к «ненавистным» американским «реалиям». Поговорите с нашими хоккеистами, баскетболистами, разного рода учеными – доцентами с кандидатами, которым удалось волей судьбы оказаться в Америке и получить тамошний паспорт… Российский-то, правда, они, как правило (исключения есть, но правилом они так и не становятся, хотя для их детей, родившихся в Америке, ситуация уже кардинально меняется с отношением к этой стране), хранят для одной-единственной цели: чтобы навещать родных и близких, не утруждая себя получением российской визы. А вот для жизни у них на руках самый надежный и, как оказывается, втайне желаемый паспорт США, с которым и визы многих стран не нужны, и жить куда комфортнее и безопаснее, чем по российским официальным документам. Тут стоит отметить еще вот какой вроде бы небольшой, но весьма, думаю, показательный нюанс. В Америке значительное количество бывших и нынешних российско-советских граждан живет потому, что чувствуют они себя там комфортно и в безопасности. Но вот в американское общество большая часть из них «перетекать» не намеревается (хотя не особо это у них получается), да и желания они не проявляют, чтобы понять это уникальное для всего остального мира общество. И дело здесь вовсе не в чужеродном английском языке, который все же не китайский или венгерский и минимальному освоению и изучению элементарно поддается. Просто так намного удобнее: американскую политику знать не желаю, а американцев в душе круто-люто ненавижу – на праздники с ними по-людски не выпьешь, да и с размахом не погуляешь. Но зато в этом вечнозеленом долларовом обществе любому уютно и тепло, особенно в Майами с Лос-Анджелесом. Так что лучше (да и намного престижнее) обосноваться и строить будущее и свое, и своих детей с внуками именно в Америке, какой бы империалистически-алчной она ни была и как бы скучно с американцами по сравнению с русскоязычным братом ни было. Проработав много лет в США, я поначалу удивлялся, какое же количество наших граждан, на словах понося и желчно критикуя эту страну, стремятся тем не менее при любой возможности осесть в ней, а если самим не удастся, то непременно привезти в нее своих детей. И при этом приложить все усилия, чтобы именно с американским, а не каким-то другим будущим связать свои дальнейшие жизненные перспективы. Скажу откровенно, что почти всегда речь в таких случаях шла вовсе не о конченых циниках или «продажных антисоветчиках», для которых традиционно все то, что плохо для СССР и России, – непременно в радость Америке и ее начальству. Нет, речь идет о людях вроде бы самых обычных и цивилизованных – о биологах и хоккеистах, физиках с химиками, компьютерщиках с математиками, о музыкантах многочисленных симфонических оркестров. В общем, о всех тех, кому не столько нужна была таинственная и никем до сих пор не осознанная «американская мечта», сколько укромное и комфортное место, где не будет «доставать» все еще живущая и процветающая совковая бюрократия и давящее всех подряд без разбору – причем по никому не понятным причинам – не меняющееся с годами совковое государство. И здесь сформировался весьма любопытный парадокс. Народу из бывшего СССР в Америку по всем направлениям – что официальным, что разного рода «иммиграционно-допускающим» – попадает с каждым годом все больше и больше. А вот осознанного неповерхностного понимания Америки что у живущих в России, что у тех, кто из нее перебрался в Штаты, как не было, так и нет. Может быть, и нужды-то особой в этом «глубококопании американских руд» не просматривалось. Действительно, ну зачем голову ломать? И так все ясно: Америка для России – это сильный и коварный соперник (может быть, уже и не враг, но кто его знает?), мешающий России везде, где только можно. А уж если копать всерьез и попытаться понять, как так получилось, что США при всех издержках и минусах превратились в сильнейшую мировую державу, то тогда неизбежно придется задумываться о самой России, о ее мало кому понятном нынешнем социальном строе и тех людях, которые управляют вверенным им государством. Безусловно, многие в той же Америке из российских что бывших, что нынешних граждан (вне зависимости от того, удалось им обзавестись вожделенными американскими паспортами или нет) периодически сталкиваются и со сложностями юридической системы этой страны, и с ее весьма ненадежно и избирательно функционирующей медициной, и с имеющей все шансы дать сто очков вперед российской, поразительной по бестолковости и бессмысленности местной бюрократией, да и с полицией, о которой, правда, по сравнению с ее российскими коллегами принято выражаться только в возвышенных чувствах. Многие из наших соотечественников годами работают в Соединенных Штатах и, естественно, вращаются в насквозь «проамериканских» трудовых коллективах. А в них правила игры не просто сильно отличаются от тех, по которым мы играем у себя дома, они в корне другие и замешены на абсолютно других и философии, и понимании самой сути отношений между людьми. Что же касается самих американцев, то им Россия, откровенно говоря, по барабану: лишь бы ракеты оттуда не полетели и не сотрясали ее социальные и другие, идущие волнами через границы катаклизмы. Большей части американцев вообще кажется, что было бы намного лучше жить, если бы не только Россия, но и весь мир были населены если уж не точными их копиями, то по крайней мере очень похожими на них индивидуумами. И на полном серьезе считают, что остальным просто не повезло, что они уродились «неамериканцами». И, знаете, в чем-то они, как мне кажется, правы: ведь миллионы людей со всего света рвутся перебраться на жительство именно в США, а отнюдь не американцы бегут из своей страны как черт от ладана. Или вот еще: американцы вроде бы давно всем осточертели со своей назойливой демократией во всех ее проявлениях – особенно за границами США. И чем больше они ее навязывают окружающему миру, тем их все больше терпеть не могут (даже некоторые номинальные союзники). Но на деле это не так. «Достав» весь остальной мир своим «продемократическим мессианством», Америка, как это ни кажется странным, именно за счет подобного поведения неизбежно укрепляет, на удивление многочисленных недругов, свои позиции в самых различных уголках нашей планеты. Возьмем еще одно устоявшееся заблуждение: дескать, Америка – чуть ли не самая свободная в мире страна и в плане «народопользования» этими свободами ей на земле нет равных (чего стоит свобода продажи оружия, а потом пальба по всем подряд – от школьников и учителей до конгрессменов и президентов). Но все, как известно, в нашей жизни относительно. А уж в американской – тем более. Прожив немалое время в Соединенных Штатах, я воочию убедился, что свободы как таковой в стране по большому счету не так уж и много. Пока не столкнешься с американским государством и чудовищной бюрократией местного разлива, то о приличном уровне свобод в США вполне можно и потолковать. Если сравнить имеющиеся в распоряжении американских граждан свободы (особенно те, что существовали до событий 11 сентября) с тем, что я, например, видел в Саудовской Аравии или тех же постсоветских государствах Центральной Азии, то разница на самом деле отнюдь даже не символическая. Однако за исключением малого и в какой-то степени среднего бизнеса, в Америке в плане некой «полной свободы», которую себе многие, не знающие этой страны, представляют, особо не разгуляешься. Правда, большинство американцев не считает все это какой-то «несвободой» или неким гибридом «ограниченной вольности». Зато любые ограничения, накладываемые на них родным государством (многие из которых невероятно абсурдны и нелепы), американцы рассматривают как неизбежные и даже «правильные издержки» свободного развития страны и ее граждан. При всех подобных «свободных метаморфозах» американцы, по моим наблюдениям, вообще не видят в мире себе равных, сколько бы они ни заседали в Совете безопасности ООН и какими бы «стратегическими партнерами» ни нарекали периодически то Россию, то другие страны. А посему невероятно наивен тот, кто ждет от США некоего мифического «равноправного партнерства». Потому и Россия, и постсоветские страны, да и многие другие крайне заблуждаются, ожидая от Соединенных Штатов какого-то даже минимального учета их интересов (опять-таки не стоит придавать особого значения риторике и прописным буквам, фиксируемым в двусторонних соглашениях между Соединенными Штатами и другими государствами). Этого никогда не было раньше и не будет в будущем. При том что рядовые американцы на порядок свободнее граждан многих других стран, их отношение к религии или церкви в стране можно сравнить, по моим наблюдениям, только с самыми «зацикленными» исламскими государствами, где религиозные начала – сама суть жизни, ее философское осознание. Многие почему-то уверены, что большая часть из того, что у себя дома построили американцы, базируется исключительно на протестантской религии и ее ключевых постулатах. Я не совсем с этим согласен, и вот почему. Наверняка так было на начальном этапе возникновения США как независимого государства и еще сравнительно недавно, то есть как минимум до обрушения башен Всемирного торгового центра и дымящихся развалин Пентагона. А вот затем, на мой взгляд, безграничная вера в свободу и демократию стала гораздо чаще подменяться как внутри самой Америки, так и вне ее бизнес-прагматизмом, который с религиозными добродетелями пересекается все чаще, но реально взаимодействует все реже и реже. Кстати, есть еще одна любопытная черта американского общества, о которой многие иностранцы предпочитают либо вообще не думать, либо пенять гражданам США, ссылаясь на их якобы клиническое невежество и малообразованность. Судите сами: за всю свою историю Америка дала миру (я имею в виду деятелей культуры с мировым именем) не так уж много великих художников, поэтов и музыкантов, даже если учесть тот факт, что они сюда съезжались тысячами в течение прошлого века со всех концов света. Но зато именно Соединенные Штаты прославились на весь мир плеядой неординарных и ярких политических деятелей (со времен отцов-основателей США до сегодняшних дней). Причем эти люди не только оказывали и продолжают оказывать огромное влияние на жизнь самих американских граждан, но и чуть ли не полностью переписывали и, вне сомнения, будут перекраивать мировую историю и ход ее важнейших событий (здесь достаточно упомянуть Ф. Рузвельта, Г. Трумэна и Дж. Буша – младшего, да и Б. Обама еще своего последнего слова не сказал). Именно американские политики сначала у себя дома, а потом «на выезде» стали ярыми противниками таких типично британских общественных институтов, как монархия, аристократия, тирания по отношению к собственным гражданам и отказ от религиозных свобод. Существует еще одно заблуждение, касающееся Америки. Якобы здесь возникла какая-то особая, искусственно созданная всемирная нация – ни на кого не похожая и, может быть, поэтому никому не желающая подчиняться. Как только ни называют Америку – и «плавильным котлом», и «сборной перебродившей солянкой», и даже родиной «новой человеческой расы». На самом же деле в Америке происходит действительно уникальный по своей сути мировой социальный эксперимент по сбору со всего света желающих жить богато и свободно. И хотя эксперимент этот еще далеко не окончен, в плане «нового многонационального единения» людей в США каких-то особых успехов (по крайней мере пока) добиться, на мой взгляд, по разным причинам не удается. Как бы ни пыжились китайцы, индусы, арабы, африканцы, латиноамериканцы или восточноевропейцы (особенно в первом поколении) вызубрить слова американского гимна или имена президентов страны, они гарантированно по жизни будут объединены только американскими паспортами общеустановленного образца (да и то только те, кому повезет). А вот обитать в Штатах они будут по большей части внутри замкнутых национальных иммигрантских районов (причем знаменитый нью-йоркский Брайтон-Бич – еще далеко не худший вариант), по минимуму соприкасаясь с окружающей их «новорасовой» Америкой. Кстати, многие американцы вообще не понимают, почему им вообще надо с кем-то за пределами собственной территории считаться и уж тем более учитывать чьи-то интересы. В их восприятии даже самые позитивные события или отдельные аспекты жизни граждан других стран не воспринимаются как нечто такое, что заслуживало бы если не уважения, то как минимум тщательного изучения на предмет перенятия позитивного опыта. Для американцев и в политике, и в повседневной жизни (в отличие от тех же китайцев или японцев) абсолютно не характерно что-то планировать на годы вперед, искать какие-то «длинные ходы» в тех или иных жизненных ситуациях. Они традиционно действуют решительно и если уж бьют, то непременно первыми и наотмашь. Говорят, что американцы вообще ни с чьим мнением не считаются (даже с мнением своих союзников), поэтому даже самым верным друзьям с ними неуютно. На самом деле Америка долгие годы была сама по себе – пуп земли, ни от кого особо не зависящий и одновременно диктующий всем, кто попадал под «горячую руку», как жить им на земле бренной. Попробуйте убедить простого американца, что где-то живут лучше, чем в его родной стране, умнее, практичнее да и просто счастливее. Гарантирую, результата вы добьетесь обратного. Всех, кто с подобным подходом не согласен, американцы привыкли при необходимости воспитывать не только словесными увещеваниями, но и на межгосударственном уровне – с помощью «большой военной дубинки». Если учесть, что военный бюджет США намного больше, чем затраты на военные нужды следующих за ними 19 стран мира, то бояться что рядовым американцам, что самому сильному в мире государству вроде бы некого. Но наступило на горе Америки 11 сентября, и стало очевидно, что все американские стереотипы восприятия жизни не просто безнадежно устарели, но и стали создавать огромные проблемы остальному миру. И этот самый «неамериканский мир» весьма туманно стал оценивать поведение Соединенных Штатов в том, что касается дальнейшего развития человечества, а также будущего этой страны. А еще остальному миру кажется (и он абсолютно уверен в этом), что американцы – самая воинственная нация на земле. Этим американцам не просто до всего есть дело, в попытках нести «добро и счастье» всем другим Соединенные Штаты готовы снести голову любому, кто им в этом мешать попытается. Мало того, все войны, которые вели США в последние несколько десятков лет (и ведут нынче в Ираке и Афганистане) и от которых страдали миллионы людей на планете, в самой Америке воспринимались как действия неизбежные и правильные, потому как направлены они были на разгром враждебных американской философии жизни сил. Тут уж впору не просто принимать к сведению такую особенность характера американцев и политики этой страны (особенно если с ней приходится иметь дело), но и все время надо быть готовым к бурной реакции Соединенных Штатов на то, что им может показаться «неправильным» или «не совсем демократичным». А если учесть, что ответить США военным путем мало у кого на сегодня хватит возможностей и решительности, то не стоит удивляться, что «новая мировая раса» может в любой момент и в любой точке планеты фактически любого «построить», оставшись при этом абсолютно безнаказанной. Давно принято считать, что само выражение «открыть Америку» уже потеряло какой бы то ни было рациональный смысл. Об Америке, по крайней мере у нас в стране, всё и все давным-давно знают. И в том, что она из себя представляет и представляла раньше, разбираются не хуже самих американцев. Будет любопытно и познавательно, как мне кажется, прочитать здесь написанное и тем, кто об Америке давным-давно все знает (или думает, что знает, что на практике оказывается далеко не одним и тем же), и тем, кто не особо этой страной интересуется, но сохраняет в душе некую «недосказанную зависть» к тому, что она и в окружающем мире, и у себя дома вытворяет и – что еще загадочнее – собирается выкинуть дальше. Так уж сложилась жизнь нашей весьма небольшой, но агрессивно настроенной планеты, что от Америки на ней не спрятаться, да и «забить» на США и их мировое влияние при всем желании не удается. Слишком уж большая Америка страна во всех смыслах, и слишком многое в мире от ее поведения зависит. Да и всем ее соседям, что ближним, что дальним, от американского характера достается по полной программе, а в будущем такая тенденция, на мой взгляд, гарантированно сохранится. Сразу хочу предупредить: возможно, о чем-то, написанном здесь, вы уже слышали или читали. Но это будет лишь первое и, смею вас уверить, достаточно обманчивое впечатление. Американцы и сами признают, что при своем практически неконтролируемом доступе к информации они слишком мало знают как о себе, так и о своей стране. Поэтому не удивляйтесь, что, возможно, и вы откроете для себя «неизвестную Америку». Тем более что каждый по жизни волен открывать ее для себя ровно столько раз, сколько раз попытается осознать сущность бытия и свои перспективы на будущее, причем и в том случае, если они к Америке никакого отношения абсолютно не имеют… 1. Кто в Белом доме хозяин? Белый дом – самая удобная и комфортабельная тюрьма в мире.     Гарри Трумэн, 33-й президент США Так уж сложилось, что рассказ о любой стране – что безразмерной по территории, что о карликовом государстве – начинается со столицы. И нет ничего удивительного в том, что каждый, кто впервые попадает в стольный город Вашингтон, сразу же стремится прийти сюда, к сравнительно небольшому особняку, расположенному в центре города на Пенсильвания-авеню, где по традиции обитают американский президент и его ближайшее окружение. И, конечно, даже если бы этот Белый дом, который некогда был деревянным, слыл архитектурным шедевром мирового зодчества, его внешний облик интересовал окружающих намного меньше, чем те, кто в нем живут и правят. Если кому из когорты американских правителей удавалось задержаться здесь на два, а то и на три срока (бывало и такое), то обывателям и туристам непременно хотелось попасть внутрь этого беломраморного сооружения. Для чего? Да чтобы посмотреть воочию: а как там капитально обустроилось первое семейство Америки, какие шторы поразвесило и чем устланы тамошние полы в кабинетах и коридорах. Кстати, в современном вашингтонском Белом доме 132 комнаты и целых 35 туалетов. Водопровод в здание провели в далеком 1833 году, а телефон – в 1877 году, причем президент Резерфорд Хейз имел телефонный номер под номером 1. В 1891 году Белый дом снабдили еще и электричеством. На президентской кухне сейчас работают 5 основных поваров и около 30 помощников. А за садом и прилегающей к дому территорией ухаживают 13 садовников. Помимо этого в комплексе Белого дома имеется теннисный корт, дорожка для оздоровительного бега, кинотеатр, боулинг, фитнес-центр, а также большой зал для прессы, куда журналистов приглашают на брифинги. Между прочим, этот зал расположен прямо над плавательным бассейном, которым активно пользовался во время своего президентства Ф. Рузвельт. Однако, перед тем как попасть в Белый дом и воспользоваться его благами, победивший на выборах кандидат должен пройти непростую и весьма любопытную процедуру инаугурации, которую трудно сравнить с инаугурациями правителей других государств. Но именно она определяет стиль поведения первых лиц Америки – что прошлой, что современной. По давней традиции 20 января на ступеньках Капитолия новоизбранный президент страны произносит, положа руку на Библию, торжественную клятву. И только после ее произнесения он, собственно говоря, и становится первым лицом Соединенных Штатов. Так вот, прежде чем произнести слова президентской клятвы, накануне инаугурации всегда встречаются уходящий и новый глава американского государства. Вечером 19 января сдающий дела хозяин Белого дома устраивает «приветственный ужин» для хозяина будущего, а на следующее утро водит его по Белому дому с «ознакомительной экскурсией», чтобы поближе познакомить того с обширными апартаментами, в которых первому семейству Америки придется провести как минимум четыре года своей жизни. Ровно в полдень 20 января председатель Верховного су да США приводит к присяге нового президента страны, а на Пенсильвания-авеню от здания конгресса на Капитолийском холме до самого Белого дома проходит торжественный парад, за которым следует череда балов, раутов, концертов и масса других праздничных мероприятий. Что же касается принесения самой клятвы, то это давний и торжественный ритуал каждого вновь избираемого на эту должность. Любопытно, что в присяге американского президента всего 35 слов. Во всей клятве допускается заменять только одно слово – вместо «клянусь» президент может произнести «обещаю». Но так было сделано всего лишь раз в американской истории – в 1853 году президентом Пирсом. В 1789 году слова клятвы впервые произнес первый президент только что родившейся страны Джордж Вашингтон. Но произошло это событие не в нынешней столице США, а в Нью-Йорке. Причем президент Соединенных Штатов должен был слово в слово повторять то, что произносил мэр города Нью-Йорка, и только в конце от себя он добавил знаменитую фразу: «Да поможет мне Бог!» Потом многие президенты страны также добавляли «от себя» эту фразу. Президентскую клятву в Америке принято произносить, положа руку на Библию, причем открыта она может быть на любой странице. Только президент Адамс в 1825 году клялся не на Библии, а на своде законов. А Джордж Буш-старший клялся сразу на двух Библиях – одной собственной, а другой – издания 1789 года, на которой произносил присягу первый президент Америки. Замечу, что в годы возникновения Соединенных Штатов большинство населения страны составляли христиане, так что вопросов по поводу религиозной принадлежности президента не возникало. Нынче же ситуация в корне меняется: в США проживает огромное количество представителей самых разнообразных религиозных конфессий и верований. А если учесть, что только мусульман в США более 6 млн, то сам процесс президентской клятвы на христианской священной книге является для современной Америки явным анахронизмом. Очень большое значение для президента имеет содержание и подача его инаугурационной речи. Самая длинная речь подобного типа была произнесена в 1841 году Уильямом Гаррисоном. В ней было почти 9 тысяч слов, и продолжалась она около трех часов. Кстати, произнося эту явно затянувшуюся речь на лютом холоде, новый президент Соединенных Штатов простудился, слег и через месяц скончался. Самым же лаконичным в обращении к народу в истории Америки был ее первый президент Дж. Вашингтон – ему хватило 135 слов, а заняла такая речь всего три минуты. Последние президенты Соединенных Штатов говорили от 20 до 35 минут, но никаких строгих графиков в инаугурационном общении американских президентов с народом нет. Пока президенту страны есть что сказать, никто его не имеет права останавливать. Еще одна давняя традиция Америки: ее президент должен клясться на верность народу своей страны в присутствии человека, имеющего высший юридический статус в государстве. В последние годы это происходит в присутствии председателя Верховного суда страны, а ранее в этой роли выступал верховный судья штата или города, где проводилась церемония. А однажды президенту Соединенных Штатов пришлось прямо перед церемонией срочно искать человека с юридическими полномочиями и привлечь к государственной процедуре (для непременного соблюдения закона!) личного адвоката своей супруги. Еще один случай из истории американских инаугураций: в 1923 году будущего президента США к присяге приводил его отец. Случилось так потому, что в день смерти тогдашнего президента Соединенных Штатов Гардинга никого рядом с вице-президентом страны Кулиджем не было, кроме его собственного отца, который имел юридическое образование. И пока все думали и гадали, что делать, находчивый папаша быстро сделал своего сына президентом, заслушав его клятву и законодательно ее оформив. Между тем если клятву президенты США обычно принимают в помещении, то первую президентскую речь – обращение к народу – они предпочитают произносить на свежем воздухе. Хотя о дате инаугурации – 20 января всегда известно заранее, не всегда она проводилась точно в запланированный день. Первый президент США Дж. Вашингтон принимал присягу 30 апреля. Потом до 1933 года инаугурация проходила 4 марта. Если же 4 марта выпадало на воскресенье, то торжественные мероприятия автоматически переносились на 5 марта. И всего таких «сдвинутых» президентских инаугураций в Америке было три. Только при Франклине Делано Рузвельте было принято решение проводить инаугурацию именно 20 января. Многие, правда, побаивались: в январе в Вашингтоне частенько бывает холодно, тогда как в марте температура почти всегда уже держится около 20–22 градусов по Цельсию. Когда на президентский пост заступал Р. Рейган, температура в столице США опустилась до 20 градусов ниже нуля, да и вторая инаугурация Б. Клинтон а проходила при 15-градусном морозе. А однажды президентскую инаугурацию чуть не отменили вообще. 20 января 1961 года, когда президентом Соединенных Штатов должен был стать Джон Кеннеди, прошел ледяной дождь, и вся Пенсильвания-авеню покрылась тонким слоем льда. Самое страшное, что на таком катке не могли стоять ни люди, ни лошади, и национальным гвардейцам пришлось попотеть, чтобы привести главную улицу Америки в «проезжий» вид. Своя специфика есть и в инаугурационном наряде американских президентов. На такое торжественное мероприятие они традиционно одеваются по последней моде. И если в конце XVIII века предпочтение отдавалось классическим сюртукам, широким панталонам и небольшому галстуку-бабочке, то начиная с президента Адамса инаугурационная мода стала меняться. Именно он впервые в истории США надел на инаугурацию обычные брюки, да еще и в полоску, серый узкий камзол, а на голову водрузил диковинный для тех времен (и тем более для такой важной государственной процедуры) цилиндр. А вот первым из президентов, пришедшем на инаугурацию в обычном деловом костюме, был Джимми Картер. Рональд Рейган на своей первой инаугурации был одет в так называемый костюм-визитку, а на второй появился уже в обычном – «переговорном» костюме. В рядовых деловых костюмах произносили инаугурационные речи все последние американские президенты. Нынешний президент Соединенных Штатов Барак Обама свою инаугурационную речь произносил только после того, как это сделал вице-президент Джо Байден. Ведь именно второе лицо в государстве с 1937 года первым дает клятву перед лицом нации, а потом уже дело доходит до президента. После того как американский президент выступит с инаугурационной речью на ступеньках (или внутри здания) конгресса, и он, и вице-президент страны должны обязательно отправиться на обед со всеми членами нового состава конгресса. Процедура эта любопытна тем, что это единственный момент, когда оба первых лица американского государства оказываются под одной крышей. Согласно американской Конституции и по соображениям безопасности эти два человека всегда должны быть в разных местах при проведении самых важных официальных мероприятий, для того чтобы в случае какого-то несчастья (теракт, взрыв, авария и т. д.) страна не осталась без верховного управления. Так вот, в момент этого совместного обеда в здании Капитолия в Белом доме обязательно дежурит и находится на страже «американского управления» один из министров прежнего правительства США. Именно этому человеку на период президентского обеда в здании Капитолия принадлежит пару часов верховная власть в стране. А когда праздничный обед заканчивается, президент США отправляется в тот самый «путь славы», который ведет с Капитолийского холма вдоль Пенсильвания-авеню прямо к Белому дому. В зависимости от погоды и собственного настроения президенты Соединенных Штатов проделывали этот путь по-разному. Кто-то ехал на коне, кто-то – в карете, а Р. Рейган и Дж. Картер просто прошагали примерно 6 км, помахивая рукой собравшимся вдоль проезжей части главной транспортной артерии американской столицы. В 1833 году проехал этот путь на лошади и самый «простуженный» президент страны Гаррисон. С 1921 года президентов Соединенных Штатов стали возить на автомобиле. Однако в последние годы службы безопасности всерьез опасаются за порядок и спокойствие подобного «президентского шествия». Поэтому, например, Б. Обама проделал большую часть своего пути к Белому дому внутри бронированного автомобиля. Этот автомобиль может выдержать даже попадание прямого выстрела из гранатомета, и поэтому президент США лишь время от времени по пути выходил из машины. Между прочим, уникальна и история самого места проведения инаугураций президента в Соединенных Штатах. Когда Джордж Вашингтон стал президентом США, то город, носящий его имя, не был еще столицей страны. Поэтому оба раза «отец нации» заступал «на американский трон» в Нью-Йорке. Второй президент Соединенных Штатов, Адамс, приступал к исполнению своих должностных обязанностей в Филадельфии (от Вашингтона два часа езды на север), где в тот момент находилась временная столица страны. Но все последующие главы государства «короновались» исключительно в Вашингтоне. На открытом воздухе инаугурации стали проводить в Америке по весьма необычной и даже в чем-то комической причине. Дело в том, что в 1817 году американские законодатели чуть не передрались со своими партийными соперниками за право занять больше мест в зале конгресса, где как раз намечалось проведение инаугурации. Именно во избежание депутатских потасовок президенту США Монро пришлось выступать на улице, где всем членам конгресса удалось найти достаточно места. Что же касается присутствующих на самой инаугурационной речи, то ее, как правило, слушают от 150 до 250 тысяч человек. Это обычные граждане страны, приглашенные гости (каждый американский конгрессмен имеет свой список друзей и приглашенных), друзья и знакомые президента, активисты обеих партий, члены дипкорпуса и другие не последние в Америке люди. На инаугурации Б. Обамы, по разным оценкам, присутствовало более миллиона человек, что стало пока всеамериканским рекордом посещаемости этого мероприятия, который, судя по всему, будет не скоро побит. И наконец, нелишне напомнить, что одна инаугурационная речь в истории США была произнесена в здании самого Белого дома. В 1877 году президент страны Хейз получил меньше голосов, чем его противник, но зато имел больше голосов выборщиков (такая же ситуация сложилась на выборах и между Дж. Буше м-младшим и А. Гором). Будучи явно «неуверенным» во всенародной любви американцев, Хейз церемонию провел в стенах Белого дома, не устраивая никаких торжеств по поводу своего вступления в должность, и даже президентскую клятву прочитал только для узкого круга присутствовавших в здании его сподвижников и коллег. Первый красочный праздничный парад в Америке состоялся в 1829 году. Он сопровождался, как и красочные бразильские карнавалы, непрерывным движением различных разукрашенных платформ. Самым экзотическим считается президентский парад 1893 года, в котором участвовало около трех десятков платформ, девушки в легких платьицах и с цветами в руках веселили присутствовавших в Вашингтоне, а происходило все это развеселое действо в мощнейший… снегопад. Обычно количество участников подобных парадов зависит как от пожеланий самого президента, так и от требований времени. На парады в честь инаугураций Б. Клинтон а и Дж. Буша – младшего собралось до 15 тысяч участников, а в параде в честь вступления в должность президента страны Дж. Кеннеди вместе с гвардейцами и военнослужащими участвовало более 35 тысяч человек. После того как заканчивается президентский парад, все желающие приглашаются на знаменитые президентские балы. Поначалу они были довольно скромными, а первый из них, как гласит история, состоялся 7 мая 1789 года. Главным танцором и развлекающим был, естественно, сам недавно избранный президент страны Джордж Вашингтон. А вот первый коммерческий президентский бал был проведен в 1809 году. Его устроителем был президент Мэдисон, а стоимость входного билета для каждого из 400 приглашенных составляла целых 4 доллара (это примерно 750 долларов в нынешних ценах). Одни президентские балы запоминались его участникам безудержным весельем, другие – огромным количеством приглашенных, а третьи – оригинальными и нетипичными танцевальными нарядами. Так, в 1873 году внутри Белого дома была такая холодина, что приглашенные вынуждены были выплясывать, не попадая зуб на зуб. Одеты они были в длиннополые шубы, а если кто-то ставил на подоконник недопитое шампанское, то его содержимое успевало замерзнуть, пока владелец бокала танцевал. В начале XX века президентские балы в Вашингтоне были отменены – главным образом по причине экономии государственных средств. Возродил традицию балов Дуайт Эйзенхауэр, но самые роскошные и эффектные балы закатывала Жаклин Кеннеди. В 1981 году президент Рональд Рейган решил сделать инаугурационные балы платными: стоимость билетов составляла 100 долларов, а пришли тогда потанцевать с Рони и его супругой Нэнси примерно 600 человек. При Дж. Буше – отце было устроено 12 балов, а стоимость входного билета возросла до 175 долларов. При президенте Б. Клинтон е балов провели десять, однако билет уже стоил 200 долларов, но плясала на этих «президентских дискотеках» в основном молодежь и те, кому «до сорока». При президенте Б. Обаме балы прошли достаточно скромно, сам президент и его супруга Мишель посетили несколько мероприятий, хотя по условиям договора кто-то из президентской семьи или семьи вице-президента Дж. Байдена должны обязательно побывать на всех таких балах, а билеты на них стоили от 150 до 250 долларов. Конечно же, эти пышные инаугурационные торжества, проводящиеся в Соединенных Штатах раз в четыре года, стоят немалых денег. Когда в 1789 году Джордж Вашингтон направлялся в Нью-Йорк на собственную инаугурацию, ему пришлось занять 500 фунтов у своего доброго и небедного соседа, чтобы вовремя добраться до места церемонии и быть на ней «не хуже непрезидентов». А вот когда на президентский пост заступал Дж. Картер, на инаугурацию из госказны было потрачено 3,5 млн долларов. Первая инаугурация Р. Рейгана стоила 16 млн, а вторая – уже 20 млн долларов. И дальше все шло только по нарастающей: инаугурация Дж. Буша – папы стоила 25 млн, Б. Клинтон а – 32 млн и 37 млн соответственно, Дж. Буша-сына – 42 млн и 47 млн, а расходы на инаугурацию Б. Обамы с учетом беспрецедентных мероприятий по безопасности составили свыше 50 млн долларов. И еще один небезынтересный «инаугурационный штрих». На последней инаугурации Б. Обамы присутствовало около 10 тысяч журналистов, которые прибыли из 112 стран для освещения этого мероприятия. А впервые сообщение об инаугурации было передано в далеком 1845 году по телефону, и сделал это на весь мир не кто иной, как господин Морзе – тот самый, который несколькими годами ранее изобрел знаменитую азбуку телеграфной связи. В 1897 году выступление президента Соединенных Штатов Маккинли было впервые заснято на кинопленку; в 1921 году инаугурационную речь американского нового лидера транслировали на весь мир по радио. Зато Гарри Трумэн стал первым президентом США, выступление которого возле Капитолия американцы увидели по телевизору. Но теперь тем, кто приехать 20 января в Вашингтон не может или у него нет верного друга – американского конгрессмена, чтобы быть приглашенным на церемонию инаугурации, особо переживать не стоит. С 1997 года, когда проводилась вторая инаугурация президента США Б. Клинтон а, вся процедура полностью транслировалась в Интернете онлайн. Основные американские телеканалы показывают все самые интересные моменты инаугурации, но если телевизора под боком нет, то 20 января в 10 утра по местному времени можно включить компьютер и в прямом эфире на сайте www.whitehouse.gov наблюдать за происходящими в Вашингтоне президентскими торжествами. Вся президентская семья Как только не называли последние президентские выборы в Соединенных Штатах – и самыми активными со стороны участия избирателей в истории Америки (140 млн человек – цифра действительно невиданная для США), и самыми сенсационными с точки зрения расовой принадлежности их победителя, и самыми судьбоносными для страны. И теперь только от нового хозяина Белого дома зависят в Америке настоящие перемены, которые он столь страстно пообещал. А они либо действительно произойдут, либо окажутся неосуществимыми. Разумеется, без поддержки многих ни Б. Обама, ни его именитые предшественники никогда бы не добились победы на выборах. В изнурительной и беспощадной предвыборной кампании американским президентам традиционно помогают тысячи партийных функционеров, профессиональных политологов, имиджмейкеров и стратегов, а также рядовых граждан – добровольцев. Но, безусловно, как бы Б. Обама и другие президенты Соединенных Штатов ни доверяли своим советникам и помощникам, как бы ни прислушивались к тем, с кем они длительное время работали в добелодомовскую эпоху, самыми близкими людьми для них будут всегда члены семьи – супруга, дочери и сыновья, которые не просто следующие четыре года будут называться «первой семьей Америки», но и от взаимоотношений с которыми во многом будет зависеть и настроение нового президента США, и многие из его будущих решений. Нынче впервые в истории США в Белом доме живет и работает семья чернокожего главы государства. Но и сам Б. Обама, и его супруга Мишель Обама-Робинсон довольно быстро осознали тот факт, что отныне они находятся под самым пристальным вниманием и американской, и международной общественности. И что их теперь не только сравнивают с предшественниками, но и пытаются соизмерить на соответствие «президентской марке» поведение и поступки людей, которые не только раньше никогда не забирались на подобные политические высоты, но и не принадлежали к верхним эшелонам американского истеблишмента. Показательно, что, выступая вместе со своим мужем на предвыборных встречах, Мишель Обама рассказывала о маленькой десятилетней чернокожей девочке из штата Южная Каролина, которая поведала нынешней первой леди Америки: «А знаешь, если твой муж победит, то и я смогу в этой жизни добиться всего, чего хочу». «Вот ведь как складывается жизнь – и я могла бы быть на ее месте, – откровенно признавалась Мишель Обама, – просто моя жизнь так сложилась, что я родилась раньше ее, в обычной черной семье в Чикаго, но вся моя жизнь изменилась после того, как я повстречала Барака». Отец Мишель Робинсон работал в Чикаго клерком в управлении водоснабжения города, а мать была домохозяйкой, которая занималась главным образом детьми – дочерью и старшим сыном Крейгом. В школе Мишель была одной из лучших учениц, и поэтому она была принята на учебу в престижный Принстонский университет. Познакомились Мишель и Барак в 1989 году, причем Мишель, работавшая в тот момент в юридической компании Sidley amp; Austin, была приставлена к Бараку Обаме своего рода куратором, когда ее будущий супруг был направлен к ним на летнюю стажировку. С того времени они стали встречаться, и их роман продолжался целых три года. Поженились Мишель и Барак в 1992 году, и, как только Барак стал работать в правительстве Чикаго, его супруга основала компанию Public Alliance – организацию, которая занималась привлечением молодых афроамериканцев к общественно полезному труду. Все это время она не только во всем помогала мужу – профессиональному политику, но и воспитывала двух дочерей – Малию и Сашу (причем полное и правильное имя этой девочки – Наташа, но дома ее называют сокращенно, даже не предполагая, что на самом деле Наташа и Саша – два абсолютно разных имени). Показательно, что после победы на выборах президента Б. Обамы обе дочери Барака и Мишель стали самыми юными обитательницами Белого дома. И хотя они сами вряд ли до конца осознают, насколько важный в американской политической иерархии пост заняли не только их родители, но и они сами, именно «детский вопрос» в Белом доме всегда оставался наиболее «теневым» с точки зрения распространения информации о жизни первого семейства страны. Тут следует отметить, что в Америке быть детьми высокопоставленных родителей – дело малоприятное с точки зрения явно нездорового и повышенного общественного внимания. К детям первых лиц государства (и не только в США) рядовые граждане предъявляют повышенные требования. Правда, частенько дети первых лиц государств оказываются и малоинициативными, и ограниченными в кругозоре, и абсолютно индифферентными к тому, чем занимаются их известные на всю страну родители. И как бы ни складывалась жизнь детей американских президентов, они при всех своих талантах и успехах так до конца дней своих и не могут (такова уж, видно, их судьба) выйти из тени именитых и много добившихся в карьере родителей. Начну с первого президента США Джорджа Вашингтона, у которого своих детей не было вовсе. Но он усыновил двоих детей своей супруги Марты Кертис. Его приемная дочь скончалась в возрасте 17 лет, а сын служил адъютантом у своего приемного отца, но умер в возрасте 27 лет, правда, успев сделать отчима Джорджа четырежды дедушкой. У Джона Адамса было шесть детей, самым знаменитым из которых стал его сын Джон Куинси – с папиной помощью ему удалось успешно заняться политикой и стать шестым по счету президентом Соединенных Штатов. А вот у Томаса Джефферсона жена умерла еще до того, как он стал первым лицом в государстве, однако с ним осталось пять дочерей. Одна из них, Марта, родила своего первенца по имени Джеймс именно в Белом доме, и до сих пор этот ребенок считается первым новорожденным обитателем резиденции американских президентов. Поскольку у Джефферсона не было жены, обязанности первой леди Америки исполняла именно его дочь Марта. Кстати, у президента Джефферсона было еще пятеро незаконнорожденных отпрысков, причем все они, как уверяют историки, были от чернокожей рабыни, жившей у них в поместье. Ее звали Салли, и первого ребенка она родила от тогдашнего посла США во Франции в возрасте 14 лет. Поскольку законная супруга президента страны умерла, Салли долгие годы оставалась на положении «приходящей жены» господина Джефферсона, который, даже заведя внебрачных детей, естественно, жениться на ней не собирался. Президент Мэдисон своих детей не имел, но, как и Джордж Вашингтон, усыновил детей своей супруги от первого брака. Один из них, Джон Тодд, оказался таким прожженным мерзавцем, что постоянно крал у родителей деньги, буянил, попадал в скандальные истории, даже похитил рабочие документы отчима-президента и попытался продать их, чтобы купить для себя выпивку. Что касается шестого президента страны – Джона Куинси Адамса, то его потомство считается в Америке самым необычным относительно выпавших на его жизненном пути приключений и с точки зрения связей с Россией. Так, старший сын президента Адамса упал с корабля за борт прямо на рейде Нью-Йорка. Как считают историки, на самом деле это было самоубийство, поскольку сынок президентский уж больно сильно выпивал. От пьянства умер и второй сын президента по имени Джон Адамс. А вот третий сын оказался самым способным и мог бы при определенном стечении обстоятельств стать треть им президентом страны, представителем семьи Адамсов. Но, вне всякого сомнения, самым непревзойденным по «детской части» президентом Соединенных Штатов стал Джон Тайлер – 10-й по счету глава американского государства. У него было 15 детей от двух жен. От первой супруги Летисии у него было восемь детей, но она скончалась во время президентства мужа в Белом доме. Два года мистер Тайлер ходил вдовцом, но потом сочетался браком с Джулией Гардинер (разница между супругами составила 30 лет). В итоге своего первенца молодая первая леди родила, когда ее мужу-президенту стукнуло 70 лет, а сама Джулия умерла уже после окончания Второй мировой войны. Замечу, что один президент США так и прожил всю жизнь холостяком. Речь идет о Джеймсе Бьюкенене. У него была невеста, но она скончалась до свадьбы, и расстроенный трагедией будущий президент страны дал себе зарок никогда не жениться, какая бы девушка ему по жизни в дальнейшем ни встретилась. Известен на всю Америку сын президента Авраама Линкольна по имени Робин Тодд. Ему было всего 2 года, когда его отца злодейски убили в Вашингтоне в театре Форда. Мистер Тодд в дальнейшем стал военным министром, а потом послом Соединенных Штатов в Великобритании, а на склоне лет возглавил знаменитую компанию Pullman Car, производившую спальные вагоны для железной дороги. А первая свадьба в Белом доме состоялась в 1886 году. Бывший в ту пору президентом Кливленд, возглавивший американское государство холостяком, решил сочетаться браком с самой юной за всю историю США первой дамой – его избраннице на момент замужества был всего 21 год. Сам же мистер Кливленд остается в американской истории и еще одним рекордсменом – он единственный президент страны, который смог взять реванш у своего противника, будучи по счету 22-м и 24-м главой американского государства. У другого президента Соединенных Штатов, Тео Рузвельта, было четыре сына, они участвовали в Первой и Второй мировых войнах, получили высокие армейские чины и были очень популярны в стране. Сын еще одного главы Белого дома – Говарда Тафта – по имени Роберт Альфонсо сделал отличную политическую карьеру, став членом конгресса, а потом и его главой. Сын знаменитого «фронтового президента Соединенных Штатов» генерала Дуайта Эйзенхауэра Джон после Второй мировой войны участвовал в Корейской войне 1950–1953 годов и закончил службу в чине бригадного генерала. Много слухов и кривотолков ходило в свое время о семейной жизни Дж. Кеннеди. Его супруга Жаклин, которую боготворила не только вся Америка, но и чуть ли не половина остального мира, родила четырех детей. Ее первенец родился мертвым, четвертый ребенок прожил после родов всего два дня, а двое других – сын Джон и дочь Каролина – стали весьма известными в стране людьми. Джон долгие годы безуспешно искал применение своим силам, даже издавал собственный журнал, но однажды со всей семьей попал в катастрофу. Самолет, который он пилотировал, упал в воды Атлантического океана, и таким трагическим образом оборвалась жизнь 38-летнего президентского отпрыска. Дочь Дж. Кеннеди Каролина занимается искусством, любит балет и старается вообще не попадать в светскую хронику. Зато сын бывшего американского президента Дж. Форда Майкл стал священником, его брат Стивен – голливудским киноактером (причем с довольно приличной для этой профессии репутацией), а дочь семейства Фордов Сюзан возглавила борьбу с раком груди, став директором одного из крупнейших в Америке онкологических центров. Прославившийся своим бойкотом московской Олимпиады в 1980 году, президент Дж. Картер имел всего одну дочь по имени Эмми. Долгие годы она была самой юной по возрасту обитательницей Белого дома (она попала туда в возрасте 9 лет) и после пребывания в резиденции американских президентов стала иллюстрировать книги своего отца. В студенческие годы Эмми Картер участвовала в демонстрациях протеста против войны, за что ее дважды арестовывала полиция. По-своему необычно сложилась судьба детей президента Рональда Рейгана. Он был женат дважды, от первого брака у него было двое детей, и еще двое родились в браке с Нэнси. Дочь Рейгана Морин пошла в политику, и в 1985 году ее назначили спецпредставителем США при ООН по правам женщин. Она также организовала национальную кампанию по борьбе с болезнью Альцгеймера (когда это заболевание обнаружили у ее отца), но сама умерла от рака. Другая дочь Рейганов, Пэтти, включилась в борьбу за легализацию абортов и ядерное разоружение. Она считала, что «женщина не должна рожать детей бесконтрольно», а сама Америка «просто обязана была уничтожить все имеющиеся у нее в наличии ядерные боеприпасы». Помешанная на либеральных ценностях, Пэтти Рейган в возрасте 41 года снялась обнаженной для журнала Playboy. А вот сын Рейгана Рональд выбрал карьеру балетного танцора, а потом стал тележурналистом. Что же касается Дж. Буша – младшего, то он стал вторым в истории США (после упоминавшегося сына президента Адамса), кому удалось попасть на высший государственный пост в стране, пойдя по стопам ранее правившего отца. Напомню, что у отца-президента Дж. Уокера Буша и его супруги Барбары было шестеро детей, но одна из дочерей не дожила до четырех лет и скончалась от лейкемии. Самый же знаменитый из сыновей президента Дж. Буша Джордж-младший окончил Йельский университет, потом занимался бизнесом и в 1994 году был выбран губернатором штата Техас. В 2000 году Дж. Буш-младший стал президентом США и пробыл на своем посту два срока. Его брат Джеб (хотя на деле его зовут Джон Эллис Буш, что в аббревиатуре как раз и дает имя Джеб) был в Мексике на стажировке, где женился на мексиканке. Для этого Джебу пришлось принять католическую веру (ранее он был протестантом), и после непродолжительной карьеры в частных банках его дважды избирали губернатором штата Флорида. Стоит вспомнить о семейных делах и президента Б. Клинтон а, который правил Америкой два срока в промежутке между двумя президентами Бушами – папой и сыном. Дочь президента Челси отучилась в Вашингтоне в частной школе Sidwell Friends, занималась балетом, а потом закончила Стэнфордский университет в Калифорнии. А вот дочери президента США Дж. Буша-младшего – близняшки. И Дженна, и Барбара в свои белодомовские времена вели достаточно активный образ жизни. К политике они были равнодушны, но зато любили повеселиться, предпочитая шумные компании, и частенько попадали по этой причине в переделки. Так, однажды Барбара вместе с приятелями загуляла на квартире у одного из своих знакомых в Нью-Йорке. Но поскольку она – дочь президента, то к ней в «сопровождающие до дверей» был отряжен агент Секретной службы США. Когда девушка не вышла из квартиры, где шло веселье, далеко за полночь, в дверь постучал тот самый агент и поинтересовался у появившегося в проеме парня, когда мисс Барбара планирует отправиться домой. Приятель был уже хорошо навеселе и, зайдя в общий зал, где вповалку расслаблялся молодняк, изрек: «Чуваки, а кто у нас здесь Барбара? Там ее папаша, кажись, пришел». Потом Барбара и Дженна прославились тем, что в возрасте до 21 года (что запрещено американскими законами) употребляли алкогольные напитки, причем при покупке продемонстрировали в магазине чужие удостоверения личности. Правда, уже после того, как Дж. Буш-младший покинул Белый дом, его дочери остепенились и теперь преподают в школе, занимаются журналистикой и помощью малоимущим. Нынешний американский президент также имеет двух дочерей. Этим двум милым девчушкам в момент вселения их родителей в Белый дом было 10 и 7 лет соответственно, но еще до того, как они стали «первыми детьми Америки», Малии и Саше пришлось ощутить на себе все «прелести» положения самых популярных и вызывающих любопытство в стране детей. Не случайно все американские президенты стремятся оградить своих детей от излишнего внимания прессы. Так, Б. Клинтон с первого же дня потребовал от журналистов ничего не спрашивать о его дочери (ей тогда было лишь 13 лет). Так же действовал Дж. Картер, 9-летняя дочь которого была надежно защищена спецслужбами от назойливых представителей СМИ. А маленькие дети президента Дж. Кеннеди были спрятаны от посторонних медиаглаз самой первой леди Америки Джеки, которая устроила для них школьные занятия прямо в здании Белого дома. Между тем многие в Америке уверены, что появление дочерей Б. Обамы рядом с отцом во время важных политических событий помогло ему создать вокруг своей персоны имидж добропорядочного и заботливого родителя. По мнению Дуга Вида, автора нашумевшей в Америке книги «Все президентские дети», самое трудное у дочерей Обамы еще впереди. «Им придется не только четыре года быть под пристальным вниманием и фотопапарацци, и агентов Секретной службы, и абсолютно посторонних для них людей, – считает Д. Вид. – Еще труднее им будет после того, как их отец покинет Белый дом (через один или два срока – непринципиально), а их по-прежнему будут рассматривать как исключительно белодомовских деток». Здесь много зависит от того, как в отношении собственных детей поведут себя их высокопоставленные родители. Многочисленные недоброжелатели предрекают большие трудности семейству Обамы в том, что касается исторически общепризнанных обязанностей «первой семьи Америки». Прежде всего речь идет о весьма специфическом имидже и первой дамы, и ее детей, который для первых семейств в США уже давным-давно негласно прописан и которому при всем желании следовать весьма непросто. Оказавшись в Белом доме, кому-то помогать или возглавлять какую-то ассоциацию или фонд Мишель Обаме в ее статусе первой дамы Америки не положено. И именно эта допрезидентская и нынешняя раздвоенность в какой-то степени мешает ей и сохранять свои интересы, которые у нее были до переезда в Вашингтон, и делать что-то новое для продвижения других вопросов, с которыми сталкивается страна. Есть у нынешней первой дамы Америки в Белом доме и ряд специфических проблемных моментов. К примеру, она является первой чернокожей супругой американского президента и по своему статусу должна быть вхожа в целый ряд советов важных культурных фондов, организаций и ассоциаций. А ведь в их составе – почти поголовно белые, очень солидные, уважаемые и, что немаловажно, богатые дамы. Многие американские эксперты считают, что Мишель Обама могла бы взять на себя решение различных зарубежных проблем, совершая частные визиты в ту же Африку, Латинскую Америку или Азию, где ее афроамериканское происхождение могло сыграть положительную роль, улучшая весьма неоднозначный и зачастую предвзято-негативный имидж американской внешней политики. И еще вот что хотелось бы отметить. Во всех этих важных, но все же, на мой взгляд, не определяющих моментах поведения и «трудовой деятельности» нынешнего первого семейства Соединенных Штатов на дальний план постоянно уходит еще одна важная деталь. А именно тот факт, что впервые в Белый дом попала чернокожая американская семья. Напомню, что еще 50 лет назад черное население в Америке вообще было лишено права голоса. Против Обамы на прошедших выборах проголосовали практически во всех центральных и южных штатах Америки, где расовые предрассудки очень сильны. Еще в начале 70-х годов прошлого века для разгона расовых беспорядков в Детройте президент США посылал боевые подразделения Национальной гвардии. Сейчас же на примере семейства Обама не только Америка, но и весь остальной мир получили возможность как бы смоделировать построение многорасового, многоконфессионального общества. Ведь если Соединенные Штаты, где чернокожие на протяжении длительного периода американской истории воспринимались как рабы и изгои, в начале XXI века дошли до того, чтобы избрать чернокожего президента, то почему бы и другим странам не стать в таком случае расово терпимее, взвешеннее и добрее к окружающим? Почему бы не взять ответственность не только за собственную судьбу, но и за судьбу других людей и народов? Думаю, что нынешнее первое семейство Америки стало не просто очередным обитателем Белого дома, где некогда жили самые разные по взглядам и привычкам люди. Оно автоматически превратилось в своего рода социальный символ-проект Америки, который самим существованием сможет агитировать за восстановление весьма серьезно подпорченных в прошлые годы моральных ценностей этой страны. От того, как семья Барака Обамы справится с этой непростой задачей, во многом будет зависеть отношение к Соединенным Штатам и простых граждан самой страны, и окружающего Америку остального мира, причем не только в ближайшие четыре года, но и в дальнейшем. И здесь вновь хотелось бы не только вернуться к роли президентской супруги в деле продвижения имиджа Америки как внутри страны, так и за ее пределами, но и оценить шансы женщины занять в США пост главы государства. Конец ознакомительного фрагмента. Текст предоставлен ООО «ЛитРес». Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию (https://www.litres.ru/uriy-sigov/neobychnaya-amerika-za-chto-ee-lubyat-i-nenavidyat/?lfrom=334617187) на ЛитРес. Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.
КУПИТЬ И СКАЧАТЬ ЗА: 99.90 руб.