Сетевая библиотекаСетевая библиотека

Не стреляйте в белых лебедей (сборник)

Не стреляйте в белых лебедей (сборник)
Не стреляйте в белых лебедей (сборник) Борис Львович Васильев Русская классика (АСТ) «Не стреляйте в белых лебедей» – роман, занимающий особое место в творчестве Бориса Васильева. Это история о Егоре Полушкине, добром и простодушном человеке. Прирожденный плотник, Егор не может удержаться ни на одной работе – неспешность, кропотливость, желание делать лучше мешают ему. Волей судьбы жизнь Полушкина меняется – его назначают лесником. На этом месте он находит себя и со свойственной ему самоотверженностью защищает родной лес, вкладывая всю душу в охрану стаи прекрасных белых лебедей. В сборник также включены повесть «Иванов катер» и рассказ «Вы чьё, старичьё?». Борис Львович Васильев Не стреляйте в белых лебедей (сборник) © Б.Л. Васильев, наследники. 2017 © ООО «Издательство АСТ», 2017 Иванов катер Вечерами в маленькой поселковой больнице тихо. Бесшумно скользнет по коридорчику сестра, разнося градусники. Прокряхтит сухонькая старушка, да скрипнет дверь за мотористом с «Быстрого», выходящим покурить в холодные сени. А сегодня тишина нарушилась тяжелыми шагами врача, беготней сестер, тревожным скрипом носилок. Моторист выскочил в коридор: – Никифорова с Иванова катера в операционку повезли. – Утоп!.. – ахнула бабка. – Нет, бабка, за борт свалился… За разговорами не заметили, как по коридору мимо палат прошли двое; один прихрамывал, крепко налегая на палку. Он был немолод. От хромоты в левой ноге чуть сутулился и при ходьбе привычно выносил вперед правое плечо. Морщины избороздили до черноты загорелое лицо, и особенно много их набежало возле глаз, словно человек этот всю жизнь смотрел против ветра. Он шел, стараясь без стука ставить палку, а впереди беззвучно летела девчонка-сестра, от бьющей через край энергии выворачивая по-балетному носки матерчатых тапочек. У операционной остановилась: – Посидите. Боком скользнула в дверь, а он осторожно присел на краешек стула, поставив между ног палку. Как все здоровые люди, он был чуть напуган больничной тишиной: стеснялся сесть поудобнее, скрипнуть стулом, поправить сползавший с плеча тесный халат. Стеснялся своего здоровья, стоптанных башмаков из грубой кожи и тяжелых рук, сплошь покрытых ссадинами и порезами. – Иван Трофимыч?.. – Моторист опять вылез в коридор. – Петр? – шепотом удивился Иван. – Ты чего тут? – Аппендикс вырезали, – не без гордости сообщил моторист, садясь рядом. – Флегмонозный. – С Федором-то беда какая… – Иван вздохнул. – А что случилось? – Запань у Семенова лога утром прорвало. Не знаю, откуда вода пришла, а только рвануло троса, и понесло лес в Волгу. А тут – ветер, волна. Треск стоит – голоса не слышно. Ну, все кто куда: с лесом не пошутишь. – Ай-ай-ай!.. – опечалился моторист. – И много ушло? – Да нет, немного. Аккурат мы воз навстречу вели, к «Немде» цеплять. Пиловочник сплошь, двести сорок метров. Ну, увидал я: лес в лоб идет… – Буксир топором да к берегу! – сказал моторист. – Затрет бревнами – «мама» сказать не поспеешь. Иван улыбнулся. – А я по-другому рассудил. Плот только сплочен, троса добрые, а ширина в этом месте невелика: развернул, корму в Старую Мельницу сдал – там камни, уязвил прочно. А катерок свой за мысок спрятал. Знаешь, где малинники? – Ну? – Ну и сдержал лес, не пустил в Волгу-то, на простор. – Ишь, сообразил! – завистливо вздохнул моторист. – Премия, поди, будет, благодарность… – Благодарность, может, и будет, а вот помощника уж не будет, – вздохнул Иван. – Как ударило нас первой порцией – троса запели, а Федора на бревна сбросило. Выловили, а рука на жилах висит. – Оклемается, – уверенно сказал моторист. – Мужик здоровый. Да и доктор молодец: меня пластал – любо-дорого. Стемнело, когда из операционной вышел доктор. Увидев его, моторист трусливо юркнул в палату. Скрипнув стулом, Иван встал навстречу, но доктор опустился рядом, и Иван, постояв немного, тоже присел. Он стеснялся начинать разговор, а доктор молчал, медленно разминая в пальцах папиросу. – Перелом позвоночника, – сказал он, прикурив и глубоко затянувшись. – Скверное дело, капитан. – Долго пролежит? – тихо спросил Иван, плохо представляя, что это значит. – Всю жизнь. – Врач курил жадно, изредка разгоняя рукой сизые клубы дыма. – Всю жизнь, капитан, какая осталась… – Трое детей… – невольно вырвалось у Ивана. – Что? – Трое детей, – повторил Иван и опять встал. – Старшему – двенадцать, не больше… Доктор молчал. Вспышки папиросы освещали его осунувшееся лицо и капли пота на лбу. – Рыбки можно ему? – Рыбки? – переспросил врач. – Фруктов хорошо бы. Витамины, понимаешь? И опять замолчал. Иван постоял немного и, тихо попрощавшись, похромал к раздевалке. В раздевалке он сдал халат и в обмен получил потрепанный рабочий пиджак. Пожилая гардеробщица полюбопытствовала насчет Никифорова, и он сказал ей, что дело Федора плохо и что у него трое детей. Гардеробщица, вздыхая и сокрушаясь, отперла уже по-ночному заложенные двери, и он вышел на темную окраинную улицу поселка. Он привычно свернул вниз, к пристаням, но, пройдя немного, остановился. Посмотрел на часы и, быстро перекидывая палку, враскачку зашагал по узкой крутой тропинке от угла и громко постучал палкой по запертой калитке. Сквозь надрывный собачий лай послышался сиплый со сна голос: – Кого нелегкая? – Это я, Бурлаков. Открой, Степаныч, дело к тебе. – На место, дармоед!.. – В щели чуть приоткрытой калитки показалась осанистая фигура. – Что за дело? – Яблоки у тебя есть, Степаныч? – Яблоки?.. – Хозяин неожиданно тоненько захохотал. – Какие тебе яблоки в июле, старый пень? – Понимаешь, Никифоров в больнице. Доктор фрукты велел… – В больнице?.. – Хозяин задумался. – В больнице – это другое дело. – Он распахнул калитку. – Шагай, Трофимыч. Осторожно, приступочка тут. Вслед за Степанычем Иван поднялся на крыльцо и прошел в темные сени. Хозяин щелкнул выключателем; голая лампочка осветила просторное помещение, заваленное плетеными корзинами, мешками и ящиками. – Фрукт – великое дело. – Степаныч выволок из угла дырявый мешок, развернул: на дне лежали битые зеленые яблоки. – Первый урожай. Сам бы ел, но ради такого дела… – Кислятина, поди. – Ты что? Папировка, первый сорт. Гляди-ко… – Хозяин взял яблоко и начал с хрустом жевать его, причмокивая от удовольствия. – Восемь килограмм, хоть на безмене прикинь. – Почем же? – Ну, как для больного – по рублю. – Круто берешь, Степаныч… – Первые ведь, от себя отрываю. Иван молча отсчитал деньги, взвалил на плечо мешок. Хозяин вел его к калитке, по инерции расхваливая уже проданный товар: – Витаминов в этих яблоках – вагон! У меня вон детсад закупает, прокурор для больной жены. Сила яблоки: сорт особый… Счастливо, Трофимыч! Заходи, если что. Тебе – в первую очередь… По крутой тропинке Иван спустился к пристаням и сразу увидел плакаты с броской надписью: «Герои нашего затона». Героев узнать было бы невозможно, если бы художник не подписал каждый портрет: «Капитан Иван Бурлаков», «Помощник капитана Федор Никифоров», «Матрос Елена Лапушкина». Все трое сурово глядели вдаль… Катера стояли за полузатопленной баржей. Они были одинакового размера, формы, убранства, одинаково освещались сигнальными фонарями, и только на самом дальнем совсем по-домашнему сушилось на веревке белье. Иван спрыгнул на катер, громыхнув по железной палубе костыльком. На шум из рубки выглянула худенькая молодая женщина в выгоревшем ситцевом платье; голова ее была повязана полотенцем. – Вы, Иван Трофимыч? – Ты чего это в полотенце? – Голову мыла. Как Федор? Он присел, вытянув натруженную ногу, закурил и рассказал, что говорил доктор и как он заходил к Степанычу за яблоками. – Плохо, Еленка. – Шесть душ кормил, – вздохнула она. – Шесть душ, сам седьмой… – Сам седьмой, – повторил Иван, упорно разглядывая огонек папиросы. Они опять замолчали. Еленка стояла, по-бабьи пригорюнившись, опустив худенькие плечи, чуть прикрытые легким платьем, а он неторопливо курил, по привычке держа папиросу огнем в ладонь. – Кого-то вместо Федора пришлют, – не то спросила, не то сказала она. Иван бросил папиросу за борт, поднялся: – Пойдем в кубрик. Застынешь. По железному трапу они спустились в тесный низкий кубрик. Четыре дивана окружали небольшой, прикрепленный к полу стол; три из них были застланы. В углу возле трапа размещалась вделанная в железный шкаф печурка; остывая, она изредка потрескивала. В противоположном углу был шкаф для одежды и еще один маленький подвесной шкафчик, в котором хранились судовые документы, ведомости, бинокль и прочее ценное имущество. От недавно истопленной печи в кубрике было душно. Иван снял пиджак и палкой открыл потолочный люк. Свежий воздух ринулся вниз, а Иван с беспокойством оглянулся на Еленку: – Не надует? – Нет. – Она ловко поворачивалась в тесном проеме между печуркой, кухонным столиком и трапом, готовя ужин. – Я уж и постирать успела, и помыться, и обсохнуть, пока вы ходили. Большими ломтями она нарезала черный хлеб, подала соль, пучок зеленого луку, ложку и большую эмалированную миску, доверху налитую густой ухой. Он взял было ложку, но посмотрел на Еленку и отложил: – А ты что же? Или не голодна? – Не хочу, – сказала она. – Вы кушайте. Не знаю, горяча ли уха. – В самый раз, – сказал он и начал есть, а она села напротив и подперла подбородок рукой. Они вообще говорили мало, а за едой не говорили никогда, потому что еда не была для них развлечением. Еленка просто молча глядела, как неторопливо и старательно он ест, как аккуратно подставляет под ложку ломоть хлеба, чтобы уха не капала на стол и чтобы ей было меньше хлопот с уборкой. Она любила смотреть на него, когда он ел: в ней появлялось уютное чувство хозяйки, заботливо кормящей главу семьи после тяжелого трудового дня, и тогда тесный кубрик казался просторным домом, бревенчатые стены которого веками источают смолистый дух… Иван вытащил из миски большую разваренную рыбу и стал есть ее, выбирая кости. – Хорошего Федор подъязка поймал… – начал он и, поняв, что ест сейчас, пожалуй, последний улов, который выпал на долю его помощника, сказал: – Яблоки Федору отнесешь в больницу. Я утром к домашним его зайду, а оттуда – в контору: надо нового помощника искать. Потом он вылез на палубу покурить, а Еленка убрала со стола и вымыла яблоки, заботливо вытерев каждое. Ей хотелось надкусить одно, почувствовать во рту кислый до оскомины сок, но она только понюхала их и сложила в сшитый из старой наволочки мешок. Покончив с хозяйством, она разделась и легла. За тонким бортом чуть слышно плескалась вода, а в кубрике было так тепло и привычно, что она почти сразу же уснула и не слышала, как Иван с грохотом запирал на ночь тяжелую дверь рубки. Иван легко засыпал в любом месте – будь то узкий диван кубрика или колючий лапник фронтовых привалов. Спал без сновидений и всегда на правом боку, но сегодня никак не мог уснуть. Глупо и обидно, что человек, как бы силен он ни был, не может предотвратить беду. Стоять бы Федору на шаг правее борта сегодняшним утром – и спокойно храпел бы он сейчас на соседнем диванчике. Всего на шаг правее. На полшага… Он тяжело заворочался, но, боясь разбудить Еленку, сразу притих: молодые любят спать, им это полезно. Еленка… Две женщины в его жизни, но первую не стоит вспоминать. Первая родила ему Сашка, а любви не было, и вышло ни то ни се, ничего не вышло, если говорить честно. И правильно, что отдал он тогда жене дом, а себе взял новый костюм да ордена, которые надевал три раза в год: на праздники и в День Победы. Очень правильно, хоть и бобылем оказался уже в возрасте, когда у других – и дети, и радость, и место за столом, которого никто не займет. А она вроде бы счастлива теперь, и то ладно… Расчесал ты, Иван, старую болячку: зуд по всей душе пошел. Покурить надо. Покурить, проветриться – и забыть. Иван спустил ноги с чуть вздохнувшего дивана. Ощупью нашел штаны, накинул на плечи пиджак и, растопырив руки, пошел к трапу. Нащупал поручни и полез в рубку, с силой подтягивая тело. В рубке разыскал старые галоши (Еленка в них мыла палубу, когда было жарко и железо нагревалось так, что босиком и не ступишь), не смог в них влезть и, громыхнув-таки дверью, вышел на палубу. Небо было в тучах, звезд не видно, а луна еще не народилась. Иван присел на крышу моторного отделения и закурил. Вода чуть слышно плескалась о борт. Она плескалась всегда – днем и ночью, в штиль и шторм, но он слышал этот плеск только по ночам, если случалось не спать. А в остальное время просто исключал его из сознания, как городской житель исключает грохот трамваев. А ночью любил слушать… Замерзнув до озноба, он бросил окурок, запер дверь рубки и осторожно спустился в черноту кубрика. Нырнул под одеяло, и пружины дружно вздохнули под его тяжестью. Натянул одеяло до подбородка и закрыл глаза. Он открыл их, вдруг почувствовав, что Еленка стоит рядом. – Проснулась? – Я давно проснулась, – сказала она. – Я слышала, как вы ворочались и вздыхали. – Надо спать, – сказал он, невольно притягивая ее к себе. – Надо спать, а то что мы завтра за работники будем… Он почувствовал, как губы касаются его щеки: она никогда не целовала его, а только касалась губами, смешно вытягивая их. Он повернулся на бок, и она быстро юркнула под одеяло. – Зачем вы по железу босиком ходите?.. Они любили друг друга молча. Ни разу ни одного ласкового слова не расслышал Иван и тоже молчал, про себя выдумывая ей самые нежные прозвища… Было еще совсем темно, когда Еленка шевельнулась. – Что так рано? – спросил он. – Лифчик у меня сохнет, – сказала она, и он понял, что она улыбается. – Рассветет – мужики смеяться начнут: что, мол, за сигнал поднят на Ивановом катере? Она чуть коснулась рукой его лба, и он с сожалением отпустил ее. Он всегда отпускал ее с сожалением: слишком уж коротки были летние ночи. Утром, пока Еленка готовила завтрак, он достал из носового трюма пять больших лещей: он сам наловил их, сам солил, сам коптил на можжевельнике так, что кожа их даже в сумерки светилась теплым золотистым светом. – Никифоровой, – сказал он, поймав удивленный взгляд Еленки. – Скажу, что Федорова доля осталась. – А Сашку? Иван помолчал, нахмурился. Буркнул под нос: – Обойдется Сашок без рыбки. Они позавтракали вчерашней ухой, напились чаю и сошли на берег. Еленка свернула наверх, к больнице, а Иван, зажав под мышкой пакет с лещами, похромал вдоль причалов, здороваясь с каждым встречным. Дом Никифоровых стоял с края берегового порядка. Федор поставил его прошлым летом, получив за два года стажировочные и взяв ссуду в конторе. Иван все время думал об этой ссуде, но надеялся, что теперь начальство либо скостит долг Никифорову, либо, на худой конец, растянет его на много лет… Он хорошо знал этот дом: Федор часто приглашал капитана то на дочкины именины, то на рождение сына. Иван покупал тогда бутылку водки, а Еленка надевала синее шерстяное платье. Хорошие это были вечера… Он толкнул тяжелую дверь и вошел в дом. За дощатой перегородкой, отделявшей жилую комнату от маленькой прихожей, слышался громкий обиженный плач. – Паша!.. – окликнул Иван. Плач стал сильнее, но ответа не последовало. – Есть кто живой? – спросил Иван, все еще не решаясь без приглашения идти в комнату. – Я живой, – недовольно ответил мальчишеский голос, и на русской печи задвигалось что-то похожее на худой, обтянутый штанами зад. Зад этот, вильнув, попятился к приступочке, и Иван наконец разглядел Вовку – старшего отпрыска Никифорова рода. – Здравствуй, дядя Иван, – степенно сказал Вовка, подавая левую руку, так как в правой он держал шерстяные, домашней вязки женские чулки. – Чего Оленька кричит? – Развивается. – Вовка сел на пол и стал надевать чулки на худые исцарапанные ноги. – Может, артисткой будет: орет больно здорово. Чулки были велики, но Вовка не обращал на это внимания, деловито прикручивая их к тощим икрам специально припасенными веревочками. Поняв, что толку от Вовки не добьешься, Иван аккуратно вытер ноги о половичок и прошел в комнату. В углу на неприбранной кровати кричал ребенок, приваленный подушкой. Увидев Ивана, ребенок сразу перестал орать и улыбнулся, показав два крохотных зуба. – Ну что, Ольга, орешь? – спросил Иван, снимая с нее подушку. – Мокрая небось? Он развернул девочку, переменил простынку и вновь уложил Ольгу на место. Девочка пускала пузыри и улыбалась, крепко держа Ивана за палец. – Она кормлена? – спросил Иван. – Кормлена, – сказал Вовка. – Бабка кашу варила. Остатки каши были разбросаны по столу. Там же стоял чугунок, грязные тарелки и хлеб. – А где бабка? – В церкви. Пошли они с дедом в церковь и Надьку с собой увели. – А мать? – В больнице. Еще не рассвело – побежала. Все равно к папке не пустят, чего бежать? Вовка вошел в комнату. Кроме бабкиных шерстяных чулок на нем были надеты тяжелые башмаки. – Ты чего это в чулки вырядился? – Это теперь не чулки, – сказал Вовка, любуясь собой в зеркало, подвешенное на стене. – Это теперь гетры, дядя Иван. Гетры – футбольная форма. Иван посмотрел на него, сказал серьезно: – Плохо с отцом-то, Вова. – А чего плохо-то? Чай, не утонул: отлежится. – Эх, глупый!.. – Иван с сожалением и очень стесняясь высвободил палец из детского кулачка. – Рыбу я там принес. Сунь ее в подпол. Вовка нехотя пошел исполнять поручение. Пока он, сопя и вздыхая, громыхал тяжелым люком, Иван собрал грязные тарелки, смахнул со стола, прикрыл хлеб и чугунок с кашей кухонным полотенцем. – Ты бабки дождись или матери, футболист, – сказал он, когда Вовка вернулся. – Ребенка одного не оставляй. – А что ей сделается? – недовольно спросил Вовка. – Я ее подушкой привалю, чтобы не ползала и не убилась. Из разговора было ясно, что Вовка уже все продумал и спорить с ним бесполезно. Поэтому Иван начал издалека: – Ты вроде рыбачить со мной собирался? – Вовка мгновенно повернулся к нему. – Когда пойдем? – Когда?.. – Иван испытующе посмотрел на него. – Три условия тебе ставлю: посуду помыть, воды в бачок натаскать и Ольгу не оставлять. Выполнишь? – Выполню, – вздохнул Вовка. – Завтра в семь приходи к катеру. Знаешь, где стоим? – Знаю! А чего брать? У меня и на верхоплавку есть, и закидушка… – Снасть будет полная. Пальтишко захвати. – Так тепло. Лето. – Леща пойдем брать, Вова. А лещ, он ночью ловится, в тишине. – Иван положил руку на нечесаную, добела выгоревшую голову мальчишки и подумал, что здорово решил насчет рыбалки: значит, часть улова можно будет свободно отдать Вовке как долю в общем труде. – Все сделаю, дядя Иван, – говорил Вовка, провожая его к дверям. – Посуду помыть – раз, воды натаскать – два, Ольгу не оставлять… – Да, вот еще, – Иван остановился. – Матери скажешь, чтобы сегодня же в отдел кадров с паспортом пришла. Со своим паспортом, не забудешь?.. Иван шел назад легко и быстро. Все же удачно начался день: и с Вовкой он справился, и насчет рыбалки придумал, и вовремя, очень даже вовремя вспомнил, что Паша Никифорова нигде не работает. И только досадное обстоятельство портило настроение: как же это можно идти в дом, где малые дети, и не захватить с собой кулек карамелек?.. На крыльце приземистого одноэтажного дома, где размещался отдел кадров, сидел рослый парень, сбив на затылок помятую форменную фуражку с треснувшим серебряным «крабом». У ног его стоял потрепанный чемоданчик, к ручке которого был лямками привязан плотно набитый солдатский вещмешок. Темные масляные пятна окрасили мешок в грязно-черный цвет: видно, хозяин швырял его где попало. Флотские брюки парня, зауженные согласно столичной моде, тоже были в пятнах и потеках, зато белоснежная рубашка сияла ослепительной чистотой; в вырезе ее виднелись неправдоподобно синие полосы новенькой тельняшки. – Откуда будешь, парень? – спросил Иван. – Снизу, – равнодушно ответил парень. – Горьковский? – Почти что угадал. – А чего здесь сидишь? – Начальство документы изучает… Он вдруг цепко, искоса глянул на Ивана. – Говорят, у вас плавсостав укомплектован под завязку. Верно? – Кто его знает, – уклончиво сказал Иван. – Вроде бы нет… – Значит, в лапу ждет! – Парень выругался. – Либо на пол-литра рассчитывает. Начальник отдела кадров получил на фронте штыком в живот и с той поры ел одну манную кашу с молоком. – С дизелями знаком? – спросил Иван. – Судовой механик… А что? – Посиди пока. Узнаю, – сказал Иван и мимо парня прохромал в отдел кадров. Начальник отдела кадров был худ и черен, как ранний грач. Иван давно знал его: еще до войны вместе ходили в клуб водников на танцы. – Здорово, герой затона. – Улыбка у начальника пряталась в глубоких морщинках, и о существовании ее догадывались немногие. – Сразу могу обрадовать: начальство премию вам отгрохало. Иван промолчал. – И еще одно, уже по секрету. Сегодня местком заседать будет насчет твоего катера. Полагаю, решат присвоить имя, Иван Трофимыч. Большая честь тебе оказывается. Раньше не было такого порядка: мелкие суда шли под номерами, крупным наименования присваивали либо на судоверфи, либо приказом по пароходству. А как выбрали в бюро Володьку Пронина, так все пошло иначе. Сумел Володька начальству внушить, что имя для судна почетней благодарностей, и присвоил месткому право решать, кто этого почета достоин. – Только пока – ни гугу, – сказал начальник. – Будет приказ, будет и оркестр. – И опять собрал возле рта морщины, запихал в них улыбку и спросил: – Рад? – Рад, – вздохнул Иван и закурил, стряхивая пепел в ладонь, потому что начальник курящих не жаловал и пепельниц не держал. – Рад-то рад, Николай Николаич, только кто дает, тот и отбирает. – А ты оправдай. – Так ведь не посуху ходим, а по воде. – Иван улыбнулся, потом помолчал, показывая этим, что шутки кончены, и сказал серьезно: – Ты вот что, Николай Николаич, ты жену Федора Никифорова оформи матросом ко мне на катер. Начальник с удивлением посмотрел на Ивана. – Трое детей, Николаич. На Федорову пенсию не потянет. – Жалостливый ты больно мужик, Иван Трофимыч, – с неудовольствием сказал начальник. – Надо, Николай Николаич. Был я у них: надо. Начальник только вздохнул. – Ладно. Пришли ее сегодня с паспортом. – Сама придет: я Вовке, сыну ее, наказал. Начальник пометил что-то в календаре, усмехнулся: – В начале навигации ты обязательство брал сократить экипаж с пяти до трех человек. Было такое? – Было, – сказал Иван. – При толковом помощнике вполне можно обойтись без моториста и второго матроса. – А теперь сам второго матроса просишь. Некрасиво получается. – Утремся, – сказал Иван. – Напишу заявление, что погорячился и без второго матроса обойтись не могу. Ну, ругнут меня на партсобрании, а Паша Никифорова каждый месяц полсотни получать будет. Правильно или неправильно? – Правильно вообще-то, – согласился начальник. – Продавай свою рабочую гордость за полста рублей. – Ничего, – улыбнулся Иван. – Не такой уж я гордый. – Ну, договорились, – сказал начальник. – Второй вопрос: кого вместо Федора? – Вместо Федора?.. – Иван встал, подошел к окну, выбросил пепел с ладони. – А что за парень у тебя на крыльце сидит? – Не советую, Трофимыч, – поморщился начальник. – Ой не советую. – Почему? Начальник придвинул лежащие с краю стола документы, раскрыл трудовую книжку. – «Прасолов Сергей Павлович, – читал он, изредка поглядывая на Ивана. – Специальность – судовой механик, холост…» Подходит? – По всем статьям. – Погоди. – Начальник перевернул несколько страниц и с выражением прочел: – «Уволен из Саратовского грузового порта десятого июня сего года по собственному желанию…» – Он отложил книжку и посмотрел на Ивана. – Ну? – спросил Иван, ничего не поняв. – Парень в середине навигации по собственному желанию ушел. Спросил я его, что же это за желание такое: бросить Саратовский порт и к нам в глухомань приехать? Смеется: у вас, говорит, невесты на всю Волгу славятся. – Может, человек веселый. – Веселый?.. Это ведь пишется только, что по собственному желанию. Не первый год кадрами заведую: знаю. А что там у него на самом деле было – поди вон к тетке Авдотье да погадай. – Значит, неправду в документах пишут? Начальник досадливо поморщился: – Есть, Иван Трофимыч, правда, а есть – истина. Против истины мы ни на волос не согрешим: дело это святое… – Он вздохнул. – Сколько у тебя матросов вместе с Никифоровой будет? – Два. – Правильно: зарплата – двоим, а палубу драить – одна Елена. Так? – Ну? – Так где же она, правда-матушка? – А-а… – Иван улыбнулся. – Подкусил! – Вот так и в нашем деле, – со вздохом сказал начальник. Он замолчал и снова стал придирчиво изучать трудовую книжку судового механика Прасолова. – А вдруг – не так? – сказал Иван и встал. – Вдруг ты ошибаешься, Николай Николаич? Вдруг он и вправду по собственному желанию уволился и к нам приехал с дорогой душой, а мы… – Сомневаюсь, – сказал начальник. – А я не могу человека загодя плохим считать, – с непривычной горячностью сказал Иван. – Значит, хочешь брать? – Беру. Опыт у него есть? – Достаточный, – сказал начальник. – Он вон и по Енисею навигацию проплавать успел… Ладно, Трофимыч, гуляй себе на катер, прибирайся, а парня я пришлю. Только помни: я тебя по дружбе предупредил, и чтобы потом… – Ничего потом не будет, – сказал Иван и, пожав сухую, всегда горячую руку начальника, вышел из отдела кадров. Парень сидел на старом месте, только возле ног прибавилось окурков. Он встретил Ивана спокойным взглядом серых холодных глаз и чуть заметно усмехнулся. – Катер возле затопленной баржи причален, – сказал ему Иван. – Как оформишься, приходи не мешкая. Катер номер семнадцать, запомни. Парень вскочил, хотел что-то сказать, но из окна крикнул начальник: – Прасолов!.. Ну-ка, зайди!.. Прасолов подхватил вещи, шагнул к крыльцу. В дверях остановился. – Спасибо, капитан! С меня – пол-литра!.. С яблоками Еленка обернулась быстро: дежурила знакомая девчонка и без разговоров взяла мешочек. Впрочем, Никифоров считался тяжелым, лежал в отдельной палате, и доктор, вопреки обыкновению, пустил к нему жену еще до завтрака. Все эти новости сестра выпалила Еленке и ушла. От больницы Еленка спустилась к рынку, купила мяса и, завернув его в припасенную газету, пошла на катер. Поставив вариться мясо, Еленка переоделась и принялась за уборку. Открыв люк в кубрике, выколотила диваны, вытащила наверх одеяла и подушки. Потом достала швабру и, надев на босу ногу галоши, принялась с ожесточением скрести маленькое суденышко. – Чего расстаралась, соседка? – спросила с ближайшего катера пожилая женщина-матрос. – До Ноябрьских далеко… – Да я так. – Еленка почему-то смутилась и отвечала, не поднимая лица. – Все равно пока без работы стоим. – А Никифоров как? – Не видала я его, родных только пускают. Девчонка там знакомая работает, говорит, плохо, мол. Вопрос любопытной соседки – нет, не о Никифорове, другой – застал Еленку врасплох. Еще вчера она и не думала об уборке, но сегодня на борт должен был вступить кто-то посторонний, и ей хотелось по-хозяйски блеснуть чистотой, порядком и сытным обедом. Где-то в глубине души она хотела, чтобы неизвестный оказался молодым и веселым, но думала об этом робко, словно тайком от самой себя, потому что и для нее и для Ивана куда было бы проще, если бы он был местным, имел на берегу дом, семью и все связанные с этим интересы. Такой человек не мог нарушить установившийся на катере порядок, и жизнь не требовала бы ни перемен, ни ухищрений. Все текло бы своим чередом – даже ее редкие ночные свидания с Иваном… Размышляя об этом, она выдраила до блеска старый катерок и спустилась вниз, где на крохотной печурке кипел обед. Она успела только приподнять крышку, как на палубе гулко грохнуло, катерок качнуло и незнакомый голос громко спросил: – Разрешите войти? Она поспешно накрыла кастрюлю, вытерла руки и, старательно оправив платье, с опозданием крикнула: – А кто там? И полезла наверх, заранее смущаясь, потому что голос был насмешливым и молодым. Еще из рубки – сквозь стекло – она увидела рослого парня с чемоданом и вещмешком. – Здравствуйте, – очень тихо сказала она. – Привет, хозяйка. – Парень в упор разглядывал ее серыми глазами. – Будем знакомы: Прасолов Сергей Павлович. – Лапушкина, – сказала она и, стесняясь, подала руку ковшиком, на мгновение. Потом спросила: – К нам, значит? – К вам. – Он поймал ее взгляд, улыбнулся вдруг, как выстрелил: – Как вахта идет, товарищ Лапушкина? От прямого, вызывающего взгляда, от вопроса, сбивающего на игривый, неравноправный тон, Еленка совсем сникла и, пробормотав что-то, торопливо спустилась в кубрик. Здесь она опять принялась за обед, все время с непонятной тревогой прислушиваясь к шагам над головой. Зная, каким звоном отзывается каждый шов палубы, она безошибочно определяла, что он делает там, наверху: тонко взвизгнула плохо смазанная петля носового люка, скрипнула дверь рубки, грохнул пол машинного отделения. Парень грохотал по-хозяйски, не стесняясь, не спрашивая, что где лежит. Тяжело взревел двигатель, катерок мелко затрясся, но Сергей не выключал ход, а придирчиво гонял старенький мотор на всех оборотах, выслушивая каждый цилиндр. Он больше не беспокоил ее и не выходил из машинного отделения. Заглушив движок, звякал ключами, изредка что-то насвистывая. Даже когда пришел Иван, не вылез навстречу, а гулко крикнул снизу: – Капитан, спуститесь-ка!.. Иван ушел к нему, и они долго не появлялись. Еленка сготовила обед, накрыла на стол, а их все не было, только голоса неразборчиво гукали в звонком трюме да дважды взревел запущенный двигатель. Они спустились вместе – умытые, с розовыми, натертыми полотенцем лицами. – Ну, я же сразу сказал, что в пятом цилиндре палец люфтует! – почему-то очень радостно говорил Сергей. – И форсуночки проверить не грех: подача паршиво отрегулирована, для дяди… – Обедать, – сказала она, то снимая, то снова накрывая кастрюлю крышкой. – Стынет. – С мясом! – улыбнулся Иван. – Ну, Еленка, расстаралась ты сегодня. – Что же я! – крикнул Сергей и кинулся на палубу. Он тут же вернулся с мешком и чемоданом. – Для первого знакомства. – И со стуком поставил на стол бутылку водки. – Это ты, парень, зря, – сказал Иван. – У нас закон: только по праздникам. – Я, капитан, законы соблюдаю. – Сергей зубами надорвал пробку. – Ты что, матрос, два стакана ставишь? – Выпей с нами, Еленка, – сказал Иван. – За знакомство. Они выпили, и Сергей с Иваном завели длинный разговор о двигателе, который следовало бы перебрать, о работе, которую невозможно спланировать, о простоях и премиальных, переработках и выходных, и Еленка вскоре совсем освоилась, потому что новый помощник не обращал на нее никакого внимания. – Вот ты говоришь: смесь богатая, – сказал слегка захмелевший Иван. – Ладно, богатая. Так. А есть резон регулировать? Есть резон экономить? Нету такого резона, потому что тут не об экономии думать надо, а наоборот: куда лишнее горючее деть. – Много? – спросил Сергей. – Две тонны вот тут. – Иван похлопал себя по шее. – Движок старый, масло жрет в три горла, а кто с этим считается? Нормы единые – по отношению к топливу. Вот и приходится из-за масла нормы завышать: пишешь «сто моточасов», а на самом-то деле хорошо, если полсмены отработал. – Да и самому, наверно, не без выгоды, – усмехнулся Сергей. – Ты, капитан, не хмурься: нам теперь в одном кубрике щи хлебать. – Катер наш на побегушках, и платят нам повременно, – сказал Иван, закуривая. – Просто глупость получается, вот какое дело. И не хотел бы, а сам собственной рукой каждый месяц моточасы приписываю, иначе без масла останусь. – А если назад, на нефтянку сдать? Мол, излишки? – За излишки, парень, хлестче бьют, чем за перерасход. – Да, капитан, тут повертишься! – засмеялся Сергей. – Ладно, что-нибудь сообразим: докажу, что не зря ты меня на крыльце подобрал… – Он прошелся, хлопнул по железному ящику в углу. – А что же музыка не работает? – Перегорела музыка, – сказал Иван. – Надо бы радиста. – Считай, что нашел. – Сергей подсел к приемнику. – Я на флоте кем только не был… – Он свинтил барашки, снял крышку: обнаружилась затянутая паутиной пустота. – А где же передатчик? Или не выдавали? – Выдавали, – улыбнулся Иван. – В начале навигации все выдают – и приемник и передатчик. Приемник мы берем: известия послушать или музыку, а передатчик снимаем и – обратно на склад. Мороки с ним уйма, ответственность, а радистов на весь затон – два человека. – Темные вы люди! – не то шутя, не то серьезно сказал Сергей. – Подай-ка мне, матрос, отвертку да батарейку с наушниками. В чемодане они. Еленка не сразу поняла, что он обращается к ней: так запросто, походя прозвучала эта просьба. – Подай, что просят, – сказал Иван. – Значит, разбираешься? Золотые, видать, руки. – А это поглядим – золотые они или оловянные. Работать он умел: не суетился, не ошибался в инструменте, не тратил силу там, где нужна была сноровка. Простучав с помощью батарейки цепи, нашел сгоревшее сопротивление, опять послал Еленку за какой-то коробкой, разыскал в этой коробке нужную деталь и кое-как, временно, поставил ее на место. – На соплях, – улыбнувшись, пояснил он. – Раздобудь паяльник, матрос, сделаю намертво. Иван недоверчиво хмыкнул, но Сергей тут же поймал «Маяк». В динамике что-то потрескивало, но слушать было можно. – Вот и вся беда, – сказал Сергей, навешивая щитки на работающий приемник. Они долго слушали музыку. Сергей попытался было подсвистывать, но поймал недовольный взгляд Ивана, замолчал и слушал дальше уже серьезно. И Еленке понравилось, что он поглядывает на Ивана с уважением, не выпячивает своих привычек, а подлаживает их под жизнь того кубрика, в котором ему теперь и спать, и щи хлебать… Как только концерт кончился, Иван поднялся, щелкнул выключателем. – Теперь полчаса объяснять будут, почему музыка хороша. Подай-ка костылек, Еленка. Еленка подала стоявшую у трапа палку, спросила: – Далеко ли собрались? – Стариков надо проведать. – Иван глянул на Сергея. – Айда с нами, а? Пошли втроем. Иван с помощником шли впереди, говорили о работе, о рейсах, о глубине судового хода и мелях, обозначенных по всему плесу сухими жердями. Разговор был серьезным, и Еленка не решилась их окликнуть, задержавшись у ларька. Купила конфет старухе в гостинец, а потом долго бежала следом, потому что шли они широко и, увлеченные разговором, не заметили, что она отстала. Догнала возле баржи-такелажки, да и то потому, что Иван остановился. – Гляди, парень, вот в этих хоромах настоящие волгари живут, потомственные, – сказал он, указывая палкой на старую, замшелую баржу. – Здесь теперь склад такелажный, а хозяин – шкипер, значит, – с хозяйкой жилье себе оборудовал. Утеплил, ну, печку я им сложил, и – живут! – А зимой? – И зимой тоже. Прежде на брандвахту переселялись, а теперь не хотят. Приросли к этой барже, как чага к березе. Да и то, деваться старикам особо некуда: было два сына – война забрала, а дочь в городе Ленинграде живет, замужем. Ну, и опять же в Ленинграде вода другая, а тому, кто на Волге вырос, это не все равно. – Скотинка у них тут, – улыбнулась Еленка. – Кот Васька, собака Дружок да коза Машка. Невелик зоопарк, а есть каждый день просит. – Люди они старые, а значит, с чудинкой, – сказал Иван. – Ты учти это, Сергей. – Будет сделано, капитан. Не у бабы-яги росли, понимаем… Иван первым ступил на хлюпающие сходни, и, как только чмокнули они под его тяжестью, тотчас же настороженно тявкнула собачонка. – Свои, Дружок, свои! – крикнула Еленка, проходя вслед за Иваном на баржу. Собака подошла, ткнулась в ноги Еленке, обнюхала Сергея и, степенно помахивая хвостом, проводила до тяжелой двери. Иван стукнул в дверь палкой, приоткрыл, крикнул в сумрак коридорчика: – Можно, хозяева? Никто не отозвался, но они, не задерживаясь, прошли этот коридорчик, и Иван постучал в следующую дверь – такую же тяжелую, срубленную, вероятно, еще в прошлом веке. – Кого бог несет? – донесся из-за двери скрипучий старушечий голос, показавшийся Сергею неприветливым. При этих словах Иван распахнул дверь и посторонился, пропуская Еленку и помощника. Они вошли в кухню, крохотную из-за громоздкой русской печи. В кухне стоял тяжелый корабельный стол, который не дрогнул бы и от десятибалльного шторма, и такие же, рубленные топором, лавки. У квадратного оконца сидела сухонькая, чистенькая старушка с черными, живыми и, как опять показалось Сергею, недобрыми глазами. Строго поджав губы, она молча смотрела на них. – Здравствуй, Авдотья Кузьминична, – сказал Иван и подал старухе руку. – Вот нового помощника привел для знакомства. – К чаю поспели, – сказала старуха, сунув Сергею жесткую, как наждак, ладонь и расцеловавшись с Еленкой. – А познакомиться – еще познакомимся: до ледостава далеко. Сказавши это, она отвернулась и начала доставать из стенного шкафчика граненые стаканы. Еленка осталась помогать ей, а мужчины прошли в комнату; в проеме вместо двери висела ситцевая занавеска. Здесь стояли кровать со множеством подушек, платяной самодельный шкаф, дерматиновый диван, несколько стульев и стол – точная копия того, кухонного. За столом сидел грузный, в седых космах старик и читал толстую растрепанную книгу. При виде вошедших он аккуратно заложил книгу листочком и снял круглые железные очки. – Здорово, капитан, – сорванным голосом сказал он. – Слыхал уж и про беду твою, и про удачу. Старик крепко пожал им руки, они сели, и Иван спросил с удивлением: – Что сипишь-то, Игнат Григорьич? Простыл? – Да вот… – Старик покашлял, покосился на занавеску, помял пальцами большой, заросший седой куделью кадык. – Должно, так… – Где там! – крикнула из кухни старуха. – Напился в Петров день да все песни играл, как молодой! Старик смущенно крякнул, но спорить не стал. Закурил предложенную Иваном папиросу, глянул на Сергея выцветшими, но еще по-молодому пристальными глазами: – Волгарь? – Саратовский. – Или там работы нет? – Работа везде есть, – осторожно ответил Сергей. – Посторонитесь-ко, – сказала Еленка, внося кипящий самовар. Она поставила самовар на стол, опять пошла на кухню. Старик крикнул вдогонку: – Мать, а мать, пошуруй-ка в шкапчике!.. – Шурую, – отозвалась старуха. – Ты уж тут так прошуровал, что и глядеть-то не на что. – Не надо, Игнат Григорьич, – поспешно сказал Иван. – Не хлопочите. – Твое дело, Ваня, гостевое, – сказал шкипер, вставая. – А нам для знакомства обычай велит. Он прошел на кухню. Сергей ударил кулаком в ладонь, зашипел: – Неладно получается, капитан. Старики, понимаешь, шуруют, а мы… Давай я сбегаю? – Ох, напрасно все это! – вздохнул Иван. – Не к месту, не ко времени… Да и не достанешь уже: закрыто. – Это я-то не достану? – улыбнулся Сергей. – Засекай время, капитан… В дверях он столкнулся со шкипером: старик торжественно нес четвертинку. – Такой, стало быть, нынче улов, мужики… Ты куда это, парень? – Четверть часа поскучайте, – сказал Сергей и вышел. Он вернулся быстрее, чем обещал: вошел красный, запыхавшийся, но довольный. Молча поставил на стол бутылку, сел слева от шкипера. – Выпить захочется – так и парилка не нужна, – улыбнулся старик. Стол был уже накрыт: сопел самовар, стояли стаканы, соленая щука, вяленый лещ, грузди прошлогоднего засола – уже склеенные, пожухлые, моченая брусника, отварные, крепенькие – одна к одной – сыроежки в уксусе. – Все теперь на вино горазды, – сказала старуха. – Что мужики пьют да бабам подносят – это не удивительно, а вот что бабы пьют да мужикам подносят – это уж совсем на удивление. – Вот я тебе, мать, и поднесу, чтоб меньше удивлялась, – улыбнулся шкипер и налил старухе на донышко граненого стакана. – Ну, гости дорогие, выпьем, как говорится, за хлеб да за сено, за пол да за стены, за мышку, за кошку, за нашу дворняжку да за козу Машку. Мужчины выпили, а женщины только пригубили и тут же отставили стаканы подальше. – Кушайте, гости дорогие, – сказала старуха и, отломив корочку хлеба, стала жевать ее передними уцелевшими зубами. Еленка ухаживала за ней, выбирая кусочки помягче и повкуснее. Авдотья Кузьминична принимала эти знаки внимания с царственной невозмутимостью. – Мы с тобой на той неделе по чернику пойдем, – сказала она. – Как, Иван, отпустишь матроса-то? – Да какая тебе черника сейчас! – засмеялся шкипер. – Ноги убьете да комаров покормите – вот и вся добыча. – Сегодня у нас что? – спросила Авдотья Кузьминична и сама же важно пояснила: – Сегодня у нас семнадцатое, по-старому – день Андрея Наливы и память иконы божьей матери Ганатской. Через четыре дня – Казанская. А на Казанскую, считай, так: поспела черника, поспела и рожь. Зажинки в старину начинались, песни по вечерам молодежь играла, и хороводы водили в поле. – Это же когда было-то, мать? – улыбаясь, спросил шкипер. – Это тогда было, когда мы еще без химии жили. А теперь все смешалось и календарь твой недействительный. – То не мой календарь, а божий, – строго сказала старуха. – Земля по божьему календарю творит. – Ну, насчет приметы это верно, – сказал старик, сдаваясь. – Коли черника, то и рожь. Это верно. – А насчет леща какая примета, Игнат Григорьич? – спросил Иван. – Пообещал я, понимаешь, Никифорову мальчонке… – Лещ вообще-то берет, – сказал шкипер. – Однако жара стоит, звон в воздухе, а он этого не любит. В глубину ушел, к стрежню поближе. Попробуй с плотов, что против Никольских островов зачалены. – А на приваду что? – Кашку свари покруче: пшенку либо перловку. Анисовых капель добавь маленько, чтобы дух по воде шел. А червей я тебе дам. Червей старик разводил сам в железном ящике, подсыпал им мучицы и спитого чаю, раз в два дня поливал разведенным молоком. Черви у него росли крупные, вертлявые, ярко-красные – один в один, не в пример бледным и тощим обитателям супесных берегов. – Давай, мать, за молоком завтра навостряйся, – озабоченно сказал старик. – Пятые сутки червей одним чаем потчую. – А что же Машка-то ваша? – спросила Еленка. – Или забастовала? Старуха горестно вздохнула, а шкипер засмеялся: – Тю-тю наша Машка! Продали мы Машку-то свою. Аккурат в Петровки и продали. – Продали?.. – ахнула Еленка. – Да как же так? – Расскажи, мать. Повесели гостей! – смеялся шкипер. – Смеху тут немного, – вздохнула старуха. – А дело было так. Задумала я козленочка поиметь… – Это она задумала, она!.. – хохотал шкипер. – Не Машка, Трофимыч, а она! – Да будет тебе, – отмахнулась старуха. – Ну, покормила я свою Машку, почистила, причесала – ладненькая такая козочка стала, аккуратненькая. Григорьич ей рюмочку поднес – заиграла моя Машка, как молодая: копытцами бьет, глаз имеет, трепещет вся. Ну, думаю, быть мне с козленочком. Привела ее на пункт, фельдшеру предъявила. Осмотрел ее фельдшер, огладил. «Давай, говорит, Кузьминична, с богом на святое дело. Сейчас, говорит, Борьку приведу». Отвел он меня во дворик, указал, куда Машку привязать, а сам ушел. Привязала, стою. Обошлось, думаю, не углядел фельдшер, что Машка-то ровня мне будет, если по козлиному веку считать. Только это я порадовалась, фельдшер козла вводит, Борьку то есть. Глянула я: батюшки светы, бугай! Ну, чистый бугай: грудь колесом, рога как оглобли и землю копытом роет. «Не мешай ему, – говорит фельдшер, – Кузьминична: дело он свое знает, породы знатнеющей, только, говорит, с норовом, паразит». Впустил он, значит, его, а сам пошел: дела, мол. Ну, я стою, жду. И Борька стоит. И Машка моя вздыхает, ножками перебирает, глаз на меня косит: перепугалась, видать. Машенька, говорю, касаточка, не бойся, говорю. Он, говорю, только с виду такой архаровец, а так – козлик как козлик. Только это я сказала, Борька вдруг фыркнул этак насмешливо, подскочил да как с разгона даст Машке в бок. Машка – и ножки кверху, а он, паразит, развернулся да этим же манером мне в зад рожищами-то своими! Я и с копыт долой. Валяемся вместе с Машкой в пыли, а он отошел в сторонку и ровно смеется над нами. Поднялась я: пойдем, говорю, Машка, домой. Видно, говорю, стары мы с тобой стали: фельдшера еще обмануть можем, а уж козлов этих чертовых… – Разобрался козел-то! – весело кричал старик. – Сразу, брат, и разобрался, и меры принял!.. – Вот и решили мы Машку продать, – вздохнула старуха, не обращая внимания на шумную веселость мужа. – В Петров день и продали. Наревелась я, как веревку-то из полы в полу передавала, а этот, – она кивнула на шкипера, – только водку глотал да песни орал с радости. – С горя, мать, с горя! – сказал шкипер. – И мне Машку жалко, но обновление в жизни должно быть. – Неужели продали? – тихо спросила Еленка, все еще не веря. – Уговорил, – опять вздохнула старуха. – Неделю балабонил: телка, говорит, купим. – Телок-то получше будет, – сказал вдруг Сергей. – Да, – сказал старик, закуривая. – Коза – ту хоть газетами корми, а коровке сенцо подавай. – Ну, вот и на попятный, – пригорюнилась Авдотья Кузьминична. – Ну, ровно чуяла я… – Будет, мать, у тебя телок, будет, – сказал шкипер. – Я от своего слова сроду еще не отказывался. А что сено теперь дороже молочка, так это тоже надо учесть. – Без коровушки и дом не дом, а так, общежитие, – тихо сказала старуха. – Ты вот, Еленка, не понимаешь этого, а когда зимой-то стоит она за стеной да вздыхает, до того тепло на душе становится, до того радостно… Это ведь скотина добрая, незлобивая, а уж такая ласковая, такая привязчивая, что и человек рядом с нею ровно оттаивает. И уж не о суетности мирской, а о вечном думает, о добром… – Христианка ты у меня, мать, – улыбнулся шкипер. – Чуть что – сразу по Писанию. – Крестьянка, – строго поправила старуха. – Крестьянка я, Игнаша, крестьянская дочь. – А ты, Игнат Григорьич, с колхозом насчет сена не говорил? – спросил Иван. – Может, столкуешься: выделят деляночку. А с покосом мы тебе всегда поможем. – Покос не вопрос, да осока в цене высока, – улыбнулся шкипер. – Тыщу лет деды наши осоку эту с низин выводили, а мы ее обратно единым махом. – Как это так? – спросил Сергей. – Просто, парень: пойму затопили. Все заливные луга, все низиночки да ложки под воду ушли, а остались одни косогоры, где сроду ничего, кроме бурьяна, и не росло. – Да, убили красу, – вздохнула старуха. – Странные это рассуждения, – сказал Сергей. – Много чего, конечно, жалко, но не это же главное. Главное – электроэнергия. Энергия, а не цветочки в девичьи веночки. А потом – чего старое-то жалеть? Отгуляло и – не брыкайся!.. – О сегодняшнем дне все стараемся, – перебил шкипер. – Сегодня купить на рупь пятаков, а завтра – хоть трава не расти. Так? – Не так! – резко сказал Сергей. – Энергия – это и сегодня, и завтра, и вообще… Красоты не будет, да? Ну, этой не будет, так другая будет, велика ли важность. – Ладно, отложим красоту. – Шкипер надел очки и достал книгу, которую читал до их прихода. – Парень, я вижу, ты деловой, и красота тебе – как безногому валенки. Давай и мы по-деловому рассудим. Знаешь ли ты, парень, что такое луг вырастить? Не год на это уходит, не сто лет – тысяча. Тысячу лет люди луга эти пестовали, кочкарник да лютик всякий на нет сводили, кусты корчевали, болота сбрасывали. И лугам цены не было, и скот нагуливался тут такой, какой сейчас только на выставке и увидишь. Теперь же луга эти под воду ушли карасям на утеху, низины позатопило, и всего в приплоде имеем одну осоку да болотный мох. – Ежи пропали, – сказала вдруг старуха. – Раньше ежей в лесу было – тьма-тьмущая, а теперь совсем пропали. – Сырость, – подтвердил старик. – Боровая дичь да зверье начисто из этих мест ушли. А лес с ними сжился, они ему помогали, он их кормил. А сейчас что будет? Утка тебе семян не разнесет – для этого белка нужна, глухарь, тетерев. И с этой стороны лесу – полный карачун, и через сотни лет внуки наши одну сплошную ольху вдоль всей Волги увидят – там, где на нашей еще памяти мачтовые сосны шумели. – Да все устроится, – сказал Сергей. – Ну, напортачили, конечно, это есть, а панику поднимать не стоит. Сейчас в наших руках техника, атом, химия – все исправим, дайте срок!.. Старик угрюмо молчал. – Домой! – сказал Иван и встал. – Спасибо вам, хозяева, за хлеб-соль, за ласку… Ночь выдалась черная, звездная, густая. Ивана чуть пошатывало, и Еленка вела его под руку. Сергей шел сзади, сунув руки в карманы. В сонной тишине тяжело ударил запоздалый жерех. Разбудили их рано: в четвертом часу гулко загрохотало над головой: – Эй, хозяева, к диспетчеру на полных оборотах!.. В кубрике было еще темно. Еленка сидя натянула платье, соскочила на холодный пол. Иван уже возился наверху, открывая задраенные на ночь люки. – Видать, в Красногорье пойдем, – сказал он. – Туда пораньше надо, пока плотами ход не заставили. Отдавай чалку, Сергей. Сергей спрыгнул на баржу, отпутал разлохмаченный старый канат, спросил: – А завтракать? – На ходу. – Иван запустил двигатель. – Еленка покормит по очереди. До десяти они без отдыха сновали по реке: ходили в Красногорье, возили приказ в контору, проволоку на вторую сплоточную, монтеров в самые верховья: там открывался хлебный ларек. Хлопот было много, а еще больше – криков и недовольства, потому что всем было некогда, а старенький катерок никак не мог одновременно поспеть в разные концы. – Вот глупость-то! – сердился Сергей. – За каждым нарядом к диспетчеру мотаться – это ж придумать надо! Катер стоял у причала: надобность в нем вдруг схлынула. Из кубрика появилась Еленка. Выплеснула помои, сказала ворчливо: – Люльку бы забросили, что ли. Иван снял с крыши рубки снасть, вместе с Сергеем собрал дуги в крестовину, натянул сеть. – Маловата люлька-то, – сказал Сергей. – В норме, – пояснил Иван. – Полтора на полтора, больше инспекция не велит. Он закинул люльку с кормы, подождал, пока она ляжет на дно, закрепил веревку за леер. – И ловится? – спросил Сергей. – На еду хватало. Помолчали. Сергей, покурив, кинул окурок за борт, спросил: – Поглядеть? – Погляди, – сказал Иван. Сергей прошел на корму, намотал на руку веревку, рывком поднял из воды. Край зацепился за обшивку, дуги спружинили, подбросив в воздух брызги и двух небольших подлещиков, серебряно блеснувших на солнце. – Я ж говорю, мала сеть!.. – Не рви, – сказал Иван. – Тащи спокойно, рыба целее будет. За сорок минут поймали полтора десятка окуней и подлещиков – мелких и тощих. Иван не удержался: – Федор на это дело мастак был… – Трофимыч! – крикнули из окна диспетчерской. – Давай пока к нефтянке!.. – Ну, считай, еще пятьсот литров на мою шею, – вздохнул Иван. Сергей вытащил люльку, положил ее на корме, отдал чалку. Иван завел двигатель, стал отводить катер кормой вперед, разворачиваясь. Сергей заглянул в рубку: – Дай постоять. – Становись. – Иван отошел в сторону, сдвинув к стенке высокий табурет на трех ножках. – Держи пока на створы. Сергей стоял за штурвалом, чуть расставив ноги, ссутулившись. Поначалу он нарочно повалял катер с борта на борт, проверяя, как он слушается руля и велик ли свободный ход. Катерок рыскнул несколько раз, но выровнялся и точно, как по нитке, пошел на створы. Иван молчал, приглядываясь к помощнику: все в нем, начиная с позы, убеждало, что парень ходил по воде. – Клади направо, к мыску. Сергей заложил так, что катер не пришлось подравнивать. Иван одобрительно улыбнулся: – Ловко. – На том и держимся! – весело ответил Сергей. Он мягко причалил к нефтянке – чистенькой, выкрашенной в красную краску нефтеналивной барже. Передал штурвал Ивану, спрыгнул на баржу, зачалил катер. На шум вышла приземистая молодуха в платке и телогрейке. Из-под короткой юбки выглядывали ярко-синие рейтузы. – Не курить, мужики! – привычно крикнула она. – Здорово, хозяйка, – весело сказал Сергей, с удивлением разглядывая толстуху. – Ты чего это вырядилась, как дед-мороз? – А ты посиди здесь восемь часов, так узнаешь. – Она встретила его взгляд, с готовностью заулыбалась, сразу порозовев всем скуластеньким, некрасивым лицом. – Новенький, что ли? – Вместо Никифорова, – сказал Иван. – Вот наряд, Шура. – Пьете вы горючку, что ли? – удивилась Шура, взяв наряд. – Идем, распишешься. Она еще раз глянула на Сергея, хихикнула и пошла к каюте. Сергей метнулся к катеру, зашептал: – Погоди тут, капитан… Торопливо прошел в каюту. Иван открыл горловины баков, промыл фильтры, подтащил рукав от третьей помпы (он всегда заправлялся от нее), подсоединил. – Ой, щекотно!.. – громко взвизгнула толстуха. Из каюты вышел Сергей. Подошел к Ивану, давясь от смеха: – Ну, дура! Страшное дело… Ты какой подсоединил? – Третий. – Ну и держи его покрепче. Кинулся к первой помпе, сунул рукав в вентиляционное отверстие, включил: топливо туго побежало по рукаву перекачиваясь из отсека в отсек. В дверь выглянула Шура: – Ты чего колдуешь? – В порядке! – Сергей шагнул к ней, оттесняя в каюту. – Давай-ка, девочка, документики проверим… – Ну, ты, медведь! – Шура крепко ударила его по спине. – Ты руками-то не очень, слышишь? Дверь за ними закрылась. Иван хмуро держал пустой рукав. Рядом мерно работала помпа, гоняя топливо по замкнутому кругу. Щелкала стрелка, отсчитывая литры. Из рубки вышла Еленка. – Скоро? – Скоро… – Иван помолчал. – Обманываем, Еленка. – Как так? – Он другую помпу включил. Переливает из пустого в порожнее. – Молодец! – улыбнулась Еленка. – Давно бы так. – А у Шурки лишнее окажется. – Вы за Шурку не беспокойтесь, Иван Трофимыч. Шурка лишнее колхозу за полцены продаст и вам же спасибо скажет. Из каюты выскочил Сергей, глянул на счетчик. – Шестьсот нащелкало. – Хватит, Сергей. – Давай уж до тысячи, капитан. До тысячи я, пожалуй, выдержу. Улыбнулся Еленке, подмигнул шальным, победным глазом, опять скрылся в каюте. – Хват, – неодобрительно заметил Иван. Еленка промолчала. Посидела немного, ушла в кубрик. Пришел Сергей. Усмехаясь, быстро отключил помпу, смотал рукав. Шуры не было. – А масло? – спросил Иван. – Двойная норма. По знакомству. Вдвоем накачали масла в бак. Иван прошел на катер, закрыл горловины. – Готово, Шурочка! – крикнул Сергей. Вышла Шура. Остановилась в дверях – непривычно тихая, с застывшей улыбкой: – Дом пять. С палисадничком. – Угу, – кивнул Сергей, отдавая чалку. – Обманываешь, поди? – тихо спросила она. – Ровно в восемь, как договорились. До встречи, курносая! – Прыгнул на катер, не оглядываясь, прошел в рубку. – Дура стопроцентная. Иван молчал. Он отводил катер кормой и сквозь стекло рубки видел толстуху. Она стояла у борта, держась за леер, и глядела им вслед. – Веди, – сказал Иван, отходя от штурвала. – К диспетчерской. Сергей посмотрел на него, усмехнулся: – Мне еще противнее, капитан. А что сделаешь? Жизнь такая, что только поворачивайся побойчей, а то затолкают. У диспетчерской их ждала высокая худая женщина в белом платочке, повязанном вровень с бровями. Она выхватила у Сергея канат, неумело зачалила, приговаривая: – Да сама я, сама… Не беспокойтесь. – Паша?.. – Иван торопливо прохромал к носу. – Ну, давай шагай на катер. Как Федор? – Да все так же, Иван Трофимыч, все так же. Кланяться вам велел, благодарил. И я вам благодарная, Иван Трофимыч, так я вам благодарная… Она тихо заплакала, утирая слезы концом платка. – Будет тебе, Паша, – сказал Иван. – Садись вот сюда. – А Федя лежит, – совсем тихо сказала Паша. – Не шевелится, тихо лежит, спокойно… – Да… – Иван вздохнул, присел рядом, вытянув хромую ногу. – Была в кадрах? – Была, Иван Трофимыч. Оформили меня. Вот. – Паша достала новенькую трудовую книжку. – Я ведь работать пришла, Иван Трофимыч. Я за Федю моего. – Домой ступай, – сказал Иван. – Да как же, Иван Трофимыч? Ведь матросом я к вам. Пятьдесят рублей положили мне… – Двадцатого приходи. Получка у нас двадцатого и пятого каждого месяца. – Вы позволите, Иван Трофимыч, хоть постираю с вас. Рубашечки, может, бельишко. И товарища вашего. – Не надо, Паша, спасибо. Ступай домой. Вовке скажи, что жду его к семи, как условились. Потом их срочно отрядили тянуть плот – «воз», как это именовалось здесь. Многотонная громадина длиною в четверть километра медленно ползла сзади, катерок, задыхаясь, волок ее, дрожа корпусом и глубоко осев кормой. Трос звенел, как струна. – Сдадим и пообедаем, – сказал Иван. – Пора уж. Он сидел перед рубкой рядом с бригадиром плотовщиков – рослым, угрюмым мужиком, ехавшим на буксир оформлять акт о сдаче плота. Бригадир всю дорогу радовался, что работа идет без перебоев, и этот плот – уже сверхплановый. – Премию дадут, Трофимыч. Рубликов, думаю, полтораста. Может, сена раздобуду: лето уже за половину зашло… Навстречу шел «Быстрый» – катер сплавконторы. Сергей дал отмашку по борту, но «Быстрый» с ходу подошел почти вплотную. – В два митинг!.. – прокричал в рупор капитан. – У конторы! Понял, Трофимыч? – Понял, Антон Сергеич! – крикнул Иван, и катер ловко отвалил в сторону. – Точно, говорили насчет собрания, – подтвердил бригадир. – Ну, Трофимыч, кажись, с тебя причитается… Сдав плот, они ходко пошли к конторе. Причал был весь забит катерами, и Иван отшвартовался у борта самоходного топлякоподъемника. – И вас с работы сняли? – удивился он. – Приказ такой, – ответил капитан подъемника, совсем еще молодой, плавающий самостоятельно первую навигацию. Через топлякоподъемник к ним пробирался председатель месткома Володька Пронин – в белой рубашке, при галстуке, с папкой. – Ну, быстренько, быстренько, люди ждут. Значит, повестка такая: я информирую о вашем трудовом подвиге, затем… – Ох, Володя, не надо!.. – С воспитательной целью… Тут из рубки вылезла Еленка. Пронин пронзительно глянул на нее. – Товарищ Лапушкина, вы бы приоделись. Перед народом стоять будете. – Не пойду я, Иван Трофимыч… – Живо, живо, товарищ Лапушкина! – крикнул Володька. Еленка завозилась, переодеваясь, и вышли они на площадь, когда народ уже собрался. Володя шел впереди, пробираясь к спешно сооруженной трибуне. Люди с готовностью уступали дорогу. – Здорово, Иван Трофимыч! – Гляди, Еленка-то, Еленка-то сияет!.. – Трофимыч, магарыч не зажми!.. Вслед за Прониным они поднялись на трибуну, где уже стояли директор Юрий Иванович, парторг Пахомов и Николай Николаевич. Володька прошел к перилам трибуны, на ходу доставая из папки исписанный лист. Иван не слушал, о чем кричал Володька. Он стоял неуклюже вытянувшись, не зная, куда девать ставшие вдруг ненужными руки. Впопыхах он забыл палку, нога замлела, но он не решался шевельнуться. Он был оторван от своих и мучительно стеснялся и хромой ноги, и небритых щек, и мятых, давно не глаженных брюк. Володька говорил до того плавно, что никто уже не слушал его. Голубой папиросный дымок вился над толпой, она беспрестанно двигалась, словно переминаясь с ноги на ногу, и приглушенно шумела. – Вот они, герои затона! – продолжал Пронин уже слегка осевшим голосом. – Капитан Иван Трофимыч Бурлаков, матрос Елена Лапушкина!.. Он громко зааплодировал и предоставил слово директору. Директор достал из кармана бумагу, расправил ее и начал читать строгим, ровным голосом. Шум сразу стих. – «…В ознаменование трудового подвига, совершенного экипажем, с сего числа присвоить буксирному катеру номер семнадцать личное наименование «Волгарь» и впредь именовать так во всех видах судовых документов…» Люди захлопали, а молодой голос спросил: – А зачем так, товарищ Федоров? Кричал белобрысый капитан топлякоподъемника. – А как предлагаете? – спросил директор. – Предлагаю просто: «Иванов катер». Все равно его так везде зовут. Даже в Юрьевце. – Точно! – весело крикнул еще кто-то. – Минуточку, товарищи, минуточку! – Пахомов шагнул к перилам. Возникшее было оживление потухло. Пахомов продолжал: – Мы знаем, как называют «Семнадцатый» и у нас, на затоне, и на гензапани, и даже на Волге. Только это ведь прозвище, товарищи. Прозвище катера, а не имя. А судно должно иметь имя. Это – высокая честь, товарищи! И лучшего имени, чем «Волгарь», мы не придумаем: специально под капитана подгоняли! Кто-то неуверенно хохотнул, а Пахомов спросил: – Как считаешь, Иван Трофимыч? Вопрос застал Ивана врасплох. Он невольно шагнул вперед, словно из строя, поднял зачем-то руку, опустил и хрипло сказал: – Вообще-то конечно. Имя хорошее. – Вот как отвечает настоящий водник, – сказал Пахомов. – Скажи пару слов народу, Иван Трофимыч. – Я? – растерялся Иван. – Зачем? Да что ты, Павел Петрович. Пахомов знал: когда Иван говорил вот так тихо и просто – никакая сила не могла его сломить. Поэтому он только вздохнул и повернулся было к Володьке, чтобы тот закрывал митинг, как Сергей неожиданно предложил: – Разрешите, я скажу. Как, Иван Трофимыч? – Давай! – почему-то обрадовался Иван. – Пусти его, Петрович. Он – скажет, он все, что надо, скажет. – От имени экипажа слово предоставляется новому помощнику капитана катера «Волгарь» Сергею Прасолову! Народ помаленьку уже расходился, но это объявление вызвало интерес: остановились. – Я работаю, – Сергей посмотрел на часы, – ровно смену. Конечно, от имени экипажа выступать мне, прямо скажем, рановато: кое-кто решит, что к чужой славе примазываюсь. Поэтому я чуть поправлю товарища парторга и честно скажу, что выступаю от своего собственного имени. Сергей говорил без бумажки, весело и напористо. Шумок сразу стих, улегся. – Мне выпала большая честь: работать на «Волгаре». Получается, вроде я в лотерею «Москвич» выиграл, только как бы в рассрочку: теперь платить придется. – Точно, парень! – крикнули из толпы и дружелюбно засмеялись. – Тогда разрешите сразу же первый взнос сделать! – Сергей помолчал, спрятал улыбку. – Мотались мы сегодня на «Волгаре» с четырех утра, горючего сожгли что положено, а рабочих ездок, прямо скажем, хорошо, если половина была. Почему? Да потому, что за каждым нарядом, за каждым приказом назад надо идти, к диспетчерской… – Верно! – крикнули из толпы. – Сказали мне, что в начале навигации все катера были укомплектованы радиопередатчиками. Так? – Правильно! – А мы сдаем их! На склад! – Морока с ними, парень. – Морока потому, что специалистов нет. Так вот, я – специалист. Я действительную на Северном флоте служил, там и курсы кончил. И теперь предлагаю без отрыва от производства подготовить в каждом экипаже радиста. Дело это нехитрое, много времени не займет… Первым захлопал Федоров. Толпа подхватила, но Сергей поднял руку. – Погодите хлопать. Хлопать тогда будем, когда диспетчер нас по радио вызывать начнет!.. Но ему хлопали долго и упорно. Сергей засмеялся, махнул рукой, отошел от перил. Иван толкнул в бок начальника отдела кадров, шепнул: – А ты говорил!.. – Дай бог, чтоб ошибся, – осторожно сказал Николай Николаевич. – Спасибо, товарищ Прасолов. – Директор с чувством жал Сергею руку. – Очень, очень ценное предложение. Пронин закрыл митинг. Толпа повалила к катерам, запрудив пристань. Взревели моторы. – Вам выписаны премии в размере половины оклада, – сказал директор, прощаясь, – можете получить в бухгалтерии. – Спасибо. – Иван вздохнул. – Это, конечно, хорошо, и Никифорову очень нужно… До конца смены они ходили в именинниках. Каждый встречный катер непременно подваливал к борту, команда поздравляла, шутила: Иванов катер был популярен. А белобрысый Вася – капитан топлякоподъемника – привез восемь отборных лещей. – От нас в подарок. Принимай, Еленка. В пять стали на прикол, пообедали, и Иван, послав Еленку за червями на такелажку, сел готовить снасти к вечерней рыбалке. Сергей в этом участия не принимал: достал из чемодана книгу по радиотехнике, завалился на диван. Через полчаса он уже похрапывал, уронив учебник на пол. Иван наладил кольцовки, сшил из куска старой марли мешочки под приваду, разыскал грузы к ним. К тому времени вернулась Еленка, принесла червей, села рядом, долго смотрела, как Иван привязывает к каждому мешочку по массивному звену от якорной цепи. В семь пришел Вовка с отцовским ватником под мышкой. Перебрался на катер, молча, как взрослый, подал Ивану руку. – Был у отца-то, Вова? – Был. – Вовка шмыгнул носом, отвернулся. – Лежит… Губы его подозрительно дрожали, и Иван сразу же бодро и неискренне заговорил о другом: – Кольцовки сделал, Вова. Вот, гляди: в кольцо жилку от привады опустишь, а на крючки, значит, червей… – Без поплавка? – солидно спросил Вовка. – А зачем он? На кольцовку крупная рыба идет. Станет брать – заметишь: пружинка задергается. Из кубрика вылез Сергей. Зевнул, потянувшись: – Сморила меня радиотехника… – Сейчас к Никольским островам пойдем, – сказал Иван. – Там рыбачить будем, вернемся утром. Приходи к семи. – Почему это? – Сергей непонимающе моргал. – Ты вроде к Шуре обещался. – Ах, к Шуре! – Сергей расхохотался. – Да на кой она мне. – А она – ждет, – не глядя, сказал Иван. – Не знаю, конечно. – Подождет да перестанет, – равнодушно сказал Сергей. – Это, капитан, все равно что с керосиновой бочкой обниматься. – Не надо, – тихо сказал Иван. – Чудак ты, Трофимыч! Ну, не буду, не буду, не хмурься. Они отогнали катер к Никольским островам, зачалили за плот. Еленка осталась в кубрике, а мужчины и Вовка перебрались на мерно колыхающиеся пучки бревен. Иван выбрал место, показал мальчику, как ловить на кольцовку, забросил ему снасть… Утром, отправив Вовку с уловом домой, Иван сходил в диспетчерскую, но там велели ждать: должен был прийти художник. Иван вернулся на катер, надел праздничный костюм и пошел к директору. – У Юрия Ивановича оперативка, – сказала секретарша. Иван потоптался, хотел было уйти, но тут из кабинета выглянул директор, отдал секретарше какие-то бумажки, спросил: – Вы ко мне? – К вам, – сказал Иван. – Я насчет Никифорова. – Да, да. – Директор вздохнул. – Большое несчастье, Иван Трофимыч. Проходите. – Ссуду он брал, когда строился, – еще на ходу начал Иван. – Сколько, не знаете? – Да тыщи две, наверно. На десять лет, что ли. – Так. – Директор сделал пометку на календаре. – В постройкоме? По одному, по двое собирались на оперативку производственники: начальники участков, мастера, снабженцы. Здоровались с директором, с Иваном, рассаживались вдоль длинного стола, шептались, шуршали газетами. Иван умолкал, потом начинал рассказ снова, сбивался, но все-таки изложил главное: как бы скостить с Никифорова долг. – Это возможно? – спросил Федоров у главбуха. – В принципе есть один ход: взять на себя задолженность за счет месткома вашего фонда, премиальных. – Подработайте. – Федоров опять записал что-то на перекидном календаре. – И скажите Пронину насчет подарков семье. От директора Иван пошел в бухгалтерию, получил премиальные на экипаж. Настроение у него было почти праздничное, и он тут же решил, что и он и Еленка должны отдать свои премии Федору. Когда он вернулся на катер, художник уже кончил подкрашивать бортовые надписи. Иван полюбовался новым названием «Волгарь», выведенным на носу и на семи ведрах, стоявших на крыше рубки, – по букве на каждом ведре. Теперь художник выписывал это слово на спасательных кругах. Он пожал Ивану руку и молча протянул свернутые в трубку листы: – На память. Иван развернул: это были портреты команды, еще вчера висевшие возле конторы. Скуластые лица сурово глядели вдаль. Потом они с помощником спустились в моторное отделение и долго возились, регулируя двигатель. Закончив, отогнали катер к затопленной барже и пошли в столовую, потому что Еленка уехала со стариками покупать долгожданную телку. В столовой было шумно. Потолкавшись в очереди, долго блуждали с подносами, выискивая свободный столик. – Иван Трофимыч! А Иван Трофимыч!.. Из угла махал незаметный морщинистый мужичонка неопределенного возраста, одетый в старенькую рубаху, аккуратно застегнутую до самого горла. У ног его лежал ватник, в швы которого навеки въелась древесная пыль, и большой ящик с плотницким инструментом. – Здорово, Михалыч, – сказал Иван, подходя. – Что-то давно не виделись. – На запани работал, – очень радостно объявил Михалыч, торопливо глотая второе. – Ты садись, Трофимыч, а я стоя похлебаю: стоя-то скорее выходит. Он вскочил было, но Иван нажал ему на плечо и усадил на место. – Успеется, Михалыч, жуй не спеша. Дома-то все в порядке? – Слава богу, Трофимыч, слава богу. И корова справная, очень справная коровка попалась, так что не внакладе я оказался. Он торопливо подхватил последний кусок и встал, освобождая Ивану место. – Игнат Григорьич телка покупает, слыхал? – спросил Иван, садясь. – Козу-то Машку продали они. – Стало быть, сенцо понадобится, – понизив голос, сказал Михалыч. – А понадобится – так ты, Трофимыч, мне свистни. Я теперь тут работаю, при мастерских: свистни, и я враз прибегу. Я на косьбу гораздый, не гляди, что мослы рубаху рвут. Семижильный я, Трофимыч, право слово, семижильный! – Может, и свистну, Михалыч. Как шкипер скажет. – Тебе, Трофимыч, всегда – с дорогой душой. В полночь-заполночь дочку родную отдам. – Вот и столковались! – улыбнулся Иван, пожимая Михалычу руку. – Жене поклон, Михалыч. Заходи. Михалыч ушел, волоча тяжелый ящик. К этому времени стол освободился, Сергей расставил тарелки и отнес поднос к раздатке. – Смешной мужик, – сказал он, воротясь. – Тихий, – улыбнулся Иван. – Тихий да невезучий – горемыка, словом. А плотник – золотые руки. Прямо артист. – Глядел на тебя, как на икону. Должен, что ли? – Нет, – сказал Иван. – Просто вышло так. Этим мартом медведь у него коровенку задрал: словно нарочно искал, кого побольнее обидеть. Ну, мужик и руки опустил: вроде пришибленный ходит и молчит. Расспросил я его, а он – заплакал, представляешь? Ну, мы и скинулись с получки, кто сколько мог, по совести. – Ты все и провернул? – Ну, при чем я? Работяги… – Здоров, Бурлаков! К столу, косолапя, шел Степаныч. Тарелка с борщом пряталась в огромных ручищах. Сел, расставил ноги, хлебнул. – Дерьмо. Воруют, поди, гады! – Он вдруг подмигнул Сергею. – Вместо Никифорова, что ль? Подвезло. Иван молчал. Сергей глядел равнодушно, но когда Степаныч бесцеремонно передвинул его тарелку, он спокойно вернул ее на место. – Ну, как там Никифоров? – спросил Степаныч. – Все пластом, да? Дура Прасковья-то: в суд подать надо. А что? Точно, в суд. Пострадал на производстве, – значит, производство обязано деньгу гнать по гроб жизни. Я ей говорил, а она, дура, боится. А чего бояться-то, Бурлаков? Верно я говорю? – Не знаю, может, и верно, – сказал Иван. – Суд – милое дело. Никто не отвертится. – Пойдем, капитан, – сказал Сергей, вставая. – А ты, рожа, когда меня в следующий раз за столом увидишь, лучше загодя у крыльца обожди. – Чего-чего?.. – тоненько начал Степаныч. – Борщ за шиворот вылью, – отчеканил Сергей и следом за Иваном пошел к выходу. – Ты что это его, а? – спросил Иван, когда они шли к катеру. – Нахалов не люблю. Бил, бью и бить буду – вот моя программа! После обеда Иван прилег вздремнуть: он неделю недосыпал, за штурвалом клонило в сон. Сергей за столом тихо шуршал страницами, нещадно курил, разгоняя дремоту. Катерок тихо покачивало на волне, Иван сразу же уснул и проснулся только от женского голоса: – Можно, что ли? Голос был жеманным и незнакомым. Иван сел, оторопело оглядываясь: – Кто?.. По палубе звонко цокнули каблуки, скрипнула дверь рубки, и на крутом трапе появились полные ноги. Ноги переступили на ступеньку ниже, вздрагивая круглыми коленками, и из люка выглянула Шура, стянутая шуршащим негнущимся платьем. – Привет! – насмешливо сказал Сергей. Вместе с Шурой в кубрик вполз удушливо-сладкий запах. Сергей повел носом. – «В полет»! – Угадал, – улыбнулась Шура, обмахиваясь платочком. – Жара! Погуляем? – Занимаюсь я, между прочим. Радиотехника. – Ну, занимайся, я обожду. – И Шура с готовностью уселась на свободный диван. – Да чего уж… – Сергей с сердцем захлопнул книгу. – Пошли. – Пиджак бы захватил, – сказала Шура, вставая. – Жара – сама говоришь. – А если посидеть захотим? – Не захотим, – буркнул Сергей и первым полез из кубрика. Шура вздохнула и покорно полезла следом. Иван ошалело проводил ее глазами и долго сидел на старом диване, испытывая смутное чувство гадливости и досады. Чувство это оставило его только возле баржи-такелажки, когда еще на подходе он увидел на ней Еленку: она, тихо смеясь, играла с Дружком. Пес притворно рычал, стараясь лизнуть ее в лицо, но она ловко увертывалась. Иван остановился, любуясь ее мягкими движениями, и на душе сразу посветлело. – Купили!.. – торжествующе закричала Еленка, увидев его. – С белой лысинкой!.. Да погоди же, Дружок!.. Она стремительно повернулась, уходя от собачьих лап, и легкое платье раздулось куполом. Он вдруг захотел сказать, что любит ее, что она самая высокая его награда, что… И опять не сказал. Взошел по гибким сходням на баржу, подавил вздох. – Ну, пойдем. Показывай. Они открыли тяжелую дверь, но сразу же свернули вниз, в глухой, огромный трюм, где в полутемной выгородке стояла чистенькая рыжая телочка с белой отметинкой на лбу. Перед нею была бадейка с пойлом, но телочка уже не ела, а только меланхолически двигала мокрыми добрыми губами и вздыхала. Старуха стояла подле, то оглаживая ее, то поправляя бадью, а шкипер сидел на ящике и курил, усмехаясь. – Вот красавица-то моя, гляди, Трофимыч!.. Вот умница-разумница, вот звездочка моя ясная!.. – запричитала старуха. – Сподобились, Трофимыч, – улыбнулся шкипер. – Сподобились мы, значит, счастья в коровьем образе. – Молчи, балабон, прости господи!.. – зыркнула на него жена и снова начала оглаживать телочку. – Ну, скушай, ясынька моя, ну, хлебца… – Сказали бы мне лет сорок назад, что старуха моя от телка спятит, я бы ни за что не поверил, – улыбаясь, сказал шкипер. – Наверх бы шли, дымокуры! – сердито сказала Авдотья Кузьминична. – Нечего тут курить, непривычная она. – Видал?.. – хитро подмигнул шкипер. – Пойдем, Трофимыч, от греха… – Вовремя ты пожаловал, – сказал старик, когда они выбрались на палубу. – Встретил я, когда телушку-то торговал, лесника нашего Климова Константина. Закинулся насчет сенца, а он и говорит: Луконина топь. Там, говорит, сроду никто не косил, потому что дорог нет и далеко. Осока, конечно, но добрая. Коси, говорит, на здоровье, но выдергивай разом, а то колхоз заметит, и пропала твоя косьба. Вот я насчет завтра и подумал. Там до берега – версты три, даже и того меньше. На катер бы сволокли, а уж здесь-то, на барже, я частями высушу да и приберу. – Косцов надо, – сказал Иван. – Ты да я – много ли наработаем?.. Ты вот что, Игнат Григорьич, ты Еленку за Пашей направь. За Пашей да за Михалычем: он сам помощь предлагал. А я на топлякоподъемник смотаюсь, Васю с Лидой попрошу. Да пусть Еленка косы у Никифоровых возьмет: у них есть… Договорившись, Иван торопливо вернулся на катер. Сергей сидел в кубрике и прилежно трудился над радиотехникой. – Ты чего… тут? – удивился Иван. – А где мне быть? – А Шура? – Ах, Шура! – Сергей встал, с хрустом, с вывертом потянулся. – Черт ее знает. Может, дома ревет, может, на чужом пиджаке сидит… – Он поглядел на Ивана, засмеялся: – Чудак ты, капитан, честное слово, чудак! По-твоему, если девке чего на ум взбрело, так сразу надо поддакивать, да? Нет уж, сроду они мной не командовали и командовать не будут. – Дело ваше, – сказал Иван. – Сейчас к Васе сходим, на топлякоподъемник. По пути Иван рассказал о покупке и о том, что завтра надо косить на Лукониной топи. – Надо так надо, – сказал Сергей. – Правда, косец из меня плохой. – Затемно пойдем. – Ну? – И назад – затемно. Весь день с комарами. – Ну? – Все-таки выходной завтра… – Что ты меня отговариваешь?.. – усмехнулся Сергей. – Ты прямо скажи: нужно – поеду, не нужно… – Нужно, – улыбнулся Иван. – Ну, и кончен разговор!.. Вышли, когда чуть просветлело. В предутренней тишине особенно громко стучал мотор. Иван стоял за штурвалом, Сергей курил, сидя на высоком комингсе рубки. – А ничего, что катер без спросу взяли? – спросил он вдруг. – Ничего, – сказал Иван. Шкипер, Михалыч и Вася курили на корме, прячась от ходового ветерка. «Волгарь» бежал на полных оборотах, носовые волны елкой расходились по сонной реке. Иван придвинул табурет, сел. – Странно, – сказал Сергей. – Сидишь за штурвалом. Непривычно. – А-а. Знаешь, сколько я порогов обил, пока за штурвал пустили? Медкомиссия отказала вчистую: только на берегу. – Заново комиссовали? – Нет. Просто само собой, вроде все в порядке. Врачи молчат, начальство молчит, и я молчу. Молчком и работаю. Из-за рубки вышел шкипер: – Держи на стрежень, Трофимыч. Протокой не пройдешь: мель. Катер повернул за мыс, и сразу берега расступились, исчезнув где-то за туманной линией горизонта, и вокруг разлилась вода. Желтая, почти неподвижная, она затопила все низины, все ложки, и мертвые березы по пояс торчали в ней. – Гиблое место, – вздохнул шкипер. – Даже птица стороной облетает. – Одна береза, – сказал Сергей. – Ель первым же ледоходом свалило, – пояснил шкипер. – А береза все держится: корни глубокие. – Береза – русское дерево, – улыбнулся Вася. – Вот это ты верно сказал, Василий, верно, – подхватил Михалыч. – Я в Германии воевал, город Штеттин. Ранило меня там, осколком ранило. В госпиталь там поместили, так уж я насмотрелся. Не та береза, нет, не та! Духу нету, совсем духу нету, поверишь ли? Весна была, цветень самая, а – не пахли. Ничем не пахли. – В Сибири тоже не пахнут, – сказал Сергей. – Может, порода такая. – А почему она белая? – спросил Вася. – Смысл ведь какой-то должен быть, правда? У всех кора темная, а у нее – белая. Как тело. Зачем? – Для красоты, – убежденно сказал шкипер. – Природа все для красоты делает, сама себя украшает. Смысл у нее в красоте. – Ну? – усомнился Вася. – Это ты, Григорьич, того… – Нет, брат, точно говорю. Возьми ты дерево любое, травинку, былиночку какую: красота! Ведь красота же, ведь человек сроду ничего лучше не придумал и не придумает. – Чепуха, – сказал Сергей. – Целесообразность – вот что в природе главное. Целесообразность! Для пользы жизни. – Целесообразность? – переспросил шкипер. – Ну, а зачем лисе хвост? Для какой такой целесообразности? – Может, следы заметать? – засмеялся Михалыч. – А рога сохатому? – не слушая, продолжал шкипер. – Ведь как мучается с ними, как бедует! А птичкам тогда как же с целесообразностью-то твоей?.. По целесообразности им всем серенькими быть полагается, а они – радостные!.. – Или – бабочки, – вставил Иван. – Прямо как цветы полевые. – Нет, парень, природа-то помудрее нас с тобой будет. Куда помудрее! Это мы, люди то есть, еле-еле до целесообразности доперли и обрадовались: вот он, закон! И хотим, чтобы все в мире по этому закону строилось. А есть законы повыше этой самой целесообразности, повыше пользы. Просто понять мы их не можем, только и всего. Клади направо, Трофимыч: вон там, к обрывчику, и пристанем. У обрыва они зачалили катер за корявый березовый пень и по сходням сошли на берег. Шли по травянистому болоту, узко сдавленному черным непролазным осинником. Холодная сырость вызывала озноб, липла к телу, затрудняла дыхание. Почва мягко чавкала под ногами, и вода подступала к голенищам кирзовых сапог. Сонные болотные комары, потревоженные шагами, тучами поднимались с земли. Еще не согретые солнцем, вяло оседали на одежде, заползали в швы. Женщины наглухо завернулись в платки, оставив только узкие щелки для глаз. – Чуешь, как пахнет? – спросил вдруг Иван. Влажный застоявшийся воздух был пропитан густым, приторно-тяжелым запахом. – Багульник, – пояснил Иван. – Дурман тайги. – Моль его не выносит, – сказал шкипер. – Моль, клоп – вся нечисть домашняя. Старуха моя пучки по всем углам держит, и на барже у нас – как в больнице. Они все шли и шли, и болоту не видно было конца. Так же грузно оседала под ногами почва, так же хлюпала вода и чуть слышно позванивала жесткая осока. Шкипер убирал с дороги сухие ломкие сучья осин. Так протопали они километра три, а потом лес расступился, и перед ними открылась заросшая осокой поляна. Воды здесь было поменьше и осока повыше, но сапоги все равно утопали по самые голенища. – Луконина топь, – сказал шкипер. – Вот с того угла и почнем, пока не жарко. А вы, бабоньки, палите костер да варганьте косцам еду. Еленка, Лида и молчаливая Паша пошли к опушке, а мужчины начали отбивать косы. Вздрагивающий звон поплыл над болотом. – Ты к жалу тяни, к жалу!.. – суетливо подсказывал Михалыч Сергею. – От пяточки с наклоном да вперед, вперед, к носку… – Ну, с богом, мужики! – торжественно сказал шкипер и широко, от плеча махнул косой. С жестким хрустом осела под взмахом осока и, подхваченная пяткой, отлетела влево. Еще взмах – и следующая охапка пристроилась к первой, образуя начало валка. – Пошли!.. – в восторге закричал Михалыч, взмахивая косой. – Раз!.. Раз!.. Он шел чуть согнувшись, прямо ставя ступни и приседая при каждом взмахе. Коса ходила легко, и так же легко, похрустывая, рушилась осока и ровным валком укладывалась слева от косца. Он на шаг продвигался вперед, одновременно вынося косу, и с каждым махом рос валок, а по голой, начисто выбритой топи потянулись две параллельные полосы пробороненной ступнями почвы. Полосы эти быстро наполнялись водой. Иван и Вася тоже начали косить. Движения их были плавны и свободны, и со стороны казалось, что труд этот прост. «Подведу я их, – подумал Сергей, примериваясь для первого маха. – Широко шагают, черти…» Он с силой полоснул косой и обрадовался, когда осока покорно легла, срезанная остро отточенным лезвием. Шагнул, полоснул снова – и снова она рухнула, устилая путь. Ему пришлось подбирать ее полотном косы и оттаскивать в сторону, но он не останавливался, а шел и шел вперед. – Хорошо!.. – крикнул Михалыч. – Ах, хорошо!.. – Погоди, не то к вечеру запоешь! – отозвался Вася. – Знаем мы эти песенки, Вася! Певали!.. – Михалыч воткнул держак в болото, торопясь, стащил с себя сырой ватник. Шкипер уже заново отбивал косу. Иван остановился тоже, вытер полотно пучком осоки, проверил пальцем. – Наждак, а не осока. – Осока добрая, – сказал шкипер. – До кустов дойдем – перекурим. Так, мужики? Никто не отозвался. Косцы неторопливо двигались вперед, и осока с размеренным хрустом укладывалась в ровные, строгие валки. Шкипер первым дошел до кустов, отбил полотно, не торопясь вернулся по прокосу назад, к началу. За ним по одному вернулись остальные; только Сергей еще топтался где-то в середине, и извилистые рельсы его пути были густо усыпаны осокой. Косцы закурили из Васиной пачки, а Михалыч прошел к Сергею. Постоял сзади, посмотрел, тронул за плечо. – Погоди, парень, погоди. Тужишься ты, косу таскаешь – не надо. Ты свободней держи. И пяточку к земле клони, пяточку самую. Она тебе травку и подберет, и в валок снесет. Гляди. Он оттеснил чуть задохнувшегося Сергея, сделал несколько махов, не переставая поучать: – В замах идешь – силу отпускай, не трать попусту. А вниз повел – на себя резче прими. Тогда коса сама и срежет и уберет. – Иди, покурим!.. – позвал Иван. – Слышь, Сергей!.. – Не заработал еще! – отозвался Сергей, вновь становясь на место. – Докошу – покурю. – Не гони, – сказал шкипер. – Здесь призов не дают. Покурив, они снова взялись за косы, и вскоре Михалыч догнал Сергея. Они почти не разговаривали: пройдя гон, возвращались, курили, отбивали косы и снова шли косить. Выбившись из их ритма, Сергей так и остался в одиночестве. Теперь он и косил один, и курил один, с каждым заходом ощущая, как наливается усталостью отвыкшее от таких нагрузок тело. Взошло солнце. Косцы разделись до пояса: комары щадили в работе, атакуя только на перекурах. Зато пестрый злой овод все чаще жалил потные спины. Женщины развели костер. Паша готовила завтрак, а Еленка и Лида уже сгребали осоку в копны, чтобы она зря не мокла в воде. – Завтракать, мужики!.. – крикнула Паша. Косцы враз остановились, обтерли мокрые косы и воткнули держаки в топь. Только Сергей продолжал косить. Шкипер подошел, положил руку на его голое потное плечо: – Отдышись, парень. – До кустов дойду… – Весь день впереди. Намахаешься. Сергей покорно воткнул косу и пошел к костру, чувствуя, как плывет и качается под ногами топь. У опушки Вася и Михалыч умывались в глубокой луже. – Ополоснись, Серега, – сказал Вася. – Сразу посвежеет. Сергей подошел, нехотя зачерпнул пригоршню холодной желтой воды, протер лицо. – Зла мужицкая работка? – улыбнулся Михалыч. – Приспособится, – сказал Вася. – Тут хитрости нету. – Есть хитрость!.. – возразил Михалыч. – В городе все быстрей норовят, все наскоком, все нахрапом. Нетерпеливые вы. А у нас так нельзя, не-ет, нельзя! У нас силу сберечь надо. Но – умеючи, умеючи, значит. Вот это и есть мужицкая хитрость. Паша сварила ведро картошки с тушенкой, и они начисто выскребли ведро, напились чаю и сразу вернулись на недокошенные полосы. – Ну, мужики, до обеда должны все скосить, – сказал шкипер. – Если осилим – значит, выхватим это сенцо у бога из самой запазушки. – Не у бога, а у колхоза имени Первого мая, – улыбнулся Вася. – Сроду здесь колхоз не косил и косить не будет, – сказал Иван. – А траве зря пропадать не положено. Солнце вставало все выше, топь звенела полчищами слепней. От болота поднимался пар, пот струйками тек по спинам косцов; они все чаще отходили к опушке, где бил родник, и пили холодную желтую воду. – Как нога? – спросил шкипер. – Отдохнул бы. – Ничего. – Иван сполоснул лицо, улыбнулся: – Погодка-то, а? Как заказанная… Он врал, когда улыбался. Ногу ломило до пояса, он давно уже косил, стараясь не опираться на нее, но боль росла. Лечь бы сейчас, вытянуться – тогда отпустит. Но он не давал себе спуску. Никогда не давал: только начни болеть – и тело припомнит все осколки и пули, все контузии и ржавые сухари с болотной водой. Только распусти вожжи – не встанешь. Поэтому он деловито ел за обедом пропахшую горьким осиновым дымом похлебку. Ел насильно: его мутило от боли и усталости. – Не могу, – сказал Сергей и бросил ложку. – В глотку не лезет. Он откинулся на кучу ломкого хвороста и закрыл глаза. Плыло, качалось болото… – Попей. Он открыл глаза: Еленка протягивала большую эмалированную кружку. – Выпей, – повторила она. – Нельзя же ничего не есть. – Ослабнешь, – сказал Иван. Сергей хлебнул: в кружке было молоко. Прохладное, густое, почему-то чуть горьковатое. – Больше не коси, – сказал Вася. – Что осталось, мы с Михалычем подберем, а вы копешки готовьте. Пудика по три потянем, Михалыч? – Потянем, чего же не потянуть?.. Поначалу сгребать мокрую осоку показалось делом почти пустяковым. Но осока была не просто тяжелой; она была цепкой, как колючая проволока, пласты ее упорно свивались в большие вязкие комья, в которых намертво запутывались грабли. – Ты руками, Сережа, – сказала Еленка. Руки ее уже были порезаны в кровь, до волдырей искусаны комарами. Но она двигалась легко и гибко, словно не чувствуя усталости. – Здоровая ты девка, – сказал Сергей. – Привычная… Через час с дальнего конца топи вернулись Михалыч и Вася. Сунули держаки кос в раскисшую землю: – Готово, Игнат Григорьич. – Ну что, мужики, отдохнем полчасика, а? – спросил шкипер. – Отдохнем, покурим и – двинем. – Конечно, отдохните, – сказала Лида. – Нам тут еще грести и грести. Косцы побрели к костру, а Сергей еще дергал, пинал, волок проклятую осоку. Еленка мягко отобрала у него грабли. – Покури. Главный труд впереди, Сережа. Пошатываясь, Сергей подошел к костру и почти рухнул на хворост. Вася протянул ему папиросу, он взял ее и держал в руке, как свечку: не было сил прикурить. – Воровство – это когда корысть есть, – сказал шкипер, мельком глянув на него. – Украсть, продать да прогулять – вот воровство. Так я мыслю, Трофимыч? – Мысль с совестью в разладе, – вздохнул Иван. – Я горючее тоннами тащу, Григорьич – траву, Вася… – Краску! – засмеялся Вася. – Облез наш лайнер, как апрельский кот, глядеть невозможно. Лидуха пилит: давай, мол, подновим, давай, мол, выкрасим. Пошел я краску добывать, а мне говорят: не положено. Ремонтные работы – зимой, сейчас средств нет. Я говорю: за мой счет. Все равно, говорят, не положено. Ну, плюнул я, сунул кладовщику на пол-литра, и краска сразу нашлась. – А я гвозди, гвозди так добывал, – подхватил Михалыч. – Крыша прохудилась, ремонту требует, а гвоздей в продаже нет. Я туда, я сюда – нету! Пришлось со стройки захватить. Несу домой, а душа трясется. Страх ведь, страх!.. – От бесхозяйственности все, – вздохнул Вася. – Почему в Юрьевце, скажем, гвозди есть, а у нас нету? Что стоит завезти их вовремя? – Расторопности мало, это ты, Вася, правильно говоришь, – сказал Иван. – И расторопности мало, и желания, и умения: вот и выходит, где – завал, а где – нехватка. – Нет, это не воровство, – убежденно сказал шкипер. – Ну, а внутри-то мышка, конечно, скребет, это ты верно сказал, Трофимыч. Живет в нас эта мышка, будь она трижды неладна, и ворочается, и сна не дает. В старину тоже так случалось, но тогда способ знали, как эту мышку из души выжить. – Что за способ? – спросил Вася. – Каялись. – Глупость это, Игнат Григорьич! – Не скажи, Вася. Когда невмоготу – откровение требуется. Груз с души снять нужно, поделиться, очиститься. Без покаяния умереть боялись, очень боялись. – Перед людьми надо ответ держать, а не перед попом, – сказал Иван. Все молчали. Михалыч неуверенно улыбнулся. – Пошли тягать. – Шкипер достал из мешка веревки. – Берите снасть, муравьи. Женщины помогали увязывать мокрую осоку, рывком подавали на плечи. Веревки намертво вонзались в тело, выламывая спину, и мужчины, оступаясь, медленно брели по болоту. Иван упал под первой копной: подвела нога. Упал неудачно, не мог встать, а только дергался, шепотом ругаясь. Вася, бросив осоку, кинулся, поднял: – Оставь вязанку. Потом подберу. – Ладно, Вася. Допру. Вася шел сбоку, уголком глаза наблюдая за Иваном и вовремя подставляя плечо, когда Иван оступался. Поэтому они подошли к берегу последними: шкипер и Михалыч уже сматывали веревки, а Сергей сидел на своей ноше, опустив голову. – Не ходи больше, Трофимыч, – сказал старик. – Отдышишься – тут попрыгай: сходни наладь, с катера все прими. Иван кивнул: он понимал, что в этом деле не помощник. Выпростал из-под осоки веревку, сел рядом с Сергеем. Михалыч, шкипер и Вася уже скрылись в лесу: чавканье сапог постепенно замирало вдали. Иван закурил, протянул пачку Сергею. – Живот что-то схватило, – виновато соврал Сергей. – Иди на катер. – Ничего. – Сергей встал. – Отпускает вроде. Пошел назад, сматывая на ходу веревку. Хвост ее долго волочился сзади, подскакивая на кочках. На подходе встретились Михалыч и Вася: с новыми ношами они шли к катеру. Михалыч разминулся молча, а Вася сказал: – С дальнего конца копешки бери. – Портянка сбилась. – Сергей поспешно и неуверенно улыбнулся. – Переобувался там… Последние охапки несли уже в сумерках. Черные осины тревожно звенели по сторонам. Сергей шел последним, пропустив вперед Лиду и Пашу. Почти в темноте перетаскали осоку на катер. Это были последние усилия: даже Вася перестал улыбаться. Иван накрыл старым брезентом сырую, остро пахнущую болотом кучу. – Отдыхайте. Они вповалку улеглись на брезенте, и Сергей сразу же провалился в полудремоту. Слышал, как застучал двигатель, как, отваливая, плавно качнулся катер и пошел вверх, натужно гудя мотором. – Свалили! – выдохнул Вася. – Здорово это, когда своего достигнешь. Вроде уважение к себе самому поднимается. – Дело вы для меня великое сделали, ребята, – тихо сказал старик. – Я за это… – Ты нам за это покурить раздобудь, на том и сочтемся, – сказал Вася. – Держи. – Сергей достал мятую пачку. – Не знаю, целы ли. – Целые. Закуришь, Игнат Григорьич? – Можно. – Катер!.. – крикнул Михалыч. Сзади нагонял катер. С палубы его кричали что-то, неслышное за шумом двигателя, махали фонарем. Теперь уже все толпились возле рубки: колхозный катер вечерами патрулировал по реке. – Плакала наша работка… – вздохнул Михалыч. – Ах ты господи, вот ведь не повезло, так не повезло… И опять все замолчали, потому что молчал Иван, а ему одному принадлежало сейчас право решать. Но Иван упрямо держал максимальные обороты: катер дрожал как в лихорадке. Справа открылся чуть видный в темноте пологий болотистый остров. Иван прижался вплотную к берегу: здесь течение было не таким сильным, но патрульный катер упорно шел в кильватере. – Далеко? – спросил Иван, не оглядываясь. – Метров триста, – сказал Вася. – Не уйдем, Трофимыч: у них и мотор посильнее, и катер не нагружен. – Гаси топовые!.. – крикнул Иван. Сергей щелкнул выключателем, погасли опознавательные фонари, и тут же Иван стремительно заложил катер вправо, уходя в протоку. – Куда?.. – закричал шкипер. – Мель там, Иван! Мель!.. – Как крикну, все на левый борт, – сказал Иван, до рези в глазах всматриваясь в черную, заросшую камышом протоку. – Все – на один борт, поняли? – Врежемся, Трофимыч, – сказал Вася. – Еще днище пропорешь. – Все – на левый борт, как крикну, – повторил Иван. – Все – и бабы тоже. Готовьтесь. Только бы травы на винт не намотало… Патруль чуть отстал: видно, капитан его не хотел рисковать в темноте, понимая, что все равно запер Ивана в ловушку. – На борт!.. – крикнул Иван, круто кладя руль. – На борт!.. Все кинулись к борту, и «Волгарь», развернувшись, боком лег на волну, задирая винт. Днище скребнуло по грунту, катер дернуло раз, другой, третий, но, дергаясь, он пробивался вперед, поднимая винтом тучи песка и ила. Мокрая груда осоки, дрогнув, медленно поползла к борту, но катер, дернувшись еще раз, прошел мель, и Иван тут же выровнял его и погнал вперед, уходя в темноту. – Ушли!.. – торжествующе закричал Михалыч. – Да, Трофимыч… – Старик покрутил головой. – Всю жизнь на воде провел, а о таком не слыхивал. Орел ты, Иван Трофимыч. – Лещ так перекаты проходит, – смущенно улыбаясь, сказал Иван. – Замечал, Григорьич? Весной, когда на нерест идет. Встретит мель, ляжет на бок, хвостом работает и – вперед, вперед. Вот нагляделся я, значит, и – пригодилось. А вообще это скверно – убегать от закона. Очень скверно… С перегрузкой на баржу все вышло гладко, и утром «Волгарь» стоял у диспетчерской, как всегда. Начались будни: обеды на ходу в грохочущем кубрике и простой, когда можно было половить рыбу для обеда; нудная буксировка плотов и доставка приказов; проводка барж и перевозка мелких случайных грузов. В понедельник директор отдал приказ, и Сергей начал регулярные занятия по радиотехнике. Он относился к ним очень серьезно, тщательно готовился, чертил схемы. Вечерами Иван оставался один: Сергей уговорил Еленку заниматься в кружке. Отогнав катер к затопленной барже, Иван уходил к старикам и сидел там допоздна: помог шкиперу убрать сено, расширил закуток для телки, а когда не было работы, беседовал со шкипером или просто молча курил. Он не спешил теперь на катер. На неделе зашла Паша: Федору стало лучше, он просил Ивана навестить его. В среду занятий не было, и они пошли втроем: Иван считал, что Сергей должен познакомиться с бывшим помощником. – Должен так должен, – нехотя согласился Сергей. – Не знаю, капитан, будет ли ему приятно. Никифоров лежал в отдельной палате. Лежал на животе, неудобно вытянув подвешенную на шнурах руку в гипсе. Худое лицо его заросло щетиной, глаза ввалились. Он встретил их приветливо, но говорил так мало и неохотно, что они вскоре заторопились. – Погоди, Иван Трофимыч, – вдруг спохватился Федор, когда они уже подошли к дверям. – Останься на два слова, а? Сергей и Еленка вышли, а Иван вернулся к Никифорову и сел на табурет возле его головы. Федор молчал. – Может, лекарство какое нужно или еще что? – спросил Иван. – Да не в этом дело, – вздохнул Федор. – Тут, понимаешь, баба моя в суд подавать надумала. Нажужжали ей, понимаешь. – Не знаю, – сказал Иван, подумав. – Может быть, правильно. – Да что правильно, что? – зло дернулся Федор. – Ты меры прими, понял? Она у меня дура, ей что наговорят, то она и делает. А я позора такого… – Ты, Федя, взвесь все, – мягко перебил Иван. – Ты подумай. – Так ведь на тебя же – в суд-то!.. – Ну и что? – Иван помолчал. – Если б я преступление совершил, тогда… И тогда было бы правильно, Федя. – Дурак ты, капитан!.. – Федор дернулся, скрипнул зубами. – Ты, это, не сердись. Не давай ты ей воли, Трофимыч. Позор выйдет. Один позор. – Посоветоваться бы надо, Федя. С юристом. – Не надо. Не хочу я этого. Не хочу!.. Обещаешь? – Ладно, Федя. – Ну, затем и звал. А сейчас иди. Сестру покличь: боли, мол, начались… В Юрьевец для консультаций приехал профессор из самой Костромы. Иван случайно узнал об этом и кинулся в больницу. Главврач, недовольно хмурясь, написал записку, предупредив, что профессор – человек занятой и вряд ли согласится ехать в такую даль. И Иван тут же решил, что уговорить заезжую знаменитость сможет только Сергей. – Понимаешь, я две недели Сашка не видал… – Что за вопрос, капитан! – улыбнулся помощник. – Надо – значит, надо. Иван выправил документы на рейс, долго объяснял, как идти, куда швартоваться, где искать профессора. Потом отдал чалку и стоял на берегу, пока катер не скрылся за дальним поворотом. Налегая на палку, он медленно взбирался по крутой тропинке к поселку. Конечно, можно было пройти до лестницы и подняться по ней, но Иван всегда ходил только здесь. Это была тропинка его детства – узкая, утоптанная до бетонной твердости: даже палка не оставляла следов. Когда-то он на одном дыхании взлетал наверх, а теперь полз с остановками, приволакивая хромую ногу. Наверху он оглянулся, но катера не увидел даже за первой излучиной: видно, шел «Волгарь» куда ходче своего капитана. У ворот бревенчатого, в три окна дома он остановился. Низкий штакетник захлестнула малина, и с улицы двор не проглядывался. Иван одернул пиджак, застегнул на горле ворот рубахи, пригладил волосы и распахнул калитку. За столом в палисаднике полная женщина перебирала клубнику. Она без улыбки посмотрела на Ивана, неторопливо заправила под косынку подбитую проседью прядь. – Здравствуй, Иван. – Здравствуй, Надя. – Иван присел, вытянув усталую ногу. – А где же Сашок? – Сынок! – крикнула женщина. – Сынок, папа пришел!.. Прибежал Сашок, и они долго и старательно мастерили планер, руководствуясь крохотным чертежиком из «Юного техника». – Ты, сынок, когда с мелочью какой работаешь – клеишь, к примеру, крючок к леске привязываешь или еще что, – языком зубы считай, – говорил Иван, оклеивая бумагой легкие крылья. – А зачем? – Для порядка. Сосчитал в одну сторону, тогда считай в другую. Глядишь, и не порвешь ничего, не сломаешь. Работа, Сашок, терпеливых любит, слушается их. Это был его день. Он выторговал его, когда сын еще ползал по полу, и в такие дни они были только вдвоем: строили, чинили, бродили по лесу или ловили рыбу. Он просто учил сына тому, что знал сам. Поначалу казалось, что знаний этих много – целая жизнь, – но год от году становилось все труднее, и Иван с горечью чувствовал, как гаснет в сыне восхищение его рабочей сноровкой… Профессор долго читал записку, все время нервно встряхивая листок. – Это далеко? – Шесть часов ходу, – сказал Сергей. – Против течения. – Против течения – это очень хорошо, – неожиданно усмехнулся профессор. – В девять вечера зайдите за мной. Сюда. Он сунул записку в карман и пошел наверх: на лестничной площадке ждали двое в белых халатах. – Спасибо! – с опозданием крикнул Сергей, а Еленка испуганно дернула его за рукав: – Тише!.. Они вышли на улицу. – А вдруг поможет? – вздохнула Еленка. – Знаешь, мне Пашу жалко. И Федю, конечно, но Пашу – жальче. – Она и сама жалкая, – сказал Сергей. – Живет, голову втянув, словно вот-вот кто-то ударить должен. – Так оно и есть, Сережа… – Еленка по-бабьи поджала губы. – Доля у баб такая – каждую минуту удара ждать. Сергей посмотрел на нее, расхохотался, вдруг шутливо обнял. – Пусти… – Еленка высвободилась и, чувствуя, что краснеет, поспешно отвернулась. – Может, в кино пойдем? В кассах широкоэкранного кинотеатра толпились люди. Сергей быстро разобрался, в каком окошке дают на текущий сеанс, занял очередь. Еленка стояла рядом, искоса остро, изучающе поглядывая на соседей. – Смотри, смотри! – не выдержав, зашептала она. – Чулки красные, а туфельки – черные… – Ну и что? – спросил Сергей, бесцеремонно оглядев проходившую мимо девушку. – Смешно. Как гусыня. – Ты бы не надела? – Да что ты!.. – Еленка тихо рассмеялась. – Что же тут хорошего? – Мне нравится, – сказал Сергей. – Красные ноги?.. – поразилась она. – Красивые ноги, – поправил он. – А-а… – смущенно протянула Еленка и замолчала. Потом спросила вдруг: – А когда коленки торчат, тоже нравится? – Если красивые? – Что же в них может быть красивого? Коленки и коленки… – У тебя, например, красивые, – улыбнулся он. Еленка поспешно отвернулась. Сергей усмехнулся: ему нравилось вгонять ее в краску. Очередь двигалась медленно, и Сергей уже начал поглядывать на часы: до сеанса оставалось десять минут. – Там без очереди не пускайте! – крикнул он. – Все нормально, – лениво отозвались от кассы. У дверей раздался шум, очередь заколыхалась, и хриплый бас пьяно и весело прокричал: – Кто последний, что дают?.. Сквозь толпу ломился лохматый рослый мужик в серой, вольно распахнутой на груди рубахе. – Расступись, народ!.. – Рычало… – прошелестело в очереди, и люди начали вжиматься в стенку. – Пьяный… – А он и не просыхает… Рычало пролез к кассе, загородил окошко: – Что осталось, красавица? Очередь послушно молчала. Что-то неразборчиво ответила кассирша, и вновь пророкотал хриплый бас Рычалы: – А интересно? Сергей вдруг шагнул вперед, схватил за плечо Рычалу, рванул к себе: – А ну, убирайся отсюда!.. – Я?.. – Рычало непонимающе моргал пьяными глазками. – Это ты – мне?.. – Он чуть ворохнул плечом, сбросил руку, повернулся, огромный, уверенный. – Ах ты, морячок-дурачок!.. Сергей подобрался и, нырнув под руку, что есть силы ударил кулаком в живот. Рычало охнул и стал оседать на пол, хватая воздух. Очередь молчала, скорее с удивлением, чем с восторгом глядя на него. Еленка сжала локоть, ткнулась лбом в грудь: – Напугалась я… – Ладно. – Он закурил, хотя в помещении курить воспрещалось, улыбнулся. Прозвенел третий звонок, но они успели войти в зал и разыскать свои места. Почти полкартины Сергей глядел на экран, не понимая, но потом успокоился, отвлекся и к концу успел посочувствовать герою, попавшему в неприятную историю. Еленке фильм очень понравился, потому что был без стрельбы и герои обретали счастье. Они сидели далеко от выхода и попали на улицу с последними группами зрителей. – Солнышко-то какое!.. – радостно улыбнулась Еленка. – Надо на катер глянуть, – озабоченно сказал Сергей. Пошли к пристани напрямик, через пустырь. Еленка задирала голову к солнцу, щурилась, морща нос. Сергей усмехнулся: – Щуришься, как котенок. – Эй, морячок!.. Они оглянулись: нагонял Рычало. – Отойди, – тихо сказал Сергей Еленке. – Сережа… – Беспомощно оглядываясь, она схватила его за руку. – Тебе совестно, так я закричу, а?.. Закричу, Сережа. Может, с ножом он… – Отойди!.. – резко повторил Сергей и пошел навстречу Рычале. Они остановились в двух шагах друг от друга. Рычало тупо моргал красными глазками и молчал. – Что надо? – спросил Сергей. Рычало упорно молчал, шмыгая толстым бородавчатым носом. Ветер шевелил его редкие седые волосы. – Что надо? – повторил Сергей. – Зачем ударил?.. – тихо спросил Рычало. – Зачем, а?.. Не трогал ведь тебя, никого не трогал. А что пошумел, так ведь без злобы. Все знают. Инвалид я, осколок у меня в брюхе. Немецкий осколок. А в него – кулаком. За что же так, а?.. – Еще хочешь? – Эх ты… – Рычало тяжело вздохнул и опустил голову. – Пошел прочь, пьяная морда, – брезгливо сказал Сергей и, не оглядываясь, вернулся к Еленке. – Что? – с тревогой спросила она. – Так, – усмехнулся Сергей. – Прощения просил. Она засеменила рядом, сбоку заглядывая в лицо Сергею. – А ты – смелый. – Приходилось, знаешь, – нехотя сказал он. Катер сиротливо стоял в дальнем углу причала. Сергей проверил запоры, чалку, вернулся на пристань. – Пошли в ресторан. – В ресторан?.. – Еленка никогда не была в ресторане и испугалась: – Что ты, Сережа! – А что? Выходной – вроде праздника. – Нет, нет. Совестно как-то. И дорого, поди. – Да что там дорого, совестно! Мы хозяева, понятно? Для нас – все: и кино и рестораны. Земля для нас вертится, а ты – совестно!.. – Он взял ее за руку. – Пошли. – Нет. – Она решительно высвободила руку. – Я обед сготовлю. Любишь окрошку? На рынке квас продают. – Ну крой. – Он чуть сжал ее руку и улыбнулся, и она в ответ смущенно и радостно заулыбалась. Еленка вернулась с рынка бегом. Перебралась на катер, открыла дверь рубки хитро загнутой проволокой, спустилась в кубрик. На столе стояли три бутылки жигулевского пива, лежал кулек с конфетами и полкило чайной колбасы. Еленка съела довесок и начала готовить зелень для окрошки: ей очень хотелось, чтобы обед получился не хуже, чем в ресторане. Вскоре пришел Сергей. Положил на стол две банки консервов, пощупал пиво. – Пивко-то я не сообразил за борт опустить! – А консервы зачем? – Еленка неодобрительно покачала головой: – Это же так, баловство, а я мяса купила. – Мясо – к ужину, – сказал он, вскрывая перочинным ножом консервы. – Профессора кормить будем: путь неблизкий. – Верно, Сережа. – Еленка разложила по тарелкам зелень, нарезала хлеб, колбасу. – Садись. – Ну, ты прямо шеф-повар! – улыбнулся он. – Доставай стаканы, я сейчас. – Чего забыл? – Утопленника!.. – весело крикнул он с трапа. Еленка достала стаканы. Вернулся Сергей, неся мокрую бутылку. К горлышку была привязана бечевка. – Час в воде полоскал, а все – теплая. – Напрасно. – Еленка строго поджала губы. – И не к месту и не ко времени. – Ее всегда ко времени! – Сергей зубами надорвал пробку, разлил по стаканам. – Давай, матрос. Чтоб плавалось. – Ой, много… – Пивком запьешь. – Он открыл пиво, принес стакан, налил. – Ну, залпом, по-флотски. Водка была теплой, противно перехватывала дыхание, липла к горлу. Еленка вообще не любила ее, пила только в компании, да и то для виду, но Сергей был так настойчив, так заглядывал в глаза, что Еленка совсем закружилась. Она чувствовала удивительную свободу и легкость, охотно смеялась его шуткам, а после обеда даже закурила, держа папиросу в кулаке и шумно выдыхая дым. – Вот ты, девочка, и осовременилась, – весело сказал Сергей. – А то такой монашкой живешь, что аж злость берет: тихая да серенькая, как мышка. – У мышки хвостик есть. – Еленка старательно выговаривала слова. – Хвостик да домик. А у меня, Сереженька, ничего: ни хвостов, ни домов. – Да и я такой же, – вздохнул он. – Отца на фронте убили, мать померла, когда я еще в техникуме учился. Вот и выходит, что мы с тобой как брат с сестрой… Ты откуда в этих краях вынырнула? – Издалека, Сереженька, издалека, – нараспев сказала Еленка. Она уже не смеялась, и улыбка, забытая на лице, казалась заученной и потому жалкой. Сергей пересел ближе. – Ну, ты что? Брось. – Он обнял ее за плечи, прижал к себе. – Слышь, матрос, гляди веселей! – Было ведь, все было, Сереженька, – тихо всхлипывая, говорила Еленка. – И дом был, и подружки, и парнишечка. И любовь была, Сереженька… Та, что нам только разик дается. Вот я себя и не пожалела, когда в армию он уходил. Все ему отдала, а написали, что гуляю, и – поверил. Вернулся, насмеялся надо мной, перед всеми выставил да и бросил. Бросил, как окурок, бросил!.. Она залилась слезами, уже не сдерживаясь. Сергей, торопясь, целовал мокрое лицо. Еленка не отталкивала его, то ли не понимая, то ли по-детски зайдясь в плаче. – Зачем? – перестав вдруг плакать, тихо сказала она. – Не надо этого, милый, не надо… Слышишь?.. Она бормотала эти привычные женские слова, а руки сами собой уже гладили его плечи. – Оставь… Оставь, Сережа, милый… Ну, что ты делаешь со мной, что?.. …Вася третий час выбирал подвесной лодочный мотор. Ощупывал каждую деталь, осматривал крепления, по буковкам сравнивал паспорта. Продавец давно перестал обращать на него внимание, и Вася очень страдал, что не может ни с кем посоветоваться. – Скажите, товарищ продавец, а можно обменять, если что? – набравшись смелости, спросил он. – Ну а что может быть? – лениво спросил продавец. – Завод гарантирует, что тебе еще надо? Вася вздохнул, еще раз сличил паспорта и вдруг решил, что загадает: если мотор будет хорош, то Лидуха родит ему парнишку, а если, не дай бог, сломается, то девчонку. А загадав, сразу повеселел и протянул продавцу паспорт: – Этот. Выписывайте. Расплатившись, Вася взвалил на плечо покупку и пошел к пристани. Местный пароходик, курсирующий между Юрьевцем и их затоном, отходил вечером, но Вася надеялся, что подвернется какой-нибудь буксир. Еще издали, оглядывая пристань, он увидел притулившийся в уголке знакомый катер. – Трофимыч!.. – крикнул он, бережно сняв с плеча «Стрелу». – Иван Трофимыч!.. Никто не отозвался. Дверь рубки была открыта, и Вася, перетащив ящик на палубу, заглянул в кубрик: там было темно, но слышался негромкий храп. Сгорая от нетерпения похвастаться покупкой, Вася тихо спустился по трапу. Нащупав пол, остановился и деликатно кашлянул, рассчитывая, что спящий проснется. – Кто?.. – испуганным шепотом спросила Еленка. – Это я… – растерянно сказал он. – А Трофимыч? – Нет его, нет, – испуганно бормотала Еленка, торопливо натягивая платье. – Кто тут? Зачем? – Да это я, Василий… – Он увидел голого по пояс Сергея, разбросанную одежду, бутылки на столе и замолчал. Еленка перелезла через спящего, спрыгнула на пол. Отвернувшись, застегивала платье. – Заснула я, – жалко бормотала она. – Мы за профессором тут. Жара такая… – Да. – Вася растерянно топтался у входа. – Жарко, конечно. Домой скоро ли пойдете? – Нет, не скоро, нет… – Еленка стояла к нему спиной, лихорадочно поправляя волосы. – Ночью пойдем. А то и утром. – Я на рейсовом тогда, – сказал Вася и полез наверх. Он вышел на палубу, взвалил на плечо «Стрелу». – Стерва!.. – громко сказал Вася и плюнул. Профессор не помог Федору. Осмотрел, посоветовал не отчаиваться. Федор выслушал это молча, а сестру послал длинным матерком и потребовал, чтобы немедля отправляли домой. Доктор с трудом успокоил его. На «Волгаре» все вроде бы шло заведенным порядком. Только Еленка вдруг перестала ходить на занятия, два вечера проторчала на катере: перестирала Иваново бельишко, починила рубашки. Иван звал ее к старикам, но она отказалась. – Зря Еленка курсы бросила, – сказал за ужином Сергей. – Сил на это особых не надо, а бумажку получить всегда полезно. Поговорил бы ты с нею, капитан. Иван поговорил. Еленка долго и как-то странно смотрела на него, а потом сказала: – Раз велите – буду ходить. – Надо, Еленка, – сказал Иван. Еленка покивала и ушла в свой угол. Она вообще стала какой-то тихой, вялой, покорной. Иван все приглядывался к ней, хотел расспросить, что случилось, да так и не собрался. С Сергеем капитан виделся только на работе. Даже в свободные от занятий вечера Сергей куда-то уходил, возвращался поздно и сразу заваливался спать. Как-то Иван видел его с Шурой, подумал, что завертела-таки помощника девка, но как раз в тот вечер Сергей вернулся злой, а когда курили перед сном на палубе, сказал: – Давай, капитан, в те дни заправляться, когда этой заразы на нефтянке не будет. Завелись у него и друзья: ходил играть в карты к инспектору рыбоохраны, выходные проводил на гензапани. Но занятия не пропускал, по-прежнему тщательно к ним готовился, да и на работе неизменно был улыбчив и безотказен. Только в субботу он решительно отказался везти на гензапань проволоку. – В понедельник отвезем, – сказал он диспетчеру. – Закон есть закон: короткая суббота. – Сходим, Сергей, – не очень уверенно сказал Иван. – Все равно делать нечего. – Вечерок у меня занят, капитан. – Сергей покосился, помолчал, потом спросил: – К старикам не собираешься? – Можно. – Еленку с собой прихвати, – приглушенно сказал Сергей. – Понимаешь, друзья придут, ну и… Словом, помещение нужно. – Можно, – еще раз согласился Иван: ему не понравились подмигивания Сергея. – Пойдешь куда на катере-то? – Не сомневайся, капитан: в двенадцать буду на месте. Идти к старикам Еленка наотрез отказалась, и Ивану пришлось прикрикнуть на нее. Она испуганно глянула, торопливо закивала: – Иду, иду, не надо… Было в ней что-то пришибленное. Иван крякнул с досады, но промолчал, а спросил уже по дороге: – Ты вроде боишься меня? – Нет, что вы. – Еленка опустила голову. – Тихая ты что-то больно. Здорова ли? – Здорова. – Может, обидел кто? – не унимался Иван. – Да что вы, Иван Трофимыч! – Еленка остановилась, глядя в сторону. – Говорю вам, что все в порядке, а вы – свое. Так лучше уж вместе не ходить… – Ну, ладно, – проворчал Иван. – Не такая ты какая-то, вот и спрашиваю. Больше они не разговаривали. За тяжелым рубленым столом на барже удобно было молчать. – Ну, чтоб ходилось вам и плавалось. Раздался стук, и в комнату вошли Лида и Вася. – Можно, что ли, хозяева? – Ну, пойдет теперь музыка! – радостно крикнул хозяин, углядев в руках у Васи бутылку водки. – Теперь разговеемся!.. – Здравствуйте, – сказала Лида и чинно подала старухе кулек с конфетами. Еленка вдруг вскочила, точно собираясь бежать, но Авдотья Кузьминична мягко потянула ее на место. Еленка затравленно оглянулась, схватила стакан и залпом выпила водку. Закашлявшись, опустилась на стул, пряча запылавшее лицо. – Вот это да! – удивленно сказал шкипер. – Только чего вспыхнула-то? Чего застеснялась? – Задохнулась она, – сказала старуха. – Полстакана хватила враз. Отдышись да закуси, а то спьянишься. Возьми, Лидуха, стаканы в шкапике, да садитесь к столу, гости дорогие. – Поспел ты, Василий, к самому почину. – Шкипер налил Васе, опять поднял стакан. – Ну, волгари, за Волгу-матушку! – Ох, балабон! – вздохнула старуха. – Галах ведь был, голь перекатная, босота волжская, а меня, единственную дочку, так заговорил, так забалабонил, что из отчего дома в угон взял. – В угон? – удивилась Лида. – Это как же? – А так: нанял тройку, усадил да и махнул на удалых сорок верст без передыху. Поп-пьянчужка обвенчал в селе Кудимове, да с тем и стали мы жить: по Волге мотаться из конца в конец. – Хорошо, мать, жили, – улыбнулся шкипер. – Не было у нас ни кола ни двора, а морщиночки у тебя все-таки от смеха появились. – Жили-то хорошо, а доживаем как? – Ничего, Авдотья Кузьминична: нашего от нас никто не отымет, корня то есть. Добрый у нас с тобой корень: от босоты волжской мы идем, и нет нам ни сносу, ни износу. – Корень, – вздохнула она и нахмурилась. – Изведут этот корень, и чихнуть не поспеем. – Это кто же изведет-то? – поинтересовался старик. – А бабы нынешние, вот эти вот. – И Авдотья Кузьминична сердито ткнула в плечо Еленку. – Да что вы, Авдотья Кузьминична? – удивилась Еленка. – Да за что же вы меня так? – А чего не рожаешь? – строго спросила старуха. – Чего не рожаешь-то, бабонька? – Ой, ну что вы… – Еленка еще ниже опустила голову, то заплетая, то расплетая бахрому льняной скатерти. – Кабы ты одна была, то и бог с тобой, – все так же строго продолжала старуха. – А ныне, куда ни глянь, все такие!.. Ездила я прошлой зимой к Зинке, дочке своей. Отдельная квартира, мужик собственный, а детишек – ровнехонько один Андрюшечка. Я глянь-поглянь: у всех так, у всех по одному, а двое – так совсем редко. Ровно мода какая или указ… – Она вздохнула, глянула на Еленку. – Вот и ты, бабонька, такова ж. А жизнь знаешь что такое? Верть-поверть – и смерть. Спохватишься – выть будешь, локти кусать, да поздно, прошел твой час… Еленка вдруг вскочила, крепко уцепившись за край стола. – Разошлась ты, мать, – сказал старик. – Все тут, Григорьич, к месту говорено, – вздохнула Авдотья Кузьминична. – Или не к месту, Иван? Иван промолчал, а шкипер поднял стакан с остатками водки. – За это и выпьем, Иван Трофимыч. Вот за это самое. Чтоб, значит, и тебе ветер переменился. Не все чтоб в лицо дул, а хоть изредка да в спину подталкивал. – За это и я выпью! – громко сказала Еленка. Она взяла стакан, шагнула к Ивану. – За вас, Иван Трофимыч. Выпила не отрываясь, опрокинула стакан вверх дном и только после этого села на место, слепо тыча вилкой в скользкую сыроежку. – Будьте здоровы. – Вася чокнулся. – Спасибо, люди добрые, – тихо сказал Иван. – Дай вам бог, как говорится. Некоторое время они закусывали молча, не решаясь нарушить вдруг возникшую тишину. Старик недовольно крякнул: – Сбила ты, мать, со здравия на упокой! – Так ведь не все же ай-ай-ай, надо и ой-ой-ой, – сказала старуха. – Теперь почаевничаем да и поговорим. – «Хаз-булат удалой, бедна сакля твоя…» – затянула Лида. Старик подхватил, остальные молчали. – Не идет, – вздохнул шкипер. – Без тебя, Еленка, ничего не вытянем. – Не смогу я, Игнат Григорьич, – сказала Еленка, наливая чай. – Не тянет что-то на песни. – А на танцы тянет? – вдруг громко, зло спросил Вася, в упор уставившись на нее. Еленка неторопливо передала стакан с чаем, повернулась, глянула в глаза. – Может, спляшем? – И то дело, и то! – обрадовался старик. – Тащи, Лидуха, гитару, ежели не рассохлась она от тихой жизни! Лида подала гитару. Шкипер подстроил ее, рванул струны, и Еленка, выбив дробь, пошла по комнате: Милый мой по Волге плавал, Утонул, проклятый дьявол! Я одна, одна, одна: Не достать его со дна!.. Она лихо отбила приглашение, но Вася не шевельнулся: сидел, набычившись, недобро поглядывая. – Что, Васенька, коленки слабы? – пригнувшись к нему, вздохнула Еленка. Ноги ее безостановочно дробили пол. Вася отвел глаза, буркнул: – Напилась? – А ты видел? Видел?.. – почти выкрикнула она. – Ну, так и молчи. Молчи!.. Она вызывающе тряхнула головой и в полный голос неожиданно завела: – «Хаз-булат удалой, бедна сакля твоя!..» – «Золотою казной я осыплю тебя», – вмиг пристроившись, осторожным басом подхватил шкипер. Пели долго, пока не ушли Вася с Лидой. А как захлопнулась за ними дверь, Еленка оборвала песню. – Ну, и нам пора, – сказал Иван, вставая. – Спасибо, хозяева дорогие… Было темно и очень тихо, когда они вышли на палубу. Теплым комком ткнулся в ноги Дружок и сразу же убежал на край баржи, где ударил топляк о замшелый борт. Черная вода чуть плескалась в сходни. – Качается все, – шепнула Еленка, прижавшись к Ивану. – Я держаться за вас буду. Он осторожно провел ее на берег, но и здесь она не отодвинулась, а все так же, путая шаги, прижималась к боку, и он обнял ее за прохладные, узкие, как у девочки, плечи. – Не замерзла? – Ножки не идут, – тихо засмеялась Еленка. – Не идут ножки домой. Иван молчал, бережно поддерживая ее. Ему было хорошо и покойно, и он готов был идти вот так целую ночь по заваленному бревнами берегу, слушать ее бестолковый, ласковый шепот и молчать. Но прошли они всего несколько шагов, как Еленка остановилась, и он совсем близко увидел ее лицо: глаза казались огромными. – Пойдем к деревне, – торопливым, очень деловым шепотом сказала она. – Зачем? – Пойдем, пойдем. Там тихо. Там нет никого, там… Шли в темноте, спотыкаясь о бревна, путаясь в клубках ржавой проволоки. Еленка предупреждала, не оглядываясь: – Бревно. Шагай левей. Проволока тут. Осторожно. Заваленный бревнами берег кончился, под ногами мягко оседал песок. У обрыва Еленка остановилась, обняла, отстранилась вдруг… – Сядь. Он покорно сел, неудобно вытянув хромую ногу. Еленка лежала на спине, согнув колени: платье соскользнуло, и он все время видел эти белые колени, тесно прижатые друг к другу. Сердце его билось тяжело и неровно; чтобы успокоиться, он закурил. – Куришь зачем? Он промолчал: ему не нравилось, что они сидят здесь, точно двадцатилетние, очень не нравилось. Но не было сил ни встать, ни сказать ей, что лучше уйти отсюда. Легкие пальцы коснулись лица. Он вздрогнул: совсем как там, на катере. Она ласково отобрала папиросу, взяла его за руки, потянула к себе: – Ну иди же, иди ко мне, иди… Иван скорее угадал, чем расслышал эти слова: в висках стучало. Он качнулся к ней, вывертывая непослушную ногу. Еленка тянула за руки, и костыль, который лежал между ними, вдруг острым концом уперся в ребро, а она все тянула и тянула, шепча что-то… Он опомнился. Рванулся, тяжело вскочил, поднял палку. – Не звери мы, понятно? Не звери!.. Спотыкаясь, он бежал по берегу. Упал, налетев на бревно, поднялся, снова, не оглядываясь, спешил вперед, с силой налегая на костыль… Катер уже стоял у затопленной баржи. Иван, оступаясь, спустился в кубрик. Сергей убирал со стола, складывая грязную посуду в ведро. – Прибыл по расписанию, капитан. Иван молча прошел в свой угол, вытащил одеяло, швырнул в изголовье подушку. Потом вдруг, грохоча, полез наверх. Сергей вытер стол и, взяв ведро, вышел на палубу. Иван, сгорбившись, курил на моторном люке. Сергей зачерпнул воды, неторопливо перемыл посуду. Уже уходя, спросил: – А Еленка где же? Иван промолчал. Сергей спустился в кубрик, расставил посуду в шкафчике, постелил и лег, а Иван все не возвращался… Проснулся Сергей от грохота. – Ты, капитан? – Я… – негромко, с длинной паузой отозвался Иван: он, согнувшись, шарил на полу костыль. Сергей потянулся к лампочке, включил: Еленки не было. – Еленка у стариков ночует, что ли? Иван подобрал палку, полез наверх. Высунулся вдруг уже из рубки: – Искать пойду. – Кого?.. Да погоди же, капитан! Сергей торопливо оделся, нагнал уже на берегу: Иван спешил, налегая на палку. – Еленку искать? Ты чего молчишь-то? – Обидел я ее, – глухо отозвался Иван. – За что обидел, а?.. – Где она? – помолчав, спросил Сергей. Иван не ответил. В ночной тишине пронзительно громко скрипела палка, вонзаясь в песок. С низин в реку сползал туман. Сергей зябко передернул плечами. – Выпил я вечером, только уснул, пригрелся… – Жена ведь она мне, – вдруг точно самому себе сказал Иван. – Жена, а я – обидел. Зачем, а?.. Это же все равно что ребенка ударить, это же невозможно. Сердце у нее простое, открытое, а я – сапогом по нему, сапогом!.. Где же искать-то ее теперь, в реке? – Да что ты, капитан. – Сергею вдруг стало страшно. – Да опомнись, что ты… Где расстались-то? – Там. – Капитан ткнул палкой в рассветный полумрак: нагромождение бревен, старых пачек сплоточной проволоки. – Как к деревне подниматься. – Еленка! – крикнул Сергей. – Еленка!.. Прислушались: ответа не было. Иван снова зашагал – напролом через завалы сохнувших на берегу топляков. – Еленка! – еще раз крикнул Сергей. Послушал, догнал Ивана. – Может, она на баржу спать ушла, к старикам? Иван молча шел впереди, больше обычного приволакивая ногу. Сергей еле поспевал за ним. Старики уже поднялись. Хозяйка растапливала печку, шкипер шуровал наверху: к началу рабочего дня приходили к барже катера за тросами, сплоточной проволокой, цепями. – Куда спешишь, Иван Трофимыч? – весело окликнул он. – Старые троса я без очереди выдаю. – Еленка не у тебя, Григорьич? – Потерял? – рассмеялся шкипер. – Ну, Иван, ну, орел. – Пропала она, Игнат Григорьич, – тихо сказал Иван, обессиленно опустившись на кнехт. – Ночью-то обидел я ее… Дружок, повизгивая, радостно тыкался в колени. Рыжий, злой как черт кот Васька лениво дремал на крыше, одним глазом наблюдая за собакой. – Вот дела, – растерянно протянул шкипер. – Лишку она вчера хватила, это точно. – Может, заявить куда? – Иван вскочил, прошелся. – Может, в реке искать? – Не дури, Иван, и голову не теряй, – строго сказал старик. – Заводи катер да сбегай к Василию: там она может быть. А нет… – Ясное дело, у Лиды она! – радостно крикнул Сергей. – И как это мы сразу не сообразили. Возвращались – затон уже работал. Первые катера требовательно сигналили, отваливая от причалов; грохотали цепи на подъемном кране – «Гансе», как его называли здесь; сиплыми, сорванными голосами костерили кого-то плотовщики. – Иван Трофимыч, за баржой давай! – крикнули из диспетчерской. – Под погрузку просят! – Погоди! Тридцать минут погоди!.. Еленки на катере не было. Иван завел мотор, крикнул помощнику, чтоб отдал чалку. Сергей спрыгнул на затопленную баржу и тут увидал Еленку: она стояла на берегу, словно раздумывая, идти ли на катер. – Есть пропажа, капитан! Нашлась!.. Иван выскочил из рубки, больно ударившись ногой о высокий комингс. Увидел, полез закуривать, смахнув со лба выступивший вдруг пот. – Где гуляла? – сердито спросил Сергей. Еленка незряче глянула, прошла мимо. Платье было измято, лицо осунулось, синие круги легли под глазами. Мужчины переглянулись. – Иди за нарядом, – устало сказал Иван. Спустился в кубрик. Еленка сидела в углу, сгорбившись, сунув ладони между колен. Глядела в пол, в одну точку, и Иван, как ни старался, не мог поймать ее взгляда. – Ты где была? Еленка не ответила, не шевельнулась. Иван потоптался, буркнул: – Ладно, завтрак готовь. Сейчас за баржой пойдем. Она подошла к печке, присела перед ней да так и застыла, словно забылась. – Мы, понимаешь, всю ночь с Сергеем бегали. – С Сергеем? – Тебя искали!.. – Иван обрадовался, что она заговорила, заулыбался. – Весь берег обскакали, наорались до хрипоты. У стариков были. – Зачем? – Думали, у них ты. – Бегали зачем, спрашиваю? Не надо за мной бегать, не маленькая. Она говорила устало, равнодушно, словно не с ним, а с кем-то посторонним. Он больно почувствовал это, замолчал. Еленка медленно – щепочку за щепочкой – клала растопку. Много клала: больше, чем надо. – Ты это… не сердись, – тихо сказал он. – Нельзя так, понимаешь, не дети. Она подожгла растопку, прикрыла дверцу. – Не пойму: прощения просите, что ли? – Ты где ночевала? – нахмурившись, спросил он. – А вам что за дело, Иван Трофимыч? – Она впервые посмотрела на него, и он увидел ее пустые, словно высушенные глаза. – Вы мне не свекор, не отец. Что вам-то за интерес? – Я тебе… муж, – с трудом сказал он. – Муж? – Она усмехнулась. – Не-ет, не муж. Муж женой не побрезгует, а вы побрезговали. А теперь спрашиваете, где ночевала. Так нашлись добрые люди, приютили, не побрезговали. В печке с шумом прогорала подтопка. Они оба забыли про нее, они видели только друг друга. – Зачем ты врешь? – тихо спросил Иван. – Зачем ты выдумываешь, опомнись. – Выдумываю? – Еленка улыбнулась. – Не-ет, не выдумываю. Адресок могу дать, если хотите… – Замолчи!.. – крикнул он, что есть силы треснув палкой о стол. Отскочивший конец со свистом пронесся мимо Еленки. Она еще выше вздернула голову, шагнула к Ивану, уже не помня себя: – Жалела я вас, убогого! Жалела, понятно? Вы же всех обидеть боитесь, всего боитесь, а туда же: муж!.. Жалкенький вы, блаженненький, только что на коленях не стоите. А ведь стояли бы, если б захотела, стояли бы как миленький, стояли бы!.. Она кричала что-то еще, но Иван уже ничего не слыхал. Кровь отхлынула вдруг от сердца, туго ударила в голову, розовые круги поплыли перед глазами. – Готово, капитан! – крикнул с палубы Сергей. – Отваливай! – Веди сам, – тихо сказал Иван, из последних сил держась на ногах. – Я покурю. Покурю только… Курил он долго. Сергей несколько раз заговаривал с ним, но Иван отвечал односложно, и помощник оставил расспросы. Зачалил катер, спустился в кубрик. – Что с Иваном? – Что? – спросила Еленка. – С Иваном что, спрашиваю? – А-а. Не знаю. Сергей посмотрел на нее, пошел к трапу. – А со мной что? – вдруг спросила она. – Не спрашиваешь? Неинтересно? – Интересно, – сказал он и полез на палубу. Иван сидел сгорбившись, опустив плечи. Сергей окликнул его, но тут послали тянуть воз, и Сергей пошел чалиться и до обеда совсем позабыл про капитана. Вспомнил, когда Еленка крикнула снизу: – Обедать!.. – Обедать?.. – переспросил Иван. – Да, да. Иду. Он спустился в кубрик, сел на свое место. Еленка поставила перед ним миску, но он отодвинул ее и спросил чаю. Выпив две кружки, впервые поднял на Сергея глаза: – Я полежу, а? Справишься один? – Конечно! – Сергей метнулся к дивану, раскинул постель. – Что за вопрос, капитан. Отдыхай. Он лег, отвернулся к стене и так, не шевелясь, лежал, пока не кончился рабочий день. Слышал, как Сергей чалился, как шепотом уговаривал Еленку идти на занятия, как звенели под их ногами ступени трапа, как наконец затихло все; он остался один. Тогда он вылез на палубу и послал за водкой парнишку, что рыбачил с затопленной баржи. Парнишка смотался мигом. Иван спустился вниз, сел к столу, налил полный стакан и заплакал. Наутро он с трудом поднялся с постели. Сергей глянул на его серое лицо, свистнул: – Лежать, капитан. Лежать пластом. Сам справлюсь. Несколько дней он отлеживался, ничего не ел. Еленка бегала за молоком, Сергей раздобыл где-то меду. Отпаивали его, уговаривали, Сергей гнал к врачу – Иван только тряс головой. А потом прошло. И ночью Иван сам выбросил за борт поломанный костыль. …Утром в диспетчерской Ивану сказали, что его срочно просили зайти к юрисконсульту. Зачем, почему – никто не знал. – Видно, насчет ссуды Никифорову, – предположил Иван. – Директор при мне обещал разобраться. – Хорошо, если не насчет сена, – тихо сказал Сергей. Старшего юрисконсульта Ефима Лазаревича Иван знал с войны: кругленький, седенький, чрезвычайно живой юрист и тогда был точно таким же, как и сейчас. – Здравствуйте, Иван Трофимович. – Он обеими руками пожал жесткую руку Ивана, подождал, пока тот сядет. – Оторвал от работы – извините великодушно. Служба, знаете!.. Он деловито полез в стол. Порывшись, выудил тоненькую папку, раскрыл ее и, нацепив очки, долго читал какие-то бумажки. Иван сидел, не шевелясь: в крохотном кабинетике стояла строгая тишина. Ефим Лазаревич закрыл папку, снял очки, задумчиво потер переносицу. – Как дела у вас, Иван Трофимович? Как «Волгарь» бегает? Вы курите. Курите, бога ради, не стесняйтесь. Иван закурил, коротко рассказал новости, упирая больше на то, что положение Федора безнадежно и что в семье – семь ртов. Юрист вздыхал, поддакивал, качал круглой, поросшей седым пушком головой. – Да, Иван Трофимович, да. Большое несчастье, очень большое. А как все это случилось? Знаете, с подробностями, если припомните. Очень важно – с подробностями. – С подробностями?.. – Иван не помнил никаких подробностей, а то, что помнил, считал незначительным. Передал коротко, как рвануло запань, как удалось ему аккуратно сдать воз: благо, случилось все на развороте и плот сам пошел в Старую Мельницу. – …Ну а Федора – как подрезало… – Да, – сказал юрист. – Жаль, что подробностей не помните… Значит, у борта стоял Никифоров? – У самого борта, – подтвердил Иван. – За плотом следил, знаки мне подавал: мне из рубки назад плохо глядеть, не видно. – А по инструкции где должен стоять? – По какой инструкции? – Ну, есть же инструкция по технике безопасности? – А-а… – Иван силился вспомнить, что сказано в инструкции на этот счет. – Ничего там не сказано. – Правильно, – почему-то с удовлетворением сказал юрист. – Но, может быть, есть какие-нибудь добавления, приказы? – Ничего такого нет, – сказал Иван. – А в чем дело, Ефим Лазаревич? – Дело?.. – вздохнул юрист. – Дело, дорогой мой, в том, что Никифоров подал иск на возмещение убытков, которые он потерпел. – Подал все-таки? – Иван растерянно улыбнулся. – А ведь не хотел… Он замолчал. Ефим Лазаревич опять нацепил очки, раскрыл папку, долго перебирал бумаги. Потом снял очки, потер переносицу и откинулся от стола. – Иск этот может иметь ход в случае, если вы, лично вы, Иван Трофимович, нарушили соответствующие правила эксплуатации. Поскольку в правилах ничего не сказано, как поступать при прорыве запани, то остается последнее. – Он щелкнул пальцами и опять потер переносицу. – Никифоров, выполняя ваш приказ, находился в опасном, особо оговоренном в инструкции месте. Был такой приказ? Иван пожал плечами: слово «приказ» как-то не вязалось с теми отношениями, которые были на катере. Каждый делал свое дело, знал его, не отлынивал, и надобности в приказах никакой не было. Он сказал об этом Ефиму Лазаревичу. – Ну, не приказ, Иван Трофимович, не приказ: распоряжение, указание, совет. Устно, разумеется, устно. Вы не сказали, например, Никифорову: «Стой здесь», когда пошел лес? – Нет… – неуверенно сказал Иван. – Он сам знал, где стоять. Ведь мне-то из рубки плохо глядеть. – Ну, а идея, сама идея плотом перегородить реку кому принадлежит? Кто первый сказал, что надо сдать плот? Вы или Никифоров? Иван долго молчал, раздумывая. Идея принадлежала ему, но он боялся, что если скажет об этом, то Федору срежут пенсию или не выплатят ссуду. С другой стороны, дело касалось суда, а к этому органу Иван относился с огромным уважением. Поэтому он сказал дипломатично: – Все так решили, Ефим Лазаревич. – Все решили? Значит, и ответственность – пополам? – Ответственность?.. – Иван насторожился. – Нет, Ефим Лазаревич, вся ответственность – на мне. Я – капитан, я – в ответе. Юрист улыбнулся. – Хороший вы человек, Иван Трофимович. Очень хороший, но не думайте вы о других сейчас, бога ради! Вы думайте, как из неприятности выскочить. – Неприятности? – Суд – всегда неприятность. По иску Никифорова ответчиком не может быть признано предприятие, поскольку оно не отдавало приказ спасать лес. Дело происходило на катере – объекте, так сказать, экстерриториальном, где вся полнота власти принадлежит капитану. То есть вам, уважаемый Иван Трофимович. И вам следует не его выгораживать, а подумать о себе самом. – Так ведь если виноват, что же думать? – тихо сказал Иван. – Виноват – отвечать буду. Как положено. – Отвечать… – вздохнул юрист. – За исход суда я не беспокоюсь, но тень он бросит. И не только на вас – на весь коллектив. Мы держим переходящее знамя, рассчитываем на крупные льготы, а тут – это дело. Представляете?.. В каких вы отношениях с Никифоровым? – Друзьями были. – Уговорите его забрать иск назад. Дела он все равно не выиграет, только попортит кровь и себе, и вам, и нам. – С сильным, значит, не судись? – тихо спросил Иван. – В данном случае – безнадежно. От предприятия мы иск отведем, ну, а с вас что он получит? В лучшем случае – двадцатку в месяц… Иван вышел от Ефима Лазаревича в полном смятении. Вначале он почти согласился с ним, что было бы лучше, если бы Федор забрал иск обратно, но упоминание о двадцатке сильно поколебало его. Двадцать рублей были для Федора суммой, и Иван готов был пройти через любой суд, только бы Федор ежемесячно мог получать с него эти деньги. Так было бы справедливо, если бы иск не коснулся при этом и других людей. Хотел этого Федор или нет, но своим иском он лишал их приработка, и Иван, понимая это, никак не мог прийти к какому-либо решению. Потоптавшись, он решительно свернул в отдел кадров. У начальника шла летучка. Иван терпеливо дождался конца, ни до чего не додумался, но довольно ловко пересказал все Николаю Николаевичу. – Так, – сказал начальник. – А в ведомости у тебя Прасковья дважды в месяц расписываться не забывает? – Не забывает, – подтвердил Иван. – А о том, что Никифорову пенсию оформили, знаешь? – Небольшая она… – А единовременное пособие считал? А премиальные, что ты им отдал, учел? А то, что местком пятьдесят процентов ссуды на себя берет, слыхал? Ну-ка, возьми счеты да подсчитай, что выходит. А выходит, – Николай Николаевич смотрел колюче, непримиримо, – выходит, что твой бывший помощник – хапуга и прохвост. – Несчастный он, Николай Николаич. Калека. – Раз калека, значит, делай, что душа желает? Вали на капитана, дои государство, как бесхозную корову, марай предприятие? Так? Иван понуро молчал. Николай Николаевич вылез из-за стола, потирая бок, прошел к графину, запил порошок. – Живот третий день горит, спасу нет, – сказал он, заметив внимательный взгляд Ивана. – И так двадцать лет одну кашку ем, а порой совсем невмоготу. Угостил меня фриц знатно: всю жизнь помню. Ты кури, чего жмешься. Окно открыто, выдует все. Иван закурил, ладонью старательно разгоняя дым. Николай Николаевич вернулся на место, спросил вдруг: – А этот… Прасолов как? – Хороший работник, – твердо сказал Иван. – Ну-ну, – не без недоверия проворчал начальник. – Мой тебе совет: иди к Федору и поговори начистоту. Пусть поймет, что потеряет, если будет настаивать. От моего имени сказать можешь твердо: Прасковью уволю к чертовой матери. И местком не поможет. Ты слово мое знаешь, Трофимыч. – Знаю, – вздохнул Иван. – Ой, неладно получается!.. У Никифорова дома Иван остановился. Переложил кулек с конфетами в левую руку, правой долго вытирал мокрый лоб: никак не мог решиться постучать в эту до трещинок знакомую дверь. – Можно, хозяева? – ненатурально бодро крикнул он, заглянув в маленькие темные сени. В доме было тихо. Иван прошел внутрь, нащупал вторую дверь – в комнаты, постучал. Опять никто не ответил, и он открыл эту дверь и еще раз – все так же бодро – спросил: – Можно, что ли? – Кто? – спросили из-за перегородки. – Я, Бурлаков. Иван прикрыл дверь и старательно вытирал ноги. Он узнал по голосу Федора, хотя голос этот и показался ему странно приглушенным. Федор больше ничего не говорил, и Иван все тер и тер подошвы о старый, грязный половик. С печи, не мигая, смотрели четыре глаза: старики, не шевелясь, сидели там и молчали, как сычи. – Ну входи, раз пришел, – с неудовольствием сказал Федор. – Чего ты там? Иван поздоровался со стариками, но они не ответили. Он прошел в комнату: Федор полусидел на кровати, обложенный подушками. На коленях у него лежал лист фанеры, а на нем – пузырек с клеем и стопка исписанных ученических тетрадей. Сбоку, у стены, спал ребенок. – Здравствуй, – угрюмо сказал Федор. – Ну, что скажешь? – Да вот… – Иван растерянно развел руками. – Навестить решил. Детишкам гостинца… – Гостинец?.. – Глаза Федора странно блеснули, он даже приподнялся на локтях, стараясь рассмотреть, что именно положил Иван на стол. – А мне гостинца не захватил? Нет? – Ты что это, Федя? – с испугом спросил Иван. – Что, худо? Ты лежи, лежи… – Восемь пудов поднимал, – задумчиво и спокойно перебил Федор. – Восемь пудов. А теперь – вот!.. – Он подкинул в воздух исписанные фиолетовыми каракулями листы. – Вот, видал? Кульки клею. Копейка – кулек. Кто виноват, а? Молчишь?.. За славой все гнался. Получил славу? Тебе, хромому черту, хорошо: ты один, здоров как бык. А у меня – семь ртов. А я – кульки клею. Кулечки – малину продавать. Заработок – ровно на «Байкал». И то спасибо, свояк помог. Все занятие, артель «напрасный труд»… В сенях хлопнула дверь. Федор рванулся. – Кто? – Да я, я, господи, – устало и безразлично сказала Паша. Вошла в комнату, увидела Ивана, качнулась, прислонилась к косяку и тихо сказала: – Здравствуйте, Иван Трофимыч… – Принесла? – заглушив Иванов ответ, нетерпеливо спросил Федор. – Принесла, – сказала Паша и достала из кошелки четвертинку. – Вот, Иван Трофимыч, все, что даете мне, на водку уходит. Каждый день требует. Каждый божий день… Она опустилась на стул, все еще держа четвертинку в руке. – Ну?.. Давай, ну?.. – зло и беспокойно закричал Федор. – А что делать, а? – тихо продолжала Паша, не обратив на него внимания. – Ведь криком кричит от боли, исходит весь. А выпьет – вроде легче. – Яд ведь, – сказал Иван. – Губишь ведь, Прасковья, опомнись. – Знаю, – покорно согласилась она. – Врач специально предупреждал: ни капли. – Ну давай, чего болтаешь?.. – грубо закричал Федор. – Зачем же ты… – начал Иван. – А что делать? – опять спросила она. – Вы крики его послушайте, хоть раз послушайте. Ведь Ольку уже напугал: плачет она ночами, дергается. Ну что делать, Иван Трофимыч, ну хоть посоветуйте… – Давай, – крикнул Федор. – Давай, а то такой концерт устрою… Иван нагнулся к столу, взял из рук Паши бутылку, все до капли вылил в большую эмалированную кружку. – На!.. – Он резко сунул кружку Федору. – Пей!.. Ну?.. Федор взял кружку, но пить не стал. Глядел исподлобья: кружка дрожала в руке, водка выплескивалась на детские тетради. – А ведь был мужик, – тихо продолжал Иван. – Восемь пудов поднимал. Характер имел. – Раздавило меня… – опустив голову, сказал Федор. – Как червя, раздавило… – Гляди, до чего семью довел, гляди, глаза не прячь!.. Старики на печке шевельнуться боятся, девчонка по ночам плачет, Паша – тень одна осталась. А ты все куражишься, Федор, все ломаешься, безобразничаешь… – Он закурил, отошел к окну. Крикнул, не оглядываясь: – Ну пей, чего дрожишь? Пей при госте один, если уж и мужика в тебе не осталось!.. Тишина стояла в доме. Ворохнулся на кровати ребенок, почмокал сладко губами и затих. У стола плакала Паша, а Федор не поднимал головы. – Паш, слышь-ко, – вдруг тихо сказал он. – Ты, это… Ты рюмки бы подала, что ли… – Федя!.. – выкрикнула Паша и, рухнув к ногам мужа, судорожно обняла их. – Федя! Феденька!.. Федор гладил ее по голове и, шмыгая носом, отворачивался: не хотел, чтобы видели слезы. – Ну, что ты? Ну, Паша? Ну, неудобно: гость пришел, а ты… Дай-ка нам рюмочки лучше. Рюмочки, огурчика… – Сейчас, Феденька, сейчас, – с торопливой готовностью сказала Паша, вставая. Всхлипывая и ладонями вытирая слезы, прошла на кухню. Иван молчал. Федор повозился, то ли устраиваясь поудобнее, то ли от смущения. Сказал: – Не сердись, Трофимыч. Не выдержал. Жалко себя стало, силы своей… – Он помолчал. – Ты знаешь… Знаешь, в суд я подал. – Знаю. – Ну вот… – Федор вздохнул. – Затаскают тебя, поди. – Меня-то ладно. – Иван потушил окурок, вернулся к Федору. – Меня-то ладно, Федя. Тут хуже дело получается. Так получается, что работяг ты премии лишишь. Квартальной премии. А ведь они-то ни в чем перед тобой не виноваты. – Как? – На первое место по району вышли. А если суд, то, сам понимаешь, срежут. Знамя-то еще, может, оставят, а премию… Вошла Паша, принесла две рюмки, тарелку с огурцами. Мужчины молча чокнулись, несколько торжественно выпили. Федор сунул в рот огурец, сказал деловито: – Надо, Паша, к Ефиму Лазаревичу сходить и забрать назад то заявление. Паша молча посмотрела на Ивана. – Это свояк нам затмение устроил, – виновато улыбнулся Федор. – Хорошо, до позора дело не дошло. Сходишь, Паша? – Схожу. – Ну, молодец, – с облегчением вздохнул Федор. – Умница ты у меня и душа добрая. Будь здоров, капитан, и не сердись: тошно мне, знаешь… И вновь Иван уходил со смятением в душе. Шел, глядя под ноги, не узнавая встречных, пытаясь понять, не слишком ли дорогой ценой заплатил он, не пустив в Волгу прорвавшийся лес. Ни до чего он так и не додумался, но твердо понял, что не успокоится, пока хоть мало-мальски не наладит Никифоровым жизнь… Володьку Пронина время от времени озаряли идеи. Были они большей частью пустопорожними, касались усовершенствования торжеств или нового способа подачи заявлений, но Пронин брался за них с такой энергией, что уже во второй инстанции истинный смысл их терялся, а еще выше к ним начинали относиться даже с интересом: – Инициативный работник. – Часы! – крикнул Пронин, когда Иван рассказал ему про Федора. – Часы, товарищ Бурлаков! Дело тихое, чистое: сиди себе да колупайся. И ходить не обязательно. – Да не умеет он часы. Сроду с дизелями. – Научим. Сегодня же свяжусь с часовой мастерской, попрошу, чтоб прикрепили к нему мастера. Пусть первое время будильники ломает. – Пронин записал что-то на перекидном календаре совсем так, как это делал директор. – Так. Заметано. Что еще? – Насчет ссуды. Ссуду бы с него скостить, Володя. Юрий Иваныч дал распоряжение, а по вашей линии… – Правильно критикуете: текучка заела. Соберу комитет, провернем. Заметано. Еще? – Все, – улыбнулся Иван. – Кипишь ты, Володя, как ведерный самовар. – Должность такая, – без ложной скромности согласился Пронин. – Народ раскачивать приходится, идеи бросать. Да, как у вас с новыми обязательствами? – Мы старые еще не выполнили. – Не надо за старое цепляться. Вы теперь на виду: именные. С вас и спрос другой. Прошу наметить, обсудить с экипажем. – Ладно. Ты насчет Никифорова… – Заметано! – Володька эффектно подал руку: – Ну, трудовых свершений вам, побед и прочее. «Волгарь» по-прежнему бегал по затону, но Иван, занявшись делами Федора, меньше бывал на катере, и Сергей один мотался из конца в конец. Намотавшись за день, вечером аккуратно шел на занятия: кажется, ему даже нравилась эта непомерная нагрузка. Он быт общительнее Ивана, быстрее сходился с людьми, и вскоре само собой получилось, что его фамилия стала чаще упоминаться на летучках, чем фамилия законного капитана «Волгаря». В субботу Иван побежал в местком: Пронин все тянул с решением о ссуде. С утра катер нарядили тащить воз, и Еленка решила устроить генеральную приборку. Долго мыла кубрик, выколачивала на корме одеяла, морила клопов, которые нет-нет да и появлялись на катере. Сергей посмеивался: – Смотри до дыр не промой! Еленка сухо глянула – они почти не разговаривали – и принялась за трап. Выскребла каждую ступеньку, начала протирать перила и вдруг остановилась: на перилах химическим карандашом были написаны три имени: «ЛЮСЯ, КЛАВА, ВАЛЯ». Еленка хорошо знала этих девчонок – молоденьких кубометристок с запани. Знала и молву, которая ходила по поселку о трех подружках, зазывно голосивших двусмысленные частушки субботними вечерами. Глянула снизу на широкую спину Сергея, ссутуленную над штурвалом, усмехнулась и перенесла тряпку повыше. В воскресенье Иван надел выходной костюм, сказал, ни к кому не обращаясь: – К Сашку схожу. Полез наверх, налегая на поручни. Сергей догнал его уже на палубе. – Когда вернешься? – А когда надо? – Догадлив ты, капитан, – заулыбался Сергей. – Ну, часам к семи, думаю. Иван коротко кивнул и похромал к носу. Сергей последил, как неуклюже перебирался он на затопленную баржу, как, сильно раскачиваясь, шагал к лестнице, ведущей в поселок: по тропинке он больше уже не поднимался. Еленка убирала со стола. Сергей помолчал, прикидывая, как начать разговор: отношения были сложными. – Как день провести думаешь? – Мешаю, что ли? – не оглядываясь, спросила она. – Почему мешаешь? Наоборот, предложение имею. – Он замолчал, но она продолжала так же медленно, старательно вытирать стол. – Поедем на острова? – Вдвоем? – Шестеро поедем. Компанией. – Лишняя я в вашей компании. – Еленка прошла в свой закуток, грохнула кастрюлями. – Глупая. – Он вдруг шагнул, крепко обнял. Она рванулась, но он не отпустил. Зашептал в ухо: – Разве тебя забудешь? – Пусти. – Она мягко высвободилась. – Не надо. Прошу тебя. Пожалуйста. В тоне ее было что-то такое, от чего он сразу перестал настаивать. – С радостью бы с тобой вдвоем на острова уехал, но – договорился, неудобно. В одиннадцать ребята из рыбнадзора придут. А потом за девчонками заедем. Ну, гуляют ребята с ними, ну, как тут отвертишься?.. – Он помолчал. – Поедем? – Было бы куда уйти, Сережа, – ушла бы, не оглядываясь… Гости прибыли точно. Красный, конопатый капитан катера рыбоохраны нес заботливо упакованную от посторонних глаз выпивку и авоську отборных, еще живых лещей. Быстрый, цыганского вида инспектор притащил завернутый в мешковину предмет: – Тебе, Сергей. Сергей развернул; это была новая сеть с крестовиной и растяжками: люлька. Мелкоячеистая, почти на три метра. – Ну, теперь с рыбкой будем! – радостно сказал Сергей. – Теперь – порядок! Девчонок было двое: Люся и Клава. Худенькая, с лисьим личиком и тонкими, как палки, ногами Люся с визгом бросилась на шею краснорожему здоровяку капитану. Сонная, круглая, как арбуз, Клава держалась степенно: подала каждому руку, покивала и уселась на моторный люк, подобрав толстые ноги. Сергей гнал катер к островам, мужчины держались в рубке: были они женатыми и, хоть семьи их жили далеко отсюда, все же побаивались молвы. У дальнего островка Сергей причалил. Мужчины развели костер на мягком, прогретом солнцем песке. Потом дружно, в шесть ножей, чистили рыбу. За обедом мужчины поили девушек портвейном, много было шуток и смеха. Еленка совсем было оттаяла, но тут угрюмый инспектор начал скучно тискать равнодушную Клаву. Рыжий захохотал, хлопнув вертлявую Люську. – Гуляем, девки!.. Мучительно покраснев, Еленка низко пригнулась, пряча глаза. Сергей встал. – Пойдем на катер. На катере он наглухо задраил дверь рубки, спустился в кубрик. Еленка плакала, спрятав лицо в ладонях. – Ну, чего? – Он тронул ее за плечо. – Брось, дураки они. – Не уважают. За что? Ну, за что, Сережа? – Глупости все это, мелочь. Они вообще-то ребята неплохие. – Ох, как гадко все это, Сережа!.. Она замолчала. За глухими железными стенами чуть слышался неразборчивый визг Люськи, хохот капитана. Сергей сел рядом. – Вытри-ка слезки, улыбнись. Ну, что ты?.. Ну, хочешь, бросим их тут, уедем? – Хочу. – Ну и бросим. – Он повернул ее к себе, поцеловал. – Эх, Еленка, Еленка… – Ты что? – Она рванулась, вскочила. – Ты что это, а?.. – Дура ненормальная, – со злобой сказал Сергей. – Не будет этого. Никогда не будет. Никогда, – как в бреду, повторяла она. – Ну и заткнись! – грубо оборвал он. – Тоже цаца выискалась, девочку из себя строит. Вылез из кубрика, что есть силы грохнул дверью. Еленка упала на диван, расплакалась в голос, не сдерживаясь. Когда успокоилась, голосов уже не было слышно: гости то ли дремали, загорая на песке, то ли ушли в глубь острова. Еленка напряженно прислушивалась, пытаясь угадать, где они сейчас, но в кубрик доносился только плеск воды, шуршащий перекат камыша да резкие крики чаек. Потом грохнули по палубе шаги, и на трапе показался Сергей: он нес бутылку вина и тарелку с конфетами. – Подлизываться пришел, – улыбнулся он. – Где они? – Гуляют. – Он хохотнул, не удержавшись. – Природа, Еленка, своего требует. – Женатые ведь. – А что им, убудет, что ли? – И ты таким будешь, когда женишься? Конец ознакомительного фрагмента. Текст предоставлен ООО «ЛитРес». Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию (https://www.litres.ru/boris-vasilev/ne-strelyayte-v-belyh-lebedey-24399156/?lfrom=334617187) на ЛитРес. Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.
КУПИТЬ И СКАЧАТЬ ЗА: 179.00 руб.