Сетевая библиотекаСетевая библиотека
Минус два *2. Роман Максим Коляскин Второе, переработанное издание романа «Минус два». «Продираясь сквозь удушающие дебри мира похоти, вместе с искушаемым мороком власти главным героем вы сделаете выбор и доберётесь до развязки этой невероятной истории». Минус два *2 Роман Максим Коляскин © Максим Коляскин, 2021 ISBN 978-5-4483-7037-3 Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero Том второй Глава 19. «Поправка Беллы» Наступил последний съёмочный день трёхсерийной постановочной части телепроекта «Охота», предваряющей появление еженедельного шоу в режиме реального времени. Идея Андрея состояла в том, чтобы на трёх телефильмах отработать возможные нюансы будущего шоу, его плюсы и минусы, отладить технологию съёмки и подачи материала в эфир. Студия «Альфа» уже заключила договор с местным ТВ о показе мини-сериала, с последующим анализом зрительского интереса, корректировкой проекта, если такая понадобится, и запуском шоу. Нынешние съёмки проводились теми же техническими средствами, что и будущие on-line. Усиливать эффект дополнительными камерами в гуще событий (Павел предлагал снять с рук некоторые планы) Андрей запретил. По его твёрдому убеждению, будущая картинка ТВ-шоу обязана полностью соответствовать ожиданиям зрителя, посмотревшего презентационные серии. Главный оператор с доводами хозяина студии согласился. «Может, мы такие тупые, и Вам следует набрать штат потолковее, – улыбаясь, говорил он Андрею. – Уж слишком часто Вы оказываетесь правы, Господин Генеральный Продюсер!» Андрей улыбался в ответ и не спорил, но точно знал, что на его студии эффективность достигается за счёт коллективного разума, а он… просто вовремя вспоминает ключевые слова. Перед началом съёмок в катакомбах подготовили помещение для съёмочного персонала, сердцем которого являлась большая комната, где стоял режиссёрский пульт с шестью мониторами, куда поступало изображение с двадцати четырёх управляемых камер, тщательно спрятанных в лабиринте. Кроме того, имелось ещё три монитора для показа событий, происходящих в апартаментах Охотников и, разумеется, большой монитор режиссёра, переключаемый им по своему усмотрению. Андрей сомневался, следует ли привлекать к работе над «Охотой» Изабеллу, но та быстро убедила Хозяина, что самое сильное её воспоминание о катакомбах – это он сам. «То, что я помню об Охоте изнутри, только поможет в работе. Не беспокойся о моей психике, дорогой! – говорила она в приватной беседе с Андреем. – Впрочем, мне очень приятно твоё внимание… Самое лучшее лекарство для хорошего самочувствия – это интересная работа и… встречи с тобой. Вспоминай обо мне как можно чаще, пожалуйста!» Сегодня в режиссёрской комнате собралась большая часть творческой группы: Андрей, режиссёр Изабелла, оператор Павел, Иван (лично контролировавший всю технику проекта и технический персонал), его приятель, новый сотрудник студии – звукорежиссёр Никита, а также Ольга и Сергей… Банщика интересовал готовый продукт и результат в денежном эквиваленте, а не процесс, и он ожидал Андрея в своих владениях для очередного «важного разговора»… На экранах монитора разгоралось тщательно спланированное действо: в третьей и последней серии два охотника, мужчина и женщина, выслеживали двух жертв – женщину и мужчину, соответственно. Поиск затруднялся меняющимся освещением, таинственными, а порой и леденящими кровь звуками, создаваемыми на компьютере Иваном и Никитой, а также изобретательно спроектированным тем же Иваном и сооружённым его командой двухуровневым лабиринтом в полукруглом зале катакомб. Впрочем, мужчина-охотник обнаружил свою жертву-женщину довольно быстро, её пленение также не заняло у него много времени. Вскоре охотник волок упирающуюся добычу за волосы по коридору к своей комнате на расправу. В этот момент Никита запустил в динамики коридора такой отвязный марш, что вздрогнули не только исполнители ролей, но и студийцы. Звукорежиссёр вопросительно посмотрел на Изабеллу и Андрея, те хмыкнули в унисон и одобрили неожиданный экспромт Никиты… Сцена образцово-показательного наказания женщины-жертвы охотником под мрачную, но весьма эротичную музыку, никого, по большому счёту, сейчас не интересовала. Рутинную работу Белла доверяла своему ассистенту… Всё внимание сфокусировалось на противоборстве женщины-охотника и мужчины-жертвы. По сценарию, охотница не справлялась с делом сама и звала на помощь «палача» (Андрей знал, что в этой роли будет задействована Софья). Вдвоём у них дело пошло веселее, жертву вычислили и стали зажимать в угол упреждающими выстрелами, не экономя резиновые пули. В последний момент, «дичь» попыталась спастись бегством, но через несколько шагов попала в удачно расставленный капкан. Кричащего «от боли» неудачника волоком затащили в большую нишу, в дальней от входа части коридора, где бросили его на металлическую койку. Женщина-палач профессионально быстро приковала мужчину к койке и помогла охотнице надругаться над жертвой… – Сколько у нас по хронометражу? – поинтересовался Андрей. – Сорок восемь минут, – ответила Белла. – При монтаже добавим ещё восемь-девять, плюс титры… Итого, ровно час экранного времени. С титрами к первому же фильму случилась отдельная история, весьма позабавившая Андрея. В Княжестве у людей не имелось официальных фамилий, за исключением рабов, называемых по именам Хозяев. К работе над фильмами студии «Альфа» оказались привлечены Изабелла Андреева, Ольга Андреева, Николай Андреев, Нира Андреева… Отчества тоже были не в ходу, но иногда появлялись отдельные буквы и даже слова после имени, истинное значение которых, частенько, понимали только близкие. Например: Наталья И. Андреева, Павел Четырёхглазый, Иван Комп, Никита Звучок… Судя по перечню создателей фильмов, на студии процветала семейственность. «Глава семьи» не стремился к личной славе, но коллектив настоял, и в титрах появилась строка: «Генеральный Продюсер Господин Альфа». Вершителям не пристало афишировать собственное имя, но догадаться, что Альфа и Андрей – одно и то же лицо, было несложно. – Итак, три серии по одному часу, – констатировал Хозяин студии. – Снято! – Ура! – раздался нестройный, но радостный хор голосов. – Это надо отметить! – Не возражаю, – отозвался Андрей, вызвав дружное одобрение и аплодисменты, – но ещё пару слов… Во-первых, с монтажом не тянуть. Через неделю – сдача мини-сериала на ТВ. Во-вторых, хорошенько обдумать грядущее шоу в режиме реального времени с учётом полученного опыта. Предварительная договорённость с ТВ – два часа эфира еженедельно. Необходимо разложить его на составляющие… – И каким-то образом ограничить время Охоты, – вставил своё слово Иван. – Это просто, – ответил Хозяин. – Как? – повернулись к нему все собравшиеся. – Допустим, непосредственное действие Охоты начинается через 15—20 минут после представления действующих лиц в начале трансляции и должно закончиться за 30—40 минут до окончания эфира, чтобы в финале показать столь привлекательное для зрителей эротическое истязание жертв, правильно? – Да, Господин! – ответила за всех Изабелла. – Но оставить Охоту незавершённой через полтора часа после начала передачи нельзя. – Можно, – неожиданно для всех ответил Андрей. – Мы изменим правила… После появления охотников, в момент поднятия решётки на входе в катакомбы включаем таймер. Он отсчитывает время Охоты в обратном порядке, от одного часа до нуля. Если жертвы пленены досрочно, отсчёт заканчивается… – А если на таймере появляется ноль, а Охота не закончена? – тихо спросила Ольга и затаила дыхание, как и все вокруг. – Тогда побеждает жертва! – спокойно ответил Хозяин студии. – Класс! Браво! – выдохнули слушатели. – Это несколько уравняет шансы сторон, – проговорила Белла, когда шум стих. – И привлечёт добровольцев не только на роль охотников, – заметил Павел. – Привлечёт? За получением сомнительной славы удачливой жертвы? – скептически отозвался Сергей. – Отчего же? – взял слово Андрей. – Предприятие у нас коммерческое. Желающие попробовать себя в роли охотников платят деньги, чтобы получить удовольствие и славу. Желающие изображать жертву могут, допустим, внести символическую плату, а, в случае успеха (шансы на него, явно невелики!), получить значительное вознаграждение от организаторов шоу. Кроме того, здоровье любых добровольцев должно быть застраховано, как я думаю. – Прекрасно! – восхитился Павел. – Я же говорю, что Вы – талантливый продюсер… – Добровольцы – это, конечно, хорошо, – прекратила его славословия Изабелла. – Но, на данный момент, сто процентов «дичи» – абсолютно реальные бывшие Испытуемые, для которых Охота – последний шанс остаться среди нас. Что Вы предложите им, мой Господин, в случае победы? Свободу? Но это фикция… – Я понимаю, о чём ты, милая, – Андрей взял нервно подрагивающую руку женщины в свои ладони, – но давай попробуем спокойно разобраться… Сейчас, реальная Охота у Банщика продолжается до пленения последней жертвы, без ограничения времени, так? Что ожидает жертву после того, как Охотник насладится победой? – В лучшем случае, жертва станет рабом Охотника, – тихо, но твёрдо ответила Белла, гордо выпрямившись и пожав руки Господина. Окружающие тревожно зашевелились и притихли. – Так и есть, – подтвердил Андрей, ответив собеседнице таким же горячим рукопожатием. – Но это случается крайне редко, да и Охотник непременно должен быть Вершителем… Что происходит в худшем случае? – Жертва погибает или её передают Блюстителям… Но я не знаю, что хуже? – всё также прямо и твёрдо, голосом, звучавшим набатом в полной тишине комнаты, отвечала Изабелла. Присутствующие подняли тревожный гул. – И я не знаю, но думаю, что по сути – это одно и то же, – ответил Андрей, и мулатка-режиссёр вцепилась в его руку обеими своими руками. – Остаётся ещё один исход для жертвы, пережившей Охоту: её отпускают на свободу. Такое случается приблизительно в половине случаев… Но для бывшего Испытуемого, использовавшего свой последний шанс, свобода – это смрадное болото бесправия, из которого он будет выбираться годами, и неизвестно выберется ли, так? – Да, мой Господин! – уверенно кивнула Белла. – Я предлагаю реальной, а не наёмной жертве, в случае успеха, другую свободу, – после этих слов Хозяина все замерли в ожидании. Изабелла смотрела на него горящими глазами, впившись ногтями в руку Андрея, а он делал вид, что не замечает этого: – После того, как на таймере появится ноль, не пленённая охотниками жертва получит не только свободу, но и неприкосновенность, сроком на один год. Она (или он) сможет жить и работать среди нас, доказывая, что не только прошла Испытание кровью, искупив тем самым часть своей вины, но и благополучно адаптируется к жизни в Княжестве… – А через год? – спросил Сергей. – В течение года за таким человеком будут присматривать Блюстители и прочие компетентные органы, чуть пристальнее, чем за другими людьми… Это всё, – заявил Андрей, – через год все ограничения будут сняты… Несомненно, похожий путь должен появиться и у пленённой охотниками жертвы. – Но его или её лицо смогут узнать, – произнёс Иван. – Несомненно, человеку будет предоставлена на год тайна личности… А лицо? ТВ смотрят не все… В любом случае, через год ему никто не запретит изменение внешности… – То, что Вы говорите, мой Господин, звучит фантастически, – Изабелла смотрела на Андрея глазами, полными слёз. – Удастся ли Вам убедить власть имущих признать такие действия законными и разрешить их? – Видишь ли, моя дорогая… Последние недели мне приходится время от времени внимательно изучать законы Княжества, в связи с постоянным расширением и движением вперёд нашей студии, реализацией новых проектов. Хорошо ещё, что имеются толковые консультанты и замечательные помощники… Так вот, на днях появилась поправка к закону об Испытании и Испытуемых, известная теперь в юридических кругах, как «Поправка Беллы». – Что?! – вскрикнула мулатка, и из золотисто-карих глаз хлынули слёзы… – Всё уже решено и разрешено… Всё признано правомерным, Белочка моя! – тихо улыбнулся Андрей. Изабелла прыгнула на шею Андрея, буквально заливая его слезами радости. Через несколько мгновений их обоих нежно обняла Ольга. Большинство мужчин, присутствующих в комнате, хорошо понимали, что происходит на их глазах, и деликатно отворачивались, пожимали друг другу руки и объясняли несведущим сотрудникам детали события. – Прошу Вашего внимания, дорогие студийцы! – утерев слёзы и потёкшую косметику, вскоре громко заговорила Изабелла. – От имени Господина Андрея, объявляю остаток сегодняшнего дня праздничным и приглашаю всех вас через три часа в Дом у пруда на торжественный ужин! – Маленькое уточнение! – широко улыбаясь, воскликнул Андрей. – Сейчас уже два часа дня, так вот… Завтра начинаем работу в 14:00. У нас ровно сутки, чтобы отпраздновать и отдохнуть! Через час начинаем пикник на острове, я приглашаю… А после этого, плавно переходим к торжеству у нашего Главного режиссёра, в Доме у пруда. Явка строго НЕ обязательна!.. Но жду всех! Присутствующие радостно загудели. Ольга поцеловала Господина в щёку и убежала руководить подготовкой пикника. Андрей с трудом оторвал от себя Беллу, принявшуюся при всех целовать ему руки, и что-то прошептал ей на ушко. Изабелла счастливо улыбнулась ему и, под одобрительными взглядами мужчин, отправилась в свой Дом у пруда… Андрей коротко переговорил со своим управляющим Сергеем и пошёл на беседу с таким несвоевременным сейчас Банщиком… Впрочем, разговор с ним оказался недолгим. Точнее, коротким и ёмким. Банщик, как обычно, доложил о личном вкладе в общее дело. Андрей выслушал, тщательно скрывая свой скепсис по этому поводу и, не вдаваясь в детали, рассказал об идее привлечения добровольцев. Лицо Банщика при мысли о появлении новой линии поступления денег, пусть и небольших, расплылось в улыбке. Вершитель поинтересовался, справляется ли с обязанностями управляющей бывшая официантка? – Это была отличная идея, Господин Альфа! – радостно ответил толстяк. – У меня появилось масса времени для раз… для развития бизнеса… Дина прекрасная управляющая! – Я очень рад, Банщик! – улыбнулся Андрей. – Ты понадобишься нам для больших дел! – «Нам»? – удивился тот. – Мне и Господину Фоксу, разумеется! – Да-да, конечно, – глазки толстяка забегали, – Господин Фокс – Ваш друг и всё такое, но мне показалось… – Что такое? – Буду с Вами предельно откровенен, Господин Альфа! Хотя бы потому, что моё благосостояние теперь напрямую зависит от Вашего, – покраснел от натуги Банщик. – У меня создаётся впечатление, что Господину Фоксу не очень нравится успешное и столь стремительное развитие нашего бизнеса… – Да, ты прав… И поэтому ни к чему доводить до сведения моего друга информацию, способную испортит ему настроение, – с ледяной улыбкой произнёс Андрей. – Именно это я и хотел сказать, – облегчённо вздохнул толстяк. – Учти, Банщик, пока ты откровенен и чист передо мной – мы в одной лодке, и ты в полном шоколаде, – продолжил Вершитель. – Но если мне вдруг почудится, что кто-то играет со мной… – О да, Господин Альфа! Я глубоко признателен за то, что Вы закрываете глаза на мои… не совсем обычные операции с этими… оккультистами и рабами… – преданно взглянул на Андрея толстяк. – А также, со складом в катакомбах, например… У меня достаточно полное досье, Банщик. Важно, как я его использую! – Откуда Вы… Ну да… Разумеется, Ваши люди рано или поздно должны были наткнуться… – побледнел толстяк. – Я всё понял, Господин Альфа, и отныне не только открыт перед Вами полностью, но и окажу любую посильную помощь в Вашей справедливой борьбе, как с недругами, так и с друзьями… Кроме того, предлагаю Вам пользоваться всевозможными услугами моих людей в любое время и без всякой компенсации… Просто в знак моего глубокого уважения! – С тобой приятно иметь дело, голубчик! – соврал Андрей и распрощался с Банщиком. Он дошёл от «Куртизанской» до горбатого мостика пешком и очутился на острове. Там, в глубине, среди живописных руин, бурлила жизнь. Мужчины под руководством Сергея расставили столы, женщины под командованием Ольги накрыли их скатёрками с нехитрой снедью. Бутерброды, салатики в контейнерах, мясные, рыбные и сырные нарезки, овощи и оливки, соленья и целая батарея разномастных бутылок с водой, соками и алкоголем. Для пикника – в самый раз! Надо сказать, что после того, как остров перешёл во владения Андрея, местный ландшафт быстро преобразился. Руины полуразрушенных зданий не трогали, но собрали и вывезли мусор, установили необходимое количество электрических фонарей, расставили скамейки. С наружной стороны бассейн оградили высокими пластиковыми щитами. На внешней стороне ограждения красовался пейзаж острова в зелёных тонах, отчего казалось, что деревья там тоже зелёные. Присутствовал на ограждении и герб студии, в виде стилизованной буквы «Альфа». На внутренней стороне появилась картина, казавшаяся абстракцией для тех, кто никогда не видел воочию голубого неба с облаками или не помнил, что видел… Кроме Андрея, только Иван и Сергей знали, что и в недрах острова, спрятанных под руинами зданий, велись работы, пока только разведывательные. Но это отдельная история… Появление Хозяина студийцы встретили радостным гомоном и мигом расселись за столы. Людей собралось немало. Пришли все, кто участвовал в съёмках мини-сериала, включая актёров. Андрей с удовольствием разглядел за столом Софью, избавившуюся, наконец, от своей униформы и надевшую джинсы, сиреневую блузку, а также изящный пиджачок из серо-синей кожи. Присутствовали Наталья с Ириной, ударно потрудившиеся над организацией застолья, и Коля с Нирой, занимавшиеся подготовкой последующей вечеринки в Доме у Пруда. Пришли Елена с Аоки, окончательно перебравшиеся в Японский домик, замечательно украсивший территорию студии. Пока разливали напитки и раскладывали закуски, подошла Изабелла, сверкая золотистой чешуёй сногсшибательного вечернего платья, подчёркивающего соблазнительность её точёной фигурки. С Беллой, занявшей место по левую руку от Андрея, пришла её верная подруга, медичка Лариса. Ждали только служанку и секретаршу Хозяина, для них оставили незанятыми два места справа от него. – Друзья! – постучал столовым ножом по своей рюмке с водкой Андрей, поднимаясь со стула, и гул стих. – Пока до нас не доехали Катрина и Эмма, мне не хотелось бы приступать к главной теме нашего праздника по причине, о которой вы скоро узнаете… Но я хочу выпить за нашу студию, которая, как не крути, без вас не состоялась бы, не процветала и не развивалась… За вас, друзья! – За нас с Вами, Господин Андрей! И не только потому, что без Вас ничего бы даже не началось, но и потому, что мы не дадим Вам отделиться от коллектива! – дополнил тост Сергей. – Принято! – улыбнулся Хозяин студии. С шумом, криком и звоном студийцы выпили и зааплодировали друг другу… Вскоре зазвонил мобильник Андрея, охранники просили подтвердить разрешение для въезда такси на территорию острова, которое немедленно и получили… Ещё через три минуты долгожданная пара изумительно красивых женщин выходила из автомобиля и усаживалась за стол. Мужчины, да и не только, встречали их, не отрывая взглядов. Было на что посмотреть. Яркая рыженькая Катрина в ослепительном мини красного цвета и блондинка Эмма, с осанкой королевы, в длинном чёрном с белой отделкой вечернем платье. Эффектная пара составила серьёзную конкуренцию сверкающей золотом мулатке Изабелле. – Штрафную! – крикнул кто-то из мужчин. – Мы что-то пропустили? – сверкнула зубами Катя. – Самую малость, – улыбнулся усаживающейся по правую руку от него девушке Андрей. Он снова поднялся со стула и призвал собрание к тишине и вниманию. – Думаю, дальше тост будет один и тот же – за прекрасных дам! – Согласны! Не то слово! Слов, вообще, нет! – вразнобой восклицали участники застолья. – Но, сначала, о главной причине нашего торжества. Сегодня мы празднуем, гуляем и выпиваем в честь «Поправки Беллы»! – поднявший наполненную рюмку Андрей, прежде чем обвести взглядом всех присутствующих, взглянул на мулатку, и глаза Изабеллы снова наполнились слезами. – Думаю, все уже знают суть происшедшего события детально, а кто не знает, поясним в индивидуальном порядке… Это наша общая победа! Это прорыв, последствия которого с радостью почувствует каждый, пусть не сразу, но со временем непременно. Кем бы мы ни были здесь по статусу: Исполнители и Служители, рабы и Вершители… Каждый заметит изменения к лучшему. Да, сейчас это нелегко понять, но… Просто поверьте мне на слово! И пусть, волею судьбы, главная именинница сейчас – прекрасная Изабелла, есть люди, без которых этот праздник не состоялся бы сегодня, а может быть, и вовсе… Два человека, посвятившие последние несколько недель своей жизни такой непростой проблеме… Честно хочу сказать, я бы не осилил решение подобной проблемы, а они смогли подготовить документ, который оставалось только подсунуть в нужные инстанции. Ни юридически, ни идеологически, ни формально не подкопаешься! И теперь, когда слышу о «Поправке Беллы», прежде, чем вспоминаю о тех, кому она позволит выжить и обрести свой новый путь, я думаю о двух прекрасных женщинах, двух скромных, замечательных труженицах, создавших эту поправку и (Внимание!) назвавших её так, а не иначе… Я пью за «Поправку Беллы» и за её творцов – Эмму и Катрину! Стол замер, а через секунду разразился шквалом, ураганом эмоций! Многие просто не верили своим глазам: две красотки, две распрекрасные рабыни Хозяина студии и вдруг… такое! Мужчины выпивали и забывали закусить, женщины охали и улыбались… Изабелла допила залпом своё вино, налила в опустевший фужер водки, выпила и её, вскочила на ноги и бросилась к Эмме и Катрине. Вскоре к ним подскочила Ольга… Объятья, поцелуи, слёзы, улыбки… Но больше всех поразили Андрея те, от кого было сложно ожидать сильного проявления эмоций: Елена и Аоки подошли к Катрине и Эмме и, прежде чем целовать щёки, поцеловали их руки! Он понял: произнесённые слова услышаны, осознанны и, самое главное, в них поверили… Поверили в значимость «Поправки Беллы», поверили в то, что тёмный мир Княжества может стать справедливее к своим обитателям, светлее… Андрей решил не мешать эмоциональному шквалу, отошёл в сторону от стола вместе с Сергеем. Минутами позже они подошли к актёрам, чтобы поблагодарить их за работу. Вероятно, те не привыкли к подобному отношению и ответили, что готовы и впредь работать на студии «Альфа» даже бесплатно! Софья смотрела на Андрея очень внимательно и с нескрываемым волнением… С ней он поговорил позднее, когда праздничное действие переместилось ближе к бассейну. Купалось, правда, явное меньшинство. Кто-то, как водится, боялся, хотя никогда и не пробовал. Кто-то уже выпил лишнего… Весёлая, но ещё не пьяная Изабелла, просто показала Андрею на своё платье, снимать которое ей сейчас решительно не хотелось. Зато Ольга, голышом, прыгнула в бассейн, как только туда нырнул Андрей. А потом Катрина, с весёлым визгом, скинула своё мини, под которым, к молчаливому удовлетворению Господина и многоголосному изумлению других мужчин, не оказалось нижнего белья, и бросилась догонять плывущих… Долго колебался Сергей, пока вылезающий на бортик Андрей, вроде бы случайно, неловким движением не столкнул его в голубоватую воду прямо в одежде. Вытираясь полотенцем и не стыдясь своей наготы, Хозяин подошёл к Софье, стоящей чуть поодаль у скамейки. – Ну, ты же не из пугливых, окунись! – Страшновато, – улыбнулась она, – да и купальника нет… – Здесь, как видишь, купальник не нужен! – засмеялся Андрей и провёл мокрой рукой по тыльной стороне ладони женщины. – А это зачем? – спросила она. – Тест на совместимость, – улыбаясь, ответил он и закурил. – На совместимость с Вами? – С водой… А может быть, и со мной! Интересная мысль, очень интересная… – покачал головой Андрей. В этот момент к нему подошёл мокрый до нитки и абсолютно счастливый, протрезвевший Сергей. – Андрей!.. Господин Андрей! – поправился при посторонней управляющий, выглядевший помолодевшим лет на десять. – Это же чудо! А я-то дурак… Спасибо Вам, я теперь каждый день сюда!.. – То, что происходит у Вас – удивительно! – констатировала Софья. – Нигде в Княжестве не наблюдала, а видела я немало, чтобы к людям так относились… Нет, чтобы люди так относились друг к другу! – Это замечательный комплимент нашей компании! – благодарно кивнул хозяин студии. – Ты можешь стать её частью, если захочешь. – Ах, Господин Андрей! У Вас такие красивые женщины, – вздохнула Соня, – называть их рабынями – язык не поворачивается… – Не поворачивается – не называй! Красота имеет не только яркую, внешнюю сторону, но и внутреннюю, глубинную… – Сегодня я имела возможность увидеть обе! – улыбаясь, искренне заявила она. – Остаётся только удивляться, что Вы находите время и возможность уделять внимание таким обыкновенным женщинам, как мы с Диной! – Не нарывайся на комплимент, Софья! – рассмеялся Андрей. – После того, что я здесь вижу… Вы, в самом деле, хотите встретиться со мной… наедине? – она с вызовом посмотрела ему в глаза. – Да. – А я совсем не хочу… Вам отказывать! – очаровательно улыбнулась Соня. – Но мне хочется и помочь Вам чем-нибудь действительно нужным… По службе Вам не потребуется женщина-палач? – Хочешь сравнить меня с Михаилом? – усмехнулся Вершитель. – Любопытно немного… Но нет, уже не хочу сравнивать! – серьёзно произнесла Софья. – Зато желаю помочь и, может быть, побыть несколько часов вдвоём… – Честно говоря, рабочий коттедж Вершителя – не лучшее место для свидания, но если ты действительно хочешь… – В любом случае, это лучше, чем в гостинице, – убеждённо проговорила она. – Да, было бы хорошо, чтобы Господин вызвал меня к себе… – Вызвал? – испытующе посмотрел на Соню Андрей. – Ты хочешь, чтобы за тобой приехал специальный автомобиль? – Да, но не с Блюстителями, а с обычными охранниками… Всё-таки я не преступница, чтобы меня сопровождали Блюстители, правда? – глаза Софьи неожиданно заблестели: – Как представлю, что за мной приезжает такая машина прямо на работу или в отель… Все вокруг шепчутся, делают вид, что сочувствуют, а на деле боятся… за себя! И мне самой тревожно и страшновато, хотя я знаю, кто вызывает… Ох, не смейтесь, но это меня заводит… – Да ты, я смотрю, не прочь поиграть со мной? – не выдержал и рассмеялся Вершитель. – Договорились. Это случится в ближайшее время, но, когда точно – не скажу! – Уже страшненько, – отозвалась Софья и почти незаметно сжала свой сосок. – Покажи руку, – сменил тему Андрей, разглядывая кисть женщины. – Ну вот – тест пройдён! А это что у тебя? Царапина? Он выжал несколько капель чудесной воды из своих мокрых волос и нанёс их на яркую ранку, появившуюся на Сониной ладони после съёмок. Поймав вопросительный взгляд женщины-палача, хозяин студии уклончиво ответил, что ей это не помешает, нужно только немного подождать… Через полчаса компания отправилась в Дом у Пруда, а собравшаяся домой Софья подошла попрощаться и с изумлением показала ему ладонь, на которой не осталось и следа царапины. Андрей широко улыбнулся и поцеловал женщину в щёку… В доме Изабеллы пир продолжился. Осталась тесная компания самых стойких: кто-то есть и пить уже не хотел, у кого-то, наоборот, после водных процедур разыгрался аппетит… Но веселились все! Иван с Никитой принесли гитары и наладили звуковую аппаратуру. Мужчины, наперегонки, старались пригласить красавиц на медленный танец, но получалось не очень. Эмма, например, танцевала только с Андреем, а притомившиеся Елена и Аоки не танцевали совсем. Безудержно веселились, не отказываясь ни от быстрых, ни от медленных танцев, только Катрина и Ольга, но и они не позволяли кавалерам никаких вольностей. Когда Никита попробовал положить руку на задницу Катрины, он немедленно схлопотал звонкую пощёчину и подходить к рыжеволосой бестии больше не решался… Вместе с тем, поначалу сдержанные до скованности женщины – Наталья, Ирина, Лариса и Нира осмелели и веселились наравне со всеми. Коля, на удивление, предстал галантным кавалером, не давал грустить Наталье и следил, чтобы Нира не пила лишнего. В какой-то момент она попыталась было выпить с Андреем на брудершафт и увести его в свободную комнату, но её резко отшила Белла, находившаяся весь вечер рядом с Хозяином… Гитарную музыку в исполнении Ивана и Никиты с удовольствием слушали все, жаль только текстов песен музыканты помнили мало. Помогал, как мог Сергей, память которого хранила хорошие строки, но петь он стеснялся… И тут неожиданный фортель выкинул Андрей. Он подошёл к гитаристам и некоторое время о чём-то с ними шептался. Иван с Никитой заиграли несложную мелодию, напоминавшую частушки, а хозяин студии «Альфа» негромко, вкрадчиво, с лёгкой издёвкой в голосе запел: «Хорошо при свете лампы Книжки милые читать, Пересматривать эстампы И по клавишам бренчать, — Щекоча мозги и чувство Обаяньем красоты, Лить душистый мёд искусства В бездну русской пустоты…» Голос Андрея окреп и стал нанизывать каждую фразу на кружева мелодии: «В книгах жизнь широким пиром Тешит всех своих гостей, Окружая их гарниром Из страданья и страстей: Смех, борьба и перемены, С мясом вырван каждый клок! А у нас… углы, да стены И над ними потолок». В интонации исполнителя появилась едкая желчь, а в голосе мощь: «Но подчас, не веря мифам, Так событий личных ждёшь! Заболеть бы, что ли, тифом, Учинить бы, что ль, дебош? В книгах гений Соловьёвых, Гейне, Гёте и Золя, А вокруг от Ивановых Содрогается земля. На полотнах Магдалины, Сонм Мадонн, Венер и Фрин, А вокруг кривые спины Мутноглазых Акулин» «Где событья нашей жизни», – с болезненной грустью спрашивал он у каждого слушателя: «Кроме насморка и блох? Мы давно живём, как слизни, В нищете случайных крох. Спим и хнычем. В виде спорта, Не волнуясь, не любя, Ищем. ога, ищем. ёрта, Потеряв самих себя». На последних двух строках Андрей сделал ударение, словно вбивая их в уши слушателей, а следующие две строфы пропел лёгкой ускоренной скороговоркой. Гитаристы ловко подстроились: «И с утра до поздней ночи Все, от крошек до старух, Углубив в страницы очи, Небывалым дразнят дух. В звуках музыки – страданье, Боль любви и шёпот грёз, А вокруг одно мычанье, Стоны, храп и посвист лоз». «Отчего?» – глухо и отчаянно вопрошал Андрей и сам же твёрдо отвечал: «Молчи и дохни. Рок – хозяин, ты – лишь раб. Плюнь, ослепни и оглохни, И ворочайся, как краб»! Напоследок исполнитель издевательским тоном зациклил «ламентации»: «…Хар-р-рашо-о-о, – грозно зарычал он и желчным ёрничаньем закончил: – при свете лампы Книжки милые читать, Перелистывать эстампы И по клавишам бренчать».[1 - Саша Чёрный «Ламентации»] Успех был оглушительный! Сначала к Андрею кинулись женщины, нетрезво визжа, крича, обнимаясь, трогательно целуя в щёку и удивляясь, почему он скрывал от них такие таланты? Потом ему жали руку мужчины. Павел, снимавший с рук весь разгул, начиная с пикника на острове, бросил камеру и полез обниматься, растроганный до слёз. Последней подошла Белла и, целуя Андрея в щёку, прошептала: «Ты – чудо! Уведи меня отсюда, мой ангел!» Улыбнувшись, он произнёс ей на ухо: «Ещё несколько минут, моя красавица, и я буду только твоим…» Вскоре, словно почувствовав, что Хозяин скоро уйдёт, Катрина и Эмма поинтересовались у него, где им лучше переночевать. Андрей убедился, что силы и желание веселиться у его девочек ещё не иссякли, и посоветовал им остаться в Доме у Пруда до утра или, в подходящее время, отправиться спать в Дом Хозяина, но там не шуметь и не соваться в спальню второго этажа. Эмма смутилась, а Катрина понятливо кивнула: сегодня отнять пальму первенства у Изабеллы не решился бы никто… Через полчаса Андрей со своей спутницей, таинственно мерцавшей в лунном отсвете чешуёй своего платья, тихо прошлись пустынной улочкой до Дома Хозяина и поднялись на второй этаж. Этой ночью Белла любила его так нежно, будто они остались вдвоём впервые, и так горячо и долго, словно это происходило в последний раз… Проснувшись утром, Андрей услышал шум и женские голоса, раздававшиеся снизу, и обнаружил отсутствие мулатки на своём ложе. Вскоре голоса и шлёпанье босых ног раздались у двери в спальню. Хозяин сделал вид, что ещё спит, но тщетно. «Господин!» – робко позвала Эмма. «Любимый Господин!» – в полный голос произнесла Белка. «Наш любимый и единственный! – подытожила Катя и сообщила фактическую часть послания спящему: – Похмелье не терпит!» Открывшиеся глаза Андрея осветились улыбкой и через секунду – изумлением и восторгом. У постели, с подносами, полными яств и напитков, вероятно, необходимых для восстановления здоровья и жизненных сил, стояли три обнажённые красавицы, три грации: рыжая, со смеющимися глазами Катрина; скромно улыбающаяся Эмма, светлые волосы которой живописно ниспадали на плечи и восхитительную грудь и; конечно, смуглая Белла, золотисто-карие глаза которой, горели солнцем… И тут такое началось!.. – Пока ночью Вы предавались разврату в этой спальне… А только так можно назвать Ваши уединённые занятия вдвоём при наличии стольких страждущих, – часом позднее начала рассказывать о ночных приключениях немного утомившаяся Катя и тут же громко взвизгнула, будучи укушенной за голую ляжку белыми зубками Изабеллы. – Всё-всё, об этом больше не слова! В общем, в Доме у Пруда отличилась… Ни за что не догадаетесь… Эмма! – Да ну?! – пьющий виски с ледяной колой, Андрей с любопытством посмотрел на мигом покрасневшую секретаршу, которая статуэткой восседала у его согнутых в коленях ног. – Что произошло? – В общем-то, всё было тихо и мирно. Точнее, шумно и весело. Шутки, танцы… Многие уже разошлись по домам… пьяные и не очень. Короче, всё отлично, только Никита никак не мог успокоиться! Обиделся на мою пощёчину, напился, полез приглашать на танец Эмму, а когда она отказала, решил потрогать её… – тихо засмеялась Катрина, дотрагиваясь пальчиком до груди секретарши Хозяина. – И? – в унисон воскликнули Андрей и Белла. – О трудоспособности Вашего звукорежиссёра я умолчу, это у Лариски нужно спрашивать, – состроила уморительную рожицу Катя. – Но фингал под глазом у него исключительный! – Эмма, – охнул Андрей, – ты этого молодца… собственной ручкой?! – Ещё как! Это надо было видеть! – потешалась Катя. Секретарша только скромно кивнула и вздохнула, а рыжая фурия продолжила: – Один удар и глубокий нокаут! – Ты не преувеличиваешь, Катюша? – недоумевал Хозяин. – Вы мне не верите, Господин? Белла не смотри на меня, как на клоунессу! – оскорбилась Катрина. – Не верите словам, посмотрите видео Павла! У нас все ходы записаны… Через пару дней Андрей столкнулся с Никитой в коридоре съёмочного павильона студии и отозвал его в сторонку. Синяк под ещё не зажившим глазом звукорежиссёра маскировал густой слой грима, нанесённый заботливой рукою Аоки. В памяти Андрея тут же возникла сцена, несколько раз с интересом и весёлым смехом просмотренная на отснятом Павлом видео: Никита пытается положить свои пьяные руки на декольте платья Эммы, правая рука секретарши сжимается в кулак, изгибается и летит точно в глаз наглеца, звукорежиссёр беззвучно падает на пол… – Скажи мне, Никита, тебе нравится работать на нашей студии? – улыбаясь, спросил Хозяин. – Ещё бы, – вырвалось у смертельно побледневшего молодого человека. – Господин! Я больше никогда… – Нет-нет, я не собираюсь увольнять тебя за наглые выходки в пьяном виде. И не хочу читать нотации о вреде употребления алкоголя до состояния отключения мозга, – продолжал холодно улыбаться Андрей. – Просто, если в следующий раз кто-то из моих милых девочек тебя покалечит или, тьма тьмущая, убьёт, то я не стану их ругать за это… – Я понял, Господин! – ответил бледный и мрачный Никита. – Но хотя бы работа моя Вам нравится? – Отличная работа! – прямо ответил хозяин студии «Альфа» и протянул молодому человеку руку, которую тот горячо пожал… Радости от общения и совместного творчества с прекрасными женщинами не мешали Андрею уделять время своим друзьям и соратникам мужского пола. Беседы с Павлом о теории и практике киноискусства увлекали хозяина студии всё более и более. Ему и говорить-то почти не приходилось. Павел нёс «свой свет в чужие тьмы»[2 - МК «Свину»] без посторонней помощи и одухотворял собеседников, не требуя взамен ничего, кроме внимания и заинтересованности… Забываясь в феерическом многословии, он вспоминал великолепные истории из далёкого прошлого с участием замечательных персонажей, имена которых стёрлись из его воспоминаний, но не из памяти Андрея… Близко сошёлся Андрей и с Иваном, помимо недюжинного дарования в компьютерной сфере, оказавшимся приятным собеседником, хохмачом и надёжным другом. Но самые тёплые, искренние отношения сложились с Сергеем, знакомство с которым случилось в первые недели появления Андрея в Княжестве. Это был тот самый случай, когда люди находят друг друга не в пустыне, а в толпе, по особому блеску глаз, по вскользь брошенной фразе, по особенным, излучаемым ими флюидам, и не расстаются после этого вовсе… – Как ты управляешься с ними, Андрей? – интересовался управляющий у хозяина студии «Альфа» во время очередных посиделок в своём доме, когда количество и качество сопутствующего материала, то есть выпивки и закуски, отошло на второй план. Первостепенную важность в таких случаях имеет градус дружеской беседы, тем более что находящийся в состоянии очередной завязки Сергей пил только кофе, но следил, чтобы рюмка гостя не пустовала. – Я и с одной-то справляюсь плохо… – Ты о женщинах, дружище? – улыбнулся Андрей. – Так это не я, а они со мной управляются! – Всё шутишь? – Отчего же? Ты посмотри вокруг – у нас же царство матриархата! Главный режиссёр – женщина, ведущий сценарист – тоже… Даже службу безопасности возглавит женщина, скоро увидишь… – Кто? – удивился Сергей. – Софья. Знаешь, о ком я? – Да, – задумчиво кивнул управляющий, – серьёзная женщина и умная… Пожалуй, лучшей кандидатуры из наших знакомых не найти. – Вот видишь… У нас всё на женщинах держится, даже Верховная Власть Княжества. Заметь, что у власти Княгиня, а не Князь. – Ох, не надо об этом, Андрей… – Почему же? Я говорю абсолютно понятные для всех вещи, не стремлюсь критиковать мироустройство, а просто констатирую факт. В Княжестве, насколько я вижу, нет достаточного количества серьёзных, умных и активных мужчин с твёрдым характером… Вот возьмём для примера случай массового скопления людей, то есть Дни Княгини: там, конечно, умом блеснуть вряд ли получится, но хотя бы характер, независимость свою проявить… – Вот охота тебе такие темы поднимать? – покачал головой Сергей. – Я, например, о Днях Княгини не то, что говорить, даже думать не стремлюсь… – Но мне-то рассказывал? – поднял брови и улыбнулся Андрей. – Ну… Тебе… – вздохнул управляющий. – Да и то… под воздействием серьёзного количества допинга! – Вот тебе и здравствуй, жопа, новый год! – засмеялся хозяин студии. – Кстати, прекрасный пример нашей замечательной мужской слабости и бесхарактерности… И правильно, что нами управляют женщины!.. Глава 20. Выбор «Жизнь – это не карточная игра и тем более не карточный фокус. Судьба очень часто подбрасывает плохие карты, но это не повод для того, чтобы шельмовать». Арутюн А. Акопян Андрей сидел за компьютером в кабинете коттеджа Вершителя и просматривал текущий список Испытуемых. Ольга должна была приехать на следующий день по его звонку, а сегодня он ждал в гости Софью. Час назад Андрей без предупреждения, как и обещал, отправил за ней служебный автомобиль со штатной охраной. Блюстители в таких случаях не требовались, они сопровождали только Испытуемых и преступников. Десять минут назад Вершителю позвонил перепуганный Банщик с вопросом о Софье. Андрей сухо ответил, что женщина-палач срочно понадобилась ему на службе, а кроме того, толстяк сам предложил Вершителю использовать его людей, при необходимости, в любое время суток. Отлично понимая, что Вершители могут забрать человека и без его разрешения, Банщик успокоился и, разумеется, не только не возражал, но и заявил, что рад угодить Господину Альфа. «Используйте эту женщину, как потребуется и сколько потребуется, Господин Вершитель, – мямлил он. – Я найду ей замену, бизнес не пострадает…» Впрочем, бизнес Банщика, если и волновал Андрея, то исключительно в плане взаимодействия с его собственными проектами… Дожидаясь машину с Софьей, он переоделся в чёрный шёлковый халат Вершителя, выбрал и зарезервировал новую Испытуемую. Выбор, как часто происходило у Андрея, оказался, если не случайным, то парадоксальным, как минимум. Он пал на не слишком приметную, на первый взгляд, женщину, лет тридцати пяти, с осветлёнными и уже сильно отросшими тёмно-русыми волосами, сомнительными чертами лица и отнюдь не идеальной фигурой, насколько можно было судить по плохоньким фотографиям, где она была запечатлена одетой. Глаза! Вот что определило выбор Андрея. На одних фото они смотрели отстранённо и равнодушно, на других – почти враждебно и не улыбались даже в те моменты, когда рот женщины кривился в улыбке. И цвет этих глаз Вершитель не мог идентифицировать однозначно: то ли тёмно-синие, то ли тёмно-серые с просинью… Несколько странно выглядели и данные о ней. Испытуемой Елизавете, наряду с привычной для Княжества половой распущенностью, инкриминировалась патологическая ненависть к мужчинам, а особенно – к собственному мужу. В этом не было бы, к сожалению, ничего запредельно удивительного, если бы ни уголовное дело об отравлении со смертельным исходом вышеозначенного мужа. Елизавета числилась главной обвиняемой, но её адвокаты развалили дело. Там большие неприятности её миновали, как будет здесь? Вершитель прервал раздумья, когда ему позвонили из проходной коттеджного посёлка. Он разрешил въезд автомобиля, и через пять минут охранники вводили в его кабинет Софью, в полном комплекте униформы палача и… с браслетами наручников на кистях рук! – Это что ещё такое? – рассердился Андрей. – Просим прощения, Господин Вершитель! – струхнули охранники. – Но эта женщина кричала, что мы не имеем права. Она вырывалась и пыталась кусаться! – Это правда? – удивлённо спросил Андрей, глядя в густо-серые глаза Сони и на её белые зубы… Всё-таки здешняя версия капюшона палача – с третьим лицевым отверстием, оказалась весьма удачной! – Снять с неё наручники? – спросил один из охранников, не дождавшись ответа конвоируемой. – Ни в коем случае! – ответил Вершитель, принимая правила Сониной игры. – Оставьте ключ и можете быть свободны! Охранники предельно вежливо попрощались и покинули коттедж. Состроив недовольную физиономию, Андрей смотрел на стоящую посредине кабинета женщину-палача. Софья молчала, опустив голову. Суровый Вершитель сел на кожаный диван и закурил, так же не произнеся ни слова. Женщина, исподлобья, быстро глянула на него, словно проверяя, хорошо ли Андрей понял её замысел, и снова не издала ни звука… – Так и будем в молчанку играть? – выдержав очень долгую паузу, рявкнул Вершитель. – Что? – вздрогнула Софья и принялась оправдываться: – Они схватили меня на работе, без предупреждения, и вели себя грубо и нагло… – Эти молодые люди, пусть и не отличаются изысканностью манер, зато чётко выполняют свои обязанности! Эти простые, мужественные ребята… – Андрей едва сдержался, чтобы не засмеяться от собственной речи, но Софья даже не хмыкнула. Без хорошего актёрского мастерства в заведении Банщика долго не продержишься. – Да, эти ребята прекрасно знают, что такое приказ и как следует его выполнять! А вот ты, милочка, видимо забыла… – Но, Господин Вершитель… – попыталась вставить слово женщина-палач. – Молчать! – заорал Андрей, входя в роль. – Твой долг —в случае необходимости оказывать всемерное содействие работе Вершителей в любое время дня и ночи. Сегодня такая необходимость появилась! Но вместо того, чтобы спокойно и добровольно прибыть сюда в сопровождении охранников, ты оказала им сопротивление… – Я не знала, что всё так серьёзно, – Соня талантливо играла испуг. – Если бы Вы только позвонили мне… – Я не обязан предупреждать тебя, – перебил её мужчина, – а твоё незнание вовсе не освобождает от ответственности… – Вы хотите сказать, Господин Вершитель, что я буду привлечена к ответственности за… своё поведение? – выдержав небольшую паузу, тревожно произнесла Софья. – Прямо сейчас? Но как же важное дело, ради которого меня привезли сюда? – Ты заставила меня усомниться в своей пригодности к серьёзному делу… Надеюсь, после наказания, мои сомнения рассеются… И никаких «но»! – отрезал Вершитель. Опустив голову, Софья подошла к нему нетвёрдыми шагами. Андрей положил руку на прохладную кожу красного комбинезона женщины-палача в том месте, где выдавались наружу округлости груди. Соня вздрогнула, но не издала ни звука. Ощупывая возбуждающие выпуклости, «жестокий властитель» наткнулся пальцами на потайную молнию, спрятанную под тонкой кожаной планкой униформы. Доведя пальцем до верхней кромки этой планки, он нащупал неприметный глазу замочек и резко дёрнул его вниз. Одежда распахнулась почти до пояса, оголяя женскую грудь… – Ох, – оторопела Софья и попыталась закрыться руками, скованными наручниками, – зачем Вы так со мной, Господин?! Я скромная, законопослушная женщина… – Если бы я сомневался в этом, то позволил наказать тебя этим… гориллам, – жёстко ответил Вершитель. – Встань на колени, детка! – О, Господин! – трагически застонала Соня и послушно опустилась перед сидящим на диване мужчиной. Андрей опустил вниз её руки, прикрывавшие обнажённое тело, и занялся изучением груди, то скользя по ней рукой, то сжимая твердеющие соски. Женщина сначала только вздрагивала от его прикосновений, а вскоре начала чуть слышно постанывать… – Ты не хочешь умолять меня о пощаде, милочка? – ехидно улыбаясь, произнёс Вершитель. – А это поможет? – безнадёжно спросила Софья. – Смотря как умолять! – А как надо? – надежды в голосе женщины не прибавилось. – Ласково, – пристально посмотрел на неё Андрей. – Руками… и губами… – О нет, Господин! – взмолилась Соня. – Я не такая… – Что же… – разочарованно вздохнул Вершитель. – В таком случае наказание неизбежно… И у меня есть для этого специальная комната! – Не надо, Господин! Я боюсь! – очень натурально запричитала женщина, но было поздно. Андрей повёл слабо упирающуюся Софью в подвал, в чёрную комнату… – Спасибо, Господин! – сладко потянулась улыбающаяся Софья через час, лёжа рядом с Андреем на широкой постели в белой комнате. – Я получила именно то, что хотела… – Ты о сексе? – усмехнулся он. – Не только… Эмоции, психологическая игра, телесное удовольствие… Кроме того, я много узнала о Вас за эти полтора часа! – Вот как? И что же ты узнала? – Вы совсем не жестокий человек и… ласковый мужчина, – Соня наклонилась к нему и нежно поцеловала в губы. – А Вам понравилось наказывать женщину-палача? – Да… В этом есть нечто особенное, – глядя на неё в упор, задумчиво проговорил Андрей. – С тобой хорошо… – Правда? Я рада, – радостно улыбнулась Софья. – Интересно, а Вы хотели бы поменяться ролями?.. Быть наказанным женщиной-палачом… – Я как-то и не задумывался об этом, Соня! – удивился Андрей. – В какой-то степени это уже ответ на вопрос… А ещё Вы впервые назвали меня не Софьей, а Соней… Мне приятно! – она нежно провела рукой по животу мужчины. – И всё-таки представьте: таинственная и угрожающая женщина-палач приводит Вас, закованного в наручники, в чёрную комнату и наказывает!.. Ласково… – Ласково? Заинтриговала, – улыбнулся Андрей, – но поболтаем об этом позднее, хорошо? – Конечно! – легко согласилась Соня. – А сейчас я могла бы приготовить обед, после которого Вы, быть может, познакомите меня со своей работой. Вам же предстоит сегодня поработать, не правда ли? – Да… – нехотя ответил Вершитель. – Думаю, ты сможешь помочь мне, если захочешь… Подготовка обеда, как и сама трапеза не отняла много времени и прошла в обстановке взаимопонимания. Лишь однажды Софья удивила Андрея, упомянув в разговоре о нестандартном алкогольном напитке – роме, страной происхождения которого была маленькая Гайана. Господин Вершитель немедленно нашёл и заказал его по телефону… Позднее они перешли в кабинет. Андрей курил, закурила и Соня. – Вы, похоже, можете всё! – улыбнулась она, делая глоток любимого рома. – Тот самый вкус… – Где же ты его пила? – с интересом взглянул на женщину Вершитель, в свою очередь, дегустируя незнакомый и, действительно, приятный напиток. – Не помню, – ответила Софья после раздумья. – Неведомая цепочка приятных ассоциаций… – Угу… – кивнул Андрей и сменил тему: – Значит, ты хочешь попробовать себя в роли помощницы Вершителя? – Пробовала уже… Помогать Вершителю Михаилу мне не понравилось, – нахмурилась Соня, – но я хочу попробовать помочь именно Вам! Если, конечно, Вы не планировали других помощников… – У меня есть помощница, к услугам которой я прибегаю часто, – признался Андрей. – Возможно, ты увидишь её здесь… В любом случае, сегодня я буду рад твоему содействию, но при одном условии: всё, что ты здесь увидишь и услышишь, не должно выйти за пределы этого дома. – Разумеется, Господин Андрей! Могли бы и не предупреждать, – серьёзно заявила Софья. – Будьте уверены, что никто, даже Дина, не услышит от меня ни слова. – Михаилу ты тоже давала подобные обещания? – Вы намекаете, что я напрасно рассказывала Вам о нём? Может быть, и так… Но он-то не предупреждал меня о сохранении тайны. Я это точно помню, мой скрупулёзный Господин! – Прекрасно… Надеюсь, если я привлеку тебя к своей работе в дальнейшем, повторно предупреждать тебя о конфиденциальности происходящего не придётся, – хитро улыбнувшись, Вершитель подошёл к компьютеру. – Можешь взглянуть на сегодняшнюю Испытуемую… – С большим интересом, – откликнулась Соня и углубилась в изучение фотографий и текста… Минут через пятнадцать она оторвалась от монитора и повернулась к мужчине, будучи несколько разочарованной: – Эта Елизавета, после косметолога и визажиста, вполне сгодится в актрисы для Ваших фильмов, я думаю… – Интересный вывод, – удивился Андрей. – Поясни, пожалуйста! – Ну, возможно, это только мой взгляд… Её лицо… Сложно объяснить словами, однако я уверена, что в данном случае имеются только запущенные половые проблемы. С мужем у неё, вероятно, имелись серьёзные затруднения, но и только… Вспомните меня, когда быстро убедитесь, что никого она не убивала! – Может быть… – задумчиво произнёс Вершитель. – Как я понял, тебе это дело кажется скучноватым? – Ну, да… – согласилась Софья. – Воля, конечно, Ваша, но… Нельзя ли выбрать что-то поазартнее, что ли? – Выбрать другое Испытание? Почему бы и нет… – Андрей сел за компьютер, вызвал базу данных и снова освободил место для новоявленной помощницы. – Выбирай! – Вы серьёзно? – поразилась Соня и, убедившись, что её не разыгрывают, углубилась в работу… Ждать результата пришлось не менее получаса. – Вот это – другое дело! Вершитель очнулся от дрёмы на диване. Софья улыбнулась и принялась информировать его о своём выборе: «Семейная пара! Прибыли вместе сегодня ранним утром. Она – Евгения: хорошенькое личико, светло-русые волосы, рост ниже среднего, толстенькая попка и большая грудь. В общем, очень даже… Он – Вячеслав: смазливый брюнет, выше среднего роста, какой-то вялый, по-моему… Предыстория: жили себе вдвоём, не тужили, пока не возникли длительные материальные трудности… Не придумали ничего лучше дурацкого мошенничества: знакомились с обеспеченными женатыми мужчинами. Евгения заинтересовывала собой мужчину, а Вячеслав заставал их в постели или просто полуголыми, делал фото, устраивал скандал… Короче, жертвы под угрозой разоблачения и передачи фотографий своим жёнам, соглашались расстаться с кругленькой суммой. Похоже, бизнес этой парочки процветал несколько лет… Насколько я поняла, пробовали они и другую схему: муж – сутенёр, жена – проститутка с клофелином в сумочке… Банальный грабёж. – И что же тебя привлекло? – усмехнулся Андрей. – Кроме того, что их двое, и прибыли они вместе, ничего выдающегося. – Вот именно – вместе! – Такое случается… А данному случаю есть простое объяснение, – вздохнул Вершитель. – Однажды наши Испытуемые нарвались на клиента, не пожелавшего заплатить или задумавшего отомстить им обоим… – Да? – Софья вскинула на Вершителя пытливый взгляд. – Похоже, Вы знаете то, что неведомо мне… И правы, наверное… Тут прописана возможность испытывать их по отдельности… Но, по-моему, обработать сразу двоих эффективнее и… эффектнее! – Ну, что же… – вздохнул Андрей, разглядывая фото на мониторе. – Если хочешь, возьмём эту парочку. – Серьёзно? Очень интересно! – глаза Сони заблестели. – Работаем вдвоём? – Нет, – покачал головой Вершитель, – их двое, значит, нам следует работать вдвоём непосредственно с Испытуемыми или Сошедшими, как ты их называешь… Вместе или параллельно, не важно… Однако желателен третий человек, на подстраховке за монитором. Сейчас позвоню Оле… – Ольге? – удивилась Софья. – Эта замечательная сценаристка, миниатюрная блондиночка – помощница Вершителя? – Да, – кивнул он, – и очень хорошая помощница!.. Кстати, а почему «Сошедшие»? Думаю, «Спустившиеся» точнее… – Или «Опустившиеся»? – задумчиво спросила Соня, с любопытством взглянув на мужчину… Андрей планировал начать Испытание утром и не настаивал на немедленном приезде Ольги, но разве её остановишь… Через час девушка примчалась на такси и вбежала в кабинет Вершителя в легкомысленном белом платьице и с именным ремешком на шее. Обнаружив там не только своего Господина, но и Соню в цветастом халате, Ольга недовольно сверкнула глазами: – Софья? – дерзко произнесла она. – Какими судьбами? – Во-первых, здравствуй, Ольга! – Андрей улыбнулся, но в его голосе зазвучал металл. – Здравствуйте, мой Господин! Извините, – Оля поутихла. – Здравствуй и ты, Софья! – Здравствуй, Ольга! – официально и немного насмешливо ответила женщина-палач. – Итак, работаем с семейной парой, а потому втроём, – категорично заявил Вершитель. – Начинаем утром. Сейчас обсуждаем диспозицию, антураж, общий сценарий и возможные варианты… – Идеи уже есть, мой Господин? – не забывая повторять слово «мой», ревниво спросила Оля. – Без тебя мы бы не решились! – засмеялся Андрей, а за ним и женщины. – Но есть незамысловатый ход – изобразить похмелье в доме мужчины, с которым парочка познакомилась накануне… – Отлично! – отозвалась Соня. – Софья, покажи Оле досье! А я пока оформлю вызов Испытуемых на… десять утра, раньше не хочется, а позднее не следует… В общем, времени у нас немного, а нужно нормально выспаться перед делом, – заявил Вершитель, поймал на себе мятежный взгляд Ольги и пояснил: – На ночь Соня займёт белую спальню, там удобно. Я останусь в кабинете… – А я? – с понятной всем ревностью в голосе, отчаянно спросила блондинка. – А ты можешь выбирать! – усмехнулся Андрей. – Коттедж большой, спальных мест хватает… Если хочешь, попроси нашу гостью подвинуться… – Могу выбирать, значит? – облегчённо вздохнув, переспросила Оля. – Тогда я остаюсь в кабинете с моим Господином!.. В десять утра они втроём сидели у монитора. Посередине – Андрей, в светлых льняных брюках и белой футболке с красной надписью на груди «Апс!» и чёрной на спине «Упс…». По правую руку от мужчины – Соня в униформе женщины-палача, но пока без капюшона. Слева, схватив Господина за руку, застыла Ольга, обтянутая чёрной кожей… В зелёной комнате просыпалась семейная пара: Евгения и Вячеслав. К удивлению команды Вершителя, муж и жена, открыв глаза и увидев друг друга, не проявили тёплых чувств и начали разговаривать, только удивившись незнакомой обстановке. Женщина кинулась к окну, увидела весьма реалистичную голограмму, изображавшую ухоженный участок богатого загородного дома, и позвала мужа. Тот посмотрел «за окно» и удовлетворённо кивнул. Евгения сбегала в ванную комнату и, когда туда пошёл Вячеслав, решилась отворить дверь внутрь дома, но в этот момент в неё постучали… Женщина испуганно отскочила, кинулась за мужем и, в тот момент, когда дверь отворилась, парочка стояла в дверях ванной и во все глаза таращилась на вошедшего в комнату мужчину. – Слава, Женя, проснулись? – улыбнулся он. – Не пора ли нам опохмелиться? – А—а—а… – неопределённо произнёс Слава, и согласно закивал головой в унисон с женой… – Можно и пива, конечно, – пожал плечами «хозяин дома» уже на кухне, доставая из морозильной камеры бутылку водки, – но лучше то, чем вчера заканчивали. Тем более что закуска соответствует! – Да уж, – согласился Вячеслав, глядя на стол, где присутствовала и селёдочка, и икорка, и грибочки, и рыбка холодного копчения, и соления… В общем, всего хватало. Все выпили по рюмке, мужчины с удовольствием, женщина с сомнением. – Ну, а теперь давайте заново знакомиться, ибо вчера мы были… в другой реальности, – лукаво усмехнулся Вершитель. – Ваши имена, как видите, я всё-таки помню… А меня, если кто забыл, зовут Андреем. Познакомились мы вчера в клубе «Апокалипсис», весело погуляли… А догонялись уже здесь, в моём доме… – Конечно, Андрей… Не такие уж и пьяные мы были, чтобы ничего не помнить, правда, Женя? – неуверенно проговорил Вячеслав, и его жена кивнула, но тоже неуверенно. – Отлично! Тогда повторим… Выпьем за память! – пошутил «хозяин дома» и указал на фотографию, висящую на стене гостиной. Это был отменный портрет Ольги, большого формата. – Жаль, жена в отъезде, она бы видела и сейчас рассказала, какими мы явились… – Какая молодая у Вас жена! – впервые подала голос Евгения. – Но вчера в клубе я её не заметила… – Да, вчера я был один, она улетела к отцу в Швейцарию. – Ого! Ваш тесть живёт в Швейцарии? – приятно удивился Вячеслав и почти незаметно подмигнул жене. – Да, – пожал плечами Андрей, – он – серьёзный бизнесмен… Купил нам этот дом… Ну и… Он там, мы здесь… В общем, нормально. – Я всегда говорила, что нужно жить отдельно от родителей! – высказалась Евгения, неприязненно глянув на мужа. Обстановка быстро приобрела расслабленность, характерную для продолжения дружеской попойки. Разговаривали об автомобилях и заграничных поездках. Потихоньку пили водку, мужчины ещё и пиво открыли. Однако вскоре Вячеслав стал стремительно пьянеть, в то время как пивший с ним наравне Андрей лишь слегка захмелел, как и прекратившая выпивать Евгения. Перешли в бильярдную, закурили, продолжили коньячком… Играть в бильярд с пьяным мужем было не интересно, его заменила жена. Пока вяло катали шары, Вячеслав начал засыпать в кресле. Последнее, что он сказал заплетающимся языком, прежде чем его под руки повели спать в зелёную комнату: «Женя, достань фотик из сумочки, давайте сфотографируемся на память!» Андрей заметил, как женщина вздрогнула, начала рыться в своей сумочке, а затем, облегчённо выдохнув, достала миниатюрный фотоаппарат… Не дожидаясь, пока Евгения уложит своего мужа в постель, Вершитель отправился обратно в бильярдную и закурил. Женя вернулась даже раньше, чем он ожидал… без сумочки и без лифчика! Андрей точно помнил, что под её тонким серым свитером, приятно сочетавшимся с голубизной глаз и синевой джинсов, виднелся бюстгальтер. Сейчас его на месте не оказалось. – Я посижу с тобой, Андрей? – резко перешла на «ты» Евгения, ранее обращавшаяся к нему неопределённо. – Сидеть с этим алкашом мне не хочется, а спать – тем более… – Посиди, конечно, Жень… Одному скучно… – подхватил хозяин дома. – Что это он так быстро набрался, на старые дрожжи что ли? – А у него постоянно старые дрожжи, – махнула рукой женщина, поднимая рюмку, наполненную коньяком. Андрей налил и себе, они чокнулись и выпили «за здоровье». Евгения продолжила говорить о муже: – Алкаш – он и в Швейцарии алкаш… Достал уже… – Да брось ты, – засомневался хозяин дома, – нормальный, здоровый парень… – Пока был нормальный и здоровый, я только успевала девок отгонять, а теперь… – женщина проникновенно взглянула на Андрея ясными голубыми глазами: – Скажи, ты часто выпиваешь? – Малыми дозами частенько, а без тормозов—в редких случаях… – А этот не умеет малыми дозами! – всплеснула мягкими ручками Евгения. – И начинаются скандалы, ругань, рукоприкладство… – Он поднимает руку на такую нежную женщину?! – с чувством выдохнул Андрей. – Женечка, скажи, что ты шутишь! – Мне не до юмора! – вовсе не на шутку завела себя Испытуемая и раскраснелась. Надо сказать, что розовые щёчки очень шли её лицу. – Если бы ты знал, Андрюша, как он меня обзывает, когда напьётся, и мы остаёмся одни! Это здесь он тихий, при тебе… – Даже не верится, – покачал головой хозяин дома, подливая в рюмки коньяк и снова закуривая. – Не верится?! – вскричала Евгения и выпила рюмку залпом. – Хорошо, я расскажу тебе… Он обзывал меня сисястой! Представляешь? Сказать мне, что я сисястая! – Ох, Женя! Он категорически не прав! – громко воскликнул Вершитель. – Во-первых, это грубо… А по отношению к тебе – ужасно несправедливо, у тебя такая красивая грудь! – Ты, правда, так считаешь? Спасибо, Андрюша! Ты мне тоже сразу… – начала было признаваться она, но, вдруг, принялась заламывать себе руки. – Все мои слова напрасны! У тебя красивая молодая жена… – Женечка! – с ласковой укоризной произнёс Андрей. Он поднялся на ноги и сдвинул дверцу-ширму, из-за которой показался разложенный в нише диван. Присев на его край, мужчина хлопнул рукой по обивке, словно приглашая женщину присоединиться: – У меня молодая и красивая жена… Но ты такая обаятельная женщина, и твоя грудь… У моей нет ничего подобного… – Ах, Андрюша! – Евгения встала с кресла, подошла к мужчине и, после недолгих колебаний, присела рядом, совсем близко к нему. – Если бы в моей жизни появился такой мужчина, как ты… Я, правда, тебе нравлюсь?.. Очень? – Я хочу тебя, что же тут скрывать? – Андрей дотронулся рукой до раскрасневшейся щеки женщины. Кожа оказалась тёплой, гладкой, чрезвычайно приятной на ощупь, но Вершитель не спешил… – И ты, в самом деле, считаешь, что у меня красивая грудь, да? – не выдержала паузы Евгения, перехватила мужской взгляд на свой бюст и рывком сняла через голову свитер. Обнажившиеся сиськи оказались превосходны! Если и великоваты, то самую малость, и красотою своей не могли конкурировать разве только с чудесной грудью Эммы… – Она прекрасна! – ответил хозяин дома, убеждаясь, что и на ощупь грудь Жени восхитительна. Женщина охнула и застонала. – Поцелуй меня, милый! – неожиданно громко вскрикнула Евгения… Через несколько мгновений дверь в бильярдную отворилась, и в неё влетел почти трезвый Вячеслав, на ходу щёлкая фотоаппаратом. Снимки наверняка получились удачными: голая выше пояса жена целуется с чужим мужчиной, держащим свои похотливые руки на её драгоценных сиськах. – Что здесь происходит? – истерично заорал муж, закончив фотоохоту. – Немедленно убери руки от моей жены! – Слава! – качая головой, произнёс в ответ Андрей, и не думая подчиняться. Женя сидела тихо, вовсе не пытаясь сбросить с себя руки мужчины, а Вершитель нагло поглаживал её сокровище и говорил: – Ты не мог бы закрыть дверь с другой стороны, дружок, и оставить нас на часок вдвоём… Потом я сам к тебе приду, и мы обо всём договоримся. – Спятил? – оторопел Вячеслав. – Я всё расскажу твоим родственникам и фото покажу! Прекрати лапать Женьку, она – моя жена! – Эх, ну что же ты такой назойливый и нетерпеливый? Прямо, как муха… – разочарованно пробурчал Андрей. – Мрак с тобой, пойдём, поговорим… А ты, Женечка, останься, я скоро вернусь… Только после этих слов Вершитель неохотно снял руки с груди Евгении, поднялся на ноги и вытолкал рассерженного мужа из бильярдной. Вероятно, не ждавший такой нестандартной реакции Вячеслав плохо понимал, что происходит, и легко позволил Андрею оказаться в коридоре у себя за спиной. Вершитель резким движением заломил руку «оскорблённого мужа» за спину и затолкал его в подвал, в чёрную комнату, где Славу уже поджидала женщина-палач в красной кожаной униформе с капюшоном. Вячеслав вскрикнул от неожиданности и обмяк. Софья подняла его голову за подбородок, пристально взглянула в глаза и мощно рванула на нём рубашку. Оторванные пуговицы посыпались на пол. «Снимай штанишки, котик!» – произнесла она таким тоном, что её пленник содрогнулся и безвольно принялся расстёгивать брюки… Андрей оставил Испытуемого на попечительство Сони и отправился на кухню, где налил себе виски со льдом, а затем отправился в кабинет. – Вы не слишком увлеклись алкоголем, мой Господин? – тоном недовольной жены спросила сидящая перед монитором Ольга и радужно улыбнулась. – Оль, я тебя покусаю! – отозвался он. – Всегда готова! – засмеялась девушка. – Очень рад! – засмеялся в ответ Андрей, отпил из стакана и закурил. – Кстати, как на тебя действует алкоголь тёмного Княжества? Можешь вспомнить прежний мир и сравнить? – Не уверена, что хорошо помню… – удивилась вопросу Оля. – У меня ощущение, что здесь многие блюда и напитки вкуснее, а спиртное меньше пьянит… – Умница, девочка! – он поцеловал её в макушку, девушка заулыбалась. – Я сразу заметил разницу: вкус тоньше, опьянение значительно меньше… Если я выпиваю здесь бутылку водки в одну глотку, то становлюсь весёлым, распущенным, слегка пьяным и… не останавливаюсь минут тридцать, как минимум! – Ого! – с интересом посмотрела на него Ольга. – Давай поэкспериментируем? – Ишь ты какая! – засмеялся Андрей. – Не сейчас, деточка… Короче, чтобы прилично опьянеть, мне нужно выпить больше литра… – Не нужно, мой Господин! – улыбнувшись, девушка посмотрела на монитор и сменила тему: – Вы лихо закрутили сюжет! Когда мой выход? – Уже скоро, жёнушка! – хохотнул Вершитель. – У Женьки действительно классная грудь… – то ли спросила, то ли констатировала Ольга, глядя на экран, где одевшая на себя свитер Испытуемая бесцельно бродила по бильярдной. На картинке из чёрной комнаты Софья методично обрабатывала жёсткой плетью приподнятую задницу Испытуемого, прикованного к трансформируемому креслу. – Хорошая грудь, – подтвердил Андрей. – Хочешь пощупать? – Ради любопытства, пожалуй… А Вы разрешите? – Если будешь хорошо себя вести! – усмехнулся он. – Так… Пора начинать следующий акт… – Так уж сразу и акт? – съязвила Оля. – Не думаю, что она готова сразу раздвинуть перед Вами ножки… – Тогда следующая сцена! – рассмеялся Вершитель. – Но потом всё равно акт… «Хозяин дома» вошёл в бильярдную и перехватил тревожно-вопросительный взгляд Евгении, сидящей на краю разобранного дивана. – Раздевайся! – жёстко произнёс он. – Как это?.. Зачем ты так, Андрей? – растерялась женщина. – Я замужем всё-таки… – С твоим мужем я договорился. – Как? – изумилась Женя. – Он согласился на то, чтобы мы остались наедине, и… я переспала с тобой?! Не может быть! – А куда ему деваться? – Вершитель вёл себя нахально. – Ты мне не веришь, милашка? – Нет… Я не могу в это поверить! – Ну, что же, – вздохнул хозяин дома, – тогда пойдём, посмотрим, чем занимается твой благоверный… Андрей схватил безвольную руку Евгении и повёл женщину в чёрную комнату. Зрелище повергло её в шок: стоящий на карачках, прикованный к трансформированному креслу нагой муж, ласкал языком женщину, стоящую перед ним в костюме палача! Увидев вошедшую жену, Вячеслав вздрогнул всем телом и застонал. – Ну что же ты, котик? Не останавливайся! – грубо выкрикнула Софья и наградила «котика» увесистым ударом плети по низу спины. Испытуемый прилежно продолжил своё занятие. – Видишь, Женя, у твоего мужа всё изумительно до безобразия! – обратился Андрей к Евгении чрезвычайно гадким тоном. – Ему нравится… Славик, тебе вкусно? – М—м—м… – замычал муж, но немедленно получил удар плетью и выразился более определённо: – Да… – Вот сволочь! – не выдержала жена. – Когда я прошу тебя об этом, ты ломаешься, как девочка! А тут… – Надо уметь просить и… требовать, дорогая! – заявила женщина-палач. – Возможно, твой муж что-то сделает и для тебя, но немного позже. А сейчас тебе пора самой заняться делом! – Ка-каким… делом? – от страха Евгения начала заикаться… Вершителю не пришлось ничего объяснять Испытуемой. Палач жёстко и доходчиво довела до сведения Жени, что именно от неё требуется. Мольбы и стенания Евгении, впервые занимавшейся подобными вещами с посторонним мужчиной на глазах собственного мужа, не произвели впечатления на окружающих, за исключением Вячеслава. «Обиженный муж» пытался подать голос, но не в попытке защитить свою благоверную, а тщетно силясь отстоять свои права на неё. Потуги Испытуемого обошлись ему боком. Андрей смотрел на него равнодушно, обезумевшая от неожиданности и стыда Евгения фыркала и плевалась в его сторону, разъярённая женщина-палач пополнила его жизненный багаж множеством новых, незабываемых ощущений… За время дикой вакханалии в чёрной комнате Женя с избытком насладилась зрелищем, одновременно принимая непосредственное участие в действии, и даже успела получить свою порцию разнообразных удовольствий, забыв о стыде и семейном положении… Андрей решил, что этот акт пьесы пора завершать. – Пойдём отсюда, Женя! – проговорил он. – Думаю, следует оставить твоего мужа наедине с палачом… Если, конечно, ты не хочешь ему помочь! – Нет! – вскрикнула Евгения. – Я вообще не хочу его больше видеть… – Не уходи, Женя! – застонал Вячеслав. – Куда ты её уводишь, Андрей? Она – моя жена… – Евгения была твоей женой, – перебил его Андрей. Испытуемая, на плечо которой он положил руку, сильно вздрогнула. – Почему была? – выгибая спину, простонал Слава в руках неутомимой женщины-палача. – Потому что, ты сам… бывший! Ну, что же… О Славике прекрасно позаботится палач! – криво усмехнулся Вершитель, подавая Соне жёлтые прорезиненные перчатки. Софья демонически засмеялась… Облачённый в чёрный халат с эмблемой Вершителей, Андрей вёл в белую комнату Евгению, на которой не было ничего, кроме знаменитого в узких кругах прозрачного гладкого халатика… – А я уже заждалась вас, – обратилась к вошедшей паре Ольга, лежащая на белых простынях огромной постели в своём чёрном кожаном наряде. – Кто это? – неприятно поразилась Испытуемая и прижалась к мужчине. – Женечка, ты же внимательно рассматривала фотографию моей жены, – усмехнулся Андрей. – Познакомься с Олей лично! – Давно пора, – девушка просияла от такого представления. – Тебе понравилась эта сисястая мошенница, дорогой? – Она не сисястая, – улыбнулся Вершитель, обнимая за талию немедленно расплакавшуюся от обиды женщину, – у Женечки очень красивая грудь… Посмотри сама, Оленька! – Ну, хорошо-хорошо, – смягчилась «жена», явно не ожидавшая такой бурной реакции «любовницы». – Не обижайся, Женя, я просто завидую… Иди ко мне, милая, я успокою тебя, а ты утешишь меня, хорошо? – Д-да, Оля, – кивнула сквозь слёзы уже на всё согласная Евгения. Она недоверчиво взглянула на Андрея и резко перешла на «Вы», обращаясь к Ольге: – А Ваш муж не станет возражать? – Ну, что ты, милая? Он такой добрый! – с улыбкой феи ответила помощница Вершителя, подавая руки забирающейся на постель женщине и обнимая её. – Ты можешь называть меня Госпожой, а его Господином! – Милая жёнушка, не заводись и не говори потом, что и её следует оставить… – не обращая внимания на присутствие Испытуемой, произнёс Андрей. – У нас есть здесь что-нибудь выпить? Или придётся идти на кухню? – Я принесла всё, что надо. Посмотри на столике, мой Господин! – Ольга послала «мужу» воздушный поцелуй и принялась поглаживать грудь Евгении через гладкий прозрачный халатик. – Почему бы и не оставить? Женя такая хорошенькая… – Только мужиков соблазняла и грабила! – Вершитель сел в кресло у столика. – А ещё травила их клофелином… – Откуда Вы знаете, Андр… Господин Андрей? – Испытуемая выглядела потрясённой. – Я многое знаю, Женя! Думаешь, ты случайно оказалась в этом доме? Случайно познакомилась со мной? Случайно здесь оказался палач, который сейчас занимается твоим благоверным? – Я поняла… Но я не виновата! Это всё этот… Он не желал работать, но хотел денег и придумал такое… А я… – Женечка не виновата! – лукаво воскликнула Ольга, помогая «Опустившейся» снять халат. – Совсем, – моментально подтвердила Евгения, но задумалась и вскоре продолжила очень серьёзно, не замечая ласковых рук девушки, исследующей ей тело: – Нет, я участвовала, конечно… Только не я это придумала! У меня была нормальная работа, и муж работал со мной… Но он ленился… А потом фирма развалилась… Я виновата, но я не убийца, не отравительница… – И даже не проститутка, а простая мошенница, – закончил за неё Андрей. – Но меня можно понять? – взмолилась Испытуемая, вдруг принявшаяся целовать руки Ольге. – Меня можно пощадить? – Кто захочет тебя понимать, Женя? – вздохнул Вершитель. – У кого теперь ты попросишь пощады? – Да, здесь с этим сложно… – задумчиво проговорила Ольга, поглаживая лежащую рядом нагую женщину по голове. – Здесь?.. Я сразу почувствовала: что-то не так… И не зря Вы сказали, что мой муж – бывший, Господин Андрей! – привстала на локте Евгения. – Не только бывший муж, а бывший мужчина… Бывший человек? Где мы?! – Я же говорю, Женечка – наш человек! – Оля настойчиво смотрела на Андрея своими ясными глазёнками. – Где мы? – нахмурившись, переспросил Вершитель. – Ну-ка, попробуй вспомнить события последних дней, Женя! – Да ничего особенного… Всё, как обычно, – напрягала память Евгения, тихо вздрагивающая в руках Ольги, – хотя… Произошло странное происшествие… Меня с мужем пригласила в ресторан незнакомая дама. Согласились сдуру. Вдруг выясняется, что она – жена одного нашего… клиента. Мы перепугались, но женщина заявила, что узнала о нас случайно и очень благодарна за то, что её похотливый муж вернулся в семью после встречи с нами! Расслабились, поговорили о том, о сём… Потом она заспешила домой, оплатила ужин и подарила нам бутылку французского шампанского… Необыкновенное было шампанское! – Конечно, необыкновенное… Особенное, как я понимаю, вино она вам подарила, – мрачно кивнул Андрей. – Вот ты и вспомнила сама… – Да? Что вспомнила? – охнула Евгения, взволнованно глядя на мужчину, и вдруг, словно что-то прочитала в его глазах: – Она нас отравила? И… Я умерла?! – Я не знаю, какой смысл ты вкладываешь в это слово, Женя! – ответил Вершитель. – Могу сказать одно: на мой взгляд, ты попала по назначению! А остальное тебе расскажет Оля, если захочет… Моя жена не кажется тебе мёртвой? Андрей покинул женщин, чтобы вернуться в кабинет и вовремя: в чёрной комнате шёл допрос с пристрастием, что наглядно подтверждалось на экране монитора. Софья демонстрировала Вячеславу громадный искусственный фаллос, какие—то прищепки и зажимы, но тот нёс сущую околесицу и пытался свалить всю вину на супругу. Сдался он только после того, как женщина-палач елейным тоном произнесла: «Ты мне нравишься, котик! На мой вкус, у тебя не хватает сисек, и кое-что лишнее имеется между ног. Но я найду денег на операцию, и мы исправим твои недостатки». Заявление палача добило Славика окончательно, он начал слезливо каяться и рассказал о том, как замышлял мошенничества, искал клиентов, подсовывал им свою жену, выманивал деньги, усыплял клофелином приезжих дурачков, позарившихся на элитную проститутку с милым личиком и шикарным бюстом… В общем, муж Евгении рассказал всё, даже то, о чём его не просили: о своих любовницах – от юных школьниц до богатых старух, о тайном желании завести себе любовника, о скрытых от жены крупных суммах… Славик просил Софью только об одном: не отдавать его ужасному Господину Андрею, соблазнившему навеки потерянную им жену, и оставила «котика» себе. Вячеслав обещал Соне преданность до гроба и старательное выполнение любых приказов, во имя услады «прекрасного палача». Соня фыркнула, освободила Славика от оков и оставила его дожидаться своей участи в запертой чёрной комнате, а сама отправилась в кабинет. – Вы слышали это, Господин Андрей? – с нескрываемым пренебрежением к «Спустившемуся» произнесла Софья, увидев Вершителя за монитором. – И это называется мужчиной?! – По-моему, это называется иначе, – желчно ответил Андрей. – Видимо, ты сильно его напугала. – Может быть, – неопределённо произнесла она, – но роль «девочки» ему подойдёт вполне… – Ты хотела бы иметь такую «девочку» у себя в услужении? – Нет. Он мне противен в любом качестве, – огласила свой приговор Софья, закуривая. – А как там его супруга? – Раскололась, – равнодушно ответил Вершитель. – Тоже после «допроса с пристрастием»? – Этого не понадобилось. Я и не дотрагивался до неё, а Ольга приласкала немного… – В прямом смысле приласкала? И всё?! После этого Евгения откровенно рассказала свою историю? – И даже вспомнила последний день их прежней жизни. – Что?! – охнула Соня. – Я не понимаю… Какая жалость, что я этого не видела! – Хочешь посмотреть запись на ноутбуке? – улыбнулся Андрей. – Не вижу в этом тайны, которую следует от тебя скрывать… – Благодарю Вас, Господин! – она со значением улыбнулась в ответ. Пока Софья с интересом просматривала записи из белой комнаты, Вершитель направился туда сам. Женщины по-прежнему лежали в постели и тихо беседовали, Евгения ласкала тело полураздетой «Госпожи». Возвращение Господина обе встретили с радостью, но в глазах Испытуемой Андрей прочитал тревогу. – Мне нужно поговорить с тобой, Оля, – произнёс Вершитель, и Ольга соскочила на пол, на ходу застёгиваясь. – А я, Господин Андрей? – испуганно спросила Женя. – Вы позволите мне остаться здесь, с вами… хотя бы несколько часов… – Поспи, – ответил он, а заметив сомнение во взгляде женщины, добавил: – Не можешь спать – думай… Никто тебя не торопит. Вернувшись в кабинет с помощницей, Андрей задумал устроить совещание. Софья к этому времени закончила просмотр записи. – Интересно Вы работаете, Господин! – серьёзно посмотрела на Вершителя Соня. – Уважительно, вдумчиво, изящно… Никакого сравнения, сами знаете с кем… Есть в Вашем подходе что-то… мистическое… Потому и результат такой! – Ты так думаешь, Соня? – Андрей внимательно взглянул в её глаза Андрей. – Может быть… Но сейчас я хочу поговорить с вами о промежуточных результатах Испытания… Не удивляйся, Софья, у меня принято обсуждать с помощниками не только сценарий. Конечно, решение останется за мной, но… Думаю, мы можем поговорить доверительно, и каждый выскажет своё мнение. – Разумеется, Господин Андрей! Я вполне доверяю Вам и надеюсь на взаимность, – сверкнула глазами Соня. – Мне начать? Хорошо… Сначала о Вячеславе. Я не знаю технологии дальнейшей обработки Испытуемых, но этот человек, на мой взгляд, заработал серьёзную кару за содеянное, и… наказание должно быть таким, чтобы до него дошло, если не через безмозглую голову, то… – Согласна, – воспользовавшись паузой, вставила Ольга, – только в нашем ли Княжестве? – В наших краях ему самое место, – уверенно констатировал Андрей. – Но первое и довольно продолжительное время, он должен почувствовать на себе все «радости жизни» Княжества. От того, как Славик их переживёт, будет зависеть его будущее… Как считаете, специальность проститутки ему подойдёт? – Несомненно! – желчно улыбнулась Оля. – Мальчик по вызову? – переспросила Соня. – Или… – Тебе не даёт покоя ориентация Славика? Возможно, вопрос о смене его пола возникнет у будущих клиентов или у сутенёра, – недобро усмехнулся и пожал плечами Вершитель, – но это не наша проблема. Не исключено, что подобный вопрос всё-таки заставит Вячеслава задуматься… Пусть тогда и решает сам, кто он по существу. – Логично, – кивнула Софья. – Одним словом, со Славиком всё более-менее понятно, а его жёнушка? – В общем-то, и с ней всё ясно, – ответил Вершитель, – но Ольга считает, что Женя может пригодиться нам в дальнейшем… А у меня нет уверенности в её безобидности. – После карантина она станет тише воды, – предположила Оля. – Вероятно, – кивнул Андрей, – но я говорю о глубинной сущности. – А кто она по профессии? – поинтересовалась Софья. – До начала их маленького бизнеса? Ты же читала досье: Женя – рекламный агент, – усмехнулся Вершитель, – и Славик агент… рекламный… – Да-да, – задумчиво произнесла Соня. – Может Женя и вправду пригодится? Но за ней следует внимательно присматривать первое время. Вы тоже так считаете, Господин Андрей? – Я присмотрю, – вызвалась Ольга. – У тебя не хватает работы, Оля? – улыбнулся хозяин студии «Альфа». – Хватает, – улыбнулась в ответ девушка, – но, по-моему, до сегодняшнего дня я не ошибалась в кадровых вопросах… – В кадровых? – засмеялся Андрей. – Пожалуй, нет… – В конце концов, если Вы сомневаетесь, мой Господин, можно понаблюдать за Женей до завтрашнего вечера и устроить ей… дополнительную проверку… – Ахнуть ещё пару раз? – язвительно усмехнулся Вершитель. – Могу я высказать своё мнение, Господин? – спросила Софья. – Конечно. Мы для этого здесь и собрались. – Очень хорошо. Думаю, Оля права, и дополнительная проверка не повредит. – Какая именно? – обрадовалась поддержке Ольга. – У тебя есть идея, Соня? – Есть, – улыбнулась ей Софья. Судя по всему, женщины между собой поладили. – Но сначала о Славике. Он так и будет сидеть в чёрной комнате? – Нет, – твёрдо ответил Андрей, – сейчас я напишу заключение, и его увезут, что тянуть-то? – Хорошо, – серьёзно кивнула Соня, – а идея такая… Можно устроить ужин вчетвером, где Женя будет исполнять роль прислуги. В разговоре за ужином можно вскользь поговорить о ней, но словно сама Евгения отсутствует… – Ты хочешь создать атмосферу, в которой она почувствует себя изгоем? – догадался Вершитель. – Именно так! После ужина Хозяин с женой уединяются, не обращая на Женю никакого внимания, – продолжила Софья, хитро глянув на улыбающуюся Ольгу, – а я – палач, превратившийся в обычную женщину, начинаю с Евгенией задушевный разговор… – Ты окажешься не просто «обычной женщиной», – дополнила Оля, – а доброй, внимательной дамой, переживающей за бедную жёнушку мерзкого мужа… – Ага, – засмеялась Соня, – этакая сердобольная женщина-палач!.. Итак, я завожу с ней разговор о том, что в здешнем мире трудно приходится без надёжного и доброжелательного покровителя и заступника. Она, разумеется, начнёт спрашивать о Вас, Господин Андрей… – А ты скажешь, что у Господина забот и без неё хватает, – улыбаясь, продолжил он, – да ещё и молодая, красивая жена! – Конечно, – засмеялась Софья, взглянув на гордую физиономию «жены», – я скажу, что Евгения может быть нужна Господину и Госпоже только для развратных утех и экспериментов, которые могут вскоре стать жестокими… А со временем, она просто надоест им и превратится в опостылевшую прислугу, которая вечно мешается под ногами, когда драит туалет. – Интересно, – хитро прищурился Андрей, – какую альтернативу ты ей предложишь, Соня? – Я поведу её в опустевшую чёрную комнату. Там на неё нахлынут страшненькие воспоминания об экзекуции мужа, но добрая женщина-палач поведает, что в подобной комнате можно быть не только жертвой, но и палачом! И если Евгения предпочтёт слушаться свою новую знакомую Софью, то получит не только её покровительство, но и возможность со временем стать такой же, как она… – Женька не согласится! – выпалила Ольга. – С чего бы это? – засомневалась Соня. – Что ты ей рассказывала о Княжестве и возможностях в будущем, Оля? – Не слишком много, – ответила постоянная помощница Вершителя. – Говорила о грозящем ей обслуживании мужчин в самых различных формах, о подчинении и дисциплине, о Господах и потенциальных покровителях, что вполне соответствует твоей идее, Соня… Ну и о… моём муже, который, если Женя будет вести себя правильно, защитит от угроз и поможет найти себя в новой жизни… – Очень хорошо! – кивнула Софья. – Я буду подтверждать всё, что ты говорила, но склонять её выбрать моё общество… – Этого мало, – прокомментировал Вершитель. – Разумеется, важно и не перегнуть, но необходимо спровоцировать её на предательство. – Я думала об этом, – кивнула Соня. – Сутью моего предложения ей станет не только выбор моей стороны, но и письменные показания о преступных деяниях Господина и его жены по отношению к Евгении и Вячеславу, которые я, якобы, передам в соответствующие инстанции. Если Женя согласится, то напишет показания прямо в чёрной комнате, дабы обезопасить себя и меня от гнева Господина, что и станет проверкой Евгении на искренность… На этом, собственно, Испытание подойдёт к завершению. Останется только бурный финал, во время которого Господин ознакомится с рукописью и накажет Евгению в полном соответствии с мерой своего гнева. – А если она откажется с тобой сотрудничать? – без улыбки спросила Ольга, продолжавшая держать сторону Испытуемой. – Тогда я начну давить на неё с нарастающей силой… – белозубо улыбнулась Соня. – Ну и в самый драматический момент войдёт Господин Андрей и спасёт бедную Женечку из коварных лап палача! – Надеюсь, так и случится, – грустно кивнула Оля. – Вскоре мы всё узнаем сами, – произнёс Андрей. – Так Вы принимаете мой план, Господин? – внимательно посмотрела на него Софья… Не откладывая дела в долгий ящик, Вершитель принялся писать отчёт об Испытании Вячеслава, а женщины – обсуждать меню ужина и заказывать вечерние платья… Через полтора часа Блюстители увезли бледного, как полотно, Славика, а вскоре всё было готово для начала ужина с задуманной Софьей изюминкой. Андрей, в строгом, но не без изящества, тёмно-синем костюме занял место во главе стола. По правую руку от него сидела Ольга в чёрном вечернем платье, с отделкой под цвет её глаз и сверкающего на шее изумруда. Напротив неё расположилась Соня в изысканно-сексуальном красном платье. Весьма привлекательно выглядела и Евгения в изящном мини официантки, подчёркивающем выдающиеся особенности её фигуры, а также с изобретательно уложенными волнами светло-русыми волосами и прекрасно подобранным макияжем. В облике Испытуемой читалась рука Ольги. Евгении пришлось потрудиться и перед ужином, и во время него. Всё это явно не доставляло Испытуемой большого удовольствия, но, под неожиданно суровым взглядом Госпожи, выбирать не приходилось. Только ближе к окончанию ужина Ольга позволила «служанке» перекусить на дальнем от Андрея конце стола. Вскоре Господин и Госпожа покинули гостиную, даже не взглянув на Евгению. Софья осталась наблюдать, как расстроенная и сбитая с толку, Женя убирает грязную посуду, и завела с ней душещипательную беседу. Всё пошло по плану… – Не желает ли милая жёнушка ублажить своего дорогого мужа? – хитро улыбнулся Андрей, плюхаясь на кожаную поверхность дивана в кабинете и закуривая. – Ещё как желает! – сверкнула зубами Оля и указала рукою на экран монитора: – Только досмотрим кино. Фильм такой интересный и захватывающий… «Муж» не возражал. «Кино» на экране проходило строго по сценарию. Далеко не лучшее настроение Испытуемой становилось с каждой минутой всё хуже и хуже… Оля ёрзала на стуле у монитора, Андрей прикуривал очередную сигарету, наблюдая за происходящим с дивана… Действие «фильма» переместилось в чёрную комнату, где состояние Евгении перешло на грань истерики после заявления Софьи: «Своего бывшего ты вряд ли когда-нибудь увидишь». После длительной вербальной атаки Женя совсем поникла, ушла в себя и упрямо молчала. Женщина-палач в красном вечернем платье пыталась её расшевелить… – Всё, что Вы мне говорите— ужасно, – наконец произнесла Испытуемая похоронным голосом, и Оля в кабинете сжала кулачки, вслушиваясь в монолог Евгении. – Впрочем, я давно привыкла никому не верить… То, что происходит со мной сейчас, вероятно, плата за ошибки, и заслуженная плата… Возможно, я делаю новую ошибку, но мне нравятся Господин Андрей и его жена Оля, и не нравитесь Вы… «Ура! – закричала Ольга в кабинете. – Пусть Женька и дрянная сисястая курва, но нас не предала!» – Ну, что же, – грозно обратилась к Испытуемой Софья, сидящая в кресле-трансформере, – не желаешь по-хорошему, будет по-плохому… На колени! – Что?! Зачем это? – вздрогнула Евгения. – Я – не Ваша женщина! – Плётку захотела? – закричала Соня, рванув одежду «официантки» с такой силой, что Женя упала перед ней, а платье порвалось пополам, обнажая белую грудь. Второй рукой женщина-палач задрала подол своего платья: – Пора тебе поработать по специальности, шлюха! Дальше события развивались стремительно. Евгения упиралась руками и ногами, Софья пыталась прижать к себе её лицо, Ольга выталкивала улыбающегося Андрея из кабинета… Через минуту, вероятно, показавшуюся Испытуемой вечностью, дверь в чёрную комнату распахнулась, и в неё вошёл Вершитель. – Дождалась, дура! – равнодушно произнесла Соня и оттолкнула Женю от себя. – Вот он – твой спаситель, но нужна ли ты ему? – Не слишком ли много пафоса, дорогая? – поднял бровь Андрей. Он нажал кнопку на кресле, и женщина-палач оказалась к нему прикована. – Что происходит, Господин? – театрально охнула Софья. – Я не сделала ничего предосудительного… – С этим мы разберёмся позже, – мрачно ответил он и, незаметно подмигнув Соне, поднял с пола тяжело дышащую Испытуемую и вывел её из комнаты. В белой спальне их ожидала Ольга. Евгения с рыданиями кинулась к «своей Госпоже». Вершитель снял пиджак, галстук и вернулся к Соне… – Надо же, Ваша Оля оказалась права! – улыбнулась она. – А я была почти убеждена, что выиграю… – Но проиграла, – улыбнулся в ответ Андрей. – Думаю, Вам следует отпустить меня домой, попадаться сейчас на глаза Испытуемой не логично, – пожала плечами Софья. – Впрочем, если Господин желает наказать проигравшую спор и прикованную к креслу, а по сути – к Вам, несчастную женщину-палача… – Желает, но в более спокойной обстановке, – Андрей поцеловал Соню в губы, шаловливо провёл рукой по некоторым частям её тела и только после этого освободил женщину из жёстких объятий кресла. – Пойдём, выпьем, Соня, и я вызову тебе такси… – Хорошо, дорогой Господин! – Софья поднялась и обняла его, целуя в губы. – Только мне надо переодеться в своё… – Не надо, это теперь тоже твоё, – улыбнулся Андрей. – Ты смотришься в этом платье восхитительно! – Правда? Спасибо огромное! – снова бросилась целоваться Соня. – Оно мне очень нравится! Когда Вы захотите увидеть меня, я могу снова надеть его… Да?.. И, возможно, тогда Вы пожелаете полностью довериться рукам женщины-палача в красном платье… – Что пожелаю? – не сразу понял Андрей, а затем рассмеялся: – Ах, ты всё ещё хочешь порулить? Не знаю – не знаю… Зато у меня есть к тебе другое и вполне серьёзное предложение. – В самом деле? – удивилась Софья. – Я Вас внимательно слушаю. – Видишь ли, Соня… Студии «Альфа», как любому приличному и уже не маленькому предприятию, требуется собственная высокопрофессиональная служба безопасности. Предлагаю тебе её организовать и… возглавить. – Серьёзно?! – вскрикнула она, не веря своим ушам. – Но Вы так мало меня знаете, Господин Андрей! – Извини, Соня, но я навёл о тебе справки и… Не понимаю, почему ты работаешь у Банщика? – Это долгая история, в двух словах не расскажешь, – грустно улыбнулась Софья. – Стремилась к одному, получила совсем другое… С тех пор я не слишком доверяю людям. – В таком случае, тебе будет сложно согласиться на моё предложение, – вздохнул хозяин студии «Альфа». – Без доверия в нашем деле никак! – Не беспокойтесь, Господин Андрей… Даже если бы не верила Вашим словам, по делам всё видно… Вы подключите Ивана к работе службы безопасности? Техническая, компьютерная поддержка очень пригодится, а он в этом деле мастер. – Ивана подключим, Александра твоего… Да и не только их, разумеется. – Сашу? – Софья пристально посмотрела на хозяина студии «Альфа». – Ну да… Без меня он пропадёт, а студии пригодится, конечно… Внимательный Вы… В белой комнате Андрея ждала довольная Ольга и почти успокоившаяся после пережитого Женя. Во взгляде «жены хозяина дома» читался вопрос. Он понял, что его помощница интересуется Софьей и жестом показал, что та уехала. Оля радостно кивнула. Девушка пусть и наладила контакт с женщиной-палачом, но, похоже, немного ревновала… Содержимое подноса на столике обновилось. Андрей понял, что Ольга хотела покормить Евгению, которой нормально поесть за ужином не удалось. – Ну, что же, милые дамы? По-моему, нам следует выпить и закусить! – С удовольствием, мой Господин! – Оля слезла с постели и подала руку Жене. Та радостно её приняла, хотя и смотрела на девушку с удивлением. – Вы называете своего мужа Господином? – спросила Испытуемая. – Конечно, я называю Андрея своим Господином, ведь так оно и есть, – кивнула Ольга, устраиваясь в кресле. Во второе кресло усадили Евгению, в изорванном наряде официантки. Вершитель предпочёл стул. – У тебя есть вопросы ко мне, Женя? – проговорил он, наполняя рюмки коньяком. – Да, Господин! – ответила Испытуемая и задумалась, формулируя вопрос… – Софья наговорила кучу гадостей и настраивала Женю против нас! – решила помочь Ольга. – Ничего страшного, – спокойно ответил Андрей, – я уже принял меры. – Эта женщина говорила, что… в ваших краях очень плохо без покровителя… – Евгения словно раздумывала вслух. – Это правда, – ответила ей Оля, – но покровители бывают разные… – Насколько я понял, вопросов ко мне, в принципе, нет, – хмыкнул Вершитель и опустошил свою рюмку. – Зато Евгения выбирает себе покровителя. – Она просто хочет разобраться, мой Господин, – Ольга встала на защиту Испытуемой. – В чём? – вздохнул Андрей. – Прекрати мечтать, Женя, выпей коньяку и включи, наконец, свой слух и мозги. – Извините, Господин, – Евгения пригубила из рюмки, встряхнулась, в глазах женщины появилась осмысленность, – я слушаю Вас очень внимательно. – Прекрасно! Я не знаю, о чём вы здесь без меня грезите, – жёстко начал Вершитель, – но фактически дело обстоит следующим образом: никаких покровителей у Жени нет! – Но эта женщина… – попыталась возразить Испытуемая. – У Софьи прав и возможностей меньше, чем… у моей жены. Если бы ты приняла предложение палача, то осталась бы одна, потому что перестала бы существовать для нас с Ольгой… Повторяю, покровителей у тебя сейчас нет и быть не может. Зато есть целая цепочка преступлений, за которые уже осуждён твой муж. – Он в тюрьме?! – нервно воскликнула Евгения. – Можно и так назвать, – кивнул Андрей. – По форме – тюрьма, по сути – чистилище. – Да уж, – вырвалось у Ольги, метнувший быстрый, как молния, взгляд в сторону «мужа». – Оля тебе расскажет, если захочет. – Вы там бывали, Госпожа? – с ужасом спросила Женя. – Была, – задумчиво кивнула девушка. – Через карантинную зону проходят все… почти… И тебе это предстоит, милая… – Какой кошмар, – Евгения обхватила голову руками. – Разумеется, ничего хорошего там нет, – раздражённо проговорил Андрей. – Но тебе нужно думать не о покровителях и ужасах нескольких дней карантина, а о том, что тебя ждёт, когда ты из него выйдешь! – До этого ещё нужно дожить, – снова ушла в себя Испытуемая. – И то верно, – легко согласился Вершитель. Он вздохнул, наполнил рюмки коньяком, немедленно опустошил свою, закурил и поднялся со стула: – Думаю, можно считать этот разговор оконченным. – Мой Господин, не бросайте Женечку! – взмолилась Ольга. – Куда Вы? – В кабинет, готовить отчёт, – сухо ответил Андрей. Оля просительно сложила на груди руки, Женя непонимающе смотрела на них помутневшими глазами. Вершитель обратился к помощнице, не глядя на Испытуемую: – Ольга, ты же знаешь, мы не обязаны вести подобные разговоры. Более того, они против правил. А в данном случае ещё и бессмысленны: Евгению не интересует будущее, её интересует только настоящее! Так пусть она и получает его естественным путём. Прежде чем отправиться в кабинет, Андрей спустился в сауну, разделся и нырнул в холодную воду бассейна. Через минуту выскочил из него, забежал в парилку и улёгся на верхний полок из струганного дерева. На душе было муторно, хотелось быстрее закончить Испытание и забыть о нём, но… В сауну забежала Ольга, разыскивавшая Андрея по всему коттеджу. Она быстро скинула с себя одежду и залетела к нему в парилку, в глазах девушки стояли слёзы. – Пожалей её, Андрюша! – тихо проговорила девушка, глотая горячий воздух. – Что я могу? – с сомнением проговорил недовольный собой и всё ещё раздражённый Андрей. – Если хочешь, приведи Женю сюда… Распарим её и… – Зачем ты так, милый мой? – Оля опустила голову и принялась водить ладошкой по телу мужчины, покрытому горячим потом. – Можно подумать, что ты этого не хочешь, – Андрей пытался задавить в себе раздражение, но получалось плохо. – Разве в этом дело? – подняла на него ясные и такие серьёзные сейчас глаза Ольга. – Пойми, Женя ничуть не хуже меня! – Возможно, – кивнул он, – но ты… родная… – Ах, Андрюша… – Пойми и ты меня, Оля! Я, прежде всего, человек… со своими слабостями и недостатками… – Возможно, за это я тебя и люблю! – Ольга забралась к нему и тесно прижалась к горячему мужскому телу. – Ох, же ты… Не надо сейчас об этом, Оленька… – Надо, мой Господин! Ты – не просто человек… – Ещё бы! – в голосе Андрея появился едкий пафос. – Я – особенный! Я – Вершитель! – Так случилось, что ты – Вершитель судеб, Андрюша! – негромко, без всякого пафосного надрыва в голосе проговорила Ольга. – Думаю, Вершители в большинстве своём давно об этом не задумываются, но не ты… Что бы ни происходило, ты остаёшься человеком даже в тёмном Княжестве… – Мы сейчас здесь сваримся, – охнул Андрей, поднимаясь с полки сам и поднимая Олю, – а я не хочу варёную «жену». Марш в бассейн! Они выскочили из парилки и, взявшись за руки, прыгнули в ледяную, после жара сауны, воду бассейна, а через пару минут бодрящих водных процедур, отправились в небольшую комнату отдыха. Из мебели здесь имелся только простой стол с двумя скамейками из материала, напоминающего струганную, идеально отшлифованную древесину, шкаф с банными принадлежностями и довольно широкая койка, обитая рыжей клеёнкой с таким же рыжим, упругим валиком, вместо подушек. Андрей набросил на тело девушки сухую белую простыню и тщательно вытер покрывшуюся пупырышками кожу Оли. – Замёрзла? – ласково спросил он. – Может быть, погреешься немного в парилке? – Лучше в твоих руках, – улыбнулась в ответ девушка, тесно прижавшись к нему. Андрей нежно поглаживал спину Ольги, пока она не почувствовала, как в живот упирается возбудившаяся мужская плоть: – Ой-ой, кажется, не только я согрелась… – И что же в этом плохого? – он хитро посмотрел в её весёлые глазки. – Может быть, ты позволишь мне позвать Женю? – Ах, всё-таки, моя «жена» запала на сисястую? – грозно произнёс Андрей и рассмеялся: – Ну, сходи за ней… – Пивка захватить? – помощница Вершителя открыла встроенный в стену шкаф и достала белые махровые халаты, для себя и Господина… Минут через десять Оля вернулась в комнату отдыха сауны вместе с Евгенией. В руках обеих женщин оказались подносы, на одном из которых стояли два больших кувшина с пивом и полагающейся к пиву снедью, на другом – запотевшая бутылка водки и холодная закуска. Ольга приказала Жене снять с себя всю одежду, что та и сделала, на удивление стыдливо взглянув на Господина, а потом на рыжую койку. Однако «Госпожа» повела её не к ней, а в парилку… Андрей выпил бокал пива с икрой воблы, закурил и пошёл посмотреть, чем занимаются женщины. – Господин Вершитель не желает пообщаться с Испытуемой в парилке? – хитро улыбнулась ему Оля, указывая на потеющую в сауне Евгению. – Почему нет? – усмехнулся он. – А что же ты сама? – Ой, хватит мне этого жара, – поцеловала его в щёку Оля. – Я и так худенькая… Андрей скинул халат, зашёл в парилку и присел рядом с робко взглянувшей на него Женей. Одной рукой обнажённая женщина прикрывала лобок и старалась не смотреть на некоторые части тела обнажённого мужчины. – Ты начала стесняться меня, Женечка? – усмехнулся Андрей. – Всё так изменилось, – Испытуемая покраснела. – На нас смотрит Ваша жена… А мы тут с Вами голые… – Не беспокойся об этом, Ольга не возражает, – шепнул он ей на ушко и провёл ладонью по влажной от пота груди Евгении. – Разве так бывает? – Женя вздрогнула от его прикосновения и прижалась к Андрею горячим плечом. – Я тут пытаюсь понять… От Вас сейчас зависит… моё дальнейшее существование, так? Мне предстоит ответить за… то, что мы со Славой делали… И наказание мне тоже назначите Вы? – Не всё так просто, – мягко произнёс Вершитель, продолжая поглаживать женскую грудь, соски которой начали твердеть. – Я не должен всё это тебе рассказывать, ну да ладно… Уже то, что ты с мужем оказалась здесь – наказание… Мне надлежит разобраться во всех подробностях твоего дела и вынести вердикт о степени твоих проступков, о мере твоего падения. От этого зависит, где ты понесёшь наказание… – Где? По-моему, важнее какое оно будет, – Евгения размякла под рукой Андрея и положила свою руку на его бедро, – и как долго продлиться? – Это взаимосвязанные вещи. Не все остаются здесь… От того, где ты будешь находиться, во многом зависит тяжесть наказания, – ладонь Вершителя скользнула между ног Испытуемой. Женя вздрогнула, тихо застонала и коснулась пальцами мужской плоти. Андрей продолжал спокойно говорить: – В этом мире остаются те, чьи поступки не имели катастрофических последствий… – Это я понимаю, Господин! – томно произнесла разомлевшая Евгения и протянула мужчине свои солёные мягкие губы. – Ничего ты ещё не понимаешь, – улыбнулся Вершитель после долгого поцелуя. Ему захотелось немедленно овладеть этой, мокрой от пота, пышногрудой женщиной, но в парилке стало уж слишком душно, и он слегка шлёпнул Женю по ягодице: – Пойдём, проветримся! Андрей нырнул в бассейн, Евгения предпочла тёплый душ. За столом, в комнате отдыха, женщины медленно пили пиво, а мужчина, после ещё одного бокала пенного, выпил рюмку водки и продолжил рассказывать Испытуемой о том, что может ждать её впереди. – Итак, здесь остаются люди, чьи проступки соответствуют пребыванию в этом мире. Остальные уходят дальше… во Тьму, – произнёс Вершитель, и Евгения вздрогнула. – А мой муж… бывший? – тихо спросила она. – Ты его любишь? – вдруг спросил Андрей, и Ольга охнула от неожиданности и уставилась на него с изумлением. – Любовь?.. Я уже и не помню, что это такое… – с неожиданно горьким стоном произнесла Женя. – Деньги одни, словно без них дышать невозможно… Деньги за труд, деньги за пот, за боль, стыд, кровь, даже… за смерть деньги… Всё остальное считается малозначимым и бесполезным… Сложно поверить, что у вас иначе… И, тем более странно, что Вы заговорили о любви! Где её искать, особенно теперь, здесь?.. – Как и везде… – пожал плечами Андрей, но увидев непонимание в глазах женщин, добавил: – В себе, конечно, где же ещё?.. В комнате повисла тишина. Молчание становилось нестерпимым, и Ольга принялась неторопливо рассказывать Испытуемой об устройстве жизни в Княжестве и её ближайших и долгосрочных перспективах… – Но это же – наказание, длиной в целую жизнь! – осознала Евгения. – Так и есть… Для одних – наказание, для других – избавление, для третьих – настоящая жизнь, с горестями и радостью, – возразила Ольга. – И куда лучше прежней! – Вам просто повезло, Госпожа! – уныло воскликнула Женя. – Вы удачно вышли замуж… – Замуж? Это не то, что ты думаешь, милая! И не то, что было там, в прошлом… – улыбнулась Оля. – Я была на твоём месте. Осмотри внимательно ремешок на моей шее… – Какой прекрасный изумруд!.. Здесь что-то написано… Так Вы – рабыня Господина Андрея?! – ахнула Испытуемая и недоверчиво посмотрела на мужчину: – Но с рабынями так не обращаются! – Хозяин сам решает, как вести себя с рабынями. Для меня Оля – не только рабыня, но и друг, помощница, необходимая сотрудница моего проекта, любовница, жена, если тебе нравится это слово… – прямо ответил Андрей, глядя на сияющую Ольгу. – И всё это в одном лице. – Невероятно! – воскликнула Евгения. – А та женщина—палач уверяла, что я могу быть интересна Вам только для секса… Судя по Госпоже Оле, это не соответствует действительности. – Софья лукавила, – улыбнулся Вершитель, – женщины интересуют меня не только, как способ удовлетворения похоти… С другой стороны, в прежней жизни ты провоцировала вполне определённые желания у мужчин, порою испытывала их сама, но ухитрялась принадлежать лишь опостылевшему, окончательно потерявшему совесть мужу, а здесь… Разве тебе не хочется, чтобы мы разложили тебя сейчас же на этой рыжей кушетке? – Не могу так сразу сказать, что… хочется, – виновато опустила голову Испытуемая. – Я не привыкла к такой откровенности в общении, мне стыдно… Это часть наказания? – Всё зависит от твоего отношения к происходящему, Женечка! – высказалась Ольга. – Пойми, тебе повезло уже в том, что с тобой говорят, рассказывают о многом… И дело даже не в том, что после карантина ты, вероятно, мало что вспомнишь… – Как это? – изумилась Женя. – У меня сотрут память? – Можно и так назвать, наверное, – задумчиво ответил Андрей, выпивая рюмку водки. – Когда ты родилась в прежней жизни, помнила, что было с тобой до этого? – Нет, – изумлённо взглянула на Господина Евгения. – А некоторые помнят, – кивнул он. – Также и здесь… Люди забывают о прошлом, но есть исключения… – На самом деле есть? – Одно такое исключение сейчас пьёт с тобой пиво, – засмеялась Ольга. – Вы, Оля?! С ума сойти! – Женя порывисто схватила руку девушки и поцеловала. – Но если я всё забуду… Можно мне сейчас доверить Вам свои мысли, Господин? – Попробуй, если не жалко, – доброжелательно улыбнулся Андрей… «То, что происходит со мной сегодня – настоящий шок!» – собравшись с мыслями, Евгения тяжело вздохнула и заговорила о наболевшем. Она, наконец, решилась открыться, и… словно камень упал с души, и плечи распрямились: «Если быть откровенной до конца – я ждала чего-то ужасного… Мы с мужем занимались гадким промыслом, нечестным, во всех отношениях. Если бы я просто продавала своё тело – было бы честнее… Дело даже не в том, что клиенты случались противные… Вы правильно сказали, Господин: некоторые мужчины мне нравились! В конце концов, я могла завести себе состоятельного любовника и получать от него необходимые для жизни деньги без обмана. Но Слава категорически возражал! Он сам придумал такой способ получения прибыли и… сам страшно ревновал меня к каждому клиенту! А я… Я чувствовала себя верной женой, потому что никто из них… не получал меня по-настоящему…» – Именно поэтому ты удивилась и не поверила, когда я заявил, что Славик не против нашей близости? – поинтересовался Андрей. – Да, – кивнула Женя и снова покраснела, – но в тот момент я оказалась на пределе и, если бы Вы стали брать меня силой… Я хотела Вам отдаться, Господин! Простите, Госпожа Оля! – Не извиняйся, ты же говоришь правду, – Ольга смотрела на «Спустившуюся» внимательно и очень серьёзно. – Продолжай… – Я ещё не понимала, где нахожусь, да и сейчас мне трудно осознать… – благодарно кивнула ей Евгения. – Внутри накопилось столько всего… Я давно поняла, что нельзя получить богатство и благополучие просто так, за всё надо платить. И моё терпение лопнуло, как нарыв… Я решила, что изменю всё, пусть даже против воли мужа. Я оплачу Вам свои долги! – Почему именно мне, Женя? – удивился Андрей. – Какой ты не догадливый, мой дорогой! – кокетливо улыбнулась Ольга. – Вы сразу всё поняли, Госпожа Оля, – тихо проговорила Женя, стыдясь своей прямоты. – Любому человеку, наверное, а женщине, особенно, важно кому платить… Если тебя насилует монстр, и ничего, кроме страха и отвращения, ты не испытываешь – это ужасная пытка… Если то же самое делает мужчина, к которому тянет, то испытываешь, конечно, и бессилие, и стыд, но и желание, и даже удовлетворение от того, что он тебя выбрал! Думаю, внешность мужчины при этом не главное, хотя желательно, чтобы он нравился тебе… Главное – доверие! – Ты уже прониклась ко мне доверием, Женечка? – с иронией произнёс Андрей. – Почему? Ты же меня почти не знаешь… – Просто… Вы сразу вызываете доверие, – прямо ответила Евгения, – и даже если это —ещё одна моя ошибка, я доверяюсь Вам… – Не ты одна, Женя, – улыбнулась Ольга. – Что касается ошибки – только время рассудит. – Да, я понимаю, что пока не могу рассчитывать на такое же доверие с Вашей стороны, но не бросайте меня на произвол судьбы! Я оплачу Вам всё сполна… – Предположим, что тобою движет раскаяние и надежда, – заговорил Андрей, и Женя часто закивала головой. – Однако я не понимаю, о чём именно ты просишь? Снова о покровительстве? – Я чувствую, как Вам не нравится это слово… Госпожа Ольга рассказала мне немного о мире, в который я попаду за пределами этого дома. Это немыслимо, но жить-то надо… Я прошу только Вашей защиты и немного тепла в страшном и чужом мне мире! Человек ко всему привыкает, но требуются силы и время… За Ваше внимание ко мне я заплачу… всем, что есть у меня! – Серьёзное заявление, – констатировал Андрей, закуривая. – Думаю, Ольгу ты убедила… – А Вас? – Евгения бросила на Вершителя вопрошающий взгляд и опустила голову: – Я не нравлюсь Вам, как женщина, Господин? – С этим всё в порядке, Женечка, – грустно усмехнулся Андрей. – Но я не убеждён в твоей искренности… А её, и вправду, подтвердит или опровергнет только время… В комнате снова повисла тишина. Ольга предпочла не высказываться сейчас в защиту Испытуемой, опасаясь обратного эффекта. Женю последние слова Господина покоробили, но и внушили надежду на его благосклонность, которую она боялась спугнуть. Андрей просто наливал в рюмки водку, с интересом посматривая на женщин… Он всё для себя решил, а решив, откинул сомнения и тяжесть своих обязанностей. Пора было просто расслабиться, но он ждал, как поведут себя его спутницы, и, покосившись на рыжую койку, просто поднял наполненную рюмку. Ольга поймала его взгляд, прочитала в нём что-то своё, улыбнулась, звякнула стеклом о рюмку Господина и облегчённо опустошила её. Евгения взяла свою рюмку с опаской, осторожно, словно боясь расплескать, чокнулась с Вершителем и резко, отчаянно выпила до дна… Часы показывали пять утра, и порядком утомившаяся компания отправилась спать. Испытуемая умоляла не оставлять её одну, и Вершитель уложил женщин в белой спальне, а сам расположился в кабинете, несмотря на молчаливые протесты обеих. Спал Андрей крепко, но недолго. В начале одиннадцатого он проснулся и сразу сел писать отчёт. Дело заняло около часа. На экране монитора наблюдалась почти статическая картинка спящих женщин… Проснулись они ближе к полудню. За коротким завтраком Ольга предложила Андрею исполнить ночное желание в парилке. Откуда только знала? Он не возражал, взял снова смутившуюся Евгению за руку и повёл её в сауну. Там Вершитель, без лишних слов, раздел женщину и, не дожидаясь пока в парилке станет душно и слишком жарко, после недолгих поцелуев и ласк взял Женю по первому поту без всяких выкрутасов… – Неужели я забуду всё это?! – удручённо спрашивала Евгения незадолго до прощания. Со времени ночного разговора она ни разу не спросила его, ни о своём будущем, ни о покровительстве. Андрей оценил её сдержанность по достоинству. – Господин пробудит твою память, – с полной уверенностью заявила Оля. – Если, конечно, захочет… – Значит ли это… – начала, было, Женя, но умолкла на полуслове. – Ольга, скажи-ка мне, – серьёзно и прямо спросил Вершитель, – у тебя есть конкретные задумки, как использовать Евгению, если после карантина она окажется при тебе? – Да, мой Господин! – также серьёзно ответила его помощница. – Я могла бы задействовать её сразу в нескольких направлениях… – Я не подведу Вас, Госпожа! – вставила Женя. – Даже если тебе прикажут сниматься в порно? – жёстко спросила Ольга. – Знаю, что Вы оба желаете мне добра, – опустила голову Испытуемая. – Если понадобится, я стерплю унижения и сделаю, что требуется… – Серьёзный подход, – строго, но доброжелательно кивнул Андрей. – Последний вопрос. Осознаёшь ли ты, что после обязательного карантина снова встретиться и остаться с нами возможно только в статусе моей рабыни, в полном смысле этого слова? – Я и сейчас чувствую себя Вашей рабыней, Господин! – тихо, но убеждённо проговорила Евгения и поцеловала его руку. – Звучит странно, но это – мой внутренний выбор. Глава 21. Провалы в памяти Кто бы мог подумать, что ровно через неделю они снова окажутся в коттедже Вершителя втроём? Забирать Евгению из зоны карантина Андрей и Ольга решили вместе. Охранники вывели женщину, которая физически выглядела бодрой и даже помолодевшей, не то, что Оля в подобной ситуации. Растерянно оглядывающуюся по сторонам, Женю усадили на заднее сидение автомобиля, рядом с Ольгой. Андрей погнал машину на студию, но тут случилось непредвиденное… Евгения стала требовать, чтобы её немедленно отвезли домой или отпустили, металась по машине и даже порывалась открыть дверь. Андрею пришлось заблокировать двери, а Ольге надеть бывшей Испытуемой наручники. Но и после этого Женя не успокоилась, никого не узнавая и требуя освобождения. Андрей резко развернул «Мерседес» и двинулся в сторону коттеджа Вершителя. Ольга сразу поняла и оценила его идею. Вид за окном автомобиля озадачил и утихомирил Евгению, но ненадолго. Из подземного гаража коттеджа упирающуюся подопечную они тащили вдвоём, но ни вид чёрной комнаты, ни порванная на ней Вершителем серая карантинная одежда, ни лёгкая взбучка, которую ей устроила Ольга, не пробудили памяти Евгении. Она стала тихой, унылой и покорной, но и только… Тогда Андрей подмигнул своей помощнице, разделся и повёл недоумевающую, со страхом глядящую на обнажённого мужчину Женю в сауну. Там он сорвал с неё лохмотья, снял наручники и втолкнул в парилку. Евгения сидела на полке, положив руки на колени, и, время от времени, бросала боязливые и стыдливые взгляды на сидящего рядом Андрея. Он дождался, пока тело женщины начнёт покрываться каплями пота, и начал ласково, но властно гладить ладонью ей грудь. Женя вздрагивала, но не сопротивлялась… Через некоторое время её соски набухли, Андрей приблизил своё лицо к лицу женщины и поцеловал её солёные губы… Евгения задрожала, потом замерла, издала протяжный стон, обняла мужчину мягкими руками и принялась целовать его губы, щёки, глаза… «Господин! – горячо зашептала она. – Господин Андрей! Я чуть не забыла Вас… Простите свою глупую рабыню…» Женя буквально запеленала его своими горячими и нежными ласками, а затем отдалась ему бесстыдно и безрассудно, не замечая духоты и жара парилки… После случившегося Вершитель, покачиваясь, вывалился из сауны и рухнул в бассейн, а Евгения упала на колени перед стоящей рядом в белом платье, облегчённо улыбающейся Ольгой, которая с упрёком покачивала головой… Через полчаса Андрей вёл машину на студию, довольная Оля сидела рядом, а Женя одаривала их нежными взглядами с заднего сидения, поминутно поправляя ошейник, надетый на неё Господином… Впрочем, это случилось неделей позже, а нынешним вечером Андрей и Ольга остались одни. Обедать было поздно, и они решили вскоре устроить ужин, поваляться в постели и уснуть, если получится… Но сначала Вершитель огорошил свою помощницу: – Вообще-то, у меня висит резерв на ещё одну Испытуемую. – Серьёзно? – удивилась Оля. – Ещё одна подряд? Такого я не припомню… – Наша семейная парочка – выбор Софьи, – признался Андрей, – а эту я зарезервировал до её приезда. – Соне она не понравилась? Интересно, – лукаво усмехнулась его белокурая помощница. – Однако её выбор оказался необычным и эффектным… Можно и я как-нибудь выберу? Или это привилегия женщины-палача? – Можно, Оленька! И прекрати паясничать, – ехидно ответил Вершитель, но сразу перешёл на деловой лад: – Отказаться от этой Елизаветы, что ли? – Зачем же? – улыбнулась Оля. – Сегодня отдохнём, а завтра можно и поработать… Ты же знаешь, я могу не вылезать отсюда, когда ты рядом! Особенно, если на студии для меня работы не много… – Ты-то можешь, – с лёгкой укоризной улыбнулся Андрей, – а мне здесь становится душно… – Понимаю, – вздохнула она, – но, если обработать завтра ещё одну Испытуемую или Сошедшую, как забавно именует их Соня, тебе можно будет забыть об обязанностях Вершителя недели на две, так? – Даже больше, – кивнул Вершитель. – Пожалуй, ты права… Если не случится ничего срочного, зависнем здесь ещё на пару суток. – Ура! – взвизгнула Ольга и поцеловала Господина в щёку. – Радуешься? – хитро улыбнулся он. – Испытание завтра будешь проводить ты! – Как это? – поразилась Оля, и глаза её загорелись. – А Вы? – А я буду наблюдать… – лениво потянулся на кресле Андрей и зевнул. – Ну, помогу, если что… – Замётано! Я разрабатываю план с начала и до конца, а ты, мой дорогой Господин, его только утверждаешь! – лихо вскрикнула девушка, прогнала Вершителя с кресла и принялась изучать досье Испытуемой… Пока Ольга занималась делом, Андрей связался по телефону со студией, расспросил о проблемах и новостях, обсудил и согласовал планы с Изабеллой и Сергеем. Позвонил он и Елене. Та обрадовалась звонку Андрея, но, как с ней часто бывало в его отсутствие, пребывала в состоянии лёгкой депрессии. Новый статус, казалось, успокоил и примирил её с окружающим миром, но положение обеспеченной и защищённой от невзгод рабыни временами угнетало Елену, в отличие от её азиатской подружки… Разговаривать с Золотым номером отеля «Силикон» Андрей начал после того, как все деловые разговоры завершились. Он скучал по Катрине и Эмме. Нельзя сказать, что они редко виделись, но ему хотелось уделять больше времени и внимания своим «домашним». Личные секретарши, как Андрей предпочитал теперь называть их, уходя от слова «прислуга», часто приезжали на студию, занимаясь делопроизводством, юридической и финансовой стороной его проектов, выполнили громадную работу в разработке «Поправки Беллы», вели и некоторые конфиденциальные дела Андрея, но личного, тёплого общения не хватало… Разговаривая сейчас с ними о делах и пустяках, он, с радостью и смущением, ловил себя на мысли, что мечтает о ласковых объятиях своей рыжей бестии Катрины, нежных ласках трогательно заботливой, порою очень стыдливой Эммы и… о её замечательной груди… За ужином Ольга завела неожиданный разговор. – Вам не кажется, мой Господин, что Наталья Ивановна сильно изменилась за последнее время? – Да, Оля, – кивнул Андрей, – «Двойное одиночество» повергло её в шок, но кризис миновал, я думаю… – Тяжело ей пришлось, конечно… Она всё вспомнила? – Дело в том, что фильм получился очень… сильный, а для кого-то и тяжёлый, – проговорил Андрей, отрываясь от еды. – Никогда не забуду той тишины в зале на премьере, вскриков, стонов и даже слёз… Какие глаза у людей были, с ума сойти! – А коллективное остолбенение в конце и… овации? – напомнила Оля. – Это тоже… Я и представить не мог, что такое возможно ЗДЕСЬ! – по лбу мужчины пробежала быстрая, как молния, вертикальная складка. – Люди живы, их души живы… Не предполагал, что такое количество зрителей придёт в залы на этот фильм! Мы делали его, в сущности, для себя и для самых близких людей… Этих близких, раскупающих диски с нашим кино и тихо просматривающих его дома, оказалось невероятно много! – После премьеры я не видела Наташу несколько дней, – Ольга вернула разговор к своей бывшей учительнице и любовнице. – На следующий день после премьеры она позвонила мне и попросила о встрече, – рассказывал Андрей. – Я пригласил её в Дом Хозяина вечером того же дня и… Она рыдала несколько часов, только под утро немного успокоилась и забылась… – Ты умеешь успокаивать, милый… – Ольга, прекрати говорить пошлости! – вскрикнул он и ударил ладонью по столу. – Прости, Андрюша… – Оля вздрогнула, но в глазах её горела убеждённость. – Я сказала правду, мой Господин… Прекрасно это знаю из собственного опыта… А то, что женщины окончательно успокаиваются в постели, это – не пошлость, а нежность… и особая тактильная магия, которой ты владеешь… – Это ты меня прости, Оленька! Я бываю вспыльчив, – сокрушённо произнёс Андрей и взял руку сидящей напротив него за столом девушки в свои ладони. – Да, Наташа начала рыдать прямо с порога, уткнувшись в меня, потом в гостиной, где мы что-то пили и пытались разговаривать, а затем я увёл её в спальню… – И это хорошо, – теперь Оля ласково гладила его руки. – Извини за прямоту, но некоторые очень важные истины всегда доходили до Натальи не через голову, а… – Она неглупая женщина… Может быть, и этим местом думает, – мрачно пошутил Андрей, и… Ольга расхохоталась до икоты… – Умеешь ты поднять настроение! – заявила она, давясь яблочным соком. – Если серьёзно… Наталья вспомнила далеко не всё, – продолжил хозяин студии «Альфа». – Хитросплетения сюжета фильма об учительнице, очень похожей на неё, и учениках этой женщины, Наташа прочувствовала каждым нервом… А ты до сих пор не говорила с ней о прошлом, Оля? – Нет, – опустила голову девушка. – Пойми меня правильно, я не хочу переносить в свою новую жизнь все «прелести» старой… Конечно, если Наталья заговорит со мной о нашем прошлом, я не откажу ей в такой беседе. Наташа – хорошая, добрая и ласковая женщина, но продолжения отношений в интимном смысле у меня с ней не будет. Как и с Колей… Всё осталось за гранью… Возможно, она чувствует это, а может, просто меня боится отчего-то… Наталья стала чаще приходить в мой коттедж по любому поводу – помогает по хозяйству, приносит какие-то вещи, нужные и не очень. Она беседует с Колей и Нирой. Иногда заговаривает со мной о делах студии или о тебе. Я отвечаю ей вполне доброжелательно, однако… – У неё проявляются материнские чувства и комплекс вины, – убеждённо кивнул Андрей. – У неё? Это у меня комплекс вины! – горячо откликнулась Ольга. – И я не знаю, что с ним делать… – Жить, маленькая моя! – он погладил её ладонь. – Стараться быть доброй, но не добренькой; тёплой, но не тёпленькой… В конце концов, таково твоё наказание – помнить и жить. – Вот ты как повернул! – охнула Оля и задумалась: – Да, всё правильно… И я постараюсь… – Вот и умница! – Андрей подсел к девушке и обнял её за плечи. – Может, стоит позволить Наталье жить с вами в одном доме? – Ни в коем случае! – немедленно отреагировала Ольга. – Это выше моих сил. Мне и с Колей-то иногда встречаться не хочется… С Нирой – другое дело, с ней просто. У нас нет далёкого и сложного прошлого, только настоящее и будущее… – Ты спишь с ней? – Иногда… – неожиданно покраснела Оля. – Нира, если ты до сих пор не понял, хотела бы каждую ночь проводить в постели своего Хозяина! Она заговаривает со мной о тебе постоянно, иногда в самый неподходящий момент… Посмотрим, как они уживутся с Женей… – Да, развела ты себе гарем, – улыбнулся Андрей. – Кто бы говорил! – улыбнулась в ответ девушка. – Знаешь, я тоже бы хотела жить и спать только с тобой! Молчи-молчи… Это отголоски моей памяти о прошлом. Сама знаю, что здесь говорить об этом нелепо… Да и отбивать тебя у Эммы, Кати, Беллы – глупо и несправедливо… Поверь, мне хорошо, что ты бываешь рядом, даже в этом мрачноватом коттедже Вершителя… Кстати, Нира постоянно передаёт тебя приветы и надеется, что Хозяин когда-нибудь вызовет её к себе и… Ну ты понимаешь. – Вызову-вызову… Когда-нибудь… – вздохнул Андрей и неожиданно хохотнул: – А она занята завтра на съёмках? – Ближайшие дни нет, – автоматически ответила Ольга и повернулась к мужчине, заглянув в его глаза, – а что? Вы придумали какую-то новую шалость, мой Господин? – Ну-у, – лукаво улыбнулся девушке Вершитель, – не знаю, впишется ли Нира в твой сценарий Испытания Елизаветы? – Ещё как впишется! – всплеснула руками Оля. – Внесу несколько поправок и готово! Вызываем Ниру, да? Я почему-то рада… Но это случится завтра, мой похотливый муженёк, завтра утром. Сегодня ты только мой! – Не возражаю, – улыбнулся Андрей и провёл пальцами по милому личику девушки. – Однако ты снова уготовила мне роль своего «мужа»? – Так надо, дорогой! Ты же не против?.. К десяти утра на такси приехала возбуждённая от предвкушения предстоящей встречи Нира. Испытуемая Елизавета уже больше часа спала в зелёной комнате коттеджа: поверх покрывала, одетая в болотного цвета свитер грубой вязки, короткую плиссированную чёрную юбку и плотные чёрные колготки. Ольга предложила Вершителю ознакомиться с подготовленным ею сценарием, но, к удивлению светловолосой помощницы, Андрей заявил, что всецело доверяет ей бразды правления и предпочитает видеть действие с чистого листа. Оля радостно кивнула и принялась пояснять Нире нюансы её роли в предстоящем спектакле. Вершитель их не слушал, он только наблюдал… Нира ничуть не изменилась несмотря на то, что успела за последние месяцы стать настоящей порно-звездой Княжества. Время от времени она бросала на Андрея любопытствующие и смущённые взгляды. Впрочем, когда Ольга отправилась в зелёную комнату, чтобы начать Испытание, оставив вызванную рабыню наедине с Господином, выражение глаз Ниры изменилось, в них появился призыв. «Да, детка, – ответил Андрей на её молчаливый вопрос, – но позже, сейчас сосредоточься на задании Ольги». Тонкая кожа еврейской женщины порозовела, и Нира, скромно отведя глаза от Господина, уставилась в экран монитора. Там Ольга знакомилась с Испытуемой, представившись хозяйкой дома, будто бы сдавшей Елизавете комнату. Та, немного задумавшись, вроде бы, приняла ситуацию, как должное, однако продолжала оставаться весьма сдержанной и настороженной. Правда, это нисколько не помешало им через несколько минут перейти на «ты». Оля показывала Лизе весь дом, кроме чёрной комнаты, которую она назвала подсобным помещением, и кабинета, который «вечно запирает муж». Большая фотография мужа, в обнимку с женой, уже висела на стене в гостиной. Елизавета посмотрела на фото с мрачным интересом, а заявление Ольги, что её супруг находится в длительной заграничной командировке, восприняла без эмоций. Белокурая помощница Вершителя продолжала дополнять мизансцену новыми деталями, предложив Лизе провести сегодняшний и завтрашний, будто бы выходные, дни вместе, в веселье и праздности… Елизавета снова задумалась, достала из сумочки свой мобильник, набрала один за другим два номера, абоненты которых, разумеется, оказались недоступны. Своих планов у Лизы не оказалось. Женщины решили закатить шикарный обед, меню которого обсудили немедленно. Ольга надумала пригласить на обед подругу, Елизавета ничего не имела против, упомянув, что не желает лишь присутствия на этом мероприятии мужчин. Тщательно проштудировавшая предварительную информацию об Испытуемой, Оля только этого и ждала! Она весьма натурально поморщилась, заявив, что особи мужского пола категорически не вписываются в её планы. Напротив, ей больше по душе тесная, чисто женская компания, а мужики, мол, недостойны столь прекрасных дам… Андрей в кабинете довольно хохотнул, когда Ольга нарочито показала язык его портрету с вмонтированной в рамку миниатюрной видеокамерой. Вершитель открыл бутылку виски, заботливо принесённую, вкупе с прочей снедью, его «женой» до начала «спектакля». Тем временем, у мужененавистниц в гостиной завязалась оживлённая беседа о… мужчинах. Огонь разговора Оля аккуратно поддерживала новыми поленьями – «правдивыми историями о мужьях и любовниках её знакомых». «По сценарию, – прокомментировала для Вершителя разворачивающееся действие Нира, – я – подруга и любовница Вашей жены, а Вы – не только её муж, но и мой любовник». Андрей округлил глаза и показал моментально покрасневшей женщине большой палец… Разговор Ольги с Елизаветой, меж тем, переместился из гостиной в сауну, куда «хозяйка дома» пригласила новую знакомую на водные процедуры перед плотным обедом. Тема разговора не изменилась, только теперь больше говорила Лиза, а Оля слушала. По словам Елизаветы, выходило, что её муж умер около года назад. Подробности его смерти она не сообщала, но поведала, что их отношения не складывались давно: «Муж не пропускал ни одной юбки. Моё терпение лопнуло, когда он переспал с моей подругой. С этой дурой я порвала отношения, а с ним продолжала жить… как с соседом». Рассказывала Испытуемая и о женатом любовнике, который был хорош исключительно своими постельными экспериментами. Однако и с ним она рассталась после того, как тот припёрся к ней на следующий день после похорон мужа, как к себе домой (Раньше они встречались только на нейтральной территории), надел тапочки покойного и начал к ней приставать… Впрочем, на этом откровения Лизы закончились, а попытки Ольги продлить её воспоминания, успехом не увенчались. На просьбу «хозяйки дома» рассказать об экспериментах любовника, Елизавета только отшучивалась… В сауне женщины разделись, и Андрей с удовлетворением отметил, что фигура Испытуемой гораздо эффектнее, чем он предполагал: стройные ноги, плоский живот, упругая грудь, которую ранее маскировал грубый свитер… Нира заметила реакцию Хозяина и кинула на него лукавый взгляд… В сауне обнажённая Ольга тоже смотрела на «новую подругу» с удовольствием. В парилке женщины пробыли недолго, а затем, с весёлым визгом, прыгнули в холодную воду бассейна, где некоторое время подозрительно копошились… Сцена в комнате отдыха начала приобретать романтический оттенок. Оля принялась ласково вытирать Лизу полотенцем, пристально глядя в её тёмно-серые, как сейчас казалось, глаза. Испытуемая не сопротивлялась, но заинтересовалась более прозаическим вопросом: – Зачем тебе, молодой и обеспеченной женщине, сдавать комнату в твоём большом, ухоженном доме, Оля? – Ах, Лиза, – томно отвечала Ольга, – думаешь, здесь уютно одной, когда мужа месяцами нет дома… Да и не в нём дело, и не в деньгах, конечно… Я мечтала о новой подруге, с которой мне будет хорошо. – Я поняла тебя, Оля… – тихо ответила Елизавета, не отводя глаз. – Хорошо, если ты ждала именно меня. Испытуемая провела ладонью по мокрому плечу Ольги и принялась вытирать её своим полотенцем… Через несколько минут женщины отбросили полотенца, прижались друг к другу уже сухими телами и нежно поцеловались. – Скоро обед привезут? – спросила Лиза, явно не стремившаяся к немедленному продолжению нежного общения. – Скоро, – с хорошо сыгранным сожалением в голосе ответила Оля. – Пойдём одеваться к столу… Оделись они без лишних изысков. В доме было тепло и комфортно, да и лишних глаз не предвиделось, а потому женщины облачились в лёгкие атласные халатики. Ольга надела белый, Елизавета выбрала жёлтый… Уже и стол стоял накрытым, а третья участница застолья не появлялась. «Вечно она опаздывает!» – недовольно пробормотала «хозяйка дома» и взялась за телефонную трубку. В кабинете раздался неслышный из гостиной звонок, Нира покосилась на Вершителя, тот кивнул, и его новая помощница заговорила по телефону: «Да-да, дорогая, я уже недалеко, через десять минут буду». Андрей заинтересовался, какую роль Оля уготовила Нире? Распущенная развратная кошка или скромная, стыдливая подруга, волею судьбы попавшая под влияние Ольги и поневоле ставшая её любовницей? Судя по строгому и скромному платью Ниры, следовало ожидать второго варианта… Вскоре Оля представляла Лизе свою старую подругу, которая явно стеснялась незнакомого лица в доме. За неторопливым обедом Елизавета с интересом рассматривала гостью, которой хозяйка дома периодически помыкала, не скрывая этого. – Что за странное имя – Нира? – мимоходом поинтересовалась Лиза. – Обычное еврейское имя, – пожала плечами Ольга, и её подруга смущённо опустила глаза. – Тебе не жарко, голубушка? – неожиданно развязно спросила новую гостью Елизавета. – И в самом деле, – тут же подхватила хозяйка дома. – К тому же, мы договаривались с тобой, подруга, что в отсутствие посторонних лиц, ты приезжаешь ко мне без нижнего белья… – Но, Олечка, – ахнула и моментально покраснела Нира, – я ехала на такси и, потом, у тебя гостья… – Ты могла снять свой лифчик и трусики сразу, как приехала, – крайне недовольным тоном возразила хозяйка, – а Лиза – не посторонний человек, она – моя новая подруга… Так что иди и переоденься в мой любимый халатик… Немедленно! – В халатик? И без нижнего белья? – изменилась в лице старая подруга. – Но мне будет… неловко… – Потерпишь! Кого тебе здесь стыдиться?.. – Ты с ней спишь? – прямо спросила Елизавета, когда Нира, ссутулившись, покинула гостиную. – Ага… Время от времени, – легкомысленно кивнула Оля. – Она слишком скромная, но послушная и горячая, когда разойдётся. Хочешь попробовать? – Втроём? Хочу, – быстро согласилась Лиза и сверкнула глазами: – Через часок после обеда? – Конечно, – улыбнулась хозяйка дома, – куда нам спешить?.. – Шикарный халатик! – впервые за всё время улыбнулась Елизавета, взглянув на пунцовую от стыда еврейку в прозрачном халате, нисколько не скрывавшем её прелести. На десерт пили шампанское с шоколадом и фруктами, будучи уже в белой комнате. Ольга с Лизой развалились на широченной постели, Нира скромно сидела в кресле… Некоторое время ничего не происходило, кроме пустого разговора между «хозяйкой дома» и её новой подругой… Андрей понимал, что Оля выдерживает паузу, ожидая активности от Испытуемой, но та медлила… От скуки Вершитель налил себе немного виски, закурил и, весело хмыкнув, взялся за телефон. В белой спальне зазвучал телефонный звонок, удивлённая Ольга встала с постели и взяла трубку. – Здравствуй, жёнушка! – услышала она голос «мужа», достаточно громкий, чтобы его услышали и подруги, встревожено следившие за хозяйкой дома. – Здравствуй, дорогой! – с лёгкой хрипотцой, растерянно произнесла «жена». – Что-то случилось? – Нет, всё в порядке, милая! Просто хотел услышать твой голос, – усмехнулся Андрей. – Не скучаешь там без меня? – Скучаю, Андрюша, – Оля пришла в себя и начала отвечать подчёркнуто сладким голосом, – как иначе? Сижу дома, думаю о тебе… – Одна думаешь? – язвительно произнёс он. – Чаще всего одна, – трогательно пропела Оля, – но сегодня подружек пригласила на выходные… – Подружек? Я их знаю? – С Нирой ты знаком… Она передаёт тебе привет! – с лёгкой тревогой ответила Ольга. – Нира? Да, она… хорошая подруга, – удовлетворённо отметил «муж». – Поцелуй её от меня. – Поцеловать? – лукаво улыбнулась «жена». – С удовольствием, милый! А в какое место поцеловать? – Оставь свои хулиганства до моего возвращения, жёнушка! – усмехнулся Андрей. – И позванивай, чтобы я не забывал о своей девочке… – Конечно, дорогой! – во взгляде Ольги появилось ехидство. – Целую тебя! – И я тебя целую, детка! – ответил «муж», заканчивая разговор… – Забывает он меня, видите ли… – нарочито зло хмыкнула Оля и немедленно переключилась на «старую подругу»: – Он велел поцеловать тебя, подружка! – Да? – лицо Ниры просветлело. – Спасибо! – Рано ты благодаришь Ольгу, – включилась в разговор Елизавета, в голосе которой появилась желчь, – она ещё не передала тебе поцелуй мужа… в натуральную величину! Куда тебя обычно целует её драгоценный супруг? – Куда целует? – удивилась Нира, глядя на ухмыляющуюся Олю, которая крепко схватила её за руку и потащила на постель. – В щёку… иногда… – В щёчку? – скривилась Лиза. – Всего-то… Но ты то, хотела бы, чтобы он целовал… другие места, голубка? – Что ты такое говоришь? – изумилась еврейка, краснея на глазах. – Ты прекрасно понимаешь, о чём я говорю! – жёстко ответила новая подруга хозяйки дома. – Оля, а ты не замечала, что Нира влюблена в твоего мужа? – Ты так думаешь, подружка? – хохотнула Ольга. – И, конечно, она мечтает, чтобы Андрей целовал её не только в щёчку? Это мы сейчас устроим… Закрой глазки, Нирочка!.. Из кабинета Андрей наблюдал, как не на шутку разошедшиеся Оля и Лиза, руками и губами, довели безнадёжно пытающуюся их урезонить Ниру до полной кондиции, а затем заставили её долго ласкать их обеих всевозможными способами… Лишь удовлетворившись в полной мере, они оставили бедную Ниру в покое. Ольга отвела её в кабинет, подмигнула укоризненно покачавшему головой Андрею и вернулась к Лизе. Господин успокоительно поцеловал «старую подружку жены» в щёку и отправил её под душ… Вернувшись, всё в том же прозрачном халатике, посвежевшая и успокоившаяся, Нира посмотрела на Хозяина вопросительно. Он кивнул на кожаный диван, подал ей бокал красного вина, закурил и присел рядом. – Гадкие у тебя подружки! – дружелюбно улыбнулся Андрей. – Что там дальше в сценарии Ольги? – Она снова попробует подтолкнуть Лизу на откровенный разговор, – ответила женщина, ласковым касанием руки поблагодарив Господина за вино и заботу о ней, – а если не получится… Не станет торопиться и оставит продолжение до утра. Андрей согласно кивнул, прихватил бутерброды, заранее приготовленные Олей, и уставился в экран, где интересного разговора пока не складывалось. Идти и варить кофе он не хотел, боясь испортить «спектакль». Но Нира почти бесшумно проскользнула на кухню и вскоре принесла Господину чашку свежезаваренного напитка. Андрей предложил помощнице присоединиться к своей скромной трапезе, но она, нежно улыбнувшись, отказалась… Тем временем, в белой комнате Елизавета, неожиданно, сама выбрала удачную тему для продолжения разговора. – Оля, а ты не думала о том, чтобы развестись с мужем? – спросила она. – Что за странная идея, Лиза? – «хозяйка дома» едва не поперхнулась шампанским, которым освежались подруги. – Зачем? Материально я смогу прожить и без него, хотя Андрей очень хорошо зарабатывает и обеспечивает все мои потребности… Потом, он часто отсутствует и редко беспокоит меня своим контролем… А когда возвращается домой, мы веселимся, принимаем гостей или сами ездим в самые лучшие заведения и путешествуем… К тому же мой муж очень хорош в постели. – Глупости всё это! – безапелляционно заявила Елизавета. – Я вижу, что детей ты заводить не планируешь, так? Тогда и мужчина не нужен… Женщина женщину всегда лучше поймёт и… приласкает. – Ты так думаешь? – засомневалась Ольга. – Мне приятно заниматься этим с женщинами. Но для разнообразия, хотя бы… – Смотря как заниматься! – таинственно улыбнулась Лиза. – У тебя есть игрушки —страпон, например? – Конечно, – лукаво усмехнулась хозяйка дома, – и не один! – Тащи их сюда, – томно посмотрела Елизавета на Олю и погладила её по голой ноге, – я сделаю с тобой такое, что ни один мужик не сможет! – Ещё чего! – хохотнула «жена Андрея». – Лучше я тебя доведу до изнеможения! – Ну нет, милая! – нахмурилась Лиза. – Так я не хочу… – Тогда… Ниру вдвоём, утром? – весело предложила Ольга. – По полной программе! – Точно! Я в деле! – неприятно рассмеялась Испытуемая. – Утром в самый раз… А сейчас можно и поспать, поздно уже… Ты обнимешь меня, дорогая? – Конечно, милая! – Оля прижалась к Елизавете, обняла и погладила её задницу, но попробовала продолжить разговор: – А ты и вправду считаешь, что мужчины не нужны? – Хочешь, чтобы я рассказала тебе откровенно? – Лиза, в свою очередь, принялась гладить Ольгу ласковыми ладонями. – Ну, слушай… Раньше я так не думала, но со временем поняла, что все мужчины – пьяницы или слабаки… Ни одного настоящего, как в книжках и кино, не встретила. Потому-то по жизни мне самой пришлось стать сильной… Я и с мужчинами стала вести себя по-другому. Сама их имела, а не они меня! Тут и слабаки пригодились… Однако со временем я открыла для себя, что нежные и сладкие прелести женщин, куда приятнее для этого занятия, чем волосатые задницы и вялые члены… – Может быть, ты и права, – под ласками Елизаветы Оля расслабилась и распахнулась, – но мне совсем не хочется лишиться дома и многих других прелестей жизни, которые даёт мне муж… – А ты единственная его наследница, дорогуша? – пальцы Испытуемой скользнули вглубь лона помощницы Вершителя. – Да, – сладко застонала она, – а что это меняет? Когда-нибудь… Но об этом и думать глупо… – Ты права, сладкая моя! – своими настойчивыми ласками Елизавета довела хозяйку дома до состояния, когда та очень достоверно изобразила оргазм, но Лиза не остановилась: – Я тоже хочу кончить, дорогая, помоги мне… – Ах, какая ты шалунья, Лизонька! – вызвать ответный оргазм у новой подруги Ольге было несложно… – Спасибо, Оленька! – благодарно целовала Елизавета Олины губы и, уже засыпая, тихо проговорила: – Вот я, например, осталась одна, без мужика, с наследством… И что с того? Радости в жизни не прибавилось… Последнее заявление Испытуемой удивило Вершителя. До этих слов Лизы, у него складывалась вполне стройная картинка её жизни… «Подружки» в белой комнате уснули. Андрей увеличил громкость звука компьютера до максимума, чтобы не прозевать их пробуждения… Кроме того, он поставил будильник на пять утра. – И что нам теперь делать? – спросила Нира, глядя на его приготовления. – Как что? – улыбнулся Господин. – Каким Ольга представляла продолжение действия утром? – Если всё идёт в выбранном ею направлении, а так и получается… – словно пересказывая хорошо выученную роль, говорила его еврейская женщина. – Проснувшись с Лизой, Ольга планируют продолжить развлекаться… со мной. Однако оказывается, что ночью вернулся муж, узнал подробности происходящего в доме от своей любовницы… – То есть, от тебя? – хитро сощурился Андрей. – Да, – ответила Нира и скромно опустила глаза. – В общем, мы заходим в белую спальню, когда Оля с Лизой ещё нежатся и ласкаются в постели голышом, обсуждая планы на день… – Прекрасно! – проговорил он. – Будем считать, что я уже приехал домой и узнал от тебя подробности времяпрепровождения своей жены… – И что теперь? – До утра времени много, – заявил Вершитель. – Поговорив о своей жене с женщиной, которая является не только её… близкой подругой, но и его любовницей, и не желая будить ночью парочку в белой спальне, муж Ольги и хозяин этого дома должен… Что он должен сделать, Нира? – Потребовать ласк от своей любовницы? – краснея, предположила она. – Совершенно верно! – улыбнулся Андрей, раскладывая диван. – Постели постель для нас, детка! – Да, Господин! – она бросилась выполнять приказ. – Я постараюсь быть Вам хорошей любовницей… Надо сказать, что Нира проявила себя не только горячей и ласковой любовницей, но и прекрасной собеседницей, стоило Андрею заговорить с ней о делах студийных и фильмах уже законченных и ещё снимающихся… Хозяин студии «Альфа» с искренним удивлением выяснил, какое сильное впечатление произвело на Ниру «Двойное одиночество», когда она впервые увидела этот фильм на экране целиком. Именно после него Нира поняла, что её участие в съёмках – не столько наказание, сколько творческая работа, особенно, вне откровенных сцен. Андрей и сам видел, какими темпами растёт актёрское мастерство Ниры, во время работы над очередной парой фильмов по сценарию Ольги: «Невольница» и «Помешательство», частично основанных на реконструкции жизненных коллизий одной еврейской женщины. Исполнявшая главную роль в обоих фильмах, Нира приобрела свой собственный артистический почерк, основанный на удивительно тонких полутонах и налёте трагизма. Если в довольно жёсткой и порнографической «Невольнице» это и не сильно бросалось в глаза, то в драматических перипетиях и трагедии «Помешательства», не говоря уже об открытой, но мрачной концовке этого фильма, талант исполнительницы роли главной героини оказался очевиден… Дарование новоявленной актрисы Андрей оценил, но беседуя сейчас с Нирой, он открывал для себя глубинные источники актёрского преображения своей рабыни. – Скажите, Господин, – интересовалась она, – фильмы и дальше будут сниматься парами? – Нет, это вовсе не обязательно, – отвечал Хозяин. – Но сейчас я хочу приучить зрителей к жанровому разнообразию кино, поэтому идея двух разных фильмов с одной фабулой, в одном антураже, с одними и теми же актёрами, видится мне оправданной и эффективной. – Понимаю, – кивнула Нира. – «Помешательство» – совсем иной уровень, по сравнению с «Н». Я очень благодарна Вам, Ольге и Белле за это кино! Я погружалась в эту работу, как… в омут… Нет, как в глубокое озеро – озеро надежды… – Ты играла себя?.. Нет?! – с изумлением переспросил Андрей. – Мне показалось, что у тебя много общего с главной героиней… – Мне понятна моя героиня, я чувствую её очень глубоко, – с жаром поясняла Нира. – Но если она и была когда-то близка мне по натуре и по образу мыслей, то это осталось далеко позади… Я – другая, мне интересно жить и узнавать мир вокруг себя, а не слепо подчиняться чьей-то воле! Конечно, я Ваша рабыня… Но Вы никогда не требуете слепого подчинения, Хозяин! – Нет… – задумчиво покачал головой Андрей, понимая, что недооценивал эту странную и по-своему прекрасную еврейскую женщину, в которой легко уживалась преданность своему Господину и тяга к наслаждениям, покорность и желание жить и творить. – Глупо заставлять тебя механически выполнять набор обязанностей, да и скучно это… – Конечно, Хозяин! Я сделаю всё, что нужно, хорошо сделаю, потому что это… ещё и моё желание!.. Боялась только, что, отправив меня сниматься, Вы отстранитесь от меня… Но я ошибалась! Разговор с Нирой всколыхнул в памяти Андрея беседу с Советником Аркадием после премьеры «Двойного одиночества». Если Куратор Михаил отнёсся к увиденному равнодушно, посчитав фильм затянутым и заумным, то Аркадий был в полном восторге. Выяснив у режиссёра Изабеллы, что замысел картины, в первую очередь, принадлежит Андрею, Советник принялся расточать ему комплименты, уверяя, что в фильме удалось не только яркими красками показать действие, но и тонко прорисовать психологические портреты героев. Аркадий просто умолял Хозяина студии продолжать эксперименты в драматическом направлении, не сосредотачиваясь исключительно на коммерчески выгодном видео, доступном для понимания каждого… Воспользовавшись возможностью поговорить с Советником наедине, Андрей увёл беседу от фильма к работе с Испытуемыми. Экзальтированное после просмотра кино состояние Аркадия, подогретое некоторой дозой алкоголя, развязало ему язык. Благодаря этому, Андрею удалось услышать от Советника подробности некоторых Испытаний разных Вершителей, документально нигде не зафиксированные. Аркадий использовал их в разговоре, как аргументы для доказательства обоснованности своих теорий, Андрей же получал ясную картинку методов работы некоторых своих коллег. Выводы напрашивались сами: стиль и методы работы Андрея с Испытуемыми оказались куда мягче и разумнее… По крайней мере, он не использовал широко применяемых коллегами длительных и болезненных экзекуций «Спустившихся», не доводил их до психологических срывов и истерик, не выбивал информацию жестокостью… Ранним утром Вершитель с удовлетворением не увидел на экране монитора ничего нового: женщины в белой комнате спали. Нира убедила Андрея, что лучшей любовницы и собеседницы ему не найти, уснула, трогательно прижавшись к своему Господину, и проснулась вместе с ним. Вынужденная карьера порно-звезды ничуть не изменила её романтической натуры, она оставалась преданной еврейской женщиной своего, с некоторых пор, лучшего в мире мужчины, доброго и желанного Хозяина! Всё остальное казалось ей пустым и малозначимым дополнением, которое следовало принимать, как данность, и не забивать этим голову… Такой подход к жизни удивлял Андрея, но не мог не вызывать в нём уважение к Нире, абсолютно не считавшей себя несчастной рабыней, лишённой постоянного общения с Хозяином и привлекающей окружающих только в силу своей сомнительной профессии. Андрей притянул к себе за руку, поднявшуюся с постели, ещё голенькую, припухшую после сна женщину, посадил её к себе на колени, обнял и поцеловал в губы. В ответ Нира одарила его таким взглядом, что по телу Андрея пробежали мурашки. «Благодарю Вас, мой прекрасный Господин, за Вашу нежность и внимание ко мне! – говорил этот взгляд. – Я отплачу Вам самыми горячими ласками, на которые способна, преданностью и готовностью прилежно выполнять любое Ваше желание!» Он ласково провёл ладонью по лицу Ниры и прижал её к себе со всей теплотой, на которую был способен… Вдвоём они быстро организовали для себя завтрак и подготовились к дальнейшим действиям… В ожидании пробуждения «подружек» в белой спальне, Нира снова забралась на колени Господина, сидевшего в кабинетном кресле у компьютерного столика. Андрей никак не ожидал, что эта странная женщина, никуда не торопясь, подарит ему сладчайшие ощущения, не позволив мужчине даже сдвинуться с места… Однако к тому моменту, когда Ольга проснулась и завела разговор с открывшей глаза Елизаветой, «муж» с «любовницей» были полностью готовы исполнять свои роли в спектакле… – Доброе утро, Лиза! – Оля взяла со столика и перенесла в постель поднос с фруктами, сладостями и напитками, недоеденными и недопитыми ночью. – Как спалось? – Доброе утро, дорогая! Спалось с тобой очень сладко, – пропела Елизавета и улыбнулась. Улыбаться Испытуемая не привыкла, что подтверждала некоторая вымученность и неестественность этого мимического рисунка на её лице. – Какие у нас планы на сегодня? – Обширные… Продолжаем развлекаться на всю катушку! – широко улыбнулась хозяйка дома. – Кажется, мы планировали позабавиться с Нирой? Можно вскоре заняться этим в сауне, например… Там будет удобно. – Ну, если ты не надумала принять мои услуги в роли обожающего тебя горячего любовника… Нет? Жаль, – похотливо оглядела Ольгу Лиза. – Тогда сойдёт и твоя подружка… Кстати, где она? Могла бы сварить нам кофе… – Точно! Мне лень сейчас идти на кухню, – усмехнувшись, Оля спрыгнула с постели и взялась за телефон. В кабинете раздался звонок. Облачённый в чёрный халат Вершителя кивнул своей «любовнице», та взяла трубку и услышала ехидный голосок хозяйки: – Надеюсь, ты проснулась, Нирочка? Будь добра, свари нам с Лизой кофе и принеси его в спальню… Надеюсь, десяти минут тебе хватит? С грустью в голосе Нира обещала Ольге поторопиться. В ожидании горячего утреннего напитка, «подруги» быстро приняли душ «на брудершафт» и снова завалились на широкую кровать. Несколько минут спустя, в дверь, потупив взгляд, вошла Нира с подносом, на котором дымились четыре чашки кофе, а вслед за ней появился «хозяин дома». – Андрей?! – громко вскрикнула Оля, весьма натурально изображая изумление и испуг. – Ты вернулся?! – Как видишь, дорогая! – усмехнулся «муж», усаживаясь в кресло, устанавливая на столик рядом две чашки и закуривая. Поднос с оставшимся содержимым, Нира поставила женщинам на постель. Вершитель внимательно рассматривал побледневшую и мрачно глядящую исподлобья Испытуемую. – Познакомь меня со своей новой подругой, жёнушка! Хотя мне мила и прежняя… – Но как же так? – не могла найти слов «жена», глядя, как Андрей сажает Ниру себе на колени. – Когда ты приехал? Почему так… неожиданно, без предупреждения? – Хотел сделать тебе сюрприз, Оленька! – улыбнулся муж, глаза которого не сулили супруге ничего хорошего, а рука лежала на бедре Ниры, прикрытом только гладким и прозрачным материалом её халатика. – Вижу, для тебя моё возвращение оказалось приятной неожиданностью… Я приехал под утро. Нирочка рассказала мне, как ты тут развлекаешься. – Ты… Ты спал с моей… еврейской шлюшкой?! – попыталась перейти в наступление Ольга, забыв об остывающем кофе. – Дорогая! Я слишком хорошо воспитан, чтобы беспокоить тебя, спящую с твоей новой любовницей… Елизаветой, если не ошибаюсь, – желчно ответил Андрей. – Но и одному мне было неуютно, а Нира оказалась так мила, что… поделилась со мной своим теплом. – Но это ни в какие ворота… Ты спишь с моей подругой и считаешь это нормальным? – истерично взвизгнула жена. – Я же не изменяю тебе с мужчинами! – То есть, если бы у Ниры был член, ты бы не возражала? – грозно повысил голос муж, засовывая руку под халат сидящей на его коленях женщины. – Не вижу ничего криминального в том, что мы оба пользуемся ласками твоей давней подруги и… любовницы! А вот как тебе новая? Не хочешь на время поменяться партнёршами? – Андрей, ты с ума сошёл?! – голос Оли надломился, а ощетинившаяся Елизавета, то ли защищая хозяйку дома, то ли защищаясь сама, обняла её сзади, положив руку на обнажённую молодую грудь Ольги. – Ишь ты! – усмехнулся Вершитель, заметив движения Испытуемой. И, в ответ, мягко опустил Ниру на пол, меж своих, показавшихся из-под распахнутого халата, коленей: – Похоже, дома мне рада только наша нежная евреечка… Поласкай меня, милая подружка! – Как Вы смеете делать… такое при жене? – возмутилась сжимающая грудь умолкнувшей Оли Елизавета, со странной смесью неприязни и похоти глядя, как Нира робко целует плоть хозяина дома. – О, Лиза! Ты всё-таки решилась познакомиться со мной ближе? – прищурил глаза Вершитель, нежно поглаживая рукой голову ласкающей его помощницы: – Иди же сюда, никто не будет возражать! – Оля, как ты можешь терпеть такое? – вздрогнула Испытуемая. – Лизонька, лучше сделай всё так, как говорит мой муж, – неожиданно произнесла Ольга и спрятала лицо в ладонях. – Что-о-о?! – охнула «новая подруга хозяйки дома» и увидела, как полураздетый Андрей мягко отстраняет от себя Ниру и поднимается на ноги. Нагая Лиза соскользнула с постели и бросилась из комнаты. Она слышала за собой тяжёлые шаги мужчины, и это лишало её ум привычной находчивости. Женщина сбежала по лестнице в подвал и юркнула в темноту, за первую попавшуюся приоткрытую дверь, тщательно прикрыв её за собой и стараясь дышать через раз. Елизавета вспомнила, что Ольга называла эту комнату подсобным помещением, но разглядеть что-либо в кромешной тьме оказалось проблематично. Выставив руки вперёд, она двигалась тихими шагами и прислушивалась, далеко ли погоня. До неё не доносилось ни звука… Откуда было знать Лизе, что чёрная комната, куда угодила она, практически звуконепроницаема. Когда женщина уткнулась в противоположную стену, раздался металлический звук потревоженных ею цепей, и в комнате внезапно зажёгся ослепивший её свет… Вскоре Елизавета вновь обрела способность нормально видеть окружающую обстановку, но обнаружила себя прикованной к стене за раскинутые в стороны запястья и щиколотки. Перед ней стоял муж её новой подруги и строго смотрел ей в глаза, покручивая на пальце ремешок с кляпом. – Я не буду кричать и кусаться, – неожиданно заявила Лиза. – Но в чём моя вина? Позовите свою жену… – Предпочитаешь дополнить натуральный член искусственным? – спокойным тоном спросил Андрей, убирая в шкаф кляп и доставая оттуда фаллос на ремнях. – Позвать Олю и Ниру, повеселимся?.. – Не надо! – Елизавета смотрела на него, как на диковинку, и перешла на «ты». – Ты всегда такой? – Какой? – усмехнулся Вершитель. – Решительный, – глаза Испытуемой распахнулись и теперь казались серо-голубыми. – Считаешь, что тебе можно всё? – Как минимум, мне дозволено то, что может себе позволить моя жена. – А ей? – Жена, как я думаю, имеет право на поступки, аналогичные действиям мужа, – ответил Андрей. – Пусть мужчине и нелегко иногда с этим согласиться. – Ты ещё и прямой! – удивилась Елизавета. – Будешь трахать меня? – Обязательно, – саркастически улыбнулся Вершитель. – Ты не возражаешь? – Нет, – после короткой паузы произнесла женщина. – Развяжи меня, так будет… удобнее… – Не хочу… Почему? Нет, я не боюсь, что убежишь, – он провёл пальцами по её лицу, и Елизавета вспыхнула и задрожала. – А ты неплохо сохранилась, только… волосы не красила давно… Тебе некуда бежать, Лиза. Поверь мне на слово, потом убедишься сама… – Почему же тогда? – она вздрогнула и слабо застонала от властных прикосновений мужской руки. – Ты хочешь унизить меня? – Непременно, – кивнул он. – Я буду унижать тебя столько, сколько сочту необходимым. – Тогда не медли, – воскликнула Елизавета и издала громкий стон, почувствовав мужские пальцы в своём увлажнившемся лоне, – пожалуйста! Вершитель не заставил просить себя дважды. Он обхватил женщину за талию… К удивлению Андрея, Испытуемая оказалась горячей и жаждущей самкой, тело которой мгновенно откликалось на его движения, несмотря на скованные руки и ноги. Елизавета сладко стонала, а затем поймала его губы своими разгорячёнными губами и через некоторое время зашлась от бурного приступа сладострастия. Вершитель не торопился, своего оргазма он достиг, когда у Лизы уже плыло перед глазами, и она сбилась со счёта своих сладостных конвульсий… Когда Андрей вышел из душа и накинул на себя сброшенный во время соития халат, в комнату вошла Ольга, которая принесла по его просьбе воду, сигареты и виски со льдом. – Оленька, а ничего, что твой муж здесь меня имеет как хочет? – холодно проговорила прикованная к стене Елизавета. – Господин сам знает, когда и что делать, – спокойно ответила Оля, насмешливо оглядела Испытуемую с головы до ног и вышла из комнаты… – Выпьешь? – Андрей поднял стакан с виски. Огорошенная происходящим женщина кивнула, он подошёл к ней и поднёс край стакана к её губам. Испытуемая попросила воды, и мужчина ещё раз проделал эти действия со стаканом, наполненным минералкой, после чего уселся в кресло и закурил. – Может быть, теперь ты отстегнёшь меня, дорогой насильник? – неожиданно ярко улыбнулась Елизавета. – Если захочешь, можешь потом снова пристегнуть меня и трахнуть! Я не буду сопротивляться, это стоит того… – Потерпи немного, Лиза! Сначала я хочу поговорить, не меняя твоего положения. – Как будет угодно Господину! – попыталась пошутить Испытуемая, но вышло ненатурально. – Я тебя слушаю… – Почему ты убила мужа, Елизавета? – тихо и страшно проговорил Вершитель… – Я не делала этого! – после жуткой паузы проговорила она, и из глаз её потоком хлынули слёзы. – Как ты мог такое подумать?! Да, я плохая женщина… Я изменяла мужу, спала с другими… Даже с его другом! Потом с женщинами и… Даже с твоей женой… Но я никого никогда не убивала! – Не плачь, Лиза! – всё так же тихо и отчётливо, но уже мягче произнёс Андрей. – Вспомни, что произошло, когда его не стало и… потом, весь последний год твоей жизни… – Но я всё рассказала на суде! – закричала Елизавета, не прекращая рыданий. – Здесь не суд… Не земной суд, по крайней мере. – Что?! Не земной суд?.. Последний год жизни?.. – глаза Лизы округлились, мгновенно высохли, и… её тело обвисло на цепях. Андрей кинулся к женщине, освободил от пут, взял её на руки и переложил на кушетку. В комнату вбежала взбудораженная, готовая заплакать Ольга, в руках которой оказался флакончик с нашатырным спиртом, а в глазах вопрос. «Постарайся успокоиться, Оля, – сказал ей Вершитель, забирая флакон и целуя шмыгающий носик. – Иди, я всё сделаю сам». Андрей поднёс нашатырь к бледному лицу Елизаветы, она вдохнула, закашлялась и потихоньку пришла в себя… – Я уже не там? – спросила она у склонившегося к ней мужчины и взяла его за руку. – Нет, – покачал головой Вершитель, – ты уже здесь… – Я поняла, – прошептала Лиза и тихо заплакала. – Наконец-то… Всё кончилось. – Да, – кивнул он, – и всё только начинается. – Начинается?! Вы не шутите, Господин? – в глазах женщины, резко перешедшей с ним на «Вы», появилась тоска, слабая надежда и ожидание неизбежного. – Моя судьба решается? Я в Ваших руках, да? – Сейчас в моих. – Но я как-то иначе всё это представляла… Небесный суд… – Что ты сказала? – поразился Андрей и глубоко задумался… – Небесный, говоришь?.. Он позади, пусть ты и не помнишь об этом. Впрочем, о нём никто и не заговаривал на моей памяти… Направление твоего движения задано, а я… только конкретизирую его. – Вы – мой чёрный ангел? – пролепетала Лиза, готовая снова потерять сознание. – Не пестуй собственные страхи! – весомо воскликнул Вершитель, повторно поднося нашатырь к её лицу. – Постарайся взять себя в руки. – Попробую, – тихо произнесла Испытуемая, успокаиваясь не столько от слов, сколько от мужской руки, поглаживающей её волосы. – Но Вы такой… и Ваша жена, а ещё и Нира… – Они— мои рабыни. – Ах, вот оно как… Теперь понятно… и ещё страшнее… Но я не убийца, Господин! – Ты – распутная женщина, ненавидящая мужчин! – тихо улыбнулся Андрей. – Не всех, как Вы успели убедиться, – слабо улыбнулась в ответ Елизавета. – Я ненавижу пустых, безмозглых тряпок, любого пола… – Есть ещё умные и душевные, но слабые… – С такими мальчиками мне нравится говорить по душам, а иногда… обладать ими до исступления, – призналась Лиза и… покраснела: – Я распущенная и развратная, Вы правы… Но я расскажу Вам обо всех своих прегрешениях… – Главное, чтобы ты сама помнила их. – Меня ждёт… страшная кара? – Может быть, и так… – Мною будут обладать все подряд, я стану страшной, больной и… умру в диких мучениях? – Все подряд? Возможно… Как и то, что тебе будет больно физически и морально… Но здесь не болеют и не беременеют… – Совсем?.. Ах, ну, конечно же… – задумалась Елизавета. – Пожалуй, это ещё хуже… Да, я Вам верю! – А вот это совсем не обязательно, – спокойно проговорил Вершитель. – Как раз наоборот, Господин! – возразила Лиза. – Я чувствую Ваше участие, даже неравнодушие ко мне, и… доверяю Вам! Это – главное! Мне предстоит снести от Вас и Ваших рабынь наказания и унижения? Ну и что? Остаётся радоваться, что я попала именно к Вам и к Вашим женщинам… – Не говори глупостей! – И вовсе это не глупость… Если бы у меня… там был такой муж… Пусть властный, даже унижающий меня, но неравнодушный… – Прекрати, Лиза! Теперь уже не я тебя, а ты меня мучаешь! – воскликнул Андрей. – Молчу, – понятливо кивнула она и улыбнулась, – но Вы позволите… Ой… Заставите меня ласкать Вас? – Шлюха! – беззлобно произнёс Вершитель. – Как скажете, Господин! – улыбка женщины стала ещё шире. – Однако ты начинаешь вспоминать, что такое улыбаться! – засмеялся Андрей. – Вы… – глаза Испытуемой снова округлились и стали очень серьёзными: – Вы знаете обо мне всё! Не думала, что такое возможно… Он внимательно посмотрел на Елизавету, лицо которой перестало быть болезненно-белым, и решил, что на сегодня приключений достаточно. Вершитель подал женщине руку, чтобы помочь ей подняться с кушетки. Лиза нетвёрдо встала на ноги и… прижалась к Андрею, с ласками и поцелуями. – Не сейчас, малыш, – он погладил её по голове, – у нас ещё будет время. Сейчас надо отдохнуть. – Хорошо, Господин! – ласки женщины стали скромнее. – Вы позволите мне привести себя в порядок, волосы покрасить… – Непременно, – улыбнулся Вершитель. Он отвёл Испытуемую в сауну и велел подождать, а сам отправился в кабинет, где его ждали помощницы, заворожено наблюдая за происходящим на экране монитора. Выражение лица Ольги не понравилось Андрею, и он обратился к Нире. Та выслушала Господина и отправилась к Елизавете… – Что с тобой, Оленька? – спросил он девушку, положив руки ей на плечи. – Не знаю, Андрюша! – на глазах Оли выступили слёзы. – Мне жалко Лизу… Всех жалко!.. И злюсь на себя за это и… ничего не могу поделать… – Жалость – естественное человеческое чувство… К тому же, ты просто устала, маленькая! – Андрей поднял её с кресла, стоящего у компьютера, и взял на руки. – Два Испытания подряд – это перебор, в чём мы с тобой и убедились. Отдохни, мы с Нирой закончим дело Лизы… – Спасибо, мой добрый Господин! – Ольга уткнулась лицом в его шею, но почти сразу горячо заговорила: – Понимаешь, мне совсем не хочется сейчас контактировать с Елизаветой, хотя я и понимаю её, и чувствую, и… жалею… Ты же не хочешь, отправить её отсюда сегодня? – Ты даже не спрашиваешь, готов ли я написать заключение по её делу? – вздохнул Андрей, присаживаясь на диван с девушкой на руках. – Или ты готова написать отчёт сама? – Сама? Это слишком страшно… Знаешь, я вообще не понимаю, как ты со всем этим справляешься! – воскликнула Оля. – Ты доверил мне провести Испытание… Я решила: подумаешь – состряпать сценарий и поиграть… Но оказалось, ох, как не просто, никаких сил душевных не остаётся! – Да… Но назад пути нет, – непонятно отреагировал Андрей. – А ты отдыхай… – Подожди! – девушка крепко обняла его. – Куда ты её… определишь? – Оленька, ты же слышала разговор… Лиза сама всё определила. – Сама? – Ольга задумалась на некоторое время, а потом подняла глаза на Хозяина: – Девушка по вызову, бордель, эскорт-услуги? – Да, распределение на общих основаниях в сфере интимных услуг. Елизавета сама сделала такой выбор… Потому ли, что считает его самым лёгким? А может, потому что боится именно этого? Не знаю… Но пока я не вижу причины, чтобы отказать ей в собственном выборе. – А в актрисы? – Вероятно, из неё может получиться порно-дива, круче нашей Ниры, – усмехнулся Андрей. Лёгкая на помине, в кабинет вбежала его вторая помощница и начала расспрашивать Господина о возможности заказа косметических средств для Лизы. Вершитель достал свой ноутбук, показал ей, как сделать заказ, и напутствовал: – Хочешь сделать из Елизаветы куколку? Я не возражаю, только смотри, не влюбись в неё! – Господин! – укоризненно посмотрела на мужчину Нира. – Возможно, у меня и влюбчивая натура, но… Сердце моё занято… Вами! – Ох… Язык мой – враг мой! – схватился за голову Андрей, а Оля посмотрела на Ниру с нежностью и добродушно рассмеялась… – Если ты, как и я, видишь в Лизе хорошие задатки для того, чтобы сниматься в наших фильмах… – продолжила развивать тему Ольга, когда Нира, сделав заказ, вернулась в сауну. – Постой, милая! – поднял руку Вершитель. – Думаю, тебе не надо объяснять, что новая рабыня мне не нужна. Совсем! И дело даже не в том, что я не планирую создавать полк половозрелых рабынь… Просто, это – не её путь. Могу позволить тебе отслеживать судьбу Елизаветы после карантина. Если ты не изменишь своего мнения, через некоторое время я встречусь с ней… – Как клиент? – улыбнулась девушка. – Может так, а может быть случайно, – усмехнувшись, ответил Андрей. – Пойму, что мы с тобой не ошиблись, предложу работу на студии, и пусть думает сама… Другого пути я не вижу! – Другого и не надо! – кивнула Оля. – Я присмотрю за ней… Только не торопись отправлять отчёт, пожалуйста, у меня есть ещё пара вопросов… Ближе к вечеру они собрались вчетвером в гостиной, за ужином, который решили провести с претензией на роскошь. Настроение Ольги не способствовало подобному мероприятию, но она позволила уговорить себя недолго поучаствовать в общем застолье. Когда кокетливо причёсанная «жена» в синем, с золотой отделкой, бархатном костюме и со своим именным браслетом на шее вошла в гостиную, под руку с «костюмированным мужем», там их ожидали две дамы, вид которых заставил вошедших ахнуть. Нира предстала одетой в изысканное чёрное вечернее платье, изумительно дополненное серебряными украшениями, собственным шейным ремешком и макияжем женщины-вамп, от созерцания красоты которой трудно было оторваться. Но внешний вид Елизаветы удивил не меньше. Её лицо разгладилось, приобрело цвет свежего светло-коричневого загара, лоск и, незамеченную прежде, особую привлекательность, а тщательно выкрашенные платиновые волосы оказались уложены в благородную, но не без игривости, причёску. Мало того, на Лизе оказалось ярко-алое декольтированное платье из атласа, балансировавшее на грани изысканности и порочности. Андрей с Ольгой, не сговариваясь, зааплодировали женщинам, щёки которых порозовели от удовольствия… Ужин прошёл неторопливо и непринуждённо. Говорили больше о пустяках, шутили и смеялись. Правда, Оля, как бы походя, рассказала забавные истории о жизни студии, чем вызвала повышенный интерес Елизаветы, не слишком удовлетворённый шутливыми и обтекаемыми комментариями Андрея и Ниры. Отказавшись от десерта, Ольга поцеловала «мужа», хитро посмотрела на красавиц в вечерних платьях и вернулась в кабинет, сославшись на усталость. – Надеюсь, Вы не покинете нас так скоро, Господин? – вежливо, но настойчиво проговорила Лиза, получившая под столом от соседки лёгкий тычок носком чёрной туфельки на высоком каблуке. – Ещё не родился тот мужчина, который добровольно откажется от общества столь прекрасных дам! – расщедрился на комплимент Андрей, делая глоток кофе и закуривая тонкую сигару. – Замечательно! – глаза Елизаветы вспыхнули, а щёки зарумянились. – Но почему Вы не едите сладкое, Господин? – Я сыт, даже слишком, – улыбнулся он, – но это не значит, что наша вечеринка подходит к окончанию… – Может быть, переместимся в другое место? – скромно спросила Нира, не выдержав молчания Лизы, которая смотрела на Андрея, словно ожидая сладкого, может быть, страшного, но обязательно непристойного продолжения. – Да, – ответил Вершитель Нире, но пристально глядя в глаза Елизаветы, – чуть позже спустимся этажом ниже… – В чёрную комнату? – удивилась, но не испугалась его помощница, а Лиза вздрогнула. – Почему обязательно туда? – рассмеялся Андрей. – Мне бы хотелось освежиться. Надеюсь, милым дамам не надоело в сауне? Прекрасно! А пока выпейте коньяку, он очень хорош. – Вы хотите, чтобы мы напились, Господин? – таинственно глядя на него, поинтересовалась Елизавета. – Отнюдь, – усмехнулся Вершитель, – но лёгкое опьянение не помешает… Через полчаса в комнате отдыха сауны Лиза с Нирой расставляли на столе напитки и лёгкие закуски, а Андрей, быстро раздевшись, нырнул в бассейн. Пока он с удовольствием плескался в холодной воде, не пожелавшие портить свои причёски и макияж дамы следили за ним, не отрываясь. Как только Господин забрался на бортик, Нира растёрла его покрывшуюся пупырышками кожу большим махровым полотенцем и подала сухую белую простыню. Набросив её на себя, Андрей в сопровождении женщин прошёл в комнату отдыха и расположился за столом со стаканчиком виски, его помощница присела рядом, а Елизавета – на краешек кровати, обитой рыжей клеёнкой, поглаживая ладонью её гладкую поверхность… Она жаждала своего Вершителя, и не скрывала этого. Но он решил иначе… Со стороны действие смотрелось завораживающе: дама в красном склонилась над женщиной в чёрном и покрывала поцелуями её лицо и тело. Андрей не мог не обратить внимания на то, как изменилось отношение Лизы к Нире за последние несколько часов. В нём не осталось жажды первенства и обладания, только благодарность и даже нежность к женщине, на которую ещё вчера она смотрела, как на игрушку в похотливых руках. Вероятно, порядком позабытые искренние нежности рождали дрожь и лёгкую неловкость рук Елизаветы. Для Андрея оставалось загадкой: действительно ли Испытуемая прониклась категорическими переменами в своей жизни, или он столкнулся с подающий большие надежды актрисой?.. Тем временем, Нира, дословно выполняя указания Господина, лежала, раскинув руки, уже без лифчика и чулок, аккуратно и неторопливо снятых с неё Лизой, и, прикрыв глаза, постанывала от удовольствия. Не спрашивая разрешения у Вершителя, Испытуемая сняла и свой бюстгальтер тоже. Выгибая спину, она ласкала грудью свою благодетельницу. Роль стороннего наблюдателя перестала устраивать Андрея категорически… Лёжа вповалку, они отдышались, а утолив жажду, бросились использовать сауну по прямому назначению. Андрей с любопытством наблюдал, как Нира и Лиза смывают со своих лиц потёкшую косметику, и с удовольствием отмечал про себя, что без грима они становятся не дурнушками, а свежими и милыми женщинами с мягкими, светлыми чертами лиц… В гостиной их ждала улыбающаяся Ольга в лёгком домашнем халатике. Андрей посмотрел на неё с хитрой улыбкой, а поднявшиеся из сауны женщины с явным смущением. – Ах, какие стыдливые у меня подружки! – тихо засмеялась Оля, делая из чашки глоток свежеприготовленного кофе. – Будьте спокойны, я не в претензии. Выпейте со мной кофе, отдохните от приятного, но отнимающего немало сил, времяпрепровождения… – С удовольствием, Оленька! – откликнулся Хозяин, а Нира с Лизой только благодарно кивнули и бросились наполнять чашки. Через пару минут Андрей оглядел притихших за столом женщин и снова обратился к Ольге: – У тебя, кажется, остались вопросы? Не закрыть ли эту тему прямо сейчас? – Давайте попробуем… – кивнула Оля. – Мне бы всё-таки хотелось услышать от Елизаветы печальную историю последнего года её жизни… в том мире… Я по себе знаю, Лиза, как это непросто и даже больно, но… – Необходимо, – закончила за неё посерьёзневшая Испытуемая. – Да, я готова… – Только помни, Лиза, что ты не на судебном разбирательстве… – тихо произнёс Вершитель. – А в обществе людей, которые желают тебе добра, – неожиданно закончила за него Нира. Андрей посмотрел на неё с удивлением и крепко сжал руку Ниры… Глава 22. Непредвиденное задание Проводить два Испытания подряд Господин Вершитель зарёкся. Такой график вытягивал не столько физические силы, сколько нервы, в чём Андрею пришлось убедиться на себе. Особенно же это отразилось на Ольге, полностью опустошённой за дни Испытаний. Эмма с Катриной даже посоветовали своему Господину привезти девушку к себе, в Золотой номер отеля «Силикон», что Андрей и сделал. Обеспечить уход и полноценный отдых его секретарши умели, Оля прочувствовала это в полной мере. Вечером следующего дня, отдохнувшие и выспавшиеся, Вершитель со своей помощницей, Эмма и Катрина сидели за накрытым в гостиной столом, неторопливо ужинали и беседовали. Андрей поднял неожиданную тему, обратившись поначалу к Кате: – А не скажешь ли ты мне, Катюша: в Княжестве можно прожить без секса? – поинтересовался он. Первая реакция оказалась вполне предсказуемой. – Вы так утомились, мой Господин? – хитро зыркнула рыжая бестия. – Оля, чем вы там занимались с нашим Господином? – Катя, я серьёзно! – хмыкнул Андрей, посмотрев на безмолвно улыбающуюся Ольгу. – В первые недели нашего с тобой знакомства ты говорила о естественности и необходимости интимных отношений мужчин и женщин Княжества. Без этого совсем нельзя обойтись? – Я не могу отвечать за всех… А рассказывать на личном примере неловко, – неожиданно для всех смутилась Катрина, – но за столом все свои… Ладно уж… Неделю я спокойно переживу без секса, хотя и не хочется… Месяц – очень большая проблема. Чувствуешь себя отвратительно, всё тело ломает, о нормальном настроении и говорить не приходится… – Ломки?! Вот это да! – поразился Андрей. – Эмма, у тебя случались подобные ощущения? – Разумеется, да, мой Господин! – кивнула секретарша. – Девчонки, давайте сегодня на «ты» и без «Господина»! Подташнивает уже… – попросил он и задумался, а затем снова обратился к Эмме: – Постой-постой! Значит, первое время ты жила здесь у меня в номере и мучилась? Почему же ты молчала? И как же ты обходилась, не выходя из номера? – Можно я не буду отвечать на последний вопрос? – залилась краской Эмма и, увидев кивок Хозяина, продолжила: – А молчала, потому что… такая я глупая… Но Катя всё равно догадалась тогда, предлагала сходить в её заведение… А мне совсем не хотелось с кем-то другим… – Прости, Эммочка! Это я глупый был… – выдохнул Андрей, касаясь руки секретарши. – Извините, что вмешиваюсь в разговор… – произнесла Ольга, и трое постоянных жильцов Золотого номера заулыбались и почти синхронно кивнули ей в ответ. – Почему у Вас… у тебя, Андрей, вообще возник такой вопрос? Ты хочешь сравнить Княжество с нашим прежним миром? – Конечно, Оленька! – подтвердил он. – Ты, вероятно, помнишь, а Эмма с Катей забыли, что в другом мире интимные отношения хотя и важны, но не столь необходимы. По крайней мере, если у кого-то там и случаются труднопереносимые ломки от их отсутствия, то мне об этом ничего не известно… А я, всё-таки, прожил под Солнцем сорок лет… Более того, в нашем прежнем мире существуют люди, добровольно отказывающиеся от секса, не по болезни или увечью, а по убеждению, по морально-этическим принципам. – Как хорошо, что я этого не помню! – передёрнула плечами Катрина. – Это же безумие какое-то… Всё равно, что добровольно отказаться дышать! – Напрасно ты так скоропалительно судишь, Катенька, – улыбнулся Андрей. – Во-первых, в мире под Солнцем люди гораздо быстрее стареют, болеют… А во-вторых… Представь себе, что я физически не могу заниматься сексом? Как быстро ты меня бросишь? – Я брошу?! – подскочила на стуле Катя. – Ты на самом деле думаешь, что я могу тебя бросить?! Да чтоб мне во Тьму провалиться, никогда! – Никогда! – в унисон вскрикнули Эмма и Ольга. – Спасибо, девочки мои! – заулыбался Андрей. – Мне удивительно приятно вас слышать… Я искренне верю вам! Однако боюсь, что вы не знаете, о чём говорите… Речи и споры закончились примиренными лобзаниями и плавно перетекли в чаепитие, во время которого Катрина с Эммой принялись хвалить Ольгу и всю съёмочную группу «Двойного одиночества» и «Помешательства» за кино, удивительное и невероятное для тёмного Княжества. – Прости, сестрёнка, но я расскажу о тебе немного лишнего, – заранее извинилась перед Эммой Катя. – На премьере «Одиночества» наша Эмма ревела белугой, а потом домой приехала просветлённая такая… После просмотра фильма мы долго успокоиться не могли, не спали, разговаривали… – Разговаривали? – вздохнула секретарша. – Скорее успокоить друг друга пытались… Катюша-то во время сеанса слёзы не лила, зато зубами скрежетала так, что на соседних рядах слышно было… Но вот ведь как получается: такая разная эмоциональная реакция у нас случилась, а в оценке фильма мы сошлись сразу и абсолютно… Спасибо тебе, Оленька! За искренность спасибо! – Это вам спасибо, дорогие мои! – растрогалась Ольга. – А за фильм Андрея благодарить надо, если бы он мне не поверил… – Ну-ну… Я-то что? – вздохнул хозяин студии «Альфа». – Помочь, организовать, собрать вместе, это у меня получается. Но фильм создать, сотворить кино… А главное – жизнь прожить за вас я не смогу… – Скажи, Андрей и вы, дорогие хозяйки… – после паузы подалась вперёд за столом Оля, готовясь задать волновавший её вопрос: – Всё-таки вы дольше меня здесь находитесь и больше знаете… Почему большинство людей, которых я вижу вокруг, достаточно молоды и находятся в Княжестве не более десятка лет? – Некоторые всё-таки больше… – взялась отвечать на вопрос Катрина. – Думаю, тебе не надо объяснять, что многие люди только выглядят молодо… Однако ты права. Рядом с нами, в основном, те, кто появился здесь в последние годы… Тех, кто спустился раньше, тоже хватает… Они в Княжестве, но… в другом месте… Как это правильно объяснить, Андрей? – Да, они рядом, но почти не пересекаются с нами, – кивнул Господин Вершитель. – Иногда их можно увидеть… Ты не обращала внимания на избыток теней на улице, Оля? Думаю, и «старшие» видят наши тени… – Вот оно что… – задумалась Ольга. – Но люди как-то переходят в разряд «старших», как-то покидают Княжество? Андрюша, ты говорил, что здесь стареют очень медленно, но всё-таки стареют… Что дальше? – Дальше – тайна, покрытая мраком! – развёл руками Андрей. – Я не шучу, Оля… Надеюсь со временем разгадать эту загадку… А пока знаю только, что людей, время пребывания которых среди нас подошло к концу, вызывают во Дворец, и назад они не возвращаются… С некоторых пор визиты Андрея в Архив приобрели стойкую регулярность. Минимум раз в неделю он парковал свою машину у ворот во владения Княгини или пользовался для этого водительскими услугами Эммы. В Архиве Андрей обычно беседовал некоторое время с так называемым Ильёй, а затем на несколько часов опускался в недра хранилища. После того, как ему открылся секретный ход, пришлось стать внимательнее и осторожнее. Для того, чтобы не вызывать повышенный интерес у Ильи, Андрей старался не задерживаться в комнате с тайной дверью и, либо бродил по многочисленным помещениям хранилища, читая замечательные книги и рассматривая экспонаты (Было на что посмотреть!), либо быстро исчезал в глубинах секретных коридоров. Возвращение оттуда стало серьёзной загвоздкой: совсем не хотелось, выходя, нарваться на Илью. Однако вскоре проблема разрешилась. Исследуя подземные ходы и помещения, ближайшие к Архиву лабиринты тоннелей, Андрей наткнулся на комнату со стеклянной стеной, за которой виднелся слабо освещённый зал с множеством статуй вдоль стен. В центре зала громоздилось странное изваяние. «Разведчик» быстро понял, что за стеклом находится одно из помещений обширного хранилища Княгини. Впервые, обнаружив комнату со стеклянной стеной, Андрей напрягся и немедленно выключил фонарик, опасаясь быть замеченным. Переведя дух и успокоившись, он тщательно исследовал комнату и слева от стекла обнаружил панель, где нашлась округлая выемка, по размеру соответствующая его медальону. Убедившись, что в зале за стеклом никого нет, Андрей прислонил медальон к выемке, и панель бесшумно, медленно поползла в сторону. Так он нашёл безопасный выход из пещер. Помещение со статуями прекрасно просматривалось через стекло, которое со стороны зала выглядело, как огромное зеркало. Через некоторое время Андрей обнаружил аналогичную выемку в тыльной части ближайшей к зеркалу скульптуры, изображавшей невысокого лысоватого мужчину в кепке и, приложив к ней медальон, закрыл обнаруженный проход. Отношения с нынешним архивариусом сложились у Андрея поверхностные, но вполне дружелюбные и доверительные. С некоторых пор тот позволял Вершителю на некоторое время выносить из Архива любую книгу, за исключением особо ценных экземпляров. Андрей забирал с собой заинтересовавший его том, который на студии быстро оцифровывала Елена, пополняя свою электронную библиотеку. Через неделю книга возвращалась в Архив… Кроме того, Андрей потихоньку приносил туда вещи, которые непременно пригодились бы в дальней разведке недр, уходящих вглубь каменных пещер и переходов между ними. Он нашёл подходящее место для своего маленького склада и регулярно пополнял его, но само путешествие постоянно откладывал. «Конечно, мне придётся однажды отправиться в путешествие, но Хароныч не торопит, а мне куда спешить? Надо подготовиться хорошенько! – лукаво твердил Андрей самому себе, пытаясь объяснить свою выжидательную позицию: – На кого я оставлю студию? А что будет с моими девчонками, если я их покину, хотя бы на неделю? Нет, сначала должно произойти некое событие, знак того, что мне пора идти». Он даже и представить не мог, насколько неожиданным и страшным окажется это событие. А пока, всё время Андрея уходило на студийные дела, обязанности Вершителя, общение с нужными, а чаще – близкими и приятными ему людьми, а также на милые шалости. Он вполне адаптировался к новому для себя миру и чувствовал себя в Княжестве всё увереннее и комфортнее. Полный достаток, плавно перешедший в богатство; будоражащая кровь любовь прекрасных женщин; и не слишком опасные приключения, добавляющие адреналина… Чего ещё желать немолодому, но далеко не дряхлому мужчине? Для очистки совести Андрей запланировал двухдневное путешествие в недра пещер, целью которого обозначил поиски следов пребывания там настоящего Ильи. По плану путешествие должно было начаться в один из первых дней Княгини, до которых осталась пара недель. Дабы не случились накладки, Андрей загодя наметил и обстоятельно выполнил все необходимые дела на своей студии, а по линии обязанностей Вершителя, спланировал Испытание за неделю до назначенного срока. Впрочем, тут в его планы вмешалась неожиданность… Дней за десять до бурных празднеств во Дворце у Княгини ему позвонил Советник Аркадий и предложил заехать к нему в Дом Вершителей, для разговора о некоем новом Испытании. Андрей немного удивился, потому что навязывать работу было не в правилах Аркадия. С другой стороны, выполнение Испытания по его просьбе показалось Андрею вполне своевременным, необременительным и, судя по всему, как нельзя лучше вписывалось в намеченные планы. – Страшно рад тебя видеть, Аркадий! – по-приятельски произнёс он, входя в кабинет Советника и пожимая протянутую ему навстречу вялую ладонь. – Взаимно, Андрей, взаимно! – радостно заулыбался Аркадий, приглашая гостя за небольшой столик, уставленный благородными напитками и изысканными холодными закусками. – Жаль, что принимаю тебя в рабочем кабинете и беспокою, но долги наши… – Никаких проблем, Советник! – откликнулся гость, поднимая наполненную рюмку. – Работа есть работа. А хорошенько развлечься и пообщаться на досуге мы ещё успеем! – Несомненно, мой друг, несомненно, – подтвердил хозяин кабинета, чокаясь с гостем и выпивая. – У нас тут, как всегда, не вовремя появилось срочное дело. Хочу доверить его тебе. Зная твои способности, думаю, что оно не станет для тебя слишком обременительным. – Надеюсь оправдать доверие, – улыбнулся Андрей… Выяснилось, что сложность предстоящего Испытания связана, прежде всего, с недостатком информации об Испытуемой, имевшей, по непроверенным данным, высокий социальный статус в прежней жизни. Испытания при дефиците первоначальной информации не были в диковинку для Андрея, большой проблемы в этом он не видел. С фотографий на экране дисплея на Вершителя смотрела сногсшибательно красивая, длинноногая, то ли жена, то ли любовница некоего олигарха из мира, куда Андрей давно не рвался. Оценивая фотографии своей новой Испытуемой, он отдавал должное несомненным достоинствам её тела в дорогих и, по большей части, фривольных одеждах, и, несомненно, красивому лицу. Однако Андрей почувствовал, что эта тридцатилетняя или немногим старше женщина чем-то ему активно не нравится. Возможно, его отталкивала надменность и холодность взгляда на большинстве изображений, нарочитая искусственность улыбки и поз. «Ничего, – подумал Вершитель, – и не таких дамочек ставили на место». Как он и обещал Аркадию, Андрей приступил к Испытанию на следующий же день после встречи в Доме Вершителей. Утром они с Ольгой приехали в коттедж, запланировав прибытие Испытуемой на вторую половину дня. Оля, как обычно, радовалась возможности провести время с ним наедине, но Андрей, предчувствуя, что дело предстоит непростое, настраивал её на рабочий лад. – Включи свою изобретательность и воображение, Оленька! Придумаем толковый план и основу сценария Испытания – тогда и расслабимся до появления этой особы, – настаивал Вершитель, указывая на экран монитора, где демонстрировалось слайд-шоу Испытуемой Инны. – Ох, не нравится мне эта мадам. И Вам тоже, мой Господин? – удивлялась Ольга кислому выражению лица Андрея. – Значит, не Вы её выбирали… – Мне её навязали. Но это не меняет дела. – Да уж. Жена миллионера, говорите? Вероятно, муж значительно старше её… – Не факт. По крайней мере, данных об этом у нас нет. Судя по скудному содержимому телефонной книги мобильного Испытуемой, официального или гражданского мужа зовут Вадимом. Другой очевидно полезной информации там не нашлось. Какие-то салоны, визажисты, журналисты, дизайнеры… – Да, но наличие у Вадима достаточно взрослых детей от первого брака, например, вполне вероятно… – Может, и так. Хочешь попробовать себя в роли падчерицы этой мадам? – улыбнулся Андрей. – Я?! Весьма креативная идея, Господин! – хохотнула Ольга. – Почему бы жене олигарха не питать нежных чувств к его юной дочери? А если лесбийские нежности не в её репертуаре, может появиться Коля, в роли сынка олигарха… – Пусть будет так… Однако меня не покидает ощущение, что у Испытуемой Инны могли быть гораздо более серьёзные проступки, чем интимные отношения с детьми своего мужа от первого брака, пусть даже несовершеннолетними. – Вполне возможно. Тогда прибавим к дочери мужа историю о его похищении! – О как! Переведи… – усмехнулся Вершитель. – Я захожу к ней. Она, как обычно, ничего не помнит. Я доходчиво объясняю, что ей пора включить мозги и вспомнить, что её мужа, моего папу украли и требуют выкуп… Днём Андрей с Ольгой освежились в сауне, плотно пообедали и ещё раз обсудили свою задумку. В 18:00 Блюстители привезли спящую Испытуемую и уложили её на постель в белой спальне. Оля начала готовиться к выходу, Андрей рассматривал Инну на экране монитора. Спящая женщина, действительно, отличалась чрезвычайно гармоничной, стройной фигурой. Кожу её покрывал ровный желтоватый загар, лицо поражало правильностью форм и законченностью линий, которые подчёркивал высокий лоб под тёмно-каштановыми волосами. «Ох, не дура! – вздохнул Вершитель. – С этой дамой придётся повозиться». – Хватит спать, мамочка! – развязно обратилась к Инне гламурно наряженная и размалёванная Ольга. – Пора наши проблемы решать! – А?.. Что?.. Кто?.. – Испытуемая открыла свои тёмно-синие глаза и непонимающе уставилась на девушку. – Ты память потеряла что ли? Это я – Оля, дочка твоего любимого мужа! Не узнаёшь? – зло проговорила «падчерица». – Пить меньше надо! – А я и не пила вовсе, – неожиданно начала оправдываться Инна под напором Ольги, – но голова почему-то тяжёлая… Что случилось, девочка? – Тьфу ты… Девочку нашла! Ты и вправду ничего не помнишь?! Отец пропал! – Какой отец? – Не включай дуру, Инна! Мой отец, твой муж… Вадим пропал! – Вадим? Как это пропал? Где? Когда? Ты заму его звонила? – Испытуемая поднялась с постели, её глаза выражали беспокойство. – Кому? – Заму Вадима по производству, Игорю Валентиновичу… – А… – кивнула Ольга. – Может, я его и видела когда-то, но не общалась – точно. Позвонила брату своему Коле, папиному другу Андрею… Они ничего не знают. – Подожди… Где мой мобильный? – Инна нашла глазами свою сумочку, лежавшую на туалетном столике, достала свой дорогой смартфон и попробовала вызвать один номер, другой, третий. – Странно, телефон Вадима недоступен… – Тоже мне —новость! – ершисто отреагировала Ольга. – Это я и без тебя знаю. – Но Игорь… Валентинович тоже вне зоны и… ещё один наш общий знакомый, – с видимым волнением проговорила Испытуемая. – У тебя нет знакомых в полиции? – Так папин друг Андрей – большой полицейский начальник! Забыла? – прищурилась «падчерица». – Да-да… Вадим рассказывал… – захлопала глазами Инна. – И что говорит этот… Андрей? – Он не мелет чепуху, а ищет папу! – с досадой воскликнула Оля и тихо вздохнула: – Пока безрезультатно… Велел мне находиться рядом с тобой и немедленно связаться с ним, если позвонят похитители. – Кто? – вздрогнула жена Вадима. – Ты совсем ничего не понимаешь? – Ольга изобразила очень недовольную гримасу. – Если отца похитили, то будут звонить по поводу выкупа. Скорее всего, тебе на домашний номер… – Поняла, – нервно проговорила Инна… Около получаса почти ничего не происходило. Женщины старались разговаривать на нейтральные темы и смотрели друг на друга уже без неприязни, вполне дружелюбно. Время от времени, «жена» пыталась дозвониться кому-то из своих абонентов. «Падчерица» набрала с городского телефона «дяде Андрею» и убедилась в отсутствии новостей… Однако стоило Инне заговорить об ужине, зазвонил телефон в спальне. Испытуемая подскочила с кресла и схватила трубку. Она слушала странный металлический голос, и глаза её расширялись… Это Вершитель, воспользовавшись компьютерной программой обработки голоса, объявлял ей условия возвращения мужа. – Что?! – взвизгнула Оля, когда «мачеха» положила трубку. – Требуют приготовить десять миллионов выкупа до полуночи, – хрипло ответила Инна, – будут звонить ещё… – И что нам делать? Где взять деньги? – зарычала «дочка». – Звони этому… заму! – Недоступен, – Испытуемая безрезультатно пыталась дозвониться, сначала с мобильного, а потом, и со стационарного телефона. Ольга вырвала у неё телефон и позвонила «дяде Андрею». – Он уже знает о звонке похитителей, но засечь звонившего не удалось, – ответила она на тревожно-вопросительный взгляд Инны. – Расследование продолжается… Может, у отца любовница есть, не знаешь? – Ты с ума сошла, Оля? – оскорбилась жена. – У Вадима есть я! – Ну-ну… – покачала головой «падчерица». – Тогда нужно искать деньги. Звони своим любовникам! – Почему ты норовишь меня оскорбить, девочка? У меня нет любовников! – Инна с обидой посмотрела на Ольгу. – Тогда поклонникам и воздыхателям, этих у тебя точно хватает, – примирительно улыбнулась девушка. – Те, кто может помочь, недоступны, – слегка покраснев, грустно произнесла Испытуемая, – а у тебя? – У брата Коли таких денег никогда не было, а дядя Андрей хочет всё сделать по-своему, – со вздохом ответила Оля. – От остальных знакомых никакого толку… Десятки минут бесполезного ожидания снова привели к разговору об ужине. Ольга посоветовала «мачехе», одетой в очень дорогое длинное платье, переодеться во что-то более домашнее. Инна кивнула, взглянула на девушку с некоторым стеснением и принялась снимать платье, под которым оказалась дивной красоты комбинация. Через минуту Испытуемая продемонстрировала свою грудь, немного большего размера, чем предполагал Вершитель, и тех же безупречных линий, что и всё её тело. Оставшись в одних трусиках, Инна юркнула за дверь ванной комнаты. Оля, чисто по-женски, тут же взялась осматривать оставленную «мачехой» дорогую одежду и вскоре, с недоумением поднесла к скрытой камере сначала платье, а затем комбинацию, явно пытаясь показать своему Господину что-то важное. Андрей далеко не сразу уловил суть демонстрации, но вскоре понял… С одежды оказались удалены все бирки производителя! Причём, срезаны не слишком аккуратно, явно второпях. Так же, как и его помощнице, этот странный факт показался Вершителю подозрительным. Ему случалось заранее планировать, как будут одеты Испытуемые к началу работы с ними, но не в этот раз. Инну доставили сюда в её собственной одежде, в чём была… Она вышла из ванной, завёрнутая в махровое полотенце, и с благодарностью приняла из рук девушки пепельно-белый атласный халатик. Когда полотенце было сброшено, и «мачеха» предстала перед «падчерицей» полностью обнажённой, та провела ладонью по идеально гладкой коже её плеча. – Что ты делаешь, Оля? – смутилась женщина. – Мне давно хотелось тебя потрогать, – призналась девушка. – Тебе это неприятно? – Не то, чтобы неприятно… – ещё больше смутилась Инна. – Но как-то неловко… За ужином Ольга предложила «мачехе» выпить, та долго колебалась и согласилась только, чтобы «успокоить нервы». Незаметно они ополовинили бутылку коньяка, а когда дело дошло до кофе, зазвонил аппарат городского телефона. «Похититель мужа» интересовался у Инны, приготовлен ли выкуп, и угрожал, при невыполнении его условий, с завтрашнего утра присылать мужчину по частям. У жены Вадима случилась истерика. Оля пыталась успокаивать её и отпаивать коньяком, звонила «дяде Андрею». Все остальные абоненты, разумеется, находились вне зоны действия сети… Эпизод закончилось тем, что «падчерица» привела всё ещё плачущую Инну назад, в белую спальню. Там, практически без сопротивления, она сняла с неё халат, уложила в постель под тонкое одеяло, не раздеваясь, прилегла рядом и принялась гладить шелковистые тёмно-каштановые волосы «мачехи». Вскоре Ольга попыталась залезть к «мачехе» под одеяло, но Инна воспротивилась. – Не надо, Оля… – всхлипывая, произнесла она. – Спасибо тебе за сочувствие, но это слишком… – Можно подумать, что беда случилась у тебя одной! – обиженно воскликнула девушка. – Мне, между прочим, тоже страшно, одиноко и холодно… – Прости, милая! – обескуражено охнула Инна. – Я совсем с ума сошла… Иди ко мне скорее… Ольга скинула с себя всю одежду, забралась под одеяло к «мачехе» и с громким вздохом тесно прижалась к ней. Инна обняла девушку и с видимым стеснением гладила её белокурую головку. «Падчерица» некоторое время лежала неподвижно, а затем, уткнувшись в грудь «мачехи», принялась нежно поглаживать её спину. Инна успокоилась и расслабилась, слёзы её высохли, лицо разгладилось, но никакого стремления к телесным удовольствиям она не проявляла, а попытки Ольги приласкаться «по-взрослому» аккуратно пресекала… Неизвестно, сколько продолжалась бы это сцена покоя, но тут в комнату вошёл мужчина в форме полковника полиции. Инна взвизгнула и принялась натягивать на себя одеяло, слегка сдвинутое «падчерицей» с «мачехи». – Дядя Андрей! Мы Вас не ждали так рано, – воскликнула Оля. – Я думала, Вы позвоните… – Не до условностей сейчас, – угрюмо произнёс он. – А то, что не ждали – заметно. – Может быть, Вы позволите нам одеться? – хрипло произнесла Инна, тщательно кутая одеялом свои прелести и пытаясь при этом приподняться с кровати. Но «полковник» подошёл к широкой постели, неожиданно схватил «жену друга» за руку и ловко пристегнул кисть её руки наручниками к перекладине в изголовье постели. – Лежите смирно, мадам! – грозно приказал «полковник». – Что Вы делаете? – вскрикнула растерявшаяся Испытуемая. – Что случилось, дядя Андрей? – удивлённо спросила «племянница». – Видишь ли, Оленька, у меня есть основания считать, что твоя «мамочка» причастна к похищению Вадима! – отчеканил он, усаживаясь в кресло, напротив постели. – А посему я намерен немедленно допросить её. – Не может быть! – изумилась Оля, в то время как Инна в панике беззвучно открывала и закрывала рот. – Она не такая, дядя Андрей! Она хорошая… – Ты многого не знаешь, девочка… – Возможно, – вздохнула Ольга. – Хотите, я принесу Вам выпить, и Вы спокойно всё расскажете и… допросите Инну, если это так необходимо? «Полковник» кивнул, Оля выскочила из-под одеяла и с образцово-показательным бесстыдством отправилась на кухню нагишом. Инна ахнула и с упрёком прокричала ей вслед: «Накинь на себя хоть что-нибудь, девочка!» – Моё повествование заинтересует только тебя, Оля, поскольку для Инны в нём вряд ли найдутся откровения, – принимая из рук девушки, надевшей ярко-красный халатик, едва прикрывавшей её ягодицы, стакан виски со льдом и закуривая, заговорил Андрей. – Дело в том, что семейная жизнь твоего папы с Инной в последнее время разладилась. Выяснять причины проблем с такой умницей и красавицей сейчас бессмысленно, но по моим данным, у Вадима появилась новая женщина… – Нет! Это невозможно… – вскрикнула Инна, дар речи к которой возвращался с трудом. – Почему же? – пожал плечами «полковник полиции». – У меня есть полная смс-переписка Вадима за последний месяц. И, с точки зрения текущих событий, интерес представляют, прежде всего, диалоги с Вами и ещё одной особой. Общение с ней велось Вадимом часто и бурно… – Но причём здесь похищение, дядя Андрей? – спросила Ольга. – Не торопись, ты же хотела, чтобы я всё рассказал спокойно… Как я понимаю, твой отец решил оформить развод со своею женой. – Это неправда! – снова вскрикнула Инна. – Мы даже не заговаривали с ним об этом! – Иногда подобные темы не обсуждают до последнего, но сути это не меняет, – резко возразил ей «полковник». – В случае развода, твоя «мамочка», Оля, оставалась ни с чем. Поэтому ей было необходимо действовать… Быстро и агрессивно. А Игорь Валентинович, один из ведущих менеджеров Вадима, сразу согласился помочь своей любовнице! – Это не так, Андрей! – закричала Инна, но наткнувшись на ледяной взгляд Вершителя, заговорила тише: – Извините, Господин полковник, но я никогда не была любовницей Игоря Валентиновича… – Допустим, что Вы говорите правду, но этот Игорь наверняка замешан в похищении. Кто ещё? – Я немногих знаю… – уныло отозвалась Испытуемая. – Может быть, Геннадий – начальник секретариата. – Этот хлыщ тоже Ваш любовник, мадам? – зло спросил Вершитель. – Нет! – воскликнула Инна. – Поверьте мне, Господин полковник! Они оба оказывали мне знаки внимания… слишком настойчиво… Я говорила об этом Вадиму, а он только смеялся… У меня ничего с ними не было. – Дядя Андрей, – вступилась за «мачеху» Ольга, – почему ты так уверен, что Инна – преступница? – Милая Оленька, подумай, кому выгодно похищать Вадима? Кто знает, как можно организовать его похищение? Круг заинтересованных лиц узок… Кое-кого мы уже проверили. По сути, кроме Игоря, Геннадия и твоей мачехи, почти никого не остаётся. Первые двое скрываются, что само по себе подозрительно… Хорошо, допустим, всё тщательно организовано посторонними людьми, они же звонят с требованиями и угрозами. Но нужно быть полным идиотом, чтобы не понимать, что жена редко бывает в курсе бизнеса мужа и, конечно, не имеет возможности распоряжаться его деньгами. Я считаю, что требование выкупа – отвлекающий манёвр. – От чего отвлекающий? – почти одновременно спросили обе женщины. – От главного… – хмыкнул Андрей и обратился только к Ольге: – Подумай хорошенько, девочка! – Вы хотите сказать, что Вадима хотят убить? – выпалила Инна, быстрее сориентировавшись в логических построениях «полковника». – Вот именно, мадам! Этого я и боюсь, – сурово кивнул Вершитель. – Причём, Вам его смерть выгодна… Не перебивайте меня! Вместо развода Вы получаете серьёзную часть большого наследства. – Но главное достояние папы – бизнес, – неожиданно вступила в дискуссию «дочка». – Конечно, и с ним всё непросто, – подтвердил Андрей. – На время, пока наследники будут предъявлять свои претензии и судиться (А это минимум полгода!), управлением активов Вадима будут заниматься всё те же Игорь, Геннадий и ещё пара человек из совета директоров… И что они там устроят? Кто знает? Кто проверит? – Значит, нужно искать не только папу, но и этих… – воскликнула Ольга. – А я чем, по-твоему, занимаюсь? – нервно произнёс «полковник». – Короче… Мадам, если Вы заинтересованы в том, чтобы я вычеркнул Ваше имя из числа «заговорщиков», будьте со мной откровенны. И помните, что если Вадим мёртв, то следующей жертвой можете стать Вы! – Какой ужас, – простонала Инна, – но Вы же не оставите меня в беде, Андрей? – Видите ли, мадам, я —друг Вашего мужа. Вы, разумеется, можете называть меня по имени и, возможно, рассчитывать на мою поддержку, но беспокоюсь я, прежде всего, за Вадима и его детей. Коля уже в безопасности, Олю я не оставлю без присмотра, а Вы… В Вас я, извините, совсем не уверен. – Я буду предельно откровенна с Вами, Андрей, – опустила голову Испытуемая, исподлобья наблюдая, как Ольга, и не подумавшая хотя бы одёрнуть на себе халат, приносит «дяде» очередную порцию виски и закуску на подносе. – Что Вы хотите знать? – Всё, мадам, всё! – жёстко заявил Вершитель, делая глоток из стакана. – Всё? Что же… Мне остаётся только надеяться, что мои слова не обернуться против меня, и Вы не бросите меня после этого на произвол судьбы! – глубоко вздохнула Инна, задумалась на минуту и заговорила: – Мы с Вадимом живём вместе почти три года, и я очень быстро поняла, что меня одной ему мало. Вы, как его друг, наверняка знаете, что время от времени у него появляются новые любовницы… – Знаю. – Сначала я страшно переживала… Позже почти привыкла… Он добр и ласков со мной, да и собеседник прекрасный, умный, и хозяин умелый и не скупой… Однако около полугода назад я почувствовала, что… надоела ему, что ли… Вадим уделял мне всё меньше времени и чувств… Однажды, то ли в шутку, то ли всерьёз он заявил, что мне пора завести себе любовника для здоровья и полноты эмоций. И чуть ли не на следующий день, словно они нас подслушивали, ко мне начали клеиться Игорь Валентинович и Геннадий… Эти двое всегда оказывали мне знаки внимания, но в рамках приличий, а тут, словно с цепи сорвались… – Дядя Андрей, – неожиданно спросила Оля, – а в доме всё чисто? – Чисто, – усмехнулся «полковник» и выразительно посмотрел на девушку, – я проверил. Но ты начинаешь мыслить, как следователь… Продолжайте, Инна, я весь внимание… – Я отбивалась от этих двоих, как могла… Жаловалась Вадиму… Честно говоря, даже задумывалась о том, чтобы последовать совету мужа, но… Ни Геннадий, ни Игорь Валентинович совсем не нравятся мне и решительно не подходят на роль любовника, пусть и разрешённого мужем чуть ли не официально. – Да, тебе нравятся совсем другие мужчины, Инна! – улыбнулась «падчерица». – Что ты имеешь в виду, Оля? – поразилась «мачеха». – Однажды мы с тобой рассматривали фотографии отца, и ты с интересом расспрашивала об одном мужчине, изображённом рядом с ним на многих снимках, – таинственно проговорила девушка. – В самом деле? – смешалась Инна. – Я не помню… – Извините, милые дамы, – с трудом сдерживая улыбку, произнёс Вершитель, – я покину Вас ненадолго, свяжусь со своей командой по телефону из кабинета… – Может быть, Вы снимите с меня кандалы, Андрей? – грустно попросила Инна. – Я не сбегу. Напротив, это я нуждаюсь в Вашей защите! – Ну, если Оля не возражает… Нет? Хорошо… Он освободил руку Испытуемой и отправился в кабинет, чтобы посмотреть на экране монитора и послушать, как станут общаться «мачеха» с «падчерицей» в его отсутствие… – Что ты такое говорила про фотографии, Оленька? – смущённо спросила Инна, потирая высвобожденную кисть руки. – В самом деле, не помнишь? – удивлённо спросила Оля. – Тогда у тебя вызвал неподдельный интерес мужчина на снимках с папой. – Ну… Может быть… И кто это был? – «мачеха» метнула быстрый взгляд в сторону девушки, снова забравшейся к ней на постель. – Дядя Андрей, кто же ещё! – Андрей? – ахнула Инна и моментально покраснела. – Не смущайся, мамочка… Я уже тогда поняла, что он тебе нравится, но не знала, что папа дал тебе полную волю… – Ах, Оленька, как ты можешь рассуждать об этом сейчас? – качала головой «мачеха», не мешая, впрочем, девушке снова стаскивать с себя одеяло и поглаживать нежными пальчиками свою грудь. – А ты?.. Почему ты ходишь при нём в таком виде? Тебе не стыдно? – Что уж тут стыдиться? – спокойно отреагировала на претензии «падчерица». – Дядя Андрей видел меня всякой множество раз… – Как? – поразилась Инна. – Ты – его любовница? – Ну, если тебе нравится именно это слово… Да, мы близки с ним. – Какой ужас! Ты же совсем ещё юная девушка… А папа знает? – Ох, когда он узнал об этом полгода назад, случился скандал, – вздохнула Ольга, целуя «мачеху» в пупочек изысканно женственного живота. – Но папа умный… Он быстро понял, что в наших отношениях нет ничего криминального. Дяде Андрею он доверяет, к тому же с ним я в полной безопасности… – Ах, Оленька, что ты делаешь? Перестань… – томно произнесла Инна, разомлевшая от лёгких и сладких ласк девушки. – И как ты можешь намекать на мою симпатию к Андрею, если сама… – Ты слишком правильная, мамочка, или прикидываешься? Тогда и я перестану тебе доверять! – Оля сделала контрольный поцелуй в ухоженный лобок «мачехи» и, накрыв её своим телом, заглянула ей в глаза с расстояния нескольких сантиметров: – Ты мне нравишься, Инна… Дядя Андрей мне очень нравится, он замечательный мужчина… Он и тебе нравится – не вижу в этом проблемы. Я не ревнива, по крайней мере, по отношению к тебе… – Но, девочка моя… – «мачеха», насколько видел Вершитель, начала отвечать на нежные поцелуи Ольги, правда, довольно сдержанно. – Не напрягайся, мамочка! Ты ему тоже нравишься, – прошептала девушка Инне на ушко. – Откуда ты знаешь? – мгновенно спросила она таинственным шёпотом. – Вижу! – уверенно заявила Оля и соскользнула с Инны вбок, увлекая её за собой так, что, повернувшись к «падчерице», женщина оказалась над телом девушки. «Мачеха» задумалась, но только на секунду, и, словно решившись, несколько раз чувственно поцеловала Ольгу в губы. Казалось, Инна благодарила девушку за понимание, поддержку в трудную минуту и неожиданную нежность… Андрей сидел в кабинете, уставившись в экран, курил и качал головой. «Ничего не понимаю, – говорил он себе. – За исключением этих милых нежностей с „падчерицей“ и, будто бы, готовности завести романс разрешённым мужем любовником, что можно списать на давнюю женскую неудовлетворённость, ей нечего инкриминировать… Белая и пушистая! При ближайшем рассмотрении, не только красивая, но и весьма приятная в общении особа. Никакой холодности и надменности, как на фотографиях… Ничего не понимаю! Ну, допустим, я займусь с ней любовью этой ночью… Что себя обманывать? Я хочу этого… Причём, без всякого насилия, только подтолкну чуть-чуть… Но это ничего не докажет. Может, мы перемудрили со сценарием? Нет, сегодня обойдёмся без ужасов, а завтра будет видно… И всё-таки, она слишком белая и пушистая… Слишком! Что бы это значило?» Через полчаса Вершитель вернулся в белую комнату, где тихо шептались, обнимались, изредка целовались женщины. В их ласках не было горячего и страстного желания, только взаимная симпатия и нежность. Даже Оля притихла и перестала провоцировать «мачеху» на разнузданный контакт. «Полковник» вошёл в дверь уже без кителя, спокойный и немного мрачный. Инна опять потянулась за одеялом, но Ольга успокоительным движением остановила её. «Мачеха» снова покраснела и сдалась, невольно демонстрируя мужчине свои прелести. А посмотреть было на что: живьём тело Инны выглядело мечтой для любого художника, предпочитающего классические гармоничные формы и пропорции. – Что-то произошло, дядя Андрей? – тихо спросила Оля, продолжая обнимать Инну. – Что-то плохое? – Смотря для кого, – Вершитель уселся в кресло, взял со столика стакан и глотнул виски. Лёд растаял, и напиток потерял свою привлекательность для знатока. – Вадим жив… – Ах, как хорошо! – произнесла Ольга. – Как он? Где он? – скороговоркой спросила Инна и ещё раз робко попыталась натянуть на себя одеяло, но безрезультатно. – В порядке. Бывало, конечно, и лучше. Но Вадим здоров и находится в надёжном месте… – Один? – в голосе «жены» сквозила тревога. – Нет, Инна, он не один, – вздохнул «полковник». Испытуемая внимательно посмотрела на него и понятливо кивнула, а он продолжил: – Их, собственно, и захватили вместе, и освободили одновременно. Теперь они отдыхают в безопасном месте, под присмотром моих людей. – Кто же их захватил, дядя Андрей? – спросила Оля. – Люди в масках, под руководством Игоря Валентиновича, тоже в маске… – Мерзавец… – зашипела Инна. – Он в тюрьме? – Увы… Все убиты при попытке оказать сопротивление, – констатировал «полковник». – Эта сволочь, Геннадий – тоже в деле… Скрывается… Ищем… Надеюсь, его возьмём живым. – Да-а-а… – потянула Ольга. – Догадывалась я, что они плохие люди, но, чтобы до такой степени… – проговорила Инна, похоже, совсем забывшая, что лежит голой перед «другом мужа», в объятьях «падчерицы». – Да, Вадиму давно следовало провести чистку в своих владениях… Ладно, отдыхайте. Утро вечера мудренее. Завтра решим, что делать дальше… – А ты, что же, не присоединишься к нам, дядя Андрей? – с очаровательной непосредственностью поинтересовалась Оля. – К вам? – с улыбкой хмыкнул он. – Так никто не приглашал! – Уже приглашаем, правда, Инна? – А… Ну… – растерялась Испытуемая. – Да, приглашаем Вас поужинать с нами… Спасибо Вам за помощь, Андрей! – Когда всё закончится, тогда и благодарить будете… – он покачал головой и закурил. – Ну, хватит курить, – недовольно канючила Ольга. – Иди к нам, Андрюша! Хочешь, я помогу тебе раздеться? – Оля, как тебе не стыдно? – страшно сконфузилась обнажённая «мачеха». – Я думала, ты хочешь предложить Андрею перекусить и немного выпить после трудного дня… – Оленька у нас стыдливостью не отличается, – улыбнулся «полковник». – Поужинать не откажусь… А сначала я бы в сауну сходил, вы не будете возражать? – Классная идея! – заулыбалась Ольга. – Иди, мы сейчас догоним… Вершитель кивнул и вышел из комнаты. «Падчерица» довольно быстро убедила Инну, что сауна никому ещё не вредила. По настоянию «мачехи», обе накинули халатики и отправились вслед за Андреем транзитом через кухню, где быстро приготовили напитки и холодные закуски, для полноты удовольствия. Когда женщины спустились в помещение сауны, Андрей лежал на полке в парилке. Оставив поднос со снедью в комнате отдыха, Оля схватила Инну за руку и, на ходу снимая одежду с себя и «мачехи», потащила её к Андрею. Обнажённая красавица скромно присела у ног мужчины, а Ольга бросилась к «дяде» и принялась ласково гладить его влажную грудь. Через пару минут, с удовольствием глядя на приходящую в возбуждение мужскую плоть, она взяла руку Инны в свою и принялась водить ею по ноге Андрея, поднимаясь всё выше и выше. Красивое лицо не сопротивлявшейся ей «мачехи» застыло в испуге. Однако Вершитель решил не торопить события, ласково отстранил женщин, поцеловал обеих в розовые щёчки, выскочил из парилки и нырнул в бассейн. Вода в нём оказалась немного теплее, чем ожидалось, что, впрочем, позволяло подольше порезвиться с Ольгой, которая прыгнула туда вслед за Андреем. Инна чуть позже погрузила своё прекрасное тело в воду, но вскоре застыла у бортика, с интересом и опаской глядя на мужчину. Андрей что-то шепнул Оле на ушко, подплыл к Инне и положил руку на её плечо. Женщина заметно вздрогнула и внимательно посмотрела широко открывшимися тёмно-синими глазами прямо в глаза мужчины. Он почувствовал в этом взгляде что-то необычное, непривычное для Испытуемой, иррациональное, но Инна быстро опустила взгляд, не позволив ему разобраться. Тогда Андрей кончиком пальца дотронулся до родинки на её правой щеке и… Тихо застонав, женщина затрепетала, обвила его шею своими красивыми руками, как лебедиными крыльями, и прижалась к мужскому телу. Не ожидавшей такой реакции, Вершитель сначала опешил, но через мгновенье нежно обнял талию Инны и поцеловал её в губы. Почти не двигаясь, они держали друг друга в объятьях несколько минут, пока одновременно не почувствовали, как мужская плоть без всякой помощи ищет путь в женское лоно… «Андрей, это так неожиданно… Я боюсь», – прошептала Испытуемая ему на ухо, не разжимая объятий, и снова Вершитель решил не торопить события. «Так мы замёрзнем, красавица», – тихо произнёс он и ловко помог Инне подняться на бортик бассейна, а затем выбрался сам. Ольга, с лукавой улыбкой наблюдавшая за парочкой в бассейне, подала им сухие простыни с некоторым удивлением и даже разочарованием. – Какой ты сегодня… не энергичный, дядя Андрей! – не без язвительности произнесла она, усаживаясь за стол. – Так и день был… необычный и нервный, – словно защищая мужчину, а заодно и себя, произнесла ей в ответ Инна. Застолье продолжалось тихо, по-домашнему, но недолго. Будто уставшие после тяжёлого дня родственники устроили поздний ужин перед сном. Женщины пили вермут, мужчина виски. Шёл неспешный разговор на нейтральные темы, пока Андрей не решил, что дальнейшие действия лучше отложить на завтра. «Так. Вижу, что все устали, – произнёс он. – Идите-ка спать, девочки, а я ещё немного поработаю в кабинете…» Андрею показалось, что женщины немного удивились, но возражать не стали. Вершитель отправился в кабинет, где прилёг на прохладный кожаный диван и с него, вполглаза, посматривал на монитор, транслировавший картинку белой комнаты. Андрей пребывал в состоянии задумчивости и лёгкой растерянности. Испытуемая, изначальное впечатление о которой, основанное на фотографиях и скудной информации, носило негативный характер, вела себя вопреки прогнозам. Более того, она пробудила в сердце Андрея нарастающую приязнь, жалость, а порою, и щемящую нежность. Он не мог разобраться, как вообще могла попасть в тёмное Княжество такая милая, трогательно-пугливая и, безусловно, обаятельная особа. Вершитель всё время ждал подвоха в поступках женщины, несомненно обладавшей умом и исключительно гармоничной внешностью, но дождаться не мог… Задумавшись, Андрей не вслушивался в разговор женщин в спальне, но вскоре понял, что говорят о нём. Через несколько минут Ольга, сидевшая в своём сверхкоротком халатике на постели рядом с уже лежавшей под одеялом «мачехой», поднялась на ноги и вышла из белой комнаты… – Вы знали, мой Господин? – удивлённо спросила она, войдя в кабинет. – О чём знал? – пришла пора удивляться Вершителю. – Не кокетничай, Андрей! – сопровождая язвительный тон мягкой улыбкой, произнесла Оля: – Когда ты не стал брать её в сауне, ты знал, что она позовёт тебя в спальню! Да? – Нет. Даже и не думал об этом, – откровенно ответил Андрей. – Она сама зовёт меня в спальню, пообщаться тет-а-тет? – Вот именно! – Ничего не понимаю! – покачал головой Вершитель. – Я тоже, – развела руками девушка. – Но… Вам нужно идти к ней, мой Господин… – Да… – Только не засыпай с ней, пожалуйста! – Оля схватила его руку и пристально посмотрела в глаза Андрея: – Я буду ждать тебя здесь… Вершитель вошёл в спальню в белом махровом халате на голое тело, как и был после сауны. В скудном свете лампы, стоящей на столике у кресел, Инна лежала на широкой кровати под одеялом и смотрела на него горящими глазами. Она немного сдвинулась от края постели, словно приглашая мужчину присесть рядом, что он и сделал. – Скажите, Андрей, – тихим, с лёгкой хрипотцой голосом произнесла женщина, – я Вам действительно нравлюсь? – Ты очень красивая женщина, – «полковник» с ходу перешёл на «ты». – Большего сказать не могу, поскольку знаю тебя недостаточно хорошо. – Понятно, – задумчиво ответила явно нервничающая Инна, – но Вы хотели бы… узнать меня лучше… ближе? – Хотел бы… Но ты – жена Вадима, – прямо ответил он, умышленно не произнеся «жена друга», чтобы не накалять ситуацию. – Муж оставил меня… – вспыхнула она. – Ему не пришло в голову позвонить мне после освобождения, чтобы успокоить! Разумеется, он не лишит меня дома и средств к существованию, но Вадим оставил меня… без себя. Впрочем, я почти привыкла к этому… Теперь я точно знаю, почему он советовал мне завести другого мужчину… Из меня получится любовница, Андрей? Конец ознакомительного фрагмента. Текст предоставлен ООО «ЛитРес». Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию (https://www.litres.ru/maksim-kolyaskin/minus-dva-2-roman/?lfrom=334617187) на ЛитРес. Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом. notes Примечания 1 Саша Чёрный «Ламентации» 2 МК «Свину»
КУПИТЬ И СКАЧАТЬ ЗА: 200.00 руб.