Сетевая библиотекаСетевая библиотека

Ювенальная юриспруденция. Том 4

Ювенальная юриспруденция. Том 4
Ювенальная юриспруденция. Том 4 Коллектив авторов Учебник подготовлен в соответствии с учебной программой и в доступной форме раскрывает содержание учебной дисциплины «Ювенальная юриспруденция», знакомит обучающихся в высших учебных заведениях юридического профиля с основами профилактики беспризорности, безнадзорности, правонарушений, а также иного асоциального поведения несовершеннолетних и защиты их прав, с ювенальным правом, ювенальной юстицией и концепцией ювенальной юриспруденции. В учебнике подробно рассмотрены история вопроса, система органов ювенальной юстиции, ювенальное правосудие, гарантии защиты прав и свобод несовершеннолетних граждан в России и зарубежом. Материалы учебника представляют интерес для юристов, депутатов различных уровней власти, государственных и муниципальных служащих, представителей правоохранительных органов и судей, работающих с несовершеннолетними. Кроме того, издание предназначено для подготовки студентов юридических ВУЗов к экзамену и для преподавателей, преподающих данную дисциплину, относящуюся к вариативной части профессионального цикла по выбору профессиональной деятельности «Юриспруденция» ФГОС ВПО. Уникальность – сочетание традиционных теоретических основ и новейших разработок и трудов современных исследователей в области ювенального права в Российской Федерации с предложением нового понятия «концепция ювенальной юриспруденции» и направлений совершенствования действующего законодательства Нормативная правовая база соответствует последним изменениям российского законодательства по состоянию на июль 2016 года. Достоинством нового учебника выступают приложения в виде глоссария и рекомендаций для принятия нового законодательства в сфере ювенальной юриспруденции; уникальный список использованной литературы. В формате a4.pdf сохранен издательский макет. Коллектив авторов Ювенальная юриспруденция. Том 4 © Морозов Н.И., Морозова А.Н., 2017 © Издательство «Прометей», 2017 Авторы: А.В. Корнев — д.ю.н., профессор, и.о. заведующего кафедры теории, государства и права Московского государственного юридического университета имени О.Е. Кутафина (МГЮА) (г. Москва) Ю.В. Николаева — д.ю.н., доцент, профессор кафедры уголовного права ГОУ ВО МО «Московский государственный областной университет», (г. Москва) О.А. Ястребов – д.ю. н, д.э.н., профессор, директор Юридического Института Российского Университета Дружбы Народов (г. Москва) Н.И. Морозов – доцент, доцент кафедры «Юриспруденция» УВО «Феодосийская финансово-экономическая академия» (г. Феодосия) А.Н. Морозова – к.ю.н., зав. кафедры «Юриспруденция» УВО «Феодосийская финансово-экономическая академия» (г. Феодосия) В.Я. Кучеренко — к.ю.н., Директор Центра регионального обучения Санкт-Петербургского института внешнеэкономических связей, экономики и права (г. Санкт-Петербург) С.И. Губков – к.ю.н., доцент кафедры «Юриспруденция» УВО «Феодосийская финансово-экономическая академия» (г. Феодосия) И.А. Коновалова – к.ю.н., доцент, декан юридического факультета ГОУ ВО МО «Московский государственный областной университет», (г. Москва) В.П. Бодаевский — к.ю.н., доцент кафедры «Юриспруденция» УВО «Феодосийская финансово-экономическая академия» (г. Феодосия) И.А. Федотова – к.ю.н., доцент, доцент кафедры «Юриспруденция» УВО «Феодосийская финансово-экономическая академия» (г. Феодосия) Ю.Л. Дяблова – к.ю.н., и. о заведующего кафедрой правосудия и правоохранительной деятельности Института права и управления Тульского государственного университета (г. Тула) А.В. Саливанов – Ректор УВО «Феодосийская финансово-экономическая академия» (г. Феодосия) Е.И. Ковальчук — декан экономико-правового факультета УВО «Феодосийская финансово-экономическая академия» (г. Феодосия) М.Н. Соболюк – судья Верховного Суда Республики Крым (г. Симферополь) И.В. Столяров доцент кафедры технологий управления развитием образовательного учреждения и профессионального образования ГОУ ДПО ТО «Институт повышения квалификации и профессиональной Переподготовки работников образования Тульской области» А.В. Саливанова – ст. преподаватель кафедры юриспруденции УВО «Феодосийская финансово-экономическая академия» (г. Феодосия) В.А. Копилян – судья в отставке, доцент кафедры «Юриспруденция» УВО «Феодосийская финансово-экономическая академия» (г. Феодосия) С.В. Сергеев – ст. преподаватель кафедры «Юриспруденция» УВО «Феодосийская финансово-экономическая академия») (г. Феодосия) О.В. Полываная – ст. преподаватель кафедры «Юриспруденция» УВО «Феодосийская финансово-экономическая академия») (г. Феодосия) И.В. Сошнев – адвокат Адвокатской палаты Республики Крым (г. Феодосия) А.В. Голубничая – преподаватель-методист кафедры «Юриспруденция» УВО «Феодосийская финансово-экономическая академия») (г. Феодосия) Под общ. ред. доцента Морозова Н.И., доцента кафедры «Юриспруденция» УВО «Феодосийская финансово-экономическая академия», к.ю.н., зав. каф. «Юриспруденция» Морозовой А.Н. ДОРОГОЙ СТУДЕНТ! Изучение представленного твоему вниманию учебника позволит сформировать представления о ранее не рассматривавшейся в науке Концепции ювенальной юриспруденции, объединившей в себе комплекс знаний об истории и источниках ювенальной юриспруденции, о ювенальной юриспруденции, как части общественной безопасности России, об особенностях девиантного поведения несовершеннолетних, ювенальной криминологии, системе профилактики правонарушений, безнадзорности и беспризорности несовершеннолетних в России, а также о гарантиях прав и свобод несовершеннолетних в России в административно-правовой, гражданско-правовой и уголовно-правовой сферах, о ювенальной юстиции в Российской Федерации и в зарубежных странах, с учетом перспектив ее развития. В результате освоения дисциплины обучающийся будет знать: 1) основные правила разработки и применения нормативных правовых актов в сфере ювенальной юриспруденции; 2) должностные обязанности в сфере обеспечения законности и правопорядка при осуществлении профилактики правонарушений, беспризорности, безнадзорности и защиты прав, свобод, законных интересов несовершеннолетних, безопасности несовершеннолетних; 3) особенности деятельности в сфере ювенальной юриспруденции; 4) основы деятельности по пресечению коррупционного поведения в сфере профилактики правонарушений в рассматриваемой сфере; 5) основы толкования и проведения юридической экспертизы нормативных правовых актов в сфере ювенальной юриспруденции; 6) правила, способствующие принятию оптимальных управленческих решений в сфере ювенальной юриспруденции. Уметь: 1) разрабатывать и применять нормативные правовые акты в рассматриваемой сфере; 2) исполнять должностные обязанности в сфере обеспечения законности и правопорядка при осуществлении профилактики правонарушений, беспризорности, безнадзорности и защиты прав, свобод, законных интересов несовершеннолетних; 3) пресекать коррупционное поведение в рассматриваемой сфере; 4) толковать нормативные правовые акты в сфере ювенальной юриспруденции; 5) принимать оптимальные управленческие решения в ювенальной юриспруденции. Владеть: 1) навыками руководства коллективом, осуществляющим профессиональную деятельность в сфере ювенальной юриспруденции; 2) правилами разработки и применения нормативных правовых актов в сфере ювенальной юриспруденции; 3) умением обеспечивать законность и правопорядок при осуществлении профилактики правонарушений, беспризорности, безнадзорности и защиты прав, свобод, законных интересов несовершеннолетних, безопасности несовершеннолетних; 4) навыками по предупреждению, выявлению, пресечению, раскрытию и расследованию правонарушений и преступлений в сфере ювенальной юриспруденции; 5) навыками по пресечению коррупционного поведения в указанной сфере; 6) правилами проведения юридической экспертизы проектов нормативных правовых актов в сфере ювенальной юриспруденции, в том числе в целях выявления в них положений, способствующих созданию условий для проявления коррупции, а также основы дачи консультаций в рассматриваемой сфере; 7) навыками принятия оптимальных управленческих решений в сфере ювенальной юриспруденции. Лекция 14 Тема: Ювенальная юстиция 1. Ювенальная юстиция как основа ювенальной юриспруденции. 2. Ювенальный суд – центральное звено ювенальной юстиции. 3. Модели ювенальной юстиции. 4. Современное ювенальное правосудие в России и тенденции его развития. 1. Ювенальная юстиция как основа ювенальной юриспруденции Обсуждая любую проблему, необходимо, как известно «договориться о терминах». Это положение относится и к понятию «ювенальной юстиции». Необходимо отметить, что в последние годы вопросы, связанные с ней, все чаще обсуждаются как в печати, так и на форумах. Как показывает анализ публикаций, выступлений, единообразного подхода, однотипного доктринального толкования термина «ювенальная юстиция», а тем более официального (законодательного) нет[1 - Беляева Л.И. Теории и исследования. Размышления по поводу ювенальной юстиции в России. // www.yuppo.ru]. Ювенальная юстиция (от латинского – справедливость) – правопорядок, система судебных учреждений, судебное ведомство[2 - Словарь иностранных слов. / Под ред. А.Г. Спиркина, – М: Изд-во «Русский язык», 1980. С. 611.]. При этом слово «ювенальная» вставлено в контекст термина по смыслу. Из данной формулировки можно понять, что имеются в виду так называемые «детские суды». Это понятие слишком узкое для рассмотрения нашей проблемы в целом. Лингвистическое сочетание слов «юстиция» и «ювенальная» означает, что речь идет одновременно и об общем и о специальном понятии юстиции. Как часть общей юстиции, она «наследует» ее принципы и институты. Специфическое понятие ювенальной юстиции отличает ее от общей юстиции, создает степень ее автономности. Понятие «ювенальная юстиция» во всем мире связывается с главным ее звеном – судом по делам несовершеннолетних, что определяет понятие юстиции как правосудия. Например, в уже упоминавшихся Пекинских правилах оригинальная английская версия – Juvenile Justice – в аутентичном русском тексте переведена как «правосудие в отношении несовершеннолетних»[3 - Мельникова Э.Б. Ювенальная юстиция. Проблемы уголовного права, уголовного процесса и криминологии. Учеб, пособие. – М.: Изд-во «Дело», 2001. С. 15.]. В широком смысле толкования дается понятие ювенальной юстиции в научном исследовании коллектива санкт-петербургских ученых юристов под руководством Е.Г. Слуцкого: ювенальная юстиция – это совокупность правовых механизмов: медико-реабилитационных, а также иных процедур и программ, предназначенных для обеспечения наиболее полной защиты прав, свобод и законных интересов несовершеннолетних, а также лиц, ответственных за их воспитание, реализуемых системой государственных и негосударственных органов, учреждений и организаций[4 - См.: Ювенология и ювенальная политика в XXI веке. Опыт комплексного междисциплинарного исследования. Научные исследования / Под ред. Е.Г. Слуцкого. – СПБ.: Знание, ИВЭСЭП, 2004, С. 666.]. На наш взгляд данная формулировка претендует на полный охват всех элементов или подсистем ювенальной юриспруденции; как наиболее широкого понятия, включающего в себя и ювенальное право, и ювенальную юстицию и ныне существующую, очень «живую» и относительно успешную действующую постсоветскую систему профилактики правонарушений, безнадзорности и беспризорности несовершеннолетних. То есть формулировка ультрасовременная есть, а сама ювенальная юстиция, находится в стадии становления и еще не получила своего законодательного закрепления. До настоящего времени пакет проектов законов: например, о внесении дополнений в Закон о судебной системе, в части создания ювенальных судов в России и другие, находится на рассмотрении в Государственной Думе РФ. Выше уже были рассмотрены такие понятия, как ювенальная юриспруденция, ювенальное право, ювенальная юстиция (ювенальное правосудие) и их соотношение, поэтому нам необходимо вернуться к содержательной части нашей проблемы: ювенального правосудия (ювенальной юстиции). Ювенальная юстиция призвана обеспечивать: справедливость любого правового решения в отношении детей; защиту прав, свобод и законных интересов несовершеннолетних при разрешении гражданских, административных и уголовных дел, связанных как с воспитанием, так и с совершенными ими правонарушениями; обеспечение социализации личности детей в максимально благоприятных условиях жизни. Принятие закона о ювенальной юстиции на наш взгляд позволит: перевести решение многих проблем по защите прав и свобод и интересов детей с федерального на муниципальный уровень и тем самым обеспечить их более эффективное решение на индивидуальной основе; повысить ответственность муниципальных органов самоуправления за воспитание детей, организацию их отдыха и труда; освободить систему органов МВД РФ от исполнения несвойственных ей функций воспитательно-профилактической работы с детьми; максимально сократить применение карательных мер к несовершеннолетним правонарушителям; органам юстиции и образования постепенно сократить численность детей, находящихся в воспитательных учреждениях для несовершеннолетних правонарушителей; существенно сократить финансовые и иные затраты федерального бухучета на исправление и перевоспитание детей, находящихся в конфликте закона. Возрождение российской ювенальной юстиции сопряжено с принятием целого пакета законопроектов, который включает 3 закона: 1 – поправку к закону «О судебной системе РФ», в части ведения ювенальных судов; 2 – проект закона «О ювенальных судах»; 3 – проект закона «Об основах системы ювенальной системы РФ». О каком возрождении идет речь? Для ответа на этот вопрос необходимо совершить экскурс в историю вопроса. Знание истории предмета исследования дает в руки ключ к раскрытию ею сущности и перспектив развития, без знания истории данного вопроса очень трудно почувствовать ее специфику: почему ювенальной юстиции не было и почему она возникла? И почему именно ювенальную юстицию считают прообразом юстиции будущего? Историческое прошлое несовершеннолетних правонарушителей можно назвать жестким и несправедливым. Такая оценка касается несколько и по жизни человека – от античного мира и средневековья до середины XIX века. Меч правосудия был по отношению к несовершеннолетним карающим, об этом можно судить по содержанию некоторых историко-правовых источников и следующим моментам общего плана.[5 - См. Мельникова Э.Б. Ювенальная юстиция: учеб, пособие. М.: Изд-во Дело». 2001. – С. 27] – в юриспруденции тех времен не существовало правового понятия детства, как особо защищаемого периода жизни человека; – как следствие этого, в правовых актах не обнаруживается юридических правил специальной защиты несовершеннолетних в суде, в тюрьмах, после освобождения из них. Можно предположить, что юристов древности, средневековья и «раннего капитализма» несовершеннолетние преступники как самостоятельная группа не интересовала; – несовершеннолетние в своем правовом положении приравнивались к взрослым преступникам. Ювенальная юстиция была создана впервые по Национальному правовому акту (США) в 1989 году (штат Иллинойс, Чикаго законом, касающимся несовершеннолетних). Первый же универсальный международно-правовой акт о защите детства – первая Декларация о защите прав детей – был принят Лигой Наций только в 1924 году. Ученые-юристы находят свидетельства, что римское право и более поздние правовые акты средневековья и законодательства XVIII–XIX вв. содержали уже некоторые признаки защитной реакции общества для несовершеннолетних. При этом необходимо отметить, что судебная защита детей исторически возникла впервые в гражданском, а не в уголовном праве. Кроме этого, римское право оставило нам еще одно свидетельство защиты детей государством – это доктрина государства-отца, которая обвиняла государство – опекуном ребенка и т. д. Примеру США, создавших свой суд для несовершеннолетних (закон от 1 июля 1899, первый проект закона – 1891), последовали другие страны: 5. В Северной Америке – Канада – июль 1908 год (закон от 20 июля 1908). 6. В Европе: – Ирландия – 1904 год (специальная сессия общего суда); – Англия и Уэльс – август 1905 год (первый суд по делам несовершеннолетних); декабрь 1908 год (вступление в силу закона о детях от 21 декабря 1908, создавшего в стране автономную систему судов для несовершеннолетних); – Германия, Франция, Австрия, Италия, Португалия и т. д.; страны Африки, Азии, Австралия и Новой Зеландии. – Россия. Первый суд по делам несовершеннолетних был открыт в Санкт-Петербурге 22 января 1910 года. Уже в 1917 году также суды действовали в Москве, в Харькове, Киеве, в Одессе, Либаве, Риге, Томске и Саратове. В России функции судьи по делам несовершеннолетних осуществлял специальный мировой судья. К его компетенции относились дела о преступлениях несовершеннолетних, а также взрослых подстрекателей подростков. Вопросы гражданского и опекунского производства не относились к юрисдикции данного суда. Данное значение создания указанных судов состояло в том, что они получили функцию изучения личности несовершеннолетних правонарушителей и причин их правонарушений; не менее важным было влияние вновь созданной ювенальной юстиции на уголовную политику государства в отношении несовершеннолетних. Результаты деятельности судов были впечатляющи во всем мире и в России, в частности. В России в последнее пятилетие XIX века не наблюдалось роста числа осужденных несовершеннолетних. Рост (15 %) наблюдался по «тюремным» делам (взрослых осужденных 7 %)[6 - См.: Люблинский П.И. Борьба с преступностью в детском и юношеском возрасте. М., 1923. С. 17–19.]. 17 января 1918 года российская ювенальная юстиция была упразднена декретом Совнаркомом России и была создана новая система, которая, по мнению ее учредителей, должна была стать более гуманной и более действенной в обращении с детьми подростками. 17 января 1918 года был издан декрет Советской власти «О комиссиях о несовершеннолетних», а 4 марта 1920 года «О суде над несовершеннолетними». Первый декрет: отменил тюремное заключение несовершеннолетних и суды для несовершеннолетних. Комиссии о несовершеннолетних находились в ведении Наркомата общественного призрения (т. е. в данных комиссиях практически не было юристов. Подобная комиссия с другим названием и несколько видоизмененным статусом существует и по сей день в России, и возглавляет ее Министр Внутренних дел РФ (см. ФЗ № 120 1999 года «Об основах системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних»). (Правительственная комиссия по делам несовершеннолетних и защите их прав). В своей деятельности комиссии использовали Инструкцию о работе комиссий о несовершеннолетних от 30 июня 1920 года. В феврале 1920 года был издан декрет Правительства «О суде над несовершеннолетними», который допускал передачу дел несовершеннолетних в возрасте от 14 до 18 лет в Народный суд, если комиссия о несовершеннолетних установила невозможность применить к ним медико-педагогические меры. 1922 год отмечен усилением карательной уголовной политики в отношении несовершеннолетних. Уголовный кодекс РСФСР (1922 г.) в ст. 18 установил общее правило: к несовершеннолетним в возрасте от 16 до 17 лет могли применяться те же виды уголовного наказания, что и к взрослым, вплоть до смертной казни. Основные начала уголовного законодательства СССР и союзных республик (ст. 32) и УК РСФСР 1926 года исключили данное положение о смертной казни для несовершеннолетних, что нашло свое отражение и УК РСФСР 1960 г., и УК РФ 1996 г. (п. 2 ст. 59). Все рассмотренные выше законодательные и правоприменительные акты определили карательную ориентацию правосудия в отношении несовершеннолетних на длительный период с 1935 до конца 50-х годов. Они утратили силу в связи с принятием нового уголовного и уголовно-процессуального законодательства СССР и союзных республик в 1958–1960 годах и тенденция либерализации законодательства и гуманизации уголовного законодательства в отношении несовершеннолетних получила дальнейшее свое развитие в области назначения наказания и защиты прав и свобод детей и подростков (УК РСФСР 1960 года). Однако следует отметить, что УК РФ 1996 года несколько утратил элементы гуманизма в отношении несовершеннолетних: это отказ от института отсрочки исполнения приговора, что автоматически усиливает репрессивность в отношении несовершеннолетних, которым ранее такая отсрочка нередко предоставлялась судами (в 90-е годы минувшего века – 17–18 % от числа всех осужденных, 40–49 % – от числа осужденных несовершеннолетних)[7 - См.: Гилинский Я. Уголовная политика Российской Федерации // www.yupro.ru]. Но как положительную тенденцию необходимо отметить, что произошло и некоторое усиление репрессий в отношении взрослых, нарушающих права и свободы несовершеннолетних, их здоровье, честь и достоинство. Это новелла, привнесенная в УК РФ (ст. 131 «Изнасилование», ст. 134), где серьезно увеличены санкции в отношении так называемых педофилов. Общество развивается, развиваются правовые институты и это отрадно осознавать. 2. Ювенальный суд – центральное звено ювенальной юстиции Этот суд в теории и практике ювенальной юстиции принято называть уникальной судебной юрисдикцией, и свое наименование он вполне заслуживает по ряду соображений. Суд для несовершеннолетних сконцентрировал в своей деятельности те признаки, которые были задуманы как противоположность общему (общеуголовному, общегражданскому) суду. Реализация специфических принципов ювенальной юстиции общим судом по меньшей мере затруднительна, а фактически невозможна. Потому и возникла необходимость в ювенальной юстиции с уникальным «детским» судом, действующим автономно от общего правосудия. История ювенальной юстиции внесла свои коррективы в традиционное представление о бесспорных преимуществах автономного правосудия для несовершеннолетних. В мире существуют варианты судов по делам несовершеннолетних – коллегии, составы судов, рассматривающие дела несовершеннолетних и действующие не автономно, а как часть общих судов. И все же даже с учетом исторических изменений можно говорить об автономности суда для несовершеннолетних, которая создается комплексом правовых норм (материальных и процессуальных), позволяющих этому суду двигаться в «автономном режиме». Значительная часть этих норм применяется только в правосудии для несовершеннолетних. Суд по делам несовершеннолетних включен в концепцию ювенальной юстиции в связи с тем, что он реализует специфические принципы этой ветви юстиции, а также потому, что сам как особая судебная юрисдикция дополняет ее специфику. О каких специфических признаках суда по делам несовершеннолетних идет речь? – во всех странах, где такой суд существует, он в начальной стадии рассмотрения дела выступает как магистр (мировой судья) и действует единолично; – особые требования предъявляются к образованию, профессии и жизненному опыту судьи: он необязательно должен быть юристом, но предпочтительно психологом, педагогом, врачом; – там, где в системе правосудия есть суд присяжных по делам несовершеннолетних, такие же требования предъявляются и к присяжным. Имеются специальные правила составления списков присяжных и их отбора; – суд по делам несовершеннолетних осуществляет правосудие, используя имеющиеся в его распоряжении вспомогательные неюридические службы; – правосудие в судах для несовершеннолетних реализуется по специфической судебной процедуре, в центре которой находятся несовершеннолетний и судья; – суд по делам несовершеннолетних развивается сейчас как суд комплексной, смешанной юрисдикции. Примером могут служить опекунские суды в Австрии, которые правомочны рассматривать и решать в одном деле правонарушение, совершаемое подростком, и вопросы гражданско-правовой защиты этого подростка. Выше уже было сказано о трансформации судов по делам несовершеннолетних в семейные суды[8 - См.: Мельникова Э.Б., Ветрова Г.Н. Российская модель ювенальной юстиции (теоретическая концепция) // Правозащитник. 1996. № 1. С. 22–41.]; – суд по делам несовершеннолетних имеет специфику персональной и предметной подсудности. В первом случае речь идет о следующих вариантах: рассмотрение только дел самих несовершеннолетних; рассмотрение дел и взрослых соучастников; передача дел в общие суды. Во втором случае спецификой является рассмотрение судами для несовершеннолетних деяний, которые считаются правонарушениями только в случаях совершения их несовершеннолетними (так называемые статусные преступления). Судебная власть и ювенальная юстиция. Первый суд по делам несовершеннолетних (чикагский) и появившиеся вслед за ним в начале XX в. суды в других странах, прежде всего европейских, были необычны именно своей несогласованностью с философией права, с традиционным юридическим мышлением. Как видно из изложенного, ювенальная юстиция сразу получила неповторимую специфику, вызвавшую неприятие многими юристами тех времен, а в США даже ее временный запрет Верховным судом. Естественным будет обратиться в рамках нашей темы к доктрине, в которую первоначально не вписался суд для несовершеннолетних и вся ювенальная юстиция. Доктрина, о которой пойдет речь, была сформулирована французским просветителем, философом и правоведом Шарлем-Луи Монтескье. В своем трактате «О духе законов» (1748) он создал и обосновал принцип (теорию) разделения властей. Монтескье считал, что в государстве существуют три ветви власти: законодательная, исполнительная и судебная. Каждая ветвь власти независима и имеет самостоятельные функции, однако они взаимоуравновешиваемые. Этим, согласно доктрине разделения властей, достигается высокая эффективность деятельности государства. Не останавливаясь на других вопросах многопланового трактата «О духе законов», обратимся к функции судебной власти. Она определена как правосудие, т. е. суд по праву, судопроизводство по установленной в законах процедуре (Ш. Монтескье был представителем страны статутного права – Франции). Судебная власть осуществляется в условиях и по правилам, предусмотренным в законах, отличающих судебную деятельность от других видов государственной деятельности. Речь идет об отличии судебной власти от власти законодательной и исполнительной. Однако для реализации правосудия правила функционирования звеньев судебной системы одинаковые. Реализуется судебная власть в судебном разбирательстве, по процессуальным правилам, строго регламентированным в процессуальном законе. В зависимости от того, что является предметом судебного разбирательства, различаются разные виды судебного разбирательства: конституционное, гражданское, административное, уголовное. Что касается ювенальной юстиции, то при реализации ею функций судебной власти приоритет суда для несовершеннолетних в судебном процессе выражен даже более ясно, чем в суде общей юрисдикции, поскольку в суде для несовершеннолетних центральными действующими фигурами на протяжении всего судебного процесса являются судья и несовершеннолетний. Максимальная индивидуализации процесса в суде для несовершеннолетних делает роль судебной власти более конкретной и рельефной в отношении как конкретного несовершеннолетнего, так и общества в целом. Вместе с тем именно ювенальная юстиция породила целый комплекс несудебных, даже неюридических органов, которые призваны ее обслуживать, имеют вспомогательные функции и нередко в ходе исторического развития ювенальной юстиции начинали активно вытеснять суд как орган правосудия. В противоречие с принципами правосудия вошла и неформальная процедура судебного разбирательства в «детском» суде. Понятие правосудия, закрепление функции правосудия только за судом, его приоритетные полномочия в окончательном решении вопросов уголовной ответственности и наказания, разрешении гражданско-правового спора давно стали неотъемлемой частью национальных законодательств. В конституциях многих стран за судом закрепляется в целом функция судебной власти. В числе этих стран современная Россия. В Конституцию РФ включена гл. 7 «Судебная власть». Согласно п. 1 ст. 118 Конституции РФ «правосудие в Российской Федерации осуществляется только судом». Такое название глава, посвященная правосудию, в российской Конституции получила впервые. Это обстоятельство стоит признать знаменательным. Ведь разделение властей, приоритет суда в осуществлении правосудия – это принцип правового государства, которое общество и юристы нашей страны, можно надеяться, построят. Реформа права и правосудия в России происходит уже достаточно длительное время (с 1991 г.). Следует учитывать, что при всех трудностях и препятствиях определенный позитивный потенциал все же накоплен. Приоритет суда должен получить адекватное отражение и в новом российском законодательстве о ювенальной юстиции. А предпосылки для этого уже есть: принят Федеральный закон «Об основах системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних», в стадии подготовки проект «Основ законодательства о ювенальной юстиции в Российской Федерации». Судебная власть реализуется судами разных юрисдикций, судами разных уровней. Очевидно, что участницей реализации судебной власти является и ювенальная юстиция, а более конкретно – суд по делам несовершеннолетних. Изначально в суде для несовершеннолетних не предусматривались строгая судебная процедура и все ее торжественные ритуальные атрибуты, формирующие у участников процесса и публики чувство почтения к суду и веру в его могущество. Принцип конфиденциальности судебного процесса по делам несовершеннолетних «отсекал» от ювенальной юстиции журналистов, аудиторию любителей посмотреть «судебный спектакль». Поэтому ювенальная юстиция не отражает в полной мере традиционную процессуальную природу правосудия и внешние, видимые всем ее проявления. Можно сказать, что ювенальная юстиция как бы потеряла некоторые атрибуты судебной власти, став пространством индивидуального общения судьи и обвиняемого. Однако это не свидетельствует о том, что ювенальной юстиции не были приданы функции судебной власти. Просто они проявляются в своеобразной форме, приспособленной для специфического субъекта прав – несовершеннолетнего. И еще. Все специфические условия осуществления функций судебной власти, доверенных законом ювенальной юстиции, относятся только к тем странам, где в судебную систему включен и действует суд по делам несовершеннолетних. Россия пока остается одной из немногих стран, где ювенальной юстиции нет, а потому и не возникает присущая ей специфика реализации судебной власти. Однако и в других странах действующая ювенальная юстиция основательно изменила свою процессуальную природу, приблизившись по ряду признаков (например, процедуры) к общим судам. Ювенальная юстиция и гражданское общество. Понятие гражданского общества появилось в российской правовой науке и практике относительно недавно, хотя в российской социологии оно применялось, когда речь шла об объединении групп населения, о политической и социальной активности общественности. Не останавливаясь подробно на понятии гражданского общества его роли в современных условиях общественной жизни, обратимся к его воздействию на функционирование ювенальной юстиции. Можно сказать, что гражданское общество в современных условиях является частью действующей ювенальной юстиции. Очевидно, что при такой постановке вопроса требуется заранее оговорить, какие признаки гражданского общества могут быть внесены в концепцию ювенальной юстиции. Речь идет о следующих признаках: – массовый интерес населения к вопросам о детях и подростках групп риска (т. е. находящихся в условиях жизни и воспитания, неблагоприятных для жизни и нормального развития, требующих в этой связи помощи и защиты со стороны общества и государства); – проявление населением чувства гражданской ответственности за указанную ситуацию и активное стремление принять участие в преодолении опасного состояния, в котором оказались дети, в спасении их жизни и здоровья; – подобное же отношение к вовлечению детей и подростков в совершение преступлений и иных противоправных поступков; – создание в рамках гражданской общества его представителями различных общественных объединений, в уставы которых включена деятельность по защите детей и подростков от неблагоприятных условий жизни (например, экологической, нравственной направленности), имеющих цели помощи в образовании, эстетическом, физическом, социальном воспитании детей и подростков; – предусмотренная в законах деятельность объединений гражданского общества, а также отдельных граждан по предупреждению (профилактике) правонарушений, преступлений несовершеннолетних, оказанию помощи суду в рамках закона и выполнению поручений суда при осуществлении правосудия по делам несовершеннолетних. Как видно из приведенного перечня, первые три признака нравственно-этического содержания, четвертый имеет нравственный импульс, но правовое содержание, последний целиком правовой, определяемый законами и формулирующий юридические обязанности представителей гражданского общества в сфере ювенальной юстиции. Именно он должен найти отражение в концепции ювенальной юстиции в качестве составного элемента (компонента). Так сложилось, что один и тот же признак ювенальной юстиции, возникший в связи с широким участием в ее деятельности неюристов, отразил специфику реализации ею функций судебной власти и взаимосвязь с гражданским обществом. Что касается гражданского общества, то его активное участие в осуществлении ювенальной юстицией своих функций юридической защиты прав несовершеннолетних и правосудия по делам несовершеннолетних всегда оказывало и оказывает серьезное влияние как на эффективность реализации этой двуединой задачи, так и на изменения форм и методов деятельности судов по делам несовершеннолетних. Далее мы рассмотрим эволюцию специфического участия представителей гражданского общества в функционировании ювенальной юстиции. Формы этого участия были разные – от идиллических (альянс с только что родившимся «детским» судом) до агрессивно-захватнических (периоды требований замены суда для несовершеннолетних альтернативным административным органом и даже «общественным правосудием»). Исторически сложилось несколько форм участия населения в деятельности судов по делам несовершеннолетних. Некоторые из них восходят к периоду, предшествовавшему созданию «детских» судов. Фактически община (территориальный вариант гражданского общества) находилась рядом с «детским» судом с момента его создания, поскольку судебный округ территориально мог полностью или частично с ней совпадать. И первые обращения судей по делам несовершеннолетних, первые поручения представителям населения адресовались судом общине. В первую очередь необходимо сказать о роли церкви покровительстве детям-сиротам и детям-правонарушителям. Выработанные церковью специальные формы устройства и воспитания таких детей пережили не одно столетие, а с начала деятельности судов для несовершеннолетних активно использовались последними путем соответствующего обращения к церковной общине, монастырям и т. д. Особенно сильна роль церкви и религии в целом в рамках католицизма. Речь идет о таких странах, как Испания, Италия, Португалия, Польша, Нидерланды. Есть упоминание о том, что в Испании еще в XIV в. были церковные функционеры, которых называли «отцами и судьями сирот». Испанский король Павел IV Арагонский законодательно закрепил эту традицию, создав в 1337 г. в г. Валенсии магистратуру «отца сирот». В его компетенцию вошли опека, попечительство, устройство детей. Католическая церковь в Испании с давних времен создавала приюты и брала на себя функции ресоциализации подростков-правонарушителей. Италия была первой европейской страной, где церковь инициировала создание специального пенитенциарного учреждения для несовершеннолетних правонарушителей. Папа Клемент XI создал в Риме исправительный дом Сен-Мишель, определив своим указом контингент подростков, помещаемых в этот дом, и условия их содержания[9 - Veillard-Cybulski H. La protection judiciaire de la jeunesse dans le monde. Bruxelles. 1965. P. 65.]. Католическая религия способствовала и некоторым довольно радикальным законодательным новеллам, направленным на судебную защиту прав несовершеннолетних (например, нормы Гражданского кодекса Португалии, включенные в него в 1867 г. и касающиеся создания специальной юрисдикции суда для несовершеннолетних, правда, не вступившие в действие). Серьезную роль в создании системы помощи детям-сиротам и правонарушителям, особого режима их воспитания сыграла, например, церковь в Польше. Как отмечают западные исследователи этой проблемы, особенно одна из самых известных – Энрика Вейяр-Цибульская, система социальной помощи, тесно связанная с системой правосудия для несовершеннолетних, была целиком в руках церкви. Для Польши было традиционным создание большого числа религиозных патронажных общин, покровительствовавших детям и подросткам, оказавшимся в неблагоприятных для жизни условиях. Многие из этих общин располагали немалыми материальными средствами, позволявшими им создать воспитательные учреждения для таких детей (например, возникшее в 1871 г. «Общество сельского хозяйства и ремесел». Это общество построило в 1876 г. исправительный дом для подростков-правонарушителей, который по замыслу создателей, должен был стать подобием семьи для этих детей). Оригинальный вариант участия церкви в реализации правосудия дала дореволюционная Россия. Согласно Уложению о наказаниях уголовных и исправительных дети и подростки в возрасте от 10 до 18 лет, совершившие преступления «без разумения», могли быть отданы «для исправления» в монастыри их вероисповедания, если в них не запрещалось проживание посторонних лиц. После создания первых судов для несовершеннолетних (в США – в самом конце XIX в., а в других странах – уже в XX в.) община как территориальная структура гражданского общества оказывала помощь первым «детским» судам и независимо от влияния на них церкви. Здесь стоит подчеркнуть, что эта органическая связь ювенальной юстиции и населения судебного округа тоже была отнесена «классической» юриспруденцией к нонсенсу. Нельзя забывать, что для правосудия тех времен характерна лишь одна форма участия населения в правосудии – в виде жюри присяжных. Пришлось отстаивать право ювенальной юстиции на участие в ее деятельности «непрофессионального элемента». В наше время ювенальная юстиция пережила массовое вторжение широких слоев населения в свою деятельность, причем не только в СССР, где участие общественности в борьбе с преступностью в 60-е гг. было провозглашено одним из принципов уголовного процесса, но и во многих странах Запада, где возникала «спасительная юстиция», которую некоторые скептики называли «дикой», так как термин «justice sauvage» может быть переведен и как «спасительная», и как «дикая». Это был одни из вариантов так называемого общественного правосудия, которое было недопустимо и с точки зрения права, и с точки зрения реальных возможностей осуществить это правосудие без участия суда. История ювенальный юстиции свидетельствует о стойкости приоритета суда в осуществлении правосудия и вспомогательной функции в нем представителей гражданского общества. Россия должна будет, видимо, определить свою позицию в этой области. 3. Модели ювенальной юстиции Для уяснения сути данного вопроса, следует иметь в виду, что ювенальная юстиция – это один из многих правовых институтов, базирующихся на несовершеннолетии. Все вышеперечисленное дает основание обосновать концепцию ювенальной юстиции. Концепция ювенальной юстиции включает исходные понятия (компоненты): – несовершеннолетние как правовая база ювенальной юстиции; – юстиция – общее лингвистическое и социально-правовое понятие; – ювенальная юстиция как специфическая система юстиции; – суд по делам несовершеннолетних как центральное звено ювенальной юстиции; – специфические принципы ювенальной юстиции; – судебная власть и ювенальная юстиция; – гражданское общество и ювенальная юстиция. Специфическими принципами ювенальной юстиции являются следующие: – преимущественно охранительная ориентация ювенальной юстиции. Несмотря на то, что ювенальная юстиция действует как уголовное правосудие (это уголовное преследование, обвинение, осуждение, наказание), правовая база ее все же выдвигает на первый план охранительную функцию. И эта правоохранительная функция с развитием ювенального правосудия все больше укрепляется; – социальный охранительный правовой режим выражается в различных формах: прямой протекционизм (например, уменьшение, только по факту несовершеннолетия, на определенную часть размера наказания в статье УК); дополнительная правовая защита отдельных групп несовершеннолетних (например, обязательное участие педагога в допросе несовершеннолетнего свидетеля, не достигшего возраста 14 лет); провозглашение преимущественного применения к несовершеннолетнему принудительных мер воспитательного воздействия, а не наказания; – социальная насыщенность ювенальной юстиции. Суть этого принципа – в широком использовании в судебном процессе по делам несовершеннолетних неюридических специальных знаний («непрофессиональный элемент»), в акценте на изучение социальных условий жизни несовершеннолетних, представших перед судом, социально-психологических признаков их личности; – максимальная индивидуализация судебного процесса в рамках ювенальной юстиции (неформальный характер судопроизводства, максимально учитывается личность несовершеннолетних). Суд для несовершеннолетних сконцентрирован в своей деятельности, которая была задумана как противоположность общему (общеуголовному, общегражданскому) суду. Суд по делам несовершеннолетних – это центральное звено действующей ювенальной юстиции. Реализация специфических принципов ювенальной юстиции общим судом крайне затруднительна, а иногда и невозможна. Поэтому мировая практика пошла по принципу разделения труда, по принципу специализации, автономизации правосудия (коллегии, составы суда, рассматривающие только дела несовершеннолетних; действующие не автономно, а как часть общих судов). Необходимо не забывать о том, что судебная система России с 1993 года кроме функции правосудия согласно Конституции РФ, выполняет еще одну функцию: осуществляет судебную власть (является ветвью власти государства наряду с законодательной и исполнительной). Судебная власть осуществляется в условиях и по правилам, предусмотренным в законах, отличающих судебную деятельность от других видов деятельности. Реализуется судебная власть в судебном разбирательстве, по процессуальным законам. Как известно – различаются несколько видов судебного разбирательства: конституционное, гражданское, административное и уголовное. Необходимо отметить, что при реализации функций ювенальной юстиции приоритет суда для несовершеннолетних выражен даже более ясно, чем в суде общей юрисдикции, поскольку в суде для несовершеннолетних центральными действующими фигурами являются судья и несовершеннолетний. Только судопроизводство по делам несовершеннолетних позволяет правильно оценить единство и различия ювенальной юстиции, когда речь идет о ее моделях, видах судов по делам несовершеннолетних. Суды, как отмечает Э.Б. Мельникова, в большей или меньшей степени тяготеют к двум основным моделям – англосаксонской и континентальной. Они соответствуют правовым системам, возникшим за долго до появления ювенальной юстиции. Существует органическая связь правосудия, она определяется их единством в рамках одной и той же правовой, а значит, и судебной системы. В настоящее время континентальный суд для несовершеннолетних существенно отличается от суда англосаксонского. Необходимо напомнить, что к континентальной романо-германской правовой семье относятся: Германия, Франция, Италия, Испания, Турция, Япония, большинство стран Латинской Америки, Россия и другие. К англосаксонской – Англия, США, Новая Зеландия, Канада, Австралия, Индия, бывшие колонии Британской империи.[10 - См.: Демин А.В. Теория государства и права. Курс лекций. – М.: Инфра-М, 2002. С. 178.] Основное различие данных систем заключается в том, что базой континентальной системы является римское право, где особо значима правовая норма (статут) как регулятор общественных отношений и функционирования судебной системы. Поэтому континентальную систему еще называют статутной. Что касается англосаксонской правовой системы, то она исторически основывается на общем праве и судебном прецеденте и называется прецедентной[11 - См.: Малько А.В. Теория государства и права: учеб. М.: 2000. С. 200.]. Эти различия особенно заметны в судопроизводстве ювенальных судов, где диктат судебного решения по аналогии очевиден именно в судах англосаксонской системы. Все, что было выше сказано о неформальной судебной процедуре в «детском суде», относится более всего к англосаксонскому варианту. В континентальном суде гораздо больше попыток урегулировать судебный процесс. Наиболее яркие классические модели ювенальных судов представлены американской и французской сторонами. Подсудность суда для несовершеннолетних. Как известно, подсудность дела любому суду может быть предметной и персональной. Предметная касается преступлений, которые могут стать предметом рассмотрения в суде; персональная – тех, кто может быть судим и осужден. В обоих случаях решается вопрос о компетенции суда для несовершеннолетних. В Англии ювенальные суды рассматривают все преступления, относящиеся к разряду тяжких, кроме убийств, а также мелкие правонарушения: бродяжничество, нарушения школьного закона, побеги из дома, азартные игры и т. п. Французским уголовным правом принята следующая классификация правонарушений: простое нарушение, проступок, преступление, котором соответствуют и три вида судов для несовершеннолетних. Кроме того, учитывается признак персональной подсудности: достижение или недостижение возраста 16 лет. Суды присяжных рассматривают только дела шестнадцатилетних. Предметная подсудность ювенального суда, особенно в американских и английских, очень расплывчата и неопределенна, что вызывает критику со стороны юристов и от населения. Особенности судебной процедуры в суде по делам несовершеннолетних. Американский уголовный процесс по делам несовершеннолетних прост и оперативен. Главное в нем обсуждение правонарушения и назначение наказания за него. Конечно, такой процесс достигает своей цели – воздействия на правонарушителя. Но быстрота судебного процесса имеет и свою негативную сторону: это неполнота расследования, пробелы в доказательствах, реальная возможность нарушения прав человека, сомнения относительно источников получения доказательств[12 - Бакаев А.А. Система профилактики правонарушений несовершеннолетних: учеб, пособие. – М.: Логос. С. 169.]. Судебная процедура в суде для несовершеннолетних, если абстрагироваться от ряда особенностей англосаксонского и континентального его вариантов, включает следующие три стадии: – вызов к судье, его беседа с несовершеннолетним, принятие судьей решения относительно дальнейшего движения дела или его прекращения и освобождения подростка от судебной или несудебной процедуры; – собственно судебное разбирательство ведется единоличным судьей или коллегией судей; вынесение приговора; – исполнение приговора, где роль суда заключается в осуществлении судебного надзора (в этой стадии также сохраняется руководящая роль суда, его активность). Все стадии судебного процесса в «детском» суде социально ориентированы, в них всегда активно действуют работники службы пробации, широко используются различные методы изучения личности несовершеннолетнего. Однако решение о судебном или несудебном рассмотрении дела, об аресте или об его освобождении от ареста решается только судьей. Именно судья по делам несовершеннолетнего и его «команда» (социальные работники) осуществляют первоначальные судебные действия, а также контроль за теми подростками, которых суд уже направил в распоряжение различных социальных служб, где они могут быть включены в программы обращения с ними. Характерные для американского (и английского) суда для несовершеннолетних является процедура передачи дела несовершеннолетнего в общий суд или на дальнейшее рассмотрение в суде несовершеннолетних. Типичный вариант модели континентального правосудия несовершеннолетних – французский суд. Судебный ювенальный процесс имеет три стадии, отражающие соответствующую компетенцию юрисдикций по делам несовершеннолетних: судьи для детей, трибунала по делам несовершеннолетних и суда присяжных по делам несовершеннолетних. Ювенальной юрисдикции принадлежат все дела несовершеннолетних без изъятий, в том числе и их дела в соучастии со взрослыми. Обычно судебная процедура в ювенальных судах во Франции рассматривается применительно к указанным выше их видам. Французский судья для детей – это магистрат суда большой инстанции, назначаемый на это должность на три года с возможностью возобновления срока. Каким же образом может решить судьбу несовершеннолетнего правонарушителя судья для детей? Он может освободить подростка от уголовного преследования и меры воздействия за правонарушение, может сделать ему выговор, принять в отношении него «меры безопасности» (охрана, надзор, наблюдение), но не может применить к нему уголовное наказание, т. к. это является компетенцией следственного судьи. Для французского уголовного процесса по делам несовершеннолетних характерна активная роль в нем прокурора. Деятельность его осуществляется в рамках трибунала по делам несовершеннолетних и суда присяжных по делам несовершеннолетних. Конец ознакомительного фрагмента. Текст предоставлен ООО «ЛитРес». Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию (https://www.litres.ru/kollektiv-avtorov/uvenalnaya-urisprudenciya-tom-4/?lfrom=334617187) на ЛитРес. Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом. notes Примечания 1 Беляева Л.И. Теории и исследования. Размышления по поводу ювенальной юстиции в России. // www.yuppo.ru 2 Словарь иностранных слов. / Под ред. А.Г. Спиркина, – М: Изд-во «Русский язык», 1980. С. 611. 3 Мельникова Э.Б. Ювенальная юстиция. Проблемы уголовного права, уголовного процесса и криминологии. Учеб, пособие. – М.: Изд-во «Дело», 2001. С. 15. 4 См.: Ювенология и ювенальная политика в XXI веке. Опыт комплексного междисциплинарного исследования. Научные исследования / Под ред. Е.Г. Слуцкого. – СПБ.: Знание, ИВЭСЭП, 2004, С. 666. 5 См. Мельникова Э.Б. Ювенальная юстиция: учеб, пособие. М.: Изд-во Дело». 2001. – С. 27 6 См.: Люблинский П.И. Борьба с преступностью в детском и юношеском возрасте. М., 1923. С. 17–19. 7 См.: Гилинский Я. Уголовная политика Российской Федерации // www.yupro.ru 8 См.: Мельникова Э.Б., Ветрова Г.Н. Российская модель ювенальной юстиции (теоретическая концепция) // Правозащитник. 1996. № 1. С. 22–41. 9 Veillard-Cybulski H. La protection judiciaire de la jeunesse dans le monde. Bruxelles. 1965. P. 65. 10 См.: Демин А.В. Теория государства и права. Курс лекций. – М.: Инфра-М, 2002. С. 178. 11 См.: Малько А.В. Теория государства и права: учеб. М.: 2000. С. 200. 12 Бакаев А.А. Система профилактики правонарушений несовершеннолетних: учеб, пособие. – М.: Логос. С. 169.
КУПИТЬ И СКАЧАТЬ ЗА: 500.00 руб.