Сетевая библиотекаСетевая библиотека

Ромштекс с кровью

Ромштекс с кровью
Ромштекс с кровью Константин Штепенко Архивы российских спецслужб надежно хранят свои мрачные тайны. Поэтому мы, скорее всего, так никогда и не узнаем кто, как и зачем спровоцировал вторую чеченскую войну, ставшую еще одной поучительной иллюстрацией к библейскому поединку недоросля Давида и громилы Голиафа. Дав согласие на организацию поисков пропавшего в Дагестане американского журналиста, Денис Краснов даже не подозревал, что окажется в эпицентре набирающего силу военно-политического конфликта на Кавказе. Его миссия привлекает внимание спецслужб нескольких государств, а также двух враждующих этнических банд, связанных с дагестанскими ваххабитами и чеченскими боевиками. Экспедиция, задуманная как ознакомительная поездка по Кавказу, превращается в настоящую боевую операцию. Константин Штепенко РОМШТЕКС С КРОВЬЮ Приглашение в прошлое Наконец закончился долгострой, и клуб «Кавказ» уже месяц как переехал из особняка, пожертвованного Дарьей Череминой, вдовой известного авторитета Гогена в отреставрированное здание бывшей библиотеки. Это героическое свершение было целиком и полностью заслугой Толика Глушко, который понимал, как никто другой, бурную стихию Нижнедонского предпринимательства, принимал ее и плескался в этом мутном потоке как ребенок в парковом фонтане. Ему удалось выбить перед самым Дефолтом финансирование для клуба, но деньги пришлось вырывать чуть ли не из горла у затаившихся перед кризисом банкиров, используя для этого связи Дениса в криминальных кругах, вынуждено приобретенные в период сходящего на нет Большого Передела. Предприимчивый Толик создал целевую строительную бригаду из безработных членов клуба, которая за год с небольшим разрослась в серьезную строительную фирму. В результате, вложенные в, казалось бы, непродуктивный проект средства не только вернулись, но и стали давать приличную прибыль, которую было решено пустить на нужды клуба и благотворительные программы. Одной из таких программ было частное целевое агентство по трудоустройству, созданное при клубе, которое худо-бедно, но функционировало и уже помогло найти работу более чем сотне претендентов. В общем, было что праздновать, и праздновали от души. В залах получившего новую жизнь старинного здания царило не библиотечное оживление. Официальная часть не была особенно долгой и быстро перешла в праздничный банкет, где недостатка в напитках и закусках не наблюдалось, вследствие чего усиленному наряду службы безопасности приходилось выполнять необычную для нее праздничную функцию – слегка перебравших разводили по комнатам отдыха, а слишком загулявших отвозили домой. Закрытый мужской клуб на этот раз открыл свои двери для женщин, и запах духов, постукивание высоких каблучков и музыка женских голосов приятной освежающей волной заполнили бар и танцевальный зал, переводя торжество в неформальное русло. * * * Денис сидел в своем председательском офисе, куда почти не просачивался шум дискотеки и пил крепкий кофе без сахара. Время уже перевалило за полночь, но оставались еще срочные дела, которые нужно было закончить. Свою случайную пассию он отправил танцевать и надеялся, что она найдет там себе кавалера, с которым и проведет остаток ночи, оставив его в покое. Настроения для веселья не было. Вчера позвонила из Милана его близкая подруга Наташа, которая более года назад уехала в Европу с бывшим смотрящим по Нижнедонску Геней Армавирским. После успешной операции по отъему капитала у беспредела того поставили смотрящим в Италию, и говорят, под влиянием Наташи он сильно подправил свой имидж. Теперь в определенных кругах он слыл большим ценителем искусств, начал посещать церковь и как хлебосольный хозяин принимал в своем роскошном доме на побережье Адриатики многих известных музыкантов, художников, писателей и политиков. Но его профессиональная деятельность не осталась прежней, и вот, наконец, судьба предъявила счет. Неизвестно кто был заказчиком его ликвидации – толи обиженная им нижнедонская братва, толи чувствующие свое бессилие перед наплывом российского криминала итальянские мафиози, но однажды во время деловой поездки в Милан машина Армавирского взлетела на воздух. Взрыв был настолько сильным, что опознать трупы четырех пассажиров смогли только по сохранившимся фрагментам челюстей и мелким вещам – часам, кольцам, запонкам, имевшим в мире ювелиров свою родословную. Наташа осталась богатой вдовой на третьем месяце беременности. Состояние ее было крайне плачевным, и Денису потребовалась вся сила убеждения, чтобы как-то растрясти ее и заставить взглянуть в будущее, где было место материнству и новой жизни, которая уже зародилась в ее лоне. Разговор с Наташей оставил тяжелый осадок. В какой-то момент Денис даже хотел бросить все дела и поехать к ней в Италию. Однако она отговорила его, мотивируя это тем, что появление рядом с ней другого мужчины будет неправильно воспринято русской диаспорой, в среде которой Наташа приобрела довольно привилегированное положение и не столько благодаря деньгам Армавирского, сколько в силу ее личной привлекательности и обаяния. За прошедший год она завела обширные знакомства и связи, которые не разрушила даже гибель Армавирского. – Ты меня предупреждал, что рядом с ним опасно, но я не послушала, хотя и не жалею. Мне нравилось так жить. Я была ему верной женой при жизни, но и после смерти не хочу ничем очернить его имя. – Сказала она, сдерживая рыдания. – Пусть он был вором в законе, или кем-то еще! Не берусь судить насколько он лучше или хуже тех, кто приходил к нему на поклон за добавкой к государственной милостыне, но главное, что он был настоящим мужчиной! – Тогда тем более тебе следует собрать силы в кулак и выносить его ребенка, а потом природа подскажет что делать. И учти, по своим законам он не имел права иметь семью, и раз он пошел на это нарушение, то нужно сделать все, чтобы эта семья существовала и без него. А для этого нельзя кукситься и впадать в депрессию, тебе это категорически противопоказано. Кстати, не хочешь вернуться в родные пенаты? – Нет, Дэн. По крайней мере, не сейчас. У меня здесь свой бизнес и определенное положение. После его гибели гостей на вилле стало еще больше. Многие наверно побаивались более близкого общения с ним, а теперь валом валят, чтобы выразить свои соболезнования… * * * Около часа ночи, когда Денис уже собрался домой, зазвонил сотовый телефон. Он не хотел отвечать, но на дисплее высветился нью-йоркский номер Даши, и не отвечать было бы просто свинством с его стороны. – Здравствуй, Данечка! Случилось что-то? – Я знаю, что у тебя сегодня открытие нового здания клуба, поэтому и звоню так поздно. Хотела тебя поздравить. – Спасибо. Но нужно отметить здесь и твой вклад. Подаренный тобой особняк очень нас выручил. Ты, кстати, не хочешь вернуть его обратно? Он в отличном состоянии. – Ну, во-первых, дареного не отнимают, а во-вторых, как ты и предупреждал, я здесь прижилась, и обратно не тянет. Так что я буду только рада, если дом будет кому-то служить убежищем. Что теперь там будет? – Мы хотим оборудовать там гостиницу для иногородних гостей. – Вот и прекрасно! – Даша замолчала, потом начала говорить снова с виноватой интонацией. – Тут такое дело, Денис… Мне нужна твоя помощь. Вернее, даже не мне, а моей подруге… – А я все жду, когда же ты сподобишься! Сколько тебе говорить, что ты имеешь право быть со мной бесцеремонной. Просить, нет, требовать все что пожелаешь. Если это будет в моих силах, я все для тебя сделаю! – Не знаю, но перед тобой я как-то робею до сих пор. Ты мне кажешься каким-то огромным и старым. Условный рефлекс какой-то. – У нас разница всего год с небольшим, а с учетом того, что женщины умнеют быстрее, то ты должна чувствовать свое преимущество. – Тем не менее, ты был прав во всем, что мне советовал. Я не знаю, как бы я выкарабкалась без тебя. У меня выработался некий синдром ребенка… – Ладно, хватит расшаркиваться, что случилось? – Ты знаешь, что я пишу очерки о России в русский журнал «Новый Век». Месяца три назад ими заинтересовался англоязычный журнал, специализирующийся на горячих точках, этнических конфликтах и прочих ужастиках, и мне заказали цикл статей о сегодняшней России. Я подружилась с хозяйкой этого издания и ее бойфрендом, который работает репортером и делает обалденные репортажи буквально с передовой из всех конфликтных регионов. Месяц назад он уехал к ваххабитам в Дагестан – он этнический дагестанец, и вот недавно пропал. Уже неделю от него нет вестей. – Понял. А твоя подруга уверена, что он не перестал общаться с ней по личным мотивам? – Нет, это абсолютно исключено. У них ведь кроме всего прочего контракт на серию репортажей. Он потеряет огромные деньги, если не сдаст материал в срок. Очередной номер уже верстается, а от него никаких вестей. Ты же знаешь, что американцы повернуты на деньгах, рейтингах и репутации. Репортер такого класса не может пожертвовать работой ради личных разборок. – Пожалуй, ты права. Но ты, надеюсь, прочла ей вводную лекцию по Кавказу? – Еще бы! Я же по матери Арсанова, родилась и выросла под Владикавказом. Мы уехали, когда начались стычки в Пригородном районе. – Понятно. Значит, вопросом владеешь. Ну и что твоя подруга? Неужели она не понимает, что дело почти безнадежное? Разве только выкуп потребуют. Но если он совал нос, куда не следует, то и косточек его не найдем. – Я все это понимаю, но она готова заплатить сколько угодно. Она очень богата, и влюблена в него как кошка. Она все равно найдет кого-нибудь, но ты же знаешь, что, скорее всего это будут какие-то проходимцы. А тебя я знаю. Ты надежный человек. – Спасибо на добром слове. Хорошо, я возьмусь за это дело. Но учти, никаких скидок! Это очень опасное занятие, а рисковать жизнью людей даже за большие деньги я не стану. Возьму только добровольцев, солдат удачи, а они берут дорого! Сам, конечно пойду. Неплохо бы тряхнуть стариной. – Господи, я уже жалею, что тебе позвонила. Как представлю, что ты сам полезешь в этот ад! – Ты же меня знаешь, Даня! Это моя работа. – Тогда мы завтра же вылетаем! – Постой, постой. Было бы достаточно копии подписанного контракта, чтобы начать шевелиться. В любом случае, нужно сначала обратиться к властям, лучше через посольство. В общем, не порите горячку. Я поговорю пока с людьми, а потом свяжусь с тобой. Положив трубку, Денис задумался. На самом деле, подобное предприятие ему совсем не нравилось. На Кавказе снова заваривалась кровавая каша, и соваться туда даже при наличии поддержки кого-нибудь из местных было бы крайне опрометчиво. Но он сказал да, чтобы не разочаровывать Дашу сразу. Глядишь, может оказаться, что парень просто загулял, или возникнут какие-нибудь непредвиденные и непреодолимые препятствия. Но он, по крайней мере, сможет увидеть Дашу. Прошло уже больше года после их совместной эпопеи, предшествовавшей ее бегству в Канаду, и ему было интересно посмотреть на нее – какой она стала после года свободной и независимой жизни, не омрачаемой бандитскими наездами и ночными страхами. «Может, все-таки стоит отказаться?» Дверь открылась без стука, и в офис ворвалась Надя – натуральная блондинка с хитрющими зелеными глазами, с которой он имел неосторожность пару раз переспать, и теперь ему приходилось отбиваться от ее поползновений на серьезные отношения. – Что, Надюша, уже повеселилась? Может тебе вызвать такси? – А ты? Я без тебя не поеду! – Я буду здесь, пока все не кончится, а потом поеду спать к себе домой. – Говорил он, стараясь высвободиться из ее объятий. – Я очень устал, и собираюсь спать совершенно один. Поперек кровати. Я всегда сплю поперек, когда устаю. И вдобавок, храплю! * * * – Я ему звонила. Он согласен. Дарья сидела в редакторском офисе Сью Дайкин, владелицы журнала «EXTREME WORLD REPORT». Панорама, открывавшаяся с высоты девяносто восьмого этажа правой башни Всемирного Торгового Центра, уже не волновала ее своей величественной уродливостью, и она могла сконцентрироваться на собеседнике, не кося исподтишка в огромное окно. – Это здорово, Дарья! Значит, мы можем вылетать? Я закажу билеты! – Подожди. Мне кажется, что ты должна оповестить сначала Госдепартамент. Пусть, по крайней мере, они сделают соответствующие запросы, тогда твоя поездка будет более обоснованной, и ты сможешь рассчитывать на какую-то поддержку со стороны властей. Кроме того, визы! Нужно идти в консульство, и еще неизвестно, сколько времени нас промурыжат. – Ты права. Без Госдепартамента не обойтись. У меня есть там некоторые знакомства. – Еще одна вещь, или даже две, или десять… Ты хочешь сама ехать в Дагестан? – А ты бы как поступила? Отсиживалась в Москве? – С высоты моих знаний я могу тебе сказать следующее. Я бы вообще не покидала Нью-Йорка. Можно передать подписанный контракт и материалы через посольство или послать с Федерал-Экспресс. Деньги перевести банковским переводом… Если ты поедешь сама, то сначала тебе придется сцепиться в смертельной схватке с нашей бюрократией, а потом ты будешь балластом для поисковой группы. – Почему это? Я не белоручка, я прошла курс выживания, и вообще очень неприхотлива! – Ты себе не представляешь, что такое Кавказ! О твоем появлении сразу узнают все, кому нужно и не нужно – потому что такая американская штучка, это лакомый кусок для похитителей. За тебя ведь можно получить большой выкуп! И Денису придется уже не искать Джеба, а охранять тебя. – Но мы можем нанять охрану! – Даже двадцать человек охраны не смогут гарантировать твою безопасность. Боевики атакуют целые войсковые колонны, убивают по сто человек. Чем поможет тебе охрана, если они узнают, что с тебя можно скачать пару миллионов? – Какая ты приземленная, Дарья! Кроме того, ты вообще не понимаешь моих мотивов. Мне нужно спасать имя Джебраила. А это гораздо больше, чем его жизнь. Его репортажи были широко разрекламированы, и их ждут. Теперь, когда он пропал, можно сыграть на этом, и вместо провала набрать очки! Я хочу сделать эксклюзивный материал о его поисках! – Но это цинично, Сью! – Только не говори мне о цинизме! Я убила десять лет, чтобы создать преуспевающий журнал и не собираюсь выбросить на помойку дело своей жизни из каких-то соображений морали! – Хорошо, как скажешь, я была женой мафиози и много повидала. Это твое дело, я помогу тебе, потому что мне будет приятно это сделать. – Даша отвлеченно заулыбалась, будто вспомнила о чем-то очень приятном, и это не укрылось от взгляда Сью. – Так, так, так! – Она подмигнула заговорщически. – У тебя с ним что-то было? – Ну, было. Что из того! – Даша смущенно потупила взгляд. – Сначала он вступился за меня в ресторане. Ко мне приставал вооруженный бандит, оказавшийся братом одного крупного главаря мафии. Они объявили Денису войну и даже покушались на его жизнь, а через несколько дней их кто-то убил. – Кто? Он? – Он мне не признался. О таких вещах не говорят вслух. – Ой, как интересно. Неужели все это правда? Прямо вестерн! А дальше что? – Дальше убили моего мужа. Денис прятал меня на конспиративной квартире, а когда появилась возможность, вывез меня из страны и отправил в Канаду. Вот и все. – Как все? А самое интересное? Пикантные подробности? Ты же сказала, что у тебя с ним был роман! – Вот именно, у меня с ним. А у него со мной ничего не было. В постели он проводил со мной сеансы психотерапии, боялся, что я сойду с ума. И у него это получалось здорово! – На мгновение ее лицо осветилось мечтательной полуулыбкой. – Потом я его звала с собой, но он отказался. Теперь все. – А он знал о том, что муж оставил тебе состояние? – Еще бы! Он даже в качестве выкупа за меня отдал бандитам документы, с помощью которых можно было вернуть им те деньги, что пытался умыкнуть мой покойный муженек. Там было почти сто миллионов. – Вот это да! Настоящий реликт! Я уже мечтаю с ним познакомиться! – Только не надо к нему липнуть! Он моложе тебя! – Вижу, что у тебя на него свои планы. Обещаю, что мешать не буду. Так, потреплю немного нервы. – Сказала она с издевкой. – А историю эту нужно причесать немного, и я смогу ее продать! Можешь написать мне болванку в виде хроники, со всеми деталями? – Конечно. Мне самой это будет интересно. – Отлично! Если это понравится читателям, то можно будет сделать для тебя специальную рубрику. А пока я займусь визами и Госдепартаментом. У меня есть там один знакомый клерк средней руки. Это как раз то, что нужно. * * * Уже на следующий день Денис проснулся в приподнятом настроении и долго искал в себе причину. Потом в памяти всплыл ночной разговор с Дашей. «Странно, вчера это дело показалось мне совершенно гиблым, а теперь даже радуюсь. Наверно потянуло на разнообразие». Действительно, последнее время его бизнес шел своим чередом. Благодаря событиям, предшествовавшим последней войне группировок Нижнедонска, имя «Денис Краснов» и название «Шит» прочно запало в память всем потенциальным клиентам, так как каждый из них в той или иной степени был связан и с бизнесом, и с криминалом. Охранная деятельность стала доминирующей, а сыском Денис занимался для души, берясь только за дела, которые были ему интересны. Дело, о котором рассказала Даша, сулило много новых впечатлений. Денис заскучал от ежедневной рутины, и теперь он молил Бога, чтобы оно выгорело, несмотря на все непредвиденные препятствия, которые могли возникнуть с самого начала. Телефонный звонок вывел его из раздумий. Это снова была Даша. – Ты чего не спишь, красавица? Сколько у тебя на часах? – Два часа ночи. Я уже зеваю, но Сью загорелась по-настоящему. Ты еще не передумал? – Утро вечера мудренее. Вчера все виделось в черном цвете, а сегодня оптимизма прибавилось. Но учти, будет трудно. – Ты еще не представляешь насколько! Она собралась вместо его репортажей публиковать свои отчеты о его поисках. Каково?! – Ты хочешь сказать, что она потащится за мной? – Вот-вот. В самую точку. Она хочет подогреть интерес к журналу, а потом, когда найдется Джеб, наступит апофигей, и они захлебнутся в снятых с этого похищения сливках. – А если не найдут? Вернее, если он уже того? – Еще лучше. Сенсация! Всплывут его посмертные репортажи, которые он передал перед казнью ветхому дервишу, а тот прошел три моря, три пустыни и донес эти бесценные листки папируса на своей впалой груди. – Не узнаю тебя, Дашук! В тебе столько сарказма, вернее яда, что сразу понятно – организм функционирует в полную силу. – Намек поняла. В каждой женщине должна быть змея! – Точно. Тогда знаешь что… Сделайте мне проект договора, чтобы там были прописаны все ее желания, а я отредактирую его с учетом нашего законодательства и моих возможностей. Идет? – Хорошо. Сделаем. Целую тебя. Пока. Спатки пора. * * * Как и предполагалось по мере продвижения вперед препятствия стали расти как грибы после дождя. Сначала возникли проблемы с оформлением договора. Местные адвокаты не имели опыта в составлении таких документов, поэтому пришлось искать правды в Москве. Также вставал вопрос о правовом статусе группы поиска. Ведь это не был рейд следопытов по родному краю. Уже сам факт похищения иностранного гражданина указывал на то, что придется иметь дело с вооруженной бандой неизвестной численности, и скорее всего не с одной. Дагестан был похож на пороховую бочку с тлеющим фитилем, и далеко не факт, что даже с армейским вооружением там можно будет чувствовать себя спокойно. Об этом Денис советовался со своим другом, следователем прокуратуры Стасом Воскобойниковым и начальником следственной части городской прокуратуры Ниной Гончаровой, с которой у Дениса на удивление всем тоже установились неплохие отношения. Секрет был в том, что неприступная Нина Николаевна была красивой одинокой женщиной тридцати четырех лет, которая не смогла или не захотела устоять перед напором Дениса, и они изредка и тайно встречались, проводя ночи в истовых молитвах богам любви. Кроме того, Денис год назад помог ей выпутаться из неприятной истории, которая могла погубить ее карьеру. Он тогда сделал вид, что ничего не было, и за год ни разу не обмолвился об этом, а она с благодарностью приняла эту игру в «забывалки», но сама не забыла, и старалась помочь ему по мере возможностей. – Опять ты, Денис, планомерно и неумолимо вляпываешься в истории! – Говорила Нина, выстукивая пальцами какой-то замысловатый ритм на его груди. Она лежала рядом с ним, прижавшись к нему всем своим обнаженным телом от кончиков пальцев на ногах до кончика носа, спрятанного у него в выемке над ключицей. Их нечастые деловые встречи в основном проходили в постели то у него, то у нее, и были очень продуктивны. – Во-первых, сама постановка вопроса о частном розыске иностранного журналиста на территории региона, где вот-вот начнется война, вызывает много сомнений. – Теперь она гладила тонкими пальцами его могучую грудь, но говорила о вещах, никак не гармонировавших с обстановкой. – Если хочешь, я свяжу тебя с Конторой. Есть у меня один человечек в нашем управлении. Вместе начинали. Глядишь, может он тебе в частном порядке что-то присоветует, по-дружески. Лучше, чтобы они знали о твоих игрищах, тогда будет больше свободы действий. – А что Нинка, давай попробуем! Слушай, я не прошу тебя отмазать преступника, а всего лишь дать мне консультацию. Но любая помощь должна быть отблагодарена и не только добрым словом. Я ведь не за бесплатно работаю, а за настоящие зеленые тугрики! – Неужто ты думаешь, что я возьму деньги, после того что было? – Но из моих-то рук можно! У тебя ведь дочь растет. Большие дети – большие расходы! Ты же знаешь, я тебя все равно уболтаю, так что соглашайся сразу. – Хорошо. Давай посмотрим, во что это выльется, а потом уж будем говорить о вознаграждении. Для начала выведу тебя на ФСБ, а там увидим. – Ты теперь у нас девушка осторожная! – Еще бы! Обжегшись на прокурорской работе, поневоле будешь дуть на все подряд. Денис никогда не говорил ей, что ему удалось забрать у человека, который ее шантажировал, весь компромат на нее. Эти материалы он использовать не собирался, поэтому и уничтожил без сожаления. * * * Прошло три дня. Денис уже почти отчаялся в своих безуспешных борениях с невидимым бюрократическим драконом, когда ему позвонил майор ФСБ Алексин. Они договорились встретиться в тот же день, но не в Доме на Соборной, а на конспиративной квартире в нескольких кварталах от клуба «Кавказ». Дениса не удивил этот выбор – у конторы свой взгляд на вещи. Но он по обыкновению вызвал двоих своих сотрудников для прикрытия. Когда он входил в подъезд, они уже припарковали свою девятку у соседнего подъезда. – Здравствуйте, Денис Владимирович. Меня зовут Александр Данилович, это я вам звонил. – Сказал коренастый седовласый крепыш с лицом нормального русского слесаря-водопроводчика. Денис как всегда быстро взглянул на «хозяина», запоминая лицо, оценивая физические кондиции и наличие оружия, потом оглядел прихожую и все, что можно было из нее увидеть – часть кухни, и часть зала. – Проходите в комнату. – Майор пропустил Дениса вперед. – А это капитан Воронец Игорь Антонович, прошу любить и жаловать. Навстречу Денису встал из кресла смуглый высокий мужчина с лицом, будто специально предназначенным свыше для стендов «Разыскивается опасный преступник». Денис сразу вспомнил его, но и бровью не повел, ожидая развития сцены. Они с капитаном пожали друг другу руки и сели в предложенные майором кресла по обе стороны журнального столика, где стоял поднос с запотевшей бутылкой минеральной воды и стаканами. Сам майор сел за большой стол напротив них, где лежали какие-то папки и подшивки документов. – Итак, Денис Владимирович, мне кажется, что у вас к нам есть вопросы. – Честно говоря, не знаю. Может к вам, а может, и нет. Я думаю, предъявив свои документы, вы легко развеете мои сомнения. – Разве личность капитана Воронца вам ни о чем вам не говорит? Ведь вы его узнали, не так ли? – Личность этого господина говорит лишь о том, что в девяносто третьем году он был или прикидывался общевойсковым лейтенантом в центре подготовки спецназа в Моздоке, и что с тех пор жизнь его весьма круто потрепала. – Денис имел в виду наличие нескольких шрамов на лице капитана, невольно придававших его имиджу оттенок брутальности. Капитан молча достал из кармана удостоверение офицера ФСБ, развернул и показал его Денису. – Уверяю вас, у меня тоже такое есть! Будем продолжать? – Сказал майор. – Да, конечно. – В основном мы в курсе ваших дел, касающихся контракта с гражданкой США Сью Дайкин по розыску гражданина США Джебраила Юнус-Малика, репортера журнала «EXTREME WORLD REPORT». Все верно? – В общем да. – Этот контракт вам сосватала некто Дарья Арсанова, гражданка Канады, до ноября прошлого года гражданка России Дарья Черемина, вдова известного нижнедонского криминального авторитета по кличке Гоген. В каких отношениях вы состояли с этим человеком? – В деловых. – Вы не очень-то разговорчивы, Денис Владимирович. – Это верно. В нашем изменчивом мире всегда лучше попридержать язык до появления полной ясности. Давайте к делу. Вы знаете, что мне нужно, и можете это организовать. Скажите цену. Ведь вы же не благотворительностью занимаетесь! – Вы правы. Мы имеем свой интерес в вашем предприятии. Я подразумеваю под словом «мы» – Федеральную Службу Безопасности Российской Федерации, которая занимается своими непосредственными задачами. Мы не торгуемся, а ищем возможности наиболее простым и эффективным способом достичь наших целей. Для начала мы хотим знать, подходите ли вы нам, а уж потом предложим вам наши варианты. Или нет. Я ясно изъясняюсь? – Вполне. Задавайте ваши вопросы. – Давайте пройдемся по службе в армии. Начали службу еще до Чеченской кампании. Моздок. Спецназ. – Майор пролистывал страницы одного из скоросшивателей, выхватывая то и дело какой-либо факт и задавая вопросы. – Как получилось, что боевая подготовка вашей роты была значительно выше, чем в других подразделениях? Насколько я знаю, в то время подготовка войскового спецназа была довольно поверхностной. – Спросил капитан, о присутствии которого Денис почти забыл. – Это была заслуга нашего командира подполковника Селиева. Он в то время был майором. Он видимо лучше понимал специфику Кавказа и будущей войны, поэтому натаскивал нас с утра до вечера, за что низкий ему поклон. – Сколько человек вы убили? – Спросил майор. – Не считал. Десятка два, или больше. – Гоген заплатил вам за ликвидацию братьев Черепковых? – Снова подключился капитан. – Игорь Федорович Черемин заплатил мне за то, чтобы я помог его жене выехать в Канаду, а об убийстве братьев Черепковых я узнал из выпуска новостей. – Допустим. Какие отношения у вас были с вором в законе Геней Армавирским? Вы на него работали? – Насколько я помню, он со мной не подписывал никаких контрактов, но я работал с депутатом Савельевым, в круг друзей и партнеров которого был вхож и упомянутый Геня, которого я знал как Евгения Петровича. А удостоверение вора в законе он мне не предъявлял. – Но ваша любовница Наталья Шершнева стала женой Армавирского. Как она с ним сошлась? – Я их познакомил. – Значит, вы с ним все-таки были знакомы? – Я узнал его на неделю раньше, чем она. – Сколько лиц гражданского населения погибло в селении Хасанаул, руководить штурмом которого было поручено вам? – Резко сменил тему майор. – И кстати, почему вам, старшему сержанту сверхсрочнику доверили эту операцию? – Всего погибло семьдесят восемь человек, а единиц стрелкового оружия было подобрано больше двух сотен. Также было уничтожено более полутонны взрывчатки, минометы, гранатометы и прочий арсенал. Возможно, кто-то из погибших и причислял себя к гражданскому населению, это их личное дело. Мне был поставлена задача, и я ее выполнил. Мы потеряли четырнадцать человек только благодаря внезапности. Мне приказали руководить операцией вынужденно, так как у нас в роте по разным причинам выбыли из строя все офицеры. Мы были ближе всех к Хасанаулу, и могли внезапно накрыть караван с оружием, который должен был сделать там остановку. Майор и капитан прошлись перекрестным допросом по всей биографии Дениса, касаясь то и дело весьма щекотливых подробностей, которых в последней части этой биографии было предостаточно. Наконец допрос прекратился буквально на полуслове. Майор расслабился и вопросительно посмотрел на капитана. Воронец кивнул в ответ, но лицо его было неподвижным и не выражало ничего, будто посмертная маска, сделанная при жизни. – Ну что ж, Денис Владимирович, я уполномочен предложить вам следующее. Ваша экспедиция получает зеленый свет с завтрашнего дня, при условии, что вы берете с собой Игоря Антоновича. – В каком качестве? Мне не нужны начальники или командиры! Я инвалид войны и не годен к строевой. – Ну, во-первых, от инвалидности вы отказались, чтобы поступить на юридический. А насчет роли капитана в экспедиции не беспокойтесь. Он вам не помешает. Руководство остается за вами. Игорь Антонович будет вашим проводником. Он прекрасно ориентируется в Дагестане, и у него есть контакты. Ему нужна легенда, согласно которой он будет искать вашего фигуранта, а заодно, и добывать нужные нам сведения. Мы стоим на пороге войны в Дагестане, и наша заинтересованность в получении достоверных сведений о предполагаемом противнике вполне оправдана. Кроме того, его присутствие откроет для вас любые двери. Формально все ваши люди будут числиться контрактниками и выполнять боевое задание на пограничной с Чечней территории. То есть, вы сможете свободно пользоваться оружием и передвигаться в любой местности без ограничений. – Почему бы вам не получить эти сведения более надежным путем? – Как вы не поймете! Мы как раз и ищем наиболее надежные варианты. По-моему, возвращение домой жителя Махачкалы, бандитствующего где-то в Москве, вполне оправдано, если он помогает богатой американке искать своего любовника, разве не так? Кроме того, мы будем решать параллельно свои задачи, о которых вам знать не обязательно. – Я вас понял. Но учтите, я буду работать согласно своим канонам, которые не всегда четко вписываются в рамки … – Слово «Закона» Денис предусмотрительно опустил, отчего его высказывание не утратило ясности, но и не провоцировало на ненужный диалог. – Перейдя границу Ставрополья, вы можете делать все что угодно. Такой вариант вас устроит? – Вполне. Встреча в Москве Денис Москвы не любил и старался бывать здесь как можно реже, хотя понимал, что в столице крутятся огромные деньги и делаются вселенские дела. Но, ни эти деньги, ни эти дела его не интересовали. Чувство постоянной несвободы всегда преследовало его с первой минуты пребывания в Белокаменной. Он был настоящий провинциал, презиравший с детства столичную торопливость, поверхностность и высокомерную кичливость. Родившись и прожив большую часть жизни в Новоалексеевке на побережье Черного моря, он вдоволь насмотрелся на вальяжных отдыхающих, щеголявших в импортных шмотках, имевших роскошное снаряжение для подводного плавания и новенькие ружья для подводной охоты. Сколько раз эти горе-ныряльщики покупали у него рыбу и крабов, чтобы потом хвастаться способностями Ихтиандра перед своими женщинами. Однако женщины все равно поглядывали на сторону, ища настоящих Ихтиандров, и очень многие оттачивали свое мастерство охотниц на сильный пол в постели у Дениса. Зачастую обманутые рукотворной ласковостью и приветливостью курортной атмосферы столичные Тарзаны переносили свой опыт отдыхающего и на природу, не понимая, что она всегда одинакова, она живет по своим вечным законам, и нещадно расправляется с теми, кто воспринимает ее как детскую песочницу. Не мудрено, что из года в год отдыхающие тонули в море, падали со скал, исчезали на туристических маршрутах. Денису много раз приходилось участвовать в спасательных операциях, и за свой короткий век он видел столько жертв собственной глупости и невежества, что интуитивно понял некоторые социальные законы, и позже стал успешно применять их в жизни. Человек, проживший многие годы в мегаполисе, подавлен его громадой и постоянно занимается поисками средств для выживания. Он является специалистом в этом вопросе, потому что ежедневно, ежечасно, ежеминутно вынужден бороться с побочными явлениями столичного существования, которые так многочисленны и вязки, что пробиться через них к самому себе, понять свою сущность и предназначение бывает зачастую просто невозможно. В то же время вялотекущая провинциальная жизнь располагает к созерцательности и размышлению. Отсутствие излишней информационной нагрузки заставляет мозг более интенсивно работать над анализом окружающего и добывать информацию из собственной деятельности (Разумеется, если не пить водки). Поэтому человек, проработавший всю жизнь на земле, может даже на ощупь определить, когда почва готова к севу, а потомственному рыбаку одного взгляда на море достаточно, чтобы предсказать, каким сегодня будет улов. Разумеется, приехав в Москву, эти провинциалы тычутся как слепые котята, не понимая элементарных вещей. Где купить карточку для таксофона и как ею пользоваться? Как быстрее пробиться сквозь очереди в метро? Как избежать близкого знакомства с многочисленными мошенниками, очень изобретательно пытающимися добраться до твоих карманов? Как не попадаться на глаза милиционерам, что так рьяно охотятся за приезжими, обращаясь с ними в родной столице как с гастарбайтерами из Средней Азии? Денис задумался, идя по длинному пешеходному переходу, и не заметил, как из-за ларька как раз и появился наряд из двух бревноподобных существ из рода дубовых, одетых в милицейскую форму. Милиционеры преградили ему дорогу, один козырнул и заговорил. – Младший сержант Кузиков! – Бодро отбарабанил он. – Ваши документы! – Ну ты подловил меня Кузиков! – Денис глупо заулыбался и начал быстро шарить по карманам. – Я с самого утра думаю, только бы на Кузикова не нарваться, а ты вот он, нате вам! – Ты чего это? – Как чего? Дагестанские ваххабиты да чеченские боевики говорят, что теперь в Москву ни ногой! Мол, есть там младший сержант Кузиков, ну чистый зверь! Сам Лужков от него прячется. Все тюрьмы забиты нарушителями паспортного режима, а Кузиков каждый день еще по три сотни задержанных приводит! – Я не понял, ты че шутишь так? – Сержант упер руки в боки и повернулся к напарнику. – Ты видел, Васюков, такого шутника! Может, еще пошутишь? – А чего ж не пошутить с такими лопухами! – Денис посмотрел на Кузикова так, что тот осекся на полуслове. – Ты, Кузиков, не страж порядка, а сопля зеленая, а Васюков еще одна. Итого две сопли – пара! Будь я злоумышленником, или скажем террористом, так я давно бы уже ваши кишки на перо наматывал. Вот ты стоишь в полуметре от меня, и напарник тут же. Кого так можно задержать? Стоять нужно так, чтобы не получить сходу по зубам. А напарник вообще должен стоять чуть сзади и сбоку, чтобы контролировать ситуацию, и если тебя начнут убивать, так хоть успеть бы достать пистолет! Хотя вас и руками можно на блины раскатать! – Это почему же? – Обиделся Васюков. – Да хлипкие вы. – Денис продолжать смотреть то на одного, то на другого тем своим особым взглядом, в котором было что-то подчиняющее волю. – Давайте проведем тест. Вот я протягиваю вам руки. У меня их всего две, а у вас четыре. Значит, вы вдвое сильнее меня. Народ думает, что его милиция его бережет, а на самом деле… Денис перехватил протянутые к его запястьям ладони и сжал их с такой силой, что Кузиков взвыл от боли, а Васюков запричитал шепотом, боясь привлечь внимание окружающих. – Ну что, братцы, мне с вами делать? Отобрать оружие и отвести в ваше отделение на посмешище начальству? А? Не слышу! – Не надо, не надо! – Зашептал сержант и снова начал подвывать, так как Денис еще сильнее сжал ему руку. – Хорошо, Кузиков. Отпущу вас, живите пока! Но смотрите, тренируйтесь! Я еще три дня проведу в Москве. Буду наведываться с проверкой боевой готовности. Пока! Да не скреби ты по кобуре! Денис отпустил руки милиционеров, достал удостоверение, выданное ему майором Алехиным, и сунул в лицо Кузикову. – Прочел? У меня еще и вкладыш есть, предписывающий таким лохам как вы оказывать мне всестороннюю поддержку. Так что идите куда шли, иначе обижусь. Он протиснулся между милиционерами и пошел дальше, не оглядываясь назад. Он знал, что еще несколько минут они не смогут пошевелить руками. Обладая крепкой от природы мускулатурой, Денис еще «усугубил» ее состояние специальными упражнениями. Эти упражнения он с фанатичным постоянством выполнял лет с пятнадцати, что, впрочем, вернулось ему сторицей в пиковых ситуациях на войне, да и в «мирной жизни», отличавшейся от войны только тем, что зачастую противника приходилось оставлять в живых. Он ругал себя за слабость, за то, что позволил эмоциям взять верх над здравым смыслом. Разыгранная им комедия могла обернуться для него большой неприятностью, нарвись он на стоящего парня, имеющего крепкие нервы и хорошую подготовку. «Хотя откуда им тут взяться!» Он вдоволь насмотрелся на головотяпство и недальновидность, которое особенно выпячивалось на войне. Ему было совсем непонятно, почему в милицию набирают «соплежуев», которые идут туда, чтобы удовлетворить свое оттоптанное в детстве самолюбие данной в их нетвердые потеющие руки властью над окружающими? Почему бы не сделать эту службу привлекательной для ребят, давно доказавших свою состоятельность, умеющих не только владеть оружием, но и обходиться без него? Почему их способности смогли оценить бандиты, а страна, за целостность которой они воевали, просто выбросила их на помойку за ненадобностью? Такие мысли были не блажью и резонерством. В организованном им клубе «Кавказ» он ежедневно встречался с новыми людьми, выслушивал новые истории, помогал в силу возможностей, а потом наедине с собой тихо бесился, изливаясь желчью. – Куда ехать, служивый? – Внезапный окрик вернул Дениса к реальности. Он увидел крепкого детину в футболке и спортивных штанах облокотившегося на капот бежевой Ауди 100. Мужик улыбался, делая приглашающие жесты. – С чего ты взял, что мне нужно ехать? Денис подошел поближе, осматривая машину и ее хозяина. Машина показалась ему просторной и вполне презентабельной. Было видно, что хозяин относится к ней с пиететом. – Так это же стоянка такси! А это вокзал! Ты и тянешь на приезжего! И сумка у тебя дорожная! Приехал, и хочешь ехать дальше. Чего тут соображать!? Денис огляделся вокруг. Оказывается, он уже давно вышел из перехода и машинально остановился на стоянке такси. «А почему бы и нет? Машина просторная, и мужик колоритный. Пусть заморская гостья осваивает нашу действительность методом быстрого погружения.» – Сколько до Шереметьева-2 возьмешь? – Сотку баксов! – Думаешь, если я приезжий, то совсем идиот? Сто пятьдесят туда и обратно до гостиницы «Рэдиссон Славянская» плюс полтинник, если наведешь порядок в салоне. Идет? – А то! Садись, служивый. – С чего ты взял, что я служивый? Не служил я. – Да как-то на ботаника ты не похож. Закосил что ли? – Нет, в аварию попал в детстве. Не годен к строевой. – Пространные беседы о службе в армии были Денису с некоторых пор неприятны, и он решил уйти от темы, всем видом показывая полное безразличие. – Извини, брат, бывает! – С сочувствием сказал таксист. * * * Даша и Сью летели из Лондона. Они провели там несколько дней, которые предприимчивая Сью использовала, чтобы выторговать приличный контракт с Эй-Би-Эн на видеорепортажи из Дагестана, при этом ее расходы на экспедицию должны были полностью окупиться и еще принести прибыль. Однако для Дениса это стало дополнительной морокой, так как теперь ему нужно было думать и о двух телерепортерах с большим количеством аппаратуры. Благо, их не нужно было встречать, так как это были сотрудники российского представительства Эй-Би-Эн, жившие в Москве. Впрочем, за все эти беспокойства платили, поэтому Денис отнесся к разрастанию группы «агентов мировой буржуазии» философски. Рейс из Лондона прибыл вовремя, и таможенный досмотр был проведен по-стахановски, так что Денису не пришлось долго ждать своих подопечных. Дашу он узнал не в лицо, а скорее по фигуре – настолько она изменилась. Видно, нью-йоркский климат пошел ей на пользу, в ней не было и следа той запуганной и вечно казавшейся виноватой девчонки, которая бежала с ним из Нижнедонска каких-то четырнадцать месяцев назад. Теперь это была уверенная в себе женщина, с несколько жестковатой линией рта, но все же пронзительно красивая и притягательная. У Дениса аж подвело судорогой низ живота, и ему пришлось экстренно делать свою излюбленную статическую гимнастику, чтобы не опростоволоситься на публике. Когда не было возможности свободно двигаться, он разгонял кровь, поочередно напрягая различные группы мышц. Зарядка помогла, и он вновь почувствовал себя уверенно. Даша двигалась в потоке людей, то и дело поднимаясь на носочках и вертя по сторонам своей прелестно растрепанной головкой. Наконец она его увидела и ожесточенно замахала рукой. Денис улыбнулся и тоже махнул ей в ответ. Прошло еще полминуты, и она, оставив багаж, бросилась к нему на грудь, утопая в объятьях его могучих рук. – Господи, Денис! Неужели это ты?! – Шептала она, всхлипывая и смачивая слезами воротничок его рубашки. – Я думала, мы уже никогда не увидимся! – Не плачь, глупая! Вот он я, весь твой! Он отстранил ее от себя и заглянул ей глаза. «Все те же угольки с искрой, только повеселее.» Тут только он обратил внимание на роскошную блондинку, стоявшую чуть поодаль и с интересом наблюдавшую за этой сценой. Она улыбнулась Денису, и тут же ослепила его вспышкой своей фотокамеры. – Подожди, Данька, ты заставляешь скучать свою подругу! – Да и черт с ней! – Никуда я от тебя не денусь. Давай-ка отлипай от меня, пора заняться своими прямыми обязанностями! Как мне ее называть, мисс или миссис? – Да к чему эти сложности! Зови ее просто Сью. – Она повернулась к американке и перешла на английский. – Вот знакомься, Сью, это Денис, мой ангел хранитель. – Ангел по контракту. – Сказал Денис на своем весьма далеком от совершенства английском. – Рад тебя видеть, Сью. Он подошел к ней и мягко пожал ее протянутую холеную руку, отметив про себя высшими оценками различные выдающиеся части ее фигуры. Она тоже смотрела на него оценивающе, и делала это совершенно беззастенчиво. – Я тебя таким и представляла по рассказам Дарьи – голубоглазым и светловолосым русским богатырем. Надеюсь, мы поладим! – Взаимно. Давайте сюда все ваши вещи. Вещей оказалось две полных тележки, и Денису пришлось толкать их перед собой, распугивая зазевавшихся пассажиров и встречающих. Конец ознакомительного фрагмента. Текст предоставлен ООО «ЛитРес». Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию (https://www.litres.ru/konstantin-shtepenko-10401133/romshteks-s-krovu/?lfrom=334617187) на ЛитРес. Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.
КУПИТЬ И СКАЧАТЬ ЗА: 149.00 руб.