Сетевая библиотекаСетевая библиотека

Рок. Ветер надежд и поисков. Книга 3. Том 2. Аритмия времени

Рок. Ветер надежд и поисков. Книга 3. Том 2. Аритмия времени
Рок. Ветер надежд и поисков. Книга 3. Том 2. Аритмия времени Юрий Викторович Швец «Рок. Ветер надежд и поисков». Прошлое скрыто временем… от этого совсем непонятно будущее… Настоящее же зыбко и может оборваться в любой момент… Но выбор свободного, не угнетаемого догмами разума, способен провести «мост» меж ними… и примирить их меж собой… ради продолжения жизни… Приветствую всех! Автор Юрий Швец. Рок. Ветер надежд и поисков Книга 3. Том 2. Аритмия времени Юрий Викторович Швец © Юрий Викторович Швец, 2019 ISBN 978-5-4485-3336-5 Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero «Аритмия времени» ©2016 ШВЕЦ ЮРИЙ ВИКТОРОВИЧ Об авторе. Швец Юрий Викторович. 1965 г. Родился в России, в бескрайних Оренбургских степях Урала… Писатель. Культуровед. Путешественник. Историограф. Просто, ищущий истину, человек… От автора: «Рок. Ветер надежд и поисков». Прошлое скрыто временем… от этого совсем непонятно будущее… Настоящее же зыбко и может оборваться в любой момент… Но выбор свободного, не угнетаемого навитыми догмами разума (Навью), способен провести «мост» меж ними… и примирить их меж собой… ради продолжения жизни… Приветствую всех! Автор Юрий Швец. Предисловие Может так случиться, что всё чем ты сейчас живёшь и дорожишь, станет пеплом, развеянным временем… Пеплом, не оставляющим никакого следа… Но. Я Прави верен и душой Принадлежу я зову Рода Я не кривой и не косой Чтоб мудрость позабыть Народа. Автор. Часть первая: «Тени из прошлого» Предисловие. «О счастье… и о книге» Совсем недавно, меня, вдруг, посетили мысли о безграничности и границах человеческого счастья. Счастье. Что же это такое? В чём оно выражается? Какие общие его черты могут удовлетворять большинство из нас? В чём мы видим его образ? И вот потеха-то – я, неожиданно для себя, понял, что не могу сформулировать ясный, чёткий, свой ответ на поставленный мной же вопрос?! Понятие счастья оказалось размытым и нечётким. Причём я понял, что для каждого возраста оно имеет свои отличия и свои границы, которые даже общими быть не могут! Потому что, со временем, они перестают быть границами того счастья и становятся какими-то рваными краями начинающегося несчастья… Этот, неожиданно возникший и осмысленный парадокс, требовал разрешения. И я, в своих размышлениях, решил использовать математический метод «от противного», и, для этого, вернулся в наше стартовое положение жизни – детство. Итак, В детстве все мы были счастливы. Все. Это бесспорный факт. Если, мне, сейчас, здесь, посыпятся возражения, я приму их только от тех, кто не имел родителей и воспитывался в детдомах. Я согласен, как бы к вам не относился персонал таковых, какими бы они не были отзывчивыми, терпеливыми и мудрыми людьми, они никак не могли заменить настоящих родителей. Никак. Такова аксиома жизни. Но остальные, кто воспитывался в семьях, понимают о чём я говорю. Упоминая это, я, конечно же, не говорю о детях, рождённых: под бомбёжками, в концлагерях «какого-то» по счёту рейха, под крики «майданутых», скачущих на площадях с кастрюлями на головах и на палках, заменивших им одновременно и лошадь, и мозг (хотя, если честно, то это довольно поразительное изобретение в век космонавтики), и в ввергающих свою страну в хаос потрясений и т. д. Нет. Я говорю о крепких семьях, окружённых мирным сосуществованием, такого же крепкого государства, каким был, например, СССР. Мы, тогдашние дети, смотря на мир своим детским, чистым, незамутнённым взглядом, хорошо разбирались в счастье. Почему? Ответ прост. Потому что были счастливы! Вспомните, мгновения нашего-вашего детского бытия и найдёте в нём нить к ответу. Наше счастье тогда, заключалось в уверенности, что за сегодняшним солнечным утром, днём или вечером, завтра наступят точно такие же! И они будут повторяться и дальше, потому как исчезнуть не могут! Ведь на страже их, стоят и наши родители, и весь народ, и вся страна и, даже, мы – советские дети! Мы были полностью уверены в завтрашнем дне! Полностью. Все. Вот вам и ответ! Вот и всё определение. Счастье – уверенность в завтрашнем дне. Мы были окружены тогда, в нашем «детском мире», заботой, вниманием, любовью! Окружены сильными, светлыми людьми, которые и сами испытывали такую же уверенность в завтрашнем дне, как и мы! Уверенность и в отношении себя! Эта уверенность распространялась на все возрасты и поколения… В чём она заключалась? В стране не было безработицы. Не было, как таковой! Общество жило без потрясений, имея бесплатную медицину и образование. Не было бездомных (Не терплю определение «бомж». Для меня оно неприемлемо. Гражданина страны нельзя называть так, если в корне его «беды», виновно само общество, ставшее глумливым, чванливым и жестоким). Их не было совсем. Молодёжь меня, сейчас, наверное, не поймёт. Тем не менее это так. Этого явления не было вообще! Бездомных не было, как взрослых – так и детей. Как не было и разного рода извращенцев, коими пестрит сегодняшнее «общество». А его определённая слюнявая и сопливая часть, взахлёб, в припадке угара бесноватого возбуждения, визжит, что она, наконец-то, «вгрызлась» своей беззубой пастью в пирог плотских утех и уже не находит в нём границ!.. Противно это как-то?! Не находите? И это люди?.. Также не было неуёмных хапуг, кои, считая наворованные миллиарды, трясутся и потеют от одной только мысли, что завтра (замечу для «интеллектуалов») рухнет курс каких-то котировок ценных бумаг, или определённой денежной единицы (снова не будем говорить, об определённости какой именно – пусть каждый подумает о своей), или упадёт индекс Джонса, изменится ситуация в стране и придётся бежать из неё… да, мало ли, что может произойти в этом несовершенном, построенном ими же мирке?! из-за чего они, впоследствии, потеряют аппетит и, в придачу к нему, несколько миллионов «чего-то», и станут настолько же беднее! Такой «мерзоты» в нашем детстве не было!.. Но… всё это было… в больших масштабах… там… за границей!.. За границей нашего счастья. Чувствуете, аллегорию?.. А сильные, светлые люди, моей страны, смотрели на них искоса и улыбались. Тогда все улыбались. Невозможно было не улыбаться… Сейчас, наверное, какой-нибудь индивидуум, читая эти строки, криво ухмыльнётся, мол, улыбаются постоянно только дураки. Да и они улыбаются. Как и все счастливые люди. Но, образ слово «дурак» далёк от того, к коему нас с вами привели… «Дурак» означает человек, пользующийся несколькими методами мышления. То есть он не только надеется на свою Дуальность (слог «Ду») мышления данного ему разума для земного использования, но и использует истекающие с НЕБЕС учения Ра – сияющую Мудрость Вед. Вот такой он – истинный «дурак»… Чего бы ему не улыбаться? Он находится в гармонии (Когда Я (Аз (а). Бог живущий на Земле сотворяша; числовое значение 1) познаю Мудрость Предков (веди, Множество знаний собранные воедино. определенность; направленность; связующее звено между двумя системами (между прошлым и будущим, между светлым и темным, между излучением и поглощением и т. д, числовое значение буквицы Веди – 2), то начинаю Глаголить (глаголи, (г). Движение, истечение, направление, передача знания от истока. Действие, согласно мудрости. Числовое значение – 3), т.е. доносить её до других. Мудрость (веди) и Глагол (глаголи) объединённые, дают Бытие (Есть (е). Форма существования Бытия (быть)) наша. Бытие, соединяясь с Глаголом, создают Равновесие, Гармонию (и). Гармоничное Бытие генерирует уравновешивающую информацию, устраняющую конфликтные причины. И это всё происходит лишь в том случаи, когда человек поступает как Бог, живущий на земле – буквица «Аз». Тем, кому интересно, может поэкспериментировать в методах сложений и вычитаний наших славяно – арийских буквиц. А также с их умножением и делением. Откроются и физические законы… Сущность (Аzъ), открывшая для себя существование высшей силы (Боги), начинает получать ее знания (В?ди) истечением их (Глаголи) от божественного истока, набираясь опыта своих деяний (Добро) в материальном (Єсть) и в многомерном (Есмь) мире звуков, картин, запахов, вкусов, ощущений, чувств, пространств, мерностей и т.п…) Да-да! Счастливые и гармоничные люди улыбались. Но вернёмся к тем, кто при озвученном криво ухмыльнётся. Так вот, криво ухмыляются только несчастные. А заливаются ядовитым, несвойственным человеку смехом, не дураки. Нет. Олухи! Но оставим вас, в стороне от счастья. Лыбтесь. Не жалко. Взглянем на день сегодняшний. Я не помню, в моём детстве, таких лиц, кои сейчас вижу на улицах городов, торопящихся, бегущих в метро, да и в любом общественном транспорте… Посмотрите. На них сияет счастье?! Да?! Вы думаете в «личном» авто ездят не с такими же лицами? Да бросьте… Всё точно также! В этом же духе! Только, в лучшем случае, с монтировкой под сидением… или газовым «пиф-паф» за поясом… нынешнее счастье требует оружейной опоры… Но и с ней неспокойно… Ведь напротив Вас, такой же «счастливый» и с тем же «довеском» за пазухой… А вот Светлые, Сильные Люди, тогда, в моём детстве, улыбаясь, не крича об этом, тихо, вынашивали, рожали таких же Светлых, стремящихся к счастью детей и от этого мир на Земле становился Крепче и Светлее. Так что же сегодня, означает понятие – счастье? Каковы его границы?.. Попробуйте ответить сами. Ну что, Дороие Читатели? Передохнули? Поразмышляли? Приветствую, Всех! Переходим к нашему повествованию. То, что вы прочтёте в этой книге (я имею в виду и первый, и второй тома), одних заставит задуматься, поразмышлять, покопаться в логике, в себе… И совсем не обязательно, чтобы они разделили мысли автора! Нет. Но, уже то, что они задумаются, поразмышляют, вполне удовлетворит автора… Другие, воспримут её по-иному, я думаю пар неприятия повалит с них, как после плескания, на разогретые докрасна камни в парной, холодного ковша воды! И это тоже, вполне, удовлетворит автора, ибо общеизвестна истина – чем больше пара, тем чище тело. Омывайтесь. Полезно. Третьи, просто криво ухмыльнутся, но ничего не произнесут, промолчав. Что же, мы все слишком разные! С определённым, сложившимся «культом» мышления. Тем не менее, книга написана, как для одних, так и для других… и, естественно, для третьих… А четвёртым, я, с улыбкой, хочу, напомнить нетленное: «В Сказке ложь, да в ней Намёк…» И последнее. Если от Добра (Добро (д). Приобретение; накопление; образ – множение; созданность; находящийся над чем-то; сверх того, что есть; превосходящее (превосходная форма) что—либо. Устойчивая основа для бытия системы: дух – душа – тело. Числовое значение – 4.) отнять Глаголь *см. значение наверху*, получится простой «человек» не Ас, без божественного наполнения, говоря современным языком, мы получим ДИКАРЯ. 4 – 3=1… Приветствую Всех! Пролог …Лес поредел и стал просвечивать своим краем, выходящим на холмистую пустошь, которая, словно имея невидимые границы, не пускала его за неуловимую взгляду черту. – …Мы уже почти пришли! – произнёс человек, присланный Самхейном, полуобернувшись к Белфору. Белфор, от этих слов, словно бы стал ещё выше. А его взгляд стал ещё темней и задумчивее. Он оглядел открывшуюся глазам пустошь и впал в прострацию, будто бы мысленно перенёс то, что оказалось перед ним, куда-то далеко, за тысячи и тысячи стадий. – И где же Аркон? – спросил он, и голос его также выдал тональные изменения. – Вот за этой возвышенностью, он уже будет виден! – с готовностью ответил человек Самхейна. – Отлично. – Белфор обернулся, – Мабон, лес окружает пустошь! Размести наше воинство, так, чтобы из него не выскочила ни одна жертва! Но делай это осторожно! Не спугни раньше времени никого! В это время, за возвышенностью, коя закрыла вид на Аркон, раздался оглушительный раскат и в тот же миг, небо прорезала огненная молния. – Они уже начали обряд! – Обернулся к Белфору Мабон. – Хорошо. Значит все, кто нам нужен – там! Это упрощает задачу! Ваша задача – убить новоявленного волхва и всех тех, кого встретите! С Трияном или Богодаром, я разберусь сам! – Белфор полез за пазуху и достал какой-то предмет, который только оказавшись в руке, тут же оформился вокруг руки голубой сферой свечения. Мабон, увидев это, задержал свой взгляд на руке Белфора. – Ты надеешься отразить лучи мироздания кристаллом времени? – спросил он, явно озабоченный ситуацией с раскатом и молнией. – Время поглощает всё! – Ответил Белфор, – Для этого он мне и передан! – Да. Но воинство Селены, подчинено нам только благодаря влиянию этого камня! Что будет, если он окажется повреждённым. – Самый главный наш противник – Триян! – ответил Белфор. – А воинство Селены, всё равно обречено! На кону могущество на Гее, а Селена и так принадлежит нашим Богам! Мабон, опустил свой взгляд вниз, по нему было заметно его сомнение в том, что было начато и ждало своего завершения. – Хватит сомнений, Мабон! На нашей стороне удача! Выполняй приказ! – Белфор терял самообладание и терпение. Мабон, ушёл в заросли, кои находились за спиной Белфора. Вскоре и вправо, и влево по границам леса и холмистой пустоши, метнулись «тёмные» тени… Между тем, за возвышенностью продолжали время от времени вспыхивать молнии, будто бы гроза, по какому-то волшебству, бросала свои молнии в одно и тоже место. Белфор, в нетерпении, поглядывал по сторонам, ожидая гонцов с вестью о полном окружении Аркона. Человек, присланный Самхейном, искоса посматривал на него. – С каждым мгновением, он там становится сильнее! – Бросил он, кивнув в сторону зарева молний. Белфор резко обернулся на эти слова. – по его взгляду стала читаться тревога. Он «прошил» своими глазами человека и снова обратил взгляд на возвышенность. – Что ты знаешь о ритуале? – Спросил Белфор не оборачиваясь к человеку. – Ничего. – Ответил человек. – Знаю только то, что Мерлин должен исчезнуть на какое-то время из этих земель! – Что? – Не понял его слов Белфор, – Куда исчезнуть? – Он должен перенестись в какой-то иной мир, из которого Мерлин должен вернуться сам. – Пожал плечами человек. – Всё! Ждать более нет смысла! – Белфор, после этих слов потерял последнее терпение, – Триян спешит! Поспешим и мы! За мной! Он махнул рукой с голубоватой сферой вокруг ладони и мерно пошёл к возвышенности. Вслед нему, из зарослей, показались огромные бледно-жёлтые фигуры существ, одетых в окрашенные чернотой доспехи. Сам Белфор опустил забрало на своём шлеме, будто бы опасался стрелы, или тех ярких молний, что совсем недавно вспыхивали за возвышенностью. После этого, он стал мало чем отличаться, от фигур вокруг него и только голубоватая сфера вокруг его ладони, говорила о его исключительности. За массой людей, в подобных, как у него доспехах, брели и бледные существа, в тёмных доспехах. Вскоре вся возвышенность стала заполняться воинством, а масса существ все продолжала выходить и выходить из леса… А лес, будто бы испытав облегчение, от прорыва этой угнетающей его цвета гноя массы, наружу пустоши, странно зашумел своей листвой по всему своему краю… Этот шум заставил обернуться многих, кто услышал этот «шелест» или «шёпот»… Через мгновение, они всё же бросились догонять, тех кто уже переваливал своей неисчислимой силой, верх возвышенности… Глава 1 Сумерки спустились на водный простор, сливая его видимость с берегом, который просматривался ещё совсем недавно с левых бортов галер, плывущей флотилии. Теперь, только конуса береговых холмов, проглядывали на фоне неба и указывали примерное расположение берега. – …Вот за этими холмами, наш залив ночлега! – Повернулся к Тогану Карталон, – Интересно, ты помнишь его? Тоган удивлённо расширил глаза. – Я помню всё, что видел своими глазами, когда мы покидали родные берега. Мне надо было запомнить дорогу назад, на случай твоей смерти, Барка. – Тоган повёл взглядом по конусам холмов. – Вот как?! Я не думал, что ты принял в расчёт и такою возможность?! Да… Но это правильно, Тоган! – Согласился со своим помощником, Карталон. – Я должен был доставить людей назад. Это была моя задача. Что же касается тебя, то я всегда оберегал тебя как мог. Хотя, ты порою совсем не дорожил жизнью, Барка! Карталон снова взглянул на холмы, не отреагировав на слова Тогана. – Значит ты говоришь, что запомнил всё, в то первое твоё плавание?! Хорошо. Тогда скажи, за каким холмом нам поворачивать в залив? – Хитро прищурился Карталон. Тоган снова повернулся к тёмным конусам холмов и долго смотрел на их вершины. – Они все похожи… – Пробормотал он, – Одного размера и угла вершин… Мне кажется… Нет не помню. Это имеет значение? Я бы поворачивал поочерёдно, если бы вёл флотилию! – Имеет. – Карталон улыбнулся, – Там острые подводные скалы! Имеет! Карталон погрузился в размышления. Тоган смотрел то на него, то снова на темнеющие конуса холмов. – Ну тогда скажи мне, чем же они отличаются для тебя? Что видишь ты, чего не учёл я? – наконец, выговорил он. Карталон снова улыбнулся. – Ничего, Тоган. Я не вижу разницы. Я их просто считаю. Они для меня отличаются счётом. – Барка повернулся к рулевым, и указал рукой – Правь к тем двум холмам по середине! Скорость движения – один весельный ряд! Как увидите разрез берега меж них, правьте в него. Держаться середины залива! Справа и слева – скалы. Просигнальте остальным галерам – строго выполнять наш курс! Тоган, оглядывая те холмы, на кои указал Карталон, спросил: – Если это те холмы, то есть возможность опросить местных туземцев о кораблях, проплывающих мимо. Ведь пираты никак не могли минуть это место. – Это верно, Тоган. И не только видеть. Может так статься, что они грабили их?! И в этом мне потребуется именно твоя помощь. Или помощь твоих соплеменников. Таланга, например. Я думаю завтра утром, после ночлега, мы отправим людей в разные стороны, пусть поговорят с ними. – Это так. Нужно посылать только моих людей! От вас они спрячутся! Вы их просто не обнаружите. Если пираты здесь чинили злодейства – они скроются от вас, – Поддержал идею Карталона, Тоган. – К вечеру, мы будем обладать всеми вестями. – Ну вот и решили – так и поступим! Подготовь команды. Скоро будем вытаскивать носы галер на мель! Тоган тут же исчез выполнять свои обязанности старшего помощника. Карталон ещё какое-то время постоял на башне лучников. Потом поискав на небе месяц, что-то определил для себя и тоже спустился на палубу. Ему сразу же навстречу попался Массилий Фимбр. – Будем готовить ночлег, Массилий. Предупреди всех. – Карталон ещё раз обвёл взглядом небо, – Ночь будет тихой! Поэтому, я думаю, пора нам сегодня совершить то, о чём мы так давно мечтали – прочесть письмо, добытое тобой в склепе столпа Мелькарта! Несмотря на наступившие сумерки, глаза Массилия выдали всплеск радости по этому поводу. Они засветились интересом. – Значит, пришло время прочесть те таблички из саркофага? Ну наконец-то! Я ушёл выполнять сказанное. – Массилий скрылся за углом башни лучников. Карталон подошёл к борту и послушал всплески вёсел. «– Да… Лучшего места и момента для этого не найти… – размышлял он, – Мы отдалились от Венеи – Европы. Миновали уже достаточное расстояние от Столпов Мелькарта, следуя вдоль побережья Африки. Все немного успокоились от того, что пришлось пережить некоторым из нас в Иберии. Гетулик ушёл в себя, глубоко переживая пленение Эстелы. Тревога за её судьбу, замкнула его от всех, и не сходит с его лица. Кассий и Массилий уже отошли от той оторопи, коя была у них после возвращения на галеры. Да. Мне самому было трудно поверить в то, что произошло на их пути к устью реки. Но смотря в глаза латинян, поневоле начинаешь верить в тех чудовищ, что они видели в Африке у заброшенного временем города Артодафиса. Помню, тот их рассказ повеселил меня тогда… Но, сейчас, я уже другого мнения по этому поводу. Они не из тех, кто придумывает небылицы. Да и глядя на других, кто прошёл тоже что и они, понимаешь глубину их потрясения! Увидеть своими глазами воинство Селены! Но, смотря и сравнивая реакцию остальных, с реакцией Кассия и Массилия, понимаешь, что эти двое видели что-то пострашней этого?! Пострашнее бледнолицых близнецов Селены… Уж больно быстро сошло смятение с их лиц. Они, действительно, закалили свой характер, постоянной игрой со смертью… Иола и Сибилла, услышав рассказы из их путешествия, совсем забыли о существовании этих табличек. Тоган погружен в предвкушение своего возвращения на родную землю и торопит время. Только, один Массилий не забыл за всё это время о своей находке в склепе! Да он, мне кажется, не забывал о ней и в моменты схваток с Луноликими!.. Да, это конечно жутко! Сфинкс сказал что-то об этом… Но я не помню его слов… Не уловил их смысла… Но всё было неспроста! Интересно, как же они всё это время выживали?.. Ну ладно… Как бы то ни было, сейчас самое время, раскрыть тайну непрочитанных табличек клинописи! Может быть разгадки на некоторые вставшие перед нами вопросы, мы найдём там?! По крайней мере, я сам нахожусь в нетерпении, перед их прочтением!..» Карталон смотрел на приближавшийся и открывавшийся глазам залив, не переставая размышлять о табличках и происходящих событиях… …Тоган, удовлетворительно осмотрелся. Галеры, вытянув свои хищные носы с изогнутыми кверху таранами, ровной вереницей, встали в ряд на песчаной, длинной косе залива. – Все молодцы! – похвалил он команды кораблей. – Располагайтесь к ночлегу! Нубиец шёл назад к галере Карталона, коя самой первой, была вытащенной на песок, так как первой и достигла берега. В своём движении к ней, ему, как человеку огромного роста, раз за разом, приходилось наклонять голову, проходя мимо галер, где ещё не были убраны вёсла. Также он наклонял голову, проходя под канатами, кои тянули с галер к ближайшим деревьям берега залива, крепя их, таким образом, на песчаной отмели. Другие мореходы, возящиеся у галер, запросто ходили у галер не пригибаясь, но Тогану приходилось опускать голову, чтобы не задеть их и пройти к своему кораблю, самой короткой дорогой… Иногда он останавливался, чтобы поговорить с мореходами… отдать какой-то приказ… подсказать что-то… Мореходы, улыбаясь, говорили с ним весело и приветливо… Они весело исправляли те недочёты, кои вдруг находил меткий глаз Тогана и продолжали заниматься подготовкой к ночлегу, а Тоган продолжал свой путь далее… Вот он оказался у корабля в середине строя галер… Он с вниманием стал осматривать все узлы крепления её к берегу… Это была пентера Тифона. Тоган осмотрел состояние канатов, коими была уже привязана пентера… и не нашёл ничего чего бы мог заметить его опытный глаз в сторону недочётов и состояния канатов, и самого крепления галеры… Тогану стало понятно, что команда Тифона очень опытна в мореходном деле, потому, как только её мореходы оказались на берегу, сразу же стали заниматься бортами галеры и обмазкой канатов, спустив вниз бочки с корабельным дёгтем… Всё они делали быстро и без излишней сутолоки… Они натягивали на растянутые канаты парусину, готовя место под ночлег и обкладывали камнями место очага… Тоган, ничего не сказав команде, поискал глазами самого Тифона. Тот стоял по колена в воде, осматривая весельные отверстия в бортах пентеры. Тоган двинулся к нему, но тот сразу же обернулся в его сторону, как только Тоган вошёл в воду. – Что мне хочет сказать помощник Карталона Барки, великан Тоган? – спросил он, бесстрашно смотря в глаза нубийца. – Я восхищён твоей командой, Тифон! Да, они знают своё дело прекрасно. Теперь, мне понятно, почему ты так заботливо разыскивал их, осматривая пленных на всех галерах и добивался их освобождения! Но я пришёл к тебе по другому поводу. – Заметил Тоган и увидел неподдельный интерес в глазах Тифона. – Барка пригласил тебя на свою галеру! Сегодня, после ужина, он ждёт и тебя. Он намерен прочитать какие-то таблички с финикийской клинописью, кои нашли в пещере Столпа Мелькарта наши друзья-латиняне. Он думает, что тебе это будет тоже интересно?! К тому же, может что-то и тебе известно, из того, что там будет прочтено. В общем, я передал слова Карталона! Если интересно – приходи! – Закончил Тоган. Тифон с особым вниманием прослушав Тогана, оживился, когда он закончил говорить. – Столп Европы – Венеи!? – повторил он, – Это очень интересно! Очень! Я буду там, Тоган! Скажи об этом Карталону! Тоган кивнул и продолжил свой путь. Тифон некоторое время смотрел ему вслед, замерев будто статуя. Потом, что-то пробурчав себе под нос, стал торопить команду с разбивкой лагеря ночлега… На берегу, то в одном месте, то в другом стали вспыхивать костры… По заливу разнеслись запахи приготовления пищи… Морские волны, войдя в залив острова и потеряв силу встречей с его косами, почти бесшумно накатывались на берег бухты, растворяясь в песчаных отмелях и оставляя лишь небольшой пенный след на кромке границы песка и воды… Ночь вступила в свои полные права, окутав очертания залива и бухты в нём сгустившимся мраком… Селена, оглядывала берег, половинкой своего лица и вонзила свой единственный бесчувственный провал «глаза» в место скопления кораблей Карталона, будто почувствовав «что-то» … Когда-то она была внутри какой-то планеты… она не помнила какой… Но Боги, сделали её средством убийства, и она исполняла их волю довольно долго… Но всё же однажды, она стала сводной сестрой необыкновенной Земли. Так они и стали смотреть друг на друга, будто бы всё никак не могущие привыкнуть к виду друг друга… Костры на песчаных отмелях залива уже рассыпались пеплом и потухли во многих местах… Люди легли отдыхать… после сытного ужина приготовленного на берегу… Царство ночи и сна распространилось на всё пространство залива… И только в одном месте продолжал гореть огонь. Огонь горел у галеры Карталона. Люди там, у одного из костров, почему-то не легли спать. Бог Гипнос, бесшумно двигаясь вдоль уснувшего берега и потухших костров, заинтересовался этим огоньком и бесшумно направился туда, чтобы выяснить по какой причине люди не сдаются его усилиям и продолжают бодрствовать… – …Вот и настал тот момент, которого я ждал с нетерпением. – Произнёс Карталон, вытаскивая свёрток парусины, в котором лежала стопка табличек. – Я думаю не я один находился в таком нетерпении?! У меня появился ещё один последователь – это Массилий! Поэтому он, наверное, мучился также, как и я. – Улыбнулся Карталон и развернул свёрток, взглянув на бывшего центуриона. – Массилий, иди сядь ближе. – Произнёс предложение Карталон и видя, что тот с радостью двинулся к нему, продолжил, – Мне потребуется твоя помощь. Возьми для этого факел! Сам в это время раскладывал таблички в стопки, видимо сортируя их… Массилий сел с ним рядом, держа горящий факел. – …Вот так. Ты будешь разогревать воск на очередной табличке… Держи вот так факел… Ага… – Массилий с полной готовностью и радостью, счищал с табличек воск, коими они были покрыты. Карталон, осматривая их, раскладывал их по стопкам. Так они поочерёдно, табличку за табличкой, просматривая их и счищая с них весь слой защитного воска, который после разогрева, становился вязким и податливым воздействию лезвия обнажённого меча. Все, кто присутствовал при этом, терпеливо ждали окончание этой работы. Здесь же находились и две женщины – Сибилла и Иола. Рядом с ними сидел Кассий Кар и Иола положила ему свою голову на его плечо. Немного в стороне от них, замер, слившись с мраком и Тоган. Только глаза его отражали свет костра. Рядом с ним, до того, как подняться и пройти к Карталону на помощь, сидел Массилий, а сейчас это место занял Тифон, пришедший по приглашению Карталона. С другой стороны, от Сибиллы, сидел Гетулик. Вид его был отрешённым и не выказывал интереса к происходящему… – Так. – Карталон положил последнюю счищенную табличку, – Надо понять с чего начать?! Карталон расположил перед собой две стопки табличек. – …Если это один текст, то надо понять где его начало… Если же это несколько писем, то надо понять их смысловую значимость и отличие… Он ещё раз, медленно, перебрал таблички, смотря в то, что вскрылось под лезвием. Массилий сидевший рядом с ним, не отводил своих глаз, от всех, этих передвижений очищенных табличек, крайне заинтересовавшись происходящим… Так таблички, перекладываемые Баркой, снова оказались в двух стопках, кои лежали под рукой Карталона, но подверглись ещё одной сортировке. Он наконец положил последнюю табличку и обвёл обе стопки задумчивым взглядом – одна стопка была на половину тоньше другой. – Здесь, действительно, два письма. – Проговорил Карталон, взглянув на всех, кто собрался вокруг него и не сдавался Гипносу. – Я так долго не мог понять, что и откуда, по причине отсутствия некоторых частей всего текста. Но мы не вправе обвинять в этом наших друзей! – Карталон взглянул на Кассия и Массилия. – Они и так спасли очень многое! И кто знает, если бы на месте их были другие, то письмо могло погибнуть полностью! Остальная часть письма видимо погребена под скальным обвалом и осталась в саркофаге. Итак, – Карталон взял в руки первую табличку из более тонкой стопки. – Это очень важное письмо! Я взглянул в него только мельком и понял, что благодаря усилиям Массилия и Кассия, я обнаружил нить пути рода Антифона! Я нашёл то, что обещал моему старшему товарищу, мореходу-жрице, Антифоне!.. При этих словах, лицо Тифона немного вытянулось от удивления. – … Мы с ней, так долго, искали её отца и её братьев, что я уже стал терять веру в успех! И вот – удача! – продолжил Карталон и, поднял выбранную им табличку выше, стал читать: – «Род пламени Алтаря Молоха, запечатал этот склеп семью печатями и сделал всё, как велел наш отец! Всё сделано по его волеизъявлению и требованию! Так велел Великий Жрец Касты коего боялось пламя жертвенника демона! Коему он вселял покой и терпение к его городу долгое время, ведя с ним беседы посредством общения с огнём, коего демон боялся и поэтому требовал жертв именно в пламени очищения! Именно поэтому, Жрец велел похоронить его в месте, где волны будут петь над ним свою песню памяти долгие века, так как вода и пламя, – столпы этого мира! А он, будет соседствовать с самим великим Мелькартом, примеру коего следовал всю свою жизнь! Жрец, пожелал, чтобы его заложили и оставили одного, не мешая провести последнюю беседу с теми, кого он вызовет к себе в склеп!..» Иола, взглянула на Сибиллу. – Они что, заложили его ещё живого? Заложили в склепе живого человека? – проронила она своё удивление, смотря на Сибиллу. Карталон посмотрел на неё, но не стал отвечать, а продолжил чтение. – «Его желание закон для нас. Так он воспитывал нас с самого детства. Но, он принял это решение только тогда, когда понял, что болезнь его зашла уже слишком далеко и поразила тело. Эту хворь он подхватил в том злополучном плавании к серым, сырым, туманным землям! – При этом Карталон взглянул на Тифона и тот согласно кивнул, – Болезнь почти отняла у отца голос и он, мог только давать знаки и писать клином. Своё желание он выразил нам в письме кое мы увезём с собой, ибо там есть строки, касающиеся только нас. Но в склепе мы оставляем ещё одно его письмо! Он его писал несколько дней! Слушая прибой и крики птиц, крутящихся над ним. Всё это время мы не отходили от него, зная, что это последние дни, кои мы можем прикоснуться к его руке и поглядеть в его глаза, в коих всё время горело пламя поисков того, что известно только посвящённым в тайны Богов! Он отвечал нам своими взглядами, в коих мы читали любовь и надежду! Надежду того, что мы достигнем точки, в кою мы должны попасть по его завету! Надежду, что мы не дрогнем перед тем, что может встать на нашем пути! Надежду на нашу отвагу и крепость духа! Надежду на крепость наших парусов и снастей! Надежду на наше умение в деле коему он учил нас всю жизнь! Мы не вправе не выполнить того, что он от нас ждёт! Не вправе отказаться от этой дороги! Ветер и шквал, отныне будут напоминанием о нашем отце! Его обращением к нам! А солёная волна, хлестающая наши борта и палубу корабля, её брызги, обмывающие наши лица, мы воспринимаем как слёзы нашего любящего нас отца! Как нам не было больно прощаться с ним – мы не вправе ослушаться Великого Жреца!» – Карталон положил последнюю табличку и сказал, посмотрев на стопку, – Не хватает последней. А может и двух последних? Погодите… Вот продолжение! – он оттёр лезвием низ табличек. – «В серый, печальный, дождливый день, мы совершили, объявленный отцом обряд. На нём присутствовали не все его дети, отправившиеся в путешествия с ним! Но, те кто отплывал с ним из Египта, присутствовали все!» – Карталон при этом изменился в лице – он что-то понял и отметил про себя. Он взглянул на Тифона и заметил, как тот смахнул с глаз слезу, слушая изложенное в письме. – «Когда обряд был завершён, мы хотели подойти к отцу, но он едва уловимым жестом не позволил нам этого. Он снял с себя браслет Крама и дал знак подойти старшему из нас. Он отдал его ему. После этого, он сделал нам знак удалиться и приняться к запечатыванию склепа. Пока мы делали это, вдруг, совсем неожиданно для нас, изнутри, громко, заговорил отец?! С кем он говорил и о чём разобрать было трудно – внизу о скалы разбивался прибой! Но его голос поверг нас в шок?! Ведь он не мог говорить? и общался с нами последний день только знаками?! Один из нас припал к камням и какое-то время слушал… мы же в это время замерли, чтобы не мешать ему. Брат сказал, что отец, после разговора с кем-то произносит какие-то заклинания, но они произносятся на неизвестном нам языке. Мы все вслушались – и, действительно, отец, заканчивая фразы на неопределённом нам языке, и громко произносил окончание фразы, будто ставя печать! Но последний его возглас мы расслышали все – он помянул, что «что-то» так и «буде»! После этого голос его стал звучать всё тише и тише. Наконец, он оборвался совсем, будто ему кто-то прикрыл уста ладонью!.. Более мы ничего не слышали. Только ветер, снаружи пещеры, стал выть на все голоса, влетая в окна гротов. Птицы, будто почуяв что-то, стали кружиться у этих же окон, а шум волн, приблизился настолько, что нам казалось, что они сейчас захлестнут пещеры на такой высоте Столпа?! Между нами возник спор, что надо бы взглянуть внутрь и оставить это продолжение письма. Рассказать о произошедшем. Мы разделились на две части – одни были за то, чтобы войти в склеп, другие, что не надо забывать волю отца! Наконец, те кто собирался разобрать часть стены, убедили других сделать это. Мы все сделали это только одним доводом, что те братья, кои остались в серых, туманных землях и здесь в Иберии, начнут искать склеп отца и найдя, будут способны прочесть это письмо… Мы разобрали часть кладки и, друг за другом, проникли в склеп. То, что мы обнаружили поразило нас?! В стене пещеры, открылось окно, будто кто-то пробил его снаружи?! Доспехи, кои мы привезли из далёкой сырой земли, (их нашёл отец) до этого лежавшие у стены, лежали вразброс и частью были завалены, теми камнями, кои высыпались из скалы! Один из таких доспехов, мы, уезжая из Иберии в Египет, оставили брату Сатрону. На этом настоял отец. Остальные он трогать запретил, сказав, что они слишком приметливы для тех, кто не защищён Богами… Что это означало мы не знали, но его слова заставили нас оставить все доспехи в склепе…» Карталон посмотрел на Массилия. Тот поняв его взгляд, произнёс: – Там была сильная запылённость, мы не успели облазить весь грот склепа! Может они там и были?! – «…Мы добавили в наше послание необходимых подсказок. Пока мы это делали, в склеп, несколько раз заглядывал местный народ, живущий в скале и на ней. Отец, всё время любил с ним общаться, и они странным образом не боялись его, хотя всегда убегали, в момент нашего к нему приближения. Он всегда, проплывая мимо Столпов, оставлял им несколько корзин с фруктами. Это он делал с такой же любовью, как и всё остальное. Мы, увидев их, поняли, что отцу будет здесь совсем не одиноко и этот пробой в стене, будет способствовать этому. Мы тоже оставили им подарки… Теперь, вкладывая в саркофаг письмо, мы отправляемся путём указанным нам отцом. Наш путь не близок, и мы не знаем вернёмся ли назад?! Но как бы то ни было, мы выполним последнюю волю отца…» – Карталон оглядел все таблички, положив прочтённую, – Да больше из этого письма нет табличек. Последней нет… Ну что же, мы и так узнали очень много… очень. – Да… – громко произнёс Тифон, не смогший больше молчать, – Это немыслимо! Вы нашли то, что Сакровир искал более двадцати лет! Я помню те земли, о коих упомянуто в письме! Я тогда был совсем юным и многого не знал. Но я помню, как выглядел Антифон. Это был мощный человек, не смотря на свои преклонные годы. Он всегда был в добром расположении духа! Всегда улыбался! Но куда же отправились его сыновья?! Братья Сакровира… – На это есть надежда найти ответ, если есть подсказка в во втором письме? – Произнёс Карталон, взяв первую из табличек в свои руки. – Да-да! – сразу же умолк, заинтересованный Тифон, – Это верно! – Письмо принадлежит потомкам Великого Жреца. И мы можем прочесть его только с разрешения его родственников! – произнёс Карталон. – Ну! – не понимая о чём говорит Карталон, подтвердил Тифон, – Они здесь! И тоже ждут этого – читай Карталон скорее! Тифон и Карталон, одновременно, взглянули на Гетулика, отрешённо сидевшего в стороне. Увидев, что он стал объектом всеобщего внимания, так как после Карталона и Тифона, на него взглянули и все остальные, он удивлённый этим, подал голос: – Почему вы все смотрите на меня? Почему я должен решать читать Вам это письмо или нет?! – Это письмо в тему того, о чём я говорил с тобой в нашем с тобой походе, Гетулик! Ты сам иногда сомневался в своих сыновьих корнях к отцовству Корбуло! Не так ли? – подал голос Кассий Кар, – Теперь, ты видишь перед собой человека, коего до этого не знал, но он сможет объяснить тебе многое! Ты, по-видимому, сын самого Сакровира… – Нет! – перебил его Тифон, – Он не сын Сакровира – Сатрона! Нет… Мне это сказал сам Сакровир… Я не хотел это раньше времени говорить! Но в этом случае?! Я скажу, что знаю… Он сын брата близнеца Сатрона, Сарбона! Тифон поглядел на Гетулика и продолжил: – Ты, мой мальчик, являешься потомком Великого Жреца Антифона! Повелителя пламени Алтаря Демона Молоха! В тебе сокрыты многие тайны и силы твоего рода! Ты до них должен докопаться сам, изучая себя самого! Я же, давший когда-то клятву служить потомкам рода Антифона, становлюсь одним из твоих приверженцев! – Я… я сын брата Сакровира? Брата близнеца? Где же он сам? Куда он пропал? Уплыл вместе со всеми? Он что не знал о моём рождении? А мать? Почему она молчала? Тоже не знала? Нет… Этого не может быть?! Мать бы сказала мне! Тифон спокойно выслушал сомнения Гетулика и ответил. – Когда мне о тебе сказал Карталон, я не бывавший при свите Корбуло, не знал о тебе ничего! И конечно, принял слова Барки с сомнением. Ведь я не видел самого Корбуло и не мог определить на кого ты похож больше?! «Это уловка Карталона!» – Подумал я про себя. Но когда вы вернулись из похода с воином, одетым именно в те доспехи, кои оставили братья своему брату Сакровиру, по настоянию Антифона, а я, весь тот вечер, изучал тебя – то понял, что Сакровир, говоря мне это (а было это давным-давно) не лгал и не выдумывал! Ты всем видом напоминаешь Сарбона. Особенно взглядом и походкой! Сомнения мои рассеялись полностью! Да, ты не сын Сакровира! А что касается твоей матери?.. – Тифон поразмышлял немного, – я думаю, Сакровир, когда нашёл её, мог представиться ей и Сарбоном! Он человек жестокий и расчётливый! Этого у него не отнимешь! Он мог долго ей дурить голову. Я теперь понимаю, почему я был всегда на галерах?! Он не хотел, чтобы я узнал об этом! Да и боялся, что проговорюсь! Ведь о том, что у Эсмиральты, может быть сын от Сарбона, он мне сказал, ещё до того, как мы пристали к стану Вождя Корбуло. Это было каким-то мимолётным его откровением! О коем он, наверное, пожалел уже на следующий день… Ведь я тогда понял, кто из братьев- близнецов добился от твоей матери любви… Мать твоя, потом, конечно, поняла, что он не твой отец! Я так думаю… Но, всё равно, многого мы не знаем. Гетулик, словно проснувшись, оглядел всех присутствующих и последним, на коем остановился его взгляд стал Кассий Кар. – Тогда мне ясно, почему умерла моя мать?! И он не спас её, хотя и мог! – произнёс он. – Она поняла… Бедная мама… Гетулик, расчувствовавшись на мгновение, вновь собрался и оглядел всех сидевших вокруг костра. – Значит, Сакровир мне… дядя… У меня в своё время было много сомнений… много… Но я не чувствовал в нём отца! Никогда. Спрашивая мать об этом, я видел лишь её улыбку. Она гладила мои волосы и говорила, что я сын своего отца. И не более. «Ты живёшь с отцом, который тебя вырастил – это Корбуло!» Вот её слова. – Мы не знаем многого, Гетулик! Не знаем о их истинных отношениях?! Не знаем о планах?! – Вступил в разговор Карталон, – Это письмо, возможно, наведёт нас на след тех, кто знает больше нас! Мы даже не знаем, что произошло с твоим отцом? – Да! Кстати! Я хочу это знать! Что с ним и где он?! – Гетулик посмотрел на Тифона. – Этого не знает никто! Нет. Один человек знает об этом точно! – Тифон вспомнил что-то, – У тебя есть самый старший дядя. Эго зовут Стоунон! Он остался в той туманной, сырой стране! Остался выполнять какое-то поручение отца, твоего деда! Он и твой дед, увезли твоего, умирающего от раны отца, на берег материка, пока мы стояли у острова оркнейцев. Он уплывал южнее. А вернулся назад без твоего отца! Оба выглядели горестными и поэтому, скорее всего, он умер. И Антифон, и твой дядя Стоунон не рассказали ничего. А спрашивать никто не посмел. Даже Сатрон, что очень удивительно, он всегда тогда выспрашивал их обо всём?! Но в том случае, молчал, как и все… Тифон замолчал. Гетулик какое-то время размышлял, потом посмотрел на Кассия и Карталона и произнёс слова в которых звучали нотки надежды: – Теперь мне понятны ваши слова о вашей неуверенности в том, что Эстеле грозит прямая опасность. Вы полагаете, что Сакровир оградит её от гнусных посягательств пиратов. – Я думаю да. – Ответил Карталон. – Но мне не ясны до конца его цели её поисков?! Для чего она ему? И как он хочет использовать её в своих планах на будущее? – Это всё интересно! – подал голос Массилий, – Но у нас есть ещё одно письмо?! Вот оно! – Массилий указал на него. – Давайте прочтём его и может быть многое о чём вы гадаете сейчас, вскроется и престанет быть тайной?! – Массилий прав! – Тут же вставил Тифон. Гетулик и Карталон переглянулись. – Конечно же, давайте прочтём его! – Ответил на взгляд Карталона Гетулик. Все присутствующие заметили перемену, произошедшую с ним за этот короткий промежуток времени разговора. Теперь он выглядел более живым и заинтересованным в том, что здесь происходило. – Читай, Карталон. Всё равно, кроме тебя и Тифона это сделать никто не сможет! Мы не знакомы с клинописью! – ещё раз попросил Гетулик. – Это может натолкнуть нас на путь, коей замыслил Сакровир, чтобы побыстрее отыскать Эстелу. – Ох уж эта любовь! – проворчал про себя Тифон и покачал головой, – Она виляет человеком, как своим хвостом! И не слова о целях рода?! – …ну что же! – Карталон подвинул к себе вторую стопку табличек, – Гетулик высказал нам своё одобрение в том, что мы сейчас намерены сделать и поэтому приступаем… Он взял в руки первую из стопки табличек и начал читать: – «Это моя последняя воля и указанный путь моим детям и потомкам! Последняя, ибо я уже веду беседу с Танатом о вечности! Я почувствовал зов Таната ещё в Египте. Но, там нашёлся один Великий Знахарь, который дал для меня порошок со словами, что я умру, как только перестану принимать его. Он дал мне меру его использования, и я, все эти шесть лет, принимал его в том количестве, кое он мне указал. За это время я совершил многое и я очень благодарен ему за подаренные мне года. Они были особенно плодотворны и интересны! Я узнал столь много, что эти знания просто взорвали меня изнутри! Когда порошок подходил к концу, я ещё находился в Сырых Землях. Я понял, что время утекает из меня и решил сплавать в Египет, чтобы уточнить вскрывшиеся там вопросы и заодно найти того, кто может мне подарить ещё несколько лет жизни…» – Карталон оторвался от чтения и поднял голову. – Теперь ясно, для чего он плавал последний раз в Египет. Вернее, ясна одна из причин этого плавания! Ладно, читаем дальше. «…Плавание было удачно! Я узнал более чем думал! И это дало мне надежду! Надежду на то, что я увижу этот город! Но, уже вскоре, я понял, что мне не увидеть мою мечту! Не увидеть истоков мира! Я узнал, что тот Великий Знахарь, сам ушёл в вечность! Поняв, что со мной уже всё решено, я, не откладывая и не ожидая, отправился сюда, дабы остаться у Столпов и выполнить все предначертания, сказанные мне Сфинксом!» – Карталон переглянулся с Кассием, но ничего не сказал. – «Мы доплыли до Столпов благополучно, и я собрал детей к себе на галеру. Порошок кончился шесть дней назад и болезнь окончательно вернулась в моё тело. Теперь мне не выжить. Да и время моё пришло. Я совершил многое за свою жизнь, хотя был самым младшим в семье. Мои братья уже давно умерли. Умерли служа кровожадному Молоху. Демон ест всех, кто находится рядом с ним. И когда-нибудь, он поглотит и наш город! Я видел видение! Город будет разрушен и сожжён! – Карталон после этого ненадолго замолчал, задумавшись. – К этому надо готовиться! Я именно для того, чтобы найти путь избежания этой участи, предначертанной моему городу, я стал искать источник знаний, к коему стремилась и Каста! Каста стала помогать мне в этом и я стал мореходом. Мои братья исполняли обряды у алтаря Жертвенника, и Молох забирал их одного за другим, пока я совершал изыскания источника. Я нашёл ошибку, кою допустила в своё время царица Дидона, коей сама же предопределила гибель своего же города, в огне Молоха, в коем погиб и Тир! Каста в своё время покинула Тир, над которым уже простёр свою длань Молох, и переправилась в Карфаген, где её приняла Дидона, совершив женскую легкомысленность. Тир сгорел и был разрушен. Победители искали в нём, то чего там уже не было! То же самое будет и с Карфагеном! Но это будущее… Мой отец рассказал мне очень мало. Он воспитывал меня при храме. Меня и всех моих братьев, и сестёр. О сёстрах я знаю очень мало – Каста имела право устраивать их жизнь по своему усмотрению. Все следы их утерялись ещё очень давно. Братья были в храме. При отце. Но и их разделила Каста, определив их в разные группы. Двое из них погибли, став убийцами-приспешниками Храма в каких-то неизвестных мне тёмных поисках чего-то. Остальные поднялись выше по лестнице жречества, но как я уже упомянул, уходили один за другим, к своему кумиру Молоху. Однажды, отец отправился в Египет и взял меня в своё плавание. В нём я привязался к одному их номархов галеры и это перевернуло мою жизнь. Эта случайность уготовила мне иную дорогу. Проявляя усердие в познании жреческих догм, я также изучал морское дело, на время покидая храм. Мне позволили это сделать и я, понимая, что это может кончиться в любую минуту, с усердием, торопясь, постигал эту науку. Но, и здесь, выяснился тайный смысл взгляда Касты на мои отлучения. Я узнал, что Верховный Жрец Касты, вынашивал подобную идею давно, и я, для него, мог стать как раз таким звеном, кое он искал в своих тайных помыслах и устремлениях. Вскоре, я отправился в путешествие по его тайному приказу. Мне дали галеру. Но, об этом знал только определённо малый круг жрецов. После этого, я в храме не появлялся, пока у Алтаря были мои братья. К двадцати двум годам я уже выполнил несколько заданий Верховного Жреца. Был почти во всех странах мира. Знал о том, о чём остальные даже не догадывались. Все путешествия-плавания я выполнял с огромным усердием. Это было интересное время! Его уже не воротишь… Вскоре, у меня под началом уже было несколько галер, и я выполнил многие задания Верховной Касты Жрецов. В результате своих поисков, границы которых мне обозначала Верховная Каста, я отыскал один из кристаллов, утерянный Богами. Это было на островах Киклады. Это было событие для Жрецов Касты! Но как они не пытались, на какие ухищрения не шли, какие хитрости не придумывали – кристалл никак не отвечал на все их попытки установить с ним контакт! Только после долгих и безуспешных попыток установить с кристаллом связь, Верховный Жрец решил всё же уведомить Высшую Касту Высоких Жрецов о находке. Я отправился в Египет! Отправился к Верховным Жрецам Высший Касты. Со мной отправился и Верховный Жрец Касты Молоха…» – Карталон отложил табличку и взял другую, и на какое-то время осёкся в чтении, перебирая таблички, – Тут явное отсутствие нескольких из них! – разочарованно проговорил он, – Жалко! Ну да ладно, ничего не поделаешь! Далее: «…Мы прошли вдоль довольно опасного побережья – оно было изрезанным и имело огромное количество выпирающих под самую поверхность воды, но, незаметных для нас, подводных скал. Найдя проход по наитию меж скал, я высадил людей на берег! Пройдя совсем немного, мы натолкнулись на остов древнего храма. Мы разделились на части, пытаясь отыскать то, зачем нас сюда послали! Скажу сразу – я был поражён развалинами храма?! Это было когда-то самое грандиозное сооружение, кое можно себе представить! Мы, с восторгом, оглядывали развалины, представляя себе его колоссальные размеры в дни могущества. Несколько дней мы читали фрески храма. Перебирали их. Надеялись на успех, в поисках нашей цели плавания. Я отыскал вход в подвалы храма и то, что мы обнаружили там, глубоко в подземелье, запомнилось всем… Подвалы были столь же грандиозны, как и сооружения наверху… На десятый день поисков Жрецы Карнака, нашли знакомый им символ и мы, ободрённые этим успехом, взялись за поиски с удвоенной силой! Наконец, спустя три дня, мы нашли то, зачем сюда приплыли. Жрецы, путём долгого, кропотливого отбора, из тысяч обломков осыпавшихся фресок, составили одну. То, что мы увидели на ней, поразило всех – с фресок на нас глядело шестипалое существо. Эта тварь держала человека за ноги, огромной лапой с торчащими из неё когтями-резцами…» – Карталон оторвался от чтения, взглянув на Массилия и Кассия, – Это жрецы Карнака давали ему заказ на поиски Луноликих, коих встретили вы. Гор один из них. Значит они сначала нашли где-то подтверждение этой легенды, и только потом, дали ему заказ! Да… Прочтём дальше! «К фрескам с изображением твари, вторая поисковая группа, принесла фрески с какими-то письменами. Я смотрел на них – язык мне был не известен. Жрецы Карнака тоже не смогли прочесть их. Поэтому, мы стали свозить их к галерам и грузить на них. Жрецы повезли все в Храм…» Эх! Здесь снова отсутствие продолжения! Дальше… «…Вовремя плавания назад, нас будто кто-то преследовал?! Шторм висел у нас на хвосте, будто бы пытался утопить всю флотилию! Три галеры пошли ко дну в этой борьбе со стихией! Но мы вырвались из шторма и благополучно прибыли в Египет. Долгое время Жрецы Карнака, вывозили всё содержимое трюмов галер в свои подвалы. Всё это делалось в тайне от царя Птолемея, поэтому все действия происходили под движение торговых караванов в пустыни Гизы. В одном из караванов, я увидел знакомого мне Жреца из Касты Молоха, к коей и я принадлежал. Я спросил его о том, что мы нашли. Он долго думал отвечать мне или нет, потом произнёс: «Тебе, как Жрецу Алтаря Молоха не положено знать об этом. Но я всё же расскажу тебе о чём идёт наша с тобой речь. Дело в том, Антифон, что давно, в эпоху войны Богов, на Гею была спущена рать из этих тварей. Я не знаю более, но прошу тебя оставить наш разговор в тайне!» Так ответил мне Жрец Молоха. Больше я его никогда не видел. Я и сейчас думаю о тех тысячах фресок, оставшихся на том острове и в тех развалинах храма?! Сколько знаний можно почерпнуть из них, если все прочесть. Но язык знают только избранные Высокие Жрецы. А они молчаливы и суровы. Каждый должен знать столько сколько ему полагается…» Вновь обрыв в письме… – Карталон покопался в табличках, и не найдя того что искал, взялся за следующую. – «Мы шли песками… Внезапно задули ветры… и пески двинулись на нас, будто бы ожив… Глаза забивало песком, как и рот… Дышать было нечем… Все обернулись тряпками и дышали через них… Три дня мы брели вслепую… Половина вьючных животных пала, как мы их не предохраняли от злобного ветра и шероховатости пустыни… Настала наша очередь… Воды осталось на день, а сил не осталось совсем… Но к нашему спасению, к вечеру мы вышли к побережью… Только треть из нас осталась в живых, после этого перехода. Остальных забрал песок будто он решил не отдавать тех сокровищ, коими мы овладели. Эти сокровища принадлежали прежним народам, живущим на Гее. Часть из них оставила свои знания в скрижалях письменности и была для меня ценнее того золота, кое везли наши вьючные… Но, всё же наше возвращение в тайные галереи Гизы было торжественным. То, что нам удалось довезти в эту пляску песков, вполне удовлетворило Жрецов Гизы… Мне провели посвящение в таинства братства Гизы и перевели в следующий сан Касты. После посвящения я узнал больше, чем знал Верховный Жрец Храма Молоха, но не должен был об этом говорить. Я строго выполнял условия… Я стал выполнять поручения Высшей Касты Высоких Жрецов и тут заметил, что меж ними существует невидимая черта разногласий?! Это очень удивило меня, и я стал искать ответы на свои вопросы… Я добился в этом огромного успеха… и то что я узнал уничтожило моё мировоззрение прошлого… Но началось все с того, что мне предложили следить за жрецами Касты Молоха. Нужно было отслеживать их контакты на стороне… Так потихоньку я начал разбираться в интригах Каст и видеть происходящие события с иной позиции. С каждым моим выполненным заданием, я понимал, что все эти противодействия бесчисленных ответвлений древа Каст Жречества, давно преобладают над теми исконными, изначальными целями, кои вкладывались в них, вовремя их образования, в период, когда был провозглашён мир, и Боги покинули Гею… Но, как выяснилось, одна из сторон заключённого соглашения не отказалась от мысли всё же возвратится на Гею с торжеством победителей! Именно они и внесли раскол в жреческие круги. При чём они это сделали так хитро, что некоторые круги Каст, подчиняясь им, ведут открытую вражду по отношению, к другим, таким же, и служащим им же?! Я долго не мог понять для чего это все? Какой результат они ждут от этой, беспрерывной войны? Но, однажды, стоя на вечернем воздухе, у пирамид, я вдруг услышал призыв. Этот голос звучал внутри меня, но звал в определённую сторону… Я подчинился зову и освободил сознание, давая ногам самим вести меня… Так я оказался у Сфинкса… Это был его зов… Эта беседа перевернула моё сознание! Я понял многое! То, что раньше мне не давало покоя и лишало сна… С тех пор, я другой и служу не Гее – я служу Земле. Я соратник Невидимых Арканов. Хранителей Мира!..» – Карталон снова перебрал несколько табличек, и все поняли, что продолжение этого отрезка письма, снова отсутствует, – Здесь отсутствует часть текста… Будем читать следующую! «…Узнав, таким образом, часть тайн, я решил докопаться до истин. Несколько последующих моих путешествий были посвящены этому. Я собирал знания по крупицам. Но я не забывал о выполнении своего обета, который дал Касте Карнака. Я, долго, метался в своих сомнениях – надо ли это делать?! Потом, всё же, пошёл к Сфинксу. Он выслушал меня и ответил: «Дал слово – держи! Что с этим делать нам – мы решим!» Таким образом, он освободил меня от сомнений. Я спросил его, на кого я могу полагаться в поисках. «На всех, кто послан Просвещёнными Светом! Ты узнаешь их. Это те, о ком запрещено, даже упоминание в подвалах Каст. Также, у тебя есть твой Род. Полагайся на него. Твоя дочь, проявляет интерес к твоему морскому ремеслу – не чини ей препятствий в этом». С этого времени, со мной стала плавать моя дочь Антифона, перенимая мои знания и опыт… Я многое познал с тех пор. Но в последнем задании – цель Высшей Касты Высоких Жрецов и моя, сошлись в одной точке. Однажды, один из посвящённых Жрецов, рассказал мне, что у одного из основателей Касты, Жреца Тота, который являлся Просвещённым Светом, в посохе находилась библиотека Мира. Это был кристалл, коим был очерчен этот Мир Солнца. Он рассказал мне, что в далёком прошлом, на небе было два солнца! Одно, Гиперион не скрывалось совсем – ни днём, ни ночью. Оно освещало страну, расположенную ближе к Борею и воздействовало на неё особым образом. Потом, то второе Светило Гиперион потухло, но освещённые её светом, в той стране, были уже столь могущественны, что подвели Гею к новому, оставшемуся Светилу – Солнцу. Жрец Тот, был выходец из той страны Борея. Ему был доверен кристалл, со всеми знаниями этого мира. Может быть, он был одним из Арканов – этого никто уже не расскажет. С помощью посоха он поддерживал равновесие в своём поясе, не пуская в него, тех, кто стремился попасть в него извне. Каста заинтересовалась именно этим Посохом Тота. Но перед этим она напомнила мне о необходимости отыскать то воинство Селены, кое сохранилось в некоторых местах мира. Я, примерно, знал где искать. Ещё в молодости, копаясь в источниках Библиотеки Храма Молоха, я нашёл табличку, о том, как Мелькарт, основав Сефиле, поплыл вверх по реке и встретил шестипалых чудовищ… Вспомнив эту легенду, я никому, ничего не рассказывая о цели нашего плавания, прибыл в Иберию и поднялся на кораблях до Сефиле. Мы встали в гавани города. К этому времени, я стал выделять среди моих детей, самого сметливого из них – Сатрона, который имел брата близнеца Сарбона. В своё время я спас их от лап Молоха, и они выросли до определённого возраста у моего друга на острове Саламис. Это было давно и один из них стал проявлять склонность к поискам всего непонятного и тайного. Вначале я этому не придавал значения, но увидел удивительные способности, заключённые в нём. Он схватывал всё на лету. Но этим, я, не коим образом, не хочу умалчивать о достоинствах моих других сыновей и чем-то обидеть их. Все они обладают каким-то своим определённым даром: Стоунон – ревностный мой последователь, обладающий твёрдостью и немногословностью, Гарон – смелостью и отвагой, в бою неудержим, Биргон – обладает очень редким даром всегда оставаться спокойным и рассудительным во всех ситуациях, Сарбон проявляет великодушие и необычайную любовь к миру, очень раним, но любит своих братьев не меньше, чем меня. Младшие сыновья: Бомилькар и Аннибал – проявляют растущую смекалку, способную превратиться со временем в мудрость, а также, бесшабашную храбрость. Но кроме них у меня есть дочь – Антифона. Она более всех мудра и надёжна. В морском деле она затмит любого, включая упомянутого мной Сатрона. Памятуя о словах Сфинкса, я передал ей всё что умел и открыл ей некоторые тайны управления стихиями. Она, став Верховной Жрицей Алтаря Молоха, сдерживает порывы этого Демона, всё время стремящегося вырваться из подвалов наружу. Я добился для неё у Верховного Жреца Касты Молоха, беспрепятственного прохода в библиотеку – хранилище древних знаний Храма, кою и мои усилия сделали такой богатой. Я просил её потихоньку изучать то, на что у меня не было времени. В свои кратковременные приезды, я закрывался с ней, и мы долго беседовали о различных тайнах. Она рассказывала то, что стало ей понятно по смыслу из тайных знаний, находящихся в хранилище Храма. Враги, из враждующих Каст, страшно хотят завладеть этой библиотекой и перевезти её к себе. Но они не знают, что я наложил печать на её порог. После того, как в неё войдёт непосвящённый, она вспыхнет факелом. Во время моих встреч с Антифоной, я неожиданно заметил, что Верховный Жрец Киферон, стал проявлять знаки благосклонности моему сыну Сатрону. А сын, стал ревностно следить за мной. Это очень удивило меня. Он, конечно не знал, что у меня есть свои источники в Храме. Я, Верховный Жрец Алтаря, я должен знать всё, что происходит в его пределах! Но, чтобы обезопасить Антифону, я посвятил её в самый Высший сан и увидел, как почернели лица приспешников Молоха. Теперь, любое зло, причинённое ей, как дамоклов меч, обязательно завершит свой суд и над тем, кто это замыслил или осуществил. Верхушка Касты замкнулась и отгородилась от меня. Они бояться меня. Но убить не могут – сами хотят жить! Вот тогда они и нашли против меня средство – моего же собственного сына, сыграв на его низменных качествах, кои я, когда-то, выпустил из вида. Он стал плести интриги против Антифоны и отправляясь в очередное плавание, я, поговорив с ней, попросил её остаться в храме. Она должна была выполнить своё предназначение. Сатрон воспринял это как свою победу, и я видел, как он сиял от счастья, когда мы отплывали ночью от пристаней Крама. Вот с того времени я стал присматриваться к нему и обнаружил, что у моего сына, кроме достоинств, описанных мной выше, масса недостатков и самая главная из них его неуёмная гордыня! Именно она заставляет его выделяться из всех, включая брата близнеца Сарбона. Более того, я заметил, что он тяготеет тем, что у него есть брат близнец. И на все его проявления как брата, он не отвечает взаимностью, а ведёт себя сдержанно-холодно. Я, к своему сожалению, поздно заметил в нём такую перемену?! Тут надо заметить, что Киферон, в то время затеял какую-то странную затею связанную с орденом Арканитов, находящегося в латинском Риме. Об этом мне рассказал, перед самым моим отплытием, один из старейших Жрецов Храма. Он мне намекнул, что брат Киферона, отправившись учиться в Жреческие Касты Карнака, каким-то образом оказался в самом сердце Римского тайного ордена и Верховный Жрец, теперь ищет таких же братьев-близнецов, чтобы отправить ему в помощники. Он ищет их из ближайшего к себе жреческого окружения. Узнав об этом, я подумал, что это неспроста и связь Сатрона с ним, может окончиться неожиданно плохо. В эту же ночь, я, оставив в Храме одну Антифону, собрал всех сыновей и покинул Карфаген. Более в нём, на людях, я не появлялся… Антифона провожала нас у Крама. Я помню её фигуру, стоящую на Маяке и никогда не забываю! Надо заметить, Сатрон, насколько был рад оставлению Антифоны, настолько же был обескуражен нашим таким скорым отплытием и несколько раз спрашивал о его цели. Но я никому ничего не сказал – в моей голове был план, который я вынашивал уже давно и который я решил провести в действие… Я повернул галеры к Атлантике и вскоре достиг Столпов Мелькарта…» – Карталон отложил очередную прочитанную табличку и взглянув на всех, взял следующую. – Здесь также утрачена часть письма! Сейчас поищу… – Да! – находясь в оторопи от удивления, произнёс Гетулик, – И это мой дед?! Какой мощный мудростью человек! Просвещённый Жрец! Любовь его ко всем своим детям отмечается в каждой строке этого письма! Сколько же у него было жён? Этот вопрос, прозвучавший так неожиданно, заставил Карталона замереть на месте и посмотреть на Гетулика. – Твой дед был Великим Жрецом. Этого не знает никто. Это тайна. Но наложниц у него не было – это точно! – ответил Карталон. – Это мне нравится в деде! – Произнёс Гетулик, – Мне кажется, теперь у меня семья намного больше, чем была до этого?! Но мне непонятно, что произошло с отцом? – Терпение, Гетулик. Давай прочтём всё письмо. – Посмотрел на него с улыбкой Кар. – Да-да! Я сам жду продолжение! – Гетулик умолк. – «… Так, вместе с моим старшим сыном Стоуноном, мы собирали все рассказы о данной местности. Нас заинтересовал один округ, который слывёт у местных иберов злым местом. Мы заинтересовались именно им. Но нам, всякий раз, приходилось вступать в стычки с местными Вождями кельтиберов, кои живут разбоем и совсем не обрабатывают земли. Мои люди отразили не одно их нападение, но они, будучи народом забывчивым, вновь совершали их. Вскоре, все мои воины были ранены. Нужно было излечивать их, и мы отправились к галерам. Но все же мы, выяснили многое! В этих местах пропадают люди и пропадают они в определённые годы! Так как этот год был не такой, мы решили оставить здесь для поисков Братьев-близнецов и дать им самый маленький, выясненный нами, круг поисков. Этим я преследовал две цели: первая – обуздать непомерную гордыню Сатрона, которому придётся осуществлять поиски наравне с братом, вторая цель – освобождение меня для решения другой задачи поставленной мною самому себе. Я не ставил им целью отыскать то, что я сам отложил. Они должны были сузить круг наших поисков до ещё меньших размеров, до наступления времени, пробуждения легенды… Но к моему большому сожалению, всё пошло не так как я задумывал… Посовещавшись со Стоуноном, я оставил близнецов в Сефиле, а сам отплыл в место, о котором никому не говорил. Дело в том, что в последней беседе с Антифоной, я узнал, что в одном из Столпов Мелькарта есть потайной грот, в коем Мелькарт оставил какие-то записи. Об этом упоминала одна из древних финикийских табличек, найденная ей в хранилище знаний в храме. Оставив братьев – близнецов, мы спустились по реке и ушли к Столпам. То, что я думал отыскать довольно быстро, оказалось непростым делом! Месяц мы безуспешно обыскивали гроты пещер. Ничего. Стало понятно, если он и был, то Мелькарт знал, как скрывать свои тайны! Я, имеющий такой опыт поисков, скрытых временем инструментов Богов и знаний, здесь оказался бессилен. Тайна Мелькарта оказалась очень трудной задачей. В один из дней, итог которого оказался, как и у всех предыдущих, я, поразмыслив, решил ещё раз посетить храм Молоха. Но сделать это тайно. Проникнуть в Храм по позёмному ходу, который шёл от мыса Крама и начинался у маяка. Мы прибыли к мысу ночью и в храм я попал по тому подземелью, о котором знали немногие. Я встретился со своей дочерью и мы, ночью вошли в хранилище знаний Храма. Антифона без труда отыскала нужные нам письмена в которых упоминался грот Мелькарта. Я внимательно ознакомился с записями и, для себя, отметил несколько очень важных пунктов, кои могли помочь мне в поисках. Обняв и поблагодарив дочь, я той же ночью оставил город. Это была моя последняя встреча с дочерью. После того, как мы отплыли из Карфагена, я повернул галеры на Египет. Я решил кое-что уточнить прежде чем взяться за новые поиски. Вот тут, на нас, произвела нападение пиратская флотилия некоего Эпиальта, выходца из Родоса. Мы приняли бой и отразили нападение, но в этом бою случилось страшное – погиб мой младший сын Бомилькар! Я сам был ранен, но рана та, была незамеченной мной из-за смерти моего мальчика. Горе свалило меня с ног. Но уже к утру, пылая мщением, мы пошли следом, свернув с пути. Мы нашли их логово на одном из небольших островов, вблизи Тартуса. Теперь наша атака была столь внезапной, что вся флотилия пиратов перестала существовать в этот день. Их галеры мы сожгли вместе с этим подлым народом. Те же, кто пытался спастись – оказались на крестах на том самом острове. Там же мы совершили тризну по Бомилькару, предав его тело огню, в виду крестов с пиратами. Только после этого, я начал чувствовать боль в ране, но и она глушилась горечью утраты и сердечной тоской… …Через четыре дня мы были у египетских берегов…» – Карталон положил табличку и взял следующую. – Здесь, снова обрыв повествования. Это поразительно. Я не думал, что письмо столь большое! Я должен спросить Вас, что будем делать? Читать дальше или ляжем отдыхать, ибо утро уже не за горами? – Надо дочитать до конца! – твёрдо произнёс Тифон, – Подумать только Бомилькар погиб у Саламиса?! Кто бы мог подумать?! А прочесть нужно всё сейчас. Иначе случай, может лишить этой возможности кого-то из нас! – Я поддерживаю Тифона! – согласился Кассий, – Поставим на этом точку! – Я своё мнение уже высказал. – Вставил Гетулик. Иола и Сибилла молчали, но видом своим показывали свою готовность дослушать до конца. Карталон взглянул на Тогана – тот прилёг на песок и спал крепким сном. Мыслями он уже был на своих берегах. Карталон улыбнулся: – Гипнос обидится на нас, за эту ночь! Но Тоган взял на себя роль того, кто способен отвести от нас гнев Бога! Теперь хоть один человек у нашего костра спит! Итак, «Поднявшись в пещеру, я первым делом, стал искать тот знак, о котором мы прочли в записях. Для этого нам нужно было обследовать гроты среднего уровня скалы. На это ушёл целый день и, наконец, уже в свете факелов, мой сын Аннибал увидел знак семейства Богов Ану! Оказывается, чтобы увидеть его, нужно было осветить его с определённой стороны! Как бы то ни было – знак был найден! Я вспомнил дословно запись на табличке: «Как отыщешь знак – следуй по направлению Большого пальца Ану. Я взглянул в том направлении и понял, что надо спускаться на другой уровень»… – Прямо всё, как было у нас! – Вставила Сибилла, – Иола помнишь? Иола немного оживилась, прильнув к Кассию: – Этот знак увёл от нас Кассия! А после и Массилия! Карталон улыбнулся: – Это было действительно так! Но теперь мне ясно почему! Мелькарт ждал его появления в скале! Будем читать дальше. – Карталон искоса взглянул на Гетулика и увидел, что поиски его деда, тоже увлекли его и внук Антифона, с интересом, слушал, то что читалось до этого, а после реплик Иолы и Сибиллы, с ещё большим интересом взглянул и на Массилия, и Кассия, которые обнаружили склеп, и это свидетельствовало, что письмо увлекло его, заставив хоть на время утихнуть горечь в сердце, от разлуки с Эстелой. – «…Мы, испытывая трепет, стали спускаться в грот, находящийся ниже. Только от одной мысли, что мы идём следами Мелькарта, кружило нам голову и наполняло сердце необычайным волнением… Первый осмотр, ещё раз изучаемого грота, не выявил ничего. Я искал подсказку, но не находил её. Всё было оплетено растущими наростами скалы… И если где-то, когда-то и был знак, то его скрыли под собой эти наросты. Я решил обойти стену, коя была ближней к морю… И вдруг, осматривая её, я увидел, как лохматое существо, кои живут в скале уже тысячелетия, юркнула в одну из расщелин этой стороны скалы! С бросился туда и поднёс к расщелине факел – пламя потянулось к расщелине. На него воздействовала тяга! Значит, внутри скалы была полость. Я принялся отбивать наросты камней и обнаружил каменную кладку из огромных глыб, вложенную в стену. Поняв, что мы нашли то, что искали так долго, мы принялись раскалывать один из обросших наростами камней. Это был долгий, утомительный труд. Но, успех поисков, придавал нам силы. На шестой день, камень был расколот клиньями, поочерёдно вбиваемые по его площади. Вбивая клинья, мы, расшатали и соседний камень и он, к нашему счастью сдвинулся с места первым. Это был успех! Дальше было проще… К утру проход в открывшуюся полость был готов. Я взял факел и первым решил испытать крепость прохода, а также своё везение, не подвергая опасности своих детей. На четвереньках, я преодолел лаз и попав в затемнённое пространство, освятил скрытый грот Мелькарта факелом… Увиденное поразило меня! Стены грота были исписаны какой-то неизвестной мне письменностью! Знаки были фигурными и имели различную величину. Я обвёл весь грот взглядом и внизу в одной из стен, заметил, открывшуюся взгляду, нишу в скале. Я направился к ней, нагнулся, и осветил её – внутри находилась каменная плита, исписанная такой же письменностью, но знаки были намного меньшими, чем на стенах. Плита была вставлена поперёк ниши и запечатывала её. Что было за ней узнать было невозможно, так как меж скалой и плитой не было никакого зазора… Оставив нишу я обошёл весь грот… но более ничего не обнаружил. Оценив состояние грота и признав его безопасным, я дал согласие на то, чтобы мои сыновья тоже проникли в него. Пока они проникали в грот, я продолжал изучать письмена. Только в одном месте, я нашёл знакомые мне символы. Это был язык древнего Шумера. Я был знаком с его знаками, по изучению табличек кои мне удавалось разыскать в различных местах моих странствий. И, поэтому, осветив плиту, я решил расшифровать надпись. Дети присоединялись ко мне, освещая её своими факелами… То, что я прочёл на плите, повергло меня в трепет. На плите рассказывалось о гибели армии семейства Ану и поражении воинства Селены! Также были упомянуты все девять Арканов, кои принимали участие в разгроме воинства Селены. Далее говорилось, что Боги Ану, выковали, из металла доспехов Титанов, свои, и одели в них тех, кто должен был противостоять Светлооким. Но, их расчёт не оправдался – это не отвело молний Светлооких. Их надежды провалились. Те доспехи, говорилось в письме, спрятаны вместе с кристаллом Мира в земле, окутанной туманами. «Там, в кругах Арканов, ищущий найдёт подсказку!». Этими словами заканчивалось письмо… Но внизу была одна приписка, что Мелькарт, создавая этот грот, создал и несколько ловушек в нём. Я тут же сказал детям, чтобы ничего не трогали, зная уже на опыте, чем это заканчивается. Но, тут же, сам сделал свою оплошность! Та рана, коя была мне нанесена в схватке с пиратами, стала странным образом колоть. Какая-то сила стала воздействовать на неё. От внезапной этой боли, я резко дёрнулся и задел один из камней у плиты. Камень вывалился из стены и упал на плиту – это привело к внезапному движению всего грота… и поднятию, этим движением, слоя пыли тысячелетий… Плиты с надписями уходили в стену у меня на глазах… Пыль вскоре поднялась такой плотной пеленой, что стало нечем дышать и мы дышали, сквозь одежду… Ничего не обрушилось, но, когда пыль немного рассеялась… Грот выглядел как простая пещера… Только в одном месте пустота, открывшаяся в скале, ещё не закрылась. В ней я увидел какой-то свёрток… я бросился к нему и успел схватить его… в этот момент, и она исчезла, поглощённая сдвинувшимися навстречу друг другу скалами… Всё стихло… Я спрятал пергамент под хитон… и, по-моему, никто из детей не заметил, как я это сделал… Мы вылезли обратно… Я приказал детям восстановить заклад грота, что бы все было как прежде… Они заложили вход и скрыли наши следы… Рана странным образом ныла, будто воспаляясь и я вспомнил слова знахаря из Египта…», – Карталон положил табличку и в молчании поискал продолжение, – Похоже, снова, нет продолжения… Что же это был за свёрток? «…Мы поднялись по реке к Сефиле. Я решил выполнить ту часть обета, который спутывал моё движение к тому, что я поставил себе целью… Я торопился это сделать и подгонял гребные команды, в движении по реке. Но в Сефиле меня ждало новое огорчение. То, о котором я даже не мог и подозревать. Братья-близнецы, вместо того, чтобы выполнять мой наказ, ввязались в новую авантюру – теперь любовную! В результате её, один из них, а именно Сарбон, был тяжело ранен, и другой, Сатрон, получил ранение, но не столько тяжёлое, сколько опасное другим – он, может быть, никогда не сможет иметь детей. Его ранение было паховым. Что там произошло, я мог узнать только со слов Сатрона. Команда выпустила это из вида и была не в курсе происходящего. Сарбон был на краю гибели. Продолжать поиски, для выполнения обета было никак нельзя – за то, что учинили мои сыновья мы могли все быть подвергнуты преследованию и мести со стороны родственников царя Кордубы. Я, выпустив гнев, той же ночью ушёл из города вниз по реке… Я взял курс к Борею, следуя вдоль берегов Иберии… Раз не было возможности исполнить обет, нужно было использовать последнее отведённое мне жизнью время, но поиски того, что было моей целью – кристалла библиотеки Мира. В пути, я окружил Сарбона заботой и вниманием. Разговор с Сатроном убедил меня – он недостаточно откровенен со мной и многого не договаривает! Я отстранил его от себя, но сделал это не открыто враждебно, а по-отечески. Давая ему время, осмыслить всё самому и надеясь, что он придёт ко мне сам и всё расскажет. Расскажет истину. Он, когда это понял, замкнулся и выказывал явный испуг, природу которого я не определил… Я после раздумья, решил поставить охрану у помещения где лежал раненый Сарбон. Мне нужно было услышать все ещё и из уст раненого Сарбона, для полного понимания истины произошедшего. Ему к тому времени, становилось всё хуже… Сатрон же, увидев у его помещения охрану, совсем потерял голову и стал вымещать свою затаённую злобу на своих братьях, вступая с ними по любому поводу в ссоры. В конце концов, я был вынужден отправить его на одну из галер, следующих за нами… Между тем, мы плыли вдоль берегов населённыхи кельтами. Вид их был ужасен. Когда мы были вынуждены заходить в их селения за кое какой провизией и пополнять воду из их источников, мы были в опасности. В это время, нам приходилось быть во всеоружии и начеку. Этот народ вероломен и ненадёжен. Они не доверяют даже друг другу, постоянно ожидая ослабления своего соседа, чтобы совершить злобный, разорительный набег. Заключать с ними договора возможно, невозможно их соблюдать, ввиду такого непостоянства их поведения. Мы высаживались на берег только под прикрытием катапульт и онагров, кои внушали к нам уважение у дикарей, своими взведёнными механизмами, с коими им видимо приходилось иметь дело до нашего появления. Здесь, мне в голову пришли путешествия Мелькарта! С такими предосторожностями и несколькими стычками, мы миновали земли кельтов, кои поклоняются камням и кругу старейшин, называемым кругом Друидов. Это потерявшиеся во времени мудрецы Леса. Но не все из них Светлы… Несомые течением и ветром, мы доплыли до земель с туманными берегами и проливами. Сарбон, в таких условиях никак не мог перебороть свою хворь, полученную по собственной похоти. И я, стал подумывать, что мне придётся его оставить в какой-то из земель, в которой люди будут более добропорядочны и гостеприимны к чужестранцам. Мы плыли вдоль берегов материка, проплывая мимо островов, тоже населёнными воинственными народами. Но в один из дней мы увидели острова, немного отдалённые от материка. Я принял решение пристать к ним. Некоторое время я изучал тот народ и один из их вождей, приглашённый мной на галеру и увидевший случайно умирающего Сарбона, проникся сочувствием и подсказал мне, что знает на материке одного из вождей, у коего очень неплохой знахарь. Он взялся сопроводить меня к нему. Я сначала подумал, а не ловушка ли это для меня? Но глядя на мучения сына, всё же принял его предложение. Чтобы обезопасить остальных сыновей, я оставил их на островах Оркнейцев. А сам, в один из туманных дней, взяв на борт свиту Вождя, поплыл вдоль берега на юг, по указке того самого Вождя Оркнейцев. Мы плыли сутки и пристали к материку, в одном из больших заливов. Отправившись к здешнему повелителю, я дал необходимые распоряжения своему сыну Стоунону, ибо взял его с собой, чтобы он и воины, не теряли внимание и уплыли от берега, если со мной произойдёт какая-то неприятность. Он пообещал выполнить мои слова. Я отправился на берег, взяв кое какие дары для того, к кому мы отправлялись. Все мои опасения оказались напрасными – Вождь оказался гостеприимным и с радостью принял мои дары. Узнав, от приехавшего со мной Вождя Оркнейцев о моём горе, он сам отправил со мной на галеру своего знаменитого знахаря. Когда мы прибыли на галеру, Сарбону стало совсем худо. Знахарь, едва взглянув на него сказал мне, что если я хочу, чтобы он остался жив, то его надо сегодня же переправить на берег. Я спросил его о здоровье Сарбона, но знахарь отметил, что не даёт мне обещания вылечить его, но он сделает все возможное, чтобы это произошло. Я согласился, поразмыслив… Какой у меня был выбор?! Скажу только, что народ этот красит лица в синий цвет. Любит и одежду этих расцветок…“ – При этих словах, Карталон поднял голову, – Я знаю где они были. И Тоган знает. Так. Значит, я искал их следы правильно! Продолжим чтение. „…Я отвёз Сарбона к этому Вождю и благодарно одарил его оружием, кое у нас хранилось с тех самых пор, когда мы разгромили логово пиратов. Вождь был более чем благодарен нам… но я, с тех пор, ничего более не знаю о судьбе моего Сарбона?! Ибо больше не был в тех землях! Остальные странствия мы провели в местах, отдалённых от этого. Сыновьям же, я и Стоунон, ничего не сказали, потому как не знали выживет ли Сарбон. Стоунон, оставшийся позже там, должен был узнать судьбу своего брата. Но, я, находясь в беседе с Танатом, всё же даю наказ своим последователям отыскать его или его могилу, если есть таковая. Я хотел после всех поисков сам это сделать, но время отняло у меня и силы и возможности…“ – Карталон взял другую табличку, – „… Возвращаюсь к событиям, произошедшим позже. Вернувшись к остальным сыновьям, мы последовали на всех кораблях на юг, и я решил отыскать так называемые круги Арканов о которых прочитал в гроте Мелькарта и нашёл упоминания в таблицах Высоких Жрецов. Пристав к берегу, мы, войдя в союз с одним из синелицых Вождей, оставили у берега галеры, под присмотром моих сыновей, и углубились в Туманные Земли, собрав команду из самых преданных, отважных людей. Нам надо было найти тот упомянутый у Мелькарта круг… но к нашему удивлению их оказалось очень много?! И не все они были в одних и тех же землях! И даже те, кои были и недалеко от нас, находились на почтительном расстоянии друг от друга… Время от времени я возвращался к кораблям. Со мной на поиски ходил лишь старший сын Стоунон, и возвратившись к галерам, мы видели счастливые лица моих сыновей – его братьев. Они с радостью встречали нас, не расспрашивая ни о чём (зная, о том, что если я решу что-то рассказать я сделаю это и без расспросов, а если нет, то и спрашивать нет смысла) просто светились счастьем. Все, кроме Сатрона. Тот, постоянно пытал Стоунона о наших странствиях и поисках. Я с подозрением наблюдал за этим – неужели же мне внедрили в семью лазутчика Каст? Но вообще, после того, как мы промолчали о судьбе Сарбона, и многие приняли это как смерть их брата, он каким-то образом оживился после этого?! Эта внезапная его перемена удивила меня и заставила приглядеться к нему получше. Я не мог решить кому он служит: Молоху или жрецам Карнака? Но, больше с ним, никакую откровенность я не допускал, понимая, что он уже далеко отдалился от меня в своём внутреннем мире и сближение возможно только после его очищения!.. Время шло… Но, пока, успеха мы не имели в поисках того, что я решил отыскать. Я вспоминал что говорили мне жрецы, кои навивали мне мысли об кристалле Мира. Что он впитал в себя все знания сотворения мира и является по сути огромным хранилищем знаний. Когда-то, давным-давно, он был наверху одной из пирамид! Что через него велась связь Светлооких со своими собратьями из других Миров. Что он, точно может рассказать об истинном строении Земли – Мидгард. О её сложном взаимодействии с остальными мирами Богов. И я понимал – спрятать такой предмет очень сложно, и чтобы это сделать, нужно было провести очень хорошую подготовку этого. Осматривая земли, я понял, что лучшего места, для этого, наверное, найти, какое-то время назад было сложно и представить. Даже сейчас, расселившиеся здесь племена находились ещё в очень слабом развитии и ничего не могли знать о тех инструментах, кои искала посредством своих ветвей-тайных обществ Древо жреческих Каст. Племена жили своими обычаями, немного напоминающих те, коими жили кельты на землях которые мы минули по пути сюда. Попытки хоть что-то выяснить у племён, живущих здесь ничего не давали. Они показывали нам удивительные места, круги, но кто их воздвиг? Для чего они были сооружены? Ничего из этого они не знали. Они ничего не знали о том народе, который жил здесь до них… Говорили о Богах, имён которых сами не знали… Но были люди, которые могли подсказать нам что-то в наших поисках. Это были старцы. Они жили в лесах… в отрешении. Несколько раз я слышал рассказы о таинственном роде, который живёт среди людей, но люди не знают где находится его истинное место нахождение… Говорили, что часто видят какого-то старца, который бродит по туманной земле, а вокруг его воют какие-то невидимые чудовища… В такие ночи, местные племена бояться посещать пустоши, огороженные камнями, воткнутыми в землю… А туман, словно слуга таких пустошей, не рассеивается до наступления утра. Я и Стоунон, посещая эти места, видели многое, а слышали ещё больше… Мы видели каменные круги и не знали, те ли они, которые мы ищем? Однажды, заночевав в одном из таких кругов мне приснился странный сон. Мне приснился старец, с которым я имел беседу по поводу моих поисков. Он сначала пытал меня различными вопросами, но потом дал мне такие подсказки… что я проснувшись не мог понять был ли это сон? Или это было всё явью? Несколько дней я прокручивал увиденное во сне в голове… То, что он рассказал мне, значило слишком много для меня! И я не мог поверить, что проказник Гипнос, который спускается в этот туман с большой неохотой, мог навеять такой сон как свою шалость. Я вспоминал его снова и снова… Старец рассказал мне для чего в этом Мире оставлены Арканы! Я беседовал с одним из них и сон совпадал с тем, что он говорил мне?! Каста Жрецов, в своё время, сообщала, что Арканы были оставлены как союзники Жрецов. Но на самом деле всё было наоборот. Арканы были блюстителями Законов Мироздания, а Каста лишь должна была сохранять то, что они ей доверят. Они наблюдали за тем, что доверили на хранение Касте Жрецов в далёком прошлом. Только потом выяснилось предательство Жрецов и их намерение использовать знания в свою пользу. Арканы перенесли инструменты Мира в другие места и наложили на них печати. Жрецы были удалены из Пирамид и некоторых подземелий, по причине потери доверия. Последняя война раскрыла всё. Не все, но многие Жреческие сообщества были на стороне Золотых Богов и многие служат им и сегодня, не понимая истинности происходящего или тайно, по своей воле и интересу. Он поведал мне о рунах, коими исписана весь Мидгард. И я понял на каком языке были надписи в гроте Мелькарта. Это было руническое письмо… Старец, в конце беседы улыбнулся загадочно и сделал мне намёк… Этот намёк мне, после осмысления сна, подсказал – где искать и как… После этого, я вернулся к пустошам. Моё возвращение было к одному из мест, в коем мы уже побывали и не нашли в нём никаких подсказок и зацепок… В этот день, была страшная гроза… и когда я покидал лагерь, я почему-то почувствовал свою скорую кончину. Я, употребив в это утро порошок, заметил, что его осталось немногим более чем на полугодие. Но раны мои, странным образом, стали воспаляться и множиться…» Карталон покопался в табличках. – Табличек осталось совсем мало! Но здесь опять отсутствие нескольких! Жалко! Самое важное! Вот. «…Мы вернулись в лагерь. Стоунон, памятуя мои слова замкнулся в себе и почти не разговаривал с братьями. Я тоже хранил молчание, переживая в себе то что мне пришлось увидеть! Всё требовало скорейшего решения! Скорейшего. Но болезнь, как проросший сорняк, стал одолевать посевы моего здоровья… Я стал торопиться, мне ещё нужно было выполнить свой обет перед Кастой Карнака! Сыновья, видя мои метания, старались мне не мешать принять окончательное решение. Только Сатрон, не давал покоя ни мне, ни Стоунону. Стремясь во чтобы-то ни стало, хоть что-то узнать о наших поисках… Вечером я принял решение! Стоунон оставлялся мной у Круга, для выполнения определённой задачи, коя была известна только ему. Остальные отправлялись со мной! Я помню, как покидая те места, я оглянулся на него и увидел его стоящим одного, у большого дерева! Какой комок был в моём горле! Я понимал, что больше никогда не увижу его! Не услышу его голос! Сердце моё рвалось от боли! Бомилькар. Сарбон. А теперь и мой старший, самый верный и отважный Стоунон, навсегда прощался со мной… Но дорога звала меня и требовала отчёта. На глазах моих наворачивались слёзы, и я незаметно утирал их, стараясь, чтобы этого не увидели мои дети… я отвернулся от него, чтобы иссушить слёзы и не испытывать той невыносимой боли прощания… Через месяц мы были в реке Гваделоквирте. Я вызвал к себе Сатрона и имел долгую беседу с ним. Я сказал ему правду. Что времени у меня мало и что я могу и не успеть возвратиться за ним. В таком случае он должен выполнить мой обет до конца, чтобы сохранить честное слово нашего рода. Он, к моему великому счастью, понял меня и прослезившись сказал, что будет ждать меня с нетерпением, как будет ждать и братьев. Я поверил ему! Я увидел в нём в тот момент, того моего мальчика Сатрона, каким он был прежде. Я, конечно, не всё сказал ему тогда! Но всё же надеялся, что он, пройдя свой путь, очистится временем и примет правильный выбор в своём будущем… С этим чувством я и отплыл, оставив ему галеру и сильных, преданных людей… Через два дня мы были уже за Столпами… В последних строках своего послания, я скажу, что прожил долгую жизнь… Повидал многое… Выполнил тоже многое. Как и узнал… Многие легенды, кои передают Жрецы лживы… Они придуманы ими сами… Для чего? Для закабаления народов своими лживыми догмами… Род Светлооких на Мидгарде… Я был там и видел его… Но, тогда я мало знал о нём… Истина приходит не сразу. За ней надо побегать… поскитаться… Я выполнил часть своего пути… А что не выполнил, должны выполнить мои сыновья… Такова жизнь… Сын приходит на место отца… и продолжает… жить, также чисто, с теми же идеалами, с коими умер отец… И так должно идти из поколения в поколение… В этом смысл жизни… В этом истина… Для меня счастье умереть, зная, что мои сыновья пройдут путь, неосиленный уже мной, но не из-за трудностей… не из-за трусости… не из-за лени… А из-за кончины моего времени на Мидгарде. Но я буду следить за успехами моих потомков из светлой Нави Мироздания! Я верю в них… В их искренность, крепость духа, в горячие отважные сердца! А они пусть верят в мою любовь к ним! Хочется, надеяться, что там… я встречусь только с моим мальчиком Бомилькаром… А Сарбон ещё жив! С этой надеждой и ухожу!..» Карталон положил последнюю табличку и оглядел всех. Гетулик смахнул с глаз юношескую слезу. Щёки его покраснели. Тифон сидел, закрыв лицо руками. Все остальные молчали. – Да, он не указал направления последнего отплытия своих сыновей! – проронил Кассий Кар. – Они не вернулись из этого плавания! – подал голос Тифон, – Никто не вернулся! Карталон размышлял над прочитанным. – Не указал… – Медленно произнёс он, – Это так… А насчёт возвращения… Это можно проверить только после доставки Тогана и его людей на их родные земли! Путь наш будет в те же туманные земли о коих упоминал Антифон, называемые по-иному Сырыми Землями. – Почему же ты уверен в том, что это одни и те же земли? – спросил Тифон, – Ты тоже был в тех землях? – Да, мы были там – Неожиданно раздался голос, откуда его никто не ждал, – Да, там живут люди с синими лицами. Мы довольно долго пробыли у одного из их Вождей. Привезли много чего с того плавания! Все обернулись на голос и уставились на Тогана, который неожиданно проснулся. Тифон замер, открыв рот, но не знал, что сказать… – Я должен увидеть могилу деда! – Вдруг произнёс Гетулик, – Ведь это будет по дороге из Африки?! Карталон переглянулся с Каром и Массилием. – Хорошо! Мы сделаем это! Только грот осыпался и в него уже не попасть. – Ответил Карталон. – Но ведь Кассий и Массилий, как-то вышли оттуда? Ведь так? – Гетулик вопросительно взглянул на Кара. – Да. Но мы вышли в пропасть! В окно кое показали нам лохматые существа, попавшие с нами в западню! А с пещеры уже входа нет. Но, у места склепа ты сможешь постоять. – Ответил Кассий. Гетулик перевёл взгляд на Массилия и тот молча кивнул, подтверждая слова Кассия. – Ну что же, постоим у склепа. – Решил Гетулик. – С этим решили. – Подытожил Карталон. – теперь нам надо поразмыслить над тем, что мы прочли?! – Он на мгновение задумался и продолжил, – Из письма ясно, что Антифон отыскал то, что искал, ведь он добрался до доспехов, о коих помянули его сыновья. Значит, возникает вопрос, почему он, не взяв то, что искал, снова поплыл к Сфинксу? Или всё же он не добрался до своей цели, но доспехи каким-то образом обнаружил? Вопросы и вопросы?! И почему он бросился выполнять после этого свой обет? Оставив один из доспехов своему сыну! А тот, как мы знаем не стал носить их, а отдал одному из последователей Гора? Он, что-то знал? Ты ничего об этом не знаешь, Тифон? Тифон, подумав, ответил: – Я ничего не знаю об этом. Сакровир не упоминал об этом. Что же касается, Глоута? То, когда я впервые увидел его он уже был облачён в них! Насколько я знаю – это был очень серьёзный противник и мне непонятно, кто из вас мог сразить его? Тифон посмотрел при этом на гиганта Тогана. – Но Сакровир никогда не упоминал их в своих речах. А вот о смерти Сарбона говорил часто. Он говорил, что надо отыскать могилу брата и поэтому собирался отправиться туда после выполнения обета отца! Сейчас, мне кажется, его уже ничто не держит в Иберии! – Предположил Тифон и замолчал, но, вдруг, внезапно повернулся к Карталону, – Вы что имеете какую-то связь с Сфинксом? Сакровир говорил как-то, что каменный Сфинкс, говорит со жрецами. Я не верил в это. Но однажды, он добавил: «Тифон, не сомневайся в моих словах. Сомнения ведут к оплошности, коя может стоить жизни. Мой отец говорил с этим изваянием Богов. Это также верно, как и то, что ты родился в Египте. Жрецы давно не слышат голоса изваяния, а между тем он говорит с людьми. Я тоже стоял у него! Но он не ответил мне! Он погнушался мной и зря!». Карталон и Кассий переглянулись. – Про связь я ничего тебе не могу сказать, Тифон. – Ответил Карталон. – Как видишь и Антифон придерживался такой же позиции, не говоря ничего и сыновьям. Но, если ты будешь оставаться с нами – ты сам узнаешь часть тайны! – Я буду там, где будет Гетулик! – Твёрдо и не раздумывая ответил Тифон. – А я разделю свою дорогу, с дорогой Карталона! – подвёл черту под сказанным, Гетулик, – Наш путь – вслед за Сакровиром, чтобы вырвать из его рук Эстелу! Сибилла и Иола поднялись. – Мужчины! Уже давно за полночь! Пора отдыхать! Утро принесёт новые заботы и догадки! – произнесла Иола. – Это совершенно верно! – улыбнулся Карталон. – Давайте, отдыхать, Друзья! До земли Тогана осталось совсем недалеко… Глава 2 …Двери тихонько отварились, и она услышала, как кто-то вошёл внутрь комнаты. В ней она уже находилась в течении нескольких дней, с того самого мгновения, когда её перевезли на эту галеру со всеми пленницами… «– Опять он?! – подумала она, услышав тихие шаги с небольшой заминкой, которую она уловила ещё в первый его приход, – Что он мне скажет теперь?» Она повернулась с бока, на котором лежала, на спину и устремила свой взгляд на вошедшего. – Не спишь? – Вошедший человек вкрадчиво улыбнулся. – Или я всё же разбудил тебя? Прости, я совершенно не хотел этого делать. Если бы ты спала, я бы сразу же ушёл. Теперь он улыбнулся довольно широко и отставив скамью, посмотрел на неё. – Присяду. – Продолжил он. – Старое ранение в условиях плавания и качки начинает давать о себе знать. Это всегда так, когда долго не заходишь на палубу и теряешь сноровку, в улавливании равновесия на качающейся галере. Надеюсь, что ты уже привыкла к таким условиям моря?! Морская болезнь уже не терзает тебя? – Зачем я здесь? – тихо спросила она, – Для чего? Я рабыня? Продадите меня, также, как и тех, кого захватили до меня?! – Нет. Тех захватили для другого. Но этого уже было не нужно и поэтому, нам пришлось продать часть из них! Не везти же их обратно?! – Он снова широко улыбнулся. – И продав их – вы не изменили их судьбу? Ты улыбаешься? Но даже и не задаёшь себе вопрос – что теперь с ними будет? – Что с ними будет не знаю?! Даже не думал об этом?! Ты в этом права. Не будем сейчас отвлекаться на неважный вопрос! Что касается тебя, то я уже тебе говорил – ты представляешь интерес мой! Какой – узнаешь позже?! – Позже? Это когда? И чем я отличаюсь от других, проданных как скот? Тех несчастных девушек?! – Несчастных? – с улыбкой спросил он, – Чем же они несчастны? – Я хорошо слышала их крики по ночам! Особенно когда приходит твой заместитель! Приходит и устраивает пирушки, со своим… скотом! Он ещё больше заулыбался, но уже через мгновение его лик изменился. – Тесал? Ты говоришь о Тесале? – Его улыбка иссякла, и он немного поморщился. – Да, он немного взбесился! Я совершенно не знал об этом. Но мне всё же рассказали. Я уйму этого самца. Обещаю тебе. Но ты сейчас должна больше заботиться о себе, а не о других! Какое тебе дело до тех, кто ещё остался за этой деревянной стеной. Там другой мир! Он не для тебя. Но, твоя жизнь висела на волоске! Ты даже не знаешь, какие охотники вышли на твой след. Правда, время смело их как тот мусор, после пира… Такова жизнь. Она полна случайностей! Это прихоть создателя Богов! Случайность правит реальностью! Так было и так будет! Надо готовиться к случайностям, а не пытаться избежать их. Но твоя жизнь сейчас вне опасности. Мой приезд изменил всё. Разве не так? – Мне было всё равно. Вы убили моего брата и людей, бывших с ним… – Людям свойственно умирать! – перебил её он. – Да, к тому же они не виноваты, что вместо твоего брата, захватили другого. Так получилось. Но тот, кого они захватили, жив! Я успокою тебя насчёт его судьбы. Он на моей галере и с ним всё хорошо. Она подняла на него свой взгляд. – И мне можно с ним увидеться? – спросила она. – Мы скоро отплываем. И я думаю, ты увидишь его на палубе. Почему нет?! Даже поговоришь. – Значит, ты везёшь меня куда-то в иное место, дальше, чем остальных? – подняв голову, спросила она. Его глаза приобрели хитрый отблеск. – А разве ты не догадываешься?! Ты ведь приметливая особа! Я это заметил сразу! Ты умеешь хранить тайны! Но, от меня трудно что-либо утаить. Ты притворилась здесь пленённой особой и не желала открывать своего имени! А я ведь его знаю! Она резко подняла на него свой взгляд. – Да. Знаю. Гетулик сказал мне его! И я послал людей спасти тебя. Но все повернулось совсем не так как планировал я! Всё изменилось. Но мои люди всё же выследили тебя, как тебя не прятали! – Вас послал Гетулик?! Врёшь! Зачем, Гетулику убивать своих людей?! – Правильно! Незачем. Он не посылал меня. Это я его послал в своё время. И он, в результате моего посыла, завёл знакомство с тобой, Эстела! – Она немного дёрнулась после произнесённого имени, – Да-да! Никакая ты не Изель! А Эстела. Именно, ты вскружила голову глупому мальчишке! Ты начала изменять мой план и он продолжил твоё дело! Ты зло для меня, но я отношусь к тебе уважительно! Ты должна ценить это! Почему, я так отнёсся к тебе? В принципе, твоё возникновение, конечно изменило мои планы, но не отменило их! Поэтому, я включил в них и тебя! Как досадную случайность, коя немного сбила мой и без того не ровный шаг, но не свернула с пути. Но в тоже время помогла избавиться от предателей в моём кругу и выйти на новый виток игры! Постараемся и из тебя извлечь выгоду! Какую? Узнаешь позже. Она изобразила удивление. – Ты меня с кем-то путаешь? Я не та, о ком ты говоришь?! И кто такой Гетулик, я не знаю! Он засмеялся. – Ха-ха-ха! Не знаешь кто Гетулик? Это сын Корбуло Кора. Впрочем, когда вы увиделись он звался по-другому! Я отправил его в вашу окрестность в поиски проходов для конницы! Он нашёл их. Но ещё нашёл тебя. И это все в корне поменяло. Но ты не знаешь всего. Он разгневал Корбуло своим отказом от похода и всё могло закончиться очень трагически для твоего Гетулика, если бы я не оказался рядом. Я там спас Гетулика, как здесь спасаю тебя! Разве он мог понимать, мальчишка, что находиться на дороге по которой мчится колесница Войны опасно? Её косы могут и зацепить неряшливого прохожего! Вот именно в тот момент, он, совершив ошибку, произнёс и твоё имя и открыл свои чувства к тебе. Ты даже не представляешь, Эстела, скольких могущественных врагов, заимела ты в тот момент?! Их было очень много! И люди эти привыкли доводить начатое до конца… Если не в открытую…, то незаметно… тихо. Но, до конца. Поэтому, тебя бы не смогли защитить два воина Гетулика и брат с другом. – Но вы убили их! А перед этим, убили моего отца и мать с братьями! Сожгли в селении! – Это сделали без моего разрешения. Это сделали, как раз те, кои должны были убить всех! И тебя в том числе! Они думали, что и меня убьют… немного позже. Но… их уже нет в живых. Никого. Так что твои родные отмщены! Поэтому, давай забудем прошлое… Его уже не вернуть! Лучше скажи мне, что за люди были с твоим Гетуликом, когда он решал отправить тебя к побережью? Она посмотрела на него и молча отвернулась к стене. Он ухмыльнулся. – Я могу сказать тебе, что Гетулик не является тем, кем он себя считает! – Произнёс он. – Он сделает ошибку, примкнув к моим врагам! Но, ты, будешь той моей игровой костью, кою я брошу на стол, когда придёт время! Он повернулся и не оглядываясь, вышел из помещения. Дверь заскрипела и закрылась. Эстела, сразу же повернулась. «– Зачем, он приходил? – Думала она, – Он хочет узнать о тех людях?! Он знает их? Или они специально отправили меня к побережью, чтобы я попала в ловушку! В руки вот этих? Гетулик доверился не тем людям?! Получается так, если принять в расчёт слова о том, что предатели перебиты!» Она вздохнула. «– Что они сделали с Итуром? Ведь раз он выспрашивает об этом у меня, значит, Итур не сказал им ничего! Поэтому, он пришёл ко мне! Он попытался выглядеть заботливым, но чувствую его расчётливость. Что он сказал про меня? Он будет использовать меня в какой-то игре? Что это значит? Что он задумал? Я ничего не знаю?! Куда мы приплыли? Это какие-то острова? Или это все же Иберия, только в отдалении от Андалузии. Мы прибыли сюда ночью, и я ничего не поняла. Эх, Гетулик! – вздохнула она, – Зачем всё это? Зачем мы с тобой встретились? Это принесло только беды! И нам и нашим близким! Боги слишком несправедливы к нам…» Она встала и подошла к небольшому круглому окну в борту галеры. Слева был виден залив и часть моря, спрятавшегося за длинной песчаной косой Справа, если смотреть вверх, был виден холм с укреплениями на нём. Там были видны строения… Был виден народ… занимающийся какими-то делами… Много военных… выглядевших для Эстелы непривычно… Она снова повернулась к морю. Море выглядело спокойным, а небо, отражаемое им, почти безоблачным… Она перевела свой взгляд чуть дальше и увидела там не одну мачту галер. Оттуда были слышны едва уловимые звуки голосов… скрип чего-то… шум волн… «– Да. Они готовятся к отплытию. – Решила она, послушав те звуки, приносимые ей лёгким ветерком, – Вот и всё! Я теперь, навсегда, разлучена с ним! Навсегда!» В её мысли закроилось отчаянье и бессилие от того, что ничего не изменишь, вновь бросило её на ложе. Она уткнулась лицом в то, что служило ей подушкой и зарыдала… «-…Когда? Когда отплытие? Опять ночью? Они всё делают ночью! Едят, пьют, пляшут… Делают набеги. Всё ночью!.. Ах, Гетулик, Гетулик! Сегодня ночью мы потеряем друг друга навсегда…» Эстела стала вздрагивать всем телом, снова зарыдав… Лёгкий ветерок, проникавший в её окно, вытеснял из неё затхлый, смоляной запах… Он, толкая его перед собой, снова вырвался наружу и понёсся вперёд к тем мачтам, кои едва виднелись из-за выступа берега и деревьев на нём… Но, перед тем он поднялся над палубой и достигнув мачт, немного завихрился об них и об сложенные на реях паруса… и, далее, подхватив часть разговора, с палубы галеры, устремился к морю, стремясь обогнать волны… – … Все сделано, как ты приказал. Стратег! – Говорил один из моряков, обращаясь к другому, вышедшему на палубу из кормы, – К вечеру все закончим, Сакровир! Сакровир искоса взглянул на него. – Тесал, ты что ещё не перепортил всех девок в трюме? Тех, коих мы захватили в последнее время?! Тесал, некоторое время выглядел обескураженным и не отвечал. – А! Я понял, кто рассказал тебе о нашем веселье, Стратег?! Нет. Я взял для игр, только трёх из них! Ты мне сам, это разрешил. Остальных, участвующих в веселье, мы привели с берега! Это местные шлюхи! Те, коих мы привозили с разных стран! Чтобы не было обидно нашим товарищам, кои несут здесь бремя службы! Сакровир немного прищурился. – Я говорю так, потому что они пригодятся нам в плавании. Те земли, куда мы поплывём, не славятся гостеприимностью! Нам надо будет задобрить местную знать! А женщины – это самое выгодное средство для этого! Оно везде ценится! Ты меня понял? Те варвары очень падки на красоту! Хотя, употребив слово «варвары» я имел ввиду совсем иных… Нам не надо встречать тех, настоящих варваров. Встреча с ними будет для нас смертельной. А тем, к кому мы заплывём, пришло настоящее варварство греков. Им разврат заменяет разум. – Я понял, Сакровир! Ты о лютых Ордена Света! Мы обойдём те воды в коих они плавают! А насчёт девиц, кои находятся в трюме? – Ответил Тесал без воодушевления, – Я не трогаю их! – Не трогаешь? А когда пьяный? – Сакровир сверкнул глазами. – Учти Тесал, ослушаешься моих слов, пожалеешь! Тесал молча воспринял взгляд Сакровира. – Ладно. – переменил тему Сакровир, – Всех пленниц сводить помыться! И вечером отплываем! – Всех повезёшь на своей галере? – только спросил Тесал. – А как ты думал? – Сакровир снова взглянул на своего помощника, – Баба на корабле горе! У меня одна уже в корме. Так пусть всё горе будет со мной! Зачем оно вам?! Тесал опустил взгляд. – Кстати. Я совсем забыл тебя спросить. Ты ведь был в том селении, где погиб Глоут?! – спросил внезапно Сакровир. Тесал подозрительно взглянул на Сакровира. – Ты подозреваешь меня в измене?! Зря. Я не из числа тех, кто быстро меняет своих Стратегов! Я выходец из Спарты! Не забывай этого, Сакровир! Я служил тебе ещё в Хадаште. – Эти слова он произнёс твёрдо и уверено, и Сакровир почувствовал, что зря подозревал его ранее, – Смерть Глоута видел собственными глазами. Его убил тот же, кто поверг и моего военачальника Пехнелая под тем же Хадаштом – Карталон Барка. К сожалению, я, спустившись с галер не смог пробиться к центру селения. Схватка кипела везде. Ловушка для врага превратилась в ловушку для нас. Нас снова отогнали к галерам, на которые мы погрузились и отплыли, не став ждать, пока остальные, обезумев от страха, не бросились к галерам, губя и себя и нас. – Закончил Тесал. Но Сакровир не удовлетворился этим объяснением. – Так как погиб Глоут? – вновь спросил он. – Скажу тебе так. У Глоута отделилась голова. И будь у него их две – у него всё равно не было никаких шансов противостоять Барке. – Ответил после паузы Тесал. – У Глоута? – не поверил Сакровир. – Не было шансов? С его то умением обращаться с оружием?! Его ведь учили Жрецы Египта! Как и отца Карталона Барки. Это замечание Сакровира не смутило Тесала. – Значит, те обучили старшего Барку лучше, чем Глоута! Или он нашёл других учителей. – Пожал плечами Тесал, – Он в своё время поверг Пехнелая. А это был непобедимый воин. А то, что я увидел в том селении, показало, что Барка стал ещё опытнее! С той, последней нашей с ним встрече в тронном зале Хадашта, он изменился, ведь прошло почти восемь лет. Они с братом уже восемь лет воюют с легионами Рима. И говорят, весьма успешно. Я думаю, что его брат не уступает ему в мастерстве владения оружием. Но у Карталона есть одна черта, кою очень трудно не заметить. Он обладает сверх равновесием в схватке. Как в чувствах, так и в движениях. Он как кремень, из которого можно выбивать искры, рискуя разжечь костёр, в котором сгоришь сам! У Гадира я в этом убедился. – Говорят, что доспехи Глоута, носит кто-то из его приверженцев? Или это сам Карталон? – спросил Сакровир. – Нет. Карталон не такого роста как Глоут. Они будут велики ему. Если их и носит кто-то из людей Карталона, то он должен быть высокого роста. И всё равно им придётся обращаться к оружейному мастеру, чтобы подогнать их под него. Глоут был гигантом не только в росте, но и в ширине фигуры. – Ну что же, доспехи, кои нашёл отец, заполучил выскочка Баркид. – Прошептал Сакровир, – Но то что он их не одел, очень хорошо. Хотя… Сакровир задумался. – Хотя, он не хочет выделяться этим? Может это расчёт? – также тихо пробормотал он, – Расчёт кого-то сбить с толку? Сакровир, неожиданно прибавил шаг и пошёл по направлению к носу галеры. Тесал, пожав плечами, бросился догонять Стратега… Глава 3 На третий день, после прочтения табличек в том заливе ночлега, флотилия Карталона входила в широкую, полноводную реку. С обоих сторон их движения, берега были заращены непроходимыми лесами. На откосах берега, было замечено бесчисленное количество зубастых рептилий. Это были чудовищной величины крокодилы, кои грели свои бока на солнце Африки и с шумом, и брызгами, погружались в воду, когда галеры проплывали мимо, пугаясь дружных и шумных всплесков весел. Те, кто находился на бортах галер, видя такое количество чудовищ, с ужасом наблюдали за их размеренным, сытым «загаром», а если надо было выйти на берег, по той или иной причине, делали это с огромной осторожностью и осмотрительностью… Они искали, хоть что-то похожее на поселения людей… но ничего не находили… – …Тоган, неужели столь обширная область земли, около такой благодатной реки – пустынна? – Спросила великана Сибилла, с удивлением осматривая берега. Тоган осмотрелся. – Нет, Сибилла. Просто около реки селиться опасно. – Подумав, ответил он, – Река ведь часто разливается и её резкий подъём, может привести к жертвам, среди поселившегося у её берегов народа. Она может вспениться ночью. Совершенно внезапно, из-за прошедших в верховьях дождей. Звери, благодаря своему чутью, могут почуяв опасность уйти. Те же, кто не обладает таковым, но имеют способность залазить на деревья, спасаются на их стволах. Остальные же просто погибают. Также, как и люди. Поэтому, такие звери ходят к реке, только на водопой, а после, сразу же спешат к своим угодьям, где находятся в сравнительной безопасности. А люди, предпочитают селиться рядом с какими-то возвышенностями, где, если придётся, можно найти укрытие от разъярённых Богов реки. – Ну, а вода для питья? Где вы селитесь? У ручьёв? – спросила Иола. – Во время дождей воды хватает везде. А это и есть самое опасное время. – Улыбнулся Тоган, ему был приятен этот разговор, в котором он мог рассказать о жизни своего народа. – Её так много, что она бесчисленными ручьями бежит к реке! К тому же, появляться небольшие озёра, наполняющиеся водой – всё это упрощает тот вопрос, который ты задала мне, прекрасная Иола. К реке мы движемся в период засухи и зноя. Но к тому времени, река утрачивает свой буйный нрав и спокойно бежит в берегах. Тогда мой народ спускается с возвышенностей и живёт какое-то время у её берегов! – А чем же вы, орошаете свои поля? В этот период зноя? – снова спросила Иола. Тоган воодушевился ещё больше, услышав этот вопрос. – Мы не возделываем землю, Иола! Не обрабатываем её, так как это я увидел в Сицилии и в других местах открывшегося мне мира. Африка чрезвычайно богата своими плодами, Иола. Здесь кругом пища. Кругом. Зачем же, заниматься пустым делом. Лучше воздавать почести тем Богам Талабионга, коли одарили так нашу землю. Я уже не говорю, что поля и леса полны различной дичи и только совсем ленивый не захочет поохотиться на неё! Об этом тоже позаботились наши Боги Талабионга. – Ну тогда у вас самая замечательная страна на Гее. – Сибилла и Иола переглянулись, – Всего в достатке и воевать не с кем! При этих словах, лицо гиганта Тогана немного поменяло своё выражение. – Всё так, мои прекрасные гостьи! Я так говорю, потому что скоро вы будете гостьями моего народа! Но вот с последним вашим высказыванием дело обстоит несколько по-другому. К сожалению война приходит и к нам! Это Африка и в ней существуют племена, поклоняющиеся злым Богам. Они едят себе подобных и считают, что они так впитывают их мужество. Едят всех. И женщин, и детей. Они появляются всегда внезапно и куда-то пропадают, после совершённого нападения. Злые Боги скрывают их логово, как мы не пытаемся его обнаружить. Поэтому, мы, также как и вы, охраняем свои границы! Выставляем невидимые глазам дозоры, кои следят за лесом и джунглями вокруг нас. Они оповещают всех, как только появятся племена глубинной Африки. Иола и Сибилла, тревожно переглянулись ещё раз. – И как же часто они появляются? – спросила Сибилла, нахмурив брови, – Как часто они совершают свои набеги? И в каком количестве? – Они, зная о наших дозорах, стараются просочиться небольшими группами. К тому же, они часто воюют друг с другом. Раньше мы думали, что они принадлежат одному Вождю, но оказалось всё не так. Такие «охотники», встретившись друг с другом, вступают в схватку меж собой и это спасает других от их набега. Убив соперников, победившие удовлетворяются этим и исчезают с телами убитых… До следующего своего прихода… Но, так происходит не всегда. Чаще они подбираются к нашим селеньям и выкрадывают людей из него… Искать их после этого – бессмысленно. Иола и Сибилла широко раскрыли глаза от удивления. Сибилла, не совсем понимая рассказ Тогана, вновь взглянув, на него, спросила: – Тогда, почему твой народ не соберётся с силами, не найдёт и не опустошит земли подлых и злых «зверей»? Я не могу назвать их людьми. Не выжгите из селения?! Разогнав и рассеяв этих нелюдей по непроходимым лесам! Теперь уже Тоган, не выглядел таким счастливым, как в начале беседы. – Всё дело в том, Сибилла, что Африка полна тайн. Никто не знает, где селения этих кровожадных племён?! Они опутаны паутиной заклинаний их могущественных колдунов, кои могут оживить даже мёртвого человека, для каких-то своих целей! Убить их воинов – это одно. Но найти подход к их логову – это совсем другое! Это тоже самое, что просунуть свою руку в пасть тем чудовищам, коими кишит берег. Опасность одинакова. Ты просто лишишься руки, а потом и жизни. Так и там! Вот в этом и есть различие Африки от других стран. – Неужели нет способа победить эту нечисть? – не могла поверить Сибилла. – Не никакой возможности прекратить это? – Я уже сказал, всё что возможно сделать, мы делаем! Всё, что в наших силах! – Тоган опустил голову. – Я не могу поверить?! – Сибилла поглядела на Иолу. Та молчала. – Наши Боги помогают нам, как могут! Когда мы находимся вблизи от их мест обитания – мы в безопасности! Но когда мы вынуждены спасаться от зноя и двигаться к реке, вот тут мы попадаем в зону царства злых Богов и кровожадные их слуги, тут как тут! – А кто верховодит этими племенами? – неожиданно спросила Иола. – Ведь есть же у них Вожди? – Говорят вождей у них нет. Ими правят страшные колдуны! Это могущественные существа! Они подчиняют себе, даже злых Богов! Их называют – попутчики Смерти! У каждого племени свой колдун. Они враждуют друг с другом. Состязаются в могуществе! У них существует обряд, если один колдун убьёт другого – он каким-то образом забирает его силу и могущество, а также знания! Поэтому, когда группы «охотников за человеками» встречаются, в первую очередь они стараются убить вражеского колдуна, если есть такая возможность. Но его телом распоряжается только их колдун! К нему опасно приближаться даже мёртвому. Этот обычай живёт уже тысячу лет. Эти чёрные колдуны, увешивают головами съедаемых ими людей, всю местность вокруг их логова, таким образом, предупреждая, что заходить далее – это значит подвергнуться этой участи! Такие границы, если обнаружишь, лучше сразу обойти, не заходя за них! А после, покинуть эту местность. Но, даже, если ты преследуешь цель, войдя за такие границы, чтобы найти их логово, то совсем не значит, что это станет выполнимо! Оно скрыто и как я уже говорил, окутано заклинаниями. Очень много смельчаков не вернулось, кои ставили себе целью найти их логово. Вот так! Сибилла покачала головой, не веря в услышанное, а Тоган прекратил рассказ, поглядев куда-то вперёд. В этот момент, к ним спустился с мачты Массилий. – Впереди за лесом, видна какая-то высокая гора. Гора, с белой шапкой замершей воды, наверху! – улыбнувшись произнёс он, – Знаешь её, Тоган? – Талабионга! – произнёс Тоган, с радостью в голосе, – Это Талабионга! Моя страна! Но, до неё довольно далеко. Гора очень высока и массивна. Поэтому, видна на большом расстоянии! – Неужели на таком пекле, на её вершине не растапливается снег? – Спросила Иола. – На её верху очень холодно, Иола. – ответил Тоган. – Там есть возможность замёрзнуть, одевшись во многие шкуры! Я поднимался до половины её подъёма – дальше идти нет возможности! – Что ты там делал, Тоган? – спросил Массилий, – Поднимался из-за любопытства?! Тоган замотал головой. – Нет. Мы поднимались туда, чтобы умилостивить злых Богов Исталабионга, обитающих на самом верху горы! Носили им забитую дичь, мясо крупных животных и всевозможные плоды лесов и джунглей, кои растут в изобилии внизу, у подножия горы. По обе стороны реки. Чтобы они дали нам возможность спастись на её склонах, если внезапно Боги реки, разгневаются на нас из-за чего-либо. С той высоты, видна вся моя страна! Я, как сейчас, помню тот миг, созерцания открывшихся красот моей земли! Лицо Тогана, просияло от возникших воспоминаний и вида горы, глаза несколько увлажнились, голос дрогнул… Сибилла, улыбнувшись, с пониманием, погладила его плечо. – И что, Боги, в тот год, проявили к вашим просьбам внимание? – спросил Массилий. – Да. В тот год, злые Боги н покидали своих обжитых мест! И мой народ жил в мире и спокойствии. – Тогда, может стоит им приносить дары ежегодно, Тоган? – подал идею Массилий. Тоган разочарованно покачал головой. – Бывают такие года, что просто невозможно подойти к месту подъёма на гору! Это года наводнений и обильных дождей! В эти годы все опасные звери прячутся на её склонах. И если ты избегнешь опасности от вспучившейся пеной воды, то эти звери встанут на твоём пути, вооружённые и своим количеством, и бесчисленными зубами с когтями, коими полны их пасти и лапы! – Да уж! Когти в лапах… – Повторил Массилий, – Я знаю, что это такое, Тоган! И верю тебе! Да-а-а… – протяжно произнёс он, – Видимо, нигде на Гее, не существует благодатного места для жизни! Что за несправедливость?! Везде, во всех уголках Геи, человек подвергается испытаниям?! Что в этом находят Боги? Развлечение? Или они хотят, чтобы человечество через лишения и горе, стало разумнее, добрее и сильнее? Сибилла посмотрела на Массилия. – Неужели Боги так несправедливы к своим же детям? – произнесла она. – Ведь они должны проявлять к человечеству внимание, раз они создали его?! – Некоторые Боги для этого и существуют, Сибилла. – ответила Иола, – Такова, например, Артемида! Она опекает рожениц и молодых женщин, вынашивающих детей! Но, кроме этого, ей подвластны и многие другие задачи на тех землях, где почитают её! – А Солнце? – вставил вопрос Массилий. – Он обогревает Гею и нас с вами! Освещает как саму Гею, так и наш путь на ней! – Но, злые Боги, имеют возможность заслонить собой Солнце! – Усомнился Тоган. – Значит, они не слабее Солнца?! – Это не так, Тоган! – повернулась к нему Иола, – Они могут лишь на время встать перед Солнцем! А потом они спасаются бегством! – Да и не только злые Боги, заслоняют Солнце на время, Тоган! Это гнев Юпитера или Зевса! Они могут только состязаться в могуществе с Солнцем! – вставил Массилий, – Юпитер покрывает Гею своими вспухшими бровями из которых вылетают молнии его гнева! Разве, у вас такого нет?! Но, мы и вы, никогда не увидим, в кого метит Юпитер! Мы наблюдаем только то, что позволяют нам видеть Боги! И поэтому, совсем не значит, что на Гее не существует того, что мы не видим, не слышим и не замечаем. – Ты говоришь истину, Массилий! – к ним подошёл Карталон, – Именно так всё и обстоит! Мой отец, когда-то говорил мне: «Запомни, Карталон, борьба людей с людьми на Гее, противна истинным нашим покровителям! Они знают о природе жизни намного больше нас. И смотря на то, как люди уничтожают друг друга, чувствуют горечь! Ведь придёт время и людям, придётся сражаться на Гее с теми, кого они сейчас не видят! Но, которые присутствуют на Гее, как и человек! Человек, достигнув уровня тех, кого называет Богами, обнаружит на Гее и другую цивилизацию, с которой столкнётся в смертельном поединке! Так предрешено свыше. Иного не дано. Ибо те, о ком я говорю тебе, Карталон, созданы по-иному, не как мы, и захотят жить на всей Гее по своим законам, кои не оставят места человеку!» Так говорил мой отец, учившийся науке в таинственных песках Египта у хранителей Арканов. Та, цивилизация, коя для нас скрыта до поры, тоже не достигла порога высших знаний и пока не может нас уничтожить. Но дремать не стоит! Нужно искать истоки той цивилизации, коя заселила Гею, до прихода Богов. Золотых Богов, в коих входило семейство Ану! Те же Боги, истоки которых нам надо найти, себя называли Светлоокими и им принадлежит Гея по праву мирозданья. Цель Золотых Богов, разорять Гею войнами, до тех пор, пока тёмная цивилизация достигнет апогея своего развития и выйдет на солнечный свет! Поэтому, они вносят раскол меж людьми, их разобщение и разложение на всей Гее! Вносят, чтобы люди не стали сильнее раньше их отложенных «яиц». Иначе, их цивилизация, вылезшая из «яиц», в коих они их спрятали до поры – будет уничтожена! Рабское поклонение Богам и упование на их высшую благосклонность, есть нечто иное, как лукавство придремавшего на вид у берега крокодила! Эти слова Карталона Барки, так подействовали на всех, что погрузили некоторых в размышление… – Но как это возможно? – первой вышла из него Сибилла. – Как же мы не можем видеть их, а они нас? Как же мы не сталкиваемся с ними, раз они между нами? – Очень просто. Они имеют не такие плотные тела, как мы. А может и наоборот – мы не такие плотные как они?! Мы проходим сквозь друг друга, не замечая никаких отклонений. Но, бесспорно, воздействуем друг на друга. Может быть поэтому, так сокращена человеческая жизнь?! Но, ведь все, имели хоть единожды, чувство чьего-то присутствия в пустом помещении и даже слышали его! Этим могло быть всё что угодно: и неожиданный стук, скрип, шероховатость чего-то… Всё что угодно! А притом, рядом никого нет?! Разве такого не бывало с вами? Вот. Это и есть проявления того незримого, до времени, мира. Но, когда люди перешагнут грань своего «бытия» и станут «мудрее» на ступень, в рамках этого мира, они обнаружат, что они на Гее не одни! Не одни на земле, кою посчитали своей. Арканы говорили, что произойдёт это внезапно! И те, кто достигнет определённого прогресса, одержит верх над «противником». Это передал мне отец. – Закончил Барка. – Но тогда людям надо прекратить воевать друг с другом и начать самосовершенствоваться! И чем быстрее, тем лучше! – Произнесла Иола, – Артемида, прилетев к Мардуку, перед его битвой с семейством Ану, говорила, что-то похожее. – Надо. Только как это сделать? Гею заселили разными народами. Дали им разных Богов. Здесь кругом, куда ни глянь – чернила щупалец спрута Золотых Богов! – Вздохнул Массилий. – Как это сделать не знает сам Сфинкс. – Заметил, подошедший Кассий Кар. – Мы должны добыть своё решение. – Но, подсказку он дал! Остальное мы должны преодолеть сами. Сами пройти тот путь, заложенный мирозданием. Гея растёт в своём объёме. Становится больше! Значит, время ещё есть. Когда Гея прекратит свой рост – это сигнал к готовности всех изменений! После этого будут проведены другие границы этого мира. Если мы, сможем измениться к этому времени – мы тоже шагнём за нынешние границы, вслед за Геей. Нет – исчезнем в эфире. – размышлял Карталон. – Но ведь может произойти и непредвиденное для самих создателей? Например, потухнет последнее Солнце? Или исчезнет сама Гея? Что тогда? – Кассий посмотрел на Карталона, – Случайность, как законодатель, заложена в коны этого мира, да и всего Космоса! Карталон развёл руками. – Это вопрос другого уровня знаний! Я думаю, чтобы это не произошло, за этим следят какие-то высшие силы?! Может быть Арканы? Хотя? Им и здесь работы хватает! А те, кто за этим следит, обладают способностью предотвратить то, о чём ты упомянул Кассий, своей волей и имеющейся у них силой! Но здесь, есть повод и для сомнений – они могут и ничего не делать… Вот ведь ты, Кассий, когда идёшь по траве, даже не знаешь, сколько миров уничтожается этим, твоим единственным шагом, в этой самой траве! Ведь в ней полно насекомых, кои тоже являются жителями Геи и её мира. Для насекомых ты – Бог! И в твоих силах, оставить в их в живых, тщательно следя за своим шагом или идти быстро, памятуя о своей цели, торопясь к ней, и, лишь этим, положить конец их существованию! Ведь так? Причём, для них и ты и, рядом с тобой, шагающая лошадь, оба, являетесь цепью одних и тех же Богов! Ты, даже представить себе не можешь, что когда твоя нога и нога твоей лошади, опускаются на зелёный ковёр травы, в ней поют вам славу и молят о благодати миллионы букашек! И они не видят, при этом, между вами никакой разницы. Даже наоборот. В их взглядах лошадь выглядит на порядок «умнее» тебя! Потому как она и больше тебя, и сильнее! Она более могущественна для них! У неё четыре ноги, как в сравнении, у тебя только две! Понимаешь? В мироздании существует сила намного могущественней нас и мудрее наших Богов. Мы для них те же букашки, жуки, муравьи и кого, из этих перечисленных, они должны выбрать? Это если они, всё же нас заметят?! А если нет? И тот, и другой результат исключить нельзя! И поэтому, надо с умом использовать отпущенный человечеству срок роста! – Ты рассказываешь страшные вещи, Карталон! – Ахнула Иола, – Я этого не слышала даже в мистериях Храма! Тогда следует, что мир рано или поздно, но погибнет?! Карталон перевёл на неё взгляд и постарался улыбнуться. – Да. Такое может случиться. Пример, я уже привёл. Погибнет или… – Или изменится перед возникшей опасностью! – договорил за Карталона Кассий Кар. – Я понял тебя и Сфинкса, Карталон! Мир должен измениться так, чтобы у него появилась возможность пропустить опасность сквозь себя?! Так? – Вот! – Улыбнулся Карталон, – Самое точное определение! Главная цель человечества, научиться управлять своим телом, следуя изменением мира, в котором он рождён. Защищая себя, но уже перестав быть опасностью для других, более несовершенных существ на Гее и окружающих Миров! – Вот как?! Так просто?! И верно! – Произнесла удивлённая Иола. – Но ведь до этого не дошли ещё даже Боги, кои покинули Гею! – вставил мысль Массилий, – Ведь это они научили всех строить козни по отношению друг к другу?! – Боги присутствуют в нашем мире до определённого момента. Они не все покинули Гею. Этот момент придёт, когда человечество достигнет их уровня или будет уничтожено той цивилизацией о коей мы упоминали ранее! Но и Боги двигаются своей цепью познания! Мы не осознаём это?! А это так! Мы не осознаём их истинных задач, потому что находимся на уровне «букашек» и можем судить о «лошади» только полагаясь на глаза! – Дополнил свои мысли Карталон, – Мы даже, не способны ещё дотянуться до неё, чтобы включить органы осязания! До этого нам надо ещё расти и расти! А те, кто нас «опекает», тоже подвергаются опасности, как и мы. Поэтому, они проходят свой путь, и он, я думаю, не «слаще» нашего! – отреагировал Карталон, задумавшись. Эти слова заставили помолчать всех, какое-то время. – Ой! У меня от всего этого, сегодня заболела голова! – Пожаловалась Сибилла. – Жуть какая-то! Мы «букашки» или «жуки». Не хочу быть ими! Мужчины, хватит сеять страхи! Тоган нас испугал своими рассказами о страшных африканских колдунах, способных оживить даже мёртвого человека?! Жуть! Посмотрите какая местность вокруг?! Какая красота! Вот, уже видна и гора Тогана! Ну, как это всё можно уничтожить? Какому взбешённому чудовищу может прийти такое в голову? Не верю… Пусть всё остаётся, как есть! Какая красота! Посмотрите! Сибилла обвела всё окружающее, и её, и корабль, своим взглядом. – Тоган, расскажи лучше нам с Иолой о обычаях твоего народа! – Продолжила Сибилла, – Какие они? Тоган, услышав просьбу, снова очень обрадовался этому. Он с удовольствием придвинулся к женщинам и показывая на окрестности горы, стал что-то рассказывать им, разнообразив свой рассказ всевозможными жестами и красноречивой жестикуляцией… Женщины, уже через несколько минут, забыли тот напряжённый разговор, который продолжался совсем недавно, весело смеясь над его рассказом… Глава 4 Второй день в народе Тогана или как его называли на родине – Оки Тонга, происходили празднества по случаю возвращению сынов их народа на свою землю – на землю предков. Первые дни славили тех, кто не вернулся из плавания, погибнув в тех испытаниях, кои выпали, отплывшим вместе с Карталоном, воинам. Никто не упрекал Карталона за это, ибо помнили то, что он сделал для народа в предыдущем своём появлении у их берегов. У нескольких огромных костров, разведённых на специально отведённой для этого площади в середине селения, размеров примерно в двести пятьдесят локтей в длину и сто пятьдесят в ширину, собралось многочисленное население народа Тонги. В центре этой площади стоят идолы странных богов связанных из соломы и раскрашенных в такие же странные, пёстрые цвета, за исключением зелёного. Идолы выглядят устрашающе и грозно… У идолов пляшут, громко стуча в бубны, раскрашенные подобно идолам, высокие мужчины, увешанные всякими вырезанными из древесины безделушками. Одни мужчины накинули на себя шкуры львов и леопардов. Другие, кружат вокруг них, потрясая длинными копьями и изображают схватку со львами, в коей гибнут и те, и эти… На их копьях наконечники, вырезанные из бивней слонов, и они украшены связками цветов. Вокруг площади много женщин в таких же украшениях из цветов и ожерелий. Они в такт танца выкрикивают какие-то слова, пританцовывая при этом… Всё сливается в огромный, но управляемый чьей-то невидимой рукой хор… Звучащая песня, особенно выделяется, там, где её поют молодые девушки племени, кои трясут у себя над головой звонкими трещотками, которые держат в руках… Выкрикиваемая ими строка песни особенно длина на распев… и мужчины с копьями, дождавшись наконец её конца, что-то кричат в такт танца и песни… Многочисленный народ, по краям площади весело хлопает в ладоши, подпевая и пританцовывая… Веселье в разгаре. В двух сторонах площади горят костры… Они выбрасывают, время от времени, особенные, окрашенные ярким цветом языки пламени, благодаря тем, кто неустанно что-то подносит и подкидывает в них. Совсем недалеко от костров, можно заметить сидящих: Карталона Барку, Сибиллу, держащую на руках ребёнка, Массилия, Кассия Кара, Иолу, Сапфона, Тифона с интересом наблюдающего за действием, Гранидию и других воинов, прибывших на кораблях… Напротив них, сидят старейшины племени и, среди них, нарядный и неузнаваемый Тоган. Рядом с ним, много таких же как он, прибывших вместе с ним из плавания, воинов его племени. Они все необычайно веселы и следят за танцем, стараясь не упустить ни один жест танцующих… Слышны, со всех сторон, одобрительные возгласы, направленные в сторону танцующих… Костры, тянув к небу свои языки пламени, осыпают присутствующих мелким остывшим пеплом, будто бы падающим не спеша снегом, коего никто в Африке не видел. Кроме пепла, осыпающегося вниз, вверх летят горящие искры, что добавляет, в описанную картину, какой-то особенной торжественности момент, происходящему празднику, в коем участвует столько народа… – …Ах! Вот ты где! – Говорит появившиеся со стороны праздника фигура. – Я ищу тебя уже довольно долго. Почему, ты уединился? Тоскливо? Опять впустил в своё сердце сомнение, а затем и грусть?! Эти слова обращены к человеку, прижавшегося плечом к одной из хижин, самого последнего ряда, который разбросан у самой кромки леса, растущему со стороны берега реки. – Мне совсем не весело, Кассий! – отвечает тот, к кому обратились, – Веселитесь. Я вам не мешаю. Вам тоже с Иолой столько пришлось пережить?! Она мне как—то рассказал немного, о ваших злоключениях. А я хочу побыть в одиночестве. Ведь я, своим кислым выражением лица, могу только испортить общее веселье! – Крепись, Гетулик! – Подошедший положил ему на плечо свою руку. – И верь! Верь в то, что мы отыщем Эстелу! Мы вместе это сделаем. Я тебе уже говорил об этом. – Да. Я верю. Но мне, может быть, только тогда полегчает, когда мы сядем на корабли и отправимся обратно. Так уж хочет моё сердце. И я ничего не могу с ним поделать. – Понимаю… – Кассий осмотрелся. – Твоё сердце рвётся от неизвестности. Я сам испытывал подобное. Мне не было покоя ни днём, ни ночью. – Да. – Гетулик повернулся к Кару и в глазах его появилось тепло от понимания Кассия, – Когда на нас напали Луноликие – это как-то отвлекло меня от горестных дум об Эстеле! Теперь же, мой разум погружён только в это! – Да. Я понимаю. – Кар вдруг улыбнулся, – Но мне, когда было совсем плохо, помог мой друг, Массилий! Помог советом. Гетулик безучастно посмотрел на Кассия Кара. – И в чём же заключался тот совет? Сходить к доступным женщинам? – спросил он. – Совет был простым. «Если ты, Кассий, падаешь духом, то что же должна чувствовать Иола, Кассий? – сказал он, – Она ведь надеется на тебя! На твоё обещание! На твою силу, доблесть. Храбрость! На сильного, неунывающего Кассия!..» Вот эти слова, заставили меня смести с лица неуверенность. Сбросить с плеч хандру. Поверить в преодоление всех преград, меж мной и Иолой, в преодоление огромного расстояния меж нами… Гетулик внимательно слушал слова Кассия и лицо его немного изменилось. – Массилий очень мудрый человек. Это действительно хорошие, сильные слова. Слова, способные помочь найти человеку те силы, кои ему нужны в такую трудную минуту, в момент сердечных метаний, режущих этот орган на части. Я сделал для себя выводы, Кассий. Спасибо! Кассий улыбнулся и твёрдо произнёс: – Да, уверенность в преодолении предстоящего пути – половина успеха в дороге! Пойдём ко всем. Сегодня, из соседних селений народа Тонги, должны прибыть невесты наших возвратившихся героев. Их выбирали Вожди. Помнишь, как Тоган, всё время, твердил о красоте девушек его народа? Сегодня есть возможность убедиться в этом. Ну что? Пошли?! – Ты иди, Кассий! Я сейчас! Мне уже лучше, правда! Но я, хочу ещё минуту пообщаться с Эстелой, через пространство! Я скажу ей, что я уверен в успехе наших поисков! Она должна услышать мой голос. Я верю в это. – Закончил Гетулик. – Что с тобой? Он неожиданно заметил, как Кассий схватился за грудь и покачнулся. – Что случилось? Тебе худо? – Он подхватил Кара за руку и почувствовал дрожь тела того, будто тот терпел нестерпимую боль. Кассий став железным в своих жилах, стиснул скулы и… через мгновение улыбнулся: – Два нет, ничего. Просто немного защемила старая рана. Бывает. – Ответил Кассий, сам же почему-то вновь огляделся. – Такое бывает. Ну, я пошёл. Мы ждём тебя. Кассий повернувшись, исчез в стороне, откуда был слышен беспрерывный хохот, весёлые крики, топот ног, песни… Гетулик остался один. Проводив Кассия взглядом, пока тот не достиг второй линии хижин племени и исчез за ними, шагнув к шумящей весельем толпе, снова погрузился в раздумье. Но мысли его уже не были столь раздёргивающее горьки… «– Да. Это правильно. Не надо распускаться! Не надо жалеть себя! Может это лишь испытания, посланные Богами?! Как сказал прошлый раз Карталон? Кто знает каков путь самих Богов? А мы всё время выпрашиваем себе облегчения! Думаем только о себе! А это проверка. Проверка нас самих и наших чувств. Нужно крепиться. Не у одного меня на этом свете трудности и лишения! Нужно отталкиваться от того, что произошло в моей жизни с положительной стороны. Я, наконец, узнал правду о своём отце! Это более чем счастье! Я не сын Корбуло! Я всегда удивлялся, почему у меня с братьями нет общих черт? Почему с самим Корбуло у меня всегда возникали противоречия? И вот тайна вскрылась! Я не его сын. И не сын Сакровира, чего тоже не хотелось бы?! Мой отец другой человек. Я совсем не знаю его. Но он, похоже, не похож на Сакровира. Сам дед так написал! Да он близнец Сакровира. Ну и что? В Сакровире есть одна черта, кою он всё время пытался вживить и в меня – он вбивал мне в голову мысль, что я должен возвыситься над братьями! Стать сильнее, славнее их! Что от этого все почувствуют мою властность. И это ему удавалось какое-то время. Вполне удавалось. Но я, в нём тоже видел возможного врага и изучал его. Но, принял ход его мыслей, движения и следовал им. Я думал, что об этом его просит моя мать Эсмира. Теперь я думаю, что она просила его не об этом. Она, поняв истину, высказывала ему упрёк, в коем он чувствовал обвинения, в произошедшем с моим отцом! Там, в Сефиле. К сожалению, истину мы не знаем до сих пор? Письмо моего деда, только приоткрыло завесу тайны, но всю правду знает только Сакровир и мой отец Сарбон. Где он? Жив? Этого тоже никто не знает?! Но мы поплывём в ту страну, где был оставлен отец дедом и я постараюсь найти его! Приложу все усилия. Если не его, то хоть его могилу. Если же он жив, я сделаю всё, чтобы наша встреча состоялась! Я этого очень желаю. Там мой дядя. Стоунон, кажется. Он оставлен там отцом. Но жив ли он? Ведь прошло столько лет?! Не знаю. Но, если он там был, надо найти его следы. Он должен был их оставить. Должен. Но, самая первая задача, освободить Эстелу. Если она в логове пиратов, как говорит Карталон, то это будет первым пунктом! Эстела жди – я иду! Если, Сакровир спрятал её там, до своего возвращения – мы окажемся там первыми. Ведь, не мог же он взять её с собой? Зачем она ему там? Нет. Она на острове. Карталон понял где! Понял ещё в том заливе, где мы читали письмо деда. Сакровир страшен в гневе. Страшен. И способен отдать приказ убить любого. Эстелы не должно быть с ним. А если она понесла моего ребёнка? Такое, может быть?!» Гетулик, в своих мысленных метаниях, водил по темноте блуждающим взглядом и случайно провёл им по той стороне, куда посмотрел Кассий, прямо перед своим уходом. «– …Постой! Мне что это почудилось?..» Он уловил какое-то, почти незаметное, неуловимое движение. Там, у деревьев. Гетулик протёр глаза и моргнул ими несколько раз – в темноте, он увидел, сначала, едва уловимую белую тень, медленно крадущуюся в густоте мрака… В след ней появилась ещё одна… и ещё… Белые тени, медленно крались в сторону второй линии хижин… Внезапно они исчезли… будто провалились сквозь землю… Гетулик не верил своим глазам?! Они растаяли так же, как и появились?! Гетулик всё ещё всматривался во мрак, пытаясь разглядеть то, что ему показалось… «-…Фу! Мне почудилось… Надо же! – С облегчением вздохнул он, мысленно, – Надо же?! Стой! Нет же?! Вот они!» Гетулик вновь увидел две фигуры, покрытые какой-то бледной краской. «– Они покрыты краской… Но, такой, совсем не пользуются мужчины племени Тонги! Это не могут быть те, выставленные Вождями дозоры! Нет! Это чужаки! Сколько же их всего? Если принять во внимание рассказ Тонги, по пути сюда, мне что-то становится жутко?!» Гетулик повернулся в сторону, из которой доносилось веселье и шум праздника. «– Нет. Мне надо узнать всё самому. Не гоже поднимать шум не разобравшись. Взгляну я поближе. Ведь уроки Сакровира я тоже не забыл… К тому же, Кассий говорил о воинах соседнего селения, кои должны привести невест? Вдруг, это они и есть, и это всё, в том числе их неожиданное возникновение, входит в часть праздника. Это внезапное их появление с невестами!.. А я просто подниму шум… Нет, постараемся разглядеть поближе…» Гетулик, обладая сноровкой движения в лесу, оставаясь в тени хижин, стал медленно и бесшумно двигаться к замеченным бледным теням… …Кассий смотрел на остервенелый, быстрый танец мужчин-воинов племени, кои изображали в нём охоту на крупного хищника… Веселье было в самом разгаре. В этот момент, он снова почувствовал уколы в районе груди. Он инстинктивно поднял руку к груди… но в этот момент, заметил, что и Карталон, изменившись в лице, опустил голову к своей груди… Будто бы оглядывая одетый на него хитон… – Они испускают нам какие-то сигналы?! – незаметно, подошёл он к Карталону. – И это уже не первый раз! Когда я говорил с Гетуликом, было тоже самое, только ещё острее! Я даже уловил направление, того о чём нас хочет предупредить Астарта. Кстати, Гетулик так и не вернулся! Хотя, обещал?! Карталон выслушал слова Кассия, сказанные ему вполголоса, но не отворачиваясь от происходившего перед ним танца. – Мы отойдём с Кассием ненадолго, Сибилла! – Улыбнулся он ей и встав, протиснулся наружу, сквозь стоявших позади него воинов. Они оказались перемешанными. Здесь, стояли и его воины, и воины племени Тонги. Лица у всех были веселы и счастливы, глаза внимательно, с искрами задора, следили за празднеством… Кассий пройдя их, оказался около края хижин. – Надо идти туда, где я оставил Гетулика! – произнёс он, когда Барка подошёл к нему, – Что-то происходит?! Они прошли ряды хижин и вышли к последней линии хижин, стоящих у границы кромки леса. – Вот незадача?! Я оставил его здесь?! Куда же он ушёл? – Кассий озирался по сторонам. – Может он ушёл к празднику давно? – Заметил Карталон. – Всё прошло! Я уже ничего не чую! – Да. Наверное, он пошёл к нам, а мы – сюда! Но почувствовал я «что-то» вон в той стороне! – Кассий указал рукой направление, – Почувствовал вроде бы какую-то «силу», на которую отреагировал амулет… Но, когда посмотрел туда… всё исчезло. Как сейчас?! Карталон, прислонив руку к груди, вслушивался в себя. – Она там! – вдруг, произнёс он и мгновенно извлёк мечи, – Быстрее! Он, более, ничего не говоря, бросился во мрак. Кассий в изумлении, не произнеся ни слова, обнажая на ходу мечи, последовал за ним. Они, уже в движении, обернулись плащами, пытаясь слиться со мраком и пошли теневой стороной хижин. …Двигались довольно быстро. Молча, обменявшись взглядами, вошли в чёрный мрак зарослей. Амулеты обоих, мелко дрожали. – Что это? – тихо спросил Кар, встав рядом с Карталоном. – Когда мы в прошлый раз, были у подножия горы, я чувствовал что-то подобное?! Но, тогда я не придал этому значение… Поэтому, мне трудно сказать те ли это ощущения? Но то, что здесь враги – это совершенно точно! Амулет Демона, тоже чует их! И это какая-то высшая сила?! Подобная силам Богов… поэтому и такая реакция… Похоже, мы приближаемся к границе «этого» … Сейчас войдём в круг… Карталон вглядывался в темноту. Они сделали ещё несколько шагов и обоих, почему-то заложило уши. – Мы в кругу! Кто-то огородился заговором! И эта защита пропустила только нас… Они нас не заметили… не почуяли… Другие, кто попадут в этот круг, станут объектом охоты! Вот значит, как?! – Карталон, напрягал зрение, всматриваясь во мрак, – Тихо! Кассий замер, с тревогой посмотрев на Карталолна и почему-то, подумал о Гетулике… …Гетулик, совершенно незаметный во мраке, обернувшись в тёмный плащ, бесшумно приблизился к зарослям, увлекаемый каким-то чувством трепетного любопытства и одновременно озноба напряжения, охватившего всё тело… Он, делая несколько шагов, останавливался и замирал, осматриваясь… Потом снова делал те же шаги… и снова осматривался… Такие движения в лесу, применимые в прошлых походах, указывали, что несмотря на свою молодость, он обладает хорошими навыками в таких скрытых вылазках, проводимыми в похожих условиях. Тем более, совсем недавно, Гетулик, пережил охоту на себя и товарищей, не менее могущественных и скрытых противников, по сравнению с теми, коих он разглядел сквозь мрак сегодня… Теперь, помня о Луноликих, он считал за трусость, испугаться каких-то окрашенных, «бледных» людей, коих заметил у кромки леса. Преодолев, некоторое расстояние по зарослям, он вдруг остановился как вкопанный! Совсем недалеко от него, у зарослей, возникло более десятка «белёсых» силуэтов. При этом, они возникли как будто из ничего… просто материализовавшись из мрака… Их возникновение, проявилось в нескольких шагах от крадущегося Гетулика. Гетулик, прижался к сгустку спускающихся сверху лиан, сливаясь и растворяясь в них… Появившиеся силуэты, тихо обменивались какими-то неясными фразами. Их количество равнялось полтора десятка бледных теней, как успел оценить и посчитать Гетулик. Они замерли и фразы их стали такими же обрывчиво-резкими и короткими, как и шаги… Говорили они вполголоса и при этом встали в пол круга, своими «дугами» к селению, в котором шло празднество. Все появившиеся, были вооружены копьями и каждый имел лук, одетым на плечо своего хозяина. Гетулик, только сейчас понял в какую передрягу от попал, углубившись один в лес! Теперь, даже двинуться было никак нельзя – появившиеся из мрака, были совсем рядом и их число не давало ему никаких шансов на выживание, в случае схватки. «Пришельцы» явно кого-то ждали, время от времени, бросая взгляды в заросли, позади себя… Ему же оставалось ждать, когда такая многочисленная группа «пришельцев» пройдёт мимо него, чтобы он мог предпринять хоть какие-то действия… И «пришельцы», действительно» осмотревшись, и не дождавшись кого-то из зарослей, уже было двинулись дальше к селению, как вдруг, из зарослей появилось ещё двое… У одного из появившихся, было странное копьё, длинной примерно вдвое превышающее рост человека. Он держал его двумя руками, стоя за спиной первого, который, как складывалось впечатление, служил для него живым щитом… так как задний просто «прилип» к его спине… Но присмотревшись, Гетулик понял, что он ошибся, оценив так первого… Этот первый стоит отдельного описания… На первом, была одета какая-то высокая шапка, невероятной формы с вплетёнными в неё ветками, перьями, черепов каких-то мелких грызунов или змей и ещё всякими добавлениями, кои просто невозможно все распознать и рассмотреть во мраке… На его груди, висело несколько ожерелий. Все они были разными по своему составу: от каменных до опять же, костяных. И все, к тому же, были разного размера. Самое маленькое по диаметру было у шеи описываемого нами белёсого «пришельца». Следующее по размеру, спускалось на грудь, и ещё одно, видневшееся под двумя первыми, опускалось до живота и пояса… Человек в головном уборе, как и все был осыпан какой-то белёсой пылью или порошком, делая его заметным, как и всех остальных, на фоне темноты леса, что очень удивило Гетулика… Но, видимо, это обстоятельство несколько не заботило появившихся и Гетулик весьма удивился этому необдуманному их шагу, с осыпанием себя белёсым порошком… Но разгадка этого вопроса, так озадачившего его, обнаружилась тут же и вскрыла его ошибку в оценке «пришельцев». Эти двое, кои появились чуть позже остальных, заставили ожидающих их повернуться к ним, так как пришелец в уборе, произнёс какую-то негодующую по своему тону фразу. Они обернулись к нему, показав при этом свои спины и Гетулик ахнул – спины были черны и сразу же сливались с общим фоном мрачного леса. «– Вот оно что! – пронеслось в голове Гетулика, – Это хитро! Очень хитро! Для того, чтобы скрыть себя, им достаточно собраться в кучу, сев на землю, к противнику своими спинами. Этим они становятся похожими во мраке на растущие кусты, коих здесь не счесть! А появиться они могут ошеломляюще! С разных сторон – успев разбежаться в стороны и напасть на противника, совсем не ожидающего такого нападения бледных, жутких теней! Можно ведь создать и несколько „кустов“, тогда это ещё более увеличит эффект их появления и нападения! Заставив тех, на кого они нападают, впасть в ступор от появления „призраков“! Да… их преимущество, ввиду этого неожиданного фактора, сразу же определяется в сторону увеличения в разы…» Гетулик услышал, как «призрак» в ожерельях, видимо колдун, что-то говорит окружившим его «белёсым теням», раздражённо махая руками… Он, яро жестикулируя, продвинулся вперёд к Гетулику на расстояние всего несколько шагов. У Гетулика всё похолодело в груди… но колдун повернулся к нему спиной и… Гетулик увидел, что его спина, в отличии от других, полностью белая, как и грудь и вся фигура! Но меж его лопаток, как будто висит череп какого-то существа с острыми зубами… Колдун, что-то беспрерывно говорил, а его второй спутник с копьём, обошёл его, чтобы встать за спиной… Колдун, продолжая говорить, пропятился к Гетулику ещё ближе… и вдруг, он, что-то выкрикнув вполголоса, повернулся к Гетулику и бросил в него… этот же белёсый порошок! делая Гетулика заметным и от этого обнаруженным… Гетулик, осыпанный порошком, сразу же стал заметен в тени лиан, у которых схоронился… В этот же момент, другой спутник колдуна, опустив копьё, мгновенно совершил им укол в обнаруженную фигуру у лиан… Только, огромная выучка и реакция Гетулика, смогла помочь ему избежать смерти и не стать жертвой, нанизанной на это ритуальное копьё… Миг… и меч в его руке, завершив зигзаг замаха, опустился рубящим ударом на летящий к его телу наконечник копья, отклоняя его в сторону. Он понял, ударив по наконечнику, что копьё костяное… Тогда, Гетулик совершив быстрое перемещение вдоль отклонённого копья, сблизился с тем, кто это копье держал и совершал им укол, и, далее, мгновенным ударом обрубил одну из рук, держащее копьё… Но этот же момент, Гетулик был уже окружён белыми тенями врагов! Он был вынужден защищаться от нападающих «пришельцев», отбивая, метящие в него, со всех сторон, другие копья «призраков» … Схватка завертелась с новой силой… и уже ничего не было возможно разобрать в ней… Только «краем глаза», Гетулик увидел, как колдун присел у того, кто лишился руки… Потом, он, резко поднявшись, что-то выкрикнул… Те, кто так быстро окружили Гетулика и также быстро напали на него – также резко и быстро, отхлынули в стороны, после возгласа колдуна, а Гетулик не поняв происходящего… повернулся к колдуну… У того одна из рук была поднята к губам. В этот же момент, юноша почуял, как что-то очень небольшое, но острое, воткнулось ему в щёку… Юноша, инстинктивное, поднял к щеке руку, ощупывая её… но вдруг… не нашёл ничего?! Лица не было! Его рука провалилась в пустоту?! Ноги, в этот момент, потеряв опору, стали искать новую… и от этого он… поплыл в пространстве… уже поглотившего его фигуру у земли и скрывая её в высокой траве… Белёсые «призраки» с воодушевлением окружили упавшего… …Карталон, двигался бесшумно, но не останавливаясь… Кассий, тоже уловив направление опасности, шёл параллельно с ним. Быстро осматривая открывшийся вид, после преодоления очередного слоя зарослей… Вот они оказались на краю небольшого прогала кустов… Их глазам открылась картина, стоящего в центре поляны человека странного вида – он был бел или окрашен в белый цвет… Возле него, копошилось более десятка человек, показывая белую сторону груди… и окрашенную мраком спину… Они, присев, что-то делали у себя под ногами… И Карталон, и Кассий заметили ступни, лежащего на траве человека! Карталон, откинув плащ, бросился в атаку, выступив из мрака. Следом, появился Кассий, поймав мечами блеск тусклых звёзд… Всё произошло стремительно! Так, что те, кто возился с лежащим человеком, даже не успели обернуться… Этого мига хватило, чтобы половина из них была лишена жизни. Два напавших из мрака ночи, прошли сквозь них, как серп сквозь зрелые колосья пшеницы. Позади них, остались лежать только лежащие в траве «тени» тел… Карталон, отсёк от остальных Гетулика и продолжил разить тех, кто успел подняться на ноги… Кассий замкнул своим движением, тех кто сидел на другой стороне и разил их с тыла… Кассий, увидел, как колдун, отскочив в сторону, так как был во время нападения на ногах, поднял руку к губам, повернувшись к спине Карталона… В его руке показалась какая-то длинная трубка… Кассий мгновенно бросил один из мечей в голову колдуна… Белая фигура повалилась на траву… издав протяжный выдох смерти, и скрываясь в густоте травы. Это произвело эффект, совсем неожиданный для Кассия и Карталона – оставшиеся в живых, издав возгласы ужаса, бросили копья и бросились во мрак зарослей… Карталон, тут же вернулся к Гетулику и присел над ним. Кассий увидев это, подошёл к колдуну – его голова была пронзена его мечом, который вошёл в височную часть и вышел на другой стороне… Кассий наступив на неё, выдернул меч и вытер его о траву… Колдун, будто ожив, издал ещё один звук и Кассий не ожидавший этого, мгновенным ударом, отсёк ему голову. Она откатилась в сторону… и до слуха и Карталона, и Кассия донеслись её последние слова, после чего оба, тут же, избавились от ощущения заложенности в ушах… – Что с ним? – спросил Кассий, обернувшись к Карталону. – Кажется, жив. – Ответил тот. – Мы успели вовремя. Они хотели вырезать его сердце. Грудь обнажена. Карталон поднял Гетулика за плечи. – Странно! Он без чувств, но на нём нет никаких повреждений? – Может дали хорошо по голове?! – подал идею Кассий, рассматривая голову колдуна и переворачивая её носком ноги. – Да нет. Голова цела. – Отозвался Карталон. Кассий, достаточно «попинав» голову, осматривая её, отошёл к обезглавленному телу. – Каков красавец! Мне показалось? Или ты тоже слышал?.. Смотри ка… Весь обвешен какими-то побрякушками! – Кассий присел около тела и увидел в руках обезглавленного тела трубку. На руке была одета кожаная рукавица. Кассий снял её и осторожно взяв её в руки, вытряхнул на ладонь, на которой лежала перчатка, то что было в трубке – на ладонь упал какой-то острый шип небольшой величины. – Посмотри на теле что-то вроде воткнутой занозы. – Бросил он, – Этот красавец плевался ими. Карталон, осмотрел грудь Гетулика, его руки, тело, но ничего не нашёл. – Нет ничего. А дышит совсем не ровно! Надо нести его в селение. Они, скорее всего, знают, что с ним. А! Стой! Вот, нашёл. Около самого уха! – Не трогай рукой! Это яд какой-то! – Кассий подошёл к Карталону, – Где? А, вижу… Он, взяв рукавицей острый шип, выдернул его из щеки Гетулика. – Глубоко вошёл! – удивился он, осмотрев жало шипа. – Да. Он без чувств. Похоже, действительно, яд! Надо торопиться! Пошли! – Карталон с лёгкостью поднял Гетулика. – Да. Пошли. Надо всех предупредить. И как можно быстрее. Пусть Тоган, займётся настоящей охотой. Кстати, а где охрана племени? Неужели, всех перебили? Но как только, Кассий произнёс эти слова из зарослей выскочили тёмные тени. Кассий резко обернулся к ним, держа мечи в оборонной позиции. Но тут же понял – это была упомянутая им охрана племени Тонги. Они, озираясь, в удивлении обходили мёртвые тела «белёсых», а увидев мёртвого колдуна, что-то бормоча окружили его и со страхом оглядывались на Кара. – Пошли, Кассий! – Обернулся к нему Карталон, – Они здесь разберутся и без нас! Кассий, вложив мечи, быстро нагнал Карталона… Глава 5 Тоган, широкими шагами, подходил к мёртвым и переворачивал их тела ногой, будто разбросанными по земле булыжники или брёвна. В этом его действии не выказывалось никакого почтения убитым врагам. Подойдя к колдуну. Он склонился над ним. – Служитель культа Уду. Но не высшей посвященности. Эта гиена приволокла сюда свою свору, для того чтобы убить кого-то из племени! Но… он обучен чувствовать свою жертву на расстоянии. Обучен и знает заклятья силков охоты. Но подчинён Высшему Колдуну Уду. Подчинён, также как пальцы подчинены ладони, служащие ей, для захвата чего-то… – Произнёс он, осмотрев того и с досадой сжал над его ликом свой огромный кулак, – Остальные, просто охотники за головами. Он поднял голову и взглянул на Кара, но взгляд его был «пуст». – Что-то в этом году они рано вышли на свою охоту?! – задумчиво произнёс он. Кассий, теперь, хорошо рассмотрел поверженного колдуна – его освещали несколько факелов, которые держали стоявшие вокруг воины Тогана. Он действительно был осыпан неизвестным белым порошком, а его ожерелья были собраны из камней и черепов, различных мелких зверьков. Камни же, в основном, были тёмных расцветок. Но, когда тело колдуна перевернул Тоган, Кассий рассмотрел, что на его спине, очень реалистично, была нарисована морда оскалившейся пантеры. Выведена она была этой же белой краской… И глаза и открытая пасть, в которой виднелись огромные клыки, почему-то светились, будто впитывая свет, испускаемый факелами… Тоган повернулся к воину, возникшему из зарослей и что-то сказавшему ему вполголоса. При этом, воин жестикулировал и показывал ладонь с растопыренными в стороны пальцами. Тоган покачал головой и повернулся к Кассию. – Наших пропало пятеро! «Охотники за головами» прошли по самой излучине реки, прячась под её крутым берегом. Видимо, держась за оголённые, подмытые водой, корни деревьев, растущих сверху… Кто бы мог подумать о таком раннем появлении этих подлых тварей?! Тел наши не нашли, видимо, «призраки» их унесли с собой! – А кто унёс то, Тоган? Ведь кроме этих и не было никого?! Убежали всего трое! – не понял Кассий. Тоган повернул голову. – Нет. Они не выходят на охоту одной группой. Гетулик обнаружил одну. А сколько их было всего мы узнаем позже! – Последние слова, Тоган сказал с сожалением, – Их главный колдун был здесь! Именно он окружает охранным заклинанием группы, выходящие на охоту! Заклинания попроще знают другие колдуны, а эти только он! Но, где теперь их искать? – Что будет с Гетуликом? – Спросил Кассий. – Скоро придёт в себя. – Ответил Тоган, – Но на ноги встанет дней через пять. Этот яд поражает тело. И выходит из человека очень медленно, с болью в костях. Услышав это, Кассий снова посмотрел на колдуна. – Это их тайное оружие? – спросил он, смотря на трубку из какого-то растения, кою всё сжимал в руке мёртвый колдун. – Нет. Мы тоже используем его. Но только против крупных животных. Которых не убить одним ударом копья. Мы обмазываем ядом с этих семян-шипов стрелы. А это – Тоган показал на трубку, – совсем бесшумное оружие. Правда, действовать им надо только вблизи. Что они и делают! Культ Уду обучает их этому. Кассий, услышав об этом, успокоился за судьбу Гетулика и снова спросил: – Что будете делать с убитыми? Тоган обратился к стоящему рядом, но подошедшему совсем недавно старцу. Тот, что-то ответил и сделал какой-то знак. Тоган повернулся к воинам и те быстро подняли тела поверженных врагов. – Скормим крокодилам! – Ответил, после этого Тоган. – Так поступаем всегда! Воины уволакивали тела убитых врагов к реке. Кассий удивился этому обычаю, но ничего не сказал более. В этот момент, со стороны селения, появилось ещё несколько воинов племени. Они что-то кричали, неистово жестикулируя руками и поворачиваясь, указывали куда-то руками. Тоган замер, слушая их. Кассий, пользуясь этим отвлечением всех на предмет появления новых воинов-вестников, наклонился к колдуну и что-то сорвал с его шеи. После этого, он, выпрямившись, покрутил это в руках, разглядывая «это» со всех сторон… и в эти мгновения изучения предмета, Кассия что-то отвлекло… Он посмотрел на Тогана, беседующего с прибывшими. Их разговор был очень эмоциональным с такой же жестикуляцией… Кассий, невольно положил то, что держал в руке, сорвав с колдуна, в свою поясную сумку… В это время к нему повернулся Тоган. – Ну вот и плохие новости. Надо двигаться в селение. – Тоган взглянул на убитого колдуна, – другая группа охотников, напала на процессию невест, коя шла в селение. Наши встретили их в бою. Многих убили, но всё же «призраки» захватили восемь выборных невест. Вожди требуют всем собраться на Совет Племени! – Тогда, надо идти! – Кассий услышав эту новость, перешагнул тело колдуна. – Пошли! Уже подходя к месту Совета, они услышали плачь женщин. Это говорило только об одном, видимо в схватке с «призраками» погибли войны племени, а их жёны и матери, уже полны переполнившего сердце горя, увидев своих павших близких… От этого громкого горестного крика, Кассий почувствовал тревогу и за Иолу. Ведь эти «призраки» могли проникнуть и в селение, не помешай им Гетулик. А, как заметил Тоган, ещё не наступило время их обычной активности. Кассий сразу же поискал глазами женщин: Иолу и Сибиллу. Но их нигде не было видно, среди всего это горестного плача, наполнившего селение, совсем недавно так веселящегося. Такой контраст перемены жизни этого народа, глубоко вошёл в сердце Кассия и он сочувственно смотрел за происходящим… Но, внезапно, Кассий увидел куда-то спешащего Сапфона. Тот подошёл к Тогану и Вождю, который пришёл с ним и о чём-то стал говорить… Кассий подошёл к нему. – А где Карталон? – спросил Кар. – На галерах. Туда отнесли и Гетулика. Ты ищешь Иолу? Она там, вместе с Сибиллой. Кассий успокоился, узнав о месте нахождения женщин. На галерах им ничего не угрожало. Он спросил Сапфона: – Так что произошло? Много убитых? – Шестеро сопровождавших невест убито. Среди них двое, кои вернулись с нашей флотилии – это Зум и Корк. Они вчера сами решили пойти навстречу невестам, чтобы обеспечить им безопасность и вот… – Сапфон замолчал, разведя руками. Потом поднял голову: – Карталон горит мщением! Ты знаешь, оба были ему дороги! Кассий вспомнил обоих упомянутых Сапфоном. В его глазах возникли рослые, вечно улыбающиеся нубийцы. – …Оба убиты в спину! – продолжал рассказ Сапфон, – Видимо, они не заметили врага. Подлый удар!.. Сапфон, как и все стоящие рядом воины испытывали гнев. – …Но это ещё не все! – продолжал говорить Сапфон, – Среди пропавших девушек и невеста Тогана. Вот такой задалась сегодняшняя ночь. И надо же им было решить привести невест к ночи?! Сапфон покачал головой. Кассий молча согласился с мнением Сапфона, но вслух ничего не сказал. Он подумал о стоящем недалеко Тогане, который ничего не сказал о пропавшей невесте, видимо, посчитав это слабостью… В этот момент, в центре площадки, на которой происходило празднество, собрался Совет Племени. Там, в круг сели все старейшины селений, кои прибыли на праздник, но вынуждены были заниматься иными решениями и скорбными заботами. Совет выслушивал всех, кто мог высказаться по этому поводу и имел, что сказать и предложить в этом случае… Кассий двинулся туда, поближе к Тогану, который стоял рядом с самыми почитаемыми старцами в одном кругу. Он протиснулся к Тогану, голову которого заметил ещё издали… Кассий встал за его широкой спиной. В центре Совета Племени, восседали три старейшины племени и Вожди, одновременно. Они были в тех же ярких одеждах, в коих присутствовали и на празднестве. Но у каждого, теперь в руках было по разукрашенному, обвешенному разной символикой, копью. Это являлось явно каким-то знаком и Кассий подумав, понял, что скорее всего это символизирует начало похода на врага! Старейшины-Вожди говорили по очереди, не торопясь, обдумывая каждое слово. Когда кончил говорить первый, слово взял второй и завершил этот вступительный монолог третий Старейшина-Вождь. После их выступлений, стали говорить иные, коим тоже предоставляли слово по старшинству. Время от времени, над Советом, повисала тишина, коя свидетельствовала об обдумывании Вождями слов последнего говорящего… Так происходило несколько раз… Но, внезапно, в круг вышел воин и заговорил твёрдо и громко?! Воин был очень опытен, об этом говорили шрамы на его теле. Их было очень много. Толи от схваток с дикими крупными зверями, толи от схваток со смертельными врагами, в коих он участвовал. Все с вниманием слушали его выступление, в конце он стал говорить медленнее, видимо, обдумывая какое-то предположение. Когда он закончил говорить и затих, то сразу, не спрашивая слова выступления, несколько человек вступили в громкий спор, который разросся до гомона, в коем уже ничего понять было невозможно… Все кричали и жестикулировали…, и никто никого не слушал… Теперь, в середину вышли многие опытные воины и о чём-то спорили друг с другом, но за каждым были только свои приверженцы… Несколько из таких, что-то кричали тому первому воину, покрытому шрамами… Этот спор уже невозможно было слушать и терпеть, поэтому один из Старейшин поднялся со своего места… и сразу же повисла тишина… Вождь показал на одного из воинов, разрешая таким образом говорить ему одному и сел на место. Воин, на которого показал Вождь, вышел в центр Совета Племени и стал говорить негромко, но в глазах его горело пламя убеждения в своей правоте… Но говорил он не так спокойно, как тот первый воин, а немного эмоциональней и энергичней… Кассий сразу же подметил это, понимая, что видимо именно так сказывается опыт. Нехватка его заставляет человека включать в своё выступление чувственность убеждения, а это не всегда идёт на пользу дела… Воин, всё возгораясь своей речью, как бы хотел разжечь ею и остальных присутствующих на Совете… и это ему удавалось – число его приверженцев росло за его спиной. Они кивали головами, после произнесённых им слов и выказывали различные знаки одобрения его предложений… Вожди тоже слушали его с вниманием. Воин, всё время поворачивался куда-то и указывал рукой в какое-то направление… Кассий, смотря на него, понял, что этот как раз не спорит с первым опытным воином, а, наоборот, поддерживает его в чём-то, но выражает свои мысли намного эмоциональней и заряжённей на победу этой точки зрения, кою он разделил с опытным воином. Опытный воин, стоявший почти рядом, улыбался одними уголками глаз, но более ничего не говорил. Но как только замолчал выступающий, снова вперёд выскочил один из уже выступивших, а за ним ещё несколько таких же… и спор разгорелся заново… – О чём спор, Тоган? – не выдержал всего этого Кассий, и тронул за плечо упомянутого. – Они не могут сойтись во мнении в какой из сторон искать логово «призраков»?! Есть несколько мнений его расположений, но ни у одного из них нет подтверждений?! – Ответил Тоган, через плечо. Кассий взглянул на спорящих и спросил: – И какие же это направления? Тоган удивлённо обернулся к нему и взглянул на Кассия: – Вожди до этого спора, озвучили, что «призраки» всегда приходят с разных сторон! Это они делают по двум причинам: первая – выискивают нашу слабую сторону защиты и вторая – путают свои следы! Но Вожди, за свою долгую жизнь, заметили, что большинство их набегов происходит со стороны сухой саванны. И они думают, что именно там следует искать логово самого ближайшего к нам племени кровожадных убийц-служителей культа Уду. Воин же, говоривший после них, тот который был в шрамах, является самым опытным следопытом племени и не раз выслеживал самых разъярённых, охотящихся на людей, хищников в одиночку. Эти звери тоже временами приходят в окрестности нашего племени и творят своё зло, но выслеживая их он однажды видел «призраков», но совсем не в стороне саванны! А совсем недавно, он вернулся, как раз с той стороны и исходил там всё, в поисках взбесившейся старой львицы, которая стала нападать на людей, но никаких следов призраков у саванны не заметил. К тому же, заметил он, если бы «призраки» были там, то сами звери выдали бы ему их присутствие своим поведением! Ибо звери, в отличии от нас, имеют чутьё и никогда не будут приближаться к источнику опасности для них. Поэтому, закончил воин в шрамах, у саванны логова «призраков» нет. Так закончил он. Но ему возразили другие опытные воины. Они, по очереди и без неё, кричали ему, что логово надо искать не в самой саванне, а в местах, где река совершает свой поворот и приближается к ней! Но мнения разделились и примерно имеют одинаковое количество сторонников! – Закончил Тоган. Кассий немного обдумал сообщение Тогана. – А сам то, Ты, как думаешь? – спросил он Тогана, пристально взглянув на него. – Я? – Опешил Тоган, – Я не был здесь почти восемь лет?! Что я могу сказать?! – Со вздохом произнёс Тоган и Кассий понял, что Тоган очень переживает случившееся. В его глазах Кассий вновь увидел блеск улыбчивых глаз убитых Зума и Корка. Понимая, что надо как-то отвлечь Тогана от горестных мыслей, он снова спросил его: – А что говорил вон тот воин, поддерживающий первого опытного следопыта? Тоган удивлённо посмотрел на Кассия: – Ты понял кого он поддерживал?! Ну и наблюдательность у тебя Кассий?! – Тоган покачал головой. – Это сын одного из Вождей. Он ученик того опытного воина и поэтому не удивительно, что поддержал мнение своего учителя! – Ну и что же он сказал? – ещё раз спросил Кассий. – Он сказал, – Тоган вздохнул, – что поддерживает мнение учителя и что если взять в голову мнения других выступающих воинов и то, что сегодня «призраки», впервые за всё время, прошли по излучине реки, и хорошо подумать над этим, то всё это указывает на то, что его учитель прав и «призраков» надо искать в стороне горы Исталабионга. Именно там живут злые Боги, которые им покровительствуют. Но этого не приняли многие… Все заспорили… У горы жить невозможно и небезопасно даже «призракам», ибо Боги уничтожат всякого, кто войдёт в их владения без их разрешения! А уж если поселиться? Чушь, закричали многие! Они стали приводить бесчисленные примеры бесследно исчезающих людей у горы. Их забирают Боги! Это общеизвестно! Также там много костей. Кости валяются кругом горы! Будто кто-то разбрасывает их. Так Боги огораживают свою территорию… за коей смерть. Кости там находят не только простых племён, а и кости тех страшных колдунов с ожерельями на шеях! Вот так… Полный тупик! Похоже, что всё же «призраки» у саванны. – Пришёл к выводу Тоган, слушая выступления и видя, что это мнение одерживает верх. – И совершенно неправильно! – Кассий отстранив массивного Тогана встал рядом с ним. Этот громкий вывод Кара, поставил в тупик гиганта Тогана. Он, уставился на Кассия расширенными до своего предела глазами… но, другой голос, раздавшийся снова у него за спиной, заставил его открыть и рот. – Кассий совершенно прав, Тоган! Зверя надо искать у горы! Тоган резко обернулся. За его спиной стоял Карталон Барка. Он, видимо незаметно, протиснулся к ним и стоял всё это время за их спинами. Он, понял Тоган, слышал весь разговор и сделал свои выводы по поводу места нахождения логова «призраков». – Что ты этим хочешь сказать? С чего у вас такая уверенность в этом? – Тоган отстранился в сторону, пропуская Карталона. – Сейчас скажу. – Ответил Карталон. – Переведи мои слова Тоган. Я хочу выступить на вашем Совете. Тоган, недолго думая, повернулся к Вождям, где всё ещё продолжался спор и подняв руку, что-то произнёс громогласным голосом. Этот голос, заставил повернуть на него головы старейшин Вождей, а, затем, заставил замолчать и остальных. Наступила тишина. Тоган, сделав несколько огромных шагов вперёд, встал в центре Совета и снова заговорил и после каждой своей фразы показывал на Карталона, вставшего с ним рядом. Наконец, он замолк и все, после этого устремили свои взгляды на Карталона, а тот понял, что настал момент его слов. – Сегодня совершенно подлое нападение врагов вашего народа. Этот враг вам известен давно. Но мне он стал знаком только сегодня! Он, этим нападением сделал вызов и мне, ведь погибшие сегодня были и моими товарищами! – Карталон немного помолчал, отдавая должное погибшим, – И я принял их вызов! Я буду мстить, пока мы не выжжем этот спрятанный рой убийц пламенем очищения от скверны, зародившейся там! Эти убийства, болью в груди отразилось не только в ваших сердцах, но и ранило моё! Ранило и причинило боль, как и пронзённым копьями сердцам моих товарищей, по морским, долгим скитаниям! Ну что же, нужно вернуть врагу то, что он выпустил наружу! – Карталон взял в руку копье, кое принесли от убитого колдуна в схватке с обнаруженными Гетуликом «призраками» и мощным ударом о колено, сломал его костяную основу, что вызвало гул удивления силой Карталона и одобрения его словам, – И все мы будем участвовать в этом походе! Эти слова, переведённые Тоганом, вызвали бурю восторга, тех кто их услышал. Когда шум немного утих, Тоган поднял руку, а Карталон продолжил: – Здесь, на Совете, мнения о месте поисков логова «призраков» разделились. И я, услышав, что верх стало одерживать мнение, что логово зверя надо искать у поворотов реки к саванне, решил ввязаться и высказать своё мнение. Искать врага там, где его нет – бесполезно! – Карталон обвёл всех своих железным взглядом, – Это я об саванне говорю! Искать логово надо у горы! – Карталон повернулся в её сторону. – Ибо, «зверь» притаился в её полостях! – Эти слова, как только Тоган перевёл их, вызвал новый взрыв возгласов несогласия, правда их стало на порядок меньше, но Карталон спокойно продолжил, – Как бы тут, не относились к сказанному, но путь к истинному расположению зверя, указали вот эти два ваших воина! Карталон встал рядом с опытным следопытом и его учеником. – Я могу только уточнить с какой стороны горы надо искать спрятавшегося врага. – Эти слова, когда их перевёл Тоган, заставили открыть рты почти всех услышавших их. Наступила полная тишина. – Скрытого «зверя» надо искать у подножия горы, но только со стороны захода Солнца! – закончил Карталон, – Если кто хочет идти к Саванне – идите. Мы же найдём и выжжем улей сами! Эти воины нам помогут! – Карталон положил на плечи, стоящих с ним рядом воинов-следопытов, свои ладони. Совет погрузился в оцепенение, от этого решения Барки. Но тут вперёд вышел Кассий Кар. – Я хочу лишь добавить, что колдуны неплохо запугали вас своими рассыпанными костями вокруг логова! Это, конечно же, страшно для любого человека, но не для служителя смерти, коими они являются! Да, такие места обходят стороной даже звери, если они помечены костями не их жертв! Это вездесущно! Но делают это не Боги! Это проделки их колдунов! Этим самым они оберегают своё логово от нападений! А искать логово в беспредельной саванне, или в бесчисленных поворотах реки, дело бесполезное и гиблое! Река ведь может выйти из своих берегов и смыть ищущих логово! Да вы уже неоднократно искали его, но успеха никакого! Почему? Потому что не там ищете – причина одна! Всё у вас под «боком»! Вон там! – Кассий повернулся и указал направление горы. Тишина, установившаяся после слов Карталона, уже была не нарушаема и вовремя речи Кассия Кара. Племя молчало, глядя на Вождей. Им нужно было принимать решение. Один лишь Тоган, зная, что об этом спрашивать Карталона бесполезно, повернулся к Кассию и тихо спросил: – Что заставляет тебя, Кассий, быть так в этом уверенным?! Кассий повернулся к Тогану и улыбнулся своей детской улыбкой. – Моё чутьё! – ответил он. Тоган, медленно повернул голову и вопросительно взглянул на Вождей племени. Самый старший из них поднялся вновь и оглядев Совет и Племя, медленно произнёс: – Совет и Вожди прислушались к мнению таких Великих воинов, прибывших к нам издалека! Тогда, обсудим детали похода… – После этих слов Вождя, та часть, коя выступала за мнение о поисках у горы, взорвалась восторгом, но быстро успокоилась, слушая продолжение слов Вождя, а тот продолжал: – … Ведь к той стороне горы, о которой ты упомянул, ведёт всего одна тропа и если враги там, то они очень хорошо наблюдают за ней! Поэтому, они будут предупреждены заранее о нашем подходе! Обойти тропу нельзя ни с какой стороны! Тоган закончил перевод слов Вождя Карталону и Кассию. Карталон повернулся к Вождям. – Мы предпочитаем бить врага его же оружием! Пусть ждут нас на тропе, но мы появимся с другой стороны! У них за спиной! Мы подплывём к той стороне горы на галерах! И высадимся уже за спинами их соглядатаев! Эти слова, заставили заблестеть глаза Тогана ясностью замысла Барки и Кассия. Теперь и он уверовал в то, что логово находится именно там. Он быстро перевёл слова Карталона своим Вождям. После прослушивания перевода, Вожди переглянулись меж собой – о такой возможности они не думали. Один из них, встал со своего места и подойдя к Тогану, обвёл весь Совет взглядом. Потом, не спеша, что-то достал у себя с пояса и передал это в руки Тогана, при этом громким голосом, нараспев, произнёс несколько фраз, заставивших весь Совет стать очень внимательным к этому… После того, как Тоган получил в руки какой-то знак, и Вождь произнёс слова, племя взорвалось возгласом восторга – Совет назначил Вождя похода на врага!.. Карталон повернулся к Кассию. – Пойдём, Кассий! Нам надо тоже приготовиться к «прогулке». Кассий с улыбкой и одобрением, смотрел на ликование племени, окружившего Тогана. – Тогана назначили Вождём похода! – произнёс он, и стал догонять Карталона, – Ты видел? – Да. Но не только похода. Его признали четвёртым Вождём Племени. Он теперь будет отвечать за все походы Племени. – Ответил Карталон. – Это что-то похожее на Стратега? – продолжил Кассий, – Вот удачное возвращение! Карталон взглянул на Кассия. – Не для всех удачное. – Только произнёс он и Кассий более не говорил ничего, до самых галер. Глава 6 Галера, одна за другой, выходили на середину реки, растворяясь в тумане сумерек. – Нам надо преодолеть пять поворотов реки, чтобы добраться до нужной точки нашей высадки. – Говорил Карталон в окружении своих воинов на галере, в числе которых, по старой привычке был и Тоган. – Главное найти хорошее место высадки. Чтобы не было заболоченным и без топляков! Раньше там такое я видел… но кто знает, что произошло за эти годы? Первая галера Карталона прокладывала курс и, своим хищным носом, расталкивала встречный поток русла. Весла команд гребцов, поочерёдно, совершали гребок, ускоряя галеру если нужно, или дружно топились в воду, для того чтобы затормозить её ход… Но всё же, река поддавалась мореходам и встречала их благосклонно, и приветливо – её глубины были чисты и спокойны. – …Но есть одна трудность, кою я пока не нашёл как обойти?! – продолжал говорить Карталон, – После высадки, мы пойдём к горе, но как мы знаем, та сторона заграждена заклятьями колдуна?! Что это такое и как они действуют – мы не знаем? Вот это не даёт мне покоя. Ведь появившись за спинами их соглядатаев, мы этим не избежим возможность быть обнаруженными охранными заклятьями… Тут, что-то надо придумать? Ведь колдун почует проникновение чужаков за границу его наговоров. Поэтому, нам придётся действовать очень быстро! Иначе, наша задумка может обернуться и осложнениями! Тоган, скажи об этом воинам племени! Пока Тоган, переводил слова Карталона, своему окружению, Катралон обдумывал вопросы так угнетающие его. Но к нему, вдруг, протиснулся тот самый опытный следопыт, который выступал на Совете. Он стал что-то говорить Карталону не торопясь и обдумывая свои слова. Тоган, стал переводить его речь Карталону. – Тарсун говорит, что эти заклинания действуют на человека опьяняюще! Он перестаёт видеть видимое. Он словно становится слепым и может с лёгкостью попасть в ловушку, кою задумает колдун. Такие ловушки должны быть на пути и их может быть огромное количество. Колдуны Уду развили это искусство за долгий промежуток времени, который был отведён для этого им злыми Богами Исталабионга. Даже, Боги Талабионга, бояться заходить за черту охранных заклинаний. Это известно из рассказов старины. Но, Тарсун говорит, что, когда он был молодым, таким как Эком, – Тоган показал на ученика следопыта, – Тарсун помнит, как его учитель, давно уже ушедший за реку смерти в мир теней, рассказывал ему, что однажды преодолел это наговор с помощью хитрого ожерелья, бывшего у него. Оно было способно проникать за черту наговора и разрушать его… Вот если достать такое ожерелье, то можно преодолеть все заклятья тропы. – Ожерелье говоришь… – Карталон посмотрел на Тарсуна в задумчивости, – да… но где же его взять? Но, нам надо высадится…, а там посмотрим… Все устремили свои взоры вперёд – туда где открывался первый поворот реки. Один Кассий стоял у борта и не смотрел на поворот русла. Его лицо было в задумчивости. Но, внезапно, раздавшийся рядом голос вывел его из этого состояния. – Что задумался, Кассий? – возле него возник Массилий, – Вот смотри! Стоило мне остаться на галерах, как вы с Карталоном, вляпались в очередную историю?! И Гетулика, при этом ещё ранили! Не можете вы без приключений обходиться! Никак не можете! – Ворчал Массилий, качая головой и заправляя какой-то канат, свисающий с реи мачты. Карталон, оторванный от размышлений, посмотрел на старого друга. – Да. Ты прав, Массилий. Никак нам не удаётся этого избежать?! Но и не принять участие в этом походе мы не можем! Ведь погибли и наши товарищи?! Ведь оба были твоими хорошими друзьями! Не так ли? Оба тебя учили чему-то… Вот обращению с парусом. Массилий согласно кивнул, но при этом остановился. – Нет. Ты неправильно меня понял, Кассий. Я совсем не про то, о чём ты подумал! Наказать нелюдей, питающихся человечиной просто необходимо. Я про то, что война не отстаёт от нас! Ни на море, ни на суше, ни даже на чужбине! Куда бы мы не заплыли – везде она нас настигает! Или этот мир болен такой болезнью, коя съела место мира и заняв его сама стала царствовать кругом? Но, Гетулика, вы уж больше с собой не берите?! Вот остался бы он на галере, как говорил я и Тифон – и всё было бы в порядке! Вот Тифон уже два дня не спит – дежурит у его ложа! У юноши и так сердце не на месте, а вы его своим праздником хотели утешить?! Тьфу… Вспомни себя! Массилий посмотрел на Кассия. – Да. Наверное, ты прав, старина! Это моя вина! Не Карталона. Массилий тут же отыграл назад. – Да ладно. Всё обошлось. Да! Вот твоя поясная сумка! Забери. Ты оставил её, когда обмывался после всех злоключений. Да, кстати, я не думал, что ты стал собирать безделушки с костями и черепами? Зачем, тебе они?! Кассий медленно повернул свою голову к Массилию. – Какие безделушки? О чём ты говоришь? Массилий открыл сумку Кассия, кою держал в руках. – А это что? – Массилий вытащил какое-то ожерелье из тёмных камней с костями и небольшими черепами. Кассий смотря на то, что держал в руках Массилий, вихрем запустил свой мыслительный процесс по поводу обнаруженного Массилием… – Постой… Я его, кажется снял с того убитого колдуна… зачем я это сделал?.. Даже сказать тебе не могу?! – Вспоминал Кассий. – Смотри? Здесь, даже зуб какого-то человека! Видишь? Выбрось это, Кассий! Это чужая плоть. Мёртвая плоть! Её нельзя носить с собой! – Массилий показал то, о чём говорил Кассию. – Навлечёшь на себя беду! Это смотри, не простые камни, а заговорённые обереги! Они нанизаны на ожерелье вокруг зуба – этот колдун уже мёртв и потянет за собой ещё кого-нибудь! Он то, теперь, может ходить всюду… – Что-что? Что ты сказал про его ходьбу?! Он может ходить где угодно… Точно! – Кассий осветился радостью, – Массилий ты гений! – Кассий взял из его рук ожерелье, – Спасибо тебе, Друг! Массилий посмотрел на расплывшегося в счастье Кассия и тоже улыбнулся. – Вот так всегда! Старина Массилий находит для вас ключи, кои вы носите у себя в сумке, но думая о Сфинксе, не знаете для чего они! Если это зуб того самого колдуна – это проход во все владения тварей! А если это зуб не его, то это ещё сильнее! – Как? Почему не его? Чей же тогда? И почему это ещё лучше? – не понял его Кассий. – Да потому что тогда это зуб самого главного их колдуна! и он, таким образом, даёт тем, кому подарит это ожерелье, великое могущество видеть во мраке, например, или ещё чего-то… Понимаешь? они не будут нанизывать на такое ожерелье зуб простого человека! Нет в этом ни смысла, ни геройской силы! Кассий с восхищением обнял Массилия. – Ты просто не знаешь, сколько жизней спас этим своим размышлением, Массилий! Вот не ожидал, так не ожидал! – А что ты ожидал?! – Засмеялся Массилий, – Старина Массилий, много раз прикрывал твой бок в сражениях! Я привык спасать кого-то. Но врагам с оружием, я, спасения не давал! Ты знаешь. Но иди, обрадуй карфагенянина! А то он, вон как задумался. Пропустит ещё какую-нибудь отмель! Иди-иди! Кассий с улыбкой шагнул в сторону Карталона… но неожиданно обернулся и посмотрев на Массилия. Спросил: – Ты со мной, Массилий? Этот вопрос поставил в тупик бывалого центуриона. – Я?! А когда я оставлял своего младшего товарища в сражении с врагом одного? Конечно, с тобой! Иди, иди! Кассий снова улыбнулся и произнёс: – Вот и отлично. Проверим вместе нашу догадку… Он пошёл к Карталону. …Высадка произошла на небольшой косе, со всех сторон окружённой непроходимым лесом, перерастающим в джунгли. Галеры, поочерёдно, приставали к берегу и высаживали воинов… Потом, высаженная галера отходила назад и подходила следующая… Время приближалось к рассвету, когда последняя галера высадила своих воинов, находящихся у неё на борту. Высадка была закончена. – …Ты уверен, Кассий? – Ещё раз спросил Карталон, посмотрев тому в лицо, как бы проверяя его на черты сомнения, – Ты хочешь пройти вперёд с Массилием? Кассий оторвал глаза от располагающегося впереди непролазного леса. – Да. Больше никого не нужно. Если мы нарвёмся на засаду или будем обнаружены – подадим сигнал! – Массилий, при этих словах Кассия, улыбнулся и поднял на ладони дудку центуриона, – Подадим сигнал вот в неё! – улыбнулся Кассий, увидев это, – Тогда и броситесь на помощь нам! По крайней мере, позади себя, мы уже будем оставлять путь без всяких скрытых ловушек в кои могут угодить люди! А дальше?.. Дальше, как повезёт?! Удача пока не оставляла нас. Если наш план сработает – это совершенно поменяет ситуацию в расстановке сил в таком непростом посещении логова колдунов. Мы пошли! Две тени, завёрнутые в плащи, растворялись в тени предрассветного остатка ночи. Вот они исчезли совсем, поглощённые краем зева джунглей, границы которых, проходили сразу же за песчаной отмелью… Карталон проводил взглядом ушедших и когда они исчезли совсем, повернулся к реке. Рядом возник силуэт гиганта Тогана. Карталон взглянул на него и уловил на его лице нотки сомнений, освещённых светом факела. Рядом с ним стояли следопыты и качали головой, явно не одобряя их уход в одиночестве. – Что они вновь затеяли? – спросил Тоган, непонимающе взглянув на Карталона, – Я думал вы совещаетесь в стороне? А ты отправил их на верную смерть?! – Я никого не отправлял, Тоган. Ты знаешь их. У них что-то возникло в голове. Что, они не сказали. Но подадут сигнал, как только будут нуждаться в помощи! – Ты что не понял? – Тоган уставился на Карталона, – У них нет никаких знаний об этих местах! Это не лес Италии и Сицилии! Это не лес Иберии, в конце концов. Это чёрная Африка! Боги с ликом Змей, когда-то были здесь! Но… даже они оставили эти земли. Злые Боги, порождённые ими же, заставили это сделать и их! Здесь за каждым кустом притаилась опасность! Тем более – это территория колдунов! – Вот то-то и оно. Да, у них нет знаний об этом лесе, но у них есть наихрабрейшие сердца! – отозвался Карталон, – А это порою, намного важней многих знаний и опыта. Поверь мне. Хотя и навыков, и опыта у них предостаточно! Ты не разделяешь моего высказывания? Тоган не нашёлся, чем парировать слова Карталона и просто закатил глаза… …Кассий и Массилий, пробирались вдоль мелкого, негромко журчащего ручья. Он убегал обратно, в сторону реки, а они шли вверх, еле протискиваясь через сплошные заросли. Дойдя до места, где ручей сбрасывал свою струю сбегая с большого, крутого пригорка, имеющего каменное основание, они остановились, чтобы оглядеться… – …Куда теперь, Кассий? – тихо спросил Массилий. – Полезем наверх? Кассий поднял голову, оценивая подъём. Потом покрутил ей по сторонам. Везде, по берегам ручья стояла сплошная изгородь джунглей. – Мне что-то не хочется лезть вверх?! – пробормотал он, – Давай сделаем так! Он полез с свою сумку и достал ожерелье колдуна. Как только оно оказалось в руках Кассия, он почувствовал вибрацию амулета, висевшего у него под хитоном, на груди… – Ага… – неопределённо произнёс Кассий, поднимая ожерелье колдуна, – Мне кажется оно вступило с чем-то в связь?! Ожерелье вибрирует в моих руках?! Значит, заклятие уже совсем рядом… Нет, наверх мы не полезем! Есть сомнения… Это последнее изречение, произнёс Кар в задумчивом оглядывании вокруг их и Массилий стал следить за движениями Кассия, но при этом спросил: – Что тебе не нравиться на скальном пригорке? Там не такие заросли, как здесь. Там можно двигаться! – Нет. Мне не нравятся вон те камни, что торчат из-под вон тех корней! Видишь? – Кассий сделал знак глазами. Массилий присмотрелся и действительно, среди растительности, находящейся наверху, заметил острые края глыб, кои «притаились» в ней. – Да… это верно. Камни выглядят неестественно положенными. Ты прав – туда лезть нельзя! Но куда пойдём? – Массилий обвёл «стену» растительности своим взглядом. – Ты не всё заметил там наверху, Массилий! Присмотрись лучше! – заметил Кассий, продолжая какие-то манипуляции с ожерельем. Массилий ещё раз поднял голову. – Вот оно как? – ахнул он, увидев за ветвями что-то массивное и тёмное, – Они положили на камни огромный ствол баобаба! Как только хоть один камень вывернется из-под него… – Вот-вот! – улыбнулся Кассий, – Теперь понимаешь, что мы на правильном пути?! Это первая ловушка! – Точно! – Массилий взглянул на Кассия, – Раз есть ловушка? Значит… – Есть и безопасный проход! – дополнил его догадку Кар, – Вот! Ну-ка! Перейдём на другую сторону ручья. Они, войдя в воду, перешли вброд на другой берег и осмотрелись – везде была такая же «стена» зарослей джунглей. Непроходимость ветвей, сплошь была затянута «узлами» спускающихся сверху лиан. – Интересно, здесь есть змеи? – спросил Массилий, с тревогой оглядывая свисающие над ними ветви и лианы, – Укусит такая… и прощай Массилий… Массилий поёжился, от воспоминаний прежних походов… – Это Африка. – Заметил Кассий, – Я думаю этот её пояс, намного страшнее, того, в коем мы были по воле разжалованного карфагенянами консула Регула! Тут есть всё! То с чем ни тебе, ни мне не хотелось бы встречаться! Даже лёд есть! Видел шапку горы? Массилий, молча, кивнул, осматривая живую изгородь зарослей. – Ты представляешь сколько здесь притаилось ядовитых иф?! Нет, я туда не полезу! – произнёс он, – Что будем делать? Куда пойдём? Массилий повернулся к Кассию. – Что делать? Искать лазейку! – проронил предложение Кар, перебирая камни ожерелья. – Тогда иди ближе к зарослям! – Массилий проявлял нетерпение, – Что стоять в двух метрах от сплетающихся ветвей?! Кассий найдя на ощупь, искомый давно зуб на ожерелье, двинулся к Массилию. Тот, будто ожидая чего-то худшего от приближения к лианам, обнажил свой меч. Его красный гребень шлема, всё время задевал низкие ветви и от этого, происходил странный, неестественный для листвы и ветвей, шум. Они вплотную придвинулись к сплошным зарослям лиан и попытались заглянуть за них… но ничего не смогли рассмотреть там… Кассий вздохнув, переложил ожерелье в левую руку и тоже извлёк один из своих мечей. Рука, с находящимся в ней ожерельем, в этот момент задела несколько лиан, кои сплелись перед ними в клубок и… произошло нечто?! Лианы, будто ожив?! начали движение! Они, словно змеи потянулись: некоторые в бок, некоторые вверх, некоторые просто под ноги Кассию и Массилию! и… открыли перед ними проход, в полностью непроходимых некоторое время назад, зарослях! – Вот это да! – тихо свистнул Массилий. – Лианы ожили! Изгородь открылась?! Заклятие наложено даже на заросли! А они нас, Кассий, не заманивают в силки, где просто задушат своими ветвями? Он вопросительно посмотрел на Кассия. Кассий какое-то время думал, входить ли в этот открывшийся «коридор» в непролазных и справа, и слева зарослях. – Я думаю, сруби мы хоть одну из этих пут, так и будет! – ответил Кассий, после недолгого размышления. – Вперёд, Массилий! Надо идти! Он отважно шагнул в открывшийся проход. – Сруби мы одну из этих пут… – Повторил Массилий, войдя за Кассием, – и кто-то… – Почувствовал бы сразу наше проникновение в его владения! – договорил за него Кар. – Точно? – Так и есть! – подтвердил Массилий. – Но вопрос кто? Боги или колдуны? Кассий полуобернулся к Массилию. – Боги видят всё и без заклятий. И не вешают на шнуры свои зубы! – отозвался он. – Точно! – Массилий широко улыбнулся, – Твоё ожерелье пригождается нам! – довольно заметил он и они какое-то время шли молча, всматриваясь вперёд. Вскоре они вышли за границу живой изгороди из лиан, и ветвей. Джунгли поглощали все звуки, оставляя на своём фоне только те, кои производили и испускали сами… Здесь, даже во мраке, слышались какие-то поползновения таинственных тварей и неясно мелькали не менее таинственные тени… – Такого я ещё никогда не видел и не слышал! – прошептал Массилий. – Здесь, за каждой ветвью, может спрятаться местный Танат с копьём из кости! Теперь я понимаю Тогана, когда он перечислял всех своих бесчисленных Богов, а мы не понимали, зачем его народу столько их?! Теперь, ясно! Чтобы двигаться по этим зарослям, нужны тысячи помощников! – Это точно! – в тон ему подтвердил Кар и выставил вперёд руку с ожерельем. – А у нас с тобой всего лишь один!.. Беззубый! – …и тот недавно безвременно почивший! – вставил Массилий, дополнив слова Кара, и осматривая мрак впереди них, – Хотя… чей зуб мы не знаем… Помогает нам не он… Вернее, не мёртвый колдун… а его зуб! Кстати, Кассий, кто ему выбил его? Не сам же он его… расшатал и вынул?.. – О покойниках не говорят плохо, Массилий! – поправил его Кар, но ответил, – Наверное, другой колдун. Более могущественный… У того кулаки были побольше. – Интересно было бы понаблюдать за их поединком – Едва слышно прошептал Массилий, – Как думаешь? Он был честным? Ты думаешь они выясняли отношения с помощью кулаков?.. Или они состязались заклятьями?.. Но я не понимаю, как можно выбить зуб заклятьем? Кассий приостановился на время, осматриваясь. – Я думаю, нам лучше этого не знать! – серьёзно отозвался он. – Хотя… кто знает их колдовскую жизнь… Он, кстати, был ещё и без волос… лысым был… вместо волос у него была шапка из веток… – Д-а-а-а! – Ещё больше удивился Массилий, – Как?! У него совсем не было волос? Нигде?! Вот так история! Мы несём ожерелье не только беззубого колдуна, но ещё и лысого?! Хотя… если здесь пожить… покроешься не только ветками! Обрастёшь и грибами!.. Но всё же, кто ему выщипал волосы?.. Так, подбадривая друг друга шутками, они двигались в этом мраке дышащих, со всех сторон опасностью, джунглей… Надо заметить, ожерелье, действительно, действовало и помогало им, и каждый раз, когда они подходили к месту непролазных зарослей, «изгороди» оживали и отступали в стороны, пропуская отважную двойку наших героев… В нескольких местах, они наталкивались на разбросанные кости… Кости принадлежали останкам людей. – …Жуть. Я так себя не чувствовал даже в той пещере, с той огромной тварью, появившейся из озера. – Заметил Кар. – Ты о той твари, коя перекусила лошадь, как собака птичью кость?! Да я помню это! И заметь, Кассий, и туда, и на встречу с Луноликими, и сюда – заманил меня Ты?! – Отозвался Массилий. – Только там мы хоть знали откуда ждать подвоха, а здесь… – Массилий сделал паузу, – Здесь, его можно ждать с любой стороны… Вот радость то! Увидеть выскочившего из зарослей ожившего, но до этого убитого тобой, беззубого и полностью лысого колдуна!.. Массилий, негромко бурча, осматривал останки, кои попадались им то там, то здесь. – Мне кажется те, кто «разобрал» их на части, – Массилий поднял одну из костей, – не больно то любят людей?! И гостей всяких… ими не приглашённых… Нужно было отдать ожерелье следопытам Тогана, пусть сами прокладывают путь! Они знакомы с аппетитами местных аборигенов… может приправки какой-нибудь прихватили бы себе и осыпались ею… Чтобы стать невкусными! Ты же рассказывал, что те были осыпаны белым порошком? Может это для того, чтобы отбить аппетит у своих товарищей… Дабы те, не съели, в случае неудачной охоты, друг друга… А? Кассий? Как думаешь?.. И куда делись черепа всех этих бедняг? Ведь нет ни одного?! Кассий не ответил на слова Массилия. Он, двинулся дальше, заставив этим своего товарища бросить кость и поспешить за ним… Вскоре, заросли стали намного реже. – …Так. – Кассий остановился, как только они вышли из сплошных зарослей, – Нужно оглядеться. Они, оба, покрутили головами во все стороны, осматриваясь… Впереди, лес рос на заметном подъёме, но уже не обладал той плотностью, коя не давала свободно двигаться через неё до этого. Кое где проглядывали небольшие каменные гряды, уходящие наверх и по виду, казалось, будто они выросли из земли и раздвинули, при этом, джунгли… Кассий двинулся к одной из таких гряд. Массилий шёл позади него, иногда оглядываясь назад, как бы проверяя наличие возможной слежки за ними… Внезапно, он натолкнулся, после очередного оглядывания, в спину Кассия. – Что? Что случилось? – тихо прошептал он. – Погляди. – Произнёс Кар и отодвинулся в сторону. Массилий взглянул на то, перед чем остановился Кассий. – Это что? Это зачем?! – Массилий увидел целую цепь наставленных на камни черепов. – Я думаю это ответ на тот вопрос, который ты задавал немного раньше. Чьи кости мы наблюдали по пути сюда. Смотри, здесь даже черепа женщин! Ну разве такое могут делать Боги? – Кассий прошагал вдоль ряда черепов, расположенных друг от друга на определённом расстоянии. – Похоже, это вторая граница! Другого объяснения у меня нет. Массилий насчитал более трёх десятков черепов. – Ну, раз это граница – пошли за неё! Что-то мне жутко от такого соседства. У меня почему-то заболела голова? Это произошло от мысли, что и наши головы, вот так могут красоваться… хотя бы вот на этих камешках… – Массилий придвинул к цепи черепов, ещё два камня. – Тьфу! Двинулись, Массилий! – Кассию не понравилось предложение своего бывшего центуриона, – Типун тебя на язык! Они молча преодолели гряду и оказались у небольшого оврага, окружённого с обеих сторон такими же непроходимыми джунглями, кои были внизу. Кассий поводил ожерельем по лианам и ни на одной стороне оврага – лианы никуда не сдвинулись. – Надо идти по оврагу! – заметил Массилий, – Иного выбора нет! – Да, пошли! – Кассий спрыгнул вниз, в овраг и они пошли по его дну, вслушиваясь в окружающие их звуки. Внезапно, впереди них, возникли звуки скатившихся, с какого-то верха, камней?! Кассий и Массилий замерли, превратившись в слух… Где-то, впереди них, по оврагу, отчётливо стал слышен звук чьих-то шагающих ног. Оба наших героя огляделись по сторонам, выискивая укрытие, но с обеих сторон оврага были непролазные заросли. Впереди них, на левой стороне оврага, они заметили небольшую ложбинку, в которой можно было просто встать, чтобы не быть замеченными до самого столкновения, кое стало уже неотвратимым. – Принимаем бой! – Бросил Кассий и оба побежали к той самой ложбинке. Они только успели скрыться в её выемке-нише, как впереди появились «гости», коих ещё было невозможно хорошо рассмотреть, из-за сумерек, вызываемых ветвями джунглей… – Атакуем, как только они поравняются с нами! – прошептал Кассий. Наши герои замерли, в ожидании. Момент скорого боевого столкновения заставил их мышцы напрячься, перед сметающим все барьеры броском в «неизвестность» результата предстоящей схватки. Сердца, подчиняясь возбуждению, исходившего из разума, отреагировали учащённой барабанной дробью, колотящейся в груди… Эти мгновения ожидания, показались им бесконечно долгими… Шаги, то замирали… то, вновь, продолжали приближение к их «схрону», но по звуку шагов, стало понятно, что те, кто появился в овраге, что-то заподозрили и шли с оглядкой… Движение вражеского дозора, а по звуку шагов наши герои определили это – шаги были не столь многочисленные, как если бы шёл целый отряд, было медленным и осторожным… …Вот совсем рядом с ними, у одного из крадущихся врагов, под ногой вывернулся камень и оба наших героя тут же услышали раздражённые голоса тех, кто крался рядом с ним. Враги были недовольны произведённым шумом, который, по их мнению, мог выдать их… И Кассий, пользуясь их перепалкой, опустил забрало на лицо, а Массилий застегнул нащёчник шлема… мгновение… и первый из врагов появился в зоне их видимости… Их глаза встретились и этот момент стал началом атаки – Кассий и Массилий бросились на врага!.. Вражеский дозор состоял из пяти «призраков». Их окраска в белое, очень хорошо просматривалась на фоне темных склонов оврага и свисающих в него зарослей. Кассий сразу же бросился на последнего из врагов, отрезая тем самым «призракам» путь к отступлению. Массилий тут же пронзив первого, навалился на второго. Враг, хоть и двигался крадущимся способом, оказался совершенно не готовым к столь стремительному нападению не спереди, откуда они ожидали появление «гостей», а сбоку, по направлению своего движения. Отбив укол копьём, коим попытался защититься последний вражеский дозорный, Кассий оказался около него и пронзив мечом его горло, тут же поменял позицию, разворачиваясь к тем, кого он минул в своём движении атаки… Против него стояло два белых «призрака», опешивших от неожиданности, но уже успевших повернуть к нему свои копья… Кассий бросился в атаку… Отклонив одно из копий, он оказался меж двух врагов, нанося рану одному и… тут же, успевая отбить атаку второго… Мгновение схватки! и второй из оставшихся врагов, оседает на колени – меч Кара распарывает ему чрево… Кассий поворачивается к Массилию. Он видит, что тому достался самый мощный противник. Тот неистово отбивает атаку Массилия, и пятится к Кассию. Кар ещё раз оглядев поверженных, бросается в атаку. Но, к этому моменту и «здоровяк», из дозора призраков, падает на дно оврага – Массилий пронзает ему грудь. Они осматриваются – с вражеским дозором покончено! Массилий, почему-то, опускается к тому, кого пронзил последним… – Смотри, Кассий! – говорит он, – На этом несколько иная раскраска! Что это значит?! Я ему нанёс три раны, прежде чем он упал?! Кассий наклоняется и рассматривает поверженного «здоровяка». – А на нём какой-то знак?! Видишь? – говорит Кар. Они оба рассматривают какой-то таинственный рисунок, но не могут понять, что на нём изображено – рисунок залит густой тёмной кровью. – Ладно. – Кассий поднимается, – Это видимо у них знак старшего дозора?! Нам надо двигаться вперёд! Надо до рассвета найти скрытый вход в их владения! Он рядом – чую… Они вновь двинулись вверх по оврагу. Пройдя по нему сотню шагов, они услышали тихую дробь чего-то… будто бы, где-то впереди стучали в бубны… Овраг стал мельчать… и его склоны уже не были столь крутыми и высокими… Он разошёлся в стороны и отодвинул от своих краёв заросли. Массилий поднялся на пологий подъём и выглянул наружу… – …я вижу пещеру, Кассий! И множество костей! Они сложены в пирамиды! Мать Богов! Сколько же они съели народа?! Клянусь глазами Аргуса, такого я ещё не видел! Посмотри сам! Кассий поднявшись выглянул из-за края пологого оврага. Прямо, напротив них, был каменный проём входа в пещеру, над которой свисали лианы, словно сплетая свои сети из веток джунглей, над самым входом. Вход был очень широк, и пирамиды из костей, и черепов, сложенные по его бокам, по всей видимости были выше человеческого роста. У входа никого не было. А из пещеры всё доносился бой каких-то, напоминающих барабаны инструментов… – Ну все, Кассий! Мы нашли вход! Пора назад! – произнёс Массилий, – Все сработало! Он не отводил своего взгляда от костей, кои были нагромождены у входа. – …Не хочу, чтобы мои кости, лежали в такой же куче! А муравьи Африки, сдирали с них остатки моей плоти, кою пропустили зубы этих нелюдей… Пошли! – Массилий не дожидаясь Кассия, опустился вниз оврага и звал Кара, смотря как тот что-то высматривает ещё. – Да! – отозвался Кассий, – Этого и я не хочу! Тем более, есть ещё опасности, приготовленные для нас с тобой, на этой дороге! И эта другая опасность, более страшная! Кассий опустился вниз и о чём-то думал, не в состоянии двинуться. – Что с тобой, Кассий? Очнись! Надо идти! – Массилий тронул того за плечо. Кассий ожив, поднял на него глаза. – Возвращаемся, Массилий! Мы выполнили всё, что от нас требовалось! Даже больше. Мы увидели даже то, о чём нам не сказали! Пошли! – Кассий встал и пошёл назад по оврагу. Массилий, пожав плечами, не поняв ни слов, ни причины последней заминки Кара, последовал за ним. Некоторое время оба шли молча. Кассий перешёл, почему-то на скорый шаг, и Массилий, привыкший, что Кассий всегда двигается в походах с вниманием, сейчас просто шёл в задумчивости и не вслушивался в звуки, исходящие с их тыла, ни в звуки, преодолённого уже ими оврага, по которому они совершали обратный путь… – Что-то произошло, Кассий! – Массилий увидев эту перемену в товарище, решил всё-таки узнать в чём дело, – Ты, о чём-то молчишь?! Кассий неожиданно встал. – Массилий, а ты видел убитых Зума и Корка? В селении, видел? Массилий удивился, неожиданно заданному вопросу, в таком предприятии и месте, в котором никак нельзя было отвлекаться на другие вопросы, хоть и горестные для сердца. – Нет… Убитых у них оплакивают женщины…, а воины видят только горящий костёр с телами… Так заведено у них! Мне об этом говорил Тоган. А что ты об этом вспомнил? Не время оплакивать погибших… У нас другие задачи! Не время предаваться воспоминаниям, Кассий! – Отозвался Массилий, – Их не видел даже Карталон! Я это знаю точно. Всё, пошли! – Пошли. – Произнёс Кассий и его тон ещё более напугал Массилия. К этому времени, они достигли самого крутого спуска оврага, дно которого было устлано округлым камнем. Именно здесь, осыпавшиеся, покатившиеся камни, выдали им идущий им навстречу дозор «призраков». Спустившись с него, они оказались в более пологом участке оврага. Массилий увидел, что Кассий, вроде бы, вышел из того внезапно нахлынувшего на него состояния и идёт, с вниманием смотря вперёд. После этого, Массилий успокоился окончательно, лишь изредка, по привычке, оглядываясь назад, проверял отсутствие вражеской погони… Погоня отсутствовала… – Массилий! – Вдруг, повернулся к нему Кассий, – А ты помнишь, что за оружие было у Корка, там на галере? Чем он, обычно, сражался в схватках? Массилий, обойдя Кассия, продолжил путь, но развернулся и пошёл вперёд спиной, вполоборота отвечая Кару: – Помню, конечно! У него был широкий египетский топор! Как у того наёмника, который носил доспехи, найденные Антифоном и которые на тебе, сейчас, Кассий. Что с тобой?! Что вдруг заставило тебя это вспомнить? Массилий остановился и вопросительно посмотрел на Кара. И в этот же самый момент, Массилий увидел, как изменяется лицо Кассия! Лицо его побледнело и стало отражать растерянность и удивление. Но, в следующий миг, оно исказилось до неузнаваемости, изменяя черты! А глаза, в этот же миг, загорелись пламенем, в котором отразилась опасность, сдвинувшая брови, как ворота крепости к верхним векам… – Массилий, стрелы по фронту! За щит! – крикнул он. Это была привычная команда, используемая в легионах, когда идущие войска, внезапно атаковались появившимися лучниками врага. Массилий, заученно и натренировано, ещё не повернув голову от Кассия Кара, приподнял щит, а сам, в это время приседая, развернулся боком, понижая тем самым, свою позицию и делая её более устойчивой, и оборонно-способной к фронту их движения с Кассием. Всё заняло миг… В следующий миг, в его щит вонзилась стрела! Массилий выглянул из-за щита и… обомлел! В десяти шагах от него, стоял тот самый, поверженный им «здоровяк», который теперь, действительно, являлся ожившим мертвецом-призраком с тем самым рисунком на шее. Только теперь, в уже наступившем рассвете, они оба рассмотрели рисунок – это была голова ифы, с раскрытой яростью пастью и высунутом из неё зловещим, раздвоенным языком. Пасть рептилии была направлена в сторону плеча, как бы собираясь укусить его. Глаза призрака не выражали никаких чувств и были белы, как тот порошок, коим они осыпали себя во время охоты. Выстрелив, он бросил лук и с совершенно бесчувственным лицом, и такими же глазами, бросился на них, выхватив меч… Массилий бросился навстречу. В несколько мгновений, он преодолел расстояние до ожившего мертвеца и почувствовал удар в свой щит громадной силы. Только опыт и железные икры центуриона, смогли справиться с таким толчком в его щит. Массилий лишь на немного поддался назад… В это время сбоку возник Кассий… Его мечи заплясали над телом «здорового мертвеца» … Массилий же, совершив шаг влево, вышел тому за его правый бок и коротким движением укола, погрузил весь свой меч, до самой ручки в тело окрашенного и воскресшего, имеющего плоть, призрака… Но, это не свалило того… он лишь приостановился на мгновение… повернув к нему голову… В это мгновение меч Кассия, врубившись в шею, смахнул её на землю… Тело «здорового мертвеца» повалилось на камни, как осыпавшаяся от времени статуя… – Что это? Что это такое? – Массилий не мог поверить в увиденное и пережитое, – Это колдовство! Неужели, он и сейчас поднимется?! Ты видел, он не выказывал никаких чувств, когда я пронзил его «гладиусом»! Никаких?! В нём не было ни страха, ни гнева! Это невозможно… Это немыслимо! Массилий шагнул к голове мертвеца, с намерением рассмотреть её… но, не успел этого сделать. Внезапно, сбоку, где наверху края оврага, свисали непролазные сети зарослей лиан, из переплетённых ими же веток, раздался громкий треск ломаемых ветвей и рвущихся лиан. Они, как заворожённые повернули свои головы в ту сторону, не веря своим глазам… В разрывах сплетений показалось тёмное тело, осыпанное тем же порошком, как и тело, только что, обезглавленного «здоровяка» … В следующее мгновение, на краю оврага, появился тот, кто разорвал путы колдовства джунглей, пройдя сквозь них, видимо, ведомый чьей-то злой волей, и преследуя свою добычу «дорогой», о коей они даже не могли подумать?! Появившийся на краю оврага, имел на теле рваные раны от преодолённой сросшейся изгороди лиан и ветвей зарослей… но, по какой-то причине, кровь из них не бежала?! И они, зияли разорванными краями плоти, создавая жуткую картину, которую не мог осмыслить мозг тех, кто смотрел, в это мгновение, на него со дна оврага… Появившийся, потянувшись, высвободил из лиан огромную широкую секиру и без крика, молча, прыгнул на дно оврага… Этот прыжок сопровождался чудовищным замахом своей секиры… На какое-то мгновение, Массилий поймал в поле зрения лицо прорвавшегося сквозь джунгли… и ахнул – на них напал, убитый вчера вечером, по словам Тогана, гигант Корк! …В снопах искр, выбитых секирой о поставленные крест накрест мечи Кассия Кара, начался этот «поединок» живого и «ожившего». Этот громкий звук удара, вернул Массилия в реальность происходящего. Лишь, онемевшая, потяжелевшая часть затылка от пережитого ужаса, оставила ещё след в движениях Массилия, кои были чуть замедленнее, чем всегда… Корк, словно обезумев, и от этого став во сто крат сильнее, наседал на Кассия Кара. Его огромный египетский топор, взлетал над ним и опускался со страшной силой… но каждый раз, Кассий успевал уходить в сторону от этих, чудовищных ударов… Кар, видимо, испытав меньшее потрясение, чем Массилий, успел вовремя собраться и отступал от атаки «мёртвого Корка», но в одном месте немного оступившись, он был оттеснён в невыгодную для него позицию и отступал не по руслу оврага, а к одному из его склонов. В который он, в скором времени, должен был упереться и тем самым, был бы лишён того самого места для манёвров, кои помогали ему избежать убийственных ударов ожившего Корка. Места для маневрирования у Кассия оставалось всё меньше и меньше. Ещё один замах чудовищной секиры и удар в выставленные мечи Кара, поверг того на крутой склон оврага… Кар упал на спину и в этот момент, над ним снова взлетел топор!.. …Массилий, к этому мгновению, оказался сбоку от чёрного Корка… Его меч, вошёл в рёбра бывшего соратника на галере… Это, немного сказалось на направлении и скорости удара, начавшейся опускаться секиры, коей разил Корк… Кар успел перекатиться вправо… когда секира выбила искры из камней склона оврага, где только что он находился… В это же мгновение, тело ожившего мертвеца, совершило нечеловеческий рывок в сторону Массилия и от этого рывка, рука Массилия, сорвалась с рукоятки меча… и он остался торчать в боку развернувшегося к нему Корка… Массилий увидел его глаза! Радужная оболочка была белой как бельмо! Лицо не выражало никаких чувств, но черты были искажены смертью, придавшей ему свои нежизненные штрихи… Корк, совершил боковой удар своей секирой, намереваясь скосить Массилия. Но, тот, опиравшись в свой щит плечом и понизив позицию, встретил удар крепкими ногами и уже совершенно ясной головой, поймав его на плоскость щита… Удар был такой чудовищной силы, что отбросил его в сторону, но не свалил с ног… И Массилий, видя, как Корк делает к нему шаг и поднимает свой топор, намереваясь покончить с ним, выхватил из ножен широкий кинжал легионера, который назывался «пугио»… В этот момент, он поймал щитом этот удар Корка, потрясший его своей мощью… Массилий, споткнулся и припал на одно колено, чтобы не упасть… Но, выучка центуриона, дала о себе знать! Опускаясь на колено, он сделал крюковой удар кинжалом, рассекая тыльные сухожилия коленного сустава, выставленной вперёд ноги бесчувственного Корка… Тот, имевший намерение, встать на неё как на опорную, опрокинулся вбок, потеряв равновесие… Его голова отклонилась вниз… и в этот момент, Кассий, появившись из-за его спины, нанёс два рубящих удара. Но Корк не упал, а только попытался повернуть надрубленную шею… В этот момент, мощный удар ноги Кара поверг его наземь… Он ещё попытался встать… выронив секиру… Но следующий, третий удар и завершающий весь этот нечеловеческий, по своему накалу и жестокости, поединок, стал для него итоговым… Голова, отжившего Корка, покатилась в сторону… – …Вот это да! – Массилий встал с колена, – Мертвецы оживают?! Вот почему ты спросил меня, там у пещеры, о телах? Значит, они унесли их с собой! Ты узнал его, у пещеры, но не был совсем уверен?! Понимаю… Но его, каким-то образом оживили? Оживили мёртвую плоть?! Массилий не верил в то, что им пришлось пережить. – Как хорошо, что здесь нет Луноликих! Как хорошо!.. Вот бы была напасть! – Он всё никак не мог успокоиться. Кассий не отвечая, молча, подошёл к тому «здоровяку», который стрелял в Массилия из лука и склонился над его головой. – Взгляни… – Выдохнул он, отдыхая от схватки и ещё не способный перейти на ровное дыхание, выпрямился и указал на неё мечом, на котором не было крови, – Это Зума… – Да ну!.. – Глаза Массилия вылезли из орбит от услышанного. Он, вскочив в мгновение, оказался у головы первого поверженного. В свете наступившего рассвета, теперь, он явно узнал черты своего бывшего товарища по кораблю. – Клянусь молниями Юпитера, точно! – выговорил он, после недолгого изучения, – Что же здесь творится? Чувства, кои владели ими ещё несколько мгновений раньше, в схватке, стали меняться на растерянность и непонимание происходящего. – Видимо, нам, не всё рассказали уважаемые Вожди народа Тогана?! Не всё! Пошли, Массилий! Мне, почему-то не хочется встречаться с другими, такими же! А они есть, это точно! Массилий подошёл к телу Корка и выдернул из него свой меч. Когда он это проделал, лицо его вытянулось от удивления. – Смотри, Кассий?! Тело уже окоченело?! Этого не может быть! Как же оно шевелилось и сражалось? Кстати, у Корка, такая же наколка на шее! Правда ты её испортил… Не рассмотреть… По моему, это уже не ифа?… точно не ифа… это кобра! А у тех, кого мы убили впереди наколок не было?! Но, до них ведь совсем недалеко?! Оба наших героя, будто что-то поняв, мгновенно взглянули друг на друга. – Пошли! Они вон за поворотом! – Кассий обнажил мечи. Массилий поднял за волосы голову Корка, пряча её за щит. Оставив тела поверженных там, где они лежали, они быстро двинулись к тем, с кем сражались на пути сюда. Дойдя до поворота оврага и свернув в него, они увидели лежащие дальше тела. Те лежали в тех же местах, где их заставала смерть… – Это люди! Простые люди. Хоть и людоеды. А те, – Кассий кивнул в сторону откуда вернулись они с Массилием, – те, совсем другое! Это уже творение могущественного колдуна! Массилий размахнулся мечом над телом одного из четырёх лежащих. – Не надо, Массилий! – произнёс Кассий. – Как? – опешил тот, – Они же станут, как и те! – Я думаю не успеют! Мы скоро вернёмся!.. Вернёмся не одни! Я думаю пусть народ Тогана, решает эту проблему. А чтобы стать такими, как Зума и Корк, нужно какое-то время, даже тому колдуну, который сотворил из них такое! Пошли… Массилий опустил меч и двинулся за Кассием. Глава 7 Карталон вглядывался в сторону кромки джунглей, в коих исчезли ушедшие Кассий И Массилий. Прошло уже достаточно много времени, рассвет вступал в свои права, а они, всё не возвращались… – Может хватит ждать?! – подал голос Тоган, – Мы ведь имеем дело с чудовищным врагом! Карталон лишь на мгновение оторвался взглядом от джунглей. – Подождём ещё немного. Пойдём, когда выйдет солнце из-за джунглей горы. В темноте, проще попасть в ловушку. – Ответил он Тогану, но в этот момент, из леса появились две фигуры. – Наконец-то… – облегчённо прошептал Карталон. Ещё издали, Карталон заметил, что Массилий что-то несёт в своей руке, коя находиться за щитом. При приближении обоих, он рассмотрел на их доспехах следы крови… Все воины, кои должны были идти в джунгли, встали с песка, увидев вернувшихся… Но, когда те, подошли поближе, у многих вырвались удивлённые возгласы и вопросы… В руке Массилия они ясно различили отрубленную голову. Подойдя к месту где находился Карталон и Тоган, стоящий вместе со следопытами, они молча, ничего не озвучивая пока, опустили голову, поставив её на песок, лицом к находившимся против них… После этого, оба выпрямились и взглянули на всех. – Вот. – Произнёс Массилий. – Это Корк. Тело осталось там. Массилий кивнул в сторону джунглей, а Кассий взглянул на Тогана и следопытов. – Вы нам не всё поведали о привычках и возможностях племени этих чудовищ?! Может быть, сейчас, вы расскажите все? Без сокрытий? Тоган, потрясённый увиденным, оторвал взгляд от головы и перевёл его на Кассия и Массилия. Краем своих глаз, он увидел и горевший сбоку взор Карталона, впившийся в него. – Но как же так? Я не знал этого?! Клянусь, Богами Талабионга!.. Я думал, что их тела принесут в селение, вместе с другими, погибшими там же?! А они уже оказались у колдуна! А, где тело Зума? – Там же. – просто ответил Кассий, – Голова тоже лежит отдельно. При этих словах поднялся гул. Воины в оторопи выглядывали и смотрели на голову их бывшего товарища. Это делали и воины Карталона, и воины Тогана. Вскоре оба возвратившихся, были окружены со всех сторон воинами. – …Иначе их не «убить». Если это возможно назвать убийством?! – продолжал объяснять Кассий, – Ведь они уже мертвы более полусуток?! Но, странным образом, ходят и неплохо стреляют из лука? А также, действуют и мечом, и секирой?! Сколько ещё таких, Тоган, мы можем, встретить там? Может они ещё кого забрали с собой? А ты молчишь?! А мы их будем «убивать» второй раз?! Тоган, помолчав, оглядел воинов, стоящих у него за спиной. – Вот поэтому, я, выступал, за то, чтобы это дело закончили мы сами! Там ещё Оларт! Я не стал говорить за него! Никто не видел, как он погиб?! Поэтому, это наша задача! Задача расквитаться со злом, так долго нас преследующим! Что касается, тел, этих наших товарищей, я не знал, что их унесли «призраки»! Иначе бы, я предупредил вас! – Ещё бы! – воскликнул Массилий, повернувшись к голове, на которой застыла маска смерти, – Он, чуть не убил нас обоих! А Зума, мы вообще сразу не признали?! Они уже успели раскрасить обоих! Карталон, послушав всех, посмотрел на Кассия. – Так есть тропа? – спросил он. Кассий устало улыбнулся. – Сегодня удивительная ночь и утро! Наши бывшие друзья и товарищи, после смерти стали нам лютыми врагами! А лютый враг, коего мы убили прошлым вечером, стал нашим помощником! Так, Массилий? Массилий вздохнул. – Это точно, хоть и беззубым! – отозвался он. Карталон оглядел обоих и видя, что те уже отошли от тех переживаний кои им пришлось выдержать и даже пытаются шутить, произнёс: – Ну давайте выкладывайте, хитрецы! Нашли логово? – Логово находится в пещере. Дорога есть. Тропа под заклинанием. Но мы её прошли. Можно двигаться. И это нужно делать скорее. Пока они не изменили, что-то в своих заклятьях. – Ответил Кассий. Карталон обнял обоих. – Я счастлив вашему возвращению! Знали бы вы, как я беспокоился… А, что вы там несли о помощнике-колдуне? Где вы его нашли? Массилий пожал плечами. – Я его не видел. Всё, что я о нём знаю, мне рассказал Кассий. Да, ты должен был его видеть, Карталон. Это тот колдун, которого вы убили в прошлый вечер, отбивая Гетулика. – Отозвался он. – Как же он вам помогал? – Карталон удивлённо поднял на них глаза, – Он что? тоже ожил?! Массилий и Кассий переглянулись. – А вот этого мы не знаем. Вообще-то, не хотелось бы! А помогал он нам посредством вот этого. – Кассий вытащил ожерелье колдуна из своей сумки. – Именно оно открыло нам дорогу… Тоган и следопыты, увидев в руках Кассия страшное ожерелье, отшатнулись от него, и целой волной отступили на шаг, словно от прокажённого. – Да что с вами?! – Кассий не понял этой реакции, – Этот зуб не кусается – мы проверили! – Брось! Брось сейчас же! – проговорил Тоган, – Его нельзя держать голой рукой! Он выбил ожерелье из рук Кассия и оно, отлетев, странным образом упало на лицо мёртвого Корка… И тут случилось страшное! Глаза Корка моргнули и обвели всех пустым бесчувственным взглядом… По рядам воинов прокатился выдох ужаса. – Клянусь Гекатой, Кассий, мы не знали, что держим в руках?! – прошептал Массилий, в повисшей тишине, коя сковала всех, кто это видел. Но, Кассий, спокойно нагнулся, и взял ожерелье снова в руку. Голова Корка не показывала более признаков жизни… – Если есть, что сказать, говори Тоган! – ответил он, – Но без него, нам там не пройти. Кассий убрал его снова в сумку. Тоган и следопыты побледнели от такого безразличия к страшному, по их мнению, ожерелью. Тоган, всё же решил что-то объяснить. – На такие ожерелья накладываются специальные заклятья! Ты показал зуб на этом ожерелье! Это зуб хозяина ожерелья! Теперь, он, даже мёртвый, будет рядом с тобой, Кассий! Будет тебе мстить! Надо, что-то делать теперь с этим?! Найти способ избавиться от проклятья! Кассий немного изменился в лице, заметно побледнев. – Теперь понятно, кто подал знак, мёртвому Корку и Зуме. – произнёс он, посмотрев на Массилия. – Мертвец подал голос мертвецу! Массилий отреагировал на это по-иному. – Тоган, ты говоришь о проклятье? О проклятье ожерелья? Как же ты собирался попасть к пещере, не возьми мы на себя, то к чему вы, столько времени даже боялись приблизиться?! – спросил он. Тоган немного помолчал. – Вам надо было посоветоваться со знающими людьми, прежде чем что-то снимать с шеи убитого. – он вздохнул и опустив своё копье, на котором у наконечника Кассий увидел тот самый предмет, который дали Тогану Вожди, выбирая его Вождём похода, – Одень ожерелье на копьё. У нас есть секреты, для таких уловок колдунов. Ты совершил ошибку, не обратившись за советом. – Что, думаешь он привяжется ко мне? – спросил Кассий, поняв свой промах, и, достав ожерелье с тревогой в глазах, повесил его на копьё Тогана. Он, вдруг, подумал, что этот бестелесный колдун, может навредить если не ему, то рядом находящейся Иоле?! И это очень сильно забеспокоило и даже напугало его. Но в этот момент, вперёд вышел тот самый следопыт в шрамах, выступающий на Совете Племени. Он, в молчании, сделал какой-то знак Тогану и тот отступил в сторону. Следопыт подошёл к Кассию и закрыв глаза, стал ходить вокруг него, произнося какой-то наговор. Так он прошёл три круга и резко остановился… Остановившись, напротив груди Кассия, Тарсун также резко, оборвал свой наговор… Потянув свою ладонь к груди Кара, он остановил руку в локте от него… Так, он простоял несколько мгновений. После этого, он, не поворачиваясь более к Кару, пошёл обратно к Тогану, на ходу бросив тому несколько коротких фраз. Тоган, с удивлением повернулся к Кару. – Он говорит, что на тебе есть какой-то оберёг?! Он сказал, что он такой мощный, что колдун не смог войти в тебя, а только кружил вокруг! Это удивительно?! Я знаю мощь проклятий таких ожерелий! – Тоган покачал головой, как будто сомневаясь в правильности выводов следопыта, – Но, учти Кассий, колдун всё время будет взывать о мщении! Если сам не может отомстить, он постарается сделать это чужими руками! Тоган, что-то сказал следопыту в шрамах и тот согласно кивнул. Но, что-то добавил и от себя. – Тарсун, сказал, что ты можешь удавить в себе колдуна сам! У тебя есть для этого сила, коя превышает силу даже твоего оберега! – в замешательстве произнёс Тоган и добавил, – Это немыслимо! Карталон, всё время молчавший в это время, облегчённо вздохнул. – То, что мы услышали, лучше всего проверить в деле! Выжжем пламенем очищения это гнездо зла и все проклятья и заклинания, съест самый великий созидатель и уничтожитель Мирозданья – Агни! – Это верно! Бог этрусков! – Вслух согласился Кассий. Тоган вновь вышел вперёд. – Я настаиваю, Карталон, в том, чтобы воины с галер не принимали участия в этом сражении! Мы сами сделаем это! Сами уничтожим врага! Нам самим это необходимо сделать! Карталон поглядел на Тогана, потом на своих воинов, стоящих вокруг него. Он думал недолго. – Хорошо! Что спорить. Я придержусь твоих слов! Мы не будем входить в пещеру! Но тех, кого мы обнаружим вне её – мы уничтожим! – Озвучил он своё решение. Воины, находящиеся у него за спиной, одобряюще закивали, поддерживая этим, его решение. – Но у меня есть просьба и к твоим воинам, Тоган! – продолжил Карталон. – Какая же? – Тоган повернулся к Карталону. – Не творите зла детям! Их можно будет взрастить, как нормальных людей. Это будет трудно, но возможно! Тоган, какое-то время, размышлял над словами Карталона. Потом, обведя взглядом своё воинство, повернулся к Карталону. – Я даю тебе это обещание, Барка! Воины не воюют с детьми. Вперёд, самое главное убить высшего Колдуна! – Тогда вперёд. – Отозвался Карталон. Через мгновение, Тоган с Кассием и Массилием, входили в джунгли. За ними шёл Карталон, ведя два воинства… …Селение ликовало. Вернувшиеся корабли привезли освобождённых невест и множество, освобождённых пленников из других, соседних селений. Коварное, злое гнездовье кровожадного племени, основанное на гневе и ненависти самого тёмного колдуна, было уничтожено. Галеры привозили не только освобождённых, но и тех, кого захватили при штурме пещеры – женщин, детей и юношей, коих тоже не трогали в сражении. Те, сходя с галер, выглядели затравленными и жались в кучу, ожидая своей смерти или другой, более ужасной участи, коя совсем не исключает смерть, но более с изощрённым, жестоким финалом… Всё это они привыкли видеть у себя там, в пещере… и теперь, ожидали такой же участи, по отношению к себе. Они в ужасе смотрели на огромные костры, горевшие в центре селения, фантазируя о цели его разведения… и это, повергало их в шок… Не все прибыли на галерах. Тоган и его воины шли теперь по той единственной тропе, ведущей из тех мест предгорья. Это нужно было сделать, чтобы уничтожить всех, кто мог ещё скрываться на ней, из обитателей логова Колдуна. Карталон руководил высадкой на берег захваченных и освобождённых пленников. Всех освобождённых окружили заботой, стараясь унять их всё ещё не проходящий страх, от пережитого и увиденного ими там – в пещерах. Также, самыми первыми, привезли раненых и павших. Раненых было около четырёх десятков. Но были и погибшие. Более десятка воинов племени, скорбно вынесли с галер, под неумолкающий плач женщин племени, причём при этом плакали и захваченные женщины пещеры. После того, как павших в битве, унесли. Плач прекратился и селение возликовало в честь победы, и избавления от скверны, так долго угнетавшей их… Радость от того, что более не следует опасаться той силы, что холодила сердца даже самым отважным воинам, вылилась плясками и хоровым пением. В центре селения, воздавали почести павшим… но делалось это, опять же, посредством пения и танцев. В траурных одеждах, селяне, в танце, пересиливали горе и боль утрат… Все ждали возвращения отряда Тогана. Вожди, встречали Карталона с почестями и благодарностью – его второе появление на их земле, вновь ознаменовалась новым освобождением от древнего страха и зла, живущим, как оказалось, по соседству с ними. – …Что теперь? – спросил Массилий взглянув на Карталона, – Неужели, племени Тогана больше не с кем воевать? Зачем, нашему Тогану, теперь звания Стратега племени?! В нём нет смысла. Карталон немного помолчав, вдруг улыбнулся Массилию. – Теперь, в племени Тогана рождена новая легенда! Легенда о двух храбрецах, совершивших вылазку в зловещее логово врага и тем самым, открыв путь к нему! Это событие будет воспето в племени Тогана. Воспето на долгое время. В честь тебя, Массилий, здесь будут танцевать один из самых героических, но страшных, наводящих ужас на детей, танец – схватки храбреца с ожившим мёртвым великаном-призраком! А ты спрашиваешь: «Что теперь?»! Слава в веках! Вот что теперь, Массилий! Карталон улыбался. Массилий услышав об этом, не поверил его словам. – Да нет. Скорее всего, они прославят своих воинов и Тогана. Как смело они вошли в логово Страха и уничтожили заклятие Чётного Колдуна. Мы с Кассием туда не заходили, а лишь увидели их вход. Что нас прославлять-то?! – Заметил он без капельки разочарования. – Нет. В этом народе, всё, что происходит вокруг него, отображается в танце! А это событие стоит такого! Не сомневайся, Массилий, будет как я сказал! Массилий всё равно не сдавался. – Тогда почему мы не видим танец, посвящённый Карталону Барке? Где он? Где танец, в котором Непобедимый Карталон сражается со львами, спасая народ Тогана? Я такого не видел?! Карталон снова улыбнулся. – Правильно, не видел. – Согласился он, – И это хорошо. – Что же хорошего? – не унимался Массилий, – Ты рисковал жизнью, а они даже сплясать в благодарность этому не могут! Вот же как бывает?! Массилий, разочаровано покачал головой. В этот момент к ним подошёл Сапфон. – Есть, Массилий! Есть такой танец! – Заметил он, видимо услышав часть их разговора. – Я думаю, ты его ещё увидишь! Карталон, при этом перестал улыбаться. Массилий посмотрел на обоих. – А как же они изображают в танце корабли? – тихо, спросил он. – Несут перед собой пару, сплетённых с тростника лодок, с сидящими наверху танцорами. – Ответил улыбающийся Сапфон. – По возвращению Тогана, ты увидишь все танцы, Массилий! Поверь мне! Я тоже не видел их! Но мне об этом рассказывали другие, кто был здесь в прошлый раз! Так что мы с тобой вместе, будем наслаждаться зрелищем! Карталон, при этом изменился в лице, став серьёзнее. – Я думаю, что за одну ночь мы не пересмотрим здесь все танцы. Для этого нужно намного большее время! А мы, по возвращению Тогана и Кассия, будем собираться в обратный путь! Нас ждут и другие дела. – Обратно?! – переспросил Массилий, – Вот это новость! Приятная новость! У меня, если честно, уже болит голова от этих бесконечных песен! А если сюда ещё добавить пляски?.. Карталон и Сапфон улыбнулись, переглянувшись друг с другом. – Ты ещё не видел и десятой части их танцев, Массилий! – со вздохом сказал Карталон, – А, теперь, появятся ещё и новые! Посвящённые сегодняшнему дню и событиям перед ним! В общем, почва для творчества создана… А вернутся наши герои, здесь запоют все: и стар, и млад! Массилий поморщился при этом. – Я буду готовиться к отплытию, к этому времени. Кстати, я так и не увидел невесту Тогана? Где она? Мы привезли её? Карталон и Сапфон снова переглянулись. – Как же ты не видел её, Массилий? Вон все невесты! У Вождей! Они кормят детей, коих привезли из пещер. – Показал Сапфон. – А какая же из них Тогана? – спросил Массилий, долго смотря на фигуры невест. – Какая из них? Они, мне кажется, все на одно лицо?! – А мы откуда знаем? – одновременно произнесли Карталон и Сапфон, рассмеявшись. Этот смех подхватил и Массилий. – Ну, одна из них точно невеста Тогана! А он сам знает какая?! – добавил он, при этом. – Но мне всё же трудно различить их. – И это верно. – Перестал смеяться Карталон, – Это иной народ и иная культура. Я думаю, Тоган выберет сам себе невесту! – Да, скорее бы они появились здесь! – согласился Массилий. – Кстати, почему Кассий не сел на галеры? Карталон удивлённо посмотрел на него. – Ты разве не знаешь? Массилий слегка изменился в лице. – О чём я не знаю? – ответил он вопросом на вопрос. Карталон взглянул на Сапфона и тот пояснил. – Массилий занялся выводом из пещер освобождённых пленников. А потом женщин и детей «призраков». Наверное, ему никто не сказал? Я прибыл с последней галерой, когда вы уже были здесь! Массилий следил глазами за обоими, ожидая пояснений. – Дело в том, Массилий, что Тоган, так и не обнаружил в пещере Чёрного Колдуна?! Они там облазили всё! Его там нет! И когда мы уже собирались отплывать, Кассий почему-то вдруг спрыгнул с галеры и крикнул, что он придёт вместе с воинством Тогана! Больше я ничего не знаю! Массилий взглянул на Карталона, но тот ничего не пояснил, так как знал не более его. Массилий перевёл взгляд на Сапфона. – Я думаю, они скоро сами здесь появятся и всё расскажут. – Закончил тот. Эти последние слова были произнесены с такой уверенностью, что Массилий, доверившись чутью Сапфона и спокойному лицу Карталона, удовлетворился этими словами. Он лишь повёл вокруг себя глазами. – Может быть пойти на галеру и заняться приготовлением к отплытию?! – спросил он сам себя, чувствуя, как начинает скучать от вновь затянутого пения, кое полилось из центра селения. – Иди, Массилий! Иди! Ты среди канатов галеры чувствуешь себя намного веселее! Я давно заметил это! А, вообще-то, пошли вместе! В такую жару, есть прекрасная возможность промазать борта смолой, а канаты дёгтем! Пошли… Это хоть и трудное занятие… но зато очень важное! – Принял решение и Карталон, – Пошли, заодно проведаем нашего Гетулика… Вся тройка, двинулась к реке… – … Ну что, Кассий? – Тоган спрыгнул с высокого утёса, на который поднимался, чтобы осмотреть грот пещеры с высоты. Кар стоял перед очередными, открывшимися глазам, длинными коридорами тоннелей, уходящих вглубь горы. Оба коридора были темны и Кассий прислушивался к звукам, исходящим из них. На вопрос Тогана, он медленно повернулся и задумчиво ответил: – Я слышу шёпот! Он как—будто идёт с обоих тоннелей, но сходится именно в этой точке! Если я схожу с неё и сдвигаюсь к их входам, шёпот меняется на шум воды?! А что у тебя? – Наверху нет никаких ответвлений! Я думаю он ушёл в один из тех входов, перед коими ты стоишь?! Но, как мы пойдём туда? У нас нет факелов! Идти туда без света – это сумасшествие! Это логово Богов Исталабионга! К тому же, нет уверенности, что это именно тот грот, где он черпает силу?! – Тоган почти дошёл до Кассия. – Это именно он! – твёрдо произнёс Кассий. – Я чувствую в них присутствие «чего-то»! Отсюда, оно вырывается волнами… и наполняет весь грот! Потом расходится по пещере, заполняя её и выходит уже наружу! Это он. Кассий посмотрел в темноту коридоров. – Надо заложить пещеру! Пусть останется в ней навсегда! – подал идею он. – Заложить эти тоннели? – переспросил Тоган. – Нет! Всю пещеру! Всю! Полностью. Как раз у входа, огромные каменные гряды. Глыбы искать не придётся! Все кости и черепа, занесём в пещеру и заложим её – пусть остаётся с теми, кого разбрасывал по косточке! Беседует о вечности со своими жертвами. Тоган обдумывал предложение Кара. – Ну что же, это хорошее предложение! – Согласился он, – Всё равно мы его не найдём в этих тоннелях! Надеюсь, другого выхода из пещер, нет?! А то вся наша затея – пуста! – Нет. Выход один. – Ответил утвердительно Кассий. Тоган, развернулся и исчез в лабиринте пещеры. Кассий ещё какое-то время, постоял у тоннелей, вслушиваясь в шёпот и теребя пальцами пластину амулета у себя на груди. Потом, повернулся и стал догонять Тогана, перейдя на очень скорый шаг. Всюду лежали тела убитых «призраков», кои сражались с яростью, но были перебиты воинами племени Тогана, так давно искавших это логово зла. Особенно жестокое сражение развернулось у входа во второй грот пещеры. Многочисленные «призраки» пытались пробиться с боем, но все полегли на острых камнях пещеры, не выпустив из рук оружия… Но этого времени, хватило, чтобы главный Колдун успел скрыться в тайных тоннелях пещеры и уйти, через потайной, скрытый тоннель, который Кассию всё же удалось отыскать, вглубь самой горы. Когда воины, одержав решительную победу ворвались в другие гроты пещер, то нашли только пленников и семьи призраков, испуганно спрятавшихся в бесчисленных гротах. Всех вывели наружу, убивая самих «людоедов», но колдуна так и не нашли. Колдуны, рангом поменьше, все погибли в схватке… Больше никого не нашли, как не пытались искать. В поисках, нашли гроты где происходили какие-то культовые обряды: там кругом находились расчленённые тела пленников, какие-то культовые предметы, в этих гротах звучали отзвуки предсмертных криков жертв… Когда сюда ворвались воины Тогана, то не оставили в живых ни одного служителя колдунов и перекололи их всех здесь же. Кассий проходя, через один их этих гротов, рассматривал то, что открывалось его глазам… Он увидел обезглавленных «призраков». Кои лежали в разных местах пещер и понял, что таких, как встретили они с Массилием в овраге, здесь было не мало… То, что они показали воинам Тогана, послужило примером, как нужно «обходиться» с такими «призраками»! Те усвоили урок быстро и применили этот «метод» на практике в пещере. Правда, немного, переусердствовали, изрубив оживших мертвецов на куски. Именно эта, финальная схватка с такой охраной колдуна, дала ему время уйти в полость горы… Кассий остановился у изрубленных тел и замер. – Что, Кассий?! – из проёма пещеры показался Тоган, – Что-то нашёл? – Я вот что подумал?! – обернулся к нему Кар, – Колдун ведь может совершить обряд оживления всех этих мертвецов! Тех, кто с головой?! Тогда, они ему очистят выход их пещеры и всё начнётся заново! Надо вынести все тела наружу и оставить ему только кости! А тела сжечь перед пещерой! – Верно! Я тоже подумал об этом! Так и сделаем! Так! Выносим тела врагов наружу, двигаться только десятками! Осторожно! Только осторожно! – приказал Тоган своим воинам. Работа закипела. Это заняло довольно долгое время, а Кассий, со знанием дела, стал подсказывать воинам Тогана, как укладывать погребальные костры, чтобы сжечь как можно больше тел «призраков». По мере выноса убитых врагов, росло и число таких костров, немного в стороне от входа. Наконец, из пещеры вышел Тоган и последние воины, несущие тела врагов… Между тем, те кто освобождался от укладки «призраков» на костры, стали подносить к пещере камни, из расположенной рядом гряды, осыпавшихся скал… Кассий какое-то время смотрел на эту работу, над чем-то, размышляя в это время… Его глаза выхватили из всего, как Тоган, принеся на себе, положил в растущую кучу огромный валун. Кар обратился к нему: – Скажи, Тоган, вы же не просто так, не рассказали нам, что «призраки» неспроста так называются, умолчав о их, действительной способности, превращаться в оных?! Ведь за этим что-то скрывается? Я ведь, понял это ещё когда мы принесли голову Корка. Но, просто не стал тебя спрашивать при всех и Карталоне! Ведь, я прав?! Кассий Кар внимательно взглянул в глаза нубийца. Тоган не выдержал взгляд его пронизывающих глаз и отвёл свои глаза. – Ладно. Хорошо. Я расскажу тебе. – Со вздохом, произнёс он, решившись на это. – Я расскажу тебе о том, о чём Вожди нашего племени запрещают даже вспоминать! Отойдём в сторонку, чтобы не мешать работе! – Да. Давай разожжём костры! Чтобы не терять время! А ты рассказывай! – предложил Кар. Они подошли к первому костру и Кассий увидел, как двое воинов Тогана, применяя ремень из кожи и обернув им сухую ветку быстро вращают её в сделанном ими же отверстие в сухом бревне, поочерёдно тянув за концы ремня и заставляя, тем самым сухую ветку, обёрнутую ремнём вращаться и создавать трение соприкасающихся поверхностей в отверстие бревна… Вскоре показался дымок. Третий воин, придерживающий верх вращаемой ветки. Стал подсыпать в отверстие сухой размельчённой травы… раздувая губами огонь… И вот он появился! Воин сразу бросил в него ещё травы и вскоре огонь поднялся над местом своего возгорания… Первый костёр был разожжён… – Это было давно. Во времена деда моего деда. В нашем племени был Великий и Могучий Вождь Ухтумба! Те времена были мирными и благостными для всего нашего народа. И охота и добыча плодов, приносили в селения нашего народа изобильную пищу. Но внезапно, в окрестностях одного из селений объявился огромный лев-людоед! Он нападал из засады и утаскивал свои жертвы в неизвестность, откуда они больше никогда не подавали своих голосов… и на зов, тех кто их пробовал искать, отвечала мёртвая тишина! Никто ни разу не находил даже их останков. Такое происходило не раз и в прежние годы – львы приходили и рвали людей, но их выслеживали как раз по местоположению останков их жертв и расправлялись с ними, как велит закон природы! В этом же случае всё было по-другому… Чтобы решить эту задачу, на поиски льва вызвался один отважный следопыт и Вождь, дав ему восемь отважных воинов в помощь, стал ждать от них вестей. Проходил день, два, три… минули семь дней, а от них не пришло никакого известия! Все в нетерпении смотрели на Вождя – что он предпримет?! Но всё же надежда, на возвращение их со шкурой убитого людоеда не покидала селений. Но, их уже больше живыми никто не увидел, – Тоган взял небольшую паузу в рассказе, поглядев на разгорающиеся костры и продолжил, – и Великий Вождь принял решение собрать всех самых удачливых следопытов и поставить им задачу найти логово льва. Место, куда он скрывается, после нападений! Следопыты разошлись во все стороны и… после многих дней и попыток обнаружить логово зверя, вернулись ни с чем. Только один из них, пришедший последним, почему-то молчал… Его била дрожь и выглядел он иначе чем раньше… Над ним стали биться лучшие лекари племени – они уложили его в постель и стали давать ему разные снадобья. Но, он ничего не ел и не пил, продолжая колотиться в дрожи… Но, под утро, в бреду, вдруг сказал, что знает место обитание льва. «…но, это не лев, – проронил он сквозь бред, – Это человек, одевающий на себя шкуру льва…» Он метался в постели, то внезапно застывал, как мертвец, то снова трясся, а потом, вновь прокричал: «…его логово в скале у подножия горы…» К утру следопыт умер, больше не проронив ни слова. Его тело стали готовить к погребению. Отнесли к ручью и обмыли его. И тут обнаружили на нём какие-то царапины, которые конечно же не могли стать причиной смерти (слишком мелкие они были), не найдя более ничего, те, кто готовил его к погребению, отнесли тело обратно в хижину для усопших, где они лежат до утра… Но когда утром зашли туда, чтобы взять тело на погребальный костёр – тело странным образом исчезло! Всё племя, было поражённо этим исчезновением и по селению поползли слухи о возвращении в окрестности горы злого Бога Оборотня Офута, изгнанного, когда-то Светлыми Богами, на вершину горы! В это поверили все, кроме Великого Вождя Ухтумбы! Он объявил, что сам начнёт Великою охоту на льва-людоеда! Собрав самых надёжных и отважных воинов, Вождь выступил из селения. Их не было три дня. Но на четвёртый день появился один из следопытов, ушедших с Вождём Ухтумбой. Он во всеуслышание объявил, что в схватке со львом-людоедом, Великий Вождь поразил его копьём, но и сам получил несколько ранений! Раненого Ухтумбу несут его воины, вместе с поражённым львом-людоедом. Все знахари ближайших селений, а также и других, стали готовить ему снадобья, для того чтобы перебороть повреждение тела и саму Смерть. Снадобья те, были проверены временем, ибо вылечили уже огромное количество раненых и чуть живых людей! Наконец, воины вернулись из похода. Вид сражённого многими копьями зверя, ужаснул самых бывалых охотников. Да и это был совсем не лев?! Это была тварь с гривой льва, звериной пастью, но передвигающееся на двух ногах и имеющего странные когти, на своих передних лапах, служащих руками твари. Кожа его была чешуйчатой и имела окрас похожий на львиный – желтоватый!.. При этих словах, Кассий напрягся, вспомнив вид Луноликих. – …Вождь, как раз имел раны на груди от этих лап, – продолжал Тоган, – и лекари бросились обрабатывать их! Раны были страшны! Некоторые рёбра были рассечены надвое… Лечением занялось сразу несколько самых опытных старейшин-лекарей. Другие, знахари, осмотрев убитого зверя, не нашли ничего, что могло бы сказать откуда оно появилось в наших краях. Его тут же бросили в огонь! Но когда оно вспыхнуло и огонь обнял тело твари своими жаркими объятиями, Вождь по странному обстоятельству, пришёл в себя и стал биться в конвульсиях, выкрикивая какие-то неразборчивые слова… Потом он затих и уснул спокойным сном… Прошло три дня. Вождю не становилось лучше… И вот в один из вечеров, в селение вошёл странно одетый человек. Люди селения окружили его рассматривая со всех сторон – он был и странно раскрашен?! Но сведущие лекари, рассмотрели в нём своего товарища по ремеслу, так как на его поясе висела масса мешочков с кореньями и сушёными листьями, различных трав. Путника накормили и предложили взглянуть на Вождя Ухтумбу. Тот согласился и его тут же привели к хижине с Вождём. Странник что-то зашептал, подойдя к Вождю и все, кто находился в это время в хижине, почувствовали, как у них заложило уши, и они почти перестали слышать… никто из них, потом не мог повторить то, что шептал знахарь. Между тем, зашедший в селение знахарь продолжал что-то шептать над Вождём и открыв какой-то из своих мешочков, посыпал на его раны смешанный порошок… Уходя из селения, он дал лекарям снадобье, сказав, что как только Вождю Ухтумбе станет лучше и он придёт в чувства, надо будет отварить снадобье и дать выпить. Странник простился со всеми… и исчез также, как и появился… После его исчезновения, лекари долго не могли понять – кто же был в их селении… Колдун или Целитель? Они смотрели на его снадобье и, пожав плечами, оставили его у тела Ухтумбы. Все занялись своими делами. Но уже утром, Вождь Ухтумба открыл глаза! Это так обрадовало всех вокруг него, что лекари забыли о том снадобье, кое оставил странный знахарь. В селении объявили о возвращении здоровья Вождя и каждый из лекарей старейшин, говорил, что именно его снадобья сотворили это чудо! В селениях, по этому поводу, объявили празднества… Вождь Ухтумба поправлялся на глазах… но на третий день, его глаза стали странным образом бледнеть, а потом поблекли… а он перестал есть… и пить воду… Это очень напугало окружение Вождя и его лекарей. И тут, кто-то вспомнил о том самом снадобье, кое оставили они в хижине больного Вождя… Его бросились искать, но оно как сквозь землю провалилось?! Оно пропало. А Ухтумба уже перестал говорить и стал проявлять признаки агрессии… На следующее утро селения облетела весть – Вождь Ухтумба исчез! Но исчез он не один – вместе с ним исчезла вся его семья?! Все, кто бросился по его следу не вернулись в селения… Они исчезли, следом за Вождём. Страх сковал мой народ, – Тоган снова немного помолчал и продолжил, – все боялись выходить за пределы селений. Вот в это время в селение и возвратился тот самый исчезнувший лекарь. Разгневанные старейшины племени, схватили странника, обвинив его в колдовстве! Путник сразу же спросил, дали ли они снадобье Вождю, кое он оставил им? Когда он услышал, что снадобье пропало, он закрыл глаза и покачал головой. «Вы сами себе создали беду, погнавшись за славой целителей! – сказал он, – В тело вашего Вождя вошёл Демон! Он боролся с ним, но никак не мог одолеть! Демон пытался завладеть им! Вы своими порошками не давали одержать ему верх, но и не давали толчка к выздоровлению Вождя, так как и демон боролся с вашими порошками и этим, угнетал Вождя. Я наговором усыпил демона. Я его мог усыпить только на время! Ненадолго! Но это дало бы толчок к выздоровлению Ухтумбы! Когда демон уснул, вам надо было дать моё снадобье и Вождь, пришедший уже в себя, сам бы удавил демона внутри себя! А так, вы обрекли его стать тем, кого он убил собственноручно!» Так сказал неизвестный знахарь и это повергло в шок старейшин племени. Они поняли, что совершили непростительный промах. Но, увидели в нём только одного виновного – неизвестного знахаря. Воспылав гневом, они в ярости схватили его и не только не спросили его как исправить сотворённое, а тут же обвинили в колдовстве и приговорили к смерти. Его сожгли тут же, на костре… Но, говорят, когда он горел, его губы непрерывно сыпали на ветер, в улетающий дым непрерывную цепь наговоров и заклинаний… Утром, пепелище костра оказалось странно разворошённым, будто в нём кто-то копался, после казни. Старейшины запретили вспоминать об этом всему народу… Прошёл год… Всё после этого снова наладилось. Но однажды, из селения пропали люди… Потом ещё и ещё… Куда бы не уходил мой народ, это проказа следует по пятам! Тоган замолчал. Кассий смотрел на огонь, размышляя над рассказом. – Да. Неожиданно. – Произнёс Кассий, – Выходит, твой народ здесь не причём, а вот те, кто им правил после Ухтумбы?! Да… Получается, Тоган, сегодняшняя битва не решает вопроса! Нет. – Кассий повернулся к пещере, – Мне же, теперь, непонятна вся последовательность событий! Что делал тот знахарь, коего старейшины твоего народа, так неблагодарно одарили «благодарностью» скрывая за этим свою оплошность, находясь на костре?! Во все этой истории масса тайн! – Что он мог делать? – пожал плечами Тоган, – Выпустил ненависть к старейшинам племени! Он был могущественным колдуном! И ушёл с пепелища! Вот что он сделал! А страдать стал мой народ! Кассий ничего не сказал на это, а только посмотрел на пещеру. – Да… всё из-за человеческой нетерпимости и мести… – Кассий поднял глаза на Тогана, – А ведь ты, Тоган, совершаешь такую же ошибку, как и те старейшины! Тоган непонимающе взглянул на Кара. – Да-да! Не смотри так! – Кассий отошёл от костра, – Ты судишь того, кто намного выше твоего суда! – Не понял! – Тоган последовал за Каром. Тот шёл к пещере. – Сколько прошло время, до того, как снова стали пропадать люди? – Спросил Кассий через плечо. – Я же говорил. Моё племя жило в спокойствии немного больше года! Так рассказывают старейшины! – отозвался Тоган, прибавив шаг и поняв, что Кар за что-то ухватился. – Так… Если судить о твоих старейшинах тех времён по их поступкам, то этот отрезок должен быть намного дольше! Они убавили его в своих сказаниях! Сколько прошло дней, как стало лучше Ухтумбе – три дня! Три! Значит, призраки должны были появиться через три года! Не раньше! Кассий резко остановился и повернувшись остановил гиганта Тогана своей железной рукой. Тоган, опёршись в руку Кара, встал, почувствовав непреодолимую силу ладони и зашатался, от инерции прекращённого движения. – Прикажи перестать закладывать пещеру! – Сказал Кар. – Зачем? Ты что Кассий?! Я, даже не уверен, что то, о чём я рассказал по своей глупости, как-то связанно с призраками?! – Связанно, Тоган! Ещё как связано! – Но почему, Кассий? Ты же сам это предложил? Ничего не понимаю?! – Предложил. – Спокойно отреагировал Кассий, – Потому что не знал всей этой истории. А теперь у меня другие мысли! Там, – Кассий, обернувшись к пещере, показал на её не до конца заложенный проём, – там, остался ещё один пленник! А может и два?! Эти две последние фразы огорошили Тогана – он открыл рот, но не знал, что сказать. – Ну, ты будешь приказывать, Тоган?! Ведь ты хочешь, чтобы злые боги горы, более не приходили к вам в селения и не выкрадывали людей?! Или нет? Эти последние слова привели Тогана в ярость, глаза сверкнули на его лице. Но Кассий, спокойно, отреагировал на это: – О, вижу, что хочешь! Давай останавливай людей! Будем решать вопрос вместе. В самом процессе его решения – ты сам всё поймёшь. Для меня это важнее, чем если бы я рассказал тебе об этом! Когда поймёшь то, зачем мы снова пошли в пещеру – поймёшь и меня! Кассий взглянул на Тогана и улыбнулся. В его улыбке не было никакого подвоха, а только спокойствие и доброжелательность. Тоган, увидев это, почувствовал стыд за свой налетевший на него неосознанный гнев, наподобии того, какой налетел и на тех старейшин его племени. – Хорошо, Кассий! – Он повернулся и приказал, – Пока перестаём закладывать пещеру! Нам надо ещё раз вернуться в неё! Воины положив камни, застыли, в недоумении глядя на обоих «вождей». Касий же отреагировал мгновенно, сказав: – Хорошо! Тоган, сделай мне факел! Огонь, теперь, у нас есть! Я сам схожу в пещеру. Один. После этих слов у Тогана отвисла челюсть. Тоган с ужасом и непониманием в глазах, уставился на Кара. – Ты что, совсем сошёл с ума, Кассий?! Ты только что сказал, что пойдём вдвоём? Ведь, мы даже не знаем, в чьё логово полезем? Куда дальше заведёт нас твоё любопытство и сумасбродство?! Если. Ты, пойдёшь туда один, не вернёшься! Подумай о Иоле и ребёнке, коего она носит! Как жаль, что Массилий уплыл! Только он знает, как тебя остановить?! В пещере же Демон! Кассий поглядел на Тогана, своими чистыми глазами в которых отражалось небо. – Ты прав. Он там. Но, кроме врагов, я думаю там найду и союзников! – загадочно произнёс он. – Союзников? В логове Демона?! Ты о чём, Кассий?! – Тоган не имел представления, как отговорить Кара от этой глупости. – Я уже всё решил для себя! Мне нужен только факел! Да, и отдай мне то ожерелье колдуна! Где твоё копье? Тоган покрутил головой из стороны в сторону и выкрикнул что-то одному из своих воинов. Тот принёс тяжёлое копьё Тогана. Кассий снял с него накрученное снизу наконечника ожерелье. – Что я скажу Иоле? – Произнёс в бессилии Тоган, – Когда, ты, не вернёшься?! Или вернёшься с блеклой оболочкой глаз?! Кассий взял в руки приготовленный ему факел и несколько раз резко взмахнул им, чтобы удостовериться, что пламя не угаснет в самый непредвиденный или нужный момент. Потом поднял глаза на гиганта Тогана. – Ты думай не об этом, Тоган! Думай над моими словами. Когда поймёшь их смысл, то можешь зайти в пещеру. Но не раньше! Есть вероятность, что из друга, ты можешь превратиться и в недруга. Ведь там демон, который играет на ненависти, как на дудке! Не хочу этого! Запомни мои слова! Последние слова, Кассий произнёс уже стоя около незаложенной части прохода в пещеру. Через мгновение, он «нырнул» в темноту пещеры… Какое-то время, все воины, собравшиеся в «кучу» толпы у входа, ещё слышали удаляющиеся шаги храбреца… Тоган, вздохнув, оглядел своих воинов, с оторопью наблюдавших уход Кассия. Но в этот момент, из пещеры раздался голос Кассия, который уже был не виден: – Запомни, Тоган… Тоган, погрузился в размышление. Глава 8 …Кассий добрался до того грота, где произошла самая жестокая схватка с «призраками» Тел не было, но лежали изрубленные, обезглавленные части оживших мертвецов. Перешагивая их, Кассий освещая всё светом факела, продолжал путь. Зайдя за черту окрашенных и залитых кровью камней, Кар остановился и прислушался к себе. Он снова слышал какой-то «шёпот». «…так, теперь надо найти тот хитрый скрытый ход. Он где-то был, правее основной схватки и вёл в жертвенные залы. Так… где-то здесь…» Кассий, поблуждав в лабиринте ходов, нашёл, осветив светом тонкую щель ответвления и протиснувшись в неё, стал продвигаться вперёд. Наконец, щель расширилась и уже превратилась в тоннель, ведущий в скрытые полости пещеры. Кассий шёл по нему так быстро, что создавалось впечатление, что он ходил здесь бесчисленное количество раз… Вот он преодолел жертвенные залы, нагнетающие в его сердце если не ужас, то оторопь от представления того, что здесь творилось. Свет факела освещал залитую кровью подошву залов и Кар, старался преодолеть их также быстро… Он шёл к раздающемуся впереди него «шёпоту» неизвестного происхождения… Это «шёпот» влёк его к себе… Вот он вновь оказался у тех двух тоннелей из коих и исходил «призыв»… Он встал напротив них и задумался: «…так, какой из них?.. Какой? Здесь важно не ошибиться?! Вот так всегда! Есть два пути… один ведёт в „пропасть“…, а другой…, пока, не знаю куда ведёт другой! Но, мне необходим он! Так… какой?» Кассий сделал шаг к ним и постоял какое-то время, замерев… Потом, поднял выше свой факел и шагнул в тот, из которого услышал шум падающей воды. Войдя в него он какое-то время шёл по ровному узкому тоннелю, но вот он стал уходить вниз… Тоннель довольно круто спускался вниз неровными уступами… Кар, высвечивая каждую «ступень» начал своё схождение… Шум воды сплёлся с «шёпотом», но Кассий уже выхватывал какие-то фразы, на неизвестном ему языке, которые «глушились» временами усиливающимся водным всплеском… но было удивительным то, что он мог без труда отделить слова от захлёбывающегося звука, видимо, далёкого, но громкого водопада… Ещё, что удивило его – он не ощущал никакого страха?! Сердце не обдавало холодом, который он чувствовал при приближении опасности и поступь его шагов была тверда и уверена… Завершив спуск, Кассий оказался в мрачном гроте глубин пещеры с падающей водой откуда-то сверху из полостей горы, в одной из сторон грота. Подойдя к месту водопада, Кассий остановился на таком расстоянии, кое обезопасило его от разлетающихся брызг, кои могли затушить единственный факел. Остановившись в том месте, у той невидимой черты, но как только лишь ему в лицо брызнула вода, он высоко поднял факел, чтобы оценить высоту водопада – она была локтей двадцать! Вода, падала в бурлящую воду небольшого озерца. Кассий, понимая, что вода из озерца уходит куда-то дальше, так как объём воды не возрастал, стал обходить границы его берега. «…Это и есть логово Демона? – задался он вопросом, – Что-то не похоже?! Но… интересное здесь тоже присутствует!..» Он, только сейчас заметил ниши в стенах грота. Кар осторожно ступая по краю мокрого от брызг и от этого скользкого берега, приблизился к нишам. «Шёпот» улавливаемый им усилился… Он подошёл к одной из ниш, самой ближней к нему и приблизил к ней факел… В нише лежал скелет человека. Одежда, если и была, то давно истлела от той сырости, коя присутствовала в гроте от бурлящего, в тысячах брызг, схода воды. Но он заметил, что на скелете было несколько ожерелий… и, так как, кожаные бечёвки, на коих они были собраны, сгнили, превратившись в труху, то всё что было на них набрано, рассыпалось в стороны… Кассий увидел и камни, и другие предметы, которые также пострадали от сырости… Некоторые предметы, провалились меж костей рёбер и застряв торчали из них… Затхлый запах прелого резко ударил в нос Кассия и он стал дышать через плащ… Он с вниманием рассматривал предметы, осыпанные с ожерелий… и наконец, увидел то, что искал и о чём думал! Он увидел один из символов, который был и на том ожерелье, кое он принёс с собой – это говорило, что здесь похоронены колдуны племени людоедов! Кассий поискал и «другой предмет» который, по его мнению, должен был находиться на одном из ожерелий… и нашёл его! Он был почерневшим от сырости, но прекрасно отличавшимся от других предметов своей формой… «…Это камера умерших колдунов! Значит, они смертны! Они не становятся такими, как те, с наколками… Но, вопрос – они ли их „производят“? Кто во главе этой паутины тайн?» Кассий подошёл к другой нише и осветил похожие останки. «– Значит, их погребение происходило здесь, в этом специально отведённом склепе! Каждого в свой срок! Или всех сразу?! Судя по останкам – именно так! Значит, демону они нужны в таком варианте! Зачем? Интересно…» Кассий стал обходить все ниши, освещая их поочерёдно и разглядывая останки. «Значит, колдун, или колдуны, оживляя некоторых погибших, таким образом, производит себе защиту…, так сказать, „неподкупную охрану“, а набеги нужны по нескольким причинам… и для добывания жертв, и для пополнения этой самой „охраны“, так как тело разрушается разложением… и рано или поздно, но прежние „ожившие мертвецы“ придут в негодность… Как-то странно даже об этом думать… Жутковато!» Кассий подошёл к другой нише и начал осмотр её. «…так… здесь тоже самое. Сколько всего ниш? Двенадцать! Магическое число этрусков! Совпадение? Навряд ли… Что это! Круг силы?! Похоже… Как и додекаполисы Этрурии! Эти колдуны при жизни, наверное, обладали какой-то особой силой! Но почему, у них одинаковый набор похоронных принадлежностей? А у этого есть зуб на ожерелье? Да… вон он. Откатился в сторону!» Кассий погрузился в размышление. «…если, рассуждать последовательно, то здесь должно быть захоронение более могущественного колдуна… Но, его не видно?! Это, как его свита. Где же оно… то… захоронение?..» Он шёл уже по третьей, последней стене грота. «…Нет. И здесь такие же! С таким же набором ожерелий. И у всех на ожерелье зуб! Что он им давал? Силу?! И почему я не чувствую никакой враждебности к себе! Я же чужак… Неужели…» Кассия прошила догадка. – Постой! – вслух пробормотал он, – У меня ведь тоже есть ожерелье! Вот оно! И хозяин зуба, мне сказали должен крутиться около меня?! Может поэтому они не чувствуют меня? А думают, что я это он? Он достал ожерелье и взглянул на зуб. «…А что, если это не зуб того колдуна? И вообще это не их зубы?! Не их собственные! Так… они все разные… это несомненно!» Кассий стал сравнивать их и повернулся к первой ниши. – Это легко проверить! – произнёс он вполголоса, – Сейчас это и сделаем! Он направился к самой первой нише быстрым шагом и склонился над ней. В его руках оказался череп колдуна. Кассий достал из сумки тот чёрный зуб, который он достал в останках первого колдуна. – Это зуб с верхней скулы! С левой стороны! Так… А здесь? – Кар повернул череп той стороной скулы, кою определил. – Ах! Он на месте! Точно. Догадка моя верна! Это зубы того первого колдуна! Который и наделяет их силой! Того в кого вселился Демон! А им, если судить по рассказу Тогана, был сам Вождь Ухтумба. Как только Кассий, про себя назвал имя Вождя, воздух вокруг стал натянутым и резким – шум воды стал намного громче. Кассий, почувствовав это, огляделся. Ему показалось, что позади него появилась тень и раздался шорох. «– Показалось. – Кассий осветил весь грот, – Да и амулет не проявлял активности. Значит, показалось.» Он снова повернулся к нише и продолжил размышление. «…Получается, демон, наделял колдунов силой давая им по зубу того самого могущественного колдуна, чтобы они, в нужный для них момент черпали из него силу! А знания? Знания он им тоже давал? Но, Ухтумба не обладал знаниями? Для чего же он давал им те зубы? Неужели, для того чтобы они забирали часть его мощи, чтобы Ухтумба не мог справиться с ним, Демоном, внутри себя, так как лишался части сил?! Так или не так?! – Кассий дошёл до распутья в своих рассуждениях, кое его угнетало, – Или же, если подумать иначе, Демон вошёл в сущность Ухтумбы, с такой проникновенностью, что напитал даже его останки колдовским знанием?! Тоган говорил, что вместе с Ухтумбой пропала и его семья. То есть, и жёны, и многочисленные дети. Уж не они ли стали родоначальниками всего племени людоедов? Они стали его верховными колдунами! И только они, могли черпать из него силу – ведь это его кровь! Хитро и мудро… Демон изощрён… Может быть и так… если я всё правильно учёл?..» Кассий взглянул, стоя у первой ниши, на останки. В его взгляде не было убеждения в своих выводах… «…но, что же выкрикивал, сгорая на костре, тот неизвестный знахарь? То, что демон кратковременно вселился в старейшин племени, мне ясно! Но что он хотел? Мести?! Нет. В этом я убеждён! Умирая такой ужасной смертью, он не обозлился на людей… Мне кажется, нет… но, произносил заклятья… Но какие?.. Не ясно…» Вот в этот момент, Кассий распознал чьё-то присутствие рядом с собой! В гроте. В пещере. Теперь, его сердце обдало холодом тревоги и непроизвольного ужаса, идущего со спины. Он опустил лик забрала на лицо и резко обернулся, обнажая меч… Сталь совершив металлический звук своего извлечения из ножен, засверкала отражая свет факела, который Кар держал в левой руке. Он поднял факел выше, чтобы осветить ещё большее пространство перед собой, а Амулет на его груди, в это время стал выдавать вибрацию… пульсируя с определённой частотой… Свет факела выхватил из мрака тёмную фигуру, которая попятилась во мрак… тая на глазах… Кассий, смело шагнул в ту сторону… но факел уже более ничего не высветил. «– Так! Он здесь! Всё так, как я и ожидал! Но пока на меня он открытого нападения не совершает?! Почему? Что ему мешает открыть охоту? Амулет или ожерелье с зубом? – Кассий дотронулся до пластины амулета и в тоже мгновение, стал понимать «шёпот», раздававшийся из мрака. – …Чужак!.. Он здесь! Зачем, он здесь?! Что ему надо? На нём знак неизвестной силы?! Да… да… Но, сила не враждебна нам… нет… нет… Но, у него же талисман Круга?! Как он попал к нему? Может он слуга демона и пришёл закабалить нас ещё больше?.. Нет… Он пришёл с теми, кто напал на пещеры… Это нападение отдаётся болью… Боль пронзила весь Круг! Многие наши дети погибли… Но, он зря вошёл в Круг!.. Он уничтожит его… да… да… Нет… на нём сила, не подчиняющаяся заклинаниям… Но всё равно… чтобы победить ему надо идти к нему! К нему… Идти?.. поздно… он уже творит заклинанья… поздно… Шёпот идущий со всех сторон склепа, заполнил его разум… Кассий почувствовал, что уши его снова заложены… но шёпот всё равно прорывался через этот, созданный кем-то, барьер. Кар покрутил головой. «…Так! – мысленно обратился он к себе, – Ты должен найти способ усилить свою защиту! То есть, добавить себе сил!» Он достал ожерелье Колдуна. «…они назвали его Талисманом Круга! Что это значит? Не толи, что именно он закабалил всех тех, кто здесь находится?! Это ведь тринадцатое ожерелье? – Кассий задумался, – Получается им владел тот, кто вёл „призраков“ в поход! В поход за новыми жертвами! Оно связанное с ожерельями всего Круга, – Кассий обвёл глазами склеп, – давала и силу, и мощь произнесённых заклятий! В этом склепе собиралась та мощь, коей они подпитывались, и она шла наружу!» Кассий ещё раз взглянул на ожерелье. – Ну, конечно же! – произнёс он вслух, осенённый догадкой, – Как я сразу об этом не подумал! Тогда, приступим! Кассий, развязал кожаную бечёвку на ожерелье колдуна и сбросив какую-то фигурку, вырезанную из бивня мамонта, с ожерелья, одел на бечёвку чёрный зуб с ниши. После этого, он шагнул к следующей нише и стал искать там, что-то… Найдя, он выпрямился и в его руках, стал заметен, такой же потемневший от времени зуб. Кассий, так же, сбросив с бечёвки ещё одну зловещую фигурку, одел зуб на ожерелье… Так, проходя от ниши к нише, он проделывал у ниш тоже самое… Сбрасывая с бечёвки таинственные символы, он поглядывал на мрак, в котором то проявлялось, то исчезала тёмная фигура… Дойдя до половины всех ниш, он, выискивая очередной зуб, почувствовал «что-то» за своей спиной… Будто бы над ним кто-то навис… Амулет в это время стал бешено колотиться в такт сердцу… Но, Кассий, проявляя самообладание, не поворачивался более и, как бы не обдавало холодом ужаса его спину, продолжал сбор человеческих зубов с ожерелий останков, лежащих в склепах колдовского Круга, кои долгое время находились там… Так он подошёл к последней стороне стены склепа, в которой располагались не обойдённые им ещё ниши… Позади него стали слышны шорохи и заунывный стон, захлёбывающийся ненавистью. – Что, догадался! – вслух произнёс Кар, обращаясь себе за спину, – Ты думал, что никто не сможет этого сделать?! Не додумается! А если и додумается, то станет ожившим мертвецом?! Твоим кратковременным слугой?! Ты в ярости?! Да! Позади него уже были слышны какие-то далёкие стуки. Шёпот усилился и стал просто вбиваться в голову Кассия. – …Он понял… он всё понял… Чужак оказался не глупым… Да…, но он в ярости! Он ищет другой способ расправиться с ним!.. Он найдёт его! Вы знаете, это… но, не хотелось… не хотелось бы, братья… Если он сделает всё правильно! Мы обретём свободу!.. Долгие годы мы служили Демону Круга! Он закабалил нашего отца… Что, Вы?! Что вы радуетесь то? … он ведь не знает последней… не знает!.. она скрыты… надёжно… скрыта… Этот шаг ему сделать не удастся… не удастся… А Демон подвергнет нас очередным истязаниям! Из-за… вас… Мы будем гореть в закабалённом Кругу! Снова… гореть… Кассий слыша этот спор, в понимаемом теперь им шёпоте, продолжал своё дело… Он дошёл до второй ниши и никак не мог отыскать в ней предмет своих поисков… – …Всё! Его сила возросла… Возросла ощутимо!.. Он оказался очень мужественным… Спуститься сюда одному?! Но… он ещё не попал в Круг! Не попал… Вернее не понял его… не понял… если поймёт… то попадёт… Дорога туда скрыта… скрыта… А если он не найдёт её?! Не найдёт?.. с нами будет? Вы подумали?.. нет… он попадёт… попадёт… Догадается! Должен догадаться… за чем пришёл… пришёл тогда? Он разрушит… разрушит то что воздвиг Демон, спасаясь от заклинания… Заклинания усиленного Костром… В этот момент, позади Кассия, послышался отчётливый звук, волочения чего-то. Кассий, сунул ожерелье в поясную сумку и быстро повернулся, подняв факел… Из темноты мрака, со стороны спуска в склеп, стуча чем-то по каменному полу, появилась одна неясная фигура…, а затем, и другая. Первая вышла в, освещённый Кассием, круг света и он увидел огромного мертвеца с белыми блеклыми глазами, но с повреждённым, совсем недавно коленом, на коем зияла рубленная рана и от этого, «призрак» припадал на повреждённую ногу в каждом следующем шаге и от этого, раздавался «волочащийся» и стучащий звук. В руках призрака было огромное копьё из кости… Кассий повернувшись, воткнул в щель ниши факел и обнажил второй меч. – Вот и первые «гости»! – произнёс он, будто бы стал уже хозяином этого места, – Я вас не звал, но вы пришли! Ну что же, этот свод склепа, давно не слышал звон клинков! Голос Кара звучал зловеще, сквозь глухое пространство забрала лика Терпсихоры. В этот момент, появилась и вторая фигура – это был такой же гигант, но который имел ещё большую рану, чем первый! Его правая рука была перерублены до половины в предплечье, и широкий отточенный клинок, он держал в левой руке. Кассий обвёл их обоих взглядом и тут, позади них вновь увидел тёмное расплывчатое пятно, кое встало на границе света и тьмы. – А, вот и «хозяин», своих слуг! Вид, конечно же, у твоих сегодняшних пособников не очень?! – Кассий прищурился, – Но видно это первые, кто попался тебе в этих бесчисленных лабиринтах пещеры! Сколько же ещё, ты найдёшь тел?! Надо спешить! После последних слов, Кассий бросился в атаку и прежде, чем «призрак» с копьём успел сделать укол, Кассий, совершив оборот вокруг своей оси в движении вдоль длины копья, отклоняя, одновременно и укол, оказался у «призрака» сбоку и резким взмахом мечей, как ножницами, «отстриг» голову оживлённого гиганта… Мгновение…, и она покатилась к ногам второго… и тот, на удивление резко остановил её, придавив ногой… Блеклые глаза не выражали ничего… Он оттолкнул голову, своего «товарища» по нападению, в сторону и размахиваясь клинком, бросился на Кара, у ног которого распласталось обезглавленное тело… Кассий встретил удар скрещёнными мечами, не сдвинувшись с места, и подняв ногу, мощным толчком-ударом в грудь гиганта, поверг его на каменный пол склеп… Мертвец, упав, попытался встать… опиравшись на единственную целую руку с клинком, но Кассий уже был рядом… Взмах! И обезглавленное тело легло на камни склепа, замерев, теперь уже навечно… Кассий оглянулся, ища то тёмное пятно, кое возникло позади оживлённых мертвецов. Но его там не было. Он облегчённо вздохнул и повернулся к той нише, где горел воткнутый факел… и понял задумку Демона – Тёмное пятно, склонилось над нишей, будто копаясь в ней, а факел, стал тускнеть и гаснуть, погружая всё во мрак!.. Кассий, мгновенно, бросил один из мечей в самый центр пятна… Над склепом, пронеслось, что-то вроде «стона» и пятно разорвавшись, метнулось в разные стороны… Что-то рассыпалось у ниши… А факел в это время, снова набрал свою силу горения… Кассий шагнул к нише и увидел – из неё высыпались останки, оказавшись рассыпанными на полу склепа… Кассий, оглядевшись, нагнулся и поискал что-то на полу… – Ты мне помог! – Он выпрямился на высоту своего роста. – Спасибо тебе! К кому были обращены эти слова осталось не ясным, ибо он, взяв факел, тут же перешёл к другой нише. Перешёптывание в склепе, набрало новую силу. – Вы… вы… видели… Это могущественный последователь Целителя! Он пришёл освободить нас! Он освещён Светом! Его мечи впитали его силу… Демон бежал от них… Бежал, показав свою слабость… надо найти вход в Круг заклятья… Кое сделало нас всех его рабами… заставило поедать своих бывших соплеменников… подмяв волю поколений… Он сотворил хитрость… и она работает до сих пор… Заставляя нас творить страдания, он тем самым, утоляет свой голод… Но, как он войдёт… как? Даже злые Боги горы, не имеют возможности войти сюда… а в Круг подавно… Заклятие Целителя, Демон использовал во благо себя… Но, он должен освободить нас… должен… Кассий, слыша этот перешёпот, стоял у предпоследней ниши. Вот он нашёл зуб и продел его на бечёвку, сбросив очередной символ колдуна и обнаружил, что их было ровно двенадцать. На бечёвке остался ещё один символ и отсутствовал один зуб. Он повернулся к следующей нише и… Странно! Шёпот прекратился?! Прекратился будто бы его оборвали! Кассий прислушался. Он уловил звуки ставшего очень тихого шёпота, но, теперь, его звуки полностью заглушались шумом падающей воды. – Так… – Кассий снова огляделся, – он сделал новый шаг! Лишив меня советов моих «союзников»! Ладно! Он нагнулся к последней ниши и покопавшись в ней, вытащил последний зуб, использовавшийся в страшном заклятье Круга. Кар, не спеша, продел его бечёвкой и выпрямился снова, осветив весь склеп. – Значит, это склеп его сыновей! Это ясно! Но где же его склеп? Где? Потайная дверь? Посмотрим… Он, взяв факел, обошёл несколько раз все стены склепа, освещая их с разных углов и выискивая, всё, что хоть немного похоже на трещины, под коими могла быть запрятана дверь, но ничего не нашёл. Дойдя до этого же места в который раз, он встал. – Нет. Ничего нет. А наверху? – Кар поднял факел пытаясь осветить свод грота склепа, – Нет, туда не забраться никак! Если, только, научиться летать?! Где же спрятан вход? Может в том, другом тоннеле? В тот, в который я не пошёл сразу?! И эти, «призраки», появились ведь с той стороны! Похоже… Он стоял у самого водопада, который теперь полностью заглушал шёпот. Кассий, послушав его шум, было шагнул к выходу из склепа… но… остановился. – А зачем он заглушил их перешёптывание?! Может? – Кассий повернулся к воде и его прошила новая мысль, – А что? Возможно… Кассий подошёл к берегу и заглянул в воду. – Нет. Так ничего не увидеть! Слишком большое волнение воды! И тысячи пузырьков! Надо нырнуть! – Он снова принял решение, но только начав сбрасывать плащ, остановился. – Да. Ведь он этого и хочет! И ждёт! Я оставлю на берегу оружие и ожерелье! Нет. Это ловушка. Да и как бы попадали в Круг другие колдуны, в коих на время вселялся Демон! Тоже ныряли?! Нет. Тот, которого я убил у селения, не оставлял за собой впечатления хорошего пловца! А Демон, тогда находился в нём! И мы с Карталоном, оба, это почувствовали!.. Нет. А может?.. Кассий, посмотрел на струю воды, падающую сверху. После этого, он стал обходить весь берег и… внезапно, обнаружил на нём выступ, на который он раньше просто не взглянул. Выступ был ровно посередине всей струи водопада. Кассий осветил сам выступ и заметил, что он был ошлифован! Все камни вокруг были ровны, но не ошлифованы?! А он… На нём не было того налёта времени, что наблюдался на других камнях. – Складывается впечатление, что по нему ходили?! Вернее, шлифовали ногами! Это интересно! – пробормотал Кар, – Кассий посмотрел на струю воды, которая была в чуть больше чем в трёх локтях. Он всмотрелся в неё, но ничего не увидел – слишком большой была скорость падения струи! – Нет. Вода отражает свет факела и не открывает своих секретов. Вода самое знающее, ведающее, но скрытное вещество на Гее! Так. – Кассий отошёл от струи и воткнул в стену факел, так, чтобы он освещал выступ. Вернувшись, он снова посмотрел на струю… – Эх! Другого пути проверить мою догадку нет! Ну что же… Я становлюсь сумасшедшим! Тоган правильно заметил это. – Произнёс он, с непонятной тональностью в голосе. Он отошёл от края на три шага и… сорвавшись с места, совершил короткий разбег, маршрутом через замеченный выступ, и прыгнул в объём струи… Вода обдала его своим холодом ледника горы и… Кассий, пролетев сквозь неё, приземлился на твёрдый камень. Под своими ногами он ощутил твёрдую опору. А сам он, оказался в нише, заслонённой от струи, которая была выше его роста в полтора раза и шириной с его рост. Впереди него, вниз, уходил тоннель… и внизу горел огонь! – Да! Вот это похоже на последнее логово Демона! – произнёс он, – Ну что же, вперёд! Кассий, вынув ожерелье и держа его в руках, двинулся к недалёкому окну света, спускаясь по тоннелю вниз… В тоннеле, в который он вошёл, было очень жарко. Видимо, нагретый воздух, горящим впереди пламенем, устремлялся через него к холодным струям воды и охлаждаясь покрывал стены тоннеля каплями охлаждённого испарения, отчего в тоннеле стоял жар наподобие банного… камни на спуске были также сырыми и Кассий, спускающийся на ощупь, и двигаясь только на видневшийся свет, ступал осторожно, чтобы не поскользнуться… Кассий вышел из тоннеля в округлую, будто бы выплавленную раскалённым шаром, оставившим здесь свой объём, полость горы. Это был идеальный пустотелый шар- сфера внутри горы. – Вот он Круг! – Ахнул Кассий. – Кто бы мог подумать! Вокруг него полыхал огонь, вырываясь из округлых трещин полого шара. В некоторых местах, из трещин, как будто до его прихода, просачивалась какая-то жидкость, отвердевшая потом потоком до состояния камня! Кассий вспомнил, как при извержении Этны, в Сицилии, видел подобные выплески из жерла горна Бога Вулкана. Кассий, поняв, что долго в этом пекле находиться не сможет, огляделся. Внизу, на дне полости сферы, находился тот, кого искал Кассий – в самом низу, на стоящей плите, лежал скелет, очень высокого, когда-то человека. Кассий это определил сразу, как только увидел его. Кассий подошёл к тому, из-за которого прошёл столь опасный, заковыристый тайнами путь. Весь скелет человека был обложен такими же фигурками, кои он сбрасывал на камни с бечёвки ожерелья. Только они были немного больше, тех, висящих до этого, на ожерелье. Но, стоявшие в той же последовательности, что и на бечёвке… Странные фигуры вокруг, окружали того, кто лежал на плите, будто сторожа?! Кассий сразу же подошёл к изголовью плиты, и тут же, увидел на лучевой кости правой руки, браслет со знаком Вождя (подобный он видел на одном из Вождей племени Тогана). – Ну, здравствуй, Ухтумба! – Громко произнёс Кар и пламя, за стеной шара, будто услышав эти слова, заревело и создало невыносимый жар в шаре, – Видишь, как кому-то не нравиться наше с тобой знакомство! Как ревёт ненависть! Но, мы то, не испытываем к друг другу ненависти? Ведь так?! Кассий взял в руки череп Ухтумбы и… обрадовался, увидев отсутствие зубов в скулах и, оставшейся лежать на плите, челюсти. Но, присмотревшись, он опешил – отсутствовало только двенадцать зубов?! Двенадцать! Это поставило Кассия в тупик. – Вот как?! Я где-то просчитался! – пробормотал он, – Чей же тринадцатый зуб? Получается самого колдуна! Вот же клубок? И где его конец? Он какое-то время смотрел на ожерелье. – Ладно. Для начала вернём то, что принадлежит тебе, Ухтумба! – Кассий поставив череп и взяв нижнюю его челюсть на которой отсутствовало шесть зубов стал выбирать из ожерелья те, кои совпадали с местом на ней и складывал выбранные зубы у черепа. – Демон, какое-то время имел власть над тобой, Великий Вождь! Но, что значит – «Какое-то время», для вечности? Ничего! Я возвращаю тебе твою силу! Силу, отнятую у тебя Демоном Горы! Мне, пока не до конца ясно, как он сумел «обставить» такое не простое дело? Надеюсь на твою помощь и подсказку! Вместе мы одолеем ухищрения Демона! – Кассий произнося это, складывал определённые им зубы, к черепу Ухтумбы. – Но, что это? – Кассий понял, что тот чёрный зуб, который он обнаружил в первой нише не принадлежит Ухтумбе. – Хитрость Демона? Ну, конечно! Кассий нашёл тот зуб, который был на убитом им колдуне и… он точно совпал с местом на черепе Ухтумбы. – Вот оно как! – С восторгом, он положил подошедший последний зуб к черепу Вождя, – Вот он как закабалил вас! Он подменил один зуб в Круге, дав свой! – тут Кассий осёкся, – Свой?! Но, у Демона нет зубов? Он вселялся то во льва, то в человека, то в какое-то существо, похожее на Луноликого! Но, у самого Демона нет зубов?! Он бестелесное существо и поэтому… бессмертное, что ли? Выходит, победить его нельзя?! Он способен жить в любом теле?! Что-то не хочется так думать! Кассий покрутил в руках тот чёрный зуб, который обнаружил первым в нише. Взгляд его упал на фигурки, кои в точности повторяли те, что он сбросил с ожерелья. Они стояли таким образом, что пламя, видимо, прорывающееся время от времени из трещин шара, лизало их своими языками, и от этого, некоторые стороны их, как оплавлены… Кассий, долго смотрел на это… Потом на зуб… В этот момент, будто что-то произошло в чреве горы. Там послышался гул и пламя, будто подчиняясь тому изменению, завыло в трещинах шара, будто получило какую-то воздушную поддувку извне. – Ого! – Кассий повернулся к трещинам, откуда вырвались огненные языки, а под ногами ощутил толчки, – Похоже, Демон потерял опору! Значит, в моих усилиях всё же есть польза! Правда, Вождь? И словно, в поддержку его слов, основание шара-сферы, заколебалось ещё раз, слегка, качнув и плиту, на коей покоились останки Ухтумбы. Вследствие этого, одна из фигурок, расставленных вокруг останков, зашаталась и упала на сферическое основание… Кассий сразу же уловил это. – Понял! Понял, Великий Ухтумба! Эти магические фигурки для тебя, как оковы! Так, давайка их, наденем на их же петлю! – Кассий стал собирать все фигуры и нанизывать их на бечёвку ожерелья. После того, как он собрал всё на ожерелье, он покрутил в руках зуб, думая, стоит ли его одевать к фигурам заклятья. – Что же сказал последнее тот Целитель, сгорая на костре. То, что он, наговорами ослабил и отсрочил нападения демона на людей на три года, я понял! Но… – Кассий посмотрел на снова вырвавшиеся языки пламени из трещин сферы, – А! Вот что ты мне подсказываешь? Я понял! Целитель усилил свои наговоры стихией огня! Усилил, оставив Демона без сил! Тот, не найдя другого решения, пришёл ночью в твоём обличье в селение, разгрёб пепелище костра и нашёл вот этот зуб! – Кассий поднял его на уровень глаз, – Это единственное, что могло справиться с твоей волей! Ведь Целитель, до этого усыпил и тебя и Демона! А зуб был его частью… Теперь, всё ясно! Демон одел этот зуб могущественного Целителя на тебя, вдев его в ожерелье и ты, снова уснул, до тех пор, пока Заклинание Целителя не потеряло силу! А Демон, восстановив силу, сотворил своё колдовство! Я думаю, ты больше не проснулся, решив умереть, чтобы не служить врагу! Демон, уже не нуждался во вселении в чужие тела – ему служили твои сыновья, коих он закабалил посредством, одевания на них ожерелья с магическими фигурами, кои заставляли служить их ему и коими он обложил и тебя, унимая тот огонь, вызванный Целителем, для сожжения этого логова Демона! Огонь, достигая границ, заклятья, останавливался, чувствуя силу хозяина заклятия, ведь на тебе было ожерелье с его зубом! Потом, твои дети умерли (как, мы не знаем) и Демон ещё больше усилился, создав из твоих детей Круг мощи, подменив один зуб, зубом Целителя, для сохранения и усиления своего могущества, и давая, теперь, это могущественное ожерелье тем, кого посылал за новыми жертвами! Таким образом, он обратил силу Целителя в свою пользу, а твою силу в создание племени кровожадного народа! Спасибо, Вождь! Без твоей помощи, я бы не обошёлся и не разобрался во всём! Кассий посмотрел на зуб и убрал его в сумку, а ожерелье с фигурами поднял в руке. – Они стояли так, что языки пламени, время от времени, лизали их, усиливая заклятья огненной стихией. Значит, противовес этому – вода! Тогда сделаем так… – Кассий двинулся к выходу из сферы. Но, в этот момент, произошло неожиданное. Стена сферы треснула и языки пламени, с двух сторон вырвавшись из неё, пересеклись прямо у выхода, создав непреодолимую преграду! Кассий отпрыгнул назад, от почти дотянувшегося до него огня. Кассий снова оказался у плиты с останками Ухтумбы. – Ага! Кое кто не хочет выпускать меня отсюда! Видимо, ему очень дороги эти «безделушки»! – проговорил он, в некоторой растерянности, – А выйти необходимо! Иначе, зачем сюда вообще было спускаться! Так… надо искать выход. Кассий огляделся, в надежде, что вдруг, где-нибудь, он не заметил ещё одного выхода отсюда. Он задрал голову и увидел, что круг уходит далеко вверх, теряясь во мраке. «– Вот ведь как! Похоже, этот круг выжжен действительно раскалённым шаром? И „пришёл“ он сверху! Дошёл до этого места и какое-то время находился здесь, создав себе полость, и раскалив внутренности горы! Потом, снова ушёл через верх! Да-а! Мне не добраться до того выхода! У меня нет колесницы Богов! Я всего лишь человек!» Эти мысли пронеслись в голове Кара. – Да-а… – Протянул он уже вслух, этот вывод, – Какие существа создали этот Круг? Удивительное сооружение! Видимо, Боги всё же обитают в горе. Народ Тогана об этом говорит не зря! Обитают или посещают её очень часто! И люди, живущие у подножия горы, видят эти посещения. Огненные шары Богов, наверное, летают над горой и джунглями, создавая ненароком и пожары! Отсюда и пошли легенды о злобных Богах, обитающих на вершине горы?! Тоже самое, касается и разливов реки от обильного таяния её ледяной шапки, когда такие шары, зачастят с посещениями горы! Да-а! – Снова повторил он, – Надо искать иной выход из сложившегося положения! Искать человеческий путь из Круга, созданного Богами! Как метафорично! Это сложно… но, надеюсь, можно! Он повернулся, глядя на другую сторону сферы, коя была за могильной плитой Ухтумбы… и его взгляд, случайно, упал на самого Вождя. Взгляд задержался на нём – Кар о чём-то размышлял… – Ничего! – его голос внезапно выдал бодрость. – Мне нужен помощник! А кроме тебя, у меня, Ухтумба, нет помощников! Давай, помогай мне. Вступай в борьбу! Мне одному его не одолеть. Ты видишь, как он хитёр?! В нём сила заклятья, кое было произнесено Целителем! Да, я думаю, ты и сам, желаешь дать свободу своему народу?! Прости, что не догадался об этом сразу! Эти слова, произнесённые Кассием, казалось не имели под собой логики. Но Кассий, уже через мгновение, снял с себя плащ, расстелил его у плиты и стал укладывать на него останки Ухтумбы. Складывал он их так, чтобы возможно было завернуть плащ «мешком». Собрав все зубы, Кассий положил их к костям последними. После этого, он, взявшись за все концы плаща, собрал их все в одной точке и, надёжно связал их, создав из него, таким образом, мешок. После этого, он, продев его рукой через завязку, закинул на плечо. – Ну вот! Я думаю, что мы вместе одолеем любого врага! И тем более, того кто помешает нам выйти отсюда! – С этими словами, он двинулся прямо к огню, злобно полыхающему впереди у самого выхода из сферы-могильника. Расстояние сокращалось и языки пламени, кажется, не собирались отступать от выхода или входа в сферу. Наоборот, пламя яростно рвалось к идущему на него Кассию Кару, как будто стремясь его испепелить и поглотить, как оно поглощает всё попавшее ему в свои объятья! Но, как только, Кассий достиг того расстояния, с которого всего лишь через шаг, он бы попал в пределы объятий огненных языков и в следующее мгновение сделав его, пламя отступило ровно на этот же шаг! Со следующим шагом Кара, произошло тоже самое – пламя пятилось, загоняемое Каром обратно в трещины сферы!.. – Итак! – Повеселел Кассий. – Двоим можно и гору свернуть, и пламя на место поставить! Он уже вошёл в тоннель выхода из сферы и двинулся на подъём… Преодолев его, он вышел в широкую нишу и… увидел две зловещие фигуры, стоящие у края водопада… – О! Вот и почётный дозор нашего с тобой пути, Ухтумба! – Кассий уже рассмотрел, что этими фигурами, были снова ожившие «призраки» с блеклыми глазами. У одного он заметил глубокие раны в левом боку и плече, от которых его левая рука, сжимавшая широкий серповидный клинок, двигалась с ограничением… В правой же руке, он сжимал секиру на длинной ручке. Второго, из-за узости ниши, Кассий не смог хорошо разглядеть. Он быстро снял «мешок» со своего плеча и поставил его у себя за спиной, войдя в начало тоннеля. – Да… Сколько же их, на той стороне переправы? Демон времени не терял! – пробормотал Кассий, – Ну, что же, это не огонь! Шансов справиться намного больше! – со вздохом, Кассий обнажил мечи и стал ожидать подхода первого из них, так как ширина ниши, а потом и тоннеля, не давала возможности «призракам» совершить нападения одновременно. Первый уже был рядом. Но второй, почему-то отстал от него и это стало тревожить Кассия. В этот момент, на него было совершенно нападение. Секира, со свистом рассекая воздух «полетела» в голову Кара и он, поймал удар одним из своих мечей, отводя его в сторону, но тут же, едва отклонился от серповидного лезвия, кое мелькнуло на уровне его шеи. Здесь, удача снова оказалась на стороне Кара, так как, если бы у «призрака» не было ограничения движения этой рукой, и он, смог бы, выбросить её на всю длину – серп пропорол бы Кассию горло своим лезвием… Ниша была довольно узка, для манёвров и уйти от удара было очень сложно! Отойти же от «мешка», где был его «союзник» Ухтумба, Кассий тоже не мог, так как не знал всей «задумки» его главного «противника» – Демона! И поэтому, он выбрал самый рискованный вариант схватки – он мгновенно сблизился с «призраком», поймав мечом его серп и удержав его в стороне… Заученным ударом ноги в область груди мертвеца, он отшвырнул его назад, достигая двойного эффекта – мертвец, полетев назад, повлёк за собой и второго противника, по какой-то причине отставшего, но уже двинувшегося вперёд… Обе фигуры, налетели друг на друга, причём тот, который шёл позади, оказался вооружённым копьём, тем самым, коим уже пытались убить Кассия в Кругу Мощи сыновей Ухтумбы (оно было из какой-то кости). Первый, полетев спиной на него, насадился ею на это копьё, и они оба, потеряв равновесие на скользком от брызг краю берега водопада, упали на него, выронив оружие… Как и ожидал Кассий, встать им было довольно сложно, в виду повреждения их тел… – Да… Видимо, воины Тогана нашли не все тела в этих пещерах! Скользко же их ещё впереди! Видимо, есть где-то закрытые, «запасные склады» тел, собранных колдунами! Как раз для такого случая! Демон предусмотрителен! Но… – При последней фразе, меч Кассия снёс голову первого «призрака», а затем, Кар, опять же ударом ноги, сбросил с берега второго, который камнем ушёл под воду и более не показывался… Кассий встал на берегу. – Кто же их оживляет?! – Произнёс он вслух, – Сколько же нам, – он повернулся и шагнул к «мешку» с останками Ухтумбы, – Придётся ещё махать мечами, чтобы проложить себе путь?! Нет! Надо менять тактику! Кассий полез в сумку, у себя на поясе, и достал ожерелье с нанизанными на них зловещими фигурами. Он повернулся к водопаду… Но, в этот момент, из-за него, на мокрый берег выпрыгнул ещё один оживший «призрак»! И как только, он шагнул от берега, держа двумя руками огромный топор, на берегу, позади, появился другой… Оба снова, отсекли его от выхода к водопаду… Но, мгновением позже, появился и третий… Самый первый, нагнулся и поднял то костяное копьё, оставшееся лежать на берегу, от прежних «хозяев»… – …Нет. Так не пойдёт! – Кассий продел бечёвку ожерелья в меч. – Это не честно! Я один… Кассий оглянулся на «мешок», – Нет! Нас всего двое, а вас?.. Наверное, намного больше… Всё! Пора прекращать это «явление мертвецов»! Хватит колдовства! Кассий принял решение… и размахнулся мечом! Он, совершил освобождение меча от ожерелья в броске к водопаду!.. Бечёвка с «фигурами» ожерелья, сорвавшись с лезвия меча, как с пращи, пролетели конец тоннеля и начало ниши, пролетели над головами оживших «призраков» … и попали в бушующую струю водопада… К этому времени, первый из «призраков» успев сблизиться с Кассием, на расстояние поднятого длинного копья, сделал выброс копьём в грудь Кара… Но, в этот момент, ожерелье достигло воды и исчезло в нём… враги, тут же, как подкошенные, повалились на мокрый, скользкий каменный пол ниши… Копье, потеряв на стадии завершения удара свою силу в направляющей руке «призрака», ударившись в грудные пластины доспеха не пробило их, а соскользнуло в сторону, пройдя по ним в скольжении, но поранив, при этом руку Кара. Кассий, отдёрнул её, но не успел избежать пореза – наконечник проник под латные пластинки… – Вот ведь как! – Кассий прижал раненую руку к боку. – Всё же успел! В этот момент, по пещере прокатился таинственный и невыносимый для ушей звук. Кассий, забыв о руке, прижал ладони к ушам… звук достиг своего пика, и даже пещера, от этого, как показалось Кассию, завибрировала своим основанием… Но… вскоре, звук стал снижать своё давление… и всё пришло в норму. Кассий опустил руки и оказался во мраке?! Не понимая причины такой перемены, он, резко оглянулся, так как решил, огромная тень заслонила свет, но… тоннель больше не святился и не выпускал сюда света. Сфера потухла! Кассий оглянулся вперёд – и увидел сквозь водопад, тусклый свет, воткнутого им в трещину скалы, факела. Он, взяв мешок, снова одел его на плечо и разбежавшись прыгнул… Через мгновение, он оказался на выступе, с коего прыгал в скрытый склеп Вождя Ухтумбы. Весь берег был завален телами, выпустивших из себя колдовскую жизнь, «призраков» … Кассий, перешагивая тела и удивляясь их числу, вышел к факелу. Здесь он быстро, перетянул себе рану повязкой и снова взялся за «мешок». – Ну вот, мы, кажется, погасили давно разожжённый огонь человеческой злобы, мести и ненависти. Теперь, можно по-настоящему насладиться миром твоему народу, и народу Тогана! – произнёс Кассий, – Замириться и со своими детьми, Ухтумба! Они покоятся здесь! Ну, я думаю, ты теперь с ними встретишься сам! Их тоже всех заберут в селения. За ними вернётся твоё, вновь соединённое племя! А теперь, нам пора! Кассий двинулся вверх, по поднимающемуся неровными ступенями, тоннелю. Глава 9 Тоган размышлял, стоя у оседающих костров погребения тел убитых «призраков». Он, рассеяно взглянув, на понижение языков пламени, вследствие выгорания горючего материала, вновь повернулся к незаложенному проёму пещеры, из которого он и все остальные его воины ждали появления Кассия Кара. Уже долгое время, он корил себя, что не последовал за ним, в глубину тайн пещеры, к злобному Демону, а остался снаружи, послушав этого «сумасбродного» латинянина. «…вот. Вот чего я добился! Его повлекло туда то, что он решил… нет! получил убеждение в этом, что один в силах справиться с многовековым Злом… Но… разве Кар имеет возможность повергнуть злого Демона?! Демона, который руководит своим племенем, с такими же злобными наклонностями, как и он сам! Эх! Его первая идея была верной! Надо было заложить пещеру и идти спокойно от неё! Демон, бестелесен! Он не смог бы открыть себя, а тела, в кои он способен был вдохнуть колдовскую жизнь, мы все сожгли! Зачем… зачем, я его послушал? Зачем?! Эх! Виноват во всём ты, Тоган! Ты! – корил себя мысленно нубиец. – Что ты, теперь, скажешь Иоле? Что объяснишь Карталону?! Что?! Что, ты послушался Кассия и отправил его одного в пасть зева Пещеры?! Да они даже не посмотрят на меня после этого! Станут меня презирать! Какой из меня Вождь? Я не могу принять даже самое простое решение, где требуется воля! Нет, я сниму с себя Знак Вождя. Я не оправдал его… не заслужил… Кассий, ведь не знал всех тайн, когда пошёл в гору! Он не знал, как Злые Боги Исталабионга, спускаясь с горы, жгли джунгли у её подножия! Сжигая селения и людей в ней! А эти Боги, живут в горе! В горе! А я отпустил его внутрь… Отпустил одного… Как я мог?!» Тоган обхватил голову руками, не понимая, как с ним произошло такое наваждение. В его закрытых глазах, возник образ Кассия Кара и Иолы, когда они, счастливыми и улыбающимися, спускались со скалы Мелькарта… Вдруг, он услышал звуки, исходящие из пещеры?! Все, кто находились рядом с ним, повернулись на них… Звуки повторились… Тоган переглянулся с воинами, почуяв облегчение. – Ну, наконец-то! – произнёс один из воинов, который вернулся с флотилии Карталона, вместе с Тоганом, – Я уже было стал подумывать о плохом. Воин, а потом и Тоган шагнули к пещере. Звуки повторялись с определённой периодичностью. Это несомненно были шаги! Встречавшие, а ими были уже все воины ожидавшие возвращения Кассия, заулыбались, подбадривая друг друга взглядами. Но их улыбки исчезли с лиц, также неожиданно, как и появились. Звук, уже раздавался не в одиночном ряду, а звучал, так, словно бы к ним приближалось много ног, и от этого, нужно было ждать уже не появление одного, а многих идущих. Тоган переменился в лице. Возле него стали собираться воины, уже испытывавшие совсем другие чувства, противоположные тем, кои были у них, несколько мгновений назад. Все замерли, не в состоянии предугадать, что они сейчас увидят?! К ним присоединились даже те, кто, до этого, находился у костров. Теперь, они стояли рядом, всматриваясь во мрак пещеры… Через совсем короткий промежуток времени, из мрака пещеры, появился первый из тех, чьё ожидание, заполнило холодом догадок сердца воинов Тогана. Все, кто его увидел – обомлели?! Это было огромное существо, с поблёкшими глазами, в коих не выражалось ничего – ни страха, ни жажды, ни реакции выхода его из мрака на свет… Он шёл на них, сжимая в руках широкий тесак. Шёл, не торопясь и не озираясь… Следом за ним появился ещё один… потом ещё… и ещё… Всё новые и новые ожившие призраки выходили из пещеры…, и они не принадлежали уже к тем, кого раньше, в прошедшей схватке, убили воины Тогана… Это были иные тела, некоторые уже подвергшиеся разложению, и от этого, оставляющим за собой какой-то влажный след на камнях… Оторопь, охватившая стоящих у выхода из пещеры воинов, передалась даже на тех, кто стоял рядом с Вождём Тоганом… Из пещеры, появлялись даже те, кто имел ранения на шее, голове… и хоть шея была перерублены наполовину, голова, склоняясь в сторону от разруба, смотрела на тех, кто стоял у пещеры своим блеклым, косым, пустым взором… Все призраки были осыпаны белёсым порошком и, почти все, имели наколку на плечах… Это говорило, что сражение развернётся сейчас, с новым, ожившим заново, ожесточением… – Кто их оживляет? – ахнули воины, стоящие позади Тогана, – Здесь Боги! Злые Боги! Они не дадут нам одержать победу! Мы сами превратимся вот в таких! Это чудовищно!.. Тоган повернулся к ним. – Кто их оживляет не главное! Главное сколько их?! И где они были?! Или пещера где-то сопрягается с подземным миром, откуда Колдун черпает силу? Там спрятаны тела убитых где-то ранее мертвецов?! Ведь столько их, пропустить мы не могли?! Это невозможно! Сколько их ещё выйдет? Ожившие мертвецы, как гвардия Демона, собирались у определённой невидимой черты, остановившись и поджидая всех остальных… А те, всё появлялись и появлялись… Тоган понял, что терять мгновение на созерцание появления мёртвого врага – это значит утерять веру в победу. Он повернулся к воинам. – Я не знаю, погиб ли Кассий? хотя ему было трудно уцелеть, в виду такого числа появившегося врага, но мы знаем, как убивать этих «призраков». Снести им голову! И всё! Так за дело! Мы уже его совершали – совершим и сейчас! Ничего не изменилось! У нас оружие и чувства! У них только колдовство! – Тоган вынул свой тяжёлый меч и повернувшись к «призракам» пошёл навстречу им – твёрдо и уверено… Это движение, было подхвачено всей массой его воинов и они, перегоняя своего Вождя, отважно бросились на «мёртвого» врага… Через мгновение, закипел бой. Тоган, сшибая призраков, ударом своего тяжёлого меча, не поворачивался, чтобы добивать сшибленных с ног. Это делали те, кто шёл после него. Тоган, приметил из всей своры «призраков» того, самого сильного из них – под стать ему. Тот убил своей секирой уже двух его воинов и с нечеловеческой силой сея смерть, пробивался к нему навстречу… Вот они схватились меж собой… Тоган отбив удар секиры своим мечом, схватил тело врага своими мощными руками и повалил его на камни… Оба старались освободить оружие… Тело врага, подвергаясь разложению, было странно липким и било в нос ужасающим запахом… Изо рта противника Тогана, текла какая-то тягучая гнойная жидкость… Борьба продолжалась и не один из них, никак, не мог одержать верх… Вокруг них кипело сражение, в коем верх одерживали воины Тогана, и полоса обезглавленных тел росла с каждым мгновением… Но, из пещеры, продолжали появляться всё новые «призраки», правда вид их был совсем прискорбный – некоторые тянули за собой, переломанные ноги, или странным образом шли своими перекрученными телами вперёд… Тоган, собравшись с силой, всё же отжал голову гиганта «призрака» от себя и освободив руку, схватил его за шею, с намерением свернуть её… но… В это время, он почувствовал, как что-то дрогнуло глубоко под горой… Эта дрожь, пробежавшись по подножию горы, странным образом отразилась на тех, кто появился из пещеры?! Они рухнули наземь, и застыли, прямо так, как упали… у некоторых остались поднятыми руки… Тоган, почувствовав, что тело врага утратило упругость и стало куклой… он освободился из его «объятий» и поднялся… Руки врага остались поднятыми… – Что это?! – послышалось со всех сторон, – Что с ними произошло? Воины, ещё не веря в победу, рубили головы лежащим «призракам», пользуясь возможностью… – Демон играет с нами? – Воин, который ожидал появления Кассия, вместе с Тоганом, вновь оказался рядом с ним. – Не понимаю? – пробормотал Тоган, – Неужели ему удалось?! Удалось сразить Демона?! Воин с флотилии Карталона, посмотрев на мёртвые тела, поднял руку с мечом и что есть мочи крикнул так, что его голос пронёсся над джунглями и подошвой горы: – Кассий поверг злого Колдуна! Заклятье снято! Со всех сторон раздались громкие возгласы восторга и радости. Тоган, повернулся к ещё не погасшим некоторым кострам. – Тела призраков в огонь! – крикнул он. Этот призыв все восприняли с радостью и стали стаскивать тела в костры, раскачивая за ноги и за руки для броска… У кого из мертвецов не было рук, бросали так… Стали приносить сухие стволы, коих было предостаточно у каменной гряды. Все торопились это сделать, так как не верилось в то, что заклятье смерти преодолено и больше они не увидят оживших мертвецов в этом месте. – Но, что произошло с Кассием, Тоган? – спросил его тот же воин, – Может сделаем факела и спустимся в пещеру? Это предложение товарища по скитаниям, очень понравилось Тогану и он согласно кивнул, но, спустя уже мгновение, сомнение, закралось в него, осев в разуме. – Знаешь, я обещал Кассию, что не войду в пещеру, не поняв смысл его сказанных слов перед тем, как он ушёл туда! Давай, немного подождём! Это я обещал ему! Но, мне кажется, он не умер! Не знаю почему, но я это чувствую! – произнёс он товарищу и добавил, – Давай закончим с трупами! Кассий вернётся и сразу отправимся домой! Работа продолжилась и вскоре костёр запылал с новой силой. Тоган, смотря на его зарево и черноту дыма, вспомнил слова Кассия, о том, что бесполезно закладывать пещеру, если в ней не побеждено до конца зло! Сейчас, его слова он воспринимал уже по-другому. Демон заранее, приготовил на этот случай себе подспорье. И где оно скрывалось никто не знал и не догадывался… Всех мучал только один вопрос – где тот, который ушёл в одиночестве, в черноту заговоров Демона?.. И вот и пещеры снова послышались звуки… Все, кто их услышал, переглянулись с Тоганом, но в этот момент, из глубины мрака пещеры, донёсся голос: – Только не выпустите в меня стрелу! Я думаю к вам тоже приходили «гости» с синими лицами! Я не мёртв! Я жив! И к тому же, я не один! Эти слова и голос, вызвали бурю восторга у всего воинства, ожидавшего появления «одинокого» героя. Вся масса людей бросилась к проёму пещеры. Заскочив в пещеру, они окружили Кассия со всех сторон, с намерением поднять на руки. – … Только осторожней!.. Осторожней, Друзья! Как же я рад всех вас видеть! Вы справились со своей задачей не хуже меня! Осторожней!.. У меня за спиной тот, кто положил начало всему этому! Но его вины в этом не было!.. Совсем не было! Видите, плащ? Там останки вашего Великого Вождя Ухтумбы… Тоган, не совладав с собой и не могущий отдавать отчёт в своих действиях, обхватил Кассия руками, заключив в объятия. – Кассий, ты жив! Какое это счастье! Ты даже не представляешь, как мы ждали твоего появления! Я, честно, когда появились эти, – Тоган мотнул головой на костёр, – подумал, что твои дела совсем плохи! Совсем! Но, всё, оказалось не так! Как же я рад! – Говорил Тоган обнимая Кара. – …Я тоже так подумал… Когда мне дорогу преградили такие же… Но… для этого и дана голова человеку, чтобы найти выход там, где мышцы не могут обеспечить тебе верную службу, в достижении тобой победы! Вот… – Кассий снял с себя «мешок» и протянул его Тогану, – вот… это ваш Вождь! Я думаю его надо похоронить как следует с почестями! Также, как и его детей! Они все в пещере! Я покажу! Все они были мне «союзниками» и помощниками в этом деле… Тоган не верил словам и глазам… – Как? Значит, твои слова не были пустыми? Ты обо всём догадался ещё здесь? – Ну, не обо всём… Некоторые моменты прояснились там внизу! – Кассий хитро прищурился. – Но где Демон? Он мёртв? – спросил Тоган и после этого вопроса установилась тишина. Кассий замер… размышляя… – Демон?.. Демон живёт в человеке! В любом! Но, каждый человек имеет силы, если не пустить, то убить, удавить, в себе, любого Демона! Вот так! – Кассий вытащил из сумки чёрный на свету зуб и посмотрел «сквозь» него… Глава 10 Третий день галеры флотилии неслись по волнам вдоль берегов Африки. Карталон, вчера на закате взял курс на вечернюю зарю, как только светило достигло какого-то, только ему понятного положения у горизонта. Берег Африки, вдоль которого они всё время плыли, стал отдаляться и исчез совсем, ещё ночью… – …Массилий, прикажи убрать носовые гафеля! Пойдём на основном парусе! – Карталон уже определился в выборе своего будущего помощника. – Теперь, нам нужна скорость! Здесь благоприятное течение, да и ветер наш! Массилий, тут же, без лишних слов, бросился выполнять приказ Карталона Барки. – Да. Массилий обрёл то, о чём грезил всю жизнь! – Кассий посмотрел на того, о ком вспомнил, – Его мечты воплотились в реальность! – А ты, Кассий? – Карталон внимательно посмотрел на него. – Разве ты не приобрёл того, к чему стремился? Кассий немного смущённый, от взгляда Барки и от глаз Иолы, стоящей рядом с Сибилой, но выдержавший эти вопросительные взгляды после этого вопроса, отреагировал: – Я?! Я, конечно же! Мои устремления завершились удачей! Мы с Иолой вместе! О чём мне ещё мечтать?! Она носит моего ребёнка, и я, от этого, счастлив! Ответив, Кассий добродушно улыбнулся и посмотрел на Карталона, в этот момент отвлёкшегося на Сибиллу. Карталон, что-то шепнул ей на ухо и повернулся к Кассию. – Да это так. Но, ведь у тебя, в твоём сердце, горит ещё один огонь?! И он загорелся совсем недавно?! – Карталон, будто прочитал мысли самого Кара и тот, пребывая в ещё большем замешательстве, опустил глаза, копаясь в себе. – Ты знаешь, я боюсь в этом признаться самому себе?! Меня… – Кассий поискал правильные слова определения своих чувств, кои заставляли пооткровенничать его со своим товарищем, – меня стала увлекать неизвестность! Я, ещё совсем недавно, хотел успокоения и отдыха! Отдыха от тех военных лишений, кои были в наших жизнях с Массилием! Но… сейчас мне… становится странно любопытно то, что в других обстоятельствах моего прошлого, меня бы заставило отступить?! Я не знаю почему это происходит?! Какое-то чувство безрассудного любопытства овладевает мной… и я, ничего не могу с собой поделать… ничего! – Кассий замолчал о чём-то размышляя. Карталон выслушал это откровение очень внимательно. – Да. И твой одиночный поход в логово Демона тому свидетельство! Прямое подтверждение того, что с тобой происходит именно это. Поход с Гетуликом, когда за вами неслась, по объявленной Жрецом охоте, свора Луноликих, тоже говорит об этом. Ты становишься одержимым, Кассий! Одержим поиском истин! Увлекаемый тайной и опасностью. Но, во имя справедливости и правды! Что я могу тебе сказать по этому поводу? Скорее ничего… Я сам прошёл эту стадию. И я восхищаюсь тобой! Но делаю это молча… по-мужски… – Карталон положил Кассию руку на плечо, – Не мне давать советы такому храброму человеку как ты, Кассий! Могу лишь просить тебя, быть осторожней! Но то, что ты, сотворил в одиночку в пещере – больше чем подвиг! Я, услышав всю историю, был поражён ею! Но, всё же, можно было и не идти туда одному. – Карталон хитро прищурился. Кассий тут же отреагировал. – А с кем? С кем бы я пошёл? Ты был далеко! А Тогана Демон свернул бы волей и колдовством! И мне бы пришлось сражаться с ним! Нет. Ждать было никак нельзя! Всех остальных, он бы закабалил заклинанием. Выхода не было. Я хорошо подумал прежде, чем… – Пошёл проверять себя! – Закончил фразу Карталон, – Ведь это была проверка?! И она прошла успешно. Но, и умение, выбрать самое правильное, взвешенное решение, у тебя не отнимешь! Я восхищаюсь тобой. Не знаю, поступил бы я так? Не могу сказать? Карталон улыбнулся, посмотрев на всех, рядом стоящих. – Наверное, я бы не смог так всё верно рассчитать! Но будь я рядом, мы бы пошли туда вдвоём! Ты не забыл? На мне тоже амулет! – Карталон широко улыбнулся. Они переглянулись. – Сфинкс усилил нас с тобой. Я сам это почувствовал. Поэтому, тебя и влечёт все необъяснимое! – Подсказал Карталон вполголоса, придвинувшись к Кассию, – Я понял, Астарта выбрала тебя и твоё любопытство – её! Мне же, Сфинкс, дал другое задание! Ты знаешь его. И поэтому, я отдал свой амулет Гамилькару, а его мы оставили у тебя, это выбор Богини! А, этот амулет, – Карталон показал на свою грудь, – мы оставим в местах чудных и туманных! – То есть, – Кассий был заинтригован услышанным, – мы его просто спрячем? – Нет. Мы его обменяем. Последние слова, вызвали у Кассия, незатухающий интерес. Он, увидев, что Иола и Сибилла о чём-то беседуют друг с другом, придвинулся к Барке: – Обменяем. На что? Неужели на то, о чём говорил Сфинкс? – Именно. Но, до этого, никто не мог найти этот предмет. И я думаю, нам тоже придётся изрядно попотеть, прежде чем удастся это сделать! Тем более у нас, есть соперник, в этом предприятии! Кассий задумчиво прищурился. – Сакровир. – Озвучил он свою догадку, – Где он сейчас? – Вот этот вопрос угнетает и меня! Нам надо добраться до островов, чтобы узнать ответ на него. Я думаю, что пираты там обосновали своё гнездо! По всем признакам – оно там! – Ты думаешь его флотилия ещё там? – спросил Кассий. – Не знаю. Но с Иберии он отправиться на поиски не мог – слишком слабы были корабли, после разгрома у Гадира! Не было припасов! Всё это должно было припасено, в его логове. Ведь он готовился к этому загодя! – Карталон посмотрел вперёд по курсу галеры, – Об этих островах не знает никто! Я случайно наткнулся на них лет пятнадцать назад! Мы плыли тогда с Антифоной! – А Сакровир? Откуда он знает о них? – От отца – Антифона. Тот показал их ему. А уже потом, Сакровир решил их использовать в свою пользу! Построил на них логово пиратов! Оно находится в стороне от Африки и Европы! Идеальное место. – Так, значит, он знает о предмете нашего поиска многое?! Откуда? – спросил Кассий. – Я тоже хотел бы знать – откуда?! Мне кажется, его отец, Антифон, тоже понял это и насторожился! Но у меня есть версия – от Касты Карнакских Жрецов! Гор один из них и отсюда следует, что он прибыл не только покорить Луноликих ради возвышения Касты, но, и отыскав то, что должен найти Сакровир, отнять это себе, чтобы отвезти Жрецам. Может у него и немного другие планы? Не в этом суть. Это так же верно, как и то, что мы плывём сейчас на закат! Сакровир опытный мореход. Но, в своих поисках, он будет применять неизвестное мне решение? Ведь у него нет того, что возможно положить взамен?! Нет?! Но, тем не менее, он своих планов не отменяет, как говорит Тифон! – Вот как? Тогда что же он хочет оставить взамен той вещи? Чтобы не нарушить баланс инструментов, как сказал Сфинкс? – задумчиво произнёс Кассий. – Кто знает? Может, он об этом ничего и не догадывается или не знает?! Я такой вариант рассматриваю тоже. Я, имею ввиду – не знает о балансе! – Тогда получается, он может отправиться на поиски, зная намного меньше нашего? Карталон немного помолчал, думая. – Всё дело в том, что мы, с тобой, Кассий, считаем «меньшим» нашего знания?! Будущее покажет. Он знает, может быть, больше о месте нахождения его! Мы же не знаем ничего. Кроме небольшой подсказки Сфинкса! Кассий задумался. – Да, наверное, ты прав! Но, только, получается, что его нельзя извлечь из тайника, не положив в него чего-то равноценного?! То есть того, что было раньше одним целым! Так? – Ты умеешь делать правильные выводы Кассий! Так и есть! Что меня тревожит, так это то, что ему зачем-то понадобилась Эстела? Этого я никак не пойму? А ведь он, как-то решил использовать её? Но как? Кассий, не отреагировав на похвалу Карталона, задумался. – Тифон говорил, что Антифон оставил там своего старшего сына. Надо найти его! В первую очередь, найти! – высказал он, свои мысли, – Может он, сможет что-то подсказать нам?! – Я думал об этом. По прибытию, займёмся этим. Лишь бы не было никаких осложнений. – Загадочно произнёс Карталон. Кассий взглянул на него и задал следующий вопрос: – Что ты имеешь ввиду, говоря про осложнения? – В тех землях, война может поменять наши планы, также, как и в Иберии! А племена, там, очень воинственны! Хотя, не строят городов! Живут в крупных поселениях, у побережья, или в лесу. А если там найдётся сила, коя станет вносить раздор для достижения своих целей?! – Ты снова имеешь ввиду Сакровира? – ухватил мысль Карталона Кассий. – Мы ведь знаем, как он может управлять теми, кого решил окрутить своими путами. Корбуло, тому пример. Поэтому, туман скрывает наши поиски. К тому же, мне не понятна значимость фигуры Жреца Гора? Кто он для Сакровира: союзник или уже осознанный им противник? Если второе, то они должны сойтись в смертельном поединке! Это предопределено! – Ответил Карталон. Кассий немного подумал о выводах Карталона. – Сакровир, по словам Гетулика, способен запутать и Гора. Может так статься, что Гор будет обманут Сакровиром и вообще не окажется с ним в тех краях поисков?! Такое возможно?! – высказал свои мысли Кар. – Возможно. Будущее покажет правильность наших предположений. Ждать совсем недолго. Кассий, послушав последние слова Карталона, озвучил другую свою мысль: – Мне только интересно, если у Гора есть корабли, почему он сам не отправиться на поиски? – Скорее всего, не знает куда! – Ответил Карталон, – Если бы знал, давно бы отправился! Но, путь туда нелёгкий! И без определённого морского опыта, навыков и воли, закончиться неудачей. Он это понимает и, поэтому, Каста поставила, сделала ставку на Сакровира. Но, с одним условием – около него, должны быть люди Касты! – Они были. Но убиты: Лако, Гарса, Глоут. – Это те, о ком мы узнали! А о ком не знает сам Сакровир? Оба собеседника замолчали ненадолго, смотря вдаль. – Ты думаешь, что человек, который руководил флотилией пиратов – человек Гора?! Но, Тифон это не подтверждает! – озвучил Кассий новый вопрос. – Я не знаю этого, Кассий! И не могу – не опровергнуть, не подтвердить твоих выводов! Я знаю, что Тесал выходец из Спарты. А они не очень подвержены изменам! Хотя… он пират. А это меняет наклонности человека! Правда и здесь есть исключения – наш Сапфон! Карталон молчанием подтвердил довод Барки. – А, возможно ли им, оставить тот кристалл, коим владеет Гор, вместо того, что они хотят добыть? – спросил Кар, после паузы. – Это сложный вопрос. Мы не знаем природы их кристалла. Если он, изделие, сотворённое миром Золотых Богов – нет! Если это, как-то связано с этим миром – не знаю! Я думаю, те силы, кои смотрят на нас, подскажут это в будущем?! Но, Жрец знает больше нас! Это усложняет дело. Даже, Сфинкс, промолчал об этом?! Хотя… это может означать и то, что Сфинкс знает о чём-то таком, о чём нам решил не говорить?! – Эти слова поставили Кассия в тупик, и Карталон пояснил. – Зачем говорить то, что мы обнаружим сами?! – …и поэтому, озвучил нам, только то, что нам следует знать! И не больше! – докончил мысль Карталона, Кассий. – И не больше. – Подтвердил Карталон. – Всё остальное в наших силах… – О чём это Вы, всё шепчетесь? – Сибилла и Иола, внезапно повернулись к ним, оторвавшись от своего разговора, – В чьих это силах? Опять что-то замышляете в тайне от нас?! Заговорщики! Сибилла обняла Карталона за шею. – Мало вам тайн пещер Тогана?! – Сибилла подмигнула Иоле. Карталон и Кассий заулыбались. – Нет-нет! Мы не секретничали! Мы говорили с Кассием, о том, что острова, к коим мы приближаемся, раньше принадлежали древней цивилизации, жившей где-то далеко за началом тёплого течения, кое мы пересекаем сейчас. Они захватили эти острова, правда тогда они были намного обширней и многочисленней, и построили здесь города, с культом Золота, так как ими управляло, незримо, семейство Ану, принадлежащее лиге Золотых Богов. – Ой, как интересно! – Радостно захлопала в ладоши Сибилла, – расскажи нам об этом, Карталон! Ты слышала что-нибудь об этом, Иола?! – Немного. У нас в храме, в мистериях, посвящённых Артемиде, упоминалось, о землях исчезнувших в войне Богов! Артемида учувствовала в той войне, как и её брат Аполлон. – Ответила Иола. – Так их уничтожали сами Боги? За что? – не поняла Сибилла. – Легенды об этом умалчивают, Сибилла! – Ответил за Иолу Карталон, – Известно только, что они провозгласили себя равными пантеону Богов и стали распространять своё влияние силой и войной! Их Богом было золото! И разгневавшись, Земля уничтожила все большие острова, на которых они распространили своё влияние и откуда угрожали Венее (Европе. Авт.). Земля позволила титану Океану, сделать с ними то, что он давно хотел. Острова были смыты, вместе с городами, находящимися на них!.. Всё произошло быстро и… неожиданно для тех, кто строил планы порабощения всего. Это было так давно, что память об этом сохранилась только в легендах. О них, знают только мореходы, так как видели разрушенные города, с коих схлынула вода. Но, потом, они тоже ушли под воду. Вследствие этого, есть места в море, куда лучше кораблям не заплывать! Потому что старые слухи мореходов, говорят, что часть из них выжила и ушла под воду! И они, горя обидой, мстят тем, кто остался на поверхности суши. Поэтому, такие места, мореходы обычно обходят другим курсом. – Но, как легенды зовут тех, кто ушёл под воду или исчез совсем? – Не сдавалась Сибилла. – Тот народ звали антами. Они сами не заметили, как впитали пороки тех, кто дал им культ золота. Я как-то рассказывал немного о них. Золотые Боги дали им знания и могущество. И они понесли их знамя на поясе Гее. Но, правда, донесли не далеко… – Карталон замолчал, о чём-то задумавшись. – Но, как они, такие могущественные и защищаемые самими Богами, не смогли одолеть Титана? Боги оказались слабее Титана? – И у тех, и у антов, не оказалось точки опоры на Гее. Неоткуда стало применить ни силу, ни знания! Земля провалилась у них под ногами, а её пустоту заполнил океан! Но оставим эту тему, Сибилла! Мы находимся в бывших владениях антов. Не будем возбуждать очень чуткий Океан, разговорами о его врагах! Я не верю, в то, что он позволил им уйти под воду! Он бы нашёл способ достать их и там! Скорее всего, он гневается на корабли, кои стараются отыскать следы тех, кого он смыл! Оставим этот разговор. – Но ведь ты сам его начал, Карталон! – возмутилась Сибилла. – Я не называл имя народа. И Иола этого не делала. Но ты настаивала, и я сказал тебе его. Поверь мне, этот разговор нужно оставить! – Карталон улыбнулся Сибилле и та согласилась. – Хорошо. Но тогда зачем мы плывём к этим островам? – спросила он, очарованно посмотрев на Барку и улыбнувшись, – Ведь сам же себе противоречишь?! Титан Океан разгневается на нас и нашлёт на нас бурю! – Мы плывём туда только по той причине, что скорее всего, пираты именно там, разбили своё логово! А в логове они держат Эстелу, которую ты, всё время порывалась спасти в Иберии, до отплытия в земли Тогана! Ведь так?! – улыбнулся Барка. – Конечно! Что ты сразу об этом не сказал?! А начал нам рассказывать о землях, смытых легендами! И надо «отблагодарить» пиратов за все их набеги! Когда мы достигнем островов? – Я думаю, к позднему вечеру, острова будут в нашей видимости. – Ответил Карталон. Глава 11 …Флотилия легла в дрейф. Карталон ждал подтверждения об истинном нахождении пиратов на островах и для этого вперёд была отправлена разведывательная галера. Этой галерой была пентера Тифона. Перед самым отплытием, он довольно долго беседовали с Карталоном, оставшись наедине. Но, когда Тифон покидал палубу его гептеры, в глазах Карталона не было ни капли недоверия к этому человеку. Галера Тифона исчезла в лучах заката. …я понимаю тебя, Карталон, – Кассий всматривался в сумрак моря, также, как и Барка, продолжая начатый до этого разговор, – ты теперь доверяешь Тифону. Но, ведь, в его команде могут быть и предатели?! Они могут убить самого Тифона и перейти на сторону пиратов, коими были совсем недавно?! Как ты не рассмотрел этот вариант? – Я думал о нём. – Спокойно возразил Барка, – Но, Тифон сам выбирал себе людей! И он знает об этой опасности не меньше нас с тобой, Кассий. Но ведь он не отказался и доверился команде! И поэтому, тот вариант событий, который предположил ты, исключить нельзя, но, также, как и быть в нём уверенными полностью! Нам перед плаванием, надо знать кто есть кто. Лучшего момента для проверки его людей не найти. И к тому же, я тебе скажу старую истину мореходов – в море не выходят с командой, которой нет доверия! И последнее, иную галеру посылать было никак нельзя – пираты различат отличия. А галера Тифона, пройдёт в стороне, как своя. У неё египетская стать. Кассий удовлетворился доводами Карталона. – Ну что же, тебе видней! Но, я всё же думаю, что в сумерках, можно было послать любую галеру. В темноте они не различимы. Карталон улыбнулся. – Это для тебя, Кассий. И то, только пока. Когда ты, больше вживёшься в жизнь морехода, ты всё будешь замечать. Нет, мой Друг! Для морехода достаточно заметить силуэт галеры, чтобы уже понять, где её построили! А высота мачт определяется на глаз! Поэтому, именно Тифон. Но, он должен скоро появиться. Время, для того, чтобы заметить огни на островах, уже было достаточно! Они вновь, стали вслушиваться в темноту за бортом, всматриваясь в тень ночи, накрывшей пологие волны, на которых качались галеры. Это созерцание в тиши и красках позднего вечера, захватило их. – …Вот! – Поднял голову Карталон, – Они на подходе. Они приближаются! Кассий, напрягая слух, вслушивался во мрак, но слышал только тихие всплески, дежурных вёсельных команд гребцов и более ничего… Он слышал также, тихие всплески волн, наталкивающихся на борт их галеры. Всё это сплеталось в один неразборчивый звук и отличить, и отделить, что-то в нём, Кар не мог. – Как ты это делаешь? Как ты различаешь звуки? Мне кажется, ничего не изменилось в фоне полной темноты?! – Разве? – Снова улыбнулся Барка, но эта улыбка была скрыта тенью ночи, – Сейчас проверим! Где, сигнальщик? – Этот вопрос он проговорил чуть громче их разговора с Кассием. Из мрака палубы возник Массилий. – Что хочет, Стратег? – спросил он. – А, Массилий, передай сигнальщику на мачте, о нашей близости! Мне кажется, Тифон уже рядом! Массилий повернулся и пропал во мраке, царившей на палубе. – Может зажжём факела и лампы? – Спросил Кассий. – Нельзя! Передать кратковременный сигнал это одно, а зажечь огни на бортах – это совсем другое! – Объяснил Карталон, – У них наблюдатели на горах! – Орест! Подай сигнал о нашей близости! – Услышали они приказ Массилия. Через мгновение, на мачте стали вырисовываться определённые «фигуры» зажжённой неяркой, масляной лампой… Море «молчало» недолго. Немного погодя, из мрака, им ответили такие же пляшущие огоньки… – Ну вот! Я оказался прав. – Заметил Карталон, – Они плывут с Борея, значит оплыли весь остров вокруг. Быстро! Тифон знает проливы! Пошли к «носу»! Карталон направился к носу галеры. Кассий последовал за ним… Вскоре, появилась галера Тифона. Медленно приблизившись бортами, с галеры Тифона перебросили мосток, с по которому на галеру Барки, перебежал сам Тифон… – …В заливе шесть мачт! А на стороне Борея, ещё три! Те три галеры вытащены на берег и «сушат» борта. Видимо, ремонтируются. А, эти, – Тифон показал направление залива. – На вёслах! Или куда-то собираются, или только что приплыли! Карталон переглянулся со своими военачальниками. – Неужели, нам так повезло?! Неужели, Сакровир ещё здесь?! Тогда это самая большая удача, коя могла оказаться! Сапфон, возьми левый фланг нашего движения! Когда, мы, перекроем залив, не дай выскользнуть ни одной из галер врага! Как, только увидишь, что мы уже в заливе, оплывай остров и перекрой бухту Борея! Те корабли, что стоят на песке, можешь сжечь из баллист! – Я сделаю это, – Спокойно ответил Сапфон. – Олисандр, ты, вместе со мной, атакуешь пиратов! Мы сейчас не сможем сказать о их готовности к сражению! Пираты любят нападать из засады, а здесь всё будет наоборот. Скорее всего, они попробуют пробиться к выходу из бухты в залив! Мы не должны никого пропустить! Но, если же, всё же одна галера проскочит – это забота Сапфона! Наша задача протаранить те, кои перед нами! После этого высадка пехоты на берег. Если Сакровир здесь, то и пленники с ним. Наша задача, найти их! Да, Тифон, как Гетулик? – Сегодня уже порывался встать. Но ещё слабый в ногах. Скоро поправится! Я к этому прикладываю все усилия! – Рассказал Тифон. – Пока, не говори ему ничего. Не обнадёживай. – Хорошо. Я тоже так подумал. – Ответил Тифон. – Ну всё! За дело! Тифон твоя галера справа от меня! Приготовьте факела, для вылазки на берег! Массилий, начинаем движение! – Карталон отдал приказ к началу приближения флотилии к острову. Галера Карталона заскользила по волнам достигая бортов то одной, то другой галер флотилии. С неё военачальники перебирались на свои корабли и готовились к атаке. В таком порядке, галера Барки достигла левого фланга линии кораблей и дав сигнал другим, двинулась вперёд. Флотилия разделилась, занимая тот боевой порядок, кой был выбран Стратегом и подстроилась под движение Барки. Вскоре, стали заметны конуса холмов острова на фоне неба, на коем уже проглянули звёзды… Галера Карталона, подплыв к заливу, стояла у входа в него, ожидая подхода отставших и выравнивая линию атаки… Когда линия построилась, по сигналу, флотилия вошла в залив, а потом в бухту самого крупного острова… …Галеры, показывая свои хищные тараны, ворвались в бухту. Ещё издали, они заметили мечущихся на берегу людей, с факелами в руках… На берегу поднялась суматоха – их заметили! Эта береговая сутолока, показала, что пираты были совершенно не готовы к атаке, внезапно возникшей, неизвестно откуда, взявшейся флотилии. Эта сумятица, проявилась уже в том, что некоторые галеры, не став ждать какой-то команды, стали отплывать от берега, без какой-либо очерёдности, что вызвало затор в движении и полный хаос в построении… А времени, у них для выхода из этого положения не осталось… Стремительное сближение с ними галер нападавших не оставляло им никаких шансов. Грохот сталкивающихся кораблей, треск ломаемых таранами бортов, крик людей, свист спускаемых ремней баллист и онагров, кои стали забрасывать берег ядрами и огнём, те м самым заставляя пиратов очистить его и искать спасение в зарослях острова – всё смешалось в один скрученный многими тональностями звук… Берег вспыхнул, от разливов горючей смеси с разбивающихся огненных амфор, бросаемых онаграми и озаряя место атаки. Горящие люди, стремящиеся броситься в воду, чтобы сбить языки пламени с себя, сноп таких же горящих стрел, поднимающихся с галер и летящих на берег, где ещё были заметны массы вооружённых пиратов – всё это быстро изменило картину спокойно начавшейся ночи на острове… Люди, с протараненных галер пиратов, в массе бросались за борт, в стремлении достигнуть берега… Галеры наполняясь водой достигали дна, но так как глубина бухты была небольшой, они замирали, показывая даже часть опустевших бортов и палуб… Часть пиратов, бросилась через остров, в надежде, что бухта, выходящая к Борею, не блокирована врагом, чтобы спустить, столкнуть на воду, стоящие там галеры… Многие пираты, были пьяны и это сразу же выяснилось, после того, как пехота отряда Олисандра, высадилась на берег и вступила с ними бой… Целая масса из них, едва держалась на ногах и пираты были не в состоянии держать меч… Остальные, протрезвев и осознав опасность, отхлынули вглубь острова, видимо, к месту, где могли обороняться. Берег опустел, озаряемый огнём и усыпанный телами пиратов: и пьяными, и мёртвыми. …Кассий спрыгнул на пирс верфи, сооружённой довольно умело. Следом с борта галеры прыгали другие воины. Сломив, сопротивление нескольких десятков пиратов, бросившихся на них, они очистили его. – Олисандр! Нам надо пробиться вон на тот холм! – Кассий показал его мечом, – Вон видишь, горят огни на вышках?! Скорее всего, там гнездо тех, кто здесь всем заправляет! Двигаемся плотной группой! Прикрывая друг друга щитами. Не вырываемся вперёд, не рассыпаемся! Даже, если враг бежит в беспорядке! Бежать ему некуда – он на острове. Утром, отловим всех остальных! Всех, кто спрячется в лесу, во тьме ночи. Нам нужны укрепления на холме! Олисандр, опытный, зрелый по возрасту, воин, высадившийся чуть раньше и уже очистивший берег песчаной косы от пиратов, согласно кивнул и подал знак всем собраться у верфи. – Кассий, возьми щит! – кто-то передал с галеры щит Кару, – Карталон настоял на этом! Сейчас, посыпятся стрелы и их будет намного больше, чем здесь, на берегу! Кассий одел на руку округлый щит, переданный ему. – Не будем тянуть с выступлением! Поддержите нас огнём из баллист! – Кассий обратился к командам метательных машин. – Сыпаните амфорами вон по тем пригоркам перед подъёмом! Там могут прятаться лучники! Вперёд! Кассий обнажил меч и вышел на открытое место. Через него, поверху прошли шлейфы огненных снарядов, осветив пожаром, те пригорки, на которые показал Кассий. Следующий залп баллист был более точным, так как стреляющие из них, взяли поправку после первых выстрелов… После нескольких попаданий в ложбины меж пригорков, там стали заметны заметавшиеся в огне люди… Отряд построился и двинулся вперёд, ощетинившись во все стороны, оголённым оружием. Позади послышался топот – к ним торопясь, приближался отряд Олисандра. Было заметно, что те пираты, избежавшие истребления в схватке на берегу песчаной косы и около верфи, бросились к холму, где видимо, было построено какое-то оборонительное сооружение. Сдвоенный отряд двинулся к холму… Как только он достиг, тех самых пригорков, где всё ещё горела земля, он увидели массу пиратов, погибших в огне. Видимо, они, здесь укрыли какую-то засаду, для высадившихся, и никак не ожидали удара метательных машин. Обходя горящие участки, отряд стал подниматься на холм… Пираты поняли, что избежать истребления, можно, только лишь организованным сопротивлением атакующим. Увидев, поднимающийся на холм, отряд, они, подбадривая себя криками, бросились ему навстречу, и схватка произошла где-то на середине подъёма, обрамлённого справа и слева какими-то строениями. Некоторые строения, уже горели, от неточных попаданий баллист, во время стрельбы по пригорку. Пожар освещал место схватки, почти как днём и это наложило на столкновение свои особые краски схватки, сделав её ещё более ожесточённой и скоротечней. Пираты, без какого-то плана и порядка, волнами накатывались на высадившихся… Но оказывались, раз за разом, обращёнными в бегство, оставляя после себя массу тел, через которую переступали атаковавшие, продолжая свой подъём… Вот отряд, оттеснив очередную контратаку, поднялся на холм и тут обнаружилось, что верх холма, сопряжён с несколькими улицами, которые уходят в разные стороны между группами различных строений. В каждой стояли массы пиратов, которые с воодушевлением бросились на отряд с разных сторон из этих улиц. Новая схватка, развернулась наверху подъёма… и казалось, что пираты, заманившие отряд именно в это место, имеют необходимое преимущество в этой схватке, так как, в атаку они бросились с разных сторон, с намерением, окружить и истребить высадившихся и поднявшихся сюда с боем воинов приплывшей флотилии! Тем более, что часть пиратов, спустилась с укреплений, находящихся впереди и это ещё более подстегнуло их моральное состояние, от полученной помощи с укреплений. Но, пираты, упёршись в ровные ряды атакующих, быстро растеряли весь пыл контратаки… их натиск был остановлен, а первые ряды просто истреблены… Боевой запал контратакующих сошёл на нет, кои почувствовали на себе непоколебимость рядов неприятеля. Они снова стали пятиться на некоторых участках столкновения, в других же, они бросились по тем же улицам во тьму, спешно отступая, так как пожар туда ещё не добрался и это давало возможность спастись от избиения. Отряд же атакующих, так теперь казалось, как бы специально, выманил врага на вылазку, попав и поднявшись в «ловушку», чтобы те оставили укрепления и, потом, оценив силу напора соединившихся пиратов, отразить и уничтожить их, отсекая и истребляя, как острый нож, отделяющий один кусок пищи, от другого… Побоище, действительно, переросло в избиение. Пираты, переставшие получать подкрепления с разных сторон, оказались бессильными что-либо изменить в сражении и потеряв веру в успех, бросились в рассыпную, спасая каждый только свою жизнь… …Кассий бился в окружении нескольких воинов, которые прикрывали его с флангов. Их приставил к нему сам Карталон, поставив задачу не отставать ни на шаг от Кассия, при любых, складывающихся обстоятельствах столкновения на берегу. Первый натиск врага, потерявших управление и организованность, был рассыпным строем и не оказал никакого давления на ряды отрядов Кассия и Олисандра… Все нападавшие первых волн были уже отражены или перебиты, но последующие атаки, уже были организованней и целеустремлённей. Чувствовалось, что за ними стоит какой-то военачальник, задумавший этот приём и заманивавший высадившийся отряд в место с тремя улицами… Кассий крутил головой, стремясь с высоты своего роста, высмотреть своё место положение… Вот, его взгляд, выхватил, благодаря ярко вспыхнувшему пламени от расколовшейся амфоры с горючей смесью, справа от него на крышах строений кои тут же вспыхнули, блестящий шлем с высоким гребнем наверху. Кассий посмотрел пристальней и увидел наёмника в белом плаще, яростно кричавшего что-то, в плотной группе врага… Кар сразу же двинулся в том направлении. Воины бросились за ним. Кассий, разя мечом отступающего врага, пробил брешь в окружении охраны того, кого он принял за военачальника… Через мгновение, он ворвался в его круг. – Давим врага за Кассием! – крикнул один из воинов, бросаясь по пятам Кара… И он снова, оказался прикрытым с обеих сторон. Кассий, бросил свой щит, в скопление врага и обнажил второй меч. Его широкий шаг, переступающий через поверженных противников и их мечи, расчищая себе дорогу вместе со своей группой, сделали широкую брешь в скоплении врага. Увидев порыв Кассия и группы его воинов, все следующие за ними, ворвались в этот прорыв, сметая сопротивление врага. Олисандр, увидев прорыв рядов врага отрядом Кассия, крикнул: – Наши соседи уходят вперёд! За ними! Нам нельзя отставать! Воины второго отряда, усилив напор, также сломили, заколебавшегося врага, который стал пятиться, увидев прорыв слева от себя… Вся оборона пиратов смешалась… и превратилась в беспорядочную толпу, где один бежал вперёд, другой назад, третий смещался в бок, четвёртый замер в оцепенении… Толпу – потерявшую управление и общую цель. …Кассий, поразив бросившегося на него огромного мавра с секирой, наконец-то прорвался к своей «цели». Военачальник пиратов, оказался ростом под стать Кару, но более грузным. Лицо его было закрыто широкими нащёчниками шлема и Кассий видел лишь его свирепые глаза, которые впёрлись в него из-под козырька шлема. Наёмник, совершил встречный шаг к Кару и обрушил на него удар краем щита, который выбросил с удивительной скоростью, для такого массивного тела. Вслед этому, был совершён стремительный замах тяжёлым широким мечом, которым он решил прикончить пробившегося к нему. Всё это говорило, что приёмом этим он пользовался не раз и, этот хитрый приём, действовал в прежних столкновения безотказно и результативно. Но в этом случае, пошло что-то не так… Его противник, неуловимым движением, совершил шаг вправо, уходя за удар щитом и оказываясь за его левым боком… Сила инерции чудовищного замаха и веса самого щита, потянуло военачальника пиратов вправо и он поворачиваясь по оси, тут же переменил намерение, избрав осью поворота своё левое плечо, и, собираясь совершить рассекающий удар в завершении своего поворота тела… Но, в это мгновение, почувствовал, как сталь лезвия одного из мечей Кассия, пронзает ему в поясницу, парализуя мышцы нестерпимой болью… Боль скрутила тело военачальника врага и он выронив оружие… повалился наземь… Эта смерть военачальника на глазах пиратов, ошеломила всех, кто это видел. В рядах отряда Кассия прозвучали крики воодушевления, а в скоплении пиратов наоборот, выдох разочарования и захватывающего массы пиратов страха… Страха за свою жизнь… Упавшая фигура в белом плаще, уже была накрыта рядами атакующих, а пираты беспорядочно пятились к оборонительным сооружениям… Большая часть из них, бросила оружие и устремилась обратно, ища спасение… Другая часть, более способная к защите. Была или перебита, или пленена… Кассий бросился к холму, стремясь на плечах отступавших, ворваться в ворота оборонительного сооружения. Следом спешил его отряд и отряд Олисандра, которые по пути добивали очаги последнего сопротивления… Вот они уже в тридцати шагах от ворот… Последние враги вбегают в ворота… но странно? Ворота никто не пытается закрыть?! Пираты, потеряв веру в победу, устремляются куда-то в лабиринт построек. Кассий врывается в створ ворот и осматривается… Перед ним несколько строений. Все они однотипны, но разнятся только в величине самих построек. Тени людей, пытающихся скрыться, исчезают и между строениями, и в самих строениях… Кассий, останавливается… и какое-то время изучает обстановку… Вот он, схватив факел, воткнутый у ворот, без промедления, устремился в самое большое строение… Но у самого входа остановился, оглянувшись на своих воинов, кои тоже вооружались факелами, коих тут было воткнуто предостаточно. – Надо разделиться! Группами, по всем строениям! Мы должны найти всех пленников! Всех, кого содержат в этих строениях! – громко крикнул Кар. – Клеон! Остаёшься у входа с двумя десятками! Не выпускаешь никого из построек. Как появиться Олисандр со своими людьми, пусть берёт постройки слева! Наши справа! Пошли! Мы тоже разделимся! Фувий, вы в то крыло строения, мы в это! Конец ознакомительного фрагмента. Текст предоставлен ООО «ЛитРес». Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию (https://www.litres.ru/uriy-shvec/rok-veter-nadezhd-i-poiskov-kniga-3-tom-2-aritmiya-vremeni/?lfrom=334617187) на ЛитРес. Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.
КУПИТЬ И СКАЧАТЬ ЗА: 312.00 руб.