Сетевая библиотекаСетевая библиотека

Правовое регулирование несостоятельности в России и Франции

Правовое регулирование несостоятельности в России и Франции
Правовое регулирование несостоятельности в России и Франции Сборник статей Настоящее издание представляет собой сборник научных статей, посвященных наиболее проблемным вопросам применения законодательства о несостоятельности (банкротстве) России и Франции. Данный сборник подготовлен совместно преподавателями факультета права и политической науки Университета Ниццы – Софии Антиполиса и факультета права Национального исследовательского университета «Высшая школа экономики» в рамках сотрудничества по обобщению российского и французского опыта регулирования проблемных аспектов в сфере банкротства, в том числе, в области зарождающегося в России института банкротства физических лиц. Работы авторов посвящены анализу новелл правового регулирования несостоятельности (банкротства) в России и Франции, главной целью которого является подготовка основы для проведения дальнейших сравнительных исследований в процессе продолжающегося сотрудничества. Правовое регулирование несостоятельности в России и Франции: сборник статей Коллектив авторов НИУ ВШЭ и университета Ниццы Legal regulation of insolvency in Russian Federation and France Collected papers Moscow YUSTITSINFORM The present edition is a collection of research articles devoted to the most extensively discussed issues concerning the implementation of the legislation covering insolvency in russia and france. this symposium is prepared cooperatively by the lecturers of the faculty of Law and Political Science of the university of Nice – Sophia Antipolis and the faculty of Law of National research university «Higher School of Economics» within the collaboration in consolidation of experience of both countries in regulation of complicated issues in the field of insolvency including the institute of insolvency of physical persons emerging in russian federation. the articles cover the legislative innovations in regulation of insolvency in russia and france; the main purpose of the presented analysis is the preparation of the background for the further comparative research within the continued cooperation. Keywords: the institute of insolvency in russia and france, bankruptcy procedures, insolvency of a physical person, insolvency assets, creditors in the insolvency process, the court-appointed receiver. © Collective of authors of Higher School of Economics – National research university and university of Nice Sophia Antipolis, 2016 © Ltd. «Yustitsinform», 2016 Вступительное слово Уважаемые читатели! Вашему вниманию предлагается сборник статей, посвященных вопросам применения законодательства о несостоятельности (банкротства) двух государств – Франции и России. Данный сборник подготовлен совместно преподавателями факультета права и политической науки Университета Ниццы – Софии Антиполис и факультета права Национального исследовательского университета «Высшая школа экономики». Выходу в свет настоящего сборника предшествовала большая работа по изучению института несостоятельности (банкротства) двух государств, в частности, были проведены три конференции, посвященные данной проблематике, в г. Ницце и в г. Москве. В России в последние годы наблюдается отчетливая тенденция повышения интереса к французской правовой системе, которая наиболее близка российской правовой системе, поскольку так же строится на принятии законодательных актов и их последующем совершенствовании с учетом правоприменительной судебной практики. Этому способствует и то, что российское право, в том числе институт несостоятельности (банкротства), развивается, в основном, за счет имплементации в него различных подходов из зарубежных правовых систем. Как известно, институт несостоятельности (банкротства) является одним из правовых институтов, без которого невозможно существование и развитие экономики, основанной на конкуренции. Это требует от законодателя неуклонного совершенствования законодательного регулирования, а от юридической науки – анализа и выработки оптимальных путей решения возникающих в теории и на практике проблем, поиска новых знаний, способных обеспечить совершенствование законодательного регулирования. Проведение сравнительных совместных исследований один из наиболее эффективных путей решения таких задач, поскольку это дает возможность показать преимущества и недостатки той или иной правовой системы, раскрыть основные особенности правового регулирования, использовать позитивный опыт правоприменения и избежать негативных проявлений. Декан факультета права Национального исследовательского университета «Высшая школа экономики» к. ю.н., доцент Е.Н. Салыгин Центр исследований и изучения процессуального права Университета Ниццы София Антиполис значительно развивался в последние годы благодаря тесной вовлеченности каждого из его членов и своей динамичности, которая отражается в регулярности публикаций Центра. До последнего времени не хватало только международного характера, без которого анализ права в конце концов лишается гибкости. Как показал Монтескье в своих Персидских письмах, именно при соприкосновении законодательств различных стран, через сравнение социальных норм свежим взглядом, выявляются способы совершенствования своей собственной системы права. Отсюда вытекают целесообразность и польза не только обменов между странами, но и настоящих совместных работ. Обмены между странами уже появились, но их нужно теперь заставить жить! Без сомнения, это зависит не столько от самих организаций, но от людей, которые принимают в этом активное участие. С этой точки зрения коллоквиумы, организованные в течение последних нескольких лет совместно Высшей школой экономики и Факультетом права и политических наук Ниццы, являются многообещающими. Будь они посвящены публичному праву (коллоквиумы на тему «Коррупция» в Ницце в 2015 году, на тему «Международный терроризм» в Ницце в 2014 году и в Москве в 2012 году) или праву предприятий, испытывающих затруднения (два мероприятия в 2015 и в 2013 годах в Москве, не считая еще одного, находящегося в стадии подготовки, который пройдет в Ницце в начале 2016 года), с ожиданием, что и другие отрасли возьмут на вооружение эту перспективную модель, факт остается фактом: связи между нашими институтами все более укрепляются и развиваются. Позвольте мне поблагодарить всех, кто помог этим отношениям завязаться, и в особенности г-жу Пирогову и г-на Пьера-Мишеля Ле Корра, который стал первооткрывателем этой прекрасной инициативы для Центра исследований и изучения процессуального права и в широком смысле для нашего учреждения в целом. Директор Центра исследований и изучения процессуального права, Заместитель декана Факультета права и политических наук, Президент Европейского арбитражного суда, Член Центральной европейской академии наук и искусств, профессор Ив Стриклер Функции и полномочия судебного администратора в процедурах, направленных на сохранение предприятия, предусмотренных правом Франции Пьер-Мишель Ле Корр, профессор, факультет права и политической науки Университета Ниццы – Софии Антиполиса Французское право предприятий, находящихся в затруднительном положении, отличается очень большой разновидностью процедур. Надо вначале упомянуть процедуру, используемую, несмотря на все усилия законодателя, наиболее часто. Она ведет к исчезновению предприятия и к оплате требований кредиторов. Это судебная ликвидация, которая вводится при прекращении платежей и без перспективы восстановления. Также есть процедуры, которые направлены на сохранение предприятия. Так, существует процедура договорного урегулирования затруднений, которая называется согласительной процедурой. Здесь речь не идет о коллективной процедуре. В данном случае полномочия должника не ограничиваются и индивидуальные права кредиторов не изменяются. Здесь нет защиты коллективного интереса кредиторов, и этим кредиторам не нужно добиваться признания их требования с помощью процедуры заявления требований. Наряду с ними существуют коллективные процедуры, направленные на сохранение предприятия. Первая процедура – это процедура сохранения, введенная в 2005 г., процедура, которая может быть введена даже если должник не находится в состоянии прекращения платежей. Законодатель явно отдает ей предпочтение. Вторая – это процедура восстановления в отношении должника, находящегося в состоянии прекращения платежей и имеющего возможность восстановить платежеспособность. Между согласительной процедурой и процедурой сохранения законодатель поместил своеобразный мост, который называется ускоренным сохранением, созданным в 2014 г. Ей может воспользоваться должник, в отношении которого была введена согласительная процедура, но который не смог в рамках этой процедуры добиться соглашения из-за меньшинства кредиторов. Чтобы прийти к соглашению, должник просит открытия процедуры ускоренного сохранения. В этом случае создаются два комитета кредиторов, один из кредитных учреждений, а второй – из главных поставщиков, которые отдельно голосуют за предложенные планы урегулирования, в течение установленного трехмесячного срока. Если за план проголосовало большинство, то есть две трети голосов отдано «за», то план считается одобренным, а кредиторы, относящиеся к меньшинству и не давшие согласия, подавлены мажоритарным голосованием. Здесь идет речь о молниеносной коллективной процедуре. Существует еще один вариант этого ускоренного сохранения, который называется ускоренное финансовое сохранение, созданное в 2010 г., которое начало применяться в 2013 г., в таких превосходных условиях, что это заставило законодателя создать в 2014 г. ускоренное сохранение. Процедура прекращает быть коллективной. Она порождает последствия только по отношению к финансовым кредиторам, так как обсуждаемая задолженность исключительно финансовая. Кредиторы, объединенные в комитет кредитных учреждений, голосуют за предложения большинством двух третей. Процедура длится 1 или максимум 2 месяца. Осуществив этот краткий обзор процедур, мы можем теперь обратиться к рассмотрению лица, которое будет руководить сохранением предприятия, другими словами, к судебному управляющему (судебному администратору). Первый вопрос, который следует рассмотреть, касается обязательного или факультативного участия судебного администратора в процедуре. Ответ может быть разным, в зависимости от размера предприятия. Если должник имеет по меньшей мере 20 работников или его торговый оборот достигает как минимум 3.000.000 евро (или 180.000.000 рублей) в год без учета налогов, суд обязан назначить судебного управляющего (судебного администратора). Если эти условия не достигаются, назначение факультативно и зависит от принятой в судах практике. Действительно необходимо понимать, что назначение судебного управляющего (судебного администратора) стоит денег, что оно может представлять трудности для должника, у которого маленькое предприятие, учитывая текущие тарифы на услуги французских судебных уполномоченных. Возможно, стоило бы модулировать тариф в зависимости от размера предприятия, т. к. участие профессионала является исключительно полезным, а его отсутствие по сути лишает малые предприятия возможности сохранения к большому сожалению. Существует случай, при котором будет назначен судебный администратор, который не будет выполнять традиционные функции этого органа и должен был бы называться по-другому. На самом деле существуют процедуры, при которых создаются комитеты кредиторов. Это обязательное условие в процедурах ускоренного сохранения и ускоренного финансового сохранения. В классических процедурах сохранения и судебного восстановления создание комитетов является обязательным при достижении очень высоких порогов: 150 работников или торговый оборот в размере 20 миллионов евро без учета налогов. Но факультативно должник может просить введения этой процедуры и в случае недостижения этих порогов. Однако если при введении этой процедуры судебный администратор не назначается, суд утвердит его, но его функции будут ограничены организацией работы комитетов кредиторов. Это так называемый ложный судебный администратор, который не будет выполнять ни одной другой обычной функции судебного администратора. Управлять значит выполнять административные акты. В свою очередь, административный акт определяется как юридический акт, соответствующий юридическим операциям обычного управления имуществом. Этот акт имеет целью извлечение дохода из имущества, что отличает его от акта по обеспечению осуществления права на имущество. Но его целью не является в корне изменить имущество в отличие от акта по распоряжению имуществом. Таким образом, упоминая судебного управляющего (судебного администратора), можно было бы подумать, что этот орган, назначенный судебный органом, всегда имеет цель управлять предприятием. Однако это неверно, что незамедлительно позволяет заметить, что термин «судебный управляющий (судебный администратор)», возможно, плохо выбран, так как в действительности скрывает очень разные реалии. Термин «уполномоченного в спасении предприятий» был бы более уместен. Можно незамедлительно утверждать, с самого начала и чтобы произвело впечатление, что судебный управляющий в целом ничем не управляет (I). Изменчивость функций судебного администратора – это источник сложности, который представляет собой некоторую опасность для третьих лиц, особенно для контрагентов должника, которые не всегда уверены, что заключают сделку с нужным человеком. Мы увидим во второй части выступления, что многообразие полномочий судебного администратора приводят к опасным превышениям полномочий (II). I. Управляющий, который в целом ничем не управляет Французское законодательство отличается своей сложностью и это также касается функций судебного администратора. Функции судебного администратора многообразны в зависимости от процедур и, внутри одной и той же процедуры, у суда есть еще много возможностей регулировать задачи судебного администратора. Наряду с многообразными полномочиями судебного администратора (A), у этого последнего есть также неизменные полномочия, предусмотренные законом, которые не могут изменяться, какие бы задачи не были поставлены перед ним судом (B). A. Многообразные полномочия Распределение полномочий между должником и судебным администратором, которое имеет место с самого начала судебного процесса, классически называется контролируемым управлением. Оно влечет за собой, в ущерб должнику, ограничение его полномочий, которые соответственно передаются судебному администратору. Законодатель позаботился о том, чтобы процедура была более человечна, и соразмерил сокращение полномочий должника с единственными потребностями спасения предприятия. Если вкратце изложить возможности, предоставленные суду, судебный администратор должен: • либо следить за процессом управления имуществом; • либо помогать должнику со всеми или лишь с некоторыми актами, которые относятся к управлению; • либо самостоятельно управлять предприятием полностью или частично. Никакая другая задача, кроме тех, что предусмотрены нормами, не может быть поставлена перед судебным администратором. Между тем, заметим, что суду позволено поручить помощь только для некоторых актов. В данном случае, задачей судебного администратора будет простое наблюдение и, для актов, определенных судом, помощь. Суд, соответственно, может сделать все, «идеально подогнать» под конкретную ситуацию процедуры, направленные на сохранение предприятия. В случае назначения нескольких судебных администраторов, у каждого из них могут быть свои задачи. Задача судебного администратора была определена при открытии дела или в решении, следующим за назначение этого органа. Иногда бывает необходимым пересмотреть, обычно в сторону расширения, задачу этого органа. Запрос будет представлен суду, либо самим судебным администратором, либо судебным уполномоченным (мандатарием), который представляет кредиторов, защищая их коллективные интересы, либо наконец прокуратурой. Должник, мнение которого по этому вопросу лишь заслушивается, не имеет права подать такой запрос. Представляется, что в этом отражается идея того, что судебный администратор как никто другой в состоянии оценить необходимость изменения поставленной перед ним задачи. Решение суда, которое изменяет задачу судебного администратора, публикуется в объявлениях общественных реестров с целью проинформировать третьи стороны. К тому же, задача судебного администратора может варьироваться в зависимости от открытой коллективной процедуры. В процедуре сохранения, где дует ветер волюнтаристской и предпринимательской философии, принцип таков, что директор предприятия сохраняет за собой право управления предприятием. Он остается управляющим. Управление предприятия остается на его руководителе. Таким образом, директор никогда не лишается своих прав. Этот принципиальный выбор делается для того, чтобы у директора предприятия не сложилось впечатление, что он не должен просить открытия процедуры сохранения из-за риска потерять контроль над предприятием. Судебный администратор не может, в процедуре сохранения, получить полномочие управлять предприятием, что по-другому называется «представительскими полномочиями». У него будет лишь роль наблюдателя процесса управления должником, или роль помощника относительно актов, определенных судом. Один суд однажды даже посчитал необходимым вынести решение, что суд должен охарактеризовать, почему роль помощи необходима больше, чем роль наблюдения в процедуре сохранения, в то время как никаких вопросов о компетенции или доверии к директору предприятия не имеется[1 - CA Paris, pole 5, 8e ch., 25 oct. 2011, RG no 11/16438.]. В процедуре судебного восстановления принципом является роль помощи. Однако суд может поручить судебному администратору роль управления. В этом случае он представляет должника. На самом деле это случается, если должник или руководитель предприятия подозреваются в нечестности или в некомпетентности. В чем состоят эти разные задачи, или роли? Роль наблюдения состоит в «распадении судебного управляющего», который ничем не управляет. Он следит за процессом управления должника, т. е., в действительности, мешает осуществлению убыточных для предприятия процессов. Это полномочие наблюдения осуществляется как по закону, так и по необходимости. Речь идет о роли a posteriori, которая не позволяет судебному администратору требовать от должника выполнения того или иного акта. Он также не может противиться заключению должником какого-либо акта. Единственной возможностью для судебного администратора является просьба об изменении своей задачи в случае затруднений. Данная роль не позволяет судебному администратору выписывать чеки, коммерческие векселя или другие банковские документы. Таким образом, у должника будет свобода действовать или защищаться в суде самому, как если бы судебного администратора и не было. Проще говоря, управляющий управляет, а судебный администратор задним числом проверяет выполненные акты. В случае установления роли помощи можно отметить различную степень важности полномочий судебного администратора, который может помогать должнику во всех или лишь в некоторых актах управления предприятием. Эта вариативность обязывает судью, рассматривающего дело о недействительности акта как совершенного единолично должником, проверить действительный объем полномочий судебного администратора[2 - Cass. com. 12 mai 1998, no 95–17.563, NP.]. Роль помощи без ограничения полномочий подразумевает участие должника и судебного администратора в совершении соответствующих актов. Оба должны будут заключить контракт. Таким образом, вмешательство судебного администратора в процесс увольнения обязательно под угрозой недействительности акта увольнения, если должник осуществил его в одиночку[3 - Cass. soc. 28 juin 2001, no 00–40.986, NP – Cass. soc. 19 sept. 2007, no 0545.628, NP.]. В этом случае имеет место совместное управление предприятием. Этому есть два объяснения. Первое касается управления банковскими счетами, что предполагает совместное подписание документов должником и судебным администратором[4 - Com. 4 juin 2013, no 12–17.203.]. Поручение на банковский перевод денег не может быть осуществлено только должником. Второе относится к искам и к другим процессуальным актам. В случае судебного дела по заявлению должника судебное действие или обжалование[5 - Cass. soc. 7 nov. 1990, no 89–42.268, P.] может осуществляться только судебным администратором и должником. В случае судебного дела против должника иск должен быть направлен против обоих: должника и судебного администратора. То же самое будет с извещением об актах процедуры[6 - CA Angers, ch. com., 3 juin 2008, Rev. proc. coll. 2009/3, p. 40, no 71, note Lebel – Bordeaux, 1re ch. civ., 2 dec. 2008, RG no 08/05394.] или обращении взыскания[7 - A propos de contraintes des organismes sociaux, v. Cass. com. 30 mars 1993, no 90–21.486, P.]. Роль помощи не обязывает судебного администратора проявлять инициативу в управлении предприятием. Так, считается, что он не должен просить продления разрешения на строительство, выданное предприятию-должнику[8 - Cass. com. 13 nov. 2002, no 98–11.366, P.]. Он также должен воздержаться от того, чтобы делать заказы. Эта роль не предоставляет судебному администратору право управлять предприятием, например, выплачивать долги должника[9 - CA Paris, 8e ch. B, 17 avr. 2008, Rev. proc. coll. 2009/3, p. 40, no 72, note Lebel.]. Роль представительства, которая также называется ролью управления, больше приближена к роли ликвидатора в процедуре судебной ликвидации предприятия. Поскольку должник оказывается в ситуации, которую можно сравнить с ситуацией при которой вводится судебная ликвидация, можно говорить о лишении его права распоряжаться своим имуществом. За пределами полномочий, которые остаются у должника, юридический акт должен быть заключен исключительно судебным администратором. В случае судебного дела по заявлению должника судебные иски будут поданы исключительно судебным администратором. В случае судебного дела против должника они будут направлены только против судебного администратора. Передача полномочий судебному администратору не имеет целью освободить должника от ответственности руководителя, особенно в области безопасности труда[10 - CA Reims, 2 nov. 1995, Rev. proc. coll. 1996, 57, no 7, obs. Soinne.]. Давайте будем утверждать, что судебный администратор не становится работодателем. В. Неизменяемые полномочия Какой бы ни была роль, порученная судом, судебный администратор сохраняет свои неприкосновенные полномочия. Для начала он – единственный, кто может высказаться за продолжение контрактов, которые еще в силе в день открытия дела о несостоятельности. Следовательно, он один может прекратить эти контракты, даже если в начале он высказывался за их продолжение. У судебного администратора также есть возможность продлить функционирование банковских счетов, если на должника наложен банковский запрет. На самом деле этот запрет делает обязательным назначение судебного администратора, даже когда его присутствие не кажется необходимым. Судебный администратор высказывается по вопросам согласия с требованиями о виндикации или реституции, представленными владельцами движимого имущества, которые имеют целью сделать противопоставимыми коллективной процедуре их права собственности, а впоследствии, снова стать собственниками своего движимого имущества. Этот вопрос интересует особенно поставщиков, которые продают с оговоркой о сохранении права собственности за продавцом до полной уплаты покупной цены, а также лизингодателей. Судебный администратор составляет экономический и социальный отчет предприятия. Это очень важный документ. Речь идет о том, чтобы объяснить природу, значимость и причины затруднений. Речь не идет о бухгалтерском отчете, а больше об исследовании предшествующей экономической и социальной ситуации предприятия, о диагнозе причин неплатежеспособности. Этот документ направит суду, в период наблюдения, открыть в сторону либо процедуры сохранения, либо процедуры судебной ликвидации предприятия. • В процедуре судебного восстановления судебный администратор составляет проект плана урегулирования. Однако должник может предложить свой собственный план, если он сильно отличается от плана судебного администратора. • В процедуре сохранения судебный администратор просто помогает должнику создать этот проект. На самом деле это так только, если у должника есть хорошие специализированные адвокаты. Какой бы ни была процедура, если создаются комитеты кредиторов, они также могут представить проект плана урегулирования, начиная с 2014 г. Надо отметить, что в ускоренной процедуре сохранения предприятия проект плана будет разработан до начала коллективной процедуры, в течение согласительной процедуры; судебному администратору (а он будет являться бывшим посредником в согласительной процедуре) надо будет лишь в процессе процедуры организовать комитеты кредиторов и провести среди них голосование, что объясняет краткосрочность процедуры – максимум 3 месяца. Наконец, существуют права и действия, не входящие в задачи судебного администратора. Речь идет о собственных правах должника, которые означают по сути права, сохраненные за должником, чтобы он мог высказаться по поводу ведения процедуры, в которой он является не только объектом, но и реальным участником. Таким образом, каждый раз, когда закон признает, что у должника есть право обратиться в суд, это является неотъемлемым правом должника, принадлежащим ему, даже если перед судебным администратором стоит задача быть представителем должника. Также фигурирует в правах, не подлежащих надзору судебного администратора, все то, что признано корпоративными правами, чтобы обеспечить представление юридического лица, то есть его демократическое функционирование, например, право созывать и возглавлять общие собрания участников. Нужно еще констатировать существование актов о распоряжении, чуждых текущему управлению предприятием. Изначально они запрещены. Но чтобы ввести в систему некоторую гибкость, иногда требующуюся для спасения предприятия или защиты коллективного интереса кредиторов, законодатель предусмотрел судебное наделение правами. Вышеуказанные тексты делают предварительное разрешение судьи-комиссара необходимым условием эффективности операции. В процедуре судебного восстановления или сохранения запрос на разрешение будет представлен судье-комиссару судебным администратором, если тот получил роль управления предприятием. Он будет предоставлен совместно судебным администратором и должником, если ролью первого является помощь. Он будет предоставлен должником, если перед администратором стоит лишь задача наблюдения. Конец ознакомительного фрагмента. Текст предоставлен ООО «ЛитРес». Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию (https://www.litres.ru/raznoe/pravovoe-regulirovanie-nesostoyatelnosti-v-rossii-i-francii/?lfrom=334617187) на ЛитРес. Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом. notes Примечания 1 CA Paris, pole 5, 8e ch., 25 oct. 2011, RG no 11/16438. 2 Cass. com. 12 mai 1998, no 95–17.563, NP. 3 Cass. soc. 28 juin 2001, no 00–40.986, NP – Cass. soc. 19 sept. 2007, no 0545.628, NP. 4 Com. 4 juin 2013, no 12–17.203. 5 Cass. soc. 7 nov. 1990, no 89–42.268, P. 6 CA Angers, ch. com., 3 juin 2008, Rev. proc. coll. 2009/3, p. 40, no 71, note Lebel – Bordeaux, 1re ch. civ., 2 dec. 2008, RG no 08/05394. 7 A propos de contraintes des organismes sociaux, v. Cass. com. 30 mars 1993, no 90–21.486, P. 8 Cass. com. 13 nov. 2002, no 98–11.366, P. 9 CA Paris, 8e ch. B, 17 avr. 2008, Rev. proc. coll. 2009/3, p. 40, no 72, note Lebel. 10 CA Reims, 2 nov. 1995, Rev. proc. coll. 1996, 57, no 7, obs. Soinne.
КУПИТЬ И СКАЧАТЬ ЗА: 249.00 руб.