Сетевая библиотекаСетевая библиотека
Срок давности Анатолий Галкин Пансионат «Аркадия» Всё происходит в Сочи – у самого синего моря!.. Двенадцать лет назад молодой бизнесмен Олег Рыжиков полюбил девушку с красивым именем Кристина. Всё шло к свадьбе! Но часто миром правят не любовь и доброта, а зависть и злость!.. Успешный Рыжиков перешел дорожку многим людям. Тем, у кого в глазах деньги, только деньги и ничего, кроме денег!.. «Жениха» кто-то крепко подставляет. Олега сажают за убийство, а беременная Кристина быстро находит себе другого мужа. Когда Рыжиков возвращается в Сочи, он не хочет мстить. Ему нужна правда и справедливость!.. Артур Шмаков и Оксана, хозяева пансионата «Аркадия» поверили Олегу и начали ему активно помогать. Очень активно!.. И никто не жаждал расплаты! Но часто нехорошие люди сами роют себе могилу. А у подлости нет срока давности… Анатолий Галкин Срок давности Последний вагон московского поезда остановился на краю платформы… Все пассажиры начали торопливо и шумно выходить на горячий асфальт. Они стремились вперед, туда, где вокзал с высоким шпилем, где шум южного города, где жадные таксисты и усталые квартирные зазывалы. И лишь единственный пассажир пошел в другую сторону – к ограде на краю платформы… Он стремился к мастерским, к складам, к переплетению рельсов внизу. Он шел к гаражам, за которыми легко выйти в жаркий душный город. Тут просто скрыться в толпе отдыхающих и местных жителей, спешащих с работы. Этот человек приехал не отдыхать… Он приехал мстить! За гаражами Олег Рыжиков почувствовал, как у него начала кружиться голова. Вдыхая знакомый воздух Сочи, он пьянел от ароматов любимого города. Здесь всё было так, как и двенадцать лет назад… В этих местах мало что изменилось! Эти задворки никто не собирался показывать гостям Зимней Олимпиады!.. Олег шел наверх, вспоминая схему, которую описал ему «Сильвер»… Там, в лагере под Архангельском всё это казалось далекой мечтой. Вечерами на нарах Холмского Исправительного учреждения № 384 встреча с Сочи казалась им очень возможной, но далекой, призрачной и совсем нереальной. Они мечтали о южном городе примерно так, как курсанты летного училища мечтают о полете в Космос – это вполне вероятно, но как-то сказочно, туманно и несбыточно… Мощные ворота коттеджа были построены недавно, и о них «Сильвер» ничего не говорил. Рыжиков нашел у калитки кнопку, позвонил и встал перед глазком телекамеры. Его осмотрели, и суровый голос охранника произнес. – Ты кто? – Олег Рыжиков… Кличка «Хруст»… – Ты к кому? – Я пришел к Гураму. – Ошиблись. Здесь таких нет. – Передайте Григорию Романовичу, что я приехал из триста восемьдесят четвертого. У меня привет от «Сильвера». Около минуты за воротами молчали, а потом глухая высокая калитка открылась. Во дворе двое тихих ребят обыскали Олега и повели в дом, где в одной из комнат его ждал «Гурам» – Григорий Романович Мамин. Он еще не был стариком, но находился очень близко к этому возрасту!.. Шестьдесят три года – это та грань, за которой начинается старость. Можно еще десять-двадцать лет быть сравнительно активным и что-то делать, но всё равно это будут действия бойкого старика. Три года назад Гурам отошел от дел. Он оставил при себе группу ребят, которых обучал мастерству. Но он добровольно сложил с себя функции криминального авторитета города. С высоких постов редко кто уходит добровольно!.. Лидеры держатся за власть до последнего и дурят доверчивый народ, раздавая подачки и обещания. А Гурам ушел сам!.. И его за это в определенных кругах очень уважали. Хозяин пригласил гостя расположиться в мягком кресле у журнального столика, на котором стояла бутылка красного вина и легкая закуска. – Садись, дорогой! Мне «Сильвер» много писал о тебе… Отдыхай! Сутки в поезде, это утомительно… Ты же из Москвы приехал? – Да, я из Москвы. – Я слышал от «Сильвера», что твой отец там очень большая шишка!.. – Да, он в Кремле работает. Должность очень высокая. – Ты с ним виделся? – Да, Гурам, мы поговорили около часа. – Давай я угадаю!.. Я думаю, что отец дал тебе денег. Но он не верит в твою невиновность и открыто помогать не будет. – Да, всё так… Но об этом «Сильвер» не знал. Он не мог тебе написать. – Не мог!.. Это я сам догадался. Я старый и мудрый!.. Я, например, знаю, что тебе нужна крыша над головой, документы и машина. – Всё так, Гурам! – Вот, Олег, ключи от машины и документы. Серый «Форд» стоит во дворе. Он твой! – Спасибо. – Документы получишь завтра утром. Всё официально, через паспортный стол. Нужные люди тебя ждут… Фамилию свою решил оставить? – Да, Гурам. Я не хочу скрываться!.. Пусть они знают и боятся меня. – Кто тебя подставил? – Если бы я знал!.. Но я узнаю! – Пусть так!.. Завтра с новым паспортом поселишься в пансионате «Аркадия». До декабря я оплатил тебе хороший номер. Полулюкс № 20. – Ясно!.. Даже и не знаю, как благодарить. – И не надо благодарить!.. Это не тебе подарки, а «Сильверу»… Он очень просил за тебя, а я его должник… – Понятно! – А теперь, Олег, последнее… Я буду помогать тебе мстить. Но я хочу знать детали… – Конечно, Гурам!.. Началось это двенадцать лет назад. Даже на два года пораньше… * * * В пансионате «Аркадия» все сотрудники уже месяц обсуждали одну тему… Четыре недели тому назад они дружно гуляли на свадьбе. Их начальник Артур Шмаков сочетался законным браком со своим заместителем – главврачом Оксаной Боровик. И вся жизнь молодых проходила на глазах коллектива. А то, что оставалось за кадром, легко домысливалось и ярко представлялось. Незаметно подкрался конец медового месяца… Любая другая влюбленная пара в эти тридцать дней занималась бы только друг другом, и, желательно, наедине!.. Но молодые супруги Шмаковы так проводить сладкое время не могли! Тут были очень веские причины. В Сочи шел бархатный сезон!.. А Артур и Оксана Шмаковы были хозяевами элитного пансионата «Аркадия». Они, конечно, не купались в деньгах, но и бедными их нельзя было назвать. Особенно, если в медовый месяц не заниматься всякими глупостями, а работать, работать и еще раз – работать!.. Иначе можно иметь приятные воспоминания, но остаться на бобах. Всё лето главные каналы ТВ пугали зрителей авариями в Египте, татарами в Крыму и диареей в Турции… Испугавшись заморских напастей народ начал валом валить на оставшуюся у России полоску теплого моря. Все номера «Аркадии» были забиты под завязку… Была еще одна причина ударной работы после Загса!.. Молодые супруги Шмаковы были не очень молодые. Оксане тридцать лет, а Артуру так и вообще все сорок!.. Запас шальной страсти у них еще не иссяк, но он стал не таким безумным и безоглядным. Это в двадцать лет молодожены могут весь месяц не вылезать из кровати. У них много лишних эмоций, много суеты и мало толка!.. А тут, как в бархатный сезон – нет духоты и зноя, но есть солидная, основательная любовь!.. Всё делается радостно, ярко и быстро. Короче, после бракосочетания, после банкета и после брачной ночи – супруги Шмаковы работали на благо отдыхающих и своего пансионата. С учетом того, что некоторые прошлогодние гости делали рекламу заведению, статус отдыхающих стремительно повышался. Особенно в этом деле помогал московский бизнесмен Владимир Шустриков, которому Артур с Оксаной оказали добрую услугу. Так случилось, что практически они спасли его сына от киллера. И благодарный отец рекламировал «Аркадию» среди элиты Москвы. По его наводке приехали десятки богатых постояльцев, среди которых был даже настоящий депутат Госдумы. Правда были и странные отдыхающие!.. Так вчера заселился в двадцатый полулюкс сорокалетний Олег Рыжиков. У него сочинская прописка в затрапезной коммуналке, а в графе «место работы» стоит скромное – безработный. * * * Депутат Илья Исаевич Букин действительно выбрал «Аркадию» по рекомендации Шустрикова. Но главную роль в этом сыграло не качество услуг. Понятно, что в «Пурпурной» сервис на более высоком уровне. Но в крупной элитной гостинице везде глаза и уши!.. Это не в смысле спецтехники ФСБ. Это в смысле своих знакомых, коллег и журналистов. Конечно, часть депутатов уже начала заседать! А часть еще сидит в Куршавелях, на всяких Лазурных берегах и в своем любимом Лондоне. Но и сейчас в «Пурпурной» можно встретить знакомых людей – думских депутатов или высших чиновников из министерств, а то и кого-то из самой Администрации!.. И здесь же наверняка крутится десяток пронырливых журналистов. Если бы Букин ехал в Сочи один или, не дай бог, с женой, тогда можно и в «Пурпурную». А Илья Исаевич приехал отдыхать с Лидочкой, которая владела его мыслями и желаниями уже второй месяц!.. И вот для этой цели отдаленная, маленькая и уютная «Аркадия» была самым подходящим местом. Депутат Думы Букин и студентка второго курса МГУ Лидочка Трошкина заселились в люкс № 21. Они так любили друг друга, что большую часть времени проводили в номере!.. Только на третий день они стали выезжать на небольшой закрытый пляж «Аркадии». Илья Исаевич не просто так хотел сохранить инкогнито… Он не мог подвести партию! И еще – он не желал нарываться на скандал с женой!.. Честно говоря, второе для него было даже страшней и опасней первого… * * * Майор Фирсов понимал, что в общем и целом разглашать оперативную тайну нельзя! Но если это гнусная и подлая тайна, то ее можно и разгласить!.. Жить надо не по закону, а по совести! Даже работая в полиции, можно жить честно! За последние полтора месяца у Фирсова полностью наладились отношения с Оксаной Боровик и Артуром Шмаковым. Раньше так получалось, что майор подозревал Артура в разных преступлениях, сажал его в СИЗО и даже на хрупкую Оксану надевал наручники. Но они сами подставлялись!.. Улики сыпались на следствие, как из рога изобилия… И с точки зрения уголовного права, общего здравого смысла и совести полицейского Михаил Фирсов действовал правильно! Закон суров, но таков закон! Но потом всё как-то рассосалось и разрешилось само собой… Они снова подружились, и майор Фирсов был даже приглашен в Загс, где Оксана Боровик стала мадам Шмаковой… Сейчас майор зашел к руководству «Аркадии» со скользким и неуютным делом. Он просто разрывался между присягой и совестью… Накануне на обычном совещании полковник Сироткин заявил, что вечером пройдет операция по захвату крупного наркокурьера… Обычное дело! Но майора Фирсова смутило одно обстоятельство. Шеф сообщил, что он сам проведет обыск в двадцатом номере пансионата «Аркадия»!.. При этом Сироткин проговорился, что Марина уже подготовила протоколы. – Работы там всего на полчаса!.. Быстро находим пакет героина, пакуем клиента, с понятыми подписываем бумаги и все свободны!.. Через неделю дело будет в суде. Зайдя к секретарю Марине, майор использовал всё свое обаяние… Он сплетничал о сотрудниках и плакался о своей неудачной личной жизни. В конце концов он «случайно» увидел протокол обыска в пансионате «Аркадия». В этой бумаге четко сказано, что в спальне двадцатого номера, где проживает гражданин Рыжиков, в его прикроватной тумбочке обнаружен пакет весом 523 грамма с порошком, похожим на героин. Через час Миша Фирсов был у руководства «Аркадии». – Ребята, я не знаю этого Рыжикова. Может быть он и сволочь. Но сажать его надо за дело!.. А это подстава чистой воды! – Почему ты так думаешь? – Готовый протокол! Полковник заранее знает где найдет, что и сколько!.. Кстати, у нас не так много было пакетов героина. Я точно помню, что год назад была пачка в 523 грамма. – И где этот пакет? – Уничтожен по описи!.. Нет, ребята, это чистая подстава. Полковнику срочно надо, чтоб этот Рыжиков сел надолго… Знаешь, Артур, мне просто жалко этого мужика! – И мне, Миша, жалко этого непутевого Рыжикова! Оксана с тоской смотрела, как горюют сорокалетние мужчины. Горюют, и ничего не делают! Так они проявляли свой русский характер – видели явную несправедливость, но надеялись на «авось»… Как-нибудь само рассосется! И тогда женщина взяла отвертку и пошла по коридору в основной спальный корпус… Из-за множества закутков и холлов в «Аркадии» двери номеров размещались так, что особой логики в нумерации не усматривалось. Вслед за семнадцатой шла девятнадцатая, а потом и вовсе двадцать вторая. Оксана отвинтила и поменяла местами два номерка. Теперь двадцать первый стал двадцатым и наоборот! * * * Сироткин не раз проделывал такие спектакли и не очень волновался перед выходом на сцену. Он подготовился основательно!.. Понятых взял не с улицы, не бомжей подзаборных, а солидных борцов за справедливость – членов какого-то Фонда по правам человека!.. Для верности полковник позвонил в ряд газет и на местное ТВ. Чем больше шума и чем мутней вода, тем легче рыбку поймать! Кроме трех полицейских машин на территорию «Аркадии» въехали несколько личных автомобилей журналистов и микроавтобус от ТВ. Во главе шумной процессии шел гордый полковник Сироткин. Сегодняшним делом он убьет сразу несколько зайцев – спасет себя от реальной угрозы, заработает круглую сумму от покровителя и приобретет влиятельных друзей. На первом этаже Илья Борисович прихватил с собой дежурную с «ключом-вездеходом», который открывает все номера пансионата. Поднявшись на второй этаж и подойдя к номеру с табличкой «20», Сироткин постучал, а потом приказал дежурной открыть дверь. Администраторша хотела сообщить, что еще утром здесь был двадцать первый номер, но не стала вмешиваться в большую политику… Раз полицейский полковник сказал открывать – значит открывать! Полулюкс мало отличался от люкса. Ковер поуже, люстра пониже и нет биде в ванной комнате… Это мелочи, которые замечает лишь опытный взгляд. Полковник Сироткин начал играть спектакль. – Товарищи понятые и господа журналисты. Мы начинаем обыск в номере, хозяин которого матерый наркокурьер! – Кто это, полковник? – Узнаете в свое время!.. А сейчас мы будем искать героин. И начнем, как всегда, со спальни… В ней всегда всё начинается и кончается! Илья Борисович краем глаза уловил, что его шутку оценили. Кто-то улыбнулся, кто-то смутился, а кто-то записал в блокнот. Прошли в спальню! Полковник расположил всех по дальней стене, а сам подошел к стенному шкафу и левой прикроватной тумбочке. Он двигался осторожно, постоянно прижимая правую руку к груди… У Сироткина в рукаве пиджака был спрятан солидный пакет героина. Так просто его не было видно, но если опустить руку, то закладка могла выпасть в самый неподходящий момент. Демонстрируя открытость и прозрачность следственных мероприятий, Сироткин старался вслух комментировать каждое свое действие. – Обыск начинаем с левой прикроватной тумбочки и идем против часовой стрелки. Потом – стенной шкаф, трюмо, письменный стол, правая тумбочка, а в конце сама кровать. Будем искать везде – под одеялом, под матрацем, под подушками и в других интимных местах… Понятые! Подходите ко мне поближе! Полковник присел перед тумбочкой, левой рукой открыл ящик и загородил пространство своей огромной спиной!.. Он ловко вытряхнул из рукава пакет героина и спрятал его в дальний угол ящика. Потом Илья Борисович повернулся к понятым, начал доставать из тумбочки разные предметы и раскладывать их на кровати. – Так!.. Бритва мужская импортная!.. Черные носки с дырой на подошве!.. Красные маленькие трусы типа плавки!.. И наконец он – пакет с белым порошком, напоминающим героин!.. Все видели? Понятые закивали головами, журналисты начали щелкать камерами со вспышками, а телевизионщики делали панораму и крупный план улики. Полковник приступил к финалу спектакля. – Мы знали, что найдем у этого преступника пакет наркотиков. Мы даже подготовили обычные в таких случаях протоколы. Прошу следователя и понятых подписать. Сироткин положил на стол три экземпляра бумаг. Каждый понятой расписывался неторопливо, с гордостью выполняя свой гражданский долг. По просьбе полковника, пока он перед камерой гневно клеймил «торговцев дурманом и смертью», Шмаков взял экземпляр протокола, прошел в свой кабинет и сделал четыре ксерокопии… А пятую копию – для себя!.. Так, на всякий случай… Шмаков вернулся, и в этот момент в спальню вошел хозяин номера – депутат Государственной Думы господин Букин. Он сразу же был очень возмущен, что его покой потревожили!.. Илья Исаевич даже не замечал оперативников, которые стояли за его спиной с пистолетами и наручниками. Депутат сразу определил, что главным лицом во всей этой вакханалии является полицейский офицер, сидящий около тумбочки. – В чем дело, полковник? – Здесь проводится обыск!.. И вопросы тут буду задавать я!.. Вы хозяин номера «люкс»? – Я хозяин! Сироткин встал, поправил мундир и, видя микрофон, начал говорить громко и четко. Он спрашивал подозреваемого, но при этом смотрел в телекамеру, а не на него. – Значит, это ваш номер? – Да, мой!.. Но по какому праву… – Скажите, это ваша спальня? – Дурацкий вопрос! Раз номер мой, то и спальня моя!.. Но по какому праву… – Скажите, это ваша тумбочка? – Если левая, то моя! – И бритва ваша? – Моя! – И носки с дырой? – Мои носки! – И пакет с белым порошком ваш?.. Он тоже из этой тумбочки. – Мало ли что там лежит!.. Нет! Пакет не мой. Полковник совсем развернулся на камеру и работал уже на зрителя. Он показывал, как лихо работает полиция! Он добродушно улыбался и слегка ехидничал. – Кто бы сомневался! Все вещи ваши, а героин не ваш!.. Он сам сюда прибежал!.. Пакуйте его, ребята! Оперативники быстренько надели наручники на ошалевшего депутата. «Слуга народа» собирался закатить гневную речь, но в это время в спальню ворвалась Лидочка Трошкина, которая задержалась у столовой, покупая глянцевые журналы с программкой на следующую неделю. Девушка четко знала, что ее Букин всегда прав!.. Всё, что происходит, Лидочка восприняла как театральный бандитский налет!.. Как честный гражданин России Трошкина посчитала своим долгом защитить депутата Думы!.. Она набросилась на Сироткина, как кошка на бобика!.. И первым же ударом небольшого кулачка девушка подбила полковнику глаз. Она готовилась ко второму удару. Но прямой в челюсть не прошел!.. Шустрые оперативники прямо перед телекамерой схватили «террористку», выкрутили ей руки и надели наручники сзади. После чего, один ретивый «поручик», защищая честь полковника, со всего размаха влепил беззащитной женщине звонкую оплеуху. Если в свое время «менты» и были сатрапы, то этот конкретный полицейский – варвар, монстр и просто хам! Сироткин виновато посмотрел на журналистов и начал допрос странной девушки. – Что вы здесь делаете? – Живу я здесь! – Одна или с задержанным? – Да, я с ним живу!.. А что, нельзя? – Можно!.. Только значит, что вы сожительница и соучастница… Назовите фамилию! – Чью? – Вашу, естественно!.. Вашего дружка мы знаем, как облупленного. Это рецидивист Олег Рыжиков. – Ха-ха, полковник!.. Я живу с депутатом Госдумы Ильей Букиным!.. А Рыжикова я знаю! Он недавно заехал в полулюкс. Это справа за стеной. Предчувствуя провал, Сироткин подошел к задержанному «наркокурьеру» и дрожащей рукой вытащил из внутреннего кармана пиджака темно-красную книжицу. Это было солидное удостоверение депутата Государственной Думы с гербом – золотая птица с двумя головами и тремя коронами. Повернувшись лицом к прессе полковник произнес совсем нелепую фразу: – Извините, товарищи!.. Маленькая накладка! Мы нашли героин не там, где он должен был быть… Депутат Букин – это Власть! А наркокурьер – совсем другой человек. Он за стеной живет. Мы с вами и в его тумбочке пакет найдем!.. Но уже не сегодня… Диктор программы, используя всеобщее замешательство, пробралась с микрофоном к полковнику и задала невинный женский вопрос. Она была блондинка, и умела с умным видом задавать глупые вопросы. – Господин Сироткин, мы у наркокурьера найдем этот же пакет, или вы подготовите другой? * * * У Оксаны были ключи от дома Жанны Айвазян в Хосте. Сама хозяйка с Мишей Шустриковым и их сыном Володей уехали в Москву, а следить за домом доверили Ксении, как самому близкому человеку. Пока шел обыск у депутата Думы, хозяин «Аркадии» Артур Шмаков наскоро объяснил Рыжикову ситуацию… С помощью Оксаны они в три минуты собрали вещи и вышли через балкон процедурной на первом этаже. Там за кустами стоял маленький красный автомобильчик «Рено». Это машина Ксюши Боровик или теперь Оксаны Шмаковой. Олег Рыжиков устроился на полу машины, и был прикрыт сумками и пляжным ковриком. «Рено» уже выехал на шоссе, когда полковник Сироткин только начал понимать, что перед ним в наручниках не его личный враг, не бывший уголовник Рыжиков, а важная государственная личность со своей хорошенькой любовницей. Перед въездом в Хосту, Оксана остановила машину и в ближайшем магазинчике купила набор продуктов на первое время – чай, сахар, хлеб, колбасу… А в это время Артур позвонил в Москву, в квартиру Шустрикова, где жила Жанна.. Понятливая армянка Айвазян не стала задавать лишних вопросов. По просьбе Шмакова она обзвонила всех соседей и сообщила, что сегодня в ее дом заедет племянник из Еревана, который последние годы жил на севере, где-то около Архангельска… * * * Продюсер местного ТВ Игорь Бардин просматривал материал по аресту в «Аркадии» наркокурьера. Сюжет должен был пойти в субботней аналитической программе «Под небом голубым». Начало было отличное! Но после появления депутата все пошло кувырком!.. Бардин почти кусал себе локти. Картинка убойная! Полковник полиции Сироткин выглядел, как клоун… Молоденькая любовница депутата старалась держать марку светской львицы… А сам «слуга народа» Букин имел бледный вид. Всё отлично!.. Но давать в эфир этй околесицу нельзя по ряду политических причин. Букин – депутат от правящей партии, а их трогать нельзя никогда! Там по определению только кристальные люди, у которых не может быть любовниц. Далее!.. Полиция – любимое детище Кремля. Там думают, что она только что очистилась от скверны!.. Милицию на ТВ ругать можно, а полицию нельзя! И еще!.. Где арест наркокурьера?.. Героин есть, а преступника нет. Игорь Бардин очень ждал этого сюжета!.. Арест и посадка Олега Рыжикова освобождали его от многих страхов и опасностей. Продюсер даже застонал от злости и печали. Чувствовалась нервная дрожь и какой-то ком в груди. Хорошо, если сбой с арестом «наркокурьера», это простая случайность. А если за двенадцать лет отсидки Рыжиков стал хитрым, сильным и мудрым?.. Если сейчас он умнее, чем вся сочинская полиция?.. До сих пор Игорь Бардин чувствовал себя важной персоной в городе. С ним советовались на самом высоком уровне, его везде приглашали и все делали вид, что любят его безмерно. Так же, как усатого Якубовича с «Поля чудес»! Но из-за приезда Рыжикова всё могло накрыться медным тазом!.. И это в лучшем случае. В худшем – есть опасность для жизни и здоровья. Игорь Викторович четко знал, что вздохнет полной грудью только после ареста «наркокурьера». Или после «случайной» гибели его бывшего друга – Олега Анатольевича Рыжикова. А отснятый сюжет в эфир не пойдет. Он будет лежать в домашнем сейфе Игоря Бардина. Было понятно, что Сироткин грубо прокололся!.. Теперь полковник у него в кармане. Сейчас его уже не надо покупать – сам всё сделает!.. Его надо только чуть-чуть припугнуть. Игорь Бардин не удержался и еще раз посмотрел диск с обыском полковника Сироткина. Комедия!.. Этот дурак до конца считал, что «нашел» наркотики у того Рыжикова, дело которого он вел двенадцать лет назад. Конечно, за эти годы замотанный делами мент мог забыть внешность очередного подозреваемого. Тем более, что думский депутат Букин имеет тот же возраст, что и Олег. И ростом он такой же, и лицом слегка похож на Рыжикова… Всё так!.. Но как можно перепутать холеного депутата и бедолагу, отсидевшего весь срок в лагере. У них глаза разные! У одного наглые, а у другого потухшие… Бардин несколько раз просмотрел последний эпизод, где любовница депутата сообщала, что Рыжиков живет за стенкой в соседнем номере. Бардин сделал несколько копий репортажа из «Аркадии»… Один диск запечатал в конверт, на котором написал ироническое послание: «Любимому полковнику Сироткину – грозе наркокурьеров и депутатов!» Всё остальное будет сказано на словах. Бардин набрал телефон полковника: – Привет, Илья!.. Здорово ты поработал в «Аркадии». Все записи твоего позора у меня. Уже подготовлена передача. Запускать в эфир? – Не издевайся, Игорек! Да, я ошибся! Но я же и для тебя работал. – Плохо работал!.. Ошибся он… И ведь не к простому инженеру в номер залез, а прямо к депутату Думы! – Он будет молчать. Ему не резон любовницу светить… А материалы съемки все у тебя? – Да. – В квартире? – Да… Я, Сироткин, хочу подорить тебе копию диска с передачей. Надо, чтоб ты проникся! Чтоб понял, от чего я тебя спасаю. – Хорошо! Давай встретимся… Вернее, я не смогу подойти. Ты передай диск моему парнишке. – Договорились, полковник! Я буду на пустыре за «Ривьерой» ровно через час… Посылай своего парнишку. И только, когда связь прервалась, Бардин понял, что тоже не сможет приехать в условленное место за парком «Ривьера». Игорь позвал из соседней комнаты Сергея. Это был его двоюродный брат. Вчера он с женой Галиной приехал из Новосибирска. – Вот что, брат! Хватит вам по комнатам шляться!.. Сочи – это жемчужина. – Так мы утром у моря были. – Море, оно и в Африке море!.. А такого парка, как у нас – нигде нет! – Это ты о «Ривьере». – Да, ребята… Бери Сергей мою машину, держи мое водительское удостоверение, хватай Галю и кутите весь вечер… Возьми немного денег. У меня тут лишние завалялись! – Спасибо, Игорь! – Ну и, кстати, исполнишь мое маленькое, но ответственное поручение… Вот смотри – я рисую план пустыря за «Ривьерой». Вот в этой точке через пятьдесят минут какой-то парень спросит у тебя диск. Отдашь ему этот пакет. И всё! Дел на три минуты… А потом гуляйте! * * * Зайдя в дом Жанны Айвазян они включили свет, плиту, чайник и сразу сели за круглый стол для серьезного разговора. На первый взгляд то, что сделали супруги Шмаковы – было авантюрой!.. Что они знали об Олеге Рыжикове? По приговору суда он был назван убийцей. Он отсидел в лагере от звонка до звонка!.. Всё это так! Но, по словам майора Фирсова, в старом уголовном деле не всё так однозначно!.. Вел дело «убийцы Рыжикова» капитан Сироткин, который сегодня проводил обыск в номере депутата. Придумав пустяковый повод, Оксана позвонила старшей медсестре. И Светлана Громова сразу сообщила, что в люксе у Букина нашли много героина. И всё из-за того, что какой-то шутник поменял таблички с номерами комнат… * * * Сергей Бардин остановил машину за сто метров до назначенной точки. Она была далеко за кустами и в предательской тени деревьев. Но место встречи изменить нельзя! Оставив Галину в машине, Сережа осторожно пошел вперед. Он не оглядывался, хотя по характеру жены мог догадаться, что она не усидит в уютном салоне машины. Подходя к кустам, Серега Бардин пригнулся и стал красться, как крыса!.. Галочка двигалась за ним мягко, как мышка. Там, где начинались деревья, было совсем сумрачно и страшно! И вот из этой темноты вышла плечистая фигура и спокойно спросила: – Вы Бардин? – Да, я Бардин… А вы за пакетом? – Давайте диск! – Вот он. Незнакомец взял пакет с записями, положил его в левый карман рабочей жилетки. А из правого кармана вынул пистолет с глушителем… Последнее, что увидел Сергей Бардин – это злые глаза киллера, две родинки на его левой щеке и сноп пламени из ствола… Два выстрела заняли не более трех секунд. И тут вдруг в десяти метрах от киллера что-то хрустнуло, ойкнуло и зарыдало. Здоровяк в жилетке подошел поближе и увидел, как на земле сидит молодая женщина, ревет белухой и театрально заламывает руки над головой. Киллер сделал еще два выстрела и сбросил пистолет на тело жертвы… Ствол качнулся несколько раз на женских округлостях и соскользнул на землю… Мужик в жилетке поспешил к парку. На бегу он думал, что надо содрать с заказчика двойную плату… Или даже больше, поскольку второй клиент был особой прекрасного пола! А Киллер очень не любил убивать женщин! Он просто терпеть этого не мог… * * * Ни Артур, ни Оксана не сомневались, что сегодня в их пансионате готовилась гнусная подстава! Но если господин Сироткин хотел подставить Олега сейчас, то он очень мог сделать это и тогда, двенадцать лет назад!.. Зная характер полковника и уровень его совести, в этом можно было не сомневаться. Но всё это версии, догадки и гипотезы. Это аргументы, но без фактов!.. Нужны были подробности! Артур пересел на диван, а Оксана мягким женским голосом начала разговор. – Мы помогли вам, Олег Анатольевич. Но сделали это из чувства справедливости!.. Неправильно, когда человеку подбрасывают наркотики. – Спасибо. – Похоже, что Сироткин вас преследует!.. Мы с Артуром могли бы и дальше помогать вам. Но мы хотим знать правду! – Но это долгий разговор. – А мы, Олег, не спешим!.. Нам нужны все детали этой истории. Всё – от самого начала, до сегодняшнего дня. И тогда мы подумаем, как вам помочь. – Еще раз – спасибо!.. Но учтите, что рассказ будет длинным. Вы сами напросились! – Слушаем вас, Олег Анатольевич. – Это было давно! Всё началось двенадцать лет назад. И даже чуть раньше… * * * Это было давно! Анатолий Сергеевич, отец Олега Рыжикова, постоянно чувствовал свою вину перед сыном. Жена рано умерла, а он – чиновник высокого ранга не мог сам воспитывать ребенка… В его доме всегда крутились домработницы, частные учителя и временные подруги старшего Рыжикова. Но из-за всей этой неразберихи Олег Анатольевич приобрел самостоятельность, твердость характера и иронический взгляд на жизнь. Он был фаталистом, и часто произносил фразу, написанную на кольце царя Соломона: «Всё проходит! Пройдет и это»… Поэтому его мало волновала занятость отца, бытовая неустроенность и другие накладки… Всё когда-нибудь пройдет! Олег окончил школу с медалью, и отец устроил его на маленькую, но перспективную должность. Но через год лет младшему Рыжикову надоела карьера чиновника. Он собрался и уехал учиться в Москву… А когда он вернулся, то в столицу вызвали отца. Старший Рыжиков не мог не поехать!.. От должности на уровне заместителя министра нельзя было отказаться… Так Олег оказался хозяином трехкомнатной квартиры в центре Сочи. Рыжиков был доволен, но он не очень радовался… Всё в жизни быстро меняется! Всё проходит! Пройдет и это… В двадцать пять лет всё кажется простым, понятным и достижимым. Олег два года проработал в руководстве крупной торговой компании. За это время произошли события, которые напрочь перевернули его жизнь. Прежде всего, у него появились друзья!.. Не сослуживцы, не знакомые, не приятели, а такие ребята, за которых можно и жизнь отдать… Игорь Бардин, Рома Посевин и Денис Зыков. Олег называл их мушкетерами, а себя гасконцем!.. Вероятно, потому, что их было трое, и они подружились раньше, чем он вернулся в Сочи. Второе важное событие – он почувствовал вкус к бизнесу. Олег решил, что может организовать прибыльную сеть небольших магазинов… Отец, конечно, обеспечил финансовую и другую поддержку из Москвы. Через год открылся супермаркет «Рог изобилия» и пять мелких магазинов с тем же названием… Друзья работали вместе и начали получать неплохой доход… Но самое главное, что произошло в жизни Олега Рыжикова – он встретил девушку своей мечты! В ней всё было прекрасно – и лицо, и одежда, и душа, и имя!.. Ее звали Кристина Репина. * * * Игорь Бардин постоянно думал о возвращении из лагеря Олега Рыжикова… До сих пор он считался бывшим другом. А сейчас это рецидивист, враг и, возможно, мститель! Ведущий передачи «Под небом голубым» отправился в студию. Его вызвали на какие-то ночные съемки… Перед уходом он нежно поцеловал жену и сказал ей, что вернется поздно… Так бывало очень часто, и Кристина Бардина поняла, что спать будет ложиться одинокой… А ей еще не было тридцати пяти. И ей хотелось тепла, ласки и сумасшедшей любви! Женщина побрела в ванну… Она стояла под струей журчащей воды и просто не слышала звонков и ударов в дверь!.. Когда с визгом начала работать пила «Болгарка», срезая замок и петли, Кристина уже стояла на коврике, вытирая влажное горячее тело. В этот момент раздался грохот упавшей входной двери, и по всем комнатам затопали десятки ног. Женщина с трудом пыталась угадать, что происходит в квартире. Она аккуратно повесила полотенце и повернулась к замку, который кто-то пытался открыть, дергая за бронзовую ручку. А снаружи опытный оперативник подцепил петли фомкой, и дверь в ванну завалилась набок, освобождая вход. Перед Кристиной стоял знакомый ее мужа – полковник Сироткин. Симпатичная женщина вскрикнула и замерла, как греческая скульптура, прикрывая руками всё, что возможно! Сироткин тоже смутился, но не отвернулся. Он сделал вид, что смотрит ей прямо в лицо. Но его глазки сами предательски скакали по всему телу женщины… Конец ознакомительного фрагмента. Текст предоставлен ООО «ЛитРес». Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию (https://www.litres.ru/anatoliy-galkin/srok-davnosti/?lfrom=334617187) на ЛитРес. Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.
ОТСУТСТВУЕТ В ПРОДАЖЕ