Сетевая библиотекаСетевая библиотека
Святой Димитрий (сборник) Имя Димитрий произошло от греческого имени ????????? (Деметриос), то есть «посвященный Деметре (богине плодородия)». В православии почитается несколько святых по имени Димитрий: Димитрий Солунский, Димитрий Ростовский (покровитель Ростова-на-Дону) и князь Димитрий (Дмитрий) Донской, канонизированный в 1988 г. Имя это считается святым для каждого русского православного человека. На Руси имя это часто связывали с воинским подвигом, патриотизмом и защитой Отечества. В духовном опыте Русской Церкви почитание святого великомученика Димитрия Солунского неотделимо от памяти защитника Родины и Церкви великого князя московского Димитрия Донского. Русские воины всегда верили, что они находятся под особым покровительством этих святых. В Святцах можно найти еще множество святых с именем Димитрий. О некоторых из них, о храмах, построенных в их честь, и будет рассказано в этой книге. Святой Димитрий Рекомендовано к публикации Издательским Советом Русской Православной Церкви Предисловие Дмитрий (или Димитрий) – святое имя для русского человека. На первых же страницах русской летописи мы встречаемся с упоминанием о святом великомученике Димитрии Солунском. Когда Вещий Олег разгромил греков под Константинополем в 907 году, как сообщает летопись, «убоялись греки и говорили: это не Олег, но святой Димитрий послан на нас от Бога». Русские воины всегда верили, что они находятся под особым покровительством этого святого. Более того, в старинных русских былинах великомученик Димитрий изображается русским по происхождению – так сливался этот образ с душой русского народа. Церковное почитание Димитрия Солунского в Русской Церкви началось сразу после Крещения Руси. К началу 70-х годов XI столетия относится основание Димитриевского монастыря в Киеве, известного впоследствии как Михайлов-Златоверхий монастырь. Обитель была построена сыном Ярослава Мудрого, великим князем Изяславом, в крещении Димитрием. Мозаичная икона святого Димитрия Солунского из собора Димитриевского монастыря сохранилась до наших дней и находится в Государственной Третьяковской галерее. Великий князь Владимирский Всеволод III Большое Гнездо, в крещении Димитрий, «создал церковь прекрасную на дворе своем, святого мученика Димитрия, и украсил ее дивно иконами и писанием» (то есть фресками). Димитриевский собор и сейчас является украшением древнего Владимира. Чудотворная икона святого Димитрия Солунского из иконостаса собора также ныне находится в Москве в Третьяковской галерее. Она написана на доске от гроба святого великомученика Димитрия, принесенной в 1197 году из Солуни во Владимир. Одно из ценнейших изображений святого – фреска на столпе Владимирского Успенского собора, принадлежащая кисти преподобного инока-иконописца Андрея Рублева. Почитание святого Димитрия продолжалось и в роду Александра Невского. Святой Александр назвал старшего сына в честь великомученика. А младший сын, святой благоверный князь Даниил Московский, воздвиг в Москве в 1280-х годах храм во имя святого великомученика Димитрия, который явился первым каменным храмом в Московском Кремле. Позже, в 1326 году, при князе Иоанне Калите, он был разобран, а на его месте воздвигнут Успенский собор. Память святого Димитрия Солунского издревле связывалась на Руси с воинским подвигом, патриотизмом и защитой Отечества. Святой изображается на иконах в виде воина в пернатых доспехах, с копьем и мечом в руках. На свитке (в более поздних изображениях) писали молитву, с которой святой Димитрий обращался к Богу о спасении родной Солуни: «Господи, не погуби град и людей. Если град спасешь и людей – с ними и я спасен буду, если погубишь – с ними и я погибну». В духовном опыте Русской Церкви почитание святого великомученика Димитрия Солунского тесно связано с памятью защитника Родины и Церкви, великого князя Московского Димитрия Донского. «Слово о житии и о преставлении великого князя Димитрия Ивановича, царя русского», написанное в 1393 году, как и другие древние источники, ублажает его как святого. Духовный сын и воспитанник митрополита Алексия, святителя Московского, ученик и собеседник великих молитвенников Русской земли – преподобных Сергия Радонежского, Димитрия Прилуцкого, святителя Феодора Ростовского – великий князь Димитрий «о церквах Божиих весьма печаловался, а страну земли Русской мужеством своим держал: многих врагов, встающих на нас, победил и славный град свой Москву стенами чудными оградил». Со времен построенного великим князем Димитрием белокаменного Кремля Москва стала называться белокаменной. «Процвела земля Русская в лета княжения его», – свидетельствует «Слово». Молитвами своего небесного покровителя, святого воина Димитрия Солунского, великий князь Димитрий одержал ряд блестящих военных побед, предопределивших дальнейшее возвышение России: отразил натиск на Москву литовских войск Ольгерда, разгромил на реке Воже татарское войско Бегича, сокрушил военную мощь всей Золотой Орды в битве на Куликовом поле. Куликовская битва, за которую народ назвал Димитрия Донским, стала первым общерусским национальным подвигом, сплотившим вокруг Москвы духовные силы русского народа. Князь Димитрий Донской был великим почитателем святого великомученика Димитрия. В 1380 году, накануне Куликовской битвы, он торжественно перенес из Владимира в Москву главную святыню Владимирского Димитриевского собора – икону великомученика Димитрия Солунского, написанную на доске гроба святого. В святцах можно найти множество святых с именем Димитрий. О некоторых из них будет рассказано в этой книге. Димитрий Солунский Мироточивый Память его совершается 26 октября / 8 ноября Житие и страдания святого славного великомученика Великомученик Димитрий родился в городе Солуни в Греции (иначе – Фессалоники, ныне – Салоники) в правление нечестивых царей-богоборцев Диоклетиана и Максимиана. По преданию, его род имел славянское происхождение. Отец Димитрия был проконсулом Фессалоникийской области в то время, когда нечестивые цари воздвигли на христиан жестокое гонение. Тайно веруя в Господа нашего Иисуса Христа и исполняя Его заповеди, он не осмеливался открыто исповедовать Его Пресвятое имя. В своих палатах, в сокровенной горнице, служившей ему домовым храмом, он хранил две святые иконы, украшенные золотом и драгоценными камнями. На одной из них было изображение Спасителя, на другой – Пресвятой Богородицы. Перед этими иконами он возжигал свечи и воскурял фимиам. В этом храме он вместе со своей женой часто молился Истинному Богу, в Вышних Живущему, и Пренепорочной Владычице. Благочестивые супруги щедро раздавали нищим милостыню и никогда не отказывали нуждающимся людям. Одно лишь сильно огорчало супругов: у них не было детей. Они усердно просили Господа, чтобы Он даровал им наследника. Всевышний внял их молитвам и даровал им сына, которого они назвали Димитрием. Велико было их ликование. Вся Солунь разделяла радость своего проконсула; отец младенца устроил трапезу для горожан и особенно постарался накормить убогих. Когда отрок подрос, родители ввели его в храм, где были святые иконы, и, указывая на них, сказали: – Вот изображение Единого Истинного Бога, сотворившего небо и землю, а это – образ Пресвятой Богородицы. Они рассказали ему все, что знали о Господе нашем Иисусе Христе, научили святым заповедям Христовым и объяснили, насколько суетна и пагубна вера в языческих богов. С этого времени наставляемый своими родителями и особенно свыше Духом Святым Димитрий всей душой уверовал в Господа и с благоговением поклонялся святым иконам. Родители Димитрия, призвав священника, в присутствии нескольких христиан в своем потаенном храме крестили отрока во имя Отца и Сына и Святого Духа, и Божия благодать сошла на него. Восприняв Святое Крещение, Димитрий поднимался все выше и выше по лестнице добродетелей. Преподав своему сыну пример богоугодной жизни, его родители закончили свой жизненный путь и оставили его наследником всего имения. К этому времени юноша уже достиг совершеннолетия. Император Галерий Максимиан вызвал к себе Димитрия после смерти его отца и, убедившись в образованности и военно-административных способностях юноши, назначил его на место отца проконсулом Фессалоникийской области. Приняв назначение, Димитрий возвратился домой и с почестями был встречен жителями Солуни. Уже давно он скорбел, видя, как многие горожане поклоняются бездушным идолам, и желал утвердить в городе истинную веру. Теперь, по прибытии в Солунь, он стал открыто исповедовать Иисуса Христа, поучать Его заповедям, обращая язычников в истинную веру; словом, он был для солунян вторым апостолом Павлом. Скоро слух об этом дошел до самого Максимиана. Император сильно разгневался, узнав, что Димитрий – христианин и многих римских подданных, увлеченных его примером, уже обратил в свою веру. Как раз в то самое время император возвращался из похода против сарматов (племен, населявших причерноморские степи), из Причерноморья. Намереваясь расправиться с солунскими христианами, он решил вести армию через Фессалоникийскую область. Еще до прибытия Максимиана в город Димитрий поручил своему верному слуге по имени Лупп раздать бедным и нуждающимся все доставшееся ему после смерти родителей: золото, серебро, драгоценные камни, одежды и другое имущество. – Раздели земное богатство между ними, – сказал святой, – а мы будем искать себе Небесного богатства. Святой Димитрий стал молиться и поститься, готовясь к мученическому венцу. По прибытии в Солунь император начал проверять, правдивы ли дошедшие до него слухи о Димитрии. Смело выступив перед царем, святой Димитрий объявил себя христианином и стал порицать языческое многобожие. Злой мучитель тотчас приказал заключить в темницу исповедника истинной веры. В темнице святой молился словами пророка Давида: Поспеши, Боже, избавить меня, поспеши, Господи, на помощь мне! (Пс. 69, 2), ибо Ты – надежда моя, Господи Боже, упование мое от юности моей. На Тебе утверждался я от утробы; Ты извел меня us чрева матери моей; Тебе хвала моя не престанет. Радуются уста мои, когда я пою Тебе, и душа моя, которую Ты избавил; и язык мой всякий день будет возвещать правду Твою (Пс. 70, 5, 6, 23, 24). Как в светлом чертоге, святой Димитрий сидел в темнице, хваля и прославляя Бога. Дьявол, желая устрашить его, обратился в скорпиона и хотел ужалить святого в ногу. Осенив себя крестным знамением, святой безбоязненно наступил на скорпиона, произнося слова: на аспида и василиска наступишь; попирать будешь льва и дракона (Пс. 90, 13). В темнице святой удостоился посещения Ангела Божиего; в ярком свете предстал перед ним небесный посланник с прекрасным райским венцом и сказал: – Мир тебе, страдалец Христов, мужайся и крепись! Святой Димитрий отвечал: – Радуюсь о Господе и веселюсь о Боге Спасителе моем! Явление Ангела ободрило святого страдальца; еще сильнее возжелал он запечатлеть своей кровью исповедание истинной веры Христовой. Между тем император устроил гладиаторские игры и стал забавляться зрелищами. Был у него один любимый силач, выдающийся борец по имени Лий. Приказав построить для него высокие подмостки, Максимиан с большим удовольствием смотрел, как Лий борется со своими противниками и предает их мучительной смерти, сбрасывая их с подмостков вниз на копья воинов. В числе погибших было много христиан, которых насильно заставляли вступать в бой. Среди зрителей находился юноша-христианин по имени Нестор. Узы духовной дружбы соединяли его со святым Димитрием, его наставником в вере. Нестор с негодованием смотрел на это побоище и пожелал сам сразиться с царским борцом. Но прежде нежели вступить в бой, он отправился в темницу к святому Димитрию. Здесь Нестор рассказал ему обо всем содеянном Лием, сообщил о своем желании вступить в борьбу с этим жестоким губителем христиан и просил у святого благословения и молитв. Осенив Нестора крестным знамением, святой Димитрий предсказал: – Ты одержишь победу над Лием и претерпишь муки за Христа! Подойдя к месту зрелища, Нестор во всеуслышание воскликнул: – Боже Димитрия! Помоги мне в борьбе с моим противником! Затем, вступив в единоборство с Лием, он по молитвам святого угодника одолел свирепого варвара и сбросил его с помоста на острые копья. Гибель Лия сильно опечалила Максимиана; он тотчас приказал предать смертной казни блаженного Нестора. Но эта казнь не утешила Максимиана, весь день и всю ночь он жалел о смерти Лия. Узнав, что святой мученик Нестор вступил в единоборство с Лием по совету и благословению святого Димитрия, император повелел пронзить святого Димитрия копьями. Беззаконный мучитель думал: раз Лий был низвергнут рукой Нестора на острия копий, такою же смертью должен умереть и Димитрий, погубивший любимого борца императора Лия. Но безумный мучитель заблуждался, полагая, что смерть праведника и грешника одинакова, ибо сказано: смерть грешников люта, а кончина святых честна перед очами Господа (см.: Пс. 33, 22 и Пс. 115, 6). Лишь только забрезжило утро 26 октября 306 года, в темницу вошли воины; они застали святого мужа стоящим на молитве и тут же пронзили святого копьями. Так исповедник Христов, святой Димитрий, предал в руки Создателя свою честную и святую душу и перешел в вечные светлые обители. Тело великомученика Димитрия выбросили на съедение зверям, но солунские христиане ночью тайно взяли тело святого и благоговейно предали его земле. На месте блаженной кончины святого великомученика находился его верный слуга Лупп; он снял с пальца святого Димитрия императорский перстень, знак высокого сана, благоговейно взял ризу своего господина, обагренную его честною кровью, и омочил в ней перстень. От этой ризы и перстня совершилось множество чудес: исцелялись различные болезни и изгонялись злые духи. Слух об этих чудесах разнесся по всей Солуни, и многие больные стали стекаться к Луппу. Этот слух дошел и до Максимиана. Император приказал взять блаженного Луппа и отрубить ему голову. Так святой мученик Лупп последовал за своим господином, святым Димитрием, в Обители Небесные. Когда гонения на христиан прекратились, над могилой святого Димитрия был воздвигнут небольшой храм, в котором совершалось много чудес и исцелений от всяких недугов и болезней. Один иллирийский знатный вельможа по имени Леонтий впал в тяжкий, неизлечимый недуг. Слыша о чудесах святого страстотерпца, он с верою обратился к святому великомученику Димитрию. Когда его внесли в храм и положили на том месте, где были погребены мощи святого, он тотчас получил исцеление и стал совершенно здоровым. В знак благодарности за исцеление Леонтий захотел выстроить в честь святого славного Димитрия Солунского величественный храм. Прежний небольшой храм был разобран, и когда стали копать ров для фундамента, были обретены мощи святого великомученика Димитрия совершенно целыми и нетленными. Из них истекало благовонное миро, так что весь город наполнился благоуханием. От прикосновения к мощам и помазания святым миром совершались чудеса и исцеления. Истечение мира от честных мощей святого было одним из самых дивных чудотворений, которым Бог благоволил прославить Своего великого угодника. Это истечение – знамение благодати Божией. Целый ряд писателей и историков свидетельствует об этом непостижимом явлении. Приведем свидетельство Дмитрия Хризолога, писателя, жившего во второй половине XIV века: «Оно (то есть миро) по свойству своему не вода, но гуще ее и не походит ни на одно из тел на земле, не из жидких, не из твердых, и ни на одно из приготовленных искусственно… оно удивительнее всех благовоний, не только приготовленных искусственно, но и по естеству созданных Богом». Много исцелений произошло через помазание этим миром; даже народы, не верующие во Христа, дорожили этим дивным истечением. Так, при разорении Солуни турками в 1429 году благоразумные из врагов намеревались взять с собою некоторое количество сего мира, о целебной силе которого они много слышали. Святая Церковь, именуя святого Димитрия Мироточивым, так восхваляет святого подвижника: «Мира благовонна и честна, Димитрие, отверзенный источниче… твоего проливаются мира источницы приснотекущие…» (Канон, глас 8). На это духовное торжество собралось много народа. С великим благоговением святые мощи были взяты с земли. Леонтий радовался не столько о своем исцелении, сколько об открытии святых мощей. Скоро окончил он начатое дело и построил на том месте прекрасный храм во имя святого Димитрия. Здесь, в ковчеге, окованном золотом и серебром, украшенном драгоценными камнями, и были положены честные мощи великомученика. Но заботы Леонтия простирались и далее: он купил села и виноградники и отдал их на содержание служащих при этой церкви. Когда пришло время Леонтию возвратиться на родину, он задумал взять некоторую часть мощей святого, чтобы и в своем городе построить церковь во имя великомученика Димитрия. Но святой, явившись, запретил ему отделять какую бы то ни было часть мощей. Тогда Леонтий взял только обагренную кровью святого плащаницу и, вложив ее в золотой ковчег, отправился к себе в Иллирию. Во время путешествия по молитвам святого от плащаницы произошло много чудес. Однажды Леонтию понадобилось переправится через реку Дунай, которая сильно разлилась и грозно бушевала; страх и ужас охватили его, но вдруг перед ним предстал святой Димитрий и сказал: – Возьми в руки ковчег с плащаницей и без страха переправляйся на другой берег. Леонтий поступил так, как велел ему святой: и сам он, и бывшие с ним все благополучно переправились. Когда он возвратился к себе на родину, то прежде всего построил прекрасный храм во имя святого великомученика Димитрия. Призывая с верою его имя, Леонтий по молитвам святого творил чудеса. Правитель Иллирии был сильно болен: гной и струпья покрывали все его тело от головы до ног. Обратившись с молитвой к святому Димитрию, Леонтий избавил болящего от тяжкого недуга. Так же дивно исцелил он одного кровоточивого, уврачевал беснующегося; много и других чудес совершилось там по молитвам святого. Но особенно много было чудес в Солуни, где почивали мощи великомученика Димитрия. Однажды в храме, посвященном святому, произошел пожар. От сильного огня расплавилась серебряная сень над мощами святого. Архиепископом Солуни в то время был Евсевий, который хотел восстановить серебряную сень. Но у него было слишком мало серебра. В этом храме находился серебряный трон, оставшийся совершенно неповрежденным во время пожара. Архиепископ решил перелить трон на сень для гроба святого, но пока еще не сообщал никому о своем намерении. В то же самое время при храме был один благочестивый пресвитер по имени Димитрий. Святой великомученик явился ему и сказал: – Иди и скажи епископу города: не переливать трон, который находится в моем храме. Димитрий тотчас же отправился к Евсевию и передал ему указание святого. Архиепископ сначала был поражен словами пресвитера, но потом, полагая, что пресвитер мог узнать о его плане, перестал удивляться и даже сделал выговор этому священнику. По прошествии нескольких дней архиепископ приказал явиться мастерам. И снова к Евсевию пришел пресвитер Димитрий и сказал: – Святой великомученик опять явился мне грешному в сонном видении и приказал сказать тебе: ради любви к святому не переливай трон. Архиепископ сурово принял пресвитера, но, однако, пока не велел переливать трон. Через некоторое время он в третий раз хотел было отдать трон, но святой Димитрий снова явился пресвитеру и сказал: – Не унывай, я сам позабочусь о моем храме и городе, предоставьте мне самому попечение о них. Узнав об этом, архиепископ уже не мог воздержаться от слез и сказал всем окружающим: – Подождите немного, братья, ибо нам обещал свою помощь сам угодник Божий. Архиепископ не успел договорить эти слова, как пришел один солунский гражданин по имени Мина и принес с собой 75 фунтов серебра. – Часто святой Димитрий, – говорил Мина, – избавлял меня от опасностей и даже спасал от смерти. Я уже давно хотел сделать пожертвование в храм моего милостивого покровителя и дивного заступника. Ныне с самого утра какой-то голос побуждал меня: «Ступай и сделай то, что намеревался давно сделать». Отдавая серебро, Мина пожелал, чтобы это серебро было истрачено для сени над гробом святого. Затем явились и другие граждане Солуни, которые также принесли серебро. Из пожертвований была сделана прекрасная сень к гробнице великомученика Димитрия. В царствование императора Маврикия авары потребовали большую дань от жителей Византии, но Маврикий отказался ее платить. Тогда авары собрали громадное войско и решили взять Солунь, отличавшуюся своей обширной торговлей и великими богатствами. Император Маврикий прислал в город войско, но свирепствовавшая незадолго перед тем моровая язва сильно уменьшила число солунских жителей, а неприятельское войско было громадно: оно насчитывало до ста тысяч человек. Еще дней за десять до прибытия врага святой Димитрий явился архиепископу Евсевию и предупредил о грозившей опасности. Но солуняне думали, что неприятельское войско приблизится к городу еще не скоро. Вдруг, вопреки ожиданию, неприятель показался недалеко от городских стен. Он мог беспрепятственно войти ночью в город, но могущественная десница Всевышнего по молитвам святого Димитрия дивным образом остановила страшных врагов недалеко от города. Враги приняли один из укрепленных монастырей, находившихся вне города, за саму Солунь и простояли там целую ночь. Утром они заметили свою ошибку и устремились на город. При виде огромного вражеского войска отчаяние стало овладевать даже самыми храбрыми горожанами. Сначала казалось, что гибель города неизбежна. Неприятельские отряды прямо пошли на приступ, но тут на городской стене на глазах у всех появился святой Димитрий в виде вооруженного воина. Святой поразил копьем и сбросил со стены первого из неприятелей, который поднялся на стену. Падая, тот увлек за собой других наступавших. Ужас овладел врагами, и они отступили. Видя покровительство дивного заступника и бегство врага, жители ободрились и стали уповать, что защитник Солуни, святой Димитрий, не оставит своего родного города и не допустит, чтобы он достался врагам. А между тем неприятель опомнился и снова осадил город, придвинул орудия и стал потрясать основания городских стен; тучи стрел и камней, пущенных из метательных орудий, застилали дневной свет – вся надежда оставалась на помощь свыше, и толпы народа наполнили храм святого Димитрия. В то время в городе был один богобоязненный и весьма добродетельный человек по имени Иллюстрий. Придя ночью к церкви святого великомученика Димитрия, он в церковном притворе горячо молился Богу и Его славному угоднику об избавлении города от врага и вдруг сподобился узреть дивное видение: перед ним предстали два Ангела в виде светоносных юношей, похожих на царских телохранителей. Двери храма сами распахнулись перед ними, и они вошли в него. Иллюстрий последовал за Ангелами, желая посмотреть, что будет. Войдя в храм, они громогласно спросили: – Где находится господин, живущий здесь? Тогда явился третий Ангел, похожий на слугу, и ответил им: – Для чего он нужен вам? – Господь послал нас к нему. Указав на гроб святого, третий Ангел воскликнул: – Вот он! Ангел поднял завесу, и оттуда вышел святой Димитрий. Он был таким, как его изображают на иконах; от него исходил яркий свет, подобный солнечному. От страха и ослепительного блеска Иллюстрий не мог смотреть на святого. Пришедшие юноши приветствовали Димитрия. – Благодать да будет с вами, – ответил святой, – что побудило вас посетить меня? Они же отвечали ему: – Владыка послал нас, повелевая тебе оставить город, ибо Он хочет предать город в руки врага. Услышав это, святой преклонил голову и молчал, проливая горькие слезы. А юноша-слуга сказал пришедшим: – Если бы я знал, что ваше появление огорчит моего господина, я не сообщил бы ему о вас. Тогда сам святой сказал: – Такова ли воля Господа моего Владыки, чтобы город, искупленный честною кровью Христовою, предать в руки врага, который не верует в Него и не чтит Его святого имени? На это пришедшие отвечали: – Если бы не хотел этого Владыка наш, то не послал бы Он нас к тебе! Тогда Димитрий сказал: – Ступайте, братья, передайте Владыке моему, что раб Его Димитрий говорит так: «Знаю я щедроты Твои, человеколюбивый Владыка Господи; даже беззакония всего мира не могут превзойти милосердия Твоего; ради грешников Ты пролил Свою святую кровь, Ты положил за нас душу Свою; прояви же ныне милость Свою на этом городе и не повелевай мне оставлять его. Ты Сам поставил меня стражем этого города; позволь мне подражать Тебе, моему Владыке: дай и мне положить душу свою за жителей этого города, и если им суждено погибнуть, то пусть погибну и я вместе с ними; не погуби же, Господи, города, где все взывают к Твоему святому имени; если люди эти и согрешили, они все-таки не отступили от Тебя; ведь Ты Бог кающихся». Пришедшие юноши спросили Димитрия: – Так ли отвечать нам пославшему нас Владыке? – Да, отвечайте так, – сказал он, – ибо я знаю, что щедр и милостив Господь, долготерпелив и многомилостив: не до конца гневается и не вовек негодует. Не по беззакониям нашим сотворил нам, и не по грехам нашим воздал нам (Пс. 102, 8–10). Сказав так, святой вошел в гробницу, и священный ковчег затворился, а беседовавшие с ним Ангелы стали невидимы. Вот что сподобился узреть Иллюстрий в чудесном и страшном видении. Придя в себя, он упал на землю и стал благодарить святого, вознося ему хвалу за то, что он молил Владыку не предавать жителей города Солуни в руки врагов. Утром Иллюстрий рассказал обо всем виденном согражданам и ободрял их мужественно бороться с неприятелем. Услышав рассказ Иллюстрия, все со слезами просили Господа, чтобы Он ниспослал им милость, и призывали на помощь святого Димитрия. Хранимый славным угодником Божиим, город остался цел: на седьмой день осады враги отступили от его стен с великим стыдом. Они без всякой видимой причины обратились в беспорядочное бегство, побросав свои палатки и метательные орудия. На следующий день после отступления некоторые из врагов, взятые в плен, рассказали следующее: – С самого первого дня осады мы видели у вас такое множество защитников, которое значительно превосходило наше войско. Мы решили, что воинство ваше скрывается за стенами города. А вчера оно вдруг устремилось на нас, и мы побежали. Мы также видели огненного сияющего мужа на белом коне в белоснежной одежде во главе вашего войска. Граждане Солуни поняли, кто обратил врагов в бегство. Так святой Димитрий защитил свой город. Вскоре после того, как неприятель отступил от Солуни, другое бедствие обрушилось на город. Враги опустошили во время осады все хлебные запасы, так что во всем городе начался великий голод: люди умирали от недостатка пищи. Видя, как его родной город гибнет от голода, святой несколько раз являлся на кораблях, плававших по морю, обходил пристани и острова, повелевая повсюду кораблям с пшеницей плыть в Солунь, и таким образом избавил от голода свой город. Когда благочестивый царь Юстиниан выстроил великолепный храм в Константинополе во имя Софии – Премудрости Божией, он послал в Солунь честных мужей, чтобы они принесли оттуда некоторую часть мощей святого великомученика Димитрия на украшение и освящение вновь воздвигнутого храма. Придя в Солунь, посланные приблизились к священному ковчегу, где почивали мощи великомученика, дабы исполнить царское повеление; вдруг из ковчега вырвался столп пламени, осыпав всех целым снопом искр, и из огня послышался голос: – Стойте и не осмеливайтесь прикасаться ко мне. Все присутствовавшие при этом упали на землю, объятые страхом. Затем посланные, взяв лишь немного земли у того места, где находились мощи, возвратились к царю и рассказали ему обо всем случившемся с ними. Все слушавшие их рассказ были поражены. Половину взятой земли посланные передали царю, а остальную часть положили в церковную сосудохранительницу. Не позволял святой Димитрий расхищать пожертвования, сделанные его храму. Одной из обязанностей юноши Онисифора было зажигать свечи и оправлять лампады в церкви святого Димитрия. По наущению дьявола юноша стал красть свечи и тайно продавать их, а деньги, вырученные от продажи, присваивал себе. Святой Димитрий не потерпел такого святотатства в храме: он явился во сне Онисифору и с величайшим снисхождением стал обличать его: – Брат Онисифор, мне неприятно, что ты крадешь свечи; этим ты обижаешь тех, кто жертвует их; не менее ты вредишь и самому себе; вспомни, что людей, поступающих подобно тебе, ждет осуждение; оставь это злое дело и покайся. Онисифор, проснувшись, почувствовал стыд и страх, но спустя некоторое время он забыл повеление святого и стал, как и раньше, красть свечи. Однако вскоре его постигло наказание. Однажды некий благочестивый человек, встав рано утром, пришел в церковь святого Димитрия и принес несколько больших свечей. Он зажег их, поставил у гроба великомученика и, помолившись, ушел из храма. Подойдя к свечам, Онисифор протянул свою руку, чтобы взять их, как вдруг из гроба раздался голос святого: – Опять ты делаешь это! Пораженный, как громом, голосом святого, Онисифор тотчас рухнул на землю и лежал, как мертвец, до тех пор, пока не пришел один из клириков. Он поднял юношу, объятого страхом. Как только Онисифор пришел в себя, он рассказал всем о своей греховной страсти, о явлении ему во сне святого и о повторном обличении Димитрия. И тогда великий трепет объял всех, слышавших этот рассказ. Известно также множество случаев помощи святого великомученика Димитрия по освобождению пленных от ига неверных. Так, один епископ был взят в плен варварами и закован в цепи. Святой явился ему, освободил от оков, и епископ, хранимый святым, благополучно прибыл в Солунь. В другой раз варвары забрали в плен много жителей города. Между пленниками находились две прекрасные девицы; они умели искусно вышивать на пяльцах и изображать на ткани разные цветы, деревья, птиц, зверей и человеческие лица. Варвары увели их в свою землю и отдали в дар князю. Узнав о высочайшем мастерстве девиц, князь сказал им: – Мне известно, что в вашей земле есть великий бог Димитрий, который творит дивные чудеса; вышейте на полотне его изображение, и я поклонюсь ему. Князь-язычник много слышал о чудесах святого и хотел поклониться его изображению, словно идолу. Девицы отвечали: – Нет, князь, Димитрий не Бог, а только великий слуга Божий. Твоего требования мы не исполним, ибо знаем, что ты хочешь не поклониться святому, а надругаться над его изображением. – В моей власти, – отвечал им князь, – ваша жизнь и смерть, выбирайте: сделайте то, что я требую от вас, тогда будете живы, а если не исполните моего приказания, вас немедленно казнят. Боясь погибнуть, пленницы стали вышивать изображение святого Димитрия. В ночь на 26 октября, перед самым днем празднования памяти святого, девицы окончили работу и начали плакать, склонившись над вышитым ими образом: – Не прогневайся на нас, мученик Христов, – говорили они. – Князь варваров хочет посмеяться над твоим изображением; призываем тебя в свидетели: мы не хотели вышивать твоего образа для него, нас заставили сделать это под угрозой смерти. Обливаясь слезами над образом святого, они заснули. Святой Димитрий, как некогда Ангел Аввакума, перенес спящих девиц вместе с вышитым ими образом в Солунь на свой праздник во время всенощного бдения и поставил их в храме у своих мощей. Присутствовавшие на службе в церкви возрадовались чудесному возвращению из плена девиц. Пробудившись, девицы долго не могли прийти в себя от удивления и думали, что все происходит с ними во сне. Наконец они убедились, что действительно находятся в Солуни, видят пред собою гробницу святого в его храме, где присутствует множество молящегося народа. Тогда во всеуслышание они стали благодарить своего заступника, святого Димитрия, и рассказали обо всем случившемся с ними. Жители Солуни, обрадованные таким дивным чудом, с великим ликованием праздновали день памяти святого Димитрия, а вышитый образ поставили над алтарем, и много чудес совершалось от него во славу Бога, Единого в Троице. Первоначально великомученик Димитрий почитался как местный святой, защитник и покровитель Фессалоник. Среди множества эпитетов, которыми он награждался, были «градолюбец» и «градоспаситель». Святой избавлял город от различных бедствий (голод, эпидемии, землетрясения, восстания) и становился на его сторону в случаях противостояния с центральной властью. Авторитет великомученика Димитрия как защитника Фессалоник был так высок, что его почитание затем распространилось по всей империи. Множество чудес совершил святой великомученик Димитрий Солунский и в нашем Отечестве. По предуказанию Божиему в самых древних русских летописях имя святого великомученика Димитрия упомянуто прежде, чем имена других святых: преподобный Нестор Летописец рассказывает, что греки, побежденные великим князем Олегом под Константинополем в 907 году, приписывали свое поражение не храбрости славян, а заступничеству за них их покровителя святого Димитрия. Славяне, безуспешно осаждавшие Салоники в VI–VII веках, а затем поселившиеся в его округе, рано познакомились с культом великомученика Димитрия и вскоре стали ревностными его почитателями. Из славяногреческой среды Фессалоник вышли равноапостольные братья Кирилл и Мефодий, которые перенесли любовь к великомученику Димитрию в большой славянский мир. Первым собственным сочинением на славянском языке святых равноапостольных Мефодия и Кирилла после создания ими славянской азбуки был «Канон Димитрию Солунскому». Этот канон занимает важное место и сыграл большую роль в рождении великой славянской литературы. Впоследствии славяне неоднократно пытались «присвоить» себе покровительство святого Димитрия, но никогда не отрывали его имени от Фессалоник, всегда называя «Солунским». Сербы и болгары с древнейших времен чтят великомученика Димитрия как покровителя славян, называют его «отечестволюбцем» славянских народов, связывая это со славянским происхождением святого. В этих странах почитанию великомученика Димитрия, несомненно, способствовали как наличие христианского населения еще до официального крещения страны в IX веке, так и близость к главному центру культа великомученика – Фессалоникам. Параллельно с распространением официального церковного почитания великомученика Димитрия оно рано проникает и в народные верования. Свидетельством большого почитания святого Димитрия является широкое распространение мужских и женских имен Димитр, Димитрин(к)а и фамилии Димитров. Чудеса Димитрия Солунского Чудо о погибели царя Калояна Болгары воевали с Фессалониками начиная с VIII века. Соседние по территории народы, пересекающиеся интересы, разные (до принятия болгарами христианства) религии – причин для военных конфликтов было достаточно. Болгарский царь Иоанн Калоян называл себя Ромеоктонос (ромеобоец), а греки называли его Иоанном-Собакой. Кровавая кампания Иоанна Калояна против греков прервалась нежданно – в 1207 году, во время осады Фессалоник, он погиб при загадочных обстоятельствах. Предание повествует, что сам святой Димитрий Солунский явился в палатку, в которой возлежал Калоян, и пронзил его копьем. Легенда впоследствии стала одним из частых сюжетов в иконографии о Димитрии Солунском: святой Димитрий восседает на коне, его конь копытом попирает Калояна, лежащего на земле, а Димитрий пронзает царя копьем. Хотя одни историки говорят, что Калоян был умерщвлен наемным убийцей, подосланным латинянами, другие – что он стал жертвой заговора, устроенного его женой или сыном вместе с болгарской знатью, третьи – что он умер от воспаления легких; как бы там ни было, но на следующий день после убийства Калояна болгары сняли осаду Солуни и вместе с телом военачальника отправились в Тырново. Позже на Руси жители русских городов, находясь во вражеской осаде, призывали на помощь святого Димитрия и просили его поразить неприятеля, как он когда-то поразил царя Калояна. О епархе[1 - В Византийской империи гражданский и военный руководитель провинции (епархии), а также градоначальник.] Мариане Мариан, епарх римской провинции Иллирик, стал предаваться чревоугодию, плотским страстям и прочим грехам, от чего тяжело заболел, и никакое лечение не могло ему помочь. Мариан отверг предложенный ему магический амулет, предпочтя спасение души выздоровлению. Тогда во сне ему явился великомученик Димитрий и приказал идти в его храм. Проведя ночь в храме великомученика, Мариан исцелился. Об имевшем кровотечение Некий военачальник, служивший под властью епарха Иллирика, страдал сильным желудочным кровотечением. Та к как он был известен своей верой и кротким нравом, весь город сочувствовал ему, но ни одно лекарство ему не помогало. Находясь при смерти, он попросил отнести его в храм главного защитника города. На вопрос, кто это, он ответил: великомученик Димитрий. В его храме военачальник получил исцеление. О чуме Это чудо повествует об избавлении Фессалоник от эпидемии чумы, охватившей всю страну. От эпидемии умирали и младенцы, и воины, и правители. Уповая на помощь покровителя Фессалоник великомученика Димитрия, люди усердно молились всю ночь в его храме, и наутро многие из них стали выздоравливать; те же, кто остался дома, умирали. О демонах Одним воином овладели демоны, и он не мог молиться. Товарищи отвели его в храм великомученика Димитрия и положили там, а наутро рассудок вернулся к нему. О востребовании мощей мученика Император Маврикий потребовал у архиепископа Фессалоникийского Евсевия прислать ему мощи великомученика Димитрия для помощи на войне. Евсевий отказал императору, напомнив, что еще император Юстиниан тщетно пытался получить мощи святого. Тогда служители церкви решили открыть мощи, производя раскопки в предполагаемом месте их нахождения, но были остановлены внезапно появившимся пламенем и голосом великомученика Димитрия, запретившего им делать это. О госпоже Евтаксии Рассказ относится ко времени кровопролитной гражданской войны при императоре Фоке (602–610), начавшейся на Востоке, а затем перекинувшейся на Иллирик и Фессалоники. Одному человеку, недавно прибывшему в город и еще не знакомому с ним, приснилось, что он находится в храме великомученика Димитрия, в левой части которого был киворий необычайной красоты. Он спросил, что это за сооружение, и ему ответили, что там покоится великомученик Димитрий. Человеку захотелось заглянуть внутрь, и ему отворили врата кивория. Он увидел некое подобие серебряного ложа, в изголовье которого был золотой престол, усыпанный драгоценными камнями, а на нем восседал сам святой Димитрий. В нижней части ложа был драгоценный престол из серебра, на котором сидела красивая знатная женщина. Она поднялась и сделала шаг к двери, но святой остановил ее и просил не покидать город, который нуждается в ней. Видевший сон поинтересовался, кто она, и получил ответ, что это некая Евтаксия. Она послана Богом в спутницы великомученику Димитрию. Сон был истолкован как знак того, что великомученик не позволяет Евтаксии (имеется в виду персонификация: греческое благочиние) покинуть город, переживающий междоусобицу. О богохульствующем епархе Центральной фигурой этого чуда является некий епарх Иллирика, который был очень надменным и презрительно обращался с гражданами. Когда он дошел до богохульства, то в наказание был поражен болезнью: его тело покрылось страшными язвами. Та к он страдал почти год и был избавлен от болезни только после того, как со слезами исповедовался в храме великомученика Димитрия. О войне кагана Потерпев неудачу под Фессалониками, славяне послали множество даров аварам, пообещав дать еще больше, если те помогут им захватить город. Собрав все подвластные ему племена, каган выступил против Фессалоник. Это нападение было еще опаснее предыдущего. Архиепископ Иоанн старался поддержать дух осажденных, он поднимался на стены, призывая уповать на помощь Божию и великомученика Димитрия. Кто-то из горожан, написав на камне имя великомученика, пустил камень на врагов, тот столкнулся с другим камнем, больших размеров, брошенным славянами, и обратил его назад. Оба камня упали на катапульту варваров, что привело к большим жертвам. В тот же день произошло сильное землетрясение, варвары увидели, что стена рухнула, и устремились в город, но, приблизившись, они убедились, что стена стоит, как и раньше. Пущенные варварами стрелы оборачивались против них. Неожиданно гавань города заполнилась кораблями с различными припасами. Моряки говорили, что их направил неизвестный чиновник, но горожане сразу поняли, что это был святой Димитрий, так как в стране еще не знали о внезапном нападении варваров на Фессалоники. Каган, увидев, что не может взять город, согласился на выкуп и отступил. Осада длилась 33 дня. О землетрясении и о возгорании храма Вскоре после осады, о которой шла речь в предыдущем чуде, архиепископу Иоанну было видение о землетрясении в городе. Он просил Бога отсрочить наказание до его смерти. Его мольба была услышана. Примерно через месяц после смерти архиепископа Иоан на произошло землетрясение. Толчки продолжались несколько дней, но особенно сильным был первый, так что часть города сразу разрушилась, но никто из горожан не погиб, успев покинуть дома и город попечением великомученика Димитрия. Другим чудом было то, что славяне, находившиеся поблизости, не напали на Фессалоники. Они рассказывали, что когда увидели город разрушенным и ворота открытыми, то, взяв орудия для расчистки завалов, отправились за имуществом горожан, решив, что все погибли. Подойдя ближе, они обнаружили, что город стоит, как и раньше, а на стенах вооруженная охрана. Вскоре после землетрясения загорелся храм великомученика Димитрия. Потушить его не смогли, несмотря на все усилия, и базилика оказалась полностью разрушенной. Фессалоникийцы восприняли это как наказание за грехи, а некоторые решили, что святой Димитрий просил Бога покарать его храм, чтобы отвести от города еще большее наказание. Великомученик Димитрий, явившись во сне одному праведному человеку, сообщил, что храм будет восстановлен. О епископе Киприане Епископ Киприан отправился из Африки в Константинополь. У берегов Эллады он был захвачен славянами и попал в рабство. Однажды перед ним предстал некий юноша в военной одежде и сказал, что его имя Димитрий и его дом в Фессалониках. Он велел Киприану следовать за ним, но хранить по дороге молчание и не обращаться к нему. Через 8 дней Киприан достиг Фессалоник, а его провожатый исчез. Епископ искал в городе дом воина Димитрия, чтобы поблагодарить его. В храме великомученика Димитрия он узнал своего спутника на иконе и рассказал обо всем архиепископу Фессалоник. По возвращении в Африку Киприан воздвиг на родине храм в честь великомученика Димитрия, который сам помог ему достать мрамор для строительства. В этом храме многие исцелялись от укуса скорпионов, помазавшись маслом от лампады перед иконой великомученика. Чудо о Радомире Болгарский царь Радомир был человеком лютого нрава. Любимым его занятием была охота, во время которой он травил людей зверями. Доведенные до отчаяния, они молили великомученика Димитрия избавить их от мучителя. Однажды во время охоты, заманив Радомира в труднодоступное место, великомученик явился перед ним на коне и одним ударом сбросил Радомира с коня и пронзил копьем, а затем стал невидим. Как уверился сомневающийся Один аскет, который жил на горе Холомонт, услышал, что святой источает миро на своей могиле, но не поверил этому, считая, что в этом месте были и другие святые, которые страдали больше за имя Христа, но не источали миро, и почему же именно Димитрий был удостоен такой чести от Бога? Бог, однако, захотел, чтобы аскет лично убедился в том, что истечение мира было правдой. Однажды ночью, когда аскет лег спать, ему привиделось, что он оказался в Салониках, в церкви святого Димитрия, и видит он перед собой одного человека, который держит в руках ключи от могилы святого. Аскет говорит ему: – Открой мне, чтобы я преклонился. Человек открыл ему, и аскет вошел в небольшую комнату со сводами, чтобы преклониться перед могилой святого. Вдруг видит он, что вся могила влажная от мира и благоухает. Тогда говорит аскет сторожу: – Прошу тебя, давай вскопаем это место и посмотрим, откуда источается миро. Сторож принес инструменты, и начали они копать, и вскоре нашли большой кусок мрамора, который с трудом подняли, и вдруг оттуда им показался сам святой, весь светящийся, тело его источало миро из тех мест, где его пронзили копьями его палачи. Аскет, сильно испугавшись, боясь, как бы ему не утонуть в мире, громко закричал: – Святой Димитрий, помоги мне! Закричав так сильно, он проснулся и увидел, что и он, и вся его одежда намочена миром. Тотчас аскет приехал в Салоники, объявляя всем о чуде святого и восславляя Бога. В течение многих дней он находился в храме святого Димитрия, а затем, вернувшись к себе домой, говорил: – Поистине, велик святой Димитрий! Избавление от проказы В городе Авлоне жил один архонт[2 - Властное официальное лицо во многих древнегреческих городах-государствах.] по имени Марианос. Однажды он тяжело заболел и находился уже в предсмертном состоянии. Многие врачи его посещали, но никто не мог его вылечить, страдал же он проказой и испускал зловоние. И вот ночью является к нему святой Димитрий и говорит: – Друг мой, зачем ты так мучаешься и тратишь деньги напрасно? Таким образом ты не вылечишься. Приезжай в Салоники, припади к моей могиле с сердцем, полным веры, и тогда ты увидишь силу Бога. Послушался архонт и поехал в Салоники к могиле святого. Ночью снова явился к нему великомученик, взял масло из лампады и помазал его, и после этого помазания тут же Марианос выздоровел. Чудесный сундук После смерти царя Максимиана на трон взошел Константин Великий. Константин назначил стратегом Великой Влахии человека по имени Леонтий, который заболел в Салониках так тяжело, что желал скорее умереть, нежели жить таким образом. Когда же дошел до него слух, что то место, где похоронены останки Димитрия, священно и там происходят чудеса, он отправился туда и тут же чудесным образом исцелился. После этого он потратил очень много денег, чтобы построить храм великомученика Димитрия. Позже, когда он отправился в Великую Влахию, он пожелал взять с собой часть мощей святого, чтобы и там построить храм в его честь. Но явился ему во сне святой Димитрий и сказал: – Не разделяй моего тела, а оставь его нетронутым на моей родине. Леонтий не осмелился перечить святому и взял лишь немного земли с его могилы. Также он нашел платок и кольцо святого, которые положил в один сундук. Когда Леонтий оказался на Дунае, было наводнение, и он не мог переправиться. Та к он стоял на берегу реки и размышлял, что ему делать. Ночью же во сне явился ему Димитрий и говорит: – Не печалься, Леонтий, завтра ты возьмешь сундук, в котором лежат кольцо и мой платок, держи его в руках и без страха переходи через реку. За тобой пусть последуют и другие, и так с Божией помощью вы перейдете через реку. Утром Леонтий сделал так, как сказал ему святой. Оказавшись же на нужном месте, он построил там храм в честь святого Димитрия. Избавление от голода Когда во всех областях царил ужасный голод, особенно сложная ситуация была в Салониках, так что городу грозило полное исчезновение. Один владелец корабля, торгующий пшеницей, загрузил свой корабль товаром, чтобы отправиться в Европу. И вот ночью является к нему святой Димитрий и говорит: – Куда ты собираешься везти эту пшеницу? Судовладелец ему отвечает: – В Европу собираюсь ее повезти, если Господу будет угодно. И тут святой ему говорит: – Послушай меня, что я тебе скажу. Эту пшеницу ты повезешь в Салоники и продашь ее там, потому что там царит голод. Возьми сейчас три золотые монеты и привези груз на место, а там получишь остальное. Утром просыпается судовладелец и видит в своих руках три золотых монеты. И говорит он морякам: – Сегодня мне приснился один молодой воин, который сказал мне, чтобы я отвез пшеницу в Салоники. Он мне дал три золотые монеты в качестве задатка. Давайте поедем туда! Он мне сказал, что там царит голод, и мы заработаем больше денег, чем если отправимся в Европу. В Европу отправляются и другие корабли, а в Салоники только мы. Моряки согласились отвезти пшеницу в Салоники, но дьявол, желая помешать доброму замыслу святого, дважды поднял бурю, и корабль чуть не утонул. Однако святой Димитрий каждый раз, когда буря была готова потопить корабль, являлся перед моряками и воодушевлял их, показывая им дорогу. Та к с Божией помощью моряки добрались до Салоник. Как только жители Салоник узнали, что пришел корабль с пшеницей, они возблагодарили Бога. В порту, где продавалась пшеница, судовладелец рассказал всем о чудесном видении, и жители Салоник убедились, что их святой в очередной раз помог своему городу. Помощь слепцу Один человек из Салоник отправился в Константинополь и там очень сильно заболел, ослеп и стал скитаться по всему городу, ища помощи. И вспомнил он великомученика Димитрия и неустанно молился: – Только бы оказаться мне у себя на родине в Салониках, чтобы преклониться перед святым и попросить его об исцелении! И вот, является ему ночью святой Димитрий и говорит: – Что же ты, человек, такой маловерный и хочешь преклониться передо мной лишь на моей родине! Где бы ты меня ни позвал, я везде явлюсь. Встань и ползи в церковь Богоматери, что на месте под именем Икономион, и там найдешь меня. Я покажусь тебе, и ты увидишь свет. Проснувшись, этот человек узнал у людей дорогу, нашел эту самую церковь Пресвятой Богоматери, спросил, где изображен святой Димитрий, и ему показали. Падает слепой перед иконой со слезным плачем и говорит: – Не перестану я, о Божий святой, стлаться перед твоей святой иконой до тех пор, пока ты не излечишь мои глаза, чтобы узрел я твой божественный лик. И является мученик этому слепцу, дотрагивается своими пальцами до его глаз и тихо их открывает. Поднял исцеленный свои глаза на икону святого Димитрия и сказал: – Вижу тебя, о мученик Христа, вижу и твою чудесную милую икону и благодарю тебя, о великомученик Димитрий, что ты поставил меня на ноги и выпрямил мои шаги, освободив глаза мои от слез, а ноги мои от падений и ударов. Видящие же это чудо радовались и дивились. Встреченный всадник Один человек из Адриануполиса ослеп и решил отправиться в Салоники в храм великомученика Димитрия в надежде на исцеление. Собрался он в путь, а родственники его не отпускали, говоря: – Куда ты хочешь отправиться, человече, когда ты и дорогу перейти не можешь из-за своей слепоты? Та к сиди же у себя дома и проси Господа и святого о милости, ведь дорога до Салоник далека и трудна и с тобой может случиться беда. Он же, несмотря на это, отправился в дорогу и с большим трудом шел, спотыкаясь и сбиваясь с пути. Видя издалека этого несчастного, его страдания и его рвение, сострадалец Христа великомученик Димитрий сам поехал к нему навстречу верхом на лошади, встретил этого слепого человека и спросил его, как будто не зная: – Куда идешь ты один, друг мой, слепой и измученный? А тот ему ответил: – Иду я на могилу святого Димитрия, чтобы исцелиться. Говорит святой: – Но ведь дорога длинна и трудна, как же ты дойдешь? А тот ему сказал то же, что говорил и своим родственникам: – Даже если и два года промучаюсь в пути, не остановлюсь, пока не дойду. И ответил ему святой: – Раз ты так сильно желаешь попасть туда, садись на лошадь позади меня, и я тебя довезу, куда тебе нужно, а ты отдохни. Сел к нему слепой, и в тот же день оказался в Салониках прямо в церкви святого Димитрия. Однако он не мог понять, что с ним произошло. Показалось ему, что всадник обманул его и привез обратно на базарную площадь Адриануполиса. Не поверил он, что можно было так быстро прибыть в Салоники. И стал он сокрушаться: – Что имел против меня этот человек и не дал мне ковылять своей дорогой? Зачем он обманул меня? Горе мне, слепому и несчастному! Услышали его речи люди и сказали ему: – Послушай, ты же в Салониках в церкви великомученика Димитрия, а думаешь, что ты на базарной площади в Адриануполисе. И несчастный, услышав эти слова, удивился и был нем как рыба в течение нескольких часов. Ночью же во сне является ему великомученик Димитрий и говорит: – О человече, не только руками ощупывай же мою церковь, осознав ее величие, но и увидь же ее своими глазами! И открылись его глаза, и увидел он церковь во всем ее величии, и восславил Бога и великомученика Димитрия. Исцеление от паралича В восточной части крепости города Салоники было одно очень красивое место с прелестной поляной и источником с чистой и прохладной водой. В этом прекрасном месте один христианин построил церквушку в честь святого Димитрия. И вот однажды приехал в Салоники архонт, человек приятный и справедливый, милостивый и разумный, посланный царем Константинополя, чтобы управлять в крепости. Однако сильно заболел он, и разбил его паралич так, что он страдал от ужасных болей, а его конечности начали гнить, и каждый день он молил о смерти. И вот однажды ночью является ему святой Димитрий и говорит: – Приходи в мою церковь, которая находится за стенами крепости и называется Источник. Возьми оттуда воды, обмой свои руки и ноги и все свое тело и исцелишься. Я же – Димитрий, охраняющий эту крепость. Проснулся разбитый параличом архонт, отправился в указанное место, набрал воды и вымылся во имя святого. Тут же выздоровел он, поднялся на ноги и отправился в крепость, объявляя всем о великом чуде исцеления, которое с ним произошло. Новая церковь на старом фундаменте В области Каппадокии, в одной деревне под названием Драконтиана, крестьянин чистил свое поле для гумна и наткнулся на место с большим количеством камней. Собирая камни, он обнаружил, что это остатки старого фундамента. Вдруг появился перед ним прекрасный всадник, который ему сказал: – Человек, зачем ты разрушаешь мой дом, чтобы сделать гумно? Я – Димитрий из Салоник, и меня почитают и в этих местах. А в Каппадокии действительно очень чтили святого Димитрия. Оказалось, что обнаруженный фундамент – это остатки старой церкви, посвященной великомученику. Местные жители построили на этом месте новую церковь, красивую и чудесную, и нарисовали на одной иконе и крест, и святого Димитрия, объясняя: – Поскольку и Димитрий пострадал за Христа, они вместе на одной иконе. Поэтому и назвали эту церковь святого Димитрия Ставрику (Крестовая). И много чудес совершалось в этой церкви по милости святого. Святые изгнанники В то время, когда Салоникам выпало находиться под властью агарян, одни благочестивые христиане шли в Салоники на праздник святого. И дошли они до царской дороги около площади Вардарион (согласно другой легенде, эта встреча произошла на месте Темпи в Фессалии). И там явно увидели они всадника, скакавшего на лошади из Салоник, и еще одного священника, который шел по дороге из Ларисы. Когда же встретились они, всадник, обращаясь к священнику, говорит: – Здравствуй, служитель Господа Ахилл! И священник говорит: – Здравствуй, воин Господа Димитрий! Услышав эти имена, христиане остановились в испуге неподалеку, чтобы увидеть, чем кончится эта встреча. Всадник снова говорит: – Откуда идешь и куда, служитель Господа Ахилл? Тогда прослезился святой Ахилл и сказал: – За грехи и преступления людские приказал мне Бог уйти из Ларисы, которую я охраняю, чтобы пала она в руки агарян. И вот я ушел оттуда и иду, куда Он мне прикажет. А ты откуда идешь, скажи мне, пожалуйста? Тогда прослезился и святой Димитрий и отвечает: – И со мной то же самое случилось, архиерей Ахилл. Сколько раз помогал я жителям Салоник и освобождал их от плена, и от смерти, и от болезней. Но сейчас из-за великих грехов их и преступлений отвернулся от них Господь и приказал мне оставить город, чтобы пал он в руки агарян. Поэтому я повиновался Его приказу и ушел, и иду туда, куда Он мне прикажет. Сказав это, оба склонили свои головы и заплакали. Спустя некоторое время, поцеловавшись, распрощались и тут же исчезли. Это чудо увидели христиане и не осмелились отправиться в Салоники, а вернулись назад, рассказывая всем о приключившемся с ними чуде. Не прошло и месяца, и Салоники были захвачены и разграблены турками так же, как и Лариса. Храм святого Димитрия Мироточивого Храм святого Димитрия Мироточивого был построен в середине V века епархом Иллирикона Леонтием на месте захоронения святого, погибшего мученической смертью. Страшный пожар, произошедший между 629 и 639 годами, разрушил большую часть храма. Благодаря благочестию народа и усилиям епископа Иоанна церковь выстраивается заново со значительными расширениями. В 904 году храм был разграблен сарацинами, которые захватили и священную дарохранительницу, помещавшуюся под алтарной сенью. В другой раз священная дарохранительница была захвачена 281 год спустя, в 1181 году, когда город был покорен норманнами. В 1493 году храм был переделан в мечеть турками. Кенотаф святого удаляется из мечети и переносится в северо-западную часть храма. После освобождения Салоник в 1912 году храм снова становится местом почитания святого Димитрия. Страшный пожар 5 и 6 августа 1917 года, который превратил в пепел две трети города, разрушил и исторический храм, являвшийся на протяжении 1500 лет украшением и гордостью северной столицы греческого государства. Благодаря реставрационным работам был восстановлен первоначальный вид храма. К счастью, сохранилось огромное количество источников, подробно описывающих не только само здание храма, но и отображающих особенности истории города, который существовал и развивался в неразрывной связи с именем мироточивого покровителя. После Миланского эдикта, который подписал Константин Великий в 313 году, жители Салоник тут же поспешили, уже свободно, почтить своего покровителя великомученика Димитрия. На том месте, где святой принял мученическую смерть и был похоронен, был построен небольшой храм, «домик», как он назывался, втиснувшийся между публичными банями и стадионом. Это место с небольшим храмом очень скоро становится центром почитания святого. Изо всех мест стекались сюда верующие, кто с целью помолиться на могиле великомученика, кто с надеждой исцелиться от тяжелой болезни с помощью мира, которое исходило из могилы Димитрия. Среди паломников был и епарх Иллирикона Леонтий из Сирмио, который полностью исцелился от долгой тяжелой болезни. Леонтий из благодарности к святому Димитрию построил в 413 году на месте маленькой церквушки величественный храм в честь великомученика. Этот храм, который с разными добавлениями, пристройками и устройствами сохранился до страшного пожара 1917 года, позже был восстановлен. Храм святого Димитрия как памятник искусства является одним из прекраснейших христианских храмов Православной Церкви. Архитектура его представляет собой истинный тип греческой базилики и так называемых уличных храмов, то есть зданий с деревянной двускатной крышей, которые, начиная с эпохи Константина Великого, строились специально для богослужения. Крипта Святой Димитрий, чудесный покровитель Салоник, сразу же после утверждения христианства стал широко почитаться верующими. В храме великомученика, начиная со времени его постройки (то есть после V века), существовало три основных места его почитания: крестообразное энгенио (отверстие, в котором должны располагаться мощи святого) в святилище храма, шестиугольный киворий в центральном нефе и крипта с источником. Криптой храма святого Димитрия в Салониках называется комплекс крытых галерей и коридоров, подпираемых мощными колоннами, находящимися под священным алтарем, – место, составлявшее восточную часть римских бань. В римскую эпоху это место находилось на одном уровне с землей, а сами бани были двухэтажные по причине наклонности поверхности. В последний период римского правления здание имело в своем центре источник с пятью углами, который окружался крытыми галереями. В V веке, после сооружения первого большого храма, часть бань, находившаяся на одном уровне с землей, включается в уже существующее помещение, обозначаемое местом мучения и называемое криптой. В крипте был источник (он сохранился и по сей день в северной части храма), вода его почиталась святой. После X века источник стали связывать с миром, которое собирали верующие из цистерн разными емкостями – глиняными, стеклянными или металлическими. Среди них выделяются кутрувы – небольшие свинцовые чаши в форме раннехристианских просфор. Миро хранили и в больших сундуках, инкрустированных драгоценными камнями, в которых можно было перевозить его в дальние страны. Эти предметы развозились по всему христианскому миру. В крипте находится также часовня, несколько расширяющаяся в ее восточной части. В раннехристианские времена это помещение было связано со святым источником, а также со святилищем храма. Предполагается, что это и было то самое место, где святой принял мученическую смерть. Во времена турецкого владычества крипта была засыпана землей, и вновь ее находят лишь после пожара 1917 года, после чего начинается ее реставрация. Священная вода К полукруглому помещению апсиды был пристроен коридор с киворием, огражденный парапетами. Принимая во внимание исторические свидетельства о заключении и мученичестве святого Димитрия, это место римских бань с арками верующие стали считать священным, а вода из источников, находившихся в углах, была использована, скорее всего, в качестве священной воды, поскольку священная вода всегда была связана как с местами мучений, так и с храмами, которые были воздвигнуты там впоследствии. Две отметки на поверхности пола недалеко от угла подтверждают точку зрения о существовании мраморной чаши или раковины, наполненной водой из текущего крана. Трубы, которые были обнаружены в результате археологических раскопок, ведут к источнику и к колодцу, находящемуся у левого пилястра святилища. По всей вероятности, эти трубы переносили святую воду из источника к углам крипты, до того как там появилось миро. Эта раковина сначала использовалась для сбора святой воды, а затем и миро, которое переносилось через свинцовую трубу из колодца, а затем через трубы под пол кивория. Колодец, снабжавший водой римские бани, явился первой гробницей мученика. Именно туда было сброшено тело Димитрия солдатами римского императора, очевидно, с целью сохранить в тайне убиение столь популярного в народе человека. Священники спускались по небольшой лестнице, находившейся с южной стороны священного алтаря, и через узкий вход заходили в мраморный коридор, защищавший источники со святой водой, и затем набирали эту святую воду для верующих. История святых мощей В течение многих веков существования храма святые мощи святого Димитрия, защитника города Салоники, подвергались разным приключениям. Вначале мощи святого были перенесены и расположены в том месте, где сегодня находится шестиугольная основа кивория в храме святого Димитрия. На этом месте после прекращения гонений на христиан был основан небольшой храм, где собирались верующие, чтобы почтить великомученика. Мощи святого Димитрия хранились в храме, и исследователи уверены, что и при нашествии сарацин в 904 году, и при нашествии норманнов в 1185 году, несмотря на все разрушения и осквернения, произошедшие в храме, мощи святого остались нетронутыми. Новое испытание для Салоник произошло в течение захвата города латинскими крестоносцами (1204–1223). В этот период произошло разделение мощей святого Димитрия и перенос их на Запад. Часть мощей святого переносится в аббатство Сан-Лоренцо-ин-Кампо и хранится в этом храме. По прошествии веков после разных реставрационных работ, проводимых в этом итальянском храме, священные мощи были забыты. 20 июня 1520 года во время проведения очередных реставрационных работ в храме аббатства была найдена красная деревянная коробка, находившаяся в стене священного алтаря. Когда коробка была открыта, обнаружилось, что в ней находились святые мощи, а также одна свинцовая табличка, на которой было написано на латинском языке: «Здесь покоится тело святого Димитрия». Позже происходят попытки опознания данных мощей, и в 1968 году было официально признано, что они принадлежат святому великомученику Димитрию Солунскому Мироточивому. В июне 1978 года византинист Мария Феохари после долгого научного исследования пришла к выводу, что святые мощи святого Димитрия действительно находятся в Сан-Лоренцо. Новость об обнаружении святых останков произвела глубокое впечатление на Церковь и на всех верующих, в особенности же на жителей Салоник. Поэтому тогдашний митрополит Салоник Пантелеймон II сам лично посетил аббатство Сан-Лоренцо, чтобы принять священные мощи великомученика святого Димитрия. 23 октября 1978 года в Салоники прибывает только достопочтенное чело святого Димитрия, а два года спустя, 10 апреля 1980 года, на родину были перевезены и остальные мощи святого, где их с величайшей радостью приняли верующие. С тех пор и до сегодняшнего дня мощи хранятся в священном храме святого Димитрия в прекрасном серебряном саркофаге в недавно построенном мраморном кивории и являются источником благословения не только для жителей Салоник, но и для всех смиренных паломников, которые стекаются в храм, чтобы преклониться перед святым Димитрием Мироточивым. Почитание Димитрия Солунского в России Церковное почитание святого великомученика Димитрия в Русской Церкви началось сразу после Крещения Руси. Русские издревле старались приобрести хоть малейшие частички от мощей, одежды, мира или даже персти от гроба святого Димитрия. Поэтому во всех древних русских монастырях и храмах среди частиц мощей различных святых почти непременно находится часть мощей или мира от святого великомученика Димитрия. Частицы мощей великомученика Димитрия, миро от них и кровь великомученика неоднократно приносились на Русь церковными иерархами в разное время. Кровь великомученика Димитрия значится среди реликвий драгоценного креста преподобной Евфросинии Полоцкой. Храмы, посвященные великомученику Димитрию, имелись (иногда несколько) почти в каждом значительном русском городе. Великомученик Димитрий считался небесным покровителем псковского города Гдова, где ему был посвящен городской собор. Псковские летописи приписывают заступничеству святого неудачу войск Ливонского ордена при осаде Гдова в 1480 году. В 1197 году была перенесена из Солуни во Владимир великим князем Всеволодом Юрьевичем икона святого великомученика Димитрия, написанная на гробовой доске святого, и это событие было внесено как праздник в древние святцы. Эта чудотворная икона сначала находилась в Киеве, потом во Владимире, а накануне Куликовской битвы в 1380 году была торжественно перенесена в Москву как великая святыня святым благоверным великим князем Дмитрием Донским и поставлена в Успенском соборе Московского Кремля. Ныне она находится в Третьяковской галерее. Одним из ценнейших изображений святого Димитрия является также фреска на столпе Успенского собора во Владимире, написанная преподобным Андреем Рублевым. В Древней Руси день святого великомученика Димитрия был в числе больших праздников; службу обыкновенно совершал сам патриарх в присутствии государя. Память святого Димитрия Солунского связывалась на Руси с воинским подвигом, патриотизмом и защитой Отечества. Святой изображается на иконах в воинских доспехах, с копьем и мечом в руках. На свитке писали молитву, с которой святой Димитрий обращался к Богу о спасении родного города: «Господи, не погуби град и людей. Если град спасешь и людей – с ними и я спасен буду, если погубишь – с ними и я погибну». Об особом почитании на Руси святого великомученика Димитрия свидетельствует и традиция русских князей называть своих первенцев именем этого святого. Та к было у Ярослава I, Юрия Долгорукого, Александра Невского, Иоанна II, Иоанна Грозного, Алексея Михайловича. Имя Димитрий наряду с именем Георгий долгое время занимало одно из самых почетных мест в русском княжеском (позднее царском) христианском ономастиконе (именном словаре). Возможно, мученическая кончина в отрочестве царевича Димитрия Угличского явилась причиной того, что это имя вышло из употребления в царской фамилии, полностью сохранив при этом свои позиции в среде аристократии. Святой благоверный великий князь Димитрий Донской был ревностным почитателем святого великомученика Димитрия. После победы в Куликовской битве в память о русских воинах, павших в сражении с Мамаем, была установлена для общецерковного поминовения Димитриевская родительская суббота. В первый раз эта панихида была совершена в Троице-Сергиевом монастыре 20 октября 1380 года преподобным Сергием Радонежским в присутствии святого благоверного великого князя Димитрия Донского. Эта церковная традиция жива и по сей день. Предстательством святого великомученика Димитрия Солунского Мироточивого и молитвенным ходатайством преподобного Сергия Радонежского чудотворца русскими воинами была одержана важнейшая в истории нашего Отечества победа над иноверной монголо-татарской Ордой и началось собирание земли Русской. В начале 70-х годов XI столетия основан Димитриевский монастырь в Киеве, известный впоследствии как Михайлов-Златоверхий монастырь. В XII веке воздвигнут Димитриевский собор во Владимире, который и доныне является украшением этого древнего города. В 80-х годах XIII столетия святой благоверный князь Даниил Московский воздвиг храм во имя святого великомученика Димитрия, который стал первым каменным храмом Московского Кремля. Позже, в 1326 году, при князе Иоанне Калите, он был разобран, а на его месте воздвигнут Успенский собор с приделом святого великомученика Димитрия Солунского. Акафист великомученику Димитрию Солунскому Кондак 1 Ди?вный воево?до гра?да Солу?ня, вели?кий уго?дниче Хри?стов и сла?вный страстоте?рпче, свя?тый Дими?трие, источа?яй ми?рови ми?лости ми?ро, похва?льная воспису?ем ти, чту?щии святу?ю па?мять твою?. Ты же, име?яй дерзнове?ние ко Го?споду, от вся?ких бед избавля?й нас, ве?рно зову?щих ти: Ра?дуйся, святы?й Дими?трие, сла?вный великому?чениче и чудотво?рче. Икос 1 А?нгелов Творе?ц и Госпо?дь сил яви? тя, досточу?дне, А?нгела во пло?ти, му?ченика тве?рда и си?льнаго предста?теля ве?рных. Прибега?юще у?бо к заступле?нию твоему?, сицева?я ра?достная тебе? прино?сим: Ра?дуйся, звездо?, блиста?ющая на тве?рди церко?вней; ра?дуйся, свети?льниче, чудесы? мир озаря?яй. Ра?дуйся, ве?ры непоколеби?мый сто?лпе; ра?дуйся, христиа?н несокруши?мый щи?те. Ра?дуйся, Фесса?лии све?тлое украше?ние; ра?дуйся, Солу?ня похвало? пресла?вная. Ра?дуйся, апо?столов согра?жданине; ра?дуйся, му?чеников совсе?льниче. Ра?дуйся, моля?щихся к тебе? проше?ния прие?мляй; ра?дуйся, о всех нас Бо?гу моля?йся. Ра?дуйся, святы?й Дими?трие, сла?вный великому?чениче и чудотво?рче. Кондак 2 Ви?дяще себе? безча?дна, благочести?вая роди?теля твоя? приле?жно моля?ста Бо?га о дарова?нии ча?да. Прие?м же Всевы?шний моли?твы ею? и, помяну?в ми?лостыни, я?же творя?ста убо?гим, дарова? им тебе?, блаже?нне. Сего? р?ади с весе?лием возопи?ста Бо?гу: Аллилу?иа. Икос 2 Ра?зум Боже?ственный име?я, я?ко отроча? богодарова?нное, возгнуша?лся еси? язы?ческия пре?лести, му?дре. Роди?тельское же благоче?стие возлю?бль, доброде?тельми а?ки ле?ствицею от си?лы в си?лу восходя?й, благода?ть Бо?жию приобре?л еси?, ю?же испроси? получи?ти и нам, почита?ющим тя зва?нии си?ми: Ра?дуйся, благочести?вым роди?телем моли?твенное прозябе?ние; ра?дуйся, благоче?стия их насле?дниче. Ра?дуйся, рожде?нием свои?м возвесели?вый мно?гих; ра?дуйся, от утро?бы ма?терния благода?тию свы?ше осене?нный. Ра?дуйся, благоуха?нный кри?не де?вства и нетле?ния; ра?дуйся, освяще?нный душе?ю же и те?лом; ра?дуйся, вмести?лище дарова?ний Божиих. Ра?дуйся, от ю?ности идолослуже?ние презре?вый; ра?дуйся, и?стинное богопочита?ние да?же до сме?рти возлюби?вый. Ра?дуйся, я?ко благоче?стием твои?м угоди?л еси? Христу?; ра?дуйся, я?ко благода?тию Его мног плод сотвори?л еси?. Ра?дуйся, святы?й Дими?трие, сл?авный великому?чениче и чудотво?рче. Кондак 3 Си?ла Вы?шняго сотвори? тя, Дими?трие, хра?бра во бра?нех, враго?м стра?шна, всем лю?дем имени?та. Те?мже и злочести?вый царь Максимиа?н вручи? тебе? град Солу?нь, повелева?я, я?ко суему?дрый, гна?ти христиа?ны, пою?щия Бо?гу: Аллилу?иа. Икос 3 Име?яй благоприя?тную по благоче?стию ре?вность, я?ве пред неве?рными испове?дал еси? Христа?, прехва?льне, и тех ве?ровати и поклоня?тися Тому? научи?л еси?, и я?ко вто?рый Па?вел был еси? солу?няном, с ни?миже вопием ти: Ра?дуйся, Це?ркви Христо?вой драги?й би?сере; ра?дуйся, гра?да твоего? украше?ние. Ра?дуйся, боже?ственную ре?вность в се?рдцы свое?м носи?вый; ра?дуйся, мучи?телей кова?рства победи?вый. Ра?дуйся, и?дольския пре?лести обличи?телю; ра?дуйся, и?дольское те?рние посеца?яй. Ра?дуйся, благоче?стия учи?телю; ра?дуйся, на стези? спасе?ния настави?телю. Ра?дуйся, враго?м ви?димым и неви?димым непристу?пне; ра?дуйся, во?ине Христо?в непобеди?ме. Ра?дуйся, святы?й Дими?трие, сла?вный великому?чениче и чудотво?рче. Кондак 4 Бу?рею одержи?м помышле?ний зло?бных, нечести?вый царь смяте?ся, уве?дев тя, всече?стне, ве?рнаго бы?ти раба? Христо?ва, к ве?ре в Того? приводя?ща и и?долы низлага?юща, солу?нян же науча?юща сла?вити Трисвя?тое и?мя Бо?жие и пе?ти Тому?: Аллилу?иа. Икос 4 Слы?ша, я?ко ды?шащий на тя, Дими?трие, я?ростию Максимиа?н гряде?т в Солу?нь, моли?твою и поще?нии предугото?вил еси? себе? к муче?нию, повелева?я Луппу, ве?рному ти рабу?, вся име?ния твоя? и бога?тства привре?менная расточи?ти убо?гим. Те?мже, восхваля?юще тя, с любо?вию зовем: Ра?дуйся, преще?ния мучи?телева не убоя?выйся; ра?дуйся, да Христа? приобря?щеши, вся расточи?вый. Ра?дуйся, су?етную сла?ву ми?ра сего? во уме?ты вмени?вый; ра?дуйся, небе?сную сла?ву у Христа? Бо?га на?шего получи?вый. Ра?дуйся, я?ко состра?ждеши всем тре?бующим от тебе? по?мощи; ра?дуйся, су?щим в ну?ждах ско?рый засту?пниче. Ра?дуйся, ни?щих обогати?телю; ра?дуйся, си?рых предста?телю. Ра?дуйся, убо?гим помо?щниче; ра?дуйся, а?лчущим пита?телю. Ра?дуйся, святы?й Дими?трие, сла?вный великому?чениче и чудотво?рче. Кондак 5 Боготе?чней звезде? уподо?блься, Дими?трие, дерзнове?нно Со?лнце Пра?вды пропове?дал еси? тмо?ю одержи?мому царю?. В темни?це же им заключе?нный, славосло?вил еси? в ней, я?ко в черто?зе све?тле, Христа? Бо?га на?шего, с весе?лием поя? Тому?: Аллилу?иа. Икос 5 Ви?дя добра? ненави?стник диа?вол тече?ние, достоблаже?нне, сконча?тися иму?щее, за?вистию снеда?емь, устреми?ся на тя во о?бразе ско?рпии. Ты же, попра?в того?, узре?л еси? во све?тлости вели?цей А?нгела Госпо?дня, укрепля?юща тя и вене?ц ра?йский тебе? подаю?ща, прии?ми у?бо и от нас земны?х ма?лый вене?ц похвалы? сицевы?я: Ра?дуйся, трубо?, неве?рным Христа? Бо?га возвести?вшая; ра?дуйся, свире?ле, услажда?ющая слы?шание ве?рным; ра?дуйся, я?ко му?жеством твои?м небожи?тели возвесели?л еси?. Ра?дуйся, в темни?це мра?чней святы?м А?нгелом уте?шенный; ра?дуйся, пресве?тлый на небесе?х черто?г, я?ко му?ченик, унасле?довавый. Ра?дуйся, во пло?ти безпло?тныя враги? победи?вый; ра?дуйся, ко?зни их, а?ки паучи?ну разори?вый. Ра?дуйся, све?тлый ве?нец побе?ды прие?мый; ра?дуйся, венце?м от Царя? сла?вы венча?нный. Ра?дуйся, сугу?быя благода?ти от Него? сподо?бивыйся; ра?дуйся, ве?лие дерзнове?ние к Нему? стяжа?вый. Ра?дуйся, святы?й Дими?трие, сла?вный великому?чениче и чудотво?рче. Кондак 6 Пропове?дник злоче?стия Максимиа?н ра?довашеся, я?ко прекре?пкий боре?ц его Лий убива?ше христиа?ны. Блаже?нный же Не?стор, не терпя? того безчелове?чия, у тебе?, му?чениче, благослове?ние испроси?, и шед низверже? того на ко?пия, поя? Бо?гу: Аллилу?иа. Икос 6 Возсия?вый в Солу?не просвеще?ние и?стины, свя?те, предпосла?л еси? ко Го?споду Не?стора, чрез посече?ние от нечести?вых. Та?же и сам, повеле?нием царе?вым, ко?пиями избо?ден был еси? за Христа?, пред Ни?мже помяни? и нас, помина?ющих страда?ния твоя? и вопию?щих ти: Ра?дуйся, на Ли?ево низложе?ние Не?стора моли?твами твои?ми укрепи?вый; ра?дуйся, я?ко по умерщвле?нии Ли?я смерть му?ченическую ку?пно с Не?стором прия?л еси?. Ра?дуйся, я?ко за Прободе?ннаго на кресте? нас ра?ди ко?пиями избо?ден был еси?; ра?дуйся, со сла?вою на небеса? по сме?рти от А?нгел провожде?нный. Ра?дуйся, в немерца?ющем све?те душе?ю пребыва?яй; ра?дуйся, с му?ченики и со все?ми святы?ми ликовству?яй. Ра?дуйся, покро?ве песносло?вящих тя; ра?дуйся, моли?твенниче о чту?щих святу?ю па?мять твою?. Ра?дуйся, святы?й Дими?трие, сла?вный великому?чениче и чудотво?рче. Кондак 7 Хотя? блаже?нный Лупп благослове?ние от тебе?, страстоте?рпче Христо?в, получи?ти, взя по кончи?не твое?й пе?рстень твой и ри?зу кро?вию твое?ю омоче?нную, и мно?га чудеса? и исцеле?ния те?ми сотвори?в, усече?н бысть во главу?, да пое?т ку?пно с тобо?ю и Не?стором в Тро?ице сла?вимому Бо?гу: Аллилу?иа. Икос 7 Но?вый храм созида?я тебе?, досточу?дне, исцеле?нный тобо?ю Лео?нтий, обрете? в земли? святы?я мо?щи твоя?, источа?ющая ми?ро, его?же благоуха?ния испо?лнися весь град и мно?жество боля?щих исцеле?. Те?мже уврачу?й и облагоуха?й и нас, вопию?щих ти си?це: Ра?дуйся, благоуха?ние доброде?телей от ю?ности возлюби?вый; ра?дуйся, нрав А?нгельский от младе?нчества стяжа?вый. Ра?дуйся, сосу?де благода?ти; ра?дуйся, хра?ме непоро?чности и чистоты?. Ра?дуйся, я?ко Госпо?дь оби?тель в тебе? сотвори? со Отце?м и Ду?хом; ра?дуйся, я?ко Той просла?ви мо?щи твоя? нетле?нием благода?ти. Ра?дуйся, благово?нное ми?ро от тех источа?яй; ра?дуйся, освяще?ние и це?льбы те?ми подава?яй. Ра?дуйся, я?ко па?че на?рда и сми?рны благоуха?еши; ра?дуйся, я?ко благоуха?нием твои?м злово?ние страсте?й отгоня?еши. Ра?дуйся, зе?млю и оде?жды твоя? кро?вию твое?ю освяти?вый; ра?дуйся, я?звами свои?ми на?ша я?звы душе?вныя и теле?сныя врачу?яй. Ра?дуйся, святы?й Дими?трие, сла?вный великому?чениче и чудотво?рче. Кондак 8 Стра?нное и ди?вное чу?до сотвори?л еси?, пречу?дне, возвраща?вшемуся восвоя?си храмозда?телю твоему?, прии?м бо той плащани?цу от святы?х твои?х моще?й, волну?ющуюся и многово?дную ре?ку немо?кренно пре?йде. Те?мже прославля?емому в тебе? Бо?гу се?рдцем и усты? воспева?ше: Аллилу?иа. Икос 8 Весь горя? любо?вию и усе?рдием к тебе? Лео?нтий, вто?рый в честь твою?, свя?те, созда? храм во Илли?рии, оте?честве свое?м, и та?мо, я?коже и в Солу?не, мно?жество боля?щих и стра?ждущих от дух нечи?стых моли?твами твои?ми исцеля?шеся, и и?на мно?га соверша?хуся чудеса?. И?мже мы дивя?щеся, тебе? вопие?м: Ра?дуйся, любо?вию прославля?ющим тя кре?пкий засту?пниче; ра?дуйся, созида?ющим во и?мя твое? хра?мы чу?дный покро?ве. Ра?дуйся, здра?вия пода?телю; ра?дуйся, неду?гов врачева?телю. Ра?дуйся, то?ки кро?ви уставля?яй; ра?дуйся, епа?рха Мари?на от стру?пов и гно?я свободи?вый. Ра?дуйся, оде?ждою твое?ю, я?коже Па?вел убру?сцами, чудоде?йствуяй; ра?дуйся, име?вшему ю Лео?нтию не мо?кренный на ре?мце путь показа?вый. Ра?дуйся, я?ко повину?ются тебе? быстри?ны речны?я; ра?дуйся, я?ко ду?си зло?бы бе?гают от призыва?ющих и?мя твое?. Ра?дуйся, я?ко предста?тельством твои?м и мы упова?ем от наве?тов вра?жиих сохрани?тися; ра?дуйся, я?ко заступле?нием твои?м и мы ве?руем от пото?па и ины?х бед изба?витися. Ра?дуйся, святы?й Дими?трие, сла?вный великому?чениче и чудотво?рче. Кондак 9 Вся?кое естество? А?нгельское удиви?ся, Дими?трие свя?тый, вели?каго твоего? дерзнове?ния де?лу. Хотя?щу бо Го?споду враго?м преда?ти Солу?нь, и явле?нием А?нгельским повеле?вшу ти оста?вити град, не оста?вил еси? того?, сла?вне. Те?мже сподо?бивыйся ужа?сного виде?ния и слы?шания, Иллю?стрий с тре?петом возгла?шаше: Аллилу?иа. Икос 9 Вити?и многовеща?нныя не возмо?гут разуме?ти, ка?ко плене?нныя иногда? де?вы, о?браз твой, свя?те, плени?вшему и их кня?зю шве?нием уготова?вшия, внеза?пу восхище?ни бы?ша тобо?ю, и у гро?ба твоего поста?влени, бде?нию на па?мять твою? соверша?ющуся, благословя?ще у?бо о тебе? Го?спода, со умиле?нием зове?м ти: Ра?дуйся, за и?стину на земли? да?же до кро?ви пострада?вый; ра?дуйся, на небеси? со дерзнове?нием престо?лу Бо?жию предстоя?й. Ра?дуйся, благопотре?бная отту?ду ве?рным посыла?яй; ра?дуйся, от бед призыва?ющия тя свобожда?яй. Ра?дуйся, я?ко во озлобле?нии су?щим ско?ро помога?еши; ра?дуйся, я?ко Госпо?дь моли?твам твои?м благоутро?бно вне?млет. Ра?дуйся, чуде?с неисчерпа?емый кла?дезю; ра?дуйся, знаме?ний неоскудевае?мый исто?чниче. Ра?дуйся, плене?нных свободи?телю; ра?дуйся, ва?рварския де?рзости укроти?телю. Ра?дуйся, печа?льным утеше?ние посыла?яй; ра?дуйся, скорбя?щим ра?дость подава?яй. Ра?дуйся, святы?й Дими?трие, сла?вный великому?чениче и чудотво?рче. Кондак 10 Спасти? хотя? град твой от гла?да, явля?лся еси?, Дими?трие, во приста?нищех морски?х и ото?цех, повелева?я иму?щим пшени?цу плы?ти с тою в Солу?нь. Те?мже тобо?ю от сме?рти изба?вленнии, благода?рственне поя?ху о тебе? Бо?гу: Аллилу?иа. Икос 10 Стена? яви?лся еси? гра?ду твоему? несокруши?мая, богому?дре, и необори?мый защи?тник всем призыва?ющим тя, зане? та?ко благоволи? о тебе? небесе? и земли? Творе?ц. Те?мже и нас научи? приглаша?ти тебе?: Ра?дуйся, милосе?рдия вели?кий люби?телю; ра?дуйся, о бе?дствующих сострада?тельный попечи?телю. Ра?дуйся, от гла?да ве?рныя спаса?яй; ра?дуйся, от наше?ствия язы?ков тех изыма?яй. Ра?дуйся, мно?жицею изба?вивый солу?нян от уз рабо?ты го?рькия; ра?дуйся, губи?тельную я?зву и ины?й вред от них уда?ливый. Ра?дуйся, воево?до, ники?мже в му?жестве одоли?мый; ра?дуйся, ратобо?рче, николи?же в си?ле оскудева?ющий. Ра?дуйся, вся на град твой устремля?ющияся, я?ко Моисе?й Амали?ка, низлага?яй; ра?дуйся, я?ко Сампсо?н, иноплеме?нники прогоня?яй. Ра?дуйся, царе?м ве?рным на враги? одоле?ние подава?яй; ра?дуйся, христолюби?вым во?ином на бра?ни помога?яй. Ра?дуйся, святы?й Дими?трие, сла?вный великому?чениче и чудотво?рче. Кондак 11 Пе?ние вся?кое побежда?ется, прехва?льне, пред сия?нием сла?вы твоея? и вели?чием чуде?с. Егда? бо Иустиниа?н царь возжеле? име?ти в Софи?йстем хра?ме часть моще?й твои?х, огнь изы?де от гро?ба твоего? на по?сланныя от него?, возбраня?юще прикаса?тися ра?це твое?й. Тем же удивле?ннии со стра?хом возопи?ша Бо?гу: Аллилу?иа. Икос 11 Светоза?рную звезду?, су?щим во тме неразу?мия, зрим тя, свя?те. Слу?жащу бо у гро?ба твоего? Онисифо?ру тьмо?ю святота?тства одержи?му, двукра?тным явле?нием твои?м возбрани?л ему похища?ти све?щи, возжига?емыя ве?рными у моще?й твои?х. Сего? ра?ди со благогове?нием зове?м ти: Ра?дуйся, пре?жде му?ченическия кончи?ны свя?то пожи?вый; ра?дуйся, по кончи?не чудесы? просла?вивыйся. Ра?дуйся, я?ко жив во гра?де мощми? твои?ми почива?еши; ра?дуйся, я?ко присноживы?й чудеса? те?ми содева?еши. Ра?дуйся, я?ко пра?вду ми?лостию растворя?еши; ра?дуйся, я?ко огне?м ре?вности по сла?ве Бо?жией гори?ши. Ра?дуйся, святы?я мо?щи твоя? неприкоснове?нны име?яй; ра?дуйся, каса?тися им дерза?ющия, я?ко мо?лния опаляяй. Ра?дуйся, согреша?ющих вразуми?телю; ра?дуйся, святота?тцев наказа?телю. Ра?дуйся, освяще?ние подава?яй благогове?ющим к тебе? усе?рдно; ра?дуйся, ми?ром облагоуха?яй чту?щих тя ве?рно. Ра?дуйся, святы?й Дими?трие, сла?вный великому?чениче и чудотво?рче. Кондак 12 Благода?ть прия?л еси?, Дими?трие, цели?ти всяк неду?г и вся?ку я?зю в лю?дех. Пода?ждь у?бо и на?шим душа?м и телесе?м исцеле?ние, да Бо?гу, дарова?вшему нам тебе?, помо?щника и врачева?теля, благода?рственне воспои?м: Аллилу?иа. Икос 12 Пою?ще твоя? чудеса?, ублажа?ем тя, досточу?дне, пред нечести?выми Христа? Бо?га дерзнове?нно испове?давша, прославля?ем му?ченическую кончи?ну твою?, почита?ем па?мять твою, и сицева?я ра?достная тебе? прино?сим: Ра?дуйся, стопа?м Христа? Спаси?теля всех ре?вностный после?дователю; ра?дуйся, страсте?м Его? му?жественный подража?телю. Ра?дуйся, с небе?сными си?лами прославля?яй Бо?га; ра?дуйся, с Цари?цею небесе? и земли? моля?йся о ми?ре. Ра?дуйся, многоцеле?бнаго ми?ра сподобля?яй ве?рных; ра?дуйся, разсла?бленныя те?лом и ду?хом исцеляяй. Ра?дуйся, святы?й Дими?трие, сла?вный великому?чениче и чудотво?рче. Кондак 13 О свя?тый великому?чениче и ве?рный уго?дниче Христо?в, Дими?трие мироточи?ве, ма?лое сие? песносло?вие от нас прие?мше, моли? Христа? Бо?га на?шего, да вселя?ется и благоуха?ет в сердца?х на?ших святы?ня правосла?вной ве?ры, да умножа?ется в житии? на?шем еле?й благи?х дел, да не уга?снут свети?льники на?ши в полу?нощный час срете?ния Небе?снаго Жениха?, и да сподо?бимся вме?сте с тобо?ю воспева?ти Ему в ве?чном Ца?рствии: Аллилу?иа. (Этот кондак читается трижды, затем икос 1 и кондак 1.) Молитвы святому великомученику Димитрию Солунскому Молитва первая Святы?й и сла?вный великому?чениче Христо?в Дими?трие, ско?рый помо?щниче и те?плый засту?пниче с ве?рою притека?ющих к тебе?! Предстоя? со дерзнове?нием Небе?сному Царю?, испроси? у Него? проще?ние согреше?ний на?ших и о е?же изба?витися нам от всегуби?тельныя я?звы, труса, пото?па, огня?, меча? и ве?чныя ка?зни. Моли? бла?гость Его?, е?же уще?дрити град сей, оби?тель сию? (или храм сей) и вся?кую страну? христиа?нскую. Исхода?тайствуй у Царя? Ца?рствующих на враги? побе?ду и одоле?ние, всей держа?ве правосла?вной мир, тишину?, тве?рдость в ве?ре и преспея?ние во благоче?стии; нам же, чту?щим че?стную па?мять твою?, испроси? благода?тное укрепле?ние на дела? блага?я, да благоуго?дное Влады?це на?шему Христу? Бо?гу зде творя?ще, сподо?бимся моли?твами твои?ми насле?довати Ца?рствие Небе?сное для ве?чнаго прославле?ния Его? со Отце?м и Святы?м Ду?хом. Аминь. Молитва вторая Святы?й великому?чениче Христо?в Дими?трие! Предстоя? со дерзнове?нием Небе?сному Царю?, испроси? у Него? проще?ние согреше?ний на?ших и о е?же изба?витися нам, окая?нным (имена) от всегуби?тельныя я?звы, огня? и ве?чныя ка?зни. Моли? бла?гость Его?, е?же уще?дрити прихо?д (или дом) сей и храм наш. Испроси? нам благода?тное укрепле?ние на дела? блага?я, да благоуго?дное Влады?це на?шему Христ?у Бо?гу зде творя?ще, сподо?бимся моли?твами Твои?ми насле?довати Ца?рствие Небе?сное и та?мо прославля?ти Его, со Отце?м и Святы?м Ду?хом, во ве?ки веко?в. Аминь. Тропарь великомученику Димитрию Солунскому Тропарь, глас 3 Вели?ка обре?те в беда?х тя побо?рника вселе?нная, страстоте?рпче, язы?ки побежда?юща. Я?коже у?бо Ли?еву низложи?л еси? горды?ню, и на по?двиг дерзнове?нна сотвори?в Не?стора: та?ко свя?те Дими?трие, Христу? Бо?гу моли?ся, дарова?ти нам ве?лию ми?лость. Кондак, глас 2 Крове?й твои?х струя?ми, Дими?трие, Це?рковь Бог обагри?, дару?яй тебе? кре?пость непобеди?мую и соблюда?яй град твой невреди?м, того? бо еси? утвержде?ние. Благоверный великий князь Димитрий Донской Память его совершается 19 мая / 1 июня Житие святого Димитрия Донского Благоверный великий князь Димитрий Донской, сын князя Иоанна Красного и княгини Александры, родился 12 октября 1350 года. Детство святого Димитрия прошло под непосредственным влиянием святого митрополита Алексия, бывшего другом и советником отцу Димитрия, Иоанну Иоанновичу. Поначалу роль святителя в государственной деятельности сводилась к духовной поддержке первого среди русских князей, но после смерти Иоанна Иоанновича в 1359 году митрополит становится фактическим главой русских княжеств. На него, возглавившего Боярскую думу, ложится ответственность за весь ход политических дел на Руси. Девятилетнему Димитрию он на долгое время заменяет отца. Не удивительно, что под его влиянием развились лучшие стороны души отрока; этот облик юного князя и был увековечен древним описателем его жития. С самого начала жизни великий князь был приобщен к среде русского подвижничества, пребывал в атмосфере, которую создавал вокруг себя преподобный Сергий Радонежский. «Воспитан же был он в благочестии и славе, с наставлениями душеполезными, – говорится в «Слове о житии» Димитрия Иоанновича, – и с младенческих лет возлюбил Бога. Еще юн был он годами, но духовным предавался делам, праздных бесед не вел, непристойных слов не любил и злонравных людей избегал, а с добродетельными всегда беседовал». 1359 год. Великий князь Иоанн Иоаннович, кроткий брат Симеона Гордого, после шести лет княжения преставился в схиме на 33-м году от рождения. Остались сыновья: девятилетний Димитрий, младший Иоанн, шестилетний племянник Владимир (в будущем – герой Куликовской битвы, заслуживший наименование Храброго). В 1359 (по другим предположениям в 1361) году Димитрий был вынужден предпринять путешествие в Орду; это было связано с двумя совпавшими событиями – кончиной русского великого князя и очередной переменой на ханском престоле. В Орде также тогда царили междоусобия, и среди этих смут злосчастные русские князья жили в Орде, добиваясь великокняжеского престола. Поездка отрока Димитрия в Орду – все это сознавали – по-прежнему сопровождалась смертельной опасностью. Но она была и крайне полезной ему, будущему главе государства, – видимо, об этом думал святитель Алексий, благословивший Димитрия на нее. Он должен был собственными глазами увидеть положение дел: соприкоснуться с врагом, уже более века мучившим родную землю, с которым надо было уметь говорить, а также, проплыв по трем русским рекам, обозреть Русскую землю, которой ему надлежало править. После кончины в 1359 году его отца Иоанна Иоанновича великокняжеский ярлык на время был Москвой утрачен: малолетнему князю Московскому Орда предпочла Суздальского – Димитрия Константиновича, мужа зрелого. Но в 1362 году в результате очередного переворота в Орде пришел к власти хан Амурат. Сочтя действия своих предшественников беззаконными, он направил великокняжеский ярлык с послом в Москву. Суздальский князь не мог с этим мириться. Со своими войсками он занял Переяславль, не желая пропустить Димитрия Московского во Владимир, куда тот, сопровождаемый своей ратью, шел венчаться на великое княжество. Но, увидев полки Москвы, он в страхе бежал и затворился в Суздале; благоверный князь Димитрий же, достигнув Владимира, прошел здесь через древний обряд вокняжения. Князь-отрок постигал науку московской политики, заключавшейся в сочетании силы и милосердия. Под руководством митрополита князь постепенно приобретал ту особую мудрость государственного правителя, которую современники связывали с его личностью. Москва возвышалась. Она укрепила союз и с Суздалем, завершившийся в 1366 году браком великого князя Димитрия и суздальской княжны Евдокии Димитриевны. Тем не менее, постоянная трудность положения великого князя Димитрия Иоанновича состояла в том, что практически на протяжении всей жизни ему приходилось вести непрекращающиеся войны с многочисленными врагами. Кроме постоянного противостояния Руси держав внешних – Орды и Литвы, – великий князь должен был неусыпно помнить о противниках внутрирусских, сильнейшими из которых были княжества Нижегородское, Рязанское и особенно Тверское. Практически ни одного значительного государственного решения великий князь не принял без благословения Церкви. Три личности оказали важнейшее влияние на духовный путь святого князя: это святитель Алексий, преподобные Сергий Радонежский и Феодор (Симоновский), впоследствии архиепископ Ростовский; каждый имел особенное влияние на великого князя. Руководство митрополита Алексия, продолжавшееся вплоть до его смерти в 1378 году, было для Димитрия Иоанновича школой не только духовной жизни, но и управления страной. Великий князь Димитрий Иоаннович – выдающийся политик, государственный деятель и воин. Его правление было отмечено решительными сдвигами в политической сфере жизни. Дело возвышения Москвы требовало решения и задач созидательных. Устроение собственного дома – с этого начинал данное государственное дело великий князь. В основе жизненного уклада великокняжеского дома находился истинно христианский брак. Семейная жизнь великокняжеской четы проходила под духовным руководством святителя Алексия, позже – Феодора Симоновского. Оказывал на нее влияние и преподобный Сергий Радонежский: из двенадцати детей Димитрия Иоанновича и Евдокии Димитриевны двое сыновей были крещены Троицким игуменом (восприемником других был преподобный Димитрий Прилуцкий). История сохранила некоторые черты высокого образа великой княгини. Она принадлежала к ученикам преподобного Сергия, вела подвижническую семейную жизнь. Евдокия Димитриевна построила ряд монастырей и храмов как в Москве, так и в Переяславле-Залесском, городе-резиденции великого князя. После кончины Димитрия Иоанновича великая княгиня Евдокия приняла монашество с именем Евфросинии в основанном ею монастыре Вознесения Господня в Москве; остаток ее жизни был ознаменован аскетическими подвигами и чудесами. Княгиня причислена к лику святых. Древний книжник писал о Димитрии Иоанновиче в похвале ему: «С Богом все творящий и за Него борющийся… Царским саном облеченный, жил он по-ангельски, постился и снова вставал на молитву и в такой благости всегда пребывал. Тленное тело имея, жил он жизнью бесплотных… Землею Русскою управляя и на престоле сидя, он в душе об отшельничестве помышлял, царскую багряницу и царский венец носил, а в монашеские ризы каждый день облекаться желал. Всегда почести и славу от всего мира принимал, а Крест Христов на плечах носил, божественные дни поста в чистоте хранил и каждое воскресение Святых Таинств приобщался. С чистейшей душой пред Богом хотел он предстать; поистине земной явился Ангел и небесный человек». 1368 год был ознаменовал концом сорокалетнего относительного спокойствия на Руси: через Русскую землю к Москве шли войска Ольгерда Литовского, все уничтожая на своем пути. Великий князь, митрополит Алексий, князь Владимир Андреевич, двоюродный брат Димитрия Иоанновича, затворились в Москве. Ольгерд начал осаду, но вид каменного Кремля смутил его; за новыми постройками просматривалась уверенность в своих силах и в своем праве, сосредоточенная мощь; и, постояв в виду Москвы три дня, Ольгерд снял осаду и ушел в Литву. Однако страшным нашествием литовцев Московская земля была опустошена. Но Димитрий Иоаннович вовсе не собирался отказываться от своей широкой объединительной политики. В вечевые республики Новгород и Псков был послан – ради заключения союза с ними – ближайший друг, князь Владимир Андреевич; за поддержку Литвы понесли наказание князья Смоленский и Брянский. Митрополит Алексий отлучил от Церкви князей Михаила Тверского и Святослава Смоленского. В 1371 году князь Тверской Михаил отправился к Мамаю просить ярлыка для себя. Мамай, который уже давно наблюдал за действиями князя Московского Димитрия, давно не выплачивавшего ему дани, охотно дал ярлык Михаилу. В Москву же был направлен посол Сары-хожа с оскорбительным приглашением Димитрию Иоанновичу во Владимир на венчание Михаила. И здесь великий князь поступил как свободный человек, истинный хозяин положения: «К ярлыку не еду, а в землю на княжение Владимирское не пущу, а тебе, послу, путь чист». Главным в этом поступке было неповиновение Орде – и в деле весьма важном. Димитрий Иоаннович, действительно, перекрыл путь Михаилу во Владимир, введя свои войска в Переяславль: ордынский же посол, прибывший в Москву, был встречен великим князем прекрасно. Задобренный, Сары-хожа в Орде походатайствовал за князя Димитрия, чем в какой-то мере подготовил и дальнейший его успех. Вскоре, в этом же году, Димитрий Иоаннович отправился в Орду, чтобы прекратить происки Михаила; на этот поступок – как и на прочие свои важные политические действия – великий князь имел благословение митрополита Алексия. Великий князь вернулся в Москву с нужным ярлыком. Михаилу же от Мамая пришло послание, в котором содержалось отрицание права на великое княжение. С лишком полтораста лет томилась многострадальная Русь под тяжелым игом татарским. И вот, наконец, призрел Господь Бог на мольбы Руси Православной – приближался час освобождения. Народ, сто лет привыкший дрожать при одном имени татарина, собрался наконец с духом, встал мужественно на поработителей. Как могло это случиться? Откуда взялись, как воспитались люди, отважившиеся на такое дело, о котором боялись и думать их деды?.. Мы знаем одно, что преподобный Сергий благословил на этот подвиг главного вождя русского ополчения, и этот молодой вождь был человек поколения, возмужавшего под его благодатным воспитанием. В 70-е годы включился великий князь Димитрий Иоаннович в борьбу с Золотой Ордой. Это движение, вдохновляемое Русскою Церковью, широко развивалось среди русского народа… Узнав о приготовлениях Мамая к очередному походу, великий князь Димитрий Иоаннович начал собирать силы для отпора: он понимал, что Русской земле угрожает повторение страшных ударов предыдущих набегов. Наступил решающий момент его жизни; все предшествующее было лишь подготовкой сентября 1380 года. Великий князь был готов к осуществлению промыслительно возложенной на него задачи. Тридцать лет его окружало влияние великих святых его времени. В этой благотворной атмосфере его дух приобрел крепость и свободу. Он привык действовать в уповании на единого Бога – и теперь, имея Бога своим помощником, он оказался в силах выступить против Орды. Под влиянием Церкви в его душе сформировалась и укрепилась идея единой Русской земли. Противостояние татарам мыслилось ему не одинокой борьбой Московского княжества, но союза всех русских уделов, стремящихся освободить родную землю и защитить веру Православную. В 1376 году состоялся поход на Волжскую Болгарию. Русские осадили болгар и, несмотря на наличие у города пушек – невиданного по тому времени оружия, вынудили его к сдаче. Это был значительный успех Москвы, ее первая наступательная победа в борьбе с татарами. В 1378 году Мамай послал на Русь большое войско, во главе которого стоял воевода Бегич; в июле татары вторглись в рязанские земли. Поход этот имел целью не только ограбление Рязанского княжества, но, судя по размерам обозов, Бегич не исключал возможности дойти и до самой Москвы. Навстречу врагу выступил Димитрий Иоаннович, полки которого разбили татар. Выигранная битва на реке Воже была генеральной репетицией сражения на Куликовом поле. Приближался грозный 1380 год. Напрасно великий князь Димитрий Иоаннович пытался умилостивить хана дарами и покорностью: Мамай и слышать не хотел о пощаде. Как ни тяжело было великому князю после недавних войн с литовцами и другими беспокойными соседями снова готовиться к войне, а делать было нечего: татарские полчища надвигались, подобно грозовой туче, к пределам тогдашней России. Готовясь выступить в поход, собирая силы для решающего сражения с полчищами Мамая, великий князь Димитрий Иоаннович счел первым долгом посетить обитель Живоначальной Троицы, чтобы там поклониться Единому Богу, в Троице славимому, и принять напутственное благословение от преподобного игумена Сергия. Он пригласил с собой брата Владимира Андреевича, всех бывших тогда в Москве православных князей и воевод русских. С отборной дружиной воинской после дня Успения он выехал из Москвы. На другой день прибыли в Троицкую обитель. Воздав здесь свое смиренное поклонение Господу Сил, великий князь сказал святому игумену: «Ты уже знаешь, отче, какое великое горе сокрушает меня, да и не меня одного, а всех православных: ордынский князь Мамай двинул всю орду безбожных татар. И вот они идут на мою отчизну, на Русскую землю, разорять святые церкви и губить христианский народ… Помолись же, отче, чтобы Бог избавил нас от этой беды!» Князь Димитрий поведал преподобному Сергию о своих сомнениях ввиду малочисленности своих дружин в сравнении с войском Мамаевым. Святой Сергий не только благословил его на предстоящий великий подвиг, но и предсказал за трапезой конечное запустение и погубление Мамаю, а Димитрию – помощь Небесных сил, милость и славу. Святой старец успокоил великого князя надеждой на Бога: «Господь Бог тебе помощник; еще не приспело время тебе самому носить венец этой победы с вечным сном; но многим, без числа многим сотрудникам твоим плетутся венцы мученические с вечной памятью». И, осеняя преклонившегося перед ним великого князя святым крестом, богоносный Сергий воодушевленно произнес: «Иди, господине, небоязненно, Господь поможет тебе на безбожных врагов!» А затем, понизив голос, сказал тихо одному великому князю: «Победиши враги твоя»… С сердечным умилением внимал великий князь пророческому слову святого игумена: он прослезился от душевного волнения и стал просить себе у преподобного особого дара в благословение своему воинству и как бы в залог обещанной ему милости Божией. Вещие слова преподобного наполнили радостью и надеждой сердце великого князя. В то время в обители Живоначальной Троицы в числе братии, подвизавшейся под руководством Сергия против врагов невидимых, были два инока-боярина: Александр Пересвет, бывший боярин брянский, и Андрей Ослябя, бывший боярин любецкий. Их мужество, храбрость и искусство воинское были еще у всех в свежей памяти: до принятия монашества оба они славились как доблестные воины, храбрые богатыри и люди очень опытные в военном деле. Вот этих-то иноков-богатырей и просил себе в свои полки великий князь у преподобного Сергия: он надеялся, что эти люди, посвятившие себя всецело Богу, своим мужеством могут служить примером для его воинства и тем самым сослужат ему великую службу. И преподобный Сергий не задумался исполнить просьбу великого князя, на вере основанную. Он тотчас же повелел Пересвету и Ослябе взамен лат и шлемов возложить на себя схимы, украшенные изображением креста Христова: «Вот вам, дети мои, оружие нетленное», – говорил при сем преподобный. Благословив крестом и окропив еще раз освященной водой великого князя, своих иноков-витязей и всю дружину княжескую, преподобный Сергий сказал великому князю: «Господь Бог да будет твой помощник и заступник: Он победит и низложит супостатов твоих и прославит тебя!» Тронутый до глубины души пророческими речами старца, великий князь отвечал ему: «Если Господь и Пресвятая Матерь Его пошлет мне помощь противу врага, то я построю монастырь во имя Пресвятой Богородицы». Между тем быстро пронеслась по лицу Русской земли молва о том, что великий князь ходил к Троице и получил благословение и ободрение на брань с Мамаем от великого старца, Радонежского пустынника. Светлый луч надежды блеснул в сердцах русских людей, а те, которые готовы были стать против великого князя Московского заодно с Мамаем, поколебались. Таков был старый князь Рязанский Олег. Он уже готовился соединиться с Мамаем, чтобы поживиться на счет князя Московского, со стороны коего не ожидал большого сопротивления такому сильному врагу. Но, получив известие, что московские силы уже переправились через Оку, что инок-подвижник по имени Сергий благословил московское воинство идти против Мамая, князь Олег очень встревожился. Так высоко ставили благословение преподобного Сергия даже сами враги князя Димитрия. Благословение святого старца в их глазах считалось уже достаточным ручательством победы великого князя Московского. И Олег отложил всякую мысль идти на помощь татарам против московских полков. Как раз перед выступлением великого князя против татар произошло Божественное знамение – чудесное событие: во Владимире-на-Клязьме были открыты мощи благоверного князя Александра Невского, прадеда Димитрия Иоанновича. Инок-пономарь той церкви, где находилась гробница князя, ночью спавший на паперти, внезапно увидел, что свечи, стоящие перед иконами, сами собой загорелись и к гробу подошли два старца, вышедшие из алтаря (может быть, святые митрополиты Петр и Алексий), и, подойдя к раке, они сказали: «Восстании, Александре, ускори на помочь правнуку своему, великому князю Димитрию, одолеваему сущу от иноплеменников». И тотчас же, как живой, восстал из гроба преславный князь Александр, после чего все трое стали невидимы. Это чудесное явление послужило к открытию и прославлению мощей святого Александра Невского. Наутро гроб был выкопан и обнаружены нетленные мощи благоверного князя. Еще одно Божественное знамение получил святой Димитрий – стоявшему на страже в ночь перед сражением воину явились святые Борис и Глеб. В вышине показалось густое облако, и двое светлых юношей с зажженными свечами и мечами в руках обратились к татарским воеводам: «Кто послал вас губить наше Отечество, данное нам Богом?» – и стали рубить врагов, так что ни один не остался цел. 20 августа, в прекрасное ясное утро, московская рать выступила в поход. Димитрий сначала горячо молился в соборном Успенском храме, со слезами припадая к раке святого Петра и усердно прося его помощи, а потом перешел в Архангельский собор, где поклонился гробам родителя и деда. Затем он простился с нежно любимой супругой своей и детьми. Удерживая слезы, он поцеловал княгиню Евдокию Димитриевну, сказал ей на прощанье: «Бог нам заступник» и, сев на коня, выехал к выступавшему войску, которое благословляло и кропило святой водой духовенство, вышедшее его проводить из кремлевских соборов. Полки представляли величественное зрелище. Их доспехи и оружие ярко блистали на утреннем солнце. Кольчатые железные брони или стальные панцири из блях, шлемы с остроконечными верхушками, продолговатые щиты, окрашенные в красный цвет, тугие луки и колчаны со стрелами, острые копья, частью кривые булатные сабли, частью прямые, составляли вооружение и снаряжение русских воинов. Из их среды особенно выделялся сам Димитрий Иоаннович. Это был высокий, плотный человек, с темной окладистой бородой и большими умными глазами, в полном расцвете своих сил: ему было едва тридцать лет от роду. Далеко был виден и его огромный алого цвета великокняжеский стяг с ликом Нерукотворного Спаса. Святой Сергий в своей грамоте вместе с пастырским благословением наказывал Димитрию: «Без всякого сомнения, государь, иди против них и, не предаваясь страху, твердо надейся, что помогут тебе Господь и Пресвятая Богородица». 20 августа после молебнов в Кремле войско князя Димитрия вышло из трех кремлевских ворот. Архиепископ послал освященный собор с крестами, и со святыми иконами, и со священной водой во Фроловские ворота, и в Никольские, и в Константино-Еленинские, чтобы каждый воин вышел благословленным и окропленным святою водою. Полки двинулись к Коломне. В Коломне полки соединились с пришедшими из Москвы ратями, и русское войско направилось навстречу татарам, стараясь опередить врага. Исключительно важным событием, особо отмеченным во всех исторических источниках, был переход на службу московскому князю двух сыновей Ольгерда Литовского – Димитрия Брянского и Андрея Полоцкого. Прибыли на помощь Москве князья Ольгердовичи и с ними 70 тысяч воинов. В пути произошло чудо. Проезжая по лесу, князь увидел на одном из деревьев образ святителя Николая. Восприняв это как благоприятный знак, он воскликнул: «Сия вся угреша сердце мое!» – и дал обет в случае победы основать здесь монастырь. Тем временем Мамай с несметными силами неспешно продвигался к реке Дон, надеясь, вероятно, на встречу с союзниками. Талантливый полководец, великий князь Димитрий принял неожиданное решение переправить свои войска через реку и встретить врага на территории, которую Мамай считал своей. «Князя, пришедшего за Дон в поле чисто, в Мамаеву землю, на устье Непрядвы, вел один Господь Бог». 7 сентября войско наше придвинулось к Дону, и пехота переправилась через наведенные мосты из деревьев и хвороста, нарубленных в соседних дубравах, а коннице приказано было искать брод. К ночи вся русская рать успела перейти реку и стала на ночлег на лесистых холмах, расположенных у впадения в Дон речки Непрядвы. Таким образом, на следующий день, 8 сентября, в день Рождества Богородицы, между обоими воинствами должно было начаться страшное побоище на местности, носящей название Куликова поля. Поле это покрыто небольшими возвышенностями и оврагами; кое-где на нем рос и лес. Речка Смолка разделяла оба стана. Устроив полки, Димитрий объехал их, говоря: «Возлюбленные отцы и братья, Господа ради и Пречистыя Богородицы и своего ради спасения подвизайтеся за Православную веру и за братию нашу». Ему отвечали из рядов восторженными кликами. Князь и воеводы удерживали Димитрия от желания драться впереди как простому воину и указывали, что ему надлежит стоять в стороне от битвы, наблюдая за ее ходом. «Тебе подобает стоять особо от битвы, – говорили они, – и смотреть на сражающихся, а потом честить и жаловать оставшихся в живых и творить память по убиенным. Если же тебя, государь, лишимся, то уподобимся стаду овец без пастыря; придут волки и распугают нас». Но уговоры их были напрасны. «Братия моя милая, – отвечал Димитрий, – добрые ваши речи и похвалы достойные. Но если я вам глава, то впереди вас хочу и битву начать. Умру или жив буду – вместе с вами». Летописцы говорят, что князь носил на груди «живоносный крест, на котором были изображены страдания Христовы и в котором находился кусочек Живоносного Древа». Когда они стали в боевой порядок между рек Дона и Непрядвы, готовые встретить безбожного врага, в это самое время является перед великим князем инок Нектарий, посланный с другими братиями от преподобного Сергия, неся мир и благословение ему и всему христолюбивому его воинству. Святой старец провидел духом нужду еще раз укрепить мужество великого князя перед самой битвой и прислал ему в благословение Богородичную просфору и своеручную грамотку, конец которой сохранила для потомства одна из наших летописей. Грамотка эта, увещевая великого князя сражаться мужественно за дело Божие и пребывать в несомненном уповании, что Бог увенчает их дело счастливым успехом, оканчивалась следующим изречением: «Чтобы ты, господине, так и пошел, а поможет ти Бог и Троица». Быстро разнеслась по полкам весть о посланцах Сергиевых, в лице их великий печальник Русской земли как бы сам посетил и благословил русское воинство, и это посещение, в такую важную и решительную для всех минуту, было сколько неожиданно, столько же и благовременно. Теперь и слабые духом воодушевились мужеством, и каждый воин, ободренный надеждой на молитвы великого старца, бесстрашно шел на битву, готовый положить душу свою за святую веру Православную, за своего князя любимого, за дорогое свое Отечество. При мысли, что многие тысячи храбрых витязей падут через несколько часов как усердные жертвы любви к Отечеству, Димитрий Иоаннович в умилении преклонил колена и, простирая руки к златому образу Спасителя, сиявшему вдали на чермном знамени великокняжеском, в последний раз горячо молился за христиан и Россию. Потом благоверный князь Димитрий сел на коня, объехал все полки, воодушевляя их словами: «Отцы и братья мои! Господа ради сражайтесь и святых ради церквей и веры ради христианской, ибо эта смерть нам ныне не смерть, но жизнь вечная; и ни о чем, братья, земном не помышляйте, не отступим, ведь и тогда венцами победными увенчает нас Христос Бог и Спаситель душ наших». Наступил грозный час этой битвы, которая должна была решить участь тогдашней России. Над Куликовым полем стоял туман; когда же он рассеялся, то обнаружились две рати, самим своим видом знаменующие противостояние мрака и света. Татарские полчища виделись темными, как замечает летописец; «доспехи же русских сынов будто вода, что при ветре струится, шлемы золоченые на головах их, словно заря утренняя в ясную погоду, светятся; яловцы же шлемов их, как пламя огненное, колышутся», посреди войска развивалось алое великокняжеское знамя с изображением Нерукотворного Спаса. Часов в одиннадцать утра показалась татарская рать; своими серыми кафтанами и темными щитами она походила на черную тучу. Перед сражением святой Димитрий обратился к воинам, сказав: «Братья, пора нам испить нашу чашу, и пусть это место станет нам могилой за имя Христово…» Навстречу татарам двинулись русские, сияя своими светлыми доспехами и червлеными щитами. На некотором расстоянии друг от друга обе рати вдруг остановились. Тут с татарской стороны выехал огромный воин, подобный древнему Голиафу, чтобы начать битву единоборством. Звали татарского великана Челибей, а по другим сведениям – Темир-Мурза. Завидя его, инок Пересвет, шедший с Ослябей в передовом полку, сказал воеводам, что хочет биться с татарином, и воскликнул: «Отцы и братья, простите меня грешного; брате Ослябе, моли за меня Бога. Преподобный отец игумен Сергий, помоги мне молитвой твоей!» Затем с копьем в руке и со схимой и крестом на голове Пересвет выехал из рядов и понесся на татарского Голиафа. И тот тоже кинулся ему навстречу, и оба ударились друг о друга с такой силой, что кони их пали на колени, а сами богатыри мертвыми сринулись на землю. Тогда-то «закипела битва кровавая, заблестели мечи острые, как молнии, затрещали копья, полилась кровь» – повествует святитель Димитрий Ростовский. Не выдержал и великий князь: он сошел с коня великокняжеского, отдал его своему любимому боярину (Михаилу Бренко), повелел ему вместо себя быть под знаменем, а сам достал бывший у него на персях под одеждою крест с частицами Животворящего Древа, поцеловал его и ринулся в битву с татарами во главе передового полка; громогласно читая псалом: «Бог нам прибежище и сила», он врубился в их ряды. Вскоре обе рати смешались, и началась жесточайшая сеча. Самым горячим стремлением князя было желание принять участие в битве; им руководила готовность сразиться за веру и пострадать за Христа. Он пренебрег своим привилегированным положением и в своем порыве слиться с воинской массой явил свое великое смирение. Свидетели видели его, переносящегося на коне от полка к полку, твердо бьющимся с татарами, выдерживающим порой атаку нескольких воинов. «И была сеча лютая и великая, и битва жестокая, и грохот страшный, – повествует летописец, – от сотворения мира не было такой битвы у русских великих князей, как при этом великом князе всея Руси». Люди гибли не только от мечей, копий и под копытами коней – многие задыхались от страшной тесноты и духоты: «Куликово поле как бы не вмещало борющейся рати, земля прогибалась под их тяжестью», – пишет один из древних авторов. Особо чутким в эти часы открывалось духовное существо происходящего. Видели Ангелов, помогающих христианам, – во главе «трисолнечного» полка стоял Архистратиг Михаил, по небесам шествовали рати святых мучеников и с ними – святые воины Георгий Победоносец, Димитрий Солунский, святые князья Борис и Глеб. От духовных воинств на татар летели тучи огненных стрел. Видели также, как над русским войском явилось облако, из которого на головы православных воинов опустилось множество венцов. Конец ознакомительного фрагмента. Текст предоставлен ООО «ЛитРес». Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию (https://www.litres.ru/raznoe/svyatoy-dimitriy/?lfrom=334617187) на ЛитРес. Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом. notes Примечания 1 В Византийской империи гражданский и военный руководитель провинции (епархии), а также градоначальник. 2 Властное официальное лицо во многих древнегреческих городах-государствах.
КУПИТЬ И СКАЧАТЬ ЗА: 139.00 руб.