Сетевая библиотекаСетевая библиотека
Принцесса-рыцарь: Кольцо власти. Книга 1 СветЛана Павлова Многие желают пользоваться магией, но не многие понимают, насколько она сильна и опасна.Вероника, юная волшебница королевской крови, ещё не ведает, в какой водоворот таинственных событий может привести побег из собственного королевства.На её пути коварный маг, дракон-бард, горгулья, люди-ящеры и вполне обычный принц Эрик…Многим принцесса должна помочь, чтобы выполнить своё предназначение. И стать хранителем таинственного артефакта. Принцесса-рыцарь: Кольцо власти Книга 1 СветЛана Павлова Истины точной никто не узрел и никто не узнает Из людей о богах и о всём, что я только толкую: Если кому и удастся вполне сказать то, что сбылось, Сам всё равно не знает, во всём лишь догадка бывает.     Плутарх[1 - Плутарх (ок. 45 – ок. 127 гг.) – древнегреческий философ, биограф, моралист.] © СветЛана Павлова, 2021 ISBN 978-5-4483-8303-8 Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero 1 Много лет тому назад В шахте шла упорная работа. Одни таскали тележки с камнями, другие долбили каменную породу кирками и лопатами. По всему туннелю шахты стояли масляные лампы и факелы. Света было предостаточно, чтобы видеть, как до изнеможения устали люди. Тут были как молодые и пожилые мужчины, так и совсем юные. Мальчик лет десяти тащил на себе несколько небольших бурдюков. Он шёл быстро и уверенно, стремясь поскорей выйти на поверхность. Он уже собирался повернуть за поворот, как его окликнул один из рабочих: – Эй, малец! Дай-ка воды. – Они все пустые, – с грустью ответил мальчик. – Я сейчас! Я мигом! Мальчик побежал к выходу. Вдруг по одной из стен пошли трещины. С потолка посыпались камни. – Это ещё что такое? – мускулистый парень лет двадцати едва успел отскочить. Пожилой мужчина, стирая пот со лба и бороды, подошёл к стене и постучал по ней киркой. – Она полая? – удивился мужчина средних лет и также подошёл к стене, рассматривая её. – Эй, позови сюда главного! – прокричал бородач, отыскав взглядом охранника. – Он занят, – грубо отозвался охранник и подошёл. – Что тут? – Сейчас проверим, – бородач изо всех сил стукнул киркой о стену так, что она вся заскрежетала и задрожала, а потом оглянулся на остальных: – А ну, помогайте. Чего стоите? Трещины на стене расползались всё дальше и дальше. Ещё несколько дружных ударов, и образовалась щель. В нос ударил ужасно противный запах. – Фу. Ну и вонь, – поморщился парень, всматриваясь в тёмный коридор. – И что там? – Сейчас посмотрим, – бородач взял факел, просунул его в отверстие. Двое пошли следом. Охранник боязливо заглянул внутрь, зажимая свой нос ладонью. И всё-таки любопытство взяло верх, и он последовал за рабочими. Спустя некоторое время из щели выскочил испуганный охранник. – Бегите! Спасайтесь!.. Там дракон! – завопил он во всё горло, расталкивая рабочих и устремляясь к выходу. – Там дракон! Дракон! Никто ничего не мог понять, рабочие насмешливо смотрели на него, как на умалишённого. Раздался страшный рёв, и загрохотали падающие камни. Люди бросали кирки, лопаты и тележки, устремляясь к выходу. – Дракон, там дракон! – продолжал вопить охранник. Из шахты стремглав выбегали люди. Рёв нарастал. Охранник почти выбрался на поверхность, но споткнулся и упал. Следом, не замечая его, бежали рабочие. Он вскочил на ноги, выбегая на солнечный свет. Позади слышались крики людей. Он оглянулся, побледнев от страха, и что есть силы помчался вперёд. Из шахты вырывался столб огня, испепелив в одночасье всех, кто был на пути. Ломая камни, словно соломинки, из шахты вырвался дракон и взмыл в воздух. Его красная чешуя блестела на солнце. Он издал оглушительный вопль, выпуская из пасти пламя, и полетел в сторону видневшихся городских стен. По округе разносились крики людей. Горели как дома крестьян, так и башни королевского дворца. Разъярённый дракон носился повсюду, хватая налету убегающих людей и животных… * * * Крики и плач стали едва слышны, картины ужасного разрушения удалялись и таяли. В небольшом овальном зеркале, стоящем на столике, отразилось испуганное лицо темноволосой девушки лет двадцати. Она отшатнулась, а зеркало едва не упало на пол. Она тяжело дышала, на лице появилась испарина. Столь подробных видений будущего она не ощущала уже давно. В этот раз было необычайно ярко и пугающе. – О нет… нет… – из её глаз выступили слёзы. – Он обманул меня. Обманул… Вскоре девушка бежала по ступеням лестниц и галереям замка, пока не оказалась около малого тронного зала. У дверей стояла охрана. – Мне нужно видеть короля. Это срочно, – проговорила она. Стражники отворили дверь. Король и три первых советника весело смеялись. Они обернулись в её сторону. – Сир, вы обманули меня! – резко выпалила она, подходя к столу, за которым шла беседа, явно не о государственных делах. – Почему вы не закрыли северную шахту? – Кто тебе дал право так разговаривать в присутствии короля? – с лавки поднялся придворный прорицатель. Король Конрад Одэмрот[2 - Одэмрот – Odem rote, «дыхание красного» (нем.).] поднял руку, и придворный тут же замолчал, поклонился королю, и отступил в сторону. Король поднялся с кресла. Ему было лет тридцать с небольшим. Он, слегка недовольным взглядом карих глаз оглядел девушку. Остальные двое также поспешили встать. – Я многим тебе обязан, Гризельда, – проговорил король. – Но я не закрою шахту, пока ты не предоставишь убедительные доводы. – Там опасно, – гордо ответила она. – А может, там живёт… дракон? – усмехнулся король. Все, кроме девушки, заискрились улыбками. – Эту сказку мне мама в детстве рассказывала, – произнёс прорицатель, лет на десять старше короля. – И у неё был дар, которого ты, Вигфус, наполовину лишён, – ответила Гризельда. Вигфус недовольно нахмурился. – Она права, – хмыкнул король и искоса глянул на прорицателя. – Ты даже погоду предсказать не можешь. Сегодня солнечный день. А ты предрекал дождь. И я опять отменил долгожданную охоту. – Но, сир… я… – попытался было оправдаться Вигфус. – Довольно, – остановил король. – Ваше величество, я прошу вас, – умоляющий взгляд девушки отразился в зрачках короля. – Чуть дальше есть место, где угля гораздо больше. – До того рудника два дня пути, – возмутился первый советник, он был старше всех, кто находился в зале. – Сир, это добавит нам расходов. – Для вас расходы дороже человеческих жизней? – выпалила Гризельда. – Сир, я прошу вас. Я это видела. Ваше королевство сгорит, погибнут все. Это страшный монстр, он никого не пощадит. – Драконов больше нет, юная леди, – улыбаясь, ответил главный ловчий. – Ваша семья погибнет одной из первых, – Гризельда пристально посмотрела в его глаза. – Ваш дом стоит на окраине, ведь так?.. Ловчий опешил, отступив от неё на шаг назад. – Довольно всех пугать, – грозно выговорил король. – Вы решите сражаться с драконом, – Гризельда перевела взгляд на короля. – Ваше войско будет таять на глазах. Дракона невозможно убить всем известным вам оружием. Вы умрёте от страшных ожогов. Король, как и его слуги, боязливо отступил от девушки. Её взгляд проникал в самое сердце, а слова заставили содрогнуться от ужаса. – Убирайся с моих глаз, ведьма! – выкрикнул Конрад Одэмрот, не желая показать себя напуганным. – Стража! В зал тут же вошли двое стражников. – В темницу её! Не успели стражники подойти к Гризельде, как вокруг неё вспыхнул ореол яркого света. Все прикрыли глаза. В зале звонким эхом зазвучал громкий голос Гризельды: – Не миг, не час, а годы, Вам не избежать невзгоды. Девушка-рыцарь предстанет пред вами! И тогда всё увидите сами! Сияние вмиг исчезло, и девушка – тоже. Все изумленно переглянулись. В зал вбежали ещё несколько стражников. – Удвоить охрану замка! – выкрикнул разъярённо-напуганный король. Стражники поклонились и тут же ушли. – Она не посмеет… – начал было Вигфус, но осёкся, встретившись с яростным взглядом короля. – Я слышал, эта шахта исчерпала себя, – задумчиво проговорил пожилой первый советник. – Рабочие жалуются, что долбят бесполезные камни, – его взгляд коснулся короля. – Но драконов там точно нет. – Вот и проверь, – недовольно ответил Конрад Одэмрот. – А эту ведьму я больше не желаю видеть в нашем королевстве, – король направился к дверям. – Завтра утром едем на охоту, даже если будет дождь. Советники молча поклонились. Король удалился из тронного зала. 2 Среди лесов, сочных лугов, полей и рек в Вармийских землях[3 - Вармия (нем. Ermland, польск. Warmia) – историческая область на южном побережье Балтийского моря. Занимала территорию от реки Эльбинг до берега Вислинского залива.] процветало королевство Фроринборк. Властителем был всеми уважаемый король Фредерик V Великодушный. Его владения были огромными. Помимо королевского замка с множеством пристроек, имелись мельницы, конюшни, кузницы, виноградники, тучные поля, красивые луга и деревня с тысячей или более маленьких домиков. Королевство славилось вкусным вином, прочным оружием и боевыми породистыми лошадьми, а также богатством, мудростью и справедливостью его правителя. Король был женат на красивейшей светловолосой принцессе Бриане, в которую влюбился с первого взгляда. Вместе с любящей женой он приобрёл долгожданный мирный союз с воинственным конунгом Гюрдом Белобородым из не менее прославленного города Юмны[4 - Юмна – мифический город-порт, предположительно располагавшийся где-то на островах Дании в низовьях Одера.]. Этот союз когда-то прочил его отец, воевавший с конунгом на протяжении долгого времени, пока его не убил доселе неизвестный предатель. После свадьбы всё наладилось в одночасье, особенно когда Бриана осчастливила Фредерика рождением дочери. Спустя неделю Фредерик Великодушный решил устроить большой приём, на котором он намеревался официально представить новорожденную всем жителям королевства. С раннего утра все готовились к торжественному событию. Туда-сюда бегали пажи и придворные. Лакеи украшали зал. Повара и поварята суетились на кухне. Праздник обещал быть грандиозным. Для вассалов также предполагалось угощение. В замок съезжались циркачи, танцоры, музыканты и певцы. В полдень прогремели трубы. Державные супруги появились на балконе цитадели. Маленькая принцесса была на руках у Брианы. Улыбаясь, она теребила мамин кружевной рукав. Овации не умолкали. – Приветствуйте принцессу Веронику! – прокричал глашатай. – Приветствуйте принцессу Веронику! – Ура принцессе! – разнеслось повсюду. – Да здравствует принцесса Вероника! – кричала радостная публика. – Ура принцессе! Ура! – Да здравствует принцесса! * * * Знатные горожане и видные сановники собрались в большом зале. Королева сидела на троне, держа малышку на руках. Радостный правитель стоял рядом. – Спасибо всем, что посетили нас в этот день, – проговорил король. – Сегодня мы решили выбрать главную фрейлину для нашей дочери. Только вот от советов моего советника у меня глаза разбегаются… Вокруг засияли робкие улыбки, зашелестели веера, которыми обмахивались дамы. – Моя супруга предложила мне необычное решение, – продолжил король. – Фрейлиной нашей девочки станет дама, которая последней войдет в эти двери. – Э-э-э, ваше величество, но все приглашенные уже собрались, – поклонился глашатай, показывая список, начертанный рукой самого короля. – А мы подождём, – ответил король. – А пока, музыканты – играйте. Зазвучала легкая музыка. Приглашенные стали танцевать. – А если никто не придёт? – спросил король у жены и сел на трон. – Даже твоя сестра Маура, которая вечно опаздывает, и та здесь. Это был всего лишь сон. – Неужели вы не верите в чудеса, ваше величество? – Бриана улыбнулась. Королева отдала дочь пожилой няньке и вместе с мужем вышла в круг танцующих пар. Время шло, никто не появлялся. Все почти забыли о необычном решении королевы, но вот к королю подошёл удивленный глашатай и прошептал что-то ему на ухо. Король кивнул, глашатай побежал к дверям и величественно отворил их перед молодой красивой темноволосой девушкой, не старше королевы. Все гости затихли, так как видели её впервые. Она подошла и поклонилась венценосной чете. – Кто вы? – спросил удивленный король. – Меня зовут Гризельда, ваше величество. Я дочь вашей покойной сестры Амалии, – проговорила гостья. – Гризельда? – удивился король. – Но говорили, что вы… – Мертва? – дополнила вопрос гостья. – Перед тем, как мою семью постигло это несчастье, меня отправили в монастырь, и я долгое время не знала, кто я на самом деле, пока аббатиса перед своей кончиной не рассказала мне. Я решила предстать перед вами и попросить приютить меня. Кроме монастыря, у меня нет дома, – она опустилась на колени и склонила голову. – Что вы, встаньте, – Фредерик подошёл к нежданной гостье и взял её за руки, помогая подняться. – Мы рады приветствовать вас. Гибель моей сестры и её мужа потрясла нас. Она давно уехала, и мы почти ничего не знали о её судьбе. Это просто удивительно, что боги пощадили вас. – Мы рады вам, – проговорила королева. – Я думаю, вы не откажитесь стать старшей фрейлиной для нашей дочери Вероники? – Спасибо, ваше величество, – робко улыбнулась Гризельда. – Это честь для меня. 3 Спустя четыре года молодую королеву настигла страшная болезнь, и она угасала на глазах. – Что я должен сделать, скажи мне, милая?.. – король поцеловал руку жены, лежащей на кровати. – Я казню всех лекарей и всех предсказателей, которые только и делают, что ничего не делают. – Нет, что ты, не говори так, – ответила сильно исхудавшая и бледная Бриана. – Никто не властен над природой. Никто не знает, что будет. – Но почему? Это несправедливо… Дверь тихонько отворилась, и в комнату вошла Гризельда, ведя за руку маленькую принцессу. Волосы принцессы светились солнышком. – Мамочка, ты поправилась? – Вероника подбежала к кровати. – Да, дорогая, уже всё хорошо, – Бриана закашляла, уткнувшись в подушку, но вскоре мило улыбнулась и взяла девочку за руки. – Я должна ненадолго покинуть тебя. – Я хочу с тобой, – ответила Вероника. – Нет, это невозможно. Король едва сдерживал слёзы. Он взял одной рукой ладонь жены, а второй ручку дочери. – Скоро мы снова будем вместе, – проговорил Фредерик. – Конечно. Обязательно, – ответила Бриана. – Гризельда, подойди. Фрейлина подошла к кровати королевы. – Гризельда, милая, заботься о моей семье, прошу тебя. – Бриана смотрела фрейлине в глаза. – Оберегай их и будь рядом, что бы ни случилось. – Обещаю, моя королева, – чуть склонила голову Гризельда. – Я сделаю всё, что будет в моих силах. – Мамочка, не уходи, – готова была заплакать принцесса. – Я всегда буду с тобой, моя родная. Всегда, – королева прижала дочь к себе. Из глаз Брианы покатились слёзы, но она быстро смахнула их. Она отстранила от себя дочь, поцеловала её в лоб и улыбнулась. – В саду распустились розы, те, которые мы сажали вместе, – проговорила девочка. – Мы с Гризельдой идём их поливать. Ты должна посмотреть, они такие красивые. – Да, конечно. Я посмотрю, – ответила королева. – Идёмте, ваше высочество. Нам ещё нужно набрать воды из колодца, – Гризельда протянула девочке руку. Бриана поцеловала Веронику в лобик и отпустила от себя. Обе вышли из комнаты. – А куда уходит мама? – спросила принцесса. – Далеко, девочка моя, далеко, – с грустью ответила Гризельда. – Она очень болеет и должна уйти. – А ты сможешь ей помочь? – спросила девочка. – Ты же вылечила крыло птички. – Нет, моя дорогая, это не в моих силах, – вздохнула Гризельда. – Так пожелала природа. Гризельда обернулась на закрытую дверь, за которой послышался едва уловимый мужской плач. Она вздохнула, уводя маленькую принцессу за собой. * * * Король был безутешен. Смерть любимой королевы оплакивал весь город. Траур продолжался целый месяц. Возле короля почти неотступно находилась принцесса Маура. Она была младше Брианы всего на год и не уступала ей по красоте. Она утешала короля, как могла. Она весело играла с принцессой, стараясь заменить ей мать. Но король то ли не замечал, то ли не хотел замечать всё, что происходило вокруг. Каждый вечер он спускался в подземелье склепа, поливая слезами холодный каменный монумент Брианы, лежащий на крышке саркофага. Прекрасная статуя была сделана совсем недавно и в полутьме выглядела словно живая. – Зачем?.. – эхом разносились печальные всхлипывания. – Почему?.. В полутёмном склепе слегка колыхнулось пламя одинокого факела и раздался легких шорох. Фредерик поднялся с колен, обернувшись на открытую дверь. – Кто здесь? – спросил он. За стеной, возле входа стояла Гризельда. Печаль короля пугала её. Его не радовал смех дочери, и даже государственные дела ушли на второй план. Так не могло больше продолжаться. Гризельда вздохнула, звук шагов приближался. – Кто там?.. Я же сказал, меня не беспокоить! Король почти подошёл к двери. Из-за стены вышла Маура, в её руке был букет цветов. Фредерик опешил. – Это ты? – удивлённо проговорил король. – Я не была здесь с того самого дня… Вы наверняка думаете, что я бессердечна… но я не могла… – Я всё понимаю, – ответил Фредерик. – Она твоя сестра. Маура подошла к саркофагу и положила на каменные руки букет цветов. – Прошло четыре месяца… – проговорила Маура, тщательно подбирая слова. – Мне тоже больно… но она с нами, в наших сердцах и памяти… – Она взглянула королю в глаза. Маура обхватила голову короля ладонями. – Что ты делаешь?.. – опешил он, смотря, как ярким светом наполняются её глаза. Сознание короля туманилось. Всё вокруг озарилось радужным светом. И уже Гризельда крепко обхватывала голову короля, шепча магическую благость слов: – Забыть невозможно, но память у нас не отнять, Ваше сердце отныне не будет так сильно страдать. Я хочу успокоить и вас, и себя, и её. Мы живы, а значит – должны искать счастье своё. Всё вокруг засияло так ярко, что свет проникал сквозь закрытые веки. Через миг свет исчез, и по-прежнему горел лишь один факел. Фредерик отстранился от Гризельды и, пошатываясь от мерцающих пред глазами ярких кругов, прислонился к стене, потирая глаза. – Гризельда?.. – недоумевал он, увидев пред собой фрейлину. – Что произошло?.. Где Маура? Послышался топот ног. В склеп вбежала стража во главе с начальником, а также пара слуг с вёдрами, в которых была вода. Последней вошла Маура. – Ваше величество, слава богам, вы в порядке, – проговорила она. – Господин, я видел вспышку света и подумал, что здесь пожар, – поговорил один из слуг. – Пожар? – удивился Фредерик. – Тут только я и… Король огляделся по сторонам. Гризельды не было. Его взгляд упал на статую. – Цветы исчезли, – негромко проговорил он. – Значит, это был сон?.. – Что с вами? – принцесса подошла к королю. – Простите нас, ваше величество, – поклонился начальник стражи и недовольно оглядел слуг. Слуги попятились и быстро покинули усыпальницу. – Так что же тут произошло? – вновь спросила Маура. – Я не знаю, – глубоко вздохнул Фредерик. – Но всё как-то изменилось… В душе короля был покой. Грусть осталась, но боль стихла. Он взглянул на Мауру. – Моя бедная сестра, – проговорила принцесса, обходя статую. – Пусть боги хранят тебя. Она положила свою руку на руку каменной статуи. Сверху легла ладонь короля. – Она слышит нас и видит. Я это знаю, – вздохнул Фредерик. Король взял факел и вместе с Маурой покинул склеп. Как только блики факела пропали, возле надгробия засияла дымка, из которой возникла Гризельда. – Да, пусть так. Пусть так, – вздохнула она и положила на каменные руки статуи всё тот же букет цветов. 4 Спустя ещё полгода всё в корне переменилось. Фредерик был бодр и весел, устраивал пиры и ездил на охоту. И везде рядом с ним была Маура. Гончие неслись вперёд, нагоняя пару оленей, а охотники следовали неотступно. Вдруг послышался женский вскрик. Конь, на котором скакала Маура, рухнул. Принцесса оказалась зажатой под конской тушей. – Скорей! Помогите! – выкрикнул король, соскакивая с седла. Двое слуг помогли Мауре выбраться. – Он умер? – спросила изумлённая девушка. – Странно, – конюх осмотрел бездыханное тело животного. – Кажется, он чем-то отравился. Рот и ноздри коня были в пене. – Может, он съел какой-нибудь гриб? – предположила Маура. – Да, возможно, – король сел в седло, он подал руку принцессе и усадил её себе на колени. – Ты не ранена? – Нет, мой король, – заулыбалась она. – Оставьте его здесь, – проговорил Фредерик V. – Возвращаемся! Слуги принялись снимать с коня седло и уздечку. Король повернул своего коня и устремился вперёд. Маура прижалась к властителю. Фредерик остановил коня и нежно коснулся подбородка принцессы. – Будь моей женой, – изрёк он. – О мой король. Я так люблю тебя, – улыбалась она. Фредерик страстно прильнул губами к её губам. Маура незаметно запустила руку в сумку, что висела у неё на поясе, достала небольшой свёрток и тут же отшвырнула его в кусты. Король ничего не заметил, он отстранился от её губ, его глаза сияли от счастья и радости. Позади слышался стук копыт нагонявшей их стражи и остальной процессии охотников. Король стегнул коня, пуская его в галоп. * * * Всё стихло. Лишь неподвижно лежало тело мёртвого животного. Засияло светящееся облачко, из которого появилась Гризельда. – Бедный ты мой, – Гризельда погладила лошадь. Тело коня заискрилось, рассыпалось на множество искр и тут же исчезло. Гризельда хлопнула в ладоши, устремив руки вперёд. Из лесной дали прилетел тот самый свёрток и завис в воздухе напротив волшебницы. Гризельда провела над ним рукой. Грубое полотно само собой развязалось, в центре находился небольшой глиняный сосуд. – Яд?.. – испуганно выдохнула девушка. – Что же она задумала?.. Гризельда обвела ладонью вокруг страшной находки, и та тут же вспыхнула огнём. Спустя мгновение на землю упал не представляющий опасности пепел. Справа от неё зашевелились кусты, сквозь которые мелькнула белая шерсть. – Я знаю, что это ты! – громко проговорила Гризельда. – Выходи! Из кустов на тропинку выпрыгнул большой белый волк. Он встал на задние лапы и превратился в статного молодого мужчину весьма приятной наружности. Сквозь ниспадающие на плечи темные волосы виднелись острые кончики ушей. Светло-синий сюртук был украшен причудливым рисунком, а плечи покрывал плащ цвета морской волны. На ногах тёмные штаны и сапоги с таким же рисунком, что на сюртуке. Его необычный образ свидетельствовал о том, что он – не человек, а представитель магического мира Альвхейм[5 - Альвхейм или Льесальвхейм (Ljusalfheim) – в германо-скандинавской мифологии родина светлых Альвов.], и являлся альвом[6 - Альвы – природные духи, нестареющая, обладающая магией раса.]. Он осмотрел Гризельду своими ярко-голубыми глазами с ног до головы. – А ты всё та же, – улыбнулся он. – Я не собираюсь меняться, – ответила она. – Неужели! – он изобразил удивление. – У тебя даже имя другое. И внешность. Зачем прятать за магией своё естество? – Ты пришёл, чтобы вновь укорять меня? – она недовольно оглядела его. – Теперь это мой мир. Теперь я – человек. Назад ничего не вернуть. Его улыбчивый взгляд сменился разочарованием и грустью. – Люди не стоят твоей доброты и жалости, – вздохнул он. – Твой король даже не знает, кто ты. Если бы он узнал, что его малютка принцесса вовсе не… – Довольно, Кари[7 - Кари – светлый альв, властелин ветров. Упоминается в «Старшей Эдде» в сказании «Песнь о Хюндле».]! – оборвала его слова Гризельда. – Ты дал клятву. – И я её сдержу, – потупил он взгляд. – Твой отец прав – я уничтожил сам себя. Я хотел власти больше, чем заслуживал… – он вздохнул. – Прощай… Гризельда. Так тебя теперь зовут? – хмыкнул он. – Странное имя. Гризельда отметила надменно-гордый вид альва, стараясь уловить скрытый смысл его слов. Их было так мало и так много, что ответ терялся в предположениях. Кари вновь обрёл вид белоснежного волка. Он глянул на девушку и быстро исчез в лесных зарослях. 5 Весть о предстоящей свадьбе разлетелась повсюду. Все были рады. Придворные и король ликовали. – Ты такая красивая! – воскликнула Вероника, вбежав в комнату Мауры. – О, спасибо, милая, – улыбнулась принцесса, вертясь во все стороны у большого зеркала. – Я хочу, чтобы ты несла мой шлейф, – она легонько стукнула пальцем по маленькому носику пятилетней принцессы. – Нет, – ответила Гризельда, войдя в открытую дверь. – Это ещё почему? – грозно нахмурилась Маура. – Это не положено по этикету, моя госпожа, – напомнила Гризельда. – С этих пор всё будет по-другому. Принцесса подошла почти вплотную к фрейлине и, одарив её гневным взглядом, полушёпотом добавила: – И запомни: я – не моя сестра. – Как скажете, моя госпожа. Гризельда склонила голову и отступила от будущей властительницы. С того времени, как было объявлено о свадьбе, Маура изменилась, и, увы, не в лучшую сторону. Слуги со вздохами и сожалением вспоминали милую и добродушную Бриану. Маура оказалась её полной противоположностью – гордая, строптивая, властолюбивая и заносчивая. Но в присутствии короля она была сама кротость и покорность. Несколько дней назад она чуть не казнила портного, который предложил украсить её платье вышивкой из роз, вместо обожаемых ею лилий. Грядущие перемены предчувствовали все. Слуги, пажи и придворные боялись её, как огня. И даже некоторым советникам была не по душе такая королева. Но королю никто и не думал намекать о подобном. – Идёмте, ваше высочество. Надо подобрать вам торжественный наряд, – Гризельда, ещё раз поклонилась будущей королеве и вместе с Вероникой покинула комнату. Навстречу им шла карлица Това. Она была не стара, но уже и не молода, немного полновата, из-за чего походкой напоминала переваливающуюся с лапы на лапу утку. Она осмотрела Гризельду и маленькую принцессу и, чуть склонив голову, вошла в комнату Мауры. Тову в числе дорогих подарков привёз Эйнар, средний брат Мауры и Брианы, чтобы сестра почаще вспоминала о доме. Маура была не в восторге от такого подарка. В детстве она постоянно дразнила Тову, называя её подкидышем гномов, так как карлицу ещё малышкой нашли в лесу дровосеки. Това, казалось, не обижалась и давно привыкла к постоянным насмешкам. И вот, как очередное развлечение для будущей королевы, оказалась здесь. – Она мне не нравится, – шепнула девочка Гризельде, когда карлица скрылась за дверью. – Она действительно гном? – Нет, что ты, – ответила Гризельда, хотя прозорливый и проницательный взгляд карлицы, уже успешно познакомившейся со всей прислугой, немного ставил фрейлину в тупик. – Она, как и мы, – человек. Только маленького роста. Обе быстро направились в другое крыло замка. * * * Зал пестрел убранством, а гости – нарядами. Радостью и счастьем светилось лицо короля. Маура затмила красотой всех, как только появилась в тронном зале. Она склонилась пред королём и опустилась на колени на алую атласную подушечку. – Властью, данной мне, я провозглашаю тебя, Маура, королевой Фроринборк! – величественно объявил Фредерик V Великодушный, возложив на её голову корону. – Да здравствует королева! – прокричал глашатай. – Да здравствует королева! – вторили гости. – Да здравствует королева! Маура гордо взяла короля за руку и встала на ноги. Оба сели на троны. – Да здравствует король и королева! – прокричал глашатай. – Да здравствует король и королева! – вторили гости. – Да здравствует король и королева! Маура была вне себя от радости. Тень её властности, гордости и надменности сквозила даже в улыбке. * * * Пир был в самом разгаре. Маленькая принцесса величаво вертелась вокруг знатных дам и кавалеров. Все восхищались её грацией и галантными манерами. Вероника перещеголяла и затмила даже новоиспеченную королеву и так устала, что засыпала на ходу. – Идёмте, ваше высочество, – Гризельда глянула на уставшую девочку. – Пора ложиться спать. – Я не хочу, – зевнула принцесса. – А почему ты не веселишься? Ты такая грустная. – Нет, что ты, – улыбнулась фрейлина. – Я устала не меньше, чем ты. Гризельду что-то тревожило весь день, и это была вовсе не грубость Мауры. Её сердце то холодело, то вскипало от чего-то более ужасного. Она взглянула за окно. Солнце постепенно уходило за горизонт. Лакеи зажигали канделябры, свечи и факелы. Подошёл король и величаво поднял дочь на руки. Лицо его сияло лучезарной улыбкой. Гризельда вздохнула, она была рада и несчастлива одновременно. Правильно ли она поступила, впустив на трон ту, которая завидовала своей сестре, когда Бриана была жива?.. – Красавица ты моя, – восхищённо изрёк король. – Все сегодняшние комплименты в твой адрес – это честь и процветание нашей страны. Подошла Маура вместе с Эйнаром. Молодой мужчина был третьим ребёнком в семье, но своей пока ещё не было. Он внимательно осмотрел Веронику и задержал взгляд на Гризельде. – Ах ты, шалунья, – улыбнулась королева. – Сегодня говорят больше о тебе, чем о нашей свадьбе. – Так и должно быть, – отец поставил дочь на пол. – Многоуважаемый король, вы забрали всех моих сестёр, – надменно улыбнулся Эйнар. – Жаль, что я никого не могу похитить у вас. – У нас есть на кого посмотреть, – засмеялся Фредерик. – Выбирайте, ваше высочество. – Вы правы, глаза разбегаются, – он вновь оглядел Гризельду. – А вам, леди, пора в постель, – напомнил король Фроринборк дочери. – Да, пап, – ответила Вероника. – Признаться, я что-то устала. Отец поцеловал дочь в лобик и вручил Гризельде. – Доброй ночи, – поклонилась Гризельда. Её взгляд встретился с весьма заинтересованным и пронзительным взором Эйнара. Фрейлина взяла девочку за руку, и они быстро пошли к выходу из зала. – Доброй ночи, ваше высочество, – пожелала одна из придворных дам. – Всем доброй ночи! – выкрикнула принцесса, в очередной раз вызвав улыбки на лицах гостей. – Она ваша племянница, ведь так?.. – задумчиво проговорил Эйнар. – Кто? Гризельда? – спросил король. – Она всецело посвятила себя вере и воспитанию моей девочки. – Странные эти христиане, – чуть улыбнулся Эйнар. Король Фроринборк удивлённо оглядел Эйнара и, улыбнувшись, проговорил: – Кажется, я догадываюсь, о чём вы подумали. Я поговорю с ней. Эйнар кивнул. – Жаль, что ваш отец и старший брат не посетили нас, – продолжил Фредерик. – Мой дом – ваш дом. – Благодарю, ваше величество. Я передам им ваши слова. * * * Вероника была в постели. Гризельда закрывала шторы. Она задержалась у окна, смотря на красные всполохи на облаках. Ещё совсем чуть-чуть, и солнце скроется за горизонтом. – Как красиво, – подбежала Вероника. – Смотри, облако похоже на кинжал. Вдруг раздался ужасающий вопль. У Гризельды всё внутри похолодело от ужаса. Она глянула на принцессу, но поняла, что та ничего не слышала. Вопль повторился. Гризельда отшатнулась от окна, и зажала голову руками. – Что с тобой? – удивилась девочка. – Голова закружилась, – силилась улыбнуться Гризельда. – А ну-ка быстро в постель, юная леди. Ах, и без обуви, простудишься. Вероника быстро залезла обратно на кровать. – Маура красивая, – проговорила Вероника. – И ты тоже. – Рада это слышать, – улыбнулась Гризельда. – А теперь засыпай. – А ты останешься со мной? – Конечно. Никуда не уйду, – фрейлина села на край кровати и поцеловала принцессу в лобик. – Никуда. Закрывайте глазки, ваше высочество, и путь вам приснится чудесная волшебная страна. – Она мне снится каждую ночь. А прошлой ночью там завяли все цветы. – Возьми в сон немного волшебной воды и полей их, – улыбнулась Гризельда. – Хорошо, я так и сделаю, – Вероника зевнула и закрыла глаза. Гризельда укутала девочку одеялом и запела: – Если свет солнца вдруг потемнеет — Это всего лишь – ночь наступила. Тебя одеяло и сказка согреет, Та, что Луна для тебя сотворила. Спи и не бойся, я рядом с тобою, Ночь дарит тайны, покой и прохладу. От невзгод и беды тебя я укрою. А утро нам даст новый день, как награду… 6 Через некоторое время Гризельда вышла в сад. Из главного зала была слышна музыка флейт, скрипок, тамбуринов – бал продолжался. Гризельда огляделась, поблизости никого не было. Она быстро устремилась в самую дальнюю часть сада. Фрейлина провела рукой в воздухе, и перед ней возник туманный овал. Она вошла в него и оказалась совершенно в другом, зимнем, саду. Её ноги утопали в сугробе. Она поёжилась, оглядывая всё вокруг. Плодовые деревья согнулись под толщей снега. Фрукты и зелёные листья почти все осыпались. Цветы превратились в ледяные скульптуры. Недалеко был виден дом с конусной крышей. – Кари! – закричала она. – Кари! Никто не откликнулся. Она медленно пробиралась по снегу, дрожа от холода. Из дверей выбежал альв, его короткие волосы были слегка всклокочены. На уставшем лице читалась раздражённость, грусть и безысходность. С правого плеча едва не упал плащ, в руке он держал полено. – Кто здесь? – он разглядел фигуру между деревьями. – О, госпожа, это вы? – он бросил полено и подбежал к Гризельде, снял с себя меховой плащ, и накинул ей на плечи. – Идёмте в дом. – Что произошло? Где Кари? – спросила Гризельда, когда они вошли в уютную гостиную с жарко пылающим камином. – У нас это обычное дело, – суетился альв, бросая поленья в камин. – То цветы завянут, то опять распустятся. Дождь льёт по десять дней, а потом нестерпимая жара. А вот снег пошёл, я даже яблоки не успел собрать… – Где Кари? – вновь повторила она. – Малину и груши собрал два дня назад, а яблоки не успел… – Биггвир[8 - Биггвир – светлый альв, упоминается в «Старшей Эдде».], остановись! – прервала она его. – Где Кари? – Господина нет. И… не будет… – Биггвир, несмело посмотрел на Гризельду. – Вы прекрасны в новом облике, – он чуть улыбнулся. – Где он? – очередной раз недовольно повторила она. Биггвир тяжело вздохнул, вынул из-за пазухи свиток и протянул ей. – Он просил передать. Я даже не пойму, что тут написано. Как только Гризельда взглянула на затейливый текст, её лицо содрогнулось от ужаса, а из глаз потекли слёзы. – О, нет… – заплакала она. – Нет… Биггвир придвинул кресло и помог ей сесть. Гризельда уронила свиток, закрыла глаза руками и опустила голову. Её облик резко изменился. Темные волосы стали рыжими, их яркость и красоту портила лишь большая белая прядь у левого виска, а уши чуть вытянулись и заострились кверху. – Это всё из-за меня, из-за меня… – она подняла голову, лицо, за исключением ярко сияющих голубых глаз, из которых текли слёзы, осталось прежним. – Я во всём виновата… только я… – А такой вы мне нравитесь больше… – чуть улыбнулся Биггвир и опустился перед ней на колени. – Я знаю, что тут написано, – он поднял свиток. – Он мне сказал. – Почему ты не остановил его? – Я пытался, – Биггвир вздохнул. – Я знаю, страшнее кары нет, но это его выбор. Вы же свой сделали… Надеюсь, вы счастливы? – Я не хотела такой участи для него, – она стёрла слёзы с глаз. – Теперь в Доме Гордро[9 - Гор?дро – gar?drau «сад мечты» (исл.)] всегда будет идти снег, – меланхолично заметил он. – Сады покроются инеем. Многие жители переберутся куда потеплее. А я буду покупать сливы и персики у соседей и продавать им фруктовое мороженое. Если решите заглянуть, не забудьте тёплое манто. – Ты останешься здесь? – удивилась она, шмыгнув носом. – А куда мне идти? Это всё, что у меня есть, – он обвёл взглядом дом и вздохнул. – Зато теперь никто ворчать не будет: Биггвир то, Биггвир это… – он смущённо кашлянул. – Простите. – Мой отец знает? – Думаю, да. Когда вы ушли, он здесь ни разу не был. Не хотите его навестить? – Нет, – вздохнула она. – Он и так узнает, что я была. Она посмотрела на понурое и грустное лицо Биггвира. Он был опечален утратой не меньше, чем она. В её памяти невольно возникли слова Кари, сказанные в лесу: «Твой отец был прав – я уничтожил сам себя. Я хотел власти больше, чем заслуживал… Прощай…» Как же она не догадалась, что за этим последует?.. Теперь эта боль и мука будет преследовать её повсюду. Предсказание сбылось. Это наказание не только для Кари, но и для неё. Она вновь взглянула на грустное лицо Биггвира. Вот уж кого было жаль по-настоящему. – Прости, я не могу отменить зиму, – печально созналась она. – И мой отец вряд ли придёт на помощь. – Нет-нет, всё в порядке. Это даже хорошо. Правда, – мило улыбнувшись, затараторил Биггвир. – Я как-то сказал Кари, что люблю зиму. Вот он, наверное, и запомнил. А может, нет. Впрочем, это не так важно. Главное, что ветра нет и снежных бурь. Не переживайте за меня. – Мне пора, – вздохнула Гризельда и встала с кресла. – Скоро проснётся моя подопечная. Благодарю тебя за всё, Биггвир. – А меня-то за что? – Биггвир поднялся на ноги. – Если бы я мог чем-то помочь… Вы всегда желанная гостья в этом доме. – Буду захаживать за мороженым, – чуть улыбнулась Гризельда. Она провела ладонями по волосам, и тут же вернулся её прежний облик. Посреди комнаты возник туманный овал. Гризельда вошла в него и исчезла. Биггвир вздохнул, вертя в руке древний свиток с предсказанием, тайну которого вряд ли кто поймёт до конца. 7 Маура стала полновластной хозяйкой королевства. Много чего изменилось после свадьбы и в особенности после того, как у королевы родился сын Альфред. И то, что именно он унаследует трон, Маура голосила на каждом шагу, восхваляя своего сына. А принцесса её и вовсе перестала интересовать. Вероника, которую терпеть не могла новая королева, была по-прежнему на воспитании доброй и любящей Гризельды. Она дала своей подопечной необходимое образование, а также наделила умением в самых крайних случаях пользоваться магией природы. Для новорождённого принца король устроил грандиозный бал. Он приказал жителям бросить все дела и веселиться в честь его сына. Всё королевство радовалось этому событию. Исключая Вероники, которой недавно исполнилось семь лет. Гризельда с трудом отыскала девочку, готовую спрятаться в самый колючий куст, но не идти на этот праздник. – Наконец-то, – вздохнул король, как только дочь и фрейлина вошли в зал. Маура держала малыша на руках. Позади неё стояли две няньки. Перед Вероникой кланялись гости, но она не обращала на них внимание. Она едва успела пройти половину зала, как резко остановилась, вырвала руку из руки Гризельды, и побежала обратно. Гризельда глянула на короля и быстро направилась вслед за своей подопечной. – Что это с ней? – удивился правитель. – Она ревнует, – засмеялась Маура. Конец ознакомительного фрагмента. Текст предоставлен ООО «ЛитРес». Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию (https://www.litres.ru/svetlana-pavlova-10725536/princessa-rycar-kolco-vlasti-kniga-1/?lfrom=334617187) на ЛитРес. Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом. notes Примечания 1 Плутарх (ок. 45 – ок. 127 гг.) – древнегреческий философ, биограф, моралист. 2 Одэмрот – Odem rote, «дыхание красного» (нем.). 3 Вармия (нем. Ermland, польск. Warmia) – историческая область на южном побережье Балтийского моря. Занимала территорию от реки Эльбинг до берега Вислинского залива. 4 Юмна – мифический город-порт, предположительно располагавшийся где-то на островах Дании в низовьях Одера. 5 Альвхейм или Льесальвхейм (Ljusalfheim) – в германо-скандинавской мифологии родина светлых Альвов. 6 Альвы – природные духи, нестареющая, обладающая магией раса. 7 Кари – светлый альв, властелин ветров. Упоминается в «Старшей Эдде» в сказании «Песнь о Хюндле». 8 Биггвир – светлый альв, упоминается в «Старшей Эдде». 9 Гор?дро – gar?drau «сад мечты» (исл.)
КУПИТЬ И СКАЧАТЬ ЗА: 5.99 руб.