Сетевая библиотекаСетевая библиотека

Подлинная история авиаполка «Нормандия-Неман»

Подлинная история авиаполка «Нормандия-Неман»
Подлинная история авиаполка «Нормандия-Неман» Сергей Владимирович Дыбов Тайны военной истории История создания и боевого пути легендарного авиаполка «Нормандия – Неман», ставшего символом союзничества, основана на французских и советских архивных документах, в том числе ставших доступными в последнее время, а также на мемуарах самих летчиков. Из книги С.В. Дыбова вы узнаете: – как было принято решение о создании французского воинского подразделения на советском фронте и как эскадрилья выросла до полка, а в дальнейшем до дивизии; – почему де Голль, ведя переговоры с Британией, тем не менее решил направить военные части «Свободной Франции» в Советский Союз; – почему из всех франко-советских проектов состоялся только проект посылки летчиков, а сформированная из французских пленных пехотная бригада так и не появилась на советском фронте; – почему СССР, приняв летчиков, отказался от французских механиков; – почему в авиаполк охотно брали выходцев из белоэмигрантских семей, в том числе из дворянских семей видных противников большевизма; – почему в СССР так и не прибыл авиаполк «Бретань» и был расформирован авиаполк «Париж»; – почему СССР отказался вооружать французские ВВС самолетами Як-3 и кто из прославленных летчиков после войны стал советским разведчиком; – почему Сталин настоял на фигуре де Голля даже после того, как союзники уже заменили его на генерала Жиро? Ранее книга выходила под названием «"Нормандия-Неман". Подлинная история легендарного авиаполка» Сергей Владимирович Дыбов Подлинная история авиаполка «Нормандия – Неман» © Дыбов С.В., 2017 © ООО «ТД Алгоритм», 2017 * * * Моим сыновьям Александру и Дмитрию О книге Первое впечатление от названия должно быть – «Как? Еще одна книга о “Нормандии – Неман”?!» Но эта невероятная история, обозначенная в названии, заслуживает еще одну книгу. Но книгу отличную от остальных, где исторические анекдоты, иногда комичные, нередко трагичные, затушевывают реальную историю…     Кристиан-Жак Энренгардт, главный редактор «Аэрожурнала», автор книги «Нормандия – Неман» Существует множество как французских, так и русских книг, статей, фильмов, телепередач, о подвигах и самоотверженности пилотов «Нормандии – Неман», на русском фронте. Но множество белых пятен до сих пор скрывают сложную историю создания истребительной группы № 3…     Начальник 2-го отдела ВВС «Свободной Франции», специальный представитель генерала де Голля при командовании ВВС РККА, капитан Альбер Мирлес («Де Голль и эскадрилья “Нормандия – Неман”») Перед нами переиздание книги Сергея Дыбова об авиаполку «Нормандия – Неман». Сергей Владимирович Дыбов ныне является председателем ассоциации «Русская Память», занимающейся русскими и советскими воинскими памятниками во Франции, и уже много лет является членом ассоциации Mеmorial «Normandie-Niеmen». В этом качестве ему удалось участвовать в деятельности Мемориала, общаться с ветеранами полка и провести работу в архивах. Я думаю, он единственный русскоязычный автор, которому удалось полностью проработать французские военные архивы и архивы МИД, касающиеся не только вопросов организации и отправки в СССР истребительной группы № 3 «Нормандия», но и других совместных формирований: французской пехотной бригады «Эльзас – Лотарингия» и авиадивизии «Франция», сформированных в СССР во время войны. О знаменитой «Нормандии – Неман» вроде бы хорошо известно, по крайней мере, людям старшего поколения. И все же данная книга интересна и для них, я уж не говорю о молодом поколении, которое, к сожалению, плохо знает о тех давних и славных временах. Автор проработал массу материалов, в том числе из французских и советских архивов, и составил данную книгу. История «Нормандии – Неман» показана в контексте советско-французских отношений периода до и во время Второй мировой войны. Это не столько книга о боевом пути полка, сколько о дипломатии и интригах, с ним связанных. Мы знакомимся с тем, как было принято решение о создании французского воинского подразделения на советском фронте, как шло его формирование, как эскадрилья выросла до полка, как формировалась авиадивизия. Узнаем и о взаимоотношениях между советским правительством и движением генерала де Голля, как они строились. В книге приведены биографии командиров «Нормандии», некоторых пилотов, советского персонала, граждан Франции российского происхождения, служивших в полку. Рассказано о постановке художественного фильма об этой части. В общем, получилась довольно интересная вещь, содержащая массу сведений об этой интересной странице советско-французского сотрудничества в годы Второй мировой войны. Надеюсь, что это эта книга поможет нам хранить память о подвиге и фронтовой дружбе советских и французских летчиков, механиков. Будет способствовать сохранению франко-советской дружбы, приобретающей особую значимость в нынешней неспокойной обстановке. И поможет давать достойный отпор любой попытке фальсификации фактов истории и разрушения уз дружбы. Наша общая задача – не допускать охлаждения дружбы между ветеранами полка, между Россией и Францией в целом.     Заслуженный военный летчик России, председатель Совета ветеранов 303 иад и 1 оиап «Нормандия – Неман», президент Ассоциации ветеранов 1 оиап «Нормандия – Неман», командир авиаполка «Нормандия – Неман» (ВВС РФ 1995–2000 гг.)     А. Фетисов     7 октября 2016 г. От автора 9 мая 1945 г. после подписания акта о безоговорочной капитуляции фашистской Германией закончилась Вторая мировая война в Европе. Акт о капитуляции был подписан странами – союзниками по антигитлеровской коалиции: Советским Союзом, Великобританией, Соединенными Штатами Америки и Францией. Появление в числе стран-союзников Франции, оккупированной в 1940 г. и, по сути, в течение войны проводившей политику коллаборационизма с гитлеровской Германией, до сих пор вызывает удивление у некоторых лиц, слабо знакомых с историей Второй мировой войны, в частности с участием в этой войне Франции. Надо сказать, что эта история вообще плохо известна в России и изобилует разнообразными домыслами. Единственный момент, который не вызывает вопросов, – это участие в вооруженной борьбе с фашизмом французской авиационной части в составе Красной армии, вошедшей в историю под названием «Нормандия – Неман». Знаменитое и легендарное подразделение – наиболее яркий и рельефный пример братства по оружию между нашими двумя странами, показывающий, что мы были вместе, что Франция, несмотря на поражение 1940 г., вела борьбу против общего врага, и более того, – бок о бок вместе с бойцами Красной армии, которые воевали за освобождение Европы. В России всегда было особое отношение к Франции. Любовь. Невзирая ни на что. Поэтому для нас авиагруппа «Нормандия – Неман» не просто воинская часть, а нечто много большее. Авиагруппа «Нормандия» была сформирована в 1942 г. и существует по сей день, пережив с нами вместе все: и славу Победы, и горечь холодной войны. Во Франции шесть авиабаз носят имена пилотов «Нормандия – Неман»: «Морис де Сейн» в г. Оранж, «Майор Тюлян» в г. Тур (была перенесена из г. Оран, Алжир), «Капитан Прециози» на Корсике, «Младший лейтенант Монье» в Истре, «Братья Маэ» в Таверни и база «Капитан Литольф», которая была закрыта в 1999 г. Еще одна авиабаза носит имя полковника Константина Розанова, командира эскадрильи «Лафайетт» и испытателя первого французского реактивного самолета, на которой с 2012 г. базируется авиаполк «Нормандия – Неман». Ныне «Нормандия – Неман» – самое титулованное, самое награжденное, самое современное, самое престижное воинское формирование, попасть на службу в которое считается честью, и для этого необходимо пройти громадный конкурс. Кроме того, на сегодня 5 бывших командиров полка служат в Генеральном штабе Франции. Заметим, что «Нормандия» была не единственной и даже не первой авиачастью, сформированной в составе «Свободной Франции» генерала де Голля, но сегодня о таких авиагруппах, как «Эльзас», «Иль-де-Франс», «Лотарингия» и других, даже во Франции помнят в основном только специалисты-историки. Тогда как только после расформирования полка в 2009-м и воссоздания его в 2012-м во Франции было установлено около 10 новых памятников и памятных знаков, посвященных этому символу франко-российской дружбы (а, например, у франко-американской авиагруппы «Лафайетт» всего один мемориал, один памятник и одна мемориальная доска). В июне 2015 г. в Музее авиации и космонавтики в Ле Бурже была открыта новая постоянно действующая экспозиция полка, перенесенная сюда из музея, ранее существовавшего в Лез Анделиз. Хотя в нее попали не все экспонаты из прежнего музея, ее посещаемость в десятки раз выше. В мае 2016 г. впервые за последние десятилетия Москву в День Победы посетила большая делегация детей и внуков французских летчиков, которые прошли в составе колонны Бессмертного полка по Красной площади, возложили цветы к памятнику «Нормандии», к могиле Неизвестного Солдата и совершили поездку по местам боев полка. В июне 2016 г. при содействии нашей ассоциации «Русская память во Франции» дочь одного из пилотов «Нормандии – Неман» Мориса Гидо передала Российской Федерации награды и архивы своего отца, которые будут представлены в Музее Российского военно-исторического общества. Дочь пилота была принята в Кремле Президентом РФ Владимиром Путиным. Возможно, это послужит к тому, что и в РФ появится полноценный музей этого полка, в котором появятся вещи советских ветеранов. Все это говорит о том, что история полка живет и во Франции, и в России, и служит укреплению дружбы между нашими народами, несмотря на меняющиеся время от времени политические веяния. Автор выражает благодарность ассоциации MEMORIAL NORMANDIE-NIEMEN за помощь в написании книги. Франция и СССР в период становления отношений При рассказе о появлении в рядах Красной армии французской воинской части обычно выстраивается ряд: генерал де Голль решил, летчики приехали, проявили героизм, эскадрилья переросла в полк, Сталин подарил самолеты. Ряд условный и сильно укороченный. В нем выведены за скобки важные моменты: кем был де Голль в 1942 г., почему СССР строил отношения с де Голлем, а не с Анри Жиро или Морисом Торезом. Почему и на каких условиях согласился принять французских летчиков, почему отказались от французских механиков. Факт службы в «Нормандии» детей эмигрантов и белоэмигрантов, среди которых были достаточно значимые фигуры. Кроме того, обычно обходится стороной история становления группы «Нормандия» в СССР. Летные и военные качества пилотов, формальная база существования, высылки французских пилотов с фронта, попытки вывода «Нормандии» из СССР. Фактический саботаж со стороны французских органов, сорвавший формирование второго французского авиаполка «Париж». Формирование авиадивизии «Франция» в целом хотя и было завершено, но уже в июне 1945 г. после окончания войны. Прежде всего, необходимо сделать отступление в историю франко-советских взаимоотношений перед Второй мировой войной. Они в силу разных причин складывались непросто, но были определяющими для общеевропейского баланса сил. В целом со времен Петра I между Россией и Францией складывались союзные дружественные отношения, прерываемые только войной 1735 г. за польское наследство, 15-летним периодом наполеоновских войн и Крымской войной. Тесный союз до и во время Первой мировой войны был внезапно прерван революцией. Франция наполнилась русскими эмигрантами, враждебно настроенными к новой власти в России. Франция вооруженным путем пыталась участвовать в Гражданской войне. Но затем в 1924 г. признала СССР и установила с ним дипломатические отношения. К началу 30-х годов в отношениях между Францией и СССР начало наступать потепление. Франция опасалась укрепления германо-советских отношений. А СССР надеялся при помощи Франции выйти из дипломатической изоляции. СССР и Франция подписали торговое соглашение и начали переговоры о договоре о ненападении. Это вызвало неудовольствие в среде белой эмиграции. 7 мая 1932 г. русский эмигрант Павел Горгулов убивает французского президента Поля Думера. Это вызвало новое обострение отношений, грозившее разрывом, и даже поговаривали о войне. Однако затем Франция пошла на объявление Горгулова сумасшедшим и 29 ноября 1932 г. советский посол Валериан Довгалевский и президент Франции Эдуард Эррио подписали исторический договор о ненападении. Это был первый шаг к установлению военного союза. Дело в том, что в 1932 г. Франция провела крупные штабные игры под названием «Средиземноморье»[1 - MAE, 1N85.]. Игры моделировали ситуацию, когда Германия начинает Вторую мировую войну нападением на Польшу, Чехословакию, Югославию и Румынию. Италия нападет на Францию. Англия и СССР сохраняют нейтралитет. Франция отражает нападение Италии. Германия не решается вести войну на два фронта, до поражения Польши. Таким образом, задача Франции – организовать материально-технические поставки странам так называемой Малой Антанты. Было подсчитано, что Польша, Чехословакия и Румыния способны продержаться самостоятельно около 3–4 месяцев, тогда как Югославия – не более месяца. Соответственно, уже в самом начале Второй мировой Франции нужно будет организовать поставки в Югославию объемом около 70 тыс. т военных грузов в месяц, а с четвертого месяца войны – около 300 тыс. т военных грузов Польше и странам Малой Антанты. Для осуществления поставок в Югославию было необходимо согласие Греции на использовании порта Салоники, что в случае сохранения Грецией нейтралитета становилось маловероятно. Снабжение же остальных союзников, начиная с Польши, без участия СССР становилось невозможным. И, стало быть, поражение Польши через полгода войны неизбежно. Таким образом, без вовлечения СССР в войну на стороне Франции победа Франции и ее союзников была невероятной. И, наоборот, в случае отсутствия союза с СССР возникала угроза заключения германо-советского соглашения. Ситуация становилась недвусмысленной, и было решено привлечь к участию в играх СССР. Ответственным за франко-советские военные связи был назначен майор Жан де Латтр де Тасиньи, тот самый, который в 1945 г., уже будучи генералом армии, будет награжден советским орденом Суворова, и от имени Франции будет принимать капитуляцию Третьего рейха. К де Латтру были прикомандированы бывший майор разведки, позже бизнесмен Роже Кайроль, и полковник Мендрас, будущий первый военный атташе Франции в СССР. Контакт c CCCP был установлен через торгового представителя Михаила Островского, поскольку военного представителя во Франции СССР в то время еще не имел. Благоприятная ситуация привлекла внимание маршала Тухачевского, по инициативе которого в Париж был направлен военный атташе, кавалер ордена Красного Знамени комдив Семен Венцов-Кранц. Франко-советское военно-экономическое сотрудничество в 1930-е годы Подписание франко-советского договора вызвало неоднозначную реакцию во Франции – буржуазия была недовольна сотрудничеством с Советами и тем, что при подписании соглашений никак не упоминались царские долги. Коммунисты также были недовольны сотрудничеством буржуазного и социалистического государств и тем, что СССР попросил их снизить накал пропаганды. Белоэмигранты были недовольны всем, особенно понижением своего статуса «борцов с режимом». Начался период активного сотрудничества в разных областях, в том числе в военной. Помимо прочего – потому, что СССР начал сворачивать обмен с Германией и намеревался перенести германские заказы во Францию. Одной из ключевых фигур франко-советского сотрудничества стал министр аэронавтики Пьер Кот. Мифическая и легендарная фигура, к которой мы еще не раз вернемся на этих страницах. Пьер Кот был настолько просоветски настроенным политиком, что его до сих пор бездоказательно обвиняют в работе на советскую разведку. Просоветскость он никогда не скрывал, но, несмотря на это, сумел добиться больших достижений во франко-советском сотрудничестве. Французская военная доктрина тех лет уже базировалась на неизбежности войны с Германией, необходимости вести эту войну на два фронта в союзе с СССР и странами Малой Антанты (Польша, Чехословакия, Румыния). Считалось, что Франция сможет сдержать германскую атаку линией Мажино, война примет позиционный характер, поэтому главным видом войск станет авиация. И развитию авиации уделялось особое внимание. В сентябре 1933 г. Пьер Кот и командующий французскими ВВС генерал Эдуард Бар посетили СССР и встречались с высшим военным руководством. Генерал Бар, как и Пьер Кот, был в восторге от советской авиации и строил французские ВВС, подражая советским. Во Франции генерала Бара обвиняли в тайном получении звания генерала РККА. 8 августа 1934 г. в аэропорт Ле Бурже совершили перелет три советских бомбардировщика ТБ-3 под личным руководством Иосифа Уншлихта. Любопытно, что среди встречавших советскую делегацию присутствовал командующий Парижским округом ВВС генерал Жозеф Тюлян, дядя Жана Тюляна, командира «Нормандии – Неман», и глава гражданского ведомства Министерства аэронавтики Рене Жискар д’Эстен, дядя будущего президента Франции. Кроме Парижа, советские бомбардировщики посетили Лион и Страсбург. 2 мая 1935 г. состоялось подписание уже союзного военного франко-советского договора. Надо сказать, что Германия восприняла этот договор как начало формирования новой Антанты и использовала как повод для ввода войск в демилитаризованную по версальским соглашениям Рейнскую зону. Осуществлялся обмен военными специалистами, присутствовавшими на учениях, и стажерами. Французские офицеры проходили стажировку в Красной армии, а советские – во французской. В частности, известный по занятию Бреста в 1939 г. комбриг Кривошеин, в то время майор, проходил стажировку в 507-м танковом полку под командованием подполковника де Голля[2 - SHD. Папка 7N3183.]. Сам Венцов-Кранц проходил стажировку во французской армии в качестве командира 91-го пехотного полка, за что был награжден вторым орденом Красного Знамени. В архивах французской армии хранятся отчеты офицеров, стажировавшихся в СССР, которые читаются как роман – для офицеров буржуазного государства в то время Советский Союз был как другая планета. Интересна характеристика, данная французами советской военной делегации на военных учения в Эльзасе в 1936 г.: «Русская миссия состоит из людей хмурых, придирчивых к мелкими деталями, под руководством своего начальника, настроенного весьма критически, надменного и требовательного, постоянно недовольного, любопытного до неприличия, который ведет себя, так как будто он проводит генеральную инспекцию вооружения французской армии»[3 - SHD. Папка 7N3186.]. В СССР в то время впервые в мире были созданы воздушно-десантные войска. Для изучения советского опыта в июне 1935 г. была направлена группа французских офицеров под началом капитана ВВС Фредерика Жея, которая на авиабазе в Тушино в течение месяца прошла курс подготовки парашютистов. Капитан Жей стал первым французом-парашютистом, и к тому же единственным на тот момент, чья квалификация была подтверждена официальным свидетельством – советским свидетельством парашютиста-инструктора. По возвращении во Францию капитан сформировал и возглавил первую французскую десантную часть. Как единственный дипломированный прыгун, подготовил группу из 50 парашютистов-инструкторов. Ныне полковник Фредерик Жей считается отцом-основателем французских ВДВ. И это тот редкий случай, когда заимствование советского опыта не пытаются скрывать. Один из списков советских офицеров на стажировке во Франции в июле – августе 1936 г. (SHD) Французы изучали действия всех видов войск: танковые, авиацию, пехоту, кавалерию и артиллерию, а также работу политических органов и опыт операций Гражданской войны. Любопытен отчет по летающему танку, продемонстрированному французам. СССР осуществил закупку различных вооружений во Франции, состоялся обмен научно-техническими делегациями, военными стажерами и т. д. В то время делегация под началом Владимира Климова выбрала мотор «испано-сюиза», который затем производился в СССР по лицензии и в модернизированном виде стоял на самолетах Як и Пе-2. Были приобретены самолеты «Девуатин 510», «Моран Соленье 405», «Потез 63». Приобретались образцы точной оптики, стереотруб и перископов, пулеметы «Гочкис» и «Алькан». На верфях Сен-Назера строились суда по советским заказам. Бурное негодование во Франции вызвала продажа в СССР синхронной авиапушки Т23, на тот момент лучшей в мире. В прессе была поднята компания против Пьера Кота, про которого писали дословно, что он хочет превратить Францию в доминион Москвы, поставляя ей последние секретные разработки[4 - MAE. Папка 931.]. В то время Пьер Кот проводил масштабную перестройку французской авиапромышленности. Заводы, находившиеся в северо-восточных регионах, близкие к возможному театру военных действий, переносились в западные и южные районы Франции, в результате чего производство самолетов сильно упало, и Франция была вынуждена даже закупать самолеты в США и Англии. Пьер Кот, известный также тем, что именно он настоял на секретных поставках французского вооружения и самолетов испанским республиканцам, и способствовал передаче в СССР истребителя «Мессершмитт 109», был впечатлен успехами в Испании советских истребителей и заказал в СССР покупку истребителей И-16 и бомбардировщиков АНТ-40. Кроме того, Пьер Кот проводил политику национализации предприятий авиационной промышленности и создания на них профсоюзов, которым даже пытался подчинить руководство компаний. Это вызвало протест против советизации авиапромышленности, и Пьер Кот был вынужден уйти в отставку. С его уходом вопрос о поставке пушки Т23 завис, и СССР выставил условием поставки советских самолетов поставку авиапушки. В итоге переговоры так затянулись, что когда решение было найдено, уже и пушка, и самолеты морально устарели настолько, что в них не было никакой необходимости. В феврале 1936 г. Францию посетили начальник Генерального штаба РККА маршал Тухачевский и командующий Киевским ВО командарм Уборевич. Тухачевский был принят министром иностранных дел Фланденом, начальником Генерального штаба генералом Гамеленом, нанес визит вежливости герою Первой мировой войны маршалу Петэну, будущему главе коллаборационистского правительства. Посетил заводы группы Шнейдер. Кроме того, специально для Тухачевского была организована встреча с французскими офицерами, с которыми он вместе находился в плену в Первую мировую войну, среди которых был Шарль де Голль. Интересно, что в отчете французской разведки, негласно наблюдавшей за встречей, единственный человек из французов, который упоминается по фамилии, это именно де Голль, который имел продолжительную беседу с Тухачевским о своей книге, которую Тухачевский даже пообещал перевести на русский язык[5 - SHD. Папка 7N3186.]. К сожалению, тесного сотрудничества не получилось. Буржуазные круги Франции боялись роста влияния компартии в связи с кризисом и потери власти. События в СССР в 1937–38 гг., в ходе которых были расстреляны и маршал Тухачевский, и советский военный атташе во Франции Венцов-Кранц, тоже не способствовали укреплению авторитета Советского Союза. За восемь лет, с 1932 по 1940 г., правительство во Франции сменилось 16 раз. Во власти находились представители диаметрально противоположных политических течений, как лебедь, рак и щука, тянувшие страну в разные стороны. Подобная нестабильность не могла не сказаться отрицательно. В итоге метания европейской политики привели к Мюнхенскому пакту 1938 г. 6 декабря 1938 г. было подписано франко-германское соглашение, известное под названием пакт Боннэ – Риббентропа, которое не только в СССР, но и в самой Франции было воспринято как предлагающее Германии Восточную Европу в обмен на отказ от претензий на Эльзас и Лотарингию. В 1939 г. новый посол Франции в СССР Поль-Эмиль Наджиар попытался разрядить напряженность в отношениях двух стран после Мюнхена. Но в марте 1939 г. Германия захватила Чехословакию и Мемель, а Италия – Албанию. В мае начались бои между СССР и Японией на Халхин-Голе. Хотя Англия и Франция выразили протест Германии и заявили о гарантиях Польше, зная, что в самой Франции в это время существовал разрыв мнений – от денонсации существующего военного договора с СССР до подписания нового, СССР, опасаясь двусмысленности их политики, чтобы обезопасить себя, начал искать сближения с Германией. Во Франции начали понимать, что, даже если направить германскую агрессию на восток, она рано или поздно придет и на запад. Во Франции был принят закон о всеобщей воинской обязанности и начата мобилизация резервистов. Именно тогда началась военная служба для многих пилотов «Нормандии – Неман». В СССР была направлена торговая делегация, были начаты военные консультации, а затем и переговоры с участием Великобритании, которая одновременно вела консультации с Германией, которая все активней подбиралась к Прибалтике. Переговоры, к сожалению, закончились ничем. Камнем преткновения были территории, отторгнутые от России в результате Первой мировой и Гражданской войны, на которых Запад поспешил создать так называемый «санитарный кордон» против большевизма» – ряд независимых буферных государств. А также аннексия Польшей Западной Украины и Западной Белоруссии[6 - Lacroix Riz A. Faces cachеes de la seconde guerre mondiale. Paris: Le Monde diplomatique, mai 2005.]. В этой связи весьма любопытна нота, посланная в МИД Франции военным атташе полковником Паласом, которую уместно будет частично процитировать: «…Польша полностью изолирована от своих союзников Франции и Англии, как это было в случае с Чехословакией. По ее собственному пожеланию на сегодняшний день ей отвергнута любая советская военная помощь и дан отказ в пересечении советскими войсками польской территории… Таким образом, в нынешней ситуации сотрудничество с СССР против Германии невозможно, кроме нескольких моментов… …Мы рискуем получить Польшу изолированную, перед превосходящей Германией, с небольшими силами на западной границе, которая будет побеждена ранее, чем Франция и Англия, находящиеся на Линии Зигфрида и на Рейне, смогут оказать ей какую-то эффективную помощь. Все чаще заметно, что подобное развитие событий не исключают ни советские военные, ни лично Сталин, чья международная политика день ото дня все четче разворачивается в сторону собственных национальных интересов. Увидев, как в 1938 г. его пакты о совместной деятельности с Францией и Чехословакией остались мертвым делом, поскольку не были подкреплены военными договорами, ныне мы выглядим голыми, ведя простые переговоры между Генеральными штабами. В этот раз СССР не повторит прежней ошибки… …Если мы действительно хотим союза с Россией, чтобы создать силы, действительно способные остановить германскую агрессию и, возможно, избежать войны, необходимо: – немедленно вступить в контакт с Советским командованием; – подготовить польский менталитет (sic) к необходимости принять наши предложения; – возможно, подготовить страны Прибалтики к нашим гарантиям и доверию к нашим силам. Я позволю себе добавить в заключение, что, если мы не отреагируем немедленно, СССР окажется изолирован и вначале пойдет на неизбежный нейтралитет, а затем и на союз с Германией на базе раздела Польши и Прибалтики…»[7 - SHD. Папка 7N3186.]. Нота от 13 июля 1939 г., адресованная военным атташе посольства Франции в СССР в Министерство иностранных дел Франции Отметим, что Франция, в отличие от Великобритании, в конце концов согласилась подписать военное соглашение[8 - Челышев И.А. СССР – Франция: трудные годы, 1939–1941, М.: РАН, 1999.]. Об этом генерал Думенк сообщил Ворошилову вечером 22 августа, но уже после того, как было объявлено, что 23 августа будет подписан советско-германский договор о ненападении. Государством, которое оказалось наиболее недовольным подписанием германо-советского договора, стала Япония, которая в тот момент воевала с СССР на Дальнем Востоке и восприняла такой шаг Германии как предательство. Французская пресса с удовольствием писала о том, что пакт Молотова – Риббентропа нанес удар по Антикоминтерновскому союзу. Япония грозила выйти из Оси. Оказавшись без поддержки союзников и имея далеко не выдающиеся боевые успехи, Япония была вынуждена подписать мирное соглашение с СССР. Военно-воздушный атташе Франции в СССР подполковник Шарль Люге, впоследствии один из организаторов «Нормандии – Неман», 29 августа 1939 г. представил доклад в Министерство иностранных дел Франции, в котором анализировал ситуацию, и считал, что СССР вынужденно пошел на подписание соглашения с Германией, ввиду отсутствия ясной позиции Франции и Англии в ситуации, когда война с Польшей в Германии уже была решена. И предлагал усилить работу французской военной миссии по выработке военного соглашения с СССР. Германия также понимала вынужденность и недолговечность соглашений с СССР и уже неделю спустя после их подписания поспешила напасть на Польшу. 3 сентября 1939 г. Англия и Франция объявили войну Германии и сообщили Польше, что начнут наступление против Германии[9 - Там же.]. США объявили о нейтралитете. Началось то, что принято называть «странная» или «сидячая» война. «Странная война» и оккупация Франции Несмотря на грозные слова, реальных шагов со стороны Франции было сделано мало. Единственным было пересечение немецкой границы в Сааре, и продвижение вглубь территории Германии на расстояние до 8 километров до так называемой линии Зигфрида. Немцы сопротивления не оказывали и организованно отступили. Правительство Франции рассчитывало на мирную конференцию с Германией и военных действий не открыло, хотя локальные стычки были ежедневными. 14 сентября Франция проинформировала Польшу, что прямой военной помощи от союзников она не получит. Польское правительство отдало приказ об эвакуации во Францию[10 - Из Польши через Венгрию, Румынию и Прибалтику смогли организованно эвакуироваться во Францию около 43 тысяч военных. Несколько тысяч прибыли частным образом. Во Франции была сформирована польская армия численностью около 83 человек, из которых около 50 тысяч принимали участие в боях июня 1940 г., в том числе авиагруппа «Варшава», сбившая в небе Франции 56 немецких самолетов.] и покинуло страну. 17 сентября СССР заявил, что, поскольку Польское государство больше не существует, Советский Союз берет под свою защиту жителей Западных Украины и Белоруссии. В тот же день нота о вводе войск была разослана всем дипломатическим представительствам иностранных государств в Москве. Особо в ноте подчеркивалось, что СССР сохраняет нейтралитет в польско-немецком конфликте. 27 сентября вермахт вошел в Варшаву. Несколько окруженных польских группировок держались до 5 октября. 4 октября Франция вывела свои войска из Германии с линии Зигфрида, так и не сделав ни одного выстрела. Но «странная война» продолжалась. Во Францию прибывали английские и польские воинские части, были эвакуированы жители приграничных районов Эльзаса и Лотарингии, а также ряд учреждений и музеев из Парижа. Во Франции была запрещена деятельность компартии. Одновременно французское МИД проанализировало ситуацию и пришло к тому же выводу, что и подполковник Люге: германо-советские отношения носят вынужденный временный характер. Было решено возобновить активные контакты с СССР. Французский посол выразил позицию Франции, и среди прочего вспомнил, что Версальским договором 1919 г. восточной границей Польши была признана так называемая «линия Керзона». То есть именно та линия, на которую и вышли советские войска в сентябре 1939 г. Но в ноябре советские войска были введены в Прибалтику, и началась финская война. Франция вновь сменила свою позицию. В декабре Франция и Великобритания добились исключения СССР из Лиги Наций. В Париже французские власти арестовали счета и ценности советского торгпредства и провели обыск в его помещениях. В январе 1940 г. начались репрессии против депутатов, членов коммунистической партии Франции. В феврале в Алжире началось формирование 13-й полубригады Иностранного легиона, предназначенной для участия в войне на стороне Финляндии против СССР, в которую к марту влилось 2249 добровольцев, в том числе значительное количество белоэмигрантов. В частности, командиром одной из рот, а с октября 1941 г. командиром самой полубригады был князь Дмитрий Зедгинидзе-Амилахвари, родной брат которого позднее был знаменосцем антибольшевистского Французского легиона, сражавшегося на стороне Германии против СССР во время Великой Отечественной войны. Также формировалась бригада из польских добровольцев. Рассматривались планы ввода флота в Черное море. Обсуждались совместные с Великобританией военные действия на Кавказе и десант в Мурманске. Рассматривались планы бомбардировки советских нефтепромыслов в Баку, Батуми и Грозном. В марте советско-финская война закончилась неожиданно для французов. Подразделение Иностранного легиона, высаженное в Норвегии, оказалось не у дел[11 - Впоследствии в мае 1940 г. 13 полубригада Иностранного легиона принимала участие в битве у Нарвика в Норвегии. После капитуляции Франции была выведена союзниками в Англию. Одна из первых частей, которая примкнула к движению генерала де Голля «Свободная Франция». Принимала участие в сражениях на Ближнем Востоке и в Северной Африке. Часть офицеров, в частности капитан Кениг, который стал командиром, вошли в состав формируемой для участия на советском фронте мотострелковой дивизии – впоследствии 1-й дивизии «Свободной Франции».]. Правительство Даладье, осуществившее также крупные военные поставки в Финляндию, было вынуждено уйти в отставку. Новое правительство начало с крупного скандала с СССР, в результате которого были отозваны послы обоих государств и подготовка к военным действиям была активизирована. * * * За своими планами против России Франция пропустила развитие ситуации в Европе. В апреле Германия напала на Данию и Норвегию. 10 мая началось наступление германских войск во Франции и Бенилюксе. «Странная война» вступила в последнюю стадию. В Великобритании, обиженный недоверием, подал в отставку лорд Чемберлен, человек, который еще 10 месяцев назад заявлял на весь мир, что Мюнхен-38 обеспечил мир в Европе как минимум для целого поколения. Вместо него премьер-министром был избран Уинстон Черчилль. Это знаковое событие для развития Второй мировой войны: люди, виновные в запутывании ситуации, ушли, европейская политика стала меняться в сторону реализма под ударами германской армии. 11 мая капитулировал Люксембург. 14 мая – Нидерланды. 19 мая министр обороны Франции, 68-летний генералиссимус Морис Гамелен, был заменен на вызванного из Сирии 73-летнего генерала Максима Вейгана, благодаря советам которого Юзеф Пилсудский в свое время смог отстоять Варшаву во время наступления Красной армии. До 19 мая Вейган занимался подготовкой армий на Ближнем Востоке к атаке на СССР. 16 мая вермахт, оставив Бельгию к северу и линию Мажино к югу, вторгся во Францию у Седана, разрезав надвое англо-французскую группировку. 21 мая было принято решение контратаковать немецкие части из Бельгии, но в тот же день погиб командующий 1-й группой французских армий генерал армии Гастон Бийот, создатель французских танковых частей и соратник Вейгана по службе в Польше. Сын генерала чуть позже попадет в плен, из которого бежит в Советский Союз. 24 мая германская армия, повернув на север, взяла порт Булонь-сюр-Мер, из которого еще 19 мая началась эвакуация английских частей с континента, окружила Кале и выдвинулась на Дюнкерк, отрезав Францию от поставок из Великобритании. 26 мая началась поспешная эвакуация британских частей из Дюнкерка. США отказались вступить в войну. Великобритания направила в Москву посла с «особой миссией». 28 мая капитулировала Бельгия. В тот же день крупнейшее французское танковое соединение – 4-я кирасирская дивизия под командованием полковника де Голля – было переброшено из Лотарингии под город Абвилль, где французская армия и спешно собранные, плохо вооруженные части ополченцев пытались преградить путь немцам на Париж по рубежу реки Сомма. 30 мая Франция начинает спешные попытки восстановить отношения с СССР и отправляет нового посла взамен отозванного после финской войны. 8 июня министр авиации Франции отправил в правительство предложение срочно проработать вопрос о поставках военных самолетов из СССР. Уже 14 июня новый посол Франции Эрик Лабонн был принят Молотовым. 10 июня войну Франции объявляет Италия. 11 июня французское правительство эвакуировалось из Парижа в Тур. В Бриаре началась конференция, на которую прилетел Черчилль с целью удержать Францию от заключения сепаратного мира. В работе конференции принимал участие генерал де Голль, только что повышенный в чине и введенный в состав министерства обороны. 16 июня в Париже произошла последняя смена правительства – наступило время маршала Петэна. 17 июня маршал обратился к Германии с просьбой о перемирии и отдал приказ армии прекратить сопротивление. 18 июня из Лондона генерал де Голль призвал к обратному – к Сопротивлению. При поддержке англичан им был создан комитет «Свободная Франция», которому были подчинены французские воинские соединения, оказавшиеся у англичан. 22 июня 1940 г., через 44 дня после начала боев, в Компьене Франция подписала перемирие с Германией, фактически капитуляцию. Франция была разделена на две части – оккупированную и свободную. Правительство переехало в город Виши. На севере Франции была создана так называемая красная зона, подчиненная Брюсселю, где велись приготовления к войне с Англией и куда был запрещен возврат беженцев. 55 % территории Франции оккупировалось Германией. В оставшейся, так называемой свободной зоне Франции разрешалось держать армию численностью не более 100 тысяч человек и около 50 тысяч в силах правопорядка. Запрещалось иметь авиацию[12 - В 1941 г. во Франции будет начат выпуск самолетов «Фокке-Вульф», в обмен оккупационные части разрешат построить 600 самолетов для ВВС Виши и 3000 для ВВС Германии.]. Количество танков и артиллерии значительно сокращалось. Батареи ПВО разрешалось держать только против Англии. Франция должна была взять на себя содержание оккупационных частей. 24 июня Франция заключила перемирие с Италией, по которому несколько альпийских италоязычных департаментов и Монако были заняты итальянской армией[13 - В том числе город Ницца.]. Верхняя Савойя и город Ментона были аннексированы, для жителей был введен обязательный итальянский язык и итальянские паспорта. Стоит отметить, что этим Италия пыталась вернуть территории, уступленные ей Франции в обмен на признание независимости Италии в 1861 г. За полтора месяца боев Франция потеряла убитыми 123 тысячи военнослужащих и 21 тысячу гражданских жителей, 1,8 миллиона пленными, из которых 51 тысяча погибла в плену в течение войны. Союзники Франции потеряли около 15 тысяч убитых и 70 тысяч пленных. Число беженцев составило 10 миллионов французов и 1,5 миллиона бельгийцев[14 - Fremy D. et M. QUID. Paris: Robert Laffont, 2001.]. Во Франции капитуляцию встретили подавленно. Процитирую пилота «Нормандии – Неман» Константина Фельдзера, сказавшего в своей книге «Вперед!»: «Франция открыла двери врагу в 1940 г., подписала военный альянс против союзников и сражалась с ними при любой возможности»[15 - Feldzer C.On y va! Boulogne, AXIS, 1987.]. Страна фактически распалась. Осталась основная, реальная, материковая Франция, частично оккупированная, с правительством в Виши, и другая – виртуальная «Свободная Франция», не покорившаяся оккупации и намеревавшаяся сражаться до конца за освобождение своей страны. К счастью для Франции, в столь острый момент ее истории у нее нашелся такой человек, как генерал де Голль. В мире стремительный разгром государства, считавшегося одним из наиболее сильных, тоже вызвал растерянность. А также продемонстрировал рациональность соглашений, заключенных СССР с Германией. Великобритания, лишившаяся фактически единственного союзника, осталась один на один с Германией. Польские воинские части французской армии должны были эвакуироваться в Англию. Туда же направились частным образом те, кто знал о призыве де Голля и не желал смириться с поражением. Многие пилоты «Нормандии – Неман» получили свой первый боевой опыт в боях за Францию. Некоторые из них, переодевшись в польскую форму, вместе с поляками в эти дни отправились в Англию. 3 июля Великобритания провела операцию «Катапульта» по уничтожению французского флота. Погибло около 2 тысяч человек. Этой операцией Великобритания серьезно подорвала авторитет де Голля и снизила количество французов, желающих бороться против Германии. Новое правительство Франции, избранное 17 июня 1940 г., под руководством маршала Петэна, было вынуждено покинуть оккупированный Париж и обосновалось в городе Виши – под этим названием оно и вошло в историю. Как легитимное правительство Франции оно было признано 32 государствами, включая СССР и США. Еще 30 мая Франция, желая восстановить отношения с СССР, направила нового посла в Москву. Им стал Эрик Лабонн, бывший до этого Генеральным резидентом (наместником) Туниса. Выбор был не случаен. Франция активно искала дружбы с Советским Союзом и посылала лиц, знавших и любивших Россию и вызывавших доверие в Кремле. Эрик Лабонн в 1905 г. был военным корреспондентом в Маньчжурии. Затем работал во французских дипломатических миссиях в России. В Первую мировую войну был офицером связи французского командования при штабе Русского экспедиционного корпуса во Франции. После установления дипломатических отношений между Францией и СССР был советником посольства в Москве. Любопытно, и весьма, что в самом начале военной кампании Франция предприняла попытку направить в СССР в качестве посла уже известного нам Пьера Кота, бывшего министра аэронавтики, в то время вице-председателя франко-британской межпарламентской группы. Его назначение под предлогом приобретения советских военных самолетов, продвигал премьер-министр Поль Рейно в надежде, что это поможет Франции продержаться дольше. Против назначения Кота возражали военные, маршал Петэн и генерал Вейган, считавший себя победителем Красной армии под Варшавой, а потому невысоко оценивавший ее способность воевать против Германии[16 - Jansen S. Pierre Cot. Un antifasciste radical. Paris: Fayard, 2002.]. СССР не сразу, а только в ноябре 1940 г. тоже отправил своего представителя. И не в ранге посла, а в ранге поверенного в делах во Франции. Им стал один из видных дипломатов, заведующий Западным отделом Наркомата иностранных дел Александр Богомолов. Главной задачей посольства стала репатриация польских пленных, ставших советскими гражданами, бойцов испанских интербригад и вопрос о золоте Прибалтийских республик, ставших советскими. Франция была заинтересована в возобновлении торговых отношений, транзите в Индокитай и покупке военных самолетов. В феврале 1941 г. Франция разморозила все советские активы и согласилась на возврат золотого запаса Латвии и Литвы. В ответ советский полпред был произведен в ранг посла. Но от военных поставок Франции СССР уклонился. Золотой запас, несмотря на соглашение, не удалось вывезти в связи с началом Великой Отечественной войны. Впоследствии он попал в Великобританию и уже после перестройки был возвращен вновь ставшими независимыми Литве и Латвии. В это же время в СССР из плена в Германии бежало уже несколько сот французских военных, интернированных в лагерь в Козельске (Катынь). Среди них находились такие известные в будущем люди, как Пьер Бийот, министр обороны в 1955–56 гг. Ален де Буасье Дин де Люинье, в будущем женатый на дочери де Голля, генерал армии, канцлер Ордена освобождения, который содействовал открытию музея «Нормандии – Неман» в Анделизе, карикатурист Луи Миттельберг, известный под псевдонимом Тим. Французы требовали их отправки не во Францию, а к генералу де Голлю. Французский посол же требовал их тюремного заключения. Пьер Бийот встречался с Морисом Торезом в Москве. Во время встречи, по словам организатора «Нормандии – Неман» Альбера Мирлеса, он вел себя вызывающе, обвинял коммунистов в сговоре с фашистами. Французские пленные были отправлены в Лондон только в сентябре 1941 г. после разрыва отношений с Францией Виши. Причем около 40 из них остались в СССР, прошли подготовку в школе Коминтерна в Кушнаренково[17 - РГАСПИ, фонд 517.] и были использованы как для партизанской работы во Франции, так и для работы с французскими пленными из вермахта в СССР. Двое стали переводчиками в «Нормандии». В апреле 1941 г. правительство Виши направило в СССР нового посла – Гастона Бержери. Неординарная личность, чьи взгляды менялись от левых до правых, он успел побыть коммунистом и троцкистом, националистом и фашистом. Первым браком он был женат на дочери Леонида Красина. Ему было суждено стать последним послом 3-й Республики в Москве. В мае правительство Виши подписало Парижские протоколы с Германией и согласилось оказать ей военную помощь против Англии, а также в Тунисе и на Ближнем Востоке. Германии передавались порты Бизерта и Дакар, железная дорога Бизерта – Габес. Франция согласилась поставить оружие иракским националистам, в то время боровшимся с англичанами за независимость. Начало Великой Отечественной войны 22 июня 1941 г. началась Великая Отечественная война. Расклад сил в Европе оказался окончательно определенным без двусмысленностей – наши и не наши. Взаимоотношения СССР с Францией изменились радикальным образом. Прежде всего, во Франции в первый же день германского нападения на СССР была проведена операция, о которой практически ничего не известно у нас. Власти Виши, опасаясь проявлений возмущений со стороны эмиграции, провели массовые аресты русских эмигрантов, забирая всех под одну гребенку. Как сказано в нижеприведенном документе, намечались «массовые аресты всех русских, как белых, так и красных». В крупных городах аресты были проведены сразу, а в провинции аресты продолжались до начала июля. Нужно сказать, что участие русских эмигрантов во Второй мировой войне изучено плохо и представляется обычно в искаженном виде. Прежде всего во Франции сразу после ее оккупации в 1940 г. были запрещены белоэмигрантские организации. Они стали создаваться заново, как правило, лицами, прибывшими из Берлина, и после одобрения оккупационным командованием. Аресты по национальному признаку вызвали волну недоумения. Посыпались обращения от родственников и общественных деятелей. Например, от Евгения Протопопова-Ухтомского, бывшего консула Российской империи в Ницце, сын которого позднее служил в дивизии «Шарлемань» и погиб в Берлине в 1945 г. в боях с Красной армией. Арестованных проверяли на благонадежность, затем одних отпускали, а неблагонадежных отправляли в лагеря. В частности, был арестован Яков Волга, который провел два года в лагерях, а после освобождения, уже в 1945 г., служил в качестве переводчика в «Нормандии – Неман»[18 - Его биография представлена в главе «Русские в “Нормандии – Неман”».]. Нота французской полиции в Политическую дирекцию с сообщением о проведении массовых арестов всех русских и с предложением о дальнейших действиях (МАЕ 857) Германская пропаганда для оккупированных стран свое нападение на СССР представляла как «европейский Крестовый поход против коммунизма», справедливо опасаясь роста вооруженной борьбы против оккупации. Не доверяя французам и опасаясь удара в спину, французских военнопленных продолжали удерживать в германском плену. 29 июня Франция объявила о разрыве дипломатических отношений с СССР. Посольству предложили покинуть территорию Франции. Одновременно в Москве посол Франции Гастон Бержери передал официальное уведомление в Наркомат иностранных дел и о том, что он обязан покинуть СССР. Впрочем, посольство было задержано в Москве до того момента, когда стало ясно, что советским дипломатам во Франции ничего не угрожает и они покинули страну. 4 июля посольство СССР, передав защиту интересов СССР во Франции посольству США, выехало из Парижа. К сентябрю через Италию, Болгарию и Турцию оно прибыло в Москву. Посольство Франции также выехало из СССР через Стамбул. 10 июля Германия впервые бомбила английские города. Италия вошла в Сомали и Египет. 14 июля 1941 г. правительство Виши послало ноту правительству Германии с просьбой о принятии Франции в тройственный союз Германии, Италии и Японии и о готовности объявить войну Великобритании и СССР в обмен на гарантии территориальной целостности. Этот демарш не был поддержан Гитлером, уже считавшим себя победителем и не желавшим переводить Францию из категории побежденных в категорию союзников[19 - Smirnov V.P. Agression allemande contre l’Union Soviеtique et l’opinion publique fran?aise // dans l’URSS et l’Europe de 1941 а 1957. Paris-Sorbonne, 2008.]. «Свободная Франция» На генерала де Голля во время войны обычно накладываются та слава и то положение, которые он имел в конце войны и после нее. Говорят, что де Голль – это и есть Франция. В начале же войны он был мало кому известным, начинающим политиком. Он даже не был генералом. В генералы он был произведен во время боевых действий 1 июня 1940 г. ВРЕМЕННО[20 - Во французской армии есть такой казус – временное производство в звание на период какой-то миссии. Затем звание может быть как утверждено, так и не утверждено. Производство полковника де Голля в генералы не только никогда не было утверждено, но и было отозвано через 25 дней.]. 6 июня его отозвали в Париж, в распоряжение премьер-министра, на должность военного секретаря, отвечающего за взаимодействие с английскими союзниками. 10 июня он покидает Париж для участия в конференции в Бриаре, а 17-го уезжает в Лондон. 18 июня он выступил по радио со своим знаменитым призывом к Сопротивлению. 26 июня он был уволен из армии, а производство в генералы было отозвано в связи с самовольным выездом за границу. Пилот «Нормандии – Неман», Герой Советского Союза Ролан де ля Пуап так написал о своей первой встрече с де Голлем в Лондоне 5 июля 1940 г.: «Глава “Свободной Франции” произвел на нас впечатление своим ростом и статью, в униформе цвета хаки… Отныне мы знали в лицо того, чье имя повернуло нашу судьбу и заставило пересечь Ла-Манш, переодевшись в польских солдат. Но де Голль представлял только надежду, символ. В июле 40-го за ним не стояло никаких реальных сил»[21 - Poype R. de la. L’еpopеe du Normandie-Niеmen. Paris: Perrin, 2007.]. 27 июня 1940 г. де Голль создает комитет «Свободная Франция» и в качестве его главы объявляет о непризнании правительства Петэна за коллаборационизм с врагами, открыто продемонстрировав амбиции на создание правительства в изгнании. Великобритания, поддержав планы генерала, тем не менее не увидела в нем главу правительства, а признала только в качестве главы «всех свободных французов, где бы они ни находились». В это время численность «Свободной Франции» составляет около 500 человек из числа военнослужащих и гражданских, эвакуированных из Франции британцами. В конце июня к ним присоединяется уже знакомая нам 13-я полубригада Иностранного легиона. В течение июня и июля частным образом в Англию, откликнувшись на призыв де Голля, прибудет уже несколько сот человек, в том числе около 500 летчиков, техников и обслуживающего персонала авиации. 13 летчиков тут же примут участие в воздушных боях над Англией. Первым крупным политиком, поддержавшим де Голля, стал Пьер Кот. Уже 20 июня 1940 г. он прибыл в Лондон и 30-го встретился с де Голлем. Они имели продолжительную беседу о судьбах Франции, о Сопротивлении, о послевоенном устройстве Франции. Затем, однако, Пьер Кот покинул Лондон и уехал в США, где вел агитацию за открытие второго фронта. По словам самого Пьера Кота, у него с де Голлем возник ряд разногласий по принципиальным вопросам. По воспоминаниям де Голля, в самый первый момент становления своего движения, организованного на средства Британского кабинета, авторитет которого уже был подорван тем, что Великобритания бросила Францию на произвол судьбы в Дюнкерке, а затем вообще осуществила бомбардировку французского флота, он не решился принять в свое движение такую фигуру, как Пьер Кот. Представитель радикал-социалистической партии Пьер Кот имел одиозную репутацию в среде французской буржуазии, к поддержке которой в то время обращался де Голль. Как бы то ни было, при де Голле осталось две фигуры, которые ни на тот момент, ни позднее ничем особенным себя не проявили и отличились только тем, что до войны оба руководили отделами в министерстве аэронавтики при Пьере Коте. Первый – Андре Лабарт, который вначале был назначен директором по вооружениям и науке, а затем – главным редактором журнала «Свободная Франция». Сегодня его называют главным резидентом советской разведки при генерале де Голле, хотя никаких доказательств этому и по сей день не предъявлено. Вторым был Жан Мулен, тоже рядовой политик, который в 1943 г. после завершения всех переговоров де Голля с коммунистами и СССР был назначен ни много ни мало руководителем Объединенного совета Сопротивления во Франции, в которое тогда вошло 8 основных движений Сопротивления внутри Франции. На этом посту Жан Мулен также не успел ничего сделать. Прибыв нелегально во Францию, он был арестован гестапо и погиб при невыясненных обстоятельствах. Ныне по количеству топонимов во Франции Жан Мулен идет на третьем месте после самого де Голля и генерала Леклерка. Если и не разделять версию Тьерри Вольтона[22 - Wolton T. Le grande Recrutment.Paris: Bernard Grasset, 1993.], что все трое были агентами советской разведки, то факт того, что Лабарт и Мулен были ставленниками настроенного просоветски Пьера Кота, отрицать сложно. А учитывая его дальнейшую деятельность, я бы решился назвать его самого «серым кардиналом» де Голля в отношениях с СССР. 8 июля 1940 г. создаются ВВС «Свободной Франции» под временным командованием адмирала Мюселье, командующего ВМФ «Свободной Франции». Адмирал Эмиль Мюселье был первым из старших офицеров, примкнувших к де Голлю. Он также был близок к радикальной партии Пьера Кота. Это он предложил в качестве символа «Свободной Франции» лотарингский крест, то есть символ, отличный и от свастики, и от прусского креста. В 1919 г. он участвовал в интервенции в Россию, в качестве капитана авизо «Скап» оборонял Мариуполь от наступавшей Красной армии. Когда начался мятеж под руководством Андре Марти и французский флот в Черном море, подняв красные флаги на кораблях, отказался участвовать в боевых действиях против Советской России, корабль Эмиля Мюселье был единственным не поднявшим красный флаг. Ирония судьбы – в то время как Эмиль Мюселье стал главнокомандующим «Свободной Франции», Андре Марти был одним из руководителей Коминтерна и находился в Москве. И оба приложили руку к созданию «Нормандии – Неман». 4 июля военный трибунал в Тулузе заочно приговорил «ПОЛКОВНИКА де Голля» к 4 годам тюрьмы и денежному штрафу в размере 1000 франков. 14 июля де Голль проводит в Лондоне парад войск «Свободной Франции». В ответ 2 августа 1940 г. во Франции де Голль был приговорен к смертной казни и конфискации имущества. 7 августа британское правительство заключило договор о формировании и финансировании необходимых военных и гражданских структур «Свободной Франции», численность которой к этому времени составляла уже 7000 человек. 23–25 сентября армия де Голля вместе с британцами впервые участвовали в военной операции в Дакаре. Британия силой хотела подтолкнуть французские колонии к выходу из подчинения Виши. Дакар занимал важное стратегическое положение на Атлантическом побережье, особенно после его передачи Германии. Для сил «Свободной Франции» это был первый экзамен и серьезный экзамен: французы под командованием де Голля должны были сражаться с французами Петэна. Английская эскадра, в составе которой был один авианосец и 20 боевых кораблей, при участии трех французских, одного польского, двух голландских судов и четырех транспортных кораблей, перебросила в Дакар две с половиной тысячи солдат генерала де Голля. В операции принимала участие 13-я полубригада Иностранного легиона и 1-я смешанная авиагруппа под командованием подполковника Мармье. Шесть пилотов группы – в будущем летчики «Нормандии – Неман». А со стороны вишистов воевала эскадрилья под командованием капитана Дельфино, в будущем командира «Нормандии – Неман». Миссия закончилась крупной неудачей. Катер с парламентерами под началом адмирала Тьери д’Аржентлье был обстрелян, а сам адмирал был ранен. Со стороны союзников была выслана группа на двух самолетах под командованием одного из наиболее опытных французских летчиков – кавалера Военного креста с пальмой Жюля Жуара, будущего пилота «Нормандии – Неман», для переговоров с вишистами. Группа была арестована, и де Голль предложил прекратить операцию. Британское командование попыталось атаковать порт с моря, но атака была отбита французским флотом. Из-за провала операции де Голль и командующий ВМФ и ВВС «Свободной Франции» адмирал Мюселье разругались между собой. Позже адмирал был арестован Скотланд-Ярдом по обвинению в шпионаже, а еще позже поднял бунт против де Голля, обвинив последнего в диктаторстве. Авторитет войск де Голля и его самого был подорван, а у Черчилля сложилось мнение, что любой секрет, доверенный де Голлю, становится известным вишистам, а от них – Германии. Из-за этого до конца войны многие важные операции союзники будут проводить без ведома де Голля. Но, к счастью для «Свободной Франции», Черчилль посчитал, что лучше плохая альтернатива Виши, чем никакой. В это время на сторону «Свободной Франции» перешел генерал армии Жорж Катру[23 - В 1945 г. первый послевоенный посол Франции в СССР. Занимался выводом французских частей из СССР.]. Наиболее крупная по званию фигура французской армии. Генерал был знаком с де Голлем по плену в Баварии. В 1920 г. генерал-губернатор Сирии создавал специальные части из кавказских народов для борьбы с арабскими сепаратистами. Затем занимал ряд дипломатических должностей, и перед войной был назначен генерал-губернатором Индокитая. Черчилль предложил ему, как старшему по званию, принять руководство «Свободной Францией» вместо оскандалившегося в Дакаре де Голля. Однако генерал Катру отверг это предложение, заявив, что де Голль уже стал символом и потому он полностью подчиняется ему, младшему по званию. В 1945 г. генерал Катру станет первым послевоенным послом Франции в СССР. После Дакара де Голль направился со своими силами в Африку, которая еще в августе при участии спецгруппы капитана Леклерка, через два звания произведенного в полковники и назначенного генерал-губернатором Камеруна и всей Центральной Африки, заявила о своем присоединении к «Свободной Франции». Чад, Камерун и Конго добровольно, а Габон после бомбардировки его столицы присоединились к «Свободной Франции». Затем из Камеруна через Чад силы «Свободной Франции» под командованием полковника Леклерка[24 - Филипп Отеклок, вступивший в «Свободную Францию» под именем Жака Леклерка и вошедший в историю под этим именем. Участвовал в боях в Ливии, Египте и Тунисе, командовал французскими частями во время высадки в Нормандии и взятия Парижа. Затем командовал французскими частями на Дальнем Востоке, от имени Франции подписывал капитуляцию Японии. Посмертно произведен в маршалы Франции.] смогли совместно с союзниками осуществлять действия в Ливии против Африканского корпуса Роммеля. 27 октября был создан «Совет Освобождения Французской империи», в который вошли французские колонии Чад, Конго, Камерун, Габон, Таити, Новая Каледония и Индийские фактории, губернаторы которых отказались признать правительство Виши. Также была учреждена воинская награда «Свободной Франции» – орден Освобождения – высшая награда Франции де Голля времен Второй мировой войны. По сути, личный орден де Голля. Им было награждено 1038 человек, 5 городов и 18 воинских частей, включая «Нормандию – Неман». К награждению представлялись только лица, доказавшие преданность движению генерала де Голля. К декабрю 1940 г. силы де Голля насчитывали 27 тысяч человек, 24 военных судна и около ста летательных аппаратов различных типов – за счет частей и мобилизации в Африке. К этому времени относятся первые контакты и попытки установить взаимоотношения между СССР и «Свободной Францией». Гастону Палевскому, в то время директору по политическим делам «Свободной Франции», удалось установить контакт с Иваном Майским, послом СССР в Великобритании. Это говорит о том, что уже в конце 1940 г. де Голль оценивал СССР как своего союзника ПРОТИВ Германии. В 1941 г., в ответ на разрешение Виши использовать французские базы в Сирии против Англии в Ираке, Великобритания захватывает Сирию у Франции Виши. Части «Свободной Франции» участвуют в операциях британской армии в Сирии. После Дакара это была вторая крупная операция союзников против французской армии Виши, в которой в то время против Великобритании и де Голля сражались и будущие пилоты «Нормандии – Неман», в частности будущий Герой Советского Союза Жак Андре. Здесь успех был уже на стороне союзников. 21 июня 1941 г. Дамаск капитулировал. Генерал Катру был назначен Верховным комиссаром Франции в Леванте и от имени де Голля признал независимость Сирии и Ливана. Французские части, попавшие к британцам, получили выбор – вернуться к Виши или встать на сторону де Голля. Только около 17 % военнослужащих армии Виши перешли в «Свободную Францию». Остальные предпочли вернуться к Виши, считая для себя это меньшим позором, чем службу англичанам. Из тех, кто согласился перейти к де Голлю, стали формироваться части «Свободной Франции», которые целиком и полностью во всем зависели от британцев. Де Голль получил достаточную материально-техническую базу для организации боеспособных частей. Впрочем, французы открыто демонстрировали недовольство Англией, фактически ведшей войну против метрополии, и британское командование им не доверяло. Авиация «Свободной Франции» Французские ВВС были официально созданы 1 июля 1941 г. адмиралом Эмилем Мюселье. Летчики были одной из наиболее заметных и идейных составляющих «Свободной Франции». С риском для жизни они начали бежать из Франции уже с первых дней ее оккупации. 13 французских летчиков участвовали в июне-июле 1940 г. в частях британской авиации в «битве за Англию». В первый месяц в Англию прибыло около 500 летчиков, техников и обслуживающего персонала ВВС. Британские ВВС, или Королевские Воздушные Силы RAF, нуждались в летчиках. Летчики размещались на двух полигонах – Сант-Атам в Кардиффе и Сюттон Бридж в Линкольншире. Англичане осуществляли довольно жесткий отбор уже подготовленных пилотов, и первым критерием было знание английского языка минимум на уровне, достаточном для понимания радиопереговоров. Немало французских летчиков не смогли поступить в Британские Королевские ВВС только из-за незнания языка. Затем пилоты проходили курс обучения и тренировки. В сентябре 1940-го из французских летчиков была сформирована 1-я смешанная группа, состоящая из двух эскадрилий истребителей и двух эскадрилий бомбардировщиков – по шесть самолетов в эскадрилье. Группа участвовала в операции в Дакаре, а затем в Камеруне и Габоне. Первоначально группа располагалась в порту Дуала в Камеруне, где самолеты, прибывшие из Англии в разобранном виде, выгружались и монтировались. Затем истребители были переведены на аэродром Криби, который был подготовлен под руководством будущего Героя Советского Союза Ролана де ля Пуапа. В ноябре летчиков-истребителей отозвали в Англию. Бомбардировщики передислоцировали в Чад. Их командиром был капитан Астье де Виллят, позднее командующий ВВС «Свободной Франции» на Ближнем Востоке, один из организаторов группы «Нормандия». В конце 1940 г. вся авиация де Голля состояла из двух эскадрилий общим числом 16 самолетов, не считая французских пилотов, задействованных в составе британских ВВС, и нескольких самолетов в Эфиопии. Эти части участвовали в составе «колонны Леклерка» в захвате оазиса Куфра в Ливии. В марте 1941 г. в Лондон из Южной Америки прибыл полковник авиации Марсиаль Вален, которого де Голль произвел в генералы и назначил командующим ВВС «Свободной Франции». Вален получил ранение при посадке неисправного самолета незадолго до начала Второй мировой войны и был переведен в состав военного атташата Франции в Бразилии. Брат Марсиаля Валена участвовал в работе делегации по заключению военного соглашения с СССР в 1939 г. Марсиаль Вален фактически и создал авиацию де Голля, сумев договориться с англичанами о создании чисто французских подразделений в составе RAF. Именно он ввел обычай называть авиаобъединения по названию французских провинций, а авиаэскадрилий – по названию городов этих провинций, чтобы отличаться от традиционных номерных названий частей, как это происходило в собственно Франции. На авиабазу Раяк в Сирии, ставшую с июля 1941 г. основной авиабазой «Свободной Франции» после занятия Сирии, были выведены остатки эскадрильи № 1, участвовавшей в операции в Дакаре, затем в Габоне, Египте и Греции. Эскадрилья № 1 первой из частей «Свободной Франции» была награждена орденом Освобождения, созданным генералом де Голлем в ноябре 1940 г. На ее счету уже было 12 сбитых самолетов противника. На ее основе в сентябре 1941 г. генерал Вален создал Истребительную группу № 1, получившую название «Эльзас», состоявшую из двух эскадрилий – «Страсбург» и «Мюлюз (Мюльхауз)» под командованием майора Тюляна, впоследствии командира «Нормандии». В октябре вся бомбардировочная авиация «Свободной Франции» была сведена в Группу «Лотарингия» под командованием майора Корнильон-Молинье[25 - Эдуард Корнильон-Молинье – летчик, путешественник и писатель. Был дружен с Андре Мальро и Антуаном де Сент-Экзюпери, возвращению которого в авиацию в 1943 г. он активно способствовал. В 1944-м был назначен главой командования французской авиацией в СССР. Cм. его биографию в главе «Несколько избранных биографий».], также состоящую из двух эскадрилий «Нанси» и «Мец». В январе 1942 генералу Валену удалось договориться с британцами о формировании в рядах Британских ВВС Истребительной группы № 2 «Иль де Франс» в составе двух эскадрилий «Париж» и «Версаль» под общим командованием морского летчика капитана третьего ранга Филиппа де Скитиво, в которую были сведены французские пилоты, ранее вступившие в RAF. В ноябре 1941 г. было принято принципиальное решение, а в феврале 1942-го было начато формирование Истребительной группы № 3, затем ставшей «Нормандией – Неман». И в январе 1943 г. было завершено формирование группы бомбардировщиков «Бретань» c эскадрильями «Нант» и «Ренн». В 1943 г. группа предполагалась к выводу в СССР для формирования вместе с «Нормандией» авиадивизии «Франция». Признание «Сражающейся Франции» Начало войны против СССР застало де Голля в Дамаске, за день до этого занятом английскими частями. В Сирии, подмандатной французской территории, располагались значительные французские воинские силы. После того как правительство Виши согласилось на использование территории Сирии Германией против Англии, Великобритания решила оккупировать эту территорию, чтобы перекрыть Германии доступ к ближневосточной нефти. Следующим шагом стала превентивная оккупация Ирана, в которой участвовал и СССР. Эти действия союзников побудили Турцию сохранить нейтралитет в войне и навсегда отрезать возможность Германии пройти на Кавказ с юга[26 - Задачей максимум Африканского корпуса вермахта стояла задача взять Египет, Сирию и выйти через Иран на Баку с юга.]. Де Голль, как и все, моментально понял значение вступления СССР в войну против Германии как для всего мира в целом, так и для своей организации в частности. Он тут же отдал указание своим заместителям в Лондоне вступить в контакт с советским послом: «Национал-социализм, переродившийся в жестокий милитаризм, и большевизм, все больше и больше превращающийся в национализм, различаются только нюансами. Это не на идеологической почве, а совершенно ясно и просто, что на национальной столкнулись нынче Рейх и Советы. И вопрос не в том, кто победит – национал-социализм или большевизм, а в том, будет ли Россия независимым государством или превратится в вассала Рейха. Даже если Рейх ведет идеологическую войну… – мы не можем забыть, что он остается нашим врагом. В той трагической ситуации, в которой находится Франция, мы должны приветствовать любое содействие. Любой, кто сражается против Германии, в то же время сражается за освобождение Франции… Не забудем пример… III-я Республика, благодаря союзу, заключенному с царской Россией, смогла победить в битве на Марне и спасти страну в 1914 г.»[27 - Leveque F. Les relations entre l’Union Soviеtique et la France Libre // De Gaulle et la Russie. Paris: CNRS Editions, 2006.] Таким образом, де Голль уже в первый день войны сделал заявление об отказе учитывать идеологические различия с СССР в борьбе против фашизма – то, что никак не могла сделать дрейфовавшая в мировую войну Франция в 30-х годах. Представители «Свободной Франции» в Лондоне и Стамбуле получили распоряжение вступить в контакт с советскими представителями, сообщить о поддержке советского народа и предложить военную помощь[28 - Советско-французские отношения во время Великой Отечественной Войны 1941–1945 гг. / под ред. А.В. Никольского. М.: Политиздат, 1983.]. СССР не ответил на обращения, поскольку имел отношения с Францией Виши. Кроме того, в СССР по разным причинам относились к де Голлю настороженно (в частности, по причине его взаимоотношений с компартией и по причине того, что де Голль был советником в Варшаве в 1920 году и учил поляков воевать против Красной армии). К тому же он был знаком с Тухачевским, с которым во время Первой мировой войны в плену в Баварии сидел в одной камере, а затем встречался в Париже в 1936 г. Одна из первых характеристик де Голля, данная советским послом Александром Богомоловым, такая: де Голль разговаривает «…в тоне “Франция – это я”, с невероятной самоуверенностью и самомнением»[29 - Там же.]. Французская коммунистическая партия была крупной организованной силой, в прямом подчинении Коминтерна, а генеральный секретарь французской компартии Морис Торез находился в Москве. В отличие от де Голля и его сил, компартия действовала в самой Франции, где имела крупную централизованную подпольную сеть. В течение всей войны силы партизан под руководством компартии были более многочисленны, чем силы де Голля. Однако компартия потеряла время с момента подписания германо-советского договора о ненападении до начала Великой Отечественной войны. Это время, следуя политике Коминтерна, компартия Франции, как и СССР, сохраняла нейтралитет. В то время только «Свободная Франция» де Голля объединяла тех, кто не признавал капитуляцию Франции. Имя де Голля стало символом для тех, кто не хотел покориться врагу. Хотя силы де Голля были слабы и находились в полной зависимости от Великобритании. Фактически только несколько африканских колоний, составляли территорию «Свободной Франции». Летчик «Нормандии – Неман» Жан де Панж вспоминал после войны, что в то время в Африке они полушутя-полусерьезно обсуждали возможность создания государства Новая Франция на островах в океане. Сильной стороной де Голля было его стремление к восстановлению статуса Франции как великой державы. То, что не одобряли союзники. США не видели в де Голле главу Франции практически до конца войны. Более того, в 1943 г. они были готовы признать в качестве главы Временного правительства адмирала Дарлана, одного из главных действующих лиц коллаборационизма, инициатора капитуляции в 1940 г. и создания антибольшевистского легиона. Слабой стороной де Голля было то, что до вступления СССР в войну он делал ставку только на представителей буржуазии и никак не адресовался в своих посланиях к представителям народа. Именно в переговорах с СССР ему поставили условие «демократизировать» свое движение, т. е. сделать его ближе к пролетарским слоям французского общества. Де Голль стал тем де Голлем, каким он вошел в историю, далеко не в последнюю очередь благодаря поддержке СССР, а «Нормандия – Неман» была не последним ключом этой поддержки. Некоторые французские историки, удивленные той легкостью, с какой де Голлю удалось установить отношения с СССР, считают, что он фактически подчинился Москве и стал марионеткой Сталина, а СССР через де Голля получил возможность влиять не только на коммунистов, но и на буржуазные круги, что его интересы были более ориентированы на послевоенную Францию[30 - Giraud H-C. De Gaulle et les communistes. T. 1–2. Paris: Albin Michel, 1988–1989.]. 29 июня 1941 г. Франция Виши разорвала дипломатические отношения с СССР. После выезда советских дипломатов из Франции из Москвы были отпущены французские дипломаты. 13 августа СССР выразил готовность установить отношения с движением генерала де Голля. 31 августа из СССР были отпущены французские военнопленные, ранее бежавшие из немецкого плена. Через Мурманск и Шпицберген они выехали в Лондон, где были встречены с триумфом. Британское правительство, опасаясь признания де Голля в качестве главы правительства в изгнании, обратилось к СССР, который согласился признать «Свободную Францию» на тех же условиях, на которых это сделала Великобритания[31 - АВПРФ – фонд 69.]. 24 сентября 1941 г. в Лондоне был создан Французский национальный комитет освобождения, который, кроме Великобритании, признали правительства в изгнании Бельгии, Польши и Чехословакии. 26 сентября де Голль прибыл в Лондон и в тот же день в посольстве СССР состоялся обмен письмами. СССР признал движение «Свободная Франция» и выразил готовность обменяться представителями. Де Голль выразил признательность и готовность сражаться на стороне СССР и его союзников против общих врагов. Генерал де Голль выразил готовность установить отношения с компартией Франции, а коммунисты выразили готовность признать любую организацию, деятельность которой направлена на борьбу против Германии. В устной беседе де Голль выразил острое недовольство англичанами, которые затягивали вопрос с открытием второго фронта в Европе и настояли на независимости Сирии, хотя де Голль был за «единую и неделимую» Францию. Это вызвало конфликт и в окружении де Голля. Сближению позиций СССР и де Голля способствовала общая позиция по вопросу открытия второго фронта во Франции. СССР надеялся, что де Голль окажет соответствующее давление на союзников, а де Голль нуждался в признании со стороны коммунистической партии Франции, которая организовала серьезное Сопротивление врагу в метрополии. 27 сентября французское радио из Лондона с ликованием сообщило о признании «Свободной Франции» Советским Союзом. Де Голль лично прокомментировал свой успех: «…Со стороны СССР это обязательство восстановить величие Франции и ее независимость… и он не требует от нас ничего другого… кроме как продолжать борьбу до окончательной победы, любыми средствами и возможностями»[32 - Leveque F. Les relations entre l’Union Soviеtique et la France Libre // De Gaulle et la Russie. Paris: CNRS Editions, 2006.]. Эта фраза де Голля показывает, чем была «Свободная Франция» в 1941 г. и насколько важно было для нее признание со стороны СССР. Будущее Франции в то время было в гораздо большем тумане, чем исход войны, и позиция СССР, занятая с самого начала, в конечном итоге привела к тому, что Франция стала великой державой, одной из стран-победительниц во Второй мировой войне, а де Голль – ее главой. Во время войны разные политические силы объявляли разные политические проекты послевоенного устройства Франции – от монархии и различных типов республики до ликвидации независимости западноевропейских государств и объединения их в Западноевропейскую конфедерацию. Это без учета болезненного для всех вопроса границ: ведь все западноевропейские государства, как и восточноевропейские, после войны изменили свои границы. В тот же день де Голль получил письмо из британского МИД, о том, что Великобритания, признавая де Голля главой «Французского национального комитета», не может тем не менее обменяться с ним дипломатическими представителями, так как это будет обозначать признание де Голля главой государства. Первой страной, с которой де Голль обменялся представителями, стал Советский Союз. Дипломатическим представителем «Свободной Франции» стал Роже Гарро, опытный дипломат, симпатизировавший Советскому Союзу. В 1923 г. он работал в Китае и занимался вопросами КВЖД, которую французское правительство намеревалось захватить за царские долги. После признания Францией СССР работал в посольстве в Москве. Его заместителем стал кадровый разведчик Раймон Шмитлейн, который до войны работал в Прибалтике. Во время ввода советских войск в Латвию он был арестован НКВД за фотографирование расположений частей РККА и выдворен в Швецию, где занимался вопросами, связанными с организацией присутствия там французских экспедиционных сил. В 1941 г. он занимался весьма важными вопросами, связанными с наличием французских частей на Ближнем Востоке и был военным атташе у верховного комиссара Леванта генерала Катру, который категорически возражал против перехода Шмитлейна. Но как курьез, кандидатура Шмитлейна, известного СССР как разведчик, была одобрена советским МИД из списка, предложенного де Голлем. А дипломатов в его распоряжении было немного. В декабре 1941 г. функции представителя при де Голле были возложены на бывшего посла СССР во Франции Александра Богомолова, который в то время был Чрезвычайными Полномочным Послом СССР при Союзных Правительствах в Лондоне (Польша, Норвегия, Югославия, Греция). Таким образом, фактически Советский Союз стал первым государством, признавшим претензии де Голля на власть. И толчком к этому послужило предложение послать в СССР французские воинские части «Свободной Франции». Формирование авиагруппы № 3 После занятия англичанами Сирии и вступления СССР в войну первой совместной операцией союзников был ввод советских и британских войск в Иран, что способствовало укреплению положения как Великобритании, так и де Голля в Сирии, где он из числа французских пленных Франции Виши создавал военные части «Свободной Франции». По воспоминаниям французских авиамехаников, перешедших в это время на сторону де Голля и позднее служивших в «Нормандии», французы неохотно шли к де Голлю и, пользуясь тем, что Великобритания не удерживала французов в плену, возвращались на службу к Виши[33 - Дыбов С.В. Беседа с Альбером Анри.]. Одним из вопросов, обсуждавшихся генералом де Голлем в беседе с послом СССР в Великобритании Иваном Михайловичем Майским, после обмена письмами о признании «Свободной Франции», был вопрос о возможности отправки в СССР нескольких английских дивизий из Сирии. Сталин просил 25–30 дивизий. Великобритания, ссылаясь на ограниченные людские ресурсы и военные действия в Ливии, предлагала меньшее количество. В конечном итоге это предложение не было реализовано, поскольку Великобритания предлагала ввести свои войска на Кавказ, в чем в 1941 г. не было необходимости, а СССР предлагал использовать английские дивизии на Северном и Южном фронтах[34 - Советско-французские отношения во время Великой Отечественной войны 1941–1945 гг.]. Великобритания также предлагала заменить своими или польскими войсками советские войска в Иране, однако СССР на это не пошел. Но идея о посылке союзных войск в СССР прозвучала. Генерал де Голль изначально не верил в ее реализацию, поскольку в 1941 г. США в войну еще не вступили, а британских войск было не так много. Сам де Голль в то время сумел создать в Сирии две легких дивизии общей численностью около 8 тысяч человек, и две авиагруппы численностью около 40 самолетов. Эти силы хотя и числились французскими, но находились на английском содержании и в полном подчинении у английского командования. В сентябре 1941 г. после выезда советского посольства из Франции советский пароход доставил в Стамбул персонал французского посольства в СССР. В составе посольства был уже ранее нами упоминавшийся военно-воздушный атташе подполковник Шарль Люге. Гастон Бержери, бывший послом в СССР, был назначен Петэном послом в Турцию, но часть персонала отказалась продолжать службу Виши. Подполковник Люге из Стамбула уехал в Лондон, где примкнул к де Голлю вскоре после признания последнего Советским Союзом. Он приехал не с пустыми руками, а с докладом о состоянии дел в СССР[35 - MAE – 223.]. В этом докладе он подробно анализировал ситуацию, в которой находился СССР, отступавший перед вермахтом, и состояние советской промышленности – как на занятых территориях, так и той, что удалось эвакуировать. Он делал вывод, что имеющийся промышленный, военный и людской потенциал позволит СССР выиграть войну, даже если Москва будет занята гитлеровцами. С другой стороны, он делал вывод, что у СССР недостаточно собственных сил для завоевания господства в воздухе. Шарль Люге проработал в Москве три года, владел русским языком и был поклонником Сталина. Но прославился он тем, что его анализы и прогнозы труднейшей ситуации во франко-советских отношениях – до и после заключения советско-германского пакта – полностью оправдались. Он был фактически единственным французским дипломатом в Москве, который смог правильно оценить ситуацию и предсказать ее развитие. Поэтому его доклад был встречен с большим вниманием. Хотя в своем докладе он пишет, что считает неразумным отправку в СССР наземных частей союзников, зная о предложении Великобритании послать свои войска в СССР, Шарль Люге предложил де Голлю сделать то же самое, но не в составе британских войск, в которых фактически находились французские части, а в качестве самостоятельных французских единиц. В силу традиционных дружеских чувств русских к Франции, считал он, СССР согласится на это, что в свою очередь позволит укрепить положение «Свободной Франции» и даст ей независимость от Великобритании. Окружение генерала в то время было достаточно разношерстно. В нем были как разумные деятели, так и антибританисты и антисоветчики. Поэтому был назначен новый начальник Генерального штаба «Свободной Франции», которым стал генерал Эрнест Пети. Его назначение имело первой задачей военное сотрудничество с СССР. Генерал был известен своими прокоммунистическими взглядами. После войны он будет депутатом Национальной ассамблеи (парламента) Франции от коммунистической партии и одним из инициаторов выхода Франции из командования НАТО. Кроме того, он был хорошо знаком с де Голлем, вместе с которым он учился в военном училище и вместе был в плену во время Первой мировой войны. Эрнест Пети был одним из немногих, с кем де Голль общался на «ты». После обмена представителями с СССР он станет военным представителем де Голля в СССР и будет заниматься вопросами посылки в СССР французских войск, организации авиаполков «Нормандия» и «Париж», авиадивизии «Франция» и большим и сложным вопросом французских военнослужащих вермахта, попавших в плен в СССР. 25 ноября 1941 г. в частной беседе с Александром Богомоловым генерал де Голль сказал, что поскольку в СССР сейчас решается судьба мира, он хотел бы, чтобы французы сражались в рядах Красной армии против Германии. Богомолов проинформировал Москву, и 7 декабря телеграммой от Молотова было выражено согласие принять представителей «Свободной Франции». Хотя официально это не называлось посольством, в литературе эту делегацию часто задним числом называют «посольство генерала де Голля». 8 декабря 1941 г. генерал де Голль проинформировал посла Советского Союза Богомолова о составе своего представительства и оформил свое предложение о военном участии «Свободной Франции» на советском фронте: «…Послать в распоряжение командования Красной армии одну из дивизий, которые он имеет в своем распоряжении в Сирии. Эта дивизия состоит из шести батальонов с полным комплектом вооружения и запасом патронов и снарядов на 5–6 месяцев. В дивизии имеются орудия, танки и пулеметы, полный комплект грузовиков. Де Голль может перебросить ее собственным транспортом из Сирии в Тавриз». Впрочем, он оговорился, что его дивизии находятся под английским командованием и будет необходимо согласовывать этот вопрос с Великобританией. Он также предупредил, что 40 % личного состава составляют сенегальцы и что их переброской лучше заниматься в теплое время года[36 - Советско-французские отношения во время Великой Отечественной войны 1941–1945 гг.]. Морской летчик, капитан третьего ранга Андре Жюбелен получил приказ составить список французских летчиков из состава британских ВВС, готовых добровольно отправиться в СССР в составе французской авиагруппы. С Ближнего Востока были отозваны капитаны Тюлян и Литольф, назначенные заместителями Жюбелена, который объехал основные полигоны в Англии, где базировались французские летчики. Фактически в то время, когда в СССР решался вопрос с 1-й польской армией, на выводе которой из СССР настаивало польское правительство в Лондоне, генерал де Голль предложил прямо противоположный маневр – вывести французскую дивизию под командованием генерала Казо с английского фронта в СССР. 27 декабря 1941 г. СССР выразил согласие принять французскую дивизию в состав Красной армии. Генерал Пети был назначен для ведения переговоров по этому вопросу. Одновременно де Голль, находившийся на содержании у правительства Великобритании, обратился с просьбой доставить его представителей в СССР за счет Советского Союза через Архангельск. О том, что эти вопросы взаимосвязаны, говорит и тот факт, что в качестве одного из помощников военного представителя «Свободной Франции» в СССР предполагалось послать Гастона Палевского, француза с польскими корнями, который в начале 1941 г. был директором политических дел при де Голле. Против его кандидатуры активно возражал капитан Мирлес, открыто обвиняя его в шпионаже в пользу польского правительства в Лондоне. Позднее по этой же причине СССР официально откажется его принимать в качестве посла де Голля. * * * Из-за сложностей с транспортировками северных караванов представители «Свободной Франции» прибыли в СССР только в апреле 1942 г. Первым через Тегеран прибыл Раймон Шмитлейн, который вместе с дипломатами других государств разместился в Куйбышеве. Генерал Пети остался в Москве, где находилось командование Красной армии во главе со Сталиным, после личной встречи с которым он с женой и дочерью получил в распоряжение «Свободной Франции» особняк на Кропоткинской набережной в Москве, в котором и организовал свою миссию с помощью секретаря-переводчика, предоставленного советскими властями. Географическая разделенность военной и гражданской миссий привела к их изолированности и разобщенности. А прямой контакт военной миссии с де Голлем через голову главы дипломатической миссии вызвал конфликт. Глава миссии Гарро оказался фактически изолированным в Куйбышеве, в переполненной гостинице, лишенной удобств, не имевший возможности руководить военной миссией, а иных в его распоряжении не было. Он сразу же стал требовать усилить его штаты, которые уже в начале 1943 г выросли до 7 человек. Как действовало дипломатическое представительство де Голля во время войны в СССР, как рос его штат, когда Франция была оккупирована и никаких дел с СССР не имела, – это отдельная, большая и интересная история. * * * Для демонстрации своего дружеского отношения СССР освободил 84 гражданина Франции, проживавших в СССР, которые были интернированы в ответ на аресты советских граждан во Франции. Среди них был освобожден молодой писатель Жан Катала, работавший атташе по культуре посольства Франции в Эстонии и отказавшийся возвращаться во Францию после вхождения Эстонии в состав СССР. До войны он вместе с Раймоном Шмитлейном написал историко-географическую книгу о Прибалтике, а после войны он, единственный из дипломатов де Голля в Москве, оставил мемуары[37 - Жан Катала, член коммунистической партии Франции, с 1923 г. проживал в Таллине. В совершенстве овладел русским языком. После войны оставался в СССР до 1972 г. Несколько глав из его мемуаров о войне под названием «Ни ружья, ни цветка» были напечатаны в журнале «Звезда» в № 5 за 2004 г.]. Шмитлейн нашел его фамилию в списке интернированных и вызвал в Куйбышев из Караганды, куда он в то время был эвакуирован с другими французами. Вот как сам Катала писал об этом: «Войдя в вестибюль “Гранд отеля”, служившего тогда резиденцией иностранных миссий, эвакуированных из Москвы, я узнал от телефонистки, что меня примет поверенный в делах “майор Шмитлейн”… Это было столь поразительно, что я попросил повторить фамилию. Но мне тут же подтвердили это… Речь шла действительно об офицере “Второго бюро”[38 - «Второе бюро» – военная разведка.], которого я знал в Прибалтике в период “странной войны” как одного из наиболее активных подпольных деятелей плана агрессии против СССР с севера… поддерживал самые дружеские отношения с начальником разведывательной службы Риббентропа во Франции – Отто Абецом…»[39 - Катала Ж. Они предают мир. М.: издание «Литературной газеты», 1950.]. В шпионаже Катала также обвинял и целый ряд других работников представительства, в частности капитана Мирлеса, который, во-первых, официально был главой «Второго бюро» ВВС «Сражающейся Франции» и не только был знаком с Отто Абецом[40 - Абец Отто (Abetz) (1903–1958) – немецкий дипломат. Родился 26 мая 1903 в Шветцингене. С 1935 г. помощник Риббентропа. Отличился на Мюнхенской конференции. С 1939 г. личный представитель Риббентропа во Франции. С 8 июля 1940 г. (после падения Франции) по 1944-й – германский посол при французском правительстве Виши. Контролировал вопросы, связанные с депортацией евреев. После войны в Париже осужден на 20 лет тюремного заключения, но освобожден в 1954 г. Погиб в автомобильной катастрофе, которую считают делом рук бывших участников французского Сопротивления.] по работе в комитете франко-германской дружбы, но и гостил в его доме в Карлсруэ до войны, и доктора «Нормандии» Георгия Лебединского. Впрочем, заявления Каталы необходимо принимать весьма критически. Сталинист в годы войны и после, просоветчик более, чем советские граждане, он в 1972 г. уехал из СССР, в котором таким образом прожил более 30 лет, во Францию, где резко изменил свои взгляды. Стал переводить Солженицына и преподносить себя как жертву режима, прошедшую сталинский ГУЛаг. В его мемуарах «Sans fleurs ni fusil», изданных в 1981 г., уже нет ни слова о разведывательной деятельности французской дипломатической миссии в СССР в 1942–44 г. * * * К тому времени, когда миссия прибыла в Москву, многое изменилось. В войну вступили США, и действия союзников активизировались. Но США не шли на признание лондонского сидельца де Голля, а, наоборот, строили свои отношения с правительством Виши в надежде на его отход от Германии. У де Голля вышло серьезное обострение с США из-за островов Сан-Пьер и Микелон, находящихся у берегов Канады, переходу которых в «Свободную Францию» США пытались воспрепятствовать. Представители де Голля на островах были готовы оказать вооруженное сопротивление попытке взять острова под контроль, тем самым чуть было не начав войну с США. В январе 1942 г. английское командование приняло решение задействовать французские дивизии в Ливии и было крайне удивлено и раздосадовано просьбой отправить одну дивизию в Россию. Смелое заявление о том, что дивизия способна своим ходом дойти до Тавриза, сразу же рассыпалось. Англичане были готовы согласиться отпустить дивизию, но отказались обеспечивать ее транспортировку в СССР, а самому СССР в то время было не до переброски одной-единственной дивизии из Сирии под Москву или Ростов. Тем не менее генерал де Голль был настроен решительно и ставил условие, что если союзники его не пустят в Тунис, 15 марта 1942 г. дивизия численностью 5000 человек, со 150 офицерами, артиллерией, танками и запасом боеприпасов на 5 месяцев, будет отправлена в СССР. При дивизии будет находиться истребительная группа в составе 2 эскадрилий и 40 летчиков. 2 февраля МИД Великобритании проинформировал посла СССР, что «британское правительство не считает возможным… согласиться на переброску одной французской дивизии в СССР…»[41 - Советско-французские отношения во время Великой Отечественной войны 1941–1945 гг.] по нескольким причинам финансового и организационного характера. На этом проект посылки французских военных в СССР мог бы и закончиться, если бы не Люге и не командующий ВВС де Голля генерал Вален. В январе уже сложилась неформальная группа: генерал авиации Вален, Шарль Люге, произведенный в полковники авиации, и капитан авиации Альбер Мирлес, привлеченный для организации французской авиагруппы на русском фронте и назначенный начальником второго отдела ВВС (разведка). Впоследствии именно Альбер Мирлес вынес на себе весь груз организационной работы по формированию и функционированию «Нормандии – Неман» в начальный период. * * * 19 февраля полковник Люге по своим дипломатическим каналам организовал неформальную встречу генерала Валена с военным атташе СССР в Великобритании полковником Пугачевым в ресторане «Савой» в Лондоне. На встрече присутствовали полковник Люге, капитан Мирлес и майор Швецов. Генерал Вален выдвинул несколько отличающееся от первоначального предложение: если англичане не согласны на отправку в СССР уже созданных частей и их материально-технической базы – создать новое подразделение из летчиков-добровольцев, которые, при согласии советских властей, могли бы воевать на советской военной технике[42 - Martial Valin. Ce que voulait de Gaulle // Revue ICAR № 62, «Normandie-Niemen», t. I, SNPL, 1972.]. Полковник Пугачев попросил передать ему письменное предложение, которое он сможет переслать по инстанциям. Я обращу внимание читателей, что, вопреки широко распространенной легенде, уже на самой первой встрече, посвященной созданию будущей авиагруппы «Нормандия», шла речь о ее оснащении СОВЕТСКОЙ авиатехникой. Капитан Мирлес в своих записках вообще говорит о том, что его задачей было не допустить вооружение группы английской или американской техникой, которую союзники в начале 1943 г. уже поставляли в СССР. 25 февраля 1942 г. список из 30 человек, негласно составленный капитаном третьего ранга Жюбеленом, совместно с проектом посылки одних только пилотов в СССР, был передан полковнику Пугачеву. Не считая Мирлеса, в списке фигурировало еще трое российских эмигрантов. * * * Тем временем военный представитель де Голля в Москве генерал Пети попал в двусмысленную ситуацию. По приезде Пети в Москву советские власти уже были проинформированы о том, что англичане не согласились на отправку в СССР французской дивизии, а ни он, ни глава миссии Гарро – нет. Кроме того, задача его миссии была именно в появлении этой дивизии на советском фронте, а без дивизии он становился не у дел. Вопрос о налаживании обменом разведданных тоже не состоялся из-за того, что у генерала не было этих данных. Они приходили из Лондона весьма нерегулярно и в разрозненном виде. 27 марта полковник Пугачев проинформировал генерала Валена, что французское предложение об отправке летчиков в Россию принято. 30 марта генерал де Голль писал генералу Пети: «Посылка нашей легкой мотомеханизированной дивизии в Россию в настоящих условиях невозможна, учитывая наши операции в Ливии. Прошу вас действовать так, чтобы у советских властей не создалось впечатление, что эта посылка может быть осуществлена в ближайшее время и что мы берем на себя такое обязательство. Наше желание помочь военным операциям в России не подлежит сомнению. Но нам нужно выполнить свои насущные задачи и обязанности. Зато мы готовы послать в Россию значительное число хороших летчиков-истребителей»[43 - Советско-французские отношения во время Великой Отечественной войны 1941–1945 гг.]. Несмотря на то что этот вопрос, казалось, был близок к решению, он вновь застопорился. Генерал Вален убыл на Ближний Восток для организации авиагрупп. Полковник Люге был послан в качестве представителя де Голля в США, с которыми отношения у «Свободной Франции» складывались крайне тяжело. А весь персонал советского военного атташата в Лондоне погиб в авиакатастрофе. Новый военный атташе полковник Скляров не был проинформирован и не был готов взять на себя вопрос, связанный с Францией: ведь это было посольство в Великобритании. Только 8 апреля о вопросе посылки французских пилотов в СССР был проинформирован Богомолов, т. е. уже после благоприятного ответа из СССР. * * * Капитан Мирлес остался один. Это человек, который больше других заслуживает памятника. Ведь только благодаря его настойчивости «Нормандия» появилась на свет, прибыла в СССР и оставалась там до конца войны, несмотря на ряд попыток ее отзыва. Сын революционеров из России, родившийся уже в Париже. Одноклассник дочери Ильи Эренбурга. Закончил Сорбонну. Его отец был расстрелян во время войны фашистами. Сам Мирлес пытался поступить в армию в 1939 г., но не был принят по здоровью. До войны и некоторое время во время войны занимался научными разработками, связанными с проблемами обледенения самолетов. Изобрел приспособление для обрезания канатов аэростатов. Его первые аппараты были установлены на самолетах короля Англии и премьер-министра Черчилля, позднее ими были оборудованы все бомбардировщики союзников. В 1940 г. вместе с двумя будущими пилотами «Нормандии» – Жаном де Панжем и Михаилом Шиком – на польском транспорте «Собеский» бежал в Англию. Участвовал в операции в Дакаре, где был ранен. Проделал всю административную работу по организации авиагруппы № 3, в августе 1942 года был назначен заместителем военного представителя в СССР генерала Пети, убыл в СССР, где сам посетил места дислокации группы, решил вопросы размещения, питания и обмундирования. Выбрал самолет для «Нормандии» и сам встречал прибывающих пилотов, а затем решал вопросы пополнения. С советской стороны вопросами организации французских частей в СССР занимался начальник ГРУ Генерального штаба РККА генерал-майор Панфилов. Он же занимался и вопросами, связанными с организацией 1-й польской армии под командованием генерала Андерса. Далеко не все в окружении де Голля относились с энтузиазмом к идее посылки войск в СССР. Когда выяснилось, что, хотя посылка пехотной дивизии не состоится, тем не менее готовится отправка летчиков, полковник Кусте, исполнявший обязанности начальника Генерального штаба после отъезда генерала Пети в Москву, подал докладную записку на имя де Голля, что вывод французских пилотов из британского подчинения и их отправка в СССР – неразумная затея, которая может привести к напряженности в отношениях с Великобританией, и поставил вопрос об отмене отправки. В это время в Лондоне находился только Мирлес. Ему удалось через ближайшего помощника де Голля профессора Касена добитьcя аудиенции у генерала и убедить его, что бросить проект в то время, когда советские представители в Лондоне и советские власти в Москве уже дали на него согласие и когда в СССР уже отправлен военный представитель, будет еще большей неразумностью, прежде всего в плане независимости французского руководства сейчас и, как следствие, Франции после войны. Он обосновал свою позицию тем, что полковник Кусте пользовался данными посла Гарро, который находится в Куйбышеве, тогда как генерал Пети и советские органы, с которыми необходимо согласование проекта, в Москве. Между ними более 1000 километров. Главой «Свободной Франции» для более тесного взаимодействия между советским и французским командованием капитан Мирлес был назначен заместителем военного представителя в СССР. МИД Советского Союза ответил согласием. Нельзя также забывать, что Мирлес был начальником разведки. Срыв посылки воинских частей грозил и срывом возможности для сбора разведданных и обмена разведданными. Разведка де Голля также поставляла в СССР разведданные о положении в оккупированной Франции. К тому же у генерала Пети в то время уже появилась новая задача. В декабре 1941 г. – январе 1942 г. под Москвой был разбит Французский добровольческий антибольшевистский легион, отправленный правительством Виши в вермахт. Часть легиона предпочла советский плен холодным немецким окопам. Остатки легиона гитлеровцы вывели в Смоленск на переформирование. А насчет пленных у французской военной миссии в СССР возникла идея сформировать французские части в составе Красной армии. * * * В мае произошел острый конфликт де Голля с Великобританией по поводу оккупации последней Мадагаскара. Де Голль готовился к участию в этой операции, но в итоге был не только не привлечен, но даже не проинформирован о ней. Де Голль обвинял Черчилля в сговоре с Петэном и грозил переездом в Москву. В ответ Великобритания намекнула, что великие державы обойдутся без Франции для организации послевоенного мира. Де Голль просил содействия СССР, и конфликт был улажен. В это же время генерал Вален подал прошение государственному секретарю по вопросам авиации Великобритании лорду Синклеру о переводе французских летчиков из состава Британской авиации (RAF) в СССР, что вызвало новый скандал. Великобритания потратила много времени и средств на обучение пилотов не для того, чтобы их потерять. Командование RAF даже угрожало прекратить тренировки всех французских пилотов и ликвидировать французские авиагруппы. Генералу Валену пришлось употребить все свои связи и личную дружбу с Арчибальдом Синклером, чтобы выправить ситуацию. Французские летчики действительно имели слабую подготовку, несмотря на то, что для получения летного свидетельства им приходилось иметь налет 300 часов. Многие пилоты не имели ни специального образования, ни военного. В авиацию они приходили через аэроклубы. Французские принципы воздушных боев базировались на опыте Первой мировой войны, тогда как англичанам уже пришлось их сильно модернизировать. В Англии те пилоты, которые были отобраны для RAF, проходили дополнительное обучение и тренировки, прежде чем попасть в действующие части. Теперь же французы решили отозвать своих пилотов, и выходило, что Великобритания зря занималась их обучением. В конце концов английское командование согласилось отпустить только молодых летчиков, не имевших серьезного боевого опыта (не был, например, отпущен капитан Жюбелен). Встал вопрос о командире группы. После очередного инцидента с майором Тюляном, которого за грубое нарушение дисциплины в военное время подвергли аресту на 30 суток, его назначению командиром группы воспротивилось командование ВВС «Свободной Франции» на Ближнем Востоке. Подполковник Астье де Вилятт писал: «Я опасаюсь, что Тюлян, не имеющий опыта ведения современной войны, со своей горячностью и неумением командовать, приведет группу № 3 либо к неудаче, либо к результативности за счет высоких человеческих потерь…»[44 - Ehrengardt C-J. Naissance de Normandie-Niemen // Aero-Journal, 2002.]. К сожалению, так все и вышло впоследствии. Летчики «Эльзаса» по неопытности составили первые потери «Нормандии», включая и майора Тюляна, уже ставшего к тому времени ее командиром. * * * Командиром авиагруппы был назначен майор Пуликен, который в то время был заместителем Тюляна в авиагруппе «Эльзас». В «Нормандии» они поменялись ролями. Любопытно, что майор Пуликен в годы Гражданской войны участвовал в интервенции в Россию и принимал участие в боях с Красной армией. Остальных пилотов пришлось отбирать на Ближнем Востоке. Часть пилотов, как и командир группы Жозеф Пуликен, перешли из истребительной группы № 1 «Эльзас». Жан Тюлян спокойно перенес назначение командиром своего заместителя. Он сказал, что его цель не командирский пост, а борьба с врагами Франции. В апреле 1942 г. был составлен и передан советским представителям для получения визы новый список группы, в котором от первого состава осталось только 9 человек. Капитан Мирлес отбыл в СССР с печально знаменитым конвоем PQ-17, который был рассеян немецким флотом. Мирлес вместо Мурманска оказался в Рейкьявике, где случился новый инцидент. Он обнаружил, что в Москву направлен еще один заместитель военного представителя – Гастон Палевский. Официально это было сделано по просьбе Роже Гарро, находящегося в Куйбышеве, который потребовал для себя еще одного военного атташе, поскольку генерал Пети в Москве действовал самостоятельно. Мирлес посчитал это назначение акцией саботажа, поскольку Палевский как поляк имел тесную связь с польским правительством в Лондоне, наверняка имел задачей сбор разведданных о поляках в СССР, что не могло не вызвать раздражение Москвы. А значит, разрыв с де Голлем. Мирлес вернулся в Лондон, а оттуда на бомбардировщике отправился через Африку и Ближний Восток, где посетил Раяк и переговорил с ближневосточным командованием по вопросу пополнения списка группы № 3 пилотами, а также о наборе авиамехаников. Кроме того, он встретился с де Голлем в Бейруте и поставил его в известность о миссии Палевского, оставшегося ждать отправки в СССР с караваном из Рейкьявика. Де Голль сделал вид, что не был проинформирован об этой миссии, и согласился с Мирлесом по поводу ее негативного эффекта. В это время в Лондоне за Мирлеса оставался маркиз де Панж, в то время штурман, младший лейтенант авиации, кавалер Военного креста, позднее пилот связного самолета У-2 «Нормандии – Неман». Жан де Панж – одна из ярких фигур, выходец из дворянской лотарингской семьи, стоявшей у истоков объединения Европы и находившейся в родстве с родом Брогли, давшим Франции целую плеяду маршалов, один из которых, Виктор Брогли, после Великой французской революции формировал в России воинские части из французских эмигрантов для борьбы с республиканцами и был единственным французом, получившим звание фельдмаршала Российской империи. В отсутствие Мирлеса ему удалось пополнить группу врачом Георгием (Жоржем) Лебединским, сыном эмигранта из России, что было удачей: двуязычный врач группы не только не нуждался в переводчике сам, но и мог по необходимости исполнять обязанности переводчика. А также на свой риск де Панж включил в список группы Александра Георгиевича Стаховича, внука и сына белых офицеров (его дядя – один из основателей русской церкви в пригороде Парижа Аньере, названной в честь взорванного в Москве храма Христа Спасителя), женатого на внучке видного деятеля русской эмиграции, бывшего члена Государственной Думы Петра Струве. Александр имел французское гражданство, но проживал с семьей в Аргентине, откуда прибыл в Лондон, откликнувшись на призыв генерала де Голля. К авиации никакого отношения не имел, но вцепился в де Панжа мертвой хваткой для зачисления в группу для борьбы с фашизмом на своей Родине. Он был зачислен третьим переводчиком. Первым переводчиком был зачислен коренной москвич в эмиграции Михаил (Мишель) Шик. Он вместе с Мирлесом и де Панжем бежал из Франции в Англию на польском транспорте «Собеский» в 1940 г. Затем они вместе участвовали в операции в Дакаре. Пытаясь стать летчиком, Шик поступил в летную школу в Англии, откуда капитан Мирлес забрал его в «Нормандию», пообещав сделать пилотом в СССР. К чести Михаила, он единственный из всех, кто хотел стать истребителем и стал им. К концу войны он выполнит все нормативы и примет участие в нескольких боях. * * * В июне в Лондон для подписания англо-советского договора прибыл Молотов. Состоялась его встреча с де Голлем, во время которой генерал много жаловался на англо-американцев – как по собственному поводу, так и по поводу задержек с открытием второго фронта. В конце встречи де Голль подтвердил свое желание послать в СССР одну дивизию с Ближнего Востока, как только отпадет угроза германо-итальянского вторжения в Сирию. И просил ускорить вопрос с принятием французских летчиков, для чего просил прислать советского дипломата к генералу Катру в Бейрут. Черчилль обещает Молотову открытие второго фронта во Франции в августе- сентябре 1942 г. Любопытно, что во время встречи Молотова с Черчиллем последний предложил отправить в СССР шесть эскадрилий RAF для действий в районе Мурманска, что, возможно, было реакцией на французские инициативы, или желанием их возглавить. * * * 11 июня на авиабазе Раяк начали собираться пилоты группы № 3. Первыми прибыли Жан Тюлян, Ноэль Кастелен, Раймон Дервилль, Альбер Прециози и Андрей Познанский из группы «Эльзас», находившейся в Ливии. Чуть позже к ним присоединился командир эскадрильи «Мюлюз», которая участвовала в операциях союзников на острове Крит, капитан Альбер Литольф, на тот момент лучший пилот группы № 3, имевший 7 индивидуальных побед и 7 в группе и уже награжденный орденом «Освобождения». * * * В июле 1942 г. США признали Французский национальный комитет, со специальной оговоркой, что признают его «как символ», а не как правительство. Англичане предложили де Голлю пост главнокомандующего армиями в Египте. «Свободная Франция» завершила переговоры с коммунистической партией Франции. Было принято решение о создании совместного руководства, два коммуниста были введены в состав руководящих структур де Голля и в знак слияния Сопротивления внутри Франции и Сопротивления вне Франции, «Свободная Франция» отныне стала называться «Сражающаяся Франция». Де Голль форсировал события, поскольку СССР колебался и был готов раньше всех остальных союзников признать структуры де Голля временным правительством Франции в изгнании. Август 1942 года был очень тяжелым. Несмотря на успехи британо-голлистских войск при Бир-Хакейме и Эль-Аламейне, Роммель взял Тубрук и нацеливался на Суэцкий канал и Александрию. Положение союзников было нелегким, и вопрос об отправке каких-либо войск с Ближнего Востока в СССР уже не стоял. Теперь Черчилль обещал вернуться к вопросу об отправке своих войск в СССР после разгрома Роммеля и устранения угрозы Сирии. Более того, союзники по согласованию со Сталиным задействовали в Африке ряд американской военной техники, предназначавшейся к поставкам в СССР по ленд-лизу[45 - Переписка Председателя Совета Министров СССР с президентами США и премьер-министрами Великобритании во время Великой Отечественной войны 1941–1945 гг. М.: Госполитиздат, 1957.]. В СССР в это время пал Севастополь, и вермахт приближался к Сталинграду, где имел значительное превосходство в воздухе. Де Голль угрожает Черчиллю: «…Если Вы не откроете сейчас второй фронт во Франции и Советский Союз будет разбит – вы погибнете. Если СССР победит без вашей помощи – вы погибнете тем более». Новый начальник штаба «Сражающейся Франции», вернувшийся из немецкого плена через СССР капитан Бийот разработал план высадки союзников на побережье Па-де-Кале в начале 1943 г. 12 августа Черчилль едет в Москву для встречи со Сталиным. Советская дипломатия приглашает де Голля для организации совместного франко-англо-советского обсуждения вопросов второго фронта, но затем меняет свое решение. Французская редакция «Радио Москвы», работающая во французской военной миссии, усиливает вещание на Францию с призывами ко всем формам сопротивления режиму Виши. Сталин публикует жесткий меморандум в адрес Британского правительства из-за его отказа в открытии второго фронта в Европе. 14 августа Черчилль в ответ на меморандум Сталина информирует его о подготовке операции «Факел» – высадке союзников во Французской Африке: Алжире, Марокко и Тунисе – и отвлекающей операции на севере Франции. 19 августа союзники проводят операцию «Юбилей» – 250 десантных судов произвели высадку около 6000 десантников на восьми пляжах Нормандии в районе городе Дьепп. 74 эскадрильи истребителей и бомбардировщиков RAF приняли участие в операции, изначально запланированной на поражение. Союзники потеряли 3623 солдата и 111 пилотов, в том числе погибли 3 французских и 3 польских летчика[46 - По данным Commonwealth War Graves Commission.]. Cреди них – командир эскадрильи «Версаль» капитан Эмиль Файоль. * * * 9 августа из СССР началась эвакуация 1-й польской армии, закончившаяся 1 сентября. А 16 августа французские пилоты из состава британских ВВС (RAF) и другие лица, включенные в состав истребительной группы № 3, всего 12 человек, были собраны в Шотландии. Два пилота группы «Иль де Франс»: Марсель Альбер и Альбер Дюран. Три пилота ночных истребителей RAF: Жозеф Риссо, Ив Маэ и Дидье Бегин. И три пилота из различных английских эскадрилий: Ролан де ля Пуап, Марсель Лефевр, и Ив Бизьен. А также Жан де Панж, Михаил Шик, Александр Стахович и Георгий Лебединский. Они должны были отправиться с одним из французских транспортов в составе северных конвоев в Мурманск. Однако Великобритания после возвращения Черчилля из Москвы прекратила отправку конвоев северным путем и отказала французам в транспортировке летчиков до осени. Опасаясь новых препятствий со стороны британских властей, де Голль решил отправить летчиков из Англии в Сирию на авиабазу Раяк, где их ждали остальные участники группы, частным образом. 29 августа на пакетботе «Highland Princess», везущем военные грузы в Африку, английская часть будущей «Нормандии – Неман» отплыла из Глазго. Первой «операцией» вновь созданной группы, отправившейся в холодную Россию, стала… вакцинация от тропических заболеваний. После долгого пути 19 сентября группа прибыла в Нигерию, откуда самолетами с массой пересадок добралась до Каира. Из Каира поездом до Хайфы, откуда уже на грузовиках 1 октября 1942 г. после сорокашестидневного пути из Лондона летчики прибыли в Раяк, где их уже 4 месяца ждали остальные члены группы. И группа авиационных механиков под командованием лейтенантов Мишеля Алекса и Луи Дюпра. Первоначально командование техническим составом группы было поручено капитану Бенедикту Кагану, однако капитан Мирлес «после изучения его биографических данных» телеграммой из Москвы обратился к командованию с просьбой о его замене. Просьба была удовлетворена, но нового командира в сжатые сроки найти не удалось, и вместо Бенедикта Кагана командовать техническим составом группы было поручено его заместителю лейтенанту Алексу. 1 сентября 1942 г. окончательный список пилотов и механиков группы № 3 еще до прибытия «англичан» был представлен де Голлю, находившемуся на Ближнем Востоке, который подписал окончательный приказ о создании самостоятельной истребительной авиагруппы № 3. Этот день является официальным «днем рождения» авиагруппы «Нормандия». До этого было несколько приказов, в зависимости от ситуации и стадии переговоров с СССР, о формировании группы в составе 2-го моторизованной дивизии или 1-й дивизии «Свободной Франции». * * * Группе нужно было придумать имя. Как я уже писал выше, для отличия авиационных частей «Сражающейся Франции» от просто Франции было принято решение давать воинским частям наименования французских провинций. В русскоязычной литературе распространено утверждение, что название «Нормандия» было дано авиагруппе в честь наиболее пострадавшей от войны французской провинции. Провинция Нормандия, состоящая из четырех департаментов, действительно сильно пострадала от войны, но только в 1944 г. во время открытия союзниками второго фронта. По всей видимости, эта ложная версия тянется от неверной интерпретации фразы командира «Нормандии» Пьера Пуяда в его статье, опубликованной в Москве в августе 1944 г. в журнале «Война и рабочий класс». Он писал: «“Нормандия” получила свое наименование в честь одной из самых богатых и веселых французских провинций, тяжело пострадавших от фашистского вторжения»[47 - Маков М.А. Формирование и боевая деятельность истребительного авиационного полка «Нормандия – Неман» // Военно-исторический журнал. 2008. № 5.]. Статья была написана после открытия второго фронта в Нормандии, когда в результате боев в июне 1944 года были разрушены главные города Нормандии Кайен, Байе, Гавр, Шербур, Авранш и другие, что вызвало гибель около 50 тысяч мирных жителей. Первые сформированные авиачасти «Свободной Франции» получили названия «Эльзас» и «Лотарингия» в память об аннексированных германоязычных провинциях, которые французы считают своими. Третьей отторгнутой от Франции провинцией и де-факто присоединенной к Бельгии была часть департаментов Норд и Па-де-Кале, часть исторической провинции Фландрия, разделенной между Францией и Бельгией. Было предложено новую французскую авиачасть – истребительную эскадрилью № 3 назвать «Французская Фландрия». Название не вызвало симпатии своей неблагозвучностью. Просто «Фландрия» с одной стороны могло указывать на французские территориальные амбиции, с другой – легион «Фландрия» уже существовал в вермахте. Название «Бретань» нравилось командиру группы майору Пуликену, который был бретонцем, но оно уже было дано бомбардировочной авиагруппе № 2. На это будущий Герой Советского Союза Марсель Лефевр предложил назвать эскадрилью «Нормандия» в честь провинции-соседки Бретани. Это название всем понравилось и своей благозвучностью, и как память о недавних событиях в Дьеппе. Так 21 октября 1942 г., еще за два года до разрушения провинции Нормандия, группа стала называться этим именем. Эмблемой группы стал герб провинции Нормандия – два леопарда на красном поле. На арабском рынке в Дамаске чеканщиком-кустарем в маленькой мастерской было изготовлено 60 значков с эмблемой «Нормандии», которые были вручены 24 октября 1942 г. на торжественной церемонии, посвященной созданию эскадрильи подполковником Корнильон-Молинье. В ожидании отправки группа приступила к тренировкам на двух единственных оставшихся на ходу еще довоенных французских самолетах «Давуатин D520». Все понимали, что их группа имеет символическое значение для Франции и что они не должны ударить в грязь лицом. При тренировках сразу стала видна слабая подготовка большинства пилотов вообще и тех, кто не проходил обучения в Англии, в частности. Майор Пуликен сделал все от него зависящее, чтобы пилоты смогли налетать максимально возможное количество часов. Ролан де ля Пуап писал в своих воспоминаниях: «Мои коллеги, как и я, прибывшие из RAF, сразу же заметили значительную разницу между нами и нашими товарищами, обучавшимися согласно правилам французской авиации. Среди прочих отличий… французы остались верны устаревшим доктринам…»[48 - Poype R. de la. L’еpopеe du Normandie-Niеmen. Paris: Perrin, 2007.]. К сожалению, сторонниками французской тактики были пилоты, пришедшие из группы «Эльзас», и среди них – оба заместителя командира «Нормандии», капитаны Тюлян и Литольф. Оба были великолепными пилотами и считали зазорным учиться у англичан. Впоследствии пилоты «Эльзаса» составили первые потери «Нормандии». И ни один из сторонников французской тактики не вернулся с войны. Тем временем в Москве переговоры о создании французской истребительной группы в составе ВВС Красной армии еще не были завершены. По прибытии капитана Мирлеса в Москву в августе они даже не продвинулись дальше деклараций. Генерала Пети впоследствии серьезно обвиняли в бездеятельности. За время после его прибытия в Москву он дважды встретился с генералом Панфиловым, оба раза сообщив тому одну и ту же новость: Франция готовит отправку летчиков. Оба раза генерал Панфилов письменно подтвердил, что СССР уже давно готов их принять и ждет с нетерпением. Когда генерал Пети явился в третий раз с тем же самым известием, генерал Панфилов отправил его к своему заместителю и никогда больше уже не принимал. Еще в июне 1942 г. он даже направил в НКИД докладную записку, в которой предлагал под благовидным предлогом ОТКАЗАТЬ французам[49 - АВПРФ, фонд 136.] в приеме их летчиков в СССР. Капитан Мирлес был вынужден фактически начать переговоры с начальной точки, когда пилоты уже были в Раяке. К счастью, советское командование во всем шло навстречу и не было настроено на волокиту и бюрократизм. Мирлес, как капитан авиации, а не дипломат, не был стеснен рамками протокола и не нуждался в переводчике. С сентября 1942 г. вопросами, связанными с французскими летчиками, стали заниматься полковник Степан Левандович и начальник штаба ВВС РККА генерал-лейтенант авиации Федор Фалалеев. * * * Незаслуженно забытый тандем Левандович – Мирлес – подлинные крестные отцы «Нормандии – Неман». Именно они сделали (и делали во время войны) все необходимое для существования «Нормандии». Полковник, а с мая 1943 г. генерал Степан Тимофеевич Левандович с 1942 г. руководил импортными поставками самолетов и авиатехники для ВВС РККА и осуществлял связь с иностранными военными миссиями. Организовывал южную, через Иран, и, восточную, через Аляску, линии ленд-лиза. В 1943 г. вручал первые советские награды французским летчикам, сам был отмечен орденами Почетного легиона и Военным крестом. Капитан Мирлес советскими наградами тогда отмечен не был. Майор Мирлес и генерал-майор Левандович на аэродроме Хатенки, июль 1943 г. В то время как английская часть группы двигалась по земному шару навстречу ливанской, Мирлес и Левандович определяли формулу взаимодействия, место дислокации французских частей, финансирование и снабжение. Советское командование согласилось с тем, чтобы группа № 3 была самостоятельной французской боевой единицей, в подчинении у Французского национального комитета освобождения, во французской военной форме, под французским флагом. То есть по тому же принципу, по которому в составе РККА формировались польские и чехословацкие части[50 - Маршал Александр Новиков. Посланцы французского мужества // Revue ICAR № 62, «Normandie-Niemen», t. I, SNPL, 1972.]. Это отличалось от того, что представляли собой французские части у англичан, где пилоты носили английскую форму и фактически были английскими номерными частями, являясь французскими лишь формально. Реально де Голль даже не смог перевести французских пилотов из британских ВВС в советские без согласия командования RAF. Он даже не мог инспектировать французские части без предварительного согласия британского командования. Для французов это были шаги навстречу – иметь на советском фронте французскую часть во французской форме, особенно на фоне французских частей в вермахте, носивших немецкую форму. Жан Катала писал в 1950 г.: «Советские люди… оказали самый сердечный и теплый прием этим людям, как своим боевым товарищам. Этот прием чуть не заставил нас всех позабыть о том, что предательство вычеркнуло нашу родину из списка независимых наций. “Никогда нас нигде так не принимали”, – часто говорили мне офицеры из первой смены “Нормандии”. Дело в том, что в других странах люди, носящие форму “французских свободных сил”, были только “деголлевскими людьми”. В СССР знали лишь французский народ и знали, что, несмотря на свое жалкое положение, он вовсе не погиб. Поэтому и принимали как братьев тех, кто пришел от его лица»[51 - Катала Ж. Они предают мир. М.: издание «Литературной газеты», 1950.]. * * * В октябре англо-американские союзники предлагают Сталину 20 эскадрилий для отправки под Сталинград. Предлагаются 9 эскадрилий истребителей, 5 бомбардировщиков, 3 тяжелых бомбардировщика и 3 транспортных, но с условием, что после того как они освободятся в Египте. Для обсуждения этого вопроса в ноябре в Москву направлены американский генерал Эдлер и британский маршал Дреммонд. В то же самое время с конвоя PQ 19 для использования в Африке снимаются 154 истребителя «Аэрокобра», предназначавшиеся Советскому Союзу[52 - Переписка Председателя Совета Министров СССР с президентами США и премьер-министрами Великобритании во время Великой Отечественной войны 1941–1945 гг.]. 8 ноября союзники начинают высадку в Северной Африке, и самолеты из Египта уже никогда не освободятся. * * * 19 ноября, когда пилоты «Нормандии» уже ждали отправки в Тегеране, в Москве были согласованы последние детали их участия в войне на советском фронте. В частности, в ответ на просьбу французской стороны предоставить лучший советский самолет, советское командование предложило Як-1, лучший самолет на тот момент, и согласилось в случае принятия на вооружение других лучших типов переобучить и перевооружить французских пилотов. Первоначально, до прибытия в Москву капитана Мирлеса, в результате нечетко сформулированной задачи французскую эскадрилью предполагалось вооружить штурмовиками Ил-2. Французская военная миссия даже выполнила перевод технической документации штурмовика на французский язык, а среди 42 человек французского вспомогательного технического персонала было 15 бортстрелков. Советская сторона обязалась предоставить обмундирование и табельное оружие, а также специальные удостоверения личности Красной армии для иностранных офицеров. Чтобы в случае необходимости не понимающие русского языка французы не были арестованы как шпионы. Изготовление удостоверений привело к задержке, которая позднее вызвала недовольство французов, поскольку без документов им почти месяц не разрешали выход из расположения части. Был найден эквивалент для соотношения званий советской и французской армии. Поскольку в советской армии все пилоты имели офицерский статус, капитан Мирлес предложил для соответствия статуса французам, откомандированным в СССР, которые не имели офицерских званий, присвоить временно звание аспирантов, которое во французской армии соответствует кандидату в офицеры. Многие французские летчики – из тех, что становились пилотами в результате окончания летных курсов, а не училищ, – не имели офицерских званий, а имели звания от капрала до старшего сержанта. Позднее эта уловка Мирлеса, призванная поднять статус французских пилотов до советского уровня, использовалась до конца войны для набора добровольцев в «Нормандию». В Африке у французских летчиков не было ни самолетов, ни продвижения в званиях, а в «Нормандии» они получали новейший истребитель и офицерское звание. В советской армии звания аспиранта не было. А во французской армии не было звания старшего лейтенанта. Поэтому аспирантов французской армии считали равными младшему лейтенанту Красной армии, младших лейтенантов французской армии – лейтенантам Красной, и лейтенантов – старшим лейтенантам. От капитана и выше было полное соответствие воинских званий Франции и СССР. Иногда можно встретить утверждение, что французским летчикам в Красной армии присваивалось звание на ступень выше, отсюда идет путаница. Это не совсем так. В случае присвоения звания аспиранта это было бесспорно повышение, чтобы поднять их статус до советского уровня. Впоследствии, когда пополнение стало поступать из Африки, имелись случаи повышения в звании, а пока просто было проведено соответствие званий младшего офицерского состава двух армий. Поэтому в удостоверении Жана де Панжа можно увидеть запись – «звание: лейтенант – старший лейтенант», то есть указано французское звание и его советский эквивалент, чтобы это не было принято как повышение в звании. В удостоверении капитана Мирлеса этого уже нет, поскольку звание капитана и во французской армии и в советской равнозначны (см. вкладку). Любопытно также отметить, что в Советский Союз французы прибыли со своим оружием через множество границ. У Жана де Панжа также записан второй табельный пистолет ТТ, положенный ему как летчику Красной армии. Французская сторона обратилась с просьбой о нанесении на самолеты отличительных знаков авиации «Сражающейся Франции», которые представляли собой белый круг с лотарингским крестом. В этом знаке было отказано, чтобы не создавать путаницы при определении с земли своего или чужого самолета. Для советских ПВО любой крест был знаком врага. Предложение о нанесении трехцветного знака вызвало сомнения у генерала Фалалеева, было предложено изучить вопрос дополнительно. Позднее было разрешено нанесение трехцветного круга цветов французского флага размерами не более 50 см у кабины пилота, разрешалась и трехцветная раскраска кока самолета. Контейнер с французской военной формой, отправленный из Раяка с британским кораблем, прибыл в часть только летом 1943 г. В связи с этим французам было предоставлено советское обмундирование. В особенности зимнее. На советской форме, предоставленной французам, было разрешено ношение наград и знаков французской авиации. Позднее пошив французских форменных курток, которые французы носили в сочетании с советскими галифе и сапогами, был налажен военной миссией во время переформирования полка в Туле и позднее в Москве. Некоторым пилотам удалось сохранить до конца войны куртки, в которых они приехали в 1942 г. Но французской одежды не хватало, и практически всю войну пилоты носили советскую одежду, советские летные комбинезоны и т. д. Отсюда и родилось то знаменитое сочетание советских галифе с сапогами и французских курток. Пилоты, вынужденные ходить в советской одежде, при появлении корреспондентов меняли верх на французский. Любопытно, что нет ни одной фотографии Альбера Литольфа во французской форме. У него ее просто не было. Отсутствие французских элементов он прикрывал кожаным плащом. * * * Был составлен график подготовки французских летчиков для полетов на советских самолетах, обучения средствам коммуникации, подготовки перевода инструкций и регламентных документов, курсов русского языка и подготовки карт районов полетов с написанием названий крупных населенных пунктов по-французски. Отдельно обговаривался вопрос применения французской части. Французы просили использовать «Нормандию» для борьбы с авиацией противника и не использовать для сопровождения бомбардировщиков, поскольку так привычнее французам, и при сопровождении бомбардировщиков необходима высокая точность взаимодействия, что по причине языка должно быть проблематично. Этот вопрос был оставлен для решения в конкретных фронтовых ситуациях. Советское командование не возражало против выхода французских летчиков на «свободную охоту», но не считало это основным видом деятельности. Красная армия полностью брала на себя вопросы финансирования французской воинской части. Летчикам и механикам выплачивалось денежное довольствие в соответствии с действующими в Красной армии окладами. Часть денежного довольствия конвертировалась в фунты стерлингов и переводилась в Лондон для выплаты семьям летчиков. Поскольку денежный вопрос был особенно чувствителен для Французского национального комитета, который сам находился на британском содержании, для французов было важно не выглядеть наемниками, приехавшими на заработки. Поэтому денежное довольствие было договорено выплачивать от имени Французского национального комитета в счет кредита, который должен будет быть возмещен после войны. Вскоре после совещания капитан Мирлес уехал в Тегеран для встречи и отправки группы «Нормандия» в Советский Союз. Любопытно, что все совещание целиком и полностью вел заместитель главы французской военной миссии в СССР, капитан французской авиации Альберт Львович Мирлес, на русском языке, изредка переводя для генерала Пети отдельные фразы и сообщая в ответ советскому командованию, что генерал доволен ходом переговоров. Конец 1942 г. Прибытие в СССР 28 сентября 1942 г. Советский Союз признал движение «Сражающаяся Франция» и Французский национальный комитет под руководством Шарля де Голля как ЕДИНСТВЕННУЮ организацию, представляющую интересы Франции в Советском Союзе. Эта формула признания отличалась от английской и американской, которые признавали Национальный комитет только символом. И было весьма важно для Комитета, поскольку в самой Франции произошли изменения. Оговорка «ЕДИНСТВЕННАЯ» тоже не случайна, поскольку ряд деятелей правительства Петэна, осознав, что военные действия в России развиваются не так, как планировало германское руководство, поняли, что поставили не на ту силу, начали искать контакта с союзниками. 8 ноября 1942 г. американская армия начала операцию «Факел», оказавшую серьезнейшее влияние на положение «Сражающейся Франции» генерала де Голля и чуть было не поставившую крест на судьбе авиагруппы «Нормандия». Состоялась высадка во Французской Африке – Алжире и Марокко. США фактически вступили в войну на европейском фронте и высадили на африканской территории Франции около 100 тысяч солдат. Для организации этого союзники на месте активно работали с Сопротивлением, которое, однако, ни к де Голлю, ни к компартии отношения не имело. Иногда его называют «вишистским сопротивлением», а североафриканские власти в течение всей войны пилотами Нормандии назывались «вишисты». Данная операция была весьма рискованным мероприятием, от которого американские генералы неоднократно пытались отказаться. Но Черчилль убедил Рузвельта в необходимости проведения высадки, чтобы продемонстрировать Сталину свое участие в войне. Командующий операцией генерал Эйзенхауэр вспоминал: «В основе всей нашей экспедиции лежала надежда на то, что французская армия, должностные лица и население Северо-Западной Африки не окажут сопротивления нашим войскам и присоединятся к общей борьбе против Германии. Однако в политической истории 1940–1942 годов не было никаких признаков, указывавших на то, что события развернутся именно так. Это была скорее надежда, чем расчет»[53 - Эйзенхауэр Д. Крестовый поход в Европу. Смоленск: Русич, 2000.]. Американцы опасались, что французы окажут серьезное сопротивление, если в высадке будут участвовать англичане и голлисты, поэтому одним из главных условий была демонстрация того, что эта операция носит исключительно американский характер. Участие англичан было сведено к минимуму, и их части были переодеты в американскую форму. Де Голль и его структуры вообще никак не привлекались, и, более того, американцы привлекли к участию генерала Анри Жиро, который до войны был командующим 3-й армией и непосредственным начальником подполковника де Голля, которого как раз Жиро и произвел в полковники. Генерал Жиро был членом Высшего Военного совета, а в начале войны – командующим 7-й и 9-й французскими армиями. Был взят в плен в мае 1940 г. Написал письмо маршалу Петэну из плена, которое пропаганда де Голля активно использовала в своей работе. В апреле 1942 г. Жиро с группой других генералов бежал из плена в свободную зону Франции. Правительство Виши приняло его в качестве личного гостя маршала Петэна, но просило вернуться в Германию, поскольку его побег вызвал гнев Гитлера, ужесточение режима содержания для французских военнопленных и расстрел генерала Месни, который был пойман после побега. Жиро соглашался вернуться в плен только при условии освобождения не менее 500 тысяч французских пленных. Де Голль и его сторонники предполагали, что побег Жиро инсценирован, и через него Виши и Гитлер пытаются войти в сговор с США. Американское командование планировало использовать Жиро в роли де Голля – от его имени рассылались прокламации с призывом к французской армии складывать оружие и переходить на сторону союзников. Однако Жиро потребовал пост главнокомандующего всех сил союзников, в чем ему, естественно, отказали. Высадкой командовал генерал Эйзенхауэр. Жиро из-за этого отказался участвовать в операции. Группа из 400 французских добровольцев высадилась в Алжире, захватила стратегические узлы и арестовала руководителей Алжира генерала Жуана и адмирала Дарлана. Последний был правой рукой Петэна и якобы оказался в Алжире случайно, приехав навестить больного сына. Заговорщики распространили призыв к населению по радио от имени генерала Жиро примкнуть к союзникам. Вишистские власти попытались ликвидировать мятеж и прозевали начало операции союзников, которые осуществили высадку десантов в Алжире, Оране и по всему побережью французского Марокко. Французская армия и флот никак не отреагировали на генерала Жиро и оказали сопротивление. Оран был захвачен к вечеру 9 сентября, в самом Алжире боев почти не было. В Марокко бои приняли более ожесточенный характер, но и там к вечеру 10 ноября генералом Паттоном была занята вся территория. Союзники вступили в переговоры с адмиралом Дарланом, который согласился перейти на их сторону при назначении его на пост губернатора Алжира, и отдал приказ французской армии от имени законного французского правительства прекратить сопротивление англо-американским войскам. Благодаря этому французские части, оказавшие сопротивление американцам, прежде всего в Тунисе, перешли на сторону союзников. Любопытно, что после этого генерал Жиро требовал от Эйзенхауэра использовать благоприятный момент и немедленно высадиться в Южной Франции. Это был действительно благоприятный момент: вермахт уже завяз под Сталинградом, Москвой и Ленинградом. Южная Франция тогда была свободной от оккупации, французская армия подчинилась Дарлану и перешла на сторону союзников. Несмотря на гораздо более слабые силы, чем в 1944 г. у американцев, возможно, был шанс развернуть второй фронт во Франции уже в 1942 г. Гитлер это тоже понимал, поэтому Германия аннулировала перемирие с правительством Франции и совместно с Италией оккупировала всю территорию Франции. Вермахт в разгар боев под Сталинградом был вынужден задействовать несколько дивизий для оккупации Франции и противостояния союзникам, которые не смогли взять Тунис, где находились итало-германские войска. Французский флот, однако, не подчинился приказу Дарлана перейти к союзникам в Алжир. Когда после оккупации юга Франции гитлеровцами встала угроза захвата флота, его командующий адмирал де Лаборде не нашел ничего лучше, как принять решение по типу «ни нашим, ни вашим» и затопить французский флот в Тулоне. Это вызвало бурную реакцию со всех сторон. Петэн уволил Дарлана из состава правительства и разжаловал генерала Жиро в рядовые. Де Голль был в гневе и отказался признать созданное союзниками правительство Алжира, в руководство которого ввиду репутации Дарлана как одного из самых главных вишистов был введен генерал Жиро в качестве главнокомандующего французскими вооруженными силами Северной Африки. Де Голль уже 12 ноября посетил советского посла и заявил, что американцы, не считаясь с ним, англичанами и СССР, заключили союз с Виши, на общей платформе антибольшевизма и опасения социалистической революции во Франции. Союзники не позволяли де Голлю и его движению участвовать в событиях в Алжире и Марокко, что грозило ликвидацией его Комитета. Он просил поддержки Советского Союза и личной встречи со Сталиным. Любопытно, что и общественность в Англии и США приняла с недоумением назначение Дарлана, и в прессе развернулась критика действий Черчилля и Рузвельта. CCCР, который был в курсе операции, одобрил политику США. Но собственное отношение к Дарлану обещал сформировать в зависимости от поведения последнего. Высадка союзников в Северной Африке не была открытием второго фронта в Европе. Но она вынудила Германию и Италию использовать войска для оккупации Франции, для операций в Тунисе и Ливии. Изменила расклад сил. Германия получила огромный театр военных действий на юге и окончательно потеряла возможность использовать французскую армию. И это в то время, когда уже шли тяжелые бои в Сталинграде. Уже 14 ноября, шесть дней спустя с начала высадки союзников в Африке, Сталин писал Черчиллю, что немецкое наступление на Владикавказ удалось остановить. А 19 ноября Красная армия начала наступательную операцию «Уран» и 23-го замкнула кольцо окружения вокруг 6-й армии вермахта генерала фон Паулюса. * * * Из Алжира союзники повели наступление на Тунис. Все французские воинские формирования, находившиеся на Ближнем Востоке и в Африке, в том числе «Сражающейся Франции», были переданы союзниками под командование, расположенное в Алжире, где были сохранены все действующие структуры и фигуры Виши. И в том числе авиагруппа «Нормандия», пилоты которой были приговорены Виши к смертной казни за дезертирство. 12 ноября ничего не ведавшие о подковерных интригах члены группы на трех транспортных самолетах армии США вылетели из Раяка в Багдад, а оттуда продолжили путь поездом до Персидского залива, откуда автотранспортом прибыли в Тегеран 20 ноября. Американцы разрешили взять на борт только по 10 килограмм багажа на человека, поэтому брать пришлось только самое необходимое. Маленькая пылинка отважных в бурном море войны и политики, отказывающей их Франции в существовании. Ими двигало одно – защитить свою поруганную Родину. Сражаться с врагом в настоящем бою, а не в редких военных миссиях в Англии или Египте. У этих людей был выбор – остаться во Франции и спокойно пережить оккупацию, остаться в Англии или на Ближнем Востоке, где боев было мало и они не были так жестоки, но они выбрали борьбу. Борьбу вместе с Красной армией. Смертный приговор Марселя Лефевра Из архива Мемориала «Нормандия – Неман» «ФРАНЦУЗСКАЯ РЕСПУБЛИКА. ПРИГОВОР Военный трибунал… именем французского народа… 6 ноября 1941 г. объявляет сержанта ЛЕФЕВР Марселя из эскадрильи 1/3 базы ВВС в Оране, в его отсутствие заочно ВИНОВНЫМ: 1. И З М Е Н А 2. Дезертирство за границу с отягчающими обстоятельствами и участие в заговоре. …ввиду вышесказанного Трибунал приговаривает: к СМЕРТНОЙ казни… лишению воинского звания и конфискации всего имущества как нынешнего, так и будущего, в соответствии со статьями… …также трибунал приговаривает означенного Марселя Лефевра вместе с двумя другими его сообщниками к оплате судебных издержек как этого процесса, так и будущих…». Свой выбор пилоты первой группы сделали в то время, когда враг стоял у порога Москвы и Сталинграда, когда немецкое командование уже назначило командующего Каспийским флотом и готовило переброску судов железной дорогой до Махачкалы. Когда исход войны еще не был однозначен. Во Франции они были приговорены к смертной казни, в случае попадания в плен должны были быть расстреляны. Но все они, люди самых разных социальных слоев, от аристократов до рабочих, рвались в нашу страну, потому что только здесь, по их мнению, шла НАСТОЯЩАЯ борьба с фашизмом. Это именно то, что связало нас во время войны. Мы забыли и простили французам все: интервенцию, Версальский мир, двусмысленную политику 30-х годов, Мюнхенский сговор, попытки интервенции 1940 г., коллаборационизм 1940–44 гг., французский легион вермахта и французскую дивизию СС «Шарлемань», до последнего оборонявшую бункер Гитлера в апреле 1945 г. И мы помним только «Нормандию – Неман». Тех людей, которые, забыв о себе, плечом к плечу воевали с нашими дедами за свободу нашей и их Родины. Тех французов, которые нам отвечали тем же. Герой Советского Союза, самый результативный французский летчик Второй мировой войны Марсель Альбер в своем интервью в 2007 г. сказал: «Русские были великолепные пилоты. Они сражались за свою Родину и не думали ни о чем другом. У меня самые теплые воспоминания о них». * * * Тем временем в Москве только 25 ноября было подписано окончательное соглашение между командованием ВВС Красной армии и военной миссией «Сражающейся Франции» об участии французской эскадрильи на советском фронте. Соглашение имело гриф «Секретно», содержало 14 пунктов и было составлено в двух экземплярах на русском языке[54 - Советско-французские отношения во время Великой Отечественной войны 1941–1945 гг.]. На французском языке оно никогда не публиковалось. Сразу после подписания Соглашения капитан Мирлес вместе с представителем ВВС капитаном Бондаревым, назначенным офицером связи между французскими летчиками и советским командованием, вылетели в Тегеран за группой, которая в Тегеране попала в оазис мирной жизни. По прибытии в Тегеран их встретили как героев. Французская диаспора под руководством энергичной француженки Барбары Адле, супруги личного хирурга шаха, профессора медицины Адле, организовала им самый радушный прием и размещение в лучшей гостинице. Позднее ей вместе с другой француженкой из Египта Мод Периго был создан комитет поддержки «Нормандии», который организовал сбор вещей и продуктов и их пересылку в СССР. Всю войну летчики получали посылки из Ирана и Египта, которые позволили им разнообразить фронтовой рацион. 25 ноября группа получила выездные визы из Ирана, а 26-го – въездные визы в СССР. Для лиц без гражданства и паспортов, которыми были пилоты «Нормандии», это было особенно важно. Как можно обратить внимание, на советской визе Марселя Лефевра в графе «гражданство» написано: «Сражающаяся Франция». Любопытно также, что на иранской выездной визе написано не «СССР», а «Советская Россия». Визы Марселя Лефевра на въезд в СССР и на выезд из Ирана. Из архива Мемориала «Нормандия – Неман» При получении виз возник инцидент. Михаил Романович Шик счел нужным сделать заявление: «Я русский, родом из Москвы. Мой отец был арестован ВЧК в 1918 г. за антибольшевизм. Я сам не коммунист, но я хочу быть вашим союзником и вашим другом на то время, что я вместе с вами буду сражаться за мою Родину»[55 - Schick М. Chasseur sans brevet // Revue ICAR № 62, «NORMANDIE-NIEMEN», t. I, SNPL, 1972.]. Капитан Бондарев, который не был готов к подобным кульбитам, был вынужден звонить в Москву для получения инструкций. Инструкции были получены, поскольку кандидатуры «русских нормандцев» Мирлес специально согласовывал ранее с полковником Левандовичем. Михаил получил свою визу в числе остальных. Как позднее отмечал Альбер Мирлес, «…не было ни одного отказа в визах до июля 1943. После было несколько редких случаев, когда в визах было отказано». Хотя майор Пуликен в своих воспоминаниях пишет, что двое механиков визы не получили[56 - Pouliquen J. Je les aimais comme mes fils//Revue ICAR № 62, «NORMANDIE-NIEMEN», t. I, SNPL, 1972.]. Никаких ограничений со стороны СССР для французов российского происхождения не выдвигалось, хотя после нескольких отказов в визах военный атташе Франции в Тегеране в ноябре 1943 г. составит специальную инструкцию по набору русскоязычного персонала для группы «Нормандия». 28 ноября 1942 г. первая, самая легендарная группа пилотов из легендарной группы «Нормандия – Неман» на трех советских пассажирских самолетах Ли-2 вылетала из Тегерана в Баку и затем в Иваново – место базирования группы. Майор Пуликен распределил по одному переводчику на каждый самолет. Перед вылетом советские представители вручили каждому овчинные полушубки, поскольку у французских пилотов не было ничего, кроме летней парадной формы, полученной в Раяке. В Баку во время дозаправки самолетов пилотов «подогрели» и традиционным алкогольным напитком, после чего они продолжили свой путь до Астрахани, где вся группа была шокирована видом настоящей русской зимы: метель, обслуживание аэродрома в валенках и массивных тулупах и… верблюды среди многометровых сугробов, используемые в качестве гужевого транспорта. Сразу несколько человек в своих воспоминаниях претендуют на роль того француза, который первым вышел из самолета. Порывом ветра у него сдуло фуражку, и, погнавшись за ней, он увяз в сугробе. Теперь уже не установить, кто это был на самом деле и был ли такой факт. После вылета из Астрахани из-за метели два самолета приземлились в Уральске, а один в Гурьеве (ныне казахстанский Атырау), где произошел любопытный случай. Один из механиков, Дени Ларриве, родился и вырос в Стамбуле, где его отец работал во французском посольстве, и знал турецкий язык. В Гурьеве он наткнулся на группу казахов, говоривших на казахском языке, который принадлежит к тюркской группе. Пообщавшись с советскими людьми, обрадованный, что его знания могут быть полезны, он пытался претендовать на роль переводчика. Следующая краткая посадка была в Москве, где генерал Пети в советской папахе на голове приветствовал прибытие французских пилотов. И затем группа прибыла в Иваново. Началась главная часть их легенды, их жизни, истории «Нормандии – Неман». Первый состав «Нормандии» Первый состав группы «Нормандия» прибыл в Иваново на трех самолетах 29 и 30 ноября 1942 г. 4 декабря приказом командующего ВВС генерала армии Александра Новикова группа «Нормандия» была включена в состав советской авиации в качестве эскадрильии, поставлена на довольствие в соответствии с нормами, установленными в РККА. Пунктом 3 данного приказа эскадрилья «Нормандия» вооружалась самолетами Як-1[57 - Маков М.А. Указ. соч.]. Персонал получил форму и зимнюю одежду. Группа состояла из 14 боевых пилотов, 2 пилотов связи, 1 переводчика, 1 врача, 25 техников и 17 бортстрелков. Пятнадцатый пилот, младший лейтенант Геган, который должен был отправиться с группой из Англии, не прибыл к отправке судна и к группе в Раяке не присоединился. Возможно, передумал. Большая часть технического состава прибыла позднее, в декабре 1942-го и январе 1943-го. Как минимум семеро в этом составе были эмигрантами из России во втором поколении. Это им, пионерам «Нормандии», уделяется основное внимание в книгах, фильмах и рассказах о легендарном полке. Их слава, слава бежавших из оккупированной Франции к де Голлю, чтобы сражаться за Родину, накладывается на последующие пополнения, большая часть которых спокойно ожидала в Алжире, чем все кончится. Из них, 14 боевых пилотов, только трое вернутся с войны и еще один – из плена. И трое из четырех Героев Советского Союза тоже в их группе: Жозеф Пуликен, административный командир группы, майор, 1897 года рождения[58 - Более подробные биографии командиров «Нормандии – Неман» даны в главе «Командиры “Нормандии – Неман”».]. Жан Тюлян, тактический командир группы, майор, 1912 года рождения. Альбер Литольф, заместитель командира группы, капитан, 1911 года рождения. Лейтенант[59 - В тексте везде указаны французские звания.]Дидье Беген, родился в 1918 г. в Париже. В 1940 г. проходил обучение на летчика. После оккупации Франции с пятью сослуживцами бежал на транспортном самолете в Англию. После курса обучения служил в RAF. Осуществил 207 боевых вылета, из них 67 ночных. Один из первых добровольцев для перевода в СССР. Позднее капитан, командир эскадрильи «Гавр». Ордена Красного Знамени и Отечественной войны. В феврале 1944 г. после психологического срыва будет отправлен в Англию, где после курса реабилитации в июне вновь вернется в RAF. С октября 1944 г. командир эскадрильи «Страсбург» в авиагруппе «Эльзас», пропал без вести в ноябре 1944 г. в Голландии. Лейтенант Раймон Дервилль, родился в 1914 г. в г. Рубэ. Пилот гражданской авиации. Во время службы в армии в 1935 г. получил свидетельство военного летчика. В 1940-м был мобилизован в качестве офицера резерва. После капитуляции бежал в Англию на польском транспортном судне. После окончания летных курсов в Англии переведен на Ближний Восток в состав авиагруппы № 1 «Эльзас», где участвовал в боевых действиях в Ливии. В мае 1942 г. после объявления набора летчиков для группы № 3 записался добровольцем. 13 апреля 1943 г. сбил один самолет противника, но сам был подбит и приземлился на территории противника, где был расстрелян как французский летчик. Лейтенант Андрей Познанский, самый младший пилот «Нормандии»[60 - Более подробные биографии «русских нормандцев» представлены в главе «Русские в “Нормандии – Неман”».], родился в 1921 г. в Австрии. Корсиканец лейтенант Альбер Прециози, 27 лет[61 - Подробно об Альбере Прециози см. в главе «Несколько избранных биографий».]. Аспирант Ив Бизьен, родился в 1920 г. в Дьеппе. Перед войной закончил аэроклуб. После начала войны зачислен курсантом в летную школу в Ванн. После капитуляциикомандир учебной группы старший сержант Басти вывез всю свою группу, 20 человек, на рыбачьем судне в Англию. Поступил в RAF под именем Джеймс Велкер. Закончил обучение в мае 1941 г. и был задействован как пилот-инструктор. Среди первых записался на русский фронт. 13 апреля 1943 г. был среди трех первых сбитых летчиков «Нормандии». Его самолет загорелся и упал. Дальнейшая судьба неизвестна. Позднее другому французскому летчику, Иву Маэ, в плену предъявляли его документы и говорили, что он жив, но тяжело ранен и находится в госпитале. Но никто никогда больше его не видел. Не исключено, что был расстрелян. В сентябре 1943 г. его родители и два брата были арестованы во Франции и депортированы в лагерь Дора, а затем в Бухенвальд как родственники пилота «Нормандии». Только один из братьев вернулся после войны. Аспирант Ноэль Кастелен, 1917 г.р. Обучался в летной школе в Аворде. На норвежском судне школа была эвакуирована в Марокко, откуда он на польском транспорте «Анадырь» уехал в Англию. Один из первых был зачислен в RAF. Участвовал в операции в Дакаре, затем в Камеруне и Египте. В группе «Эльзас» с момента ее образования. Участвовал в военных действиях в Греции, откуда был переведен в Ливию и Египет. В составе «Нормандии» сбил шесть немецких самолетов. Награжден орденом Отечественной войны. Пропал без вести 16 июля 1943 г. под Орлом. Аспирант Альбер Дюран, 1918 г.р. Закончил аэроклуб в Провансе. В 1938 г. призван в истребительную авиацию. В 1940 г. сбил четыре самолета противника. После перемирия переведен в Алжир. В октябре 1941 г. с двумя друзьями, будущими пилотами «Нормандии», Героями Советского Союза Марселем Альбером и Марселем Лефевром, бежал в Гибралтар. При приземлении сел на испанской территории, чуть было не был арестован, но сумел взлететь. После этого всех трех друзей прозвали «три мушкетера». После тренировок в Англии включен в состав группы «Иль-де-Франс». С первого дня среди добровольцев для отправки в Россию. В СССР сбил пять немецких самолетов сам и два в группе. Орден Отечественной войны. В сентябре 1943 г. пропал без вести под Ельней. Конец ознакомительного фрагмента. Текст предоставлен ООО «ЛитРес». Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию (https://www.litres.ru/sergey-dybov/normandiya-neman-podlinnaya-istoriya-legendarnogo-aviapolka/?lfrom=334617187) на ЛитРес. Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом. notes Примечания 1 MAE, 1N85. 2 SHD. Папка 7N3183. 3 SHD. Папка 7N3186. 4 MAE. Папка 931. 5 SHD. Папка 7N3186. 6 Lacroix Riz A. Faces cachеes de la seconde guerre mondiale. Paris: Le Monde diplomatique, mai 2005. 7 SHD. Папка 7N3186. 8 Челышев И.А. СССР – Франция: трудные годы, 1939–1941, М.: РАН, 1999. 9 Там же. 10 Из Польши через Венгрию, Румынию и Прибалтику смогли организованно эвакуироваться во Францию около 43 тысяч военных. Несколько тысяч прибыли частным образом. Во Франции была сформирована польская армия численностью около 83 человек, из которых около 50 тысяч принимали участие в боях июня 1940 г., в том числе авиагруппа «Варшава», сбившая в небе Франции 56 немецких самолетов. 11 Впоследствии в мае 1940 г. 13 полубригада Иностранного легиона принимала участие в битве у Нарвика в Норвегии. После капитуляции Франции была выведена союзниками в Англию. Одна из первых частей, которая примкнула к движению генерала де Голля «Свободная Франция». Принимала участие в сражениях на Ближнем Востоке и в Северной Африке. Часть офицеров, в частности капитан Кениг, который стал командиром, вошли в состав формируемой для участия на советском фронте мотострелковой дивизии – впоследствии 1-й дивизии «Свободной Франции». 12 В 1941 г. во Франции будет начат выпуск самолетов «Фокке-Вульф», в обмен оккупационные части разрешат построить 600 самолетов для ВВС Виши и 3000 для ВВС Германии. 13 В том числе город Ницца. 14 Fremy D. et M. QUID. Paris: Robert Laffont, 2001. 15 Feldzer C.On y va! Boulogne, AXIS, 1987. 16 Jansen S. Pierre Cot. Un antifasciste radical. Paris: Fayard, 2002. 17 РГАСПИ, фонд 517. 18 Его биография представлена в главе «Русские в “Нормандии – Неман”». 19 Smirnov V.P. Agression allemande contre l’Union Soviеtique et l’opinion publique fran?aise // dans l’URSS et l’Europe de 1941 а 1957. Paris-Sorbonne, 2008. 20 Во французской армии есть такой казус – временное производство в звание на период какой-то миссии. Затем звание может быть как утверждено, так и не утверждено. Производство полковника де Голля в генералы не только никогда не было утверждено, но и было отозвано через 25 дней. 21 Poype R. de la. L’еpopеe du Normandie-Niеmen. Paris: Perrin, 2007. 22 Wolton T. Le grande Recrutment.Paris: Bernard Grasset, 1993. 23 В 1945 г. первый послевоенный посол Франции в СССР. Занимался выводом французских частей из СССР. 24 Филипп Отеклок, вступивший в «Свободную Францию» под именем Жака Леклерка и вошедший в историю под этим именем. Участвовал в боях в Ливии, Египте и Тунисе, командовал французскими частями во время высадки в Нормандии и взятия Парижа. Затем командовал французскими частями на Дальнем Востоке, от имени Франции подписывал капитуляцию Японии. Посмертно произведен в маршалы Франции. 25 Эдуард Корнильон-Молинье – летчик, путешественник и писатель. Был дружен с Андре Мальро и Антуаном де Сент-Экзюпери, возвращению которого в авиацию в 1943 г. он активно способствовал. В 1944-м был назначен главой командования французской авиацией в СССР. Cм. его биографию в главе «Несколько избранных биографий». 26 Задачей максимум Африканского корпуса вермахта стояла задача взять Египет, Сирию и выйти через Иран на Баку с юга. 27 Leveque F. Les relations entre l’Union Soviеtique et la France Libre // De Gaulle et la Russie. Paris: CNRS Editions, 2006. 28 Советско-французские отношения во время Великой Отечественной Войны 1941–1945 гг. / под ред. А.В. Никольского. М.: Политиздат, 1983. 29 Там же. 30 Giraud H-C. De Gaulle et les communistes. T. 1–2. Paris: Albin Michel, 1988–1989. 31 АВПРФ – фонд 69. 32 Leveque F. Les relations entre l’Union Soviеtique et la France Libre // De Gaulle et la Russie. Paris: CNRS Editions, 2006. 33 Дыбов С.В. Беседа с Альбером Анри. 34 Советско-французские отношения во время Великой Отечественной войны 1941–1945 гг. 35 MAE – 223. 36 Советско-французские отношения во время Великой Отечественной войны 1941–1945 гг. 37 Жан Катала, член коммунистической партии Франции, с 1923 г. проживал в Таллине. В совершенстве овладел русским языком. После войны оставался в СССР до 1972 г. Несколько глав из его мемуаров о войне под названием «Ни ружья, ни цветка» были напечатаны в журнале «Звезда» в № 5 за 2004 г. 38 «Второе бюро» – военная разведка. 39 Катала Ж. Они предают мир. М.: издание «Литературной газеты», 1950. 40 Абец Отто (Abetz) (1903–1958) – немецкий дипломат. Родился 26 мая 1903 в Шветцингене. С 1935 г. помощник Риббентропа. Отличился на Мюнхенской конференции. С 1939 г. личный представитель Риббентропа во Франции. С 8 июля 1940 г. (после падения Франции) по 1944-й – германский посол при французском правительстве Виши. Контролировал вопросы, связанные с депортацией евреев. После войны в Париже осужден на 20 лет тюремного заключения, но освобожден в 1954 г. Погиб в автомобильной катастрофе, которую считают делом рук бывших участников французского Сопротивления. 41 Советско-французские отношения во время Великой Отечественной войны 1941–1945 гг. 42 Martial Valin. Ce que voulait de Gaulle // Revue ICAR № 62, «Normandie-Niemen», t. I, SNPL, 1972. 43 Советско-французские отношения во время Великой Отечественной войны 1941–1945 гг. 44 Ehrengardt C-J. Naissance de Normandie-Niemen // Aero-Journal, 2002. 45 Переписка Председателя Совета Министров СССР с президентами США и премьер-министрами Великобритании во время Великой Отечественной войны 1941–1945 гг. М.: Госполитиздат, 1957. 46 По данным Commonwealth War Graves Commission. 47 Маков М.А. Формирование и боевая деятельность истребительного авиационного полка «Нормандия – Неман» // Военно-исторический журнал. 2008. № 5. 48 Poype R. de la. L’еpopеe du Normandie-Niеmen. Paris: Perrin, 2007. 49 АВПРФ, фонд 136. 50 Маршал Александр Новиков. Посланцы французского мужества // Revue ICAR № 62, «Normandie-Niemen», t. I, SNPL, 1972. 51 Катала Ж. Они предают мир. М.: издание «Литературной газеты», 1950. 52 Переписка Председателя Совета Министров СССР с президентами США и премьер-министрами Великобритании во время Великой Отечественной войны 1941–1945 гг. 53 Эйзенхауэр Д. Крестовый поход в Европу. Смоленск: Русич, 2000. 54 Советско-французские отношения во время Великой Отечественной войны 1941–1945 гг. 55 Schick М. Chasseur sans brevet // Revue ICAR № 62, «NORMANDIE-NIEMEN», t. I, SNPL, 1972. 56 Pouliquen J. Je les aimais comme mes fils//Revue ICAR № 62, «NORMANDIE-NIEMEN», t. I, SNPL, 1972. 57 Маков М.А. Указ. соч. 58 Более подробные биографии командиров «Нормандии – Неман» даны в главе «Командиры “Нормандии – Неман”». 59 В тексте везде указаны французские звания. 60 Более подробные биографии «русских нормандцев» представлены в главе «Русские в “Нормандии – Неман”». 61 Подробно об Альбере Прециози см. в главе «Несколько избранных биографий».
КУПИТЬ И СКАЧАТЬ ЗА: 229.00 руб.