Сетевая библиотекаСетевая библиотека

Абсолютные Элементы

Абсолютные Элементы
Абсолютные Элементы Редгрейн Лебовски Абсолютные Элементы #1 В мире, похожем на наш, существует легенда: Вселенная создана из семидесяти пяти Слов. Софи – элитный охотник за нечистью – никогда и подумать не могла, что это окажется правдой. Но старые истории ворвались в ее жизнь и перевернули все с ног на голову. Теперь Софи предстоит разгадать немало загадок, сразиться с коварными врагами и уберечь мир от разрушения. Это захватывающий фантастический роман о любви, длящейся от начала времен, о верной дружбе и вероломном коварстве, история об отваге, чести и самопожертвовании. Редгрейн Лебовски Абсолютные элементы Эта книга посвящается памяти моего дедушки. Спасибо, что ты был со мной. Предисловие Когда мне сообщили, что редакция АСТ Mainstream хочет переиздать «Абсолютные Элементы», я была искренне удивлена! У меня появилась возможность дать истории не только новую жизнь, но и шанс вновь завоевать читательские сердца. После кропотливой редактуры получилась совершенно другая, альтернативная история о Софи и ее друзьях, которая в корне отличается от ранее изданного произведения. Если вы знакомы с «Абсолютными Элементами», вышедшими в серии ONLINE-бестселлер, то сразу найдете множество отличий. Моей целью было сделать книгу лучше, ярче и насыщеннее. Надеюсь, мне удалось. Впереди вас ждет много событий, сюжетных поворотов и приключений. Желаю вам отлично провести время в мире Абсолютных Элементов! Пролог Сумеречные врата остались позади. С каждым шагом его боль усиливалась, сковывала тело. Но он знал, что времени мало, поэтому упрямо продвигался вперед – нельзя было останавливаться на полпути. Попытка унести Абсолютные Элементы в мир людей противоречила его сущности; собственное волшебство теперь работало против него, отнимая бессмертную жизнь. Единственный закон мироздания, который он не должен был нарушать, но все же нарушил – не позволить Элементам покинуть Сумеречные врата. Так решила Вселенная, а он осмелился ослушаться… и тем не менее он был создан, чтобы защитить их, и именно это он делал. Среди смертных Элементам будет безопаснее. Никто не станет искать их там, особенно в таких обличьях. Он оказался посреди глухого леса. Интересно, как далеко до ближайшей деревни или города? Он не представлял. Достав из внутреннего кармана плаща три крошечные шкатулки, он устало улыбнулся. Три первых Абсолютных Элемента, три первых Слова, сотворивших мир, – «Тьма», «Свет» и «Огонь». Кто бы мог подумать, что каждое из этих явлений удастся поместить в столь маленькое пространство! Но Слова ведь бесплотны; они могут принять любую форму, которую пожелают. Он открыл первую шкатулку, и оттуда вырвался Свет, озаряя ночь яркой вспышкой. Открыл вторую, и окружающее пространство заполнила маслянистая Тьма. Наконец, он открыл третью шкатулку, и воздух пронзили языки торжествующе ревущего Огня. – Вы проживете множество жизней… – Он поморщился от боли. Силы покидали его, но он должен был закончить ритуал. – Всегда стремитесь быть вместе; ищите друг друга и защищайте. Он прошептал заклинание. Три Элемента взмыли в небо и быстро исчезли за темными кронами деревьев. Он долго смотрел им вслед, надеясь, что не совершил сейчас ошибку. У него почти не осталось времени. Он знал: скоро магия разрушит его тело, превратив в пепел. Он достал из кармана еще три маленькие шкатулки, в которых спрятал другие Слова: «Сотворение», «Мудрость» и «Силу». Но их он преобразит иначе. Так, как пожелали его братья, которых он сегодня обманул. Глава 1 – Это будет грандиозно! – сияя, сказал Патрик. Маневрируя в непрерывном потоке людей, он двигался в направлении «Механической дамы». – Я до сих пор не могу поверить, что Бенни достал билеты. Это ведь сами «Аниматоры»! Вот увидите, они перевернут ваше представление о современной музыке! Там собираются все… – Слова утонули в гуле внезапно раздавшихся аплодисментов и восторженных криков. Патрик, Софи и Кук как раз оказались на небольшой площади, где шло представление. В центре плотного кольца зрителей ярко разодетые парни демонстрировали карточные фокусы, а смуглая красотка обходила людей со шляпой в протянутой руке. – И куда теперь? – Кук, тощий парень с гладко выбритой головой, на ходу перепрыгнул карликовую собачонку, больше похожую на крысу в модном комбинезончике. – Переулок номер четыре. – Патрик посмотрел на него. – Тебе не помешает почаще выбираться куда-нибудь из тренировочного центра, а то скоро одичаешь. – Не для того я четыре года из кожи вон лезу. По-твоему, умно, попав в состав Беты, слоняться по ночным клубам в компании типа, известного как Бенни Блестящие Пятки? – А что такого? – Софи, высокая светловолосая девушка, прищурила янтарные глаза и одернула жакет. – Пока не получишь новое задание, ты можешь делать что угодно: отдыхать, развлекаться или сиднем сидеть в Лиге. Решать тебе. Бенни хоть и скользкий тип, но в своем деле профи. – А ты, я смотрю, с ним тоже на короткой ноге. – Кук одарил Софи снисходительным взглядом. – Не боишься навлечь на себя неприятности? – Это уж вряд ли. Софи у нас и так – ходячая неприятность, – усмехнулся Патрик. Софи опять рассмеялась, заправила за ухо выбившуюся прядь и пригладила длинные волосы, стянутые в хвост. До клуба оставалось метров двести. Потирая редкую бородку, Патрик с любопытством вглядывался в витрины магазинов, тянущихся вдоль квартала. Он вдруг вспомнил лозунг с оборота билетов метро: «Мегаполис Акрополь всегда открыт для тебя!» Акрополь. Город, который никогда не спит. Город сотен тысяч огней, с многомиллионным населением причудливо объединил в себе величие древней архитектуры и современных небоскребов, раскинувшись по обе стороны южного залива Элбери. – Пришли. – Патрик свернул в темный переулок между старой многоэтажкой и кинотеатром. Ночной клуб «Механическая дама» пользовался особой популярностью у молодежи – и не в последнюю очередь из-за своеобразного вида. На сплошной кирпичной стене размещалась невероятная инсталляция – пятиметровое металлическое лицо спящей женщины, открытый рот которой служил входом. Сотни колесиков, пружинок и шестеренок, составляющих эту конструкцию, постоянно двигались, тикали и скрежетали. Вместе они создавали монотонный шум, отчего Патрику казалось, будто он оказался внутри часового механизма. Рядом с клубом уже ждал Бенни со свитой. Мало кто в городе с радостью предвкушал бы встречу с этим долговязым типом с болезненным цветом лица и сальными волосами, а вот Патрик ее очень ждал. Бенни оскалился и призывно помахал билетами. – Вот, как и договаривались. Мы в расчете, Патрик. – У него был гнусавый неприятный голос. – Бенни, это же головорезы! – удивленно подняла брови женщина, похожая на проститутку. – Думаешь, если помог им, завтра они не явятся за твоей грязной душонкой? – Ну зачем же так грубо? – Патрик грациозно выхватил билеты. – У нас с Бенни старые счеты, поэтому в случае чего час форы ему гарантирован. Так, ребята, проходим, начало уже через десять минут, и я ничего не хочу пропустить! Двери клуба распахнулись, и поток громкой музыки наполнил теплый сентябрьский вечер низкими басами. С центральной улицы тянулось все больше людей, заполняя и без того тесный переулок. – А теперь позвольте откланяться! Следующие покупатели уже ждут. – Бенни театрально поклонился и вместе со своей компанией растворился в шумной толпе. Блестящими Пятками Бенни прозвали неслучайно. Он постоянно проворачивал сомнительные делишки, а едва начинало попахивать жареным, улепетывал без оглядки, оставляя после себя только столб пыли. Патрик мысленно отметил, что Кук прав: даже при большом желании таких жуликов днем с огнем не сыщешь. Взглянув на циферблат наручных часов, он жестом поторопил остальных. – Смертельные игры! Не пропустите увлекательный фестиваль приключений! – размахивая пачкой листовок, залепетала девушка в алом пальто. Она вынырнула прямо перед Патриком, перегородив путь. – Я сам – сплошное приключение, так что отойди, – велел тот, небрежно махнув рукой. – Приходи, и твоя жизнь изменится навсегда! – Она попыталась впихнуть ему листовку. – Моя жизнь изменится, как только ты уйдешь с дороги. – Патрик взял ее за плечи и аккуратно отодвинул в сторону. Недовольно фыркнув, незнакомка молча всучила Софи и Куку несколько бумажек и исчезла в неизвестном направлении. «Заплати и выживи» – такой была основная идея нового грандиозного проекта, который в ближайшее время собирались запустить местные телеканалы. Разнообразные призывы к участию в этом шоу были повсюду: заполонили рекламные щиты, эфиры и первые полосы газет, стремительно набирая популярность. Софи, поджав губы, лениво прочла рекламный текст – на тонком лице не отразилось никакого интереса. На обратной стороне листовки был запутанный ребус, составленный из нескольких рисунков, букв и чисел. – Это анкета, – подсказал Кук. – Я уже видел такие. Если правильно решишь головоломку, попадешь в список потенциальных участников. Те, кто быстрее оплатит свое место, войдут в игру. Поговаривают, часть материала уже отсняли, а значит, игры начались. И самое интересное: никто не знает, что именно они собой представляют. Софи сделала вид, что ничего не слышала. В ее сегодняшние планы явно не входило обсуждение потех для богатеньких дурачков. К тому же Патрик, Софи и Кук уже оказались за заграждением, и шумная толпа в предвкушении концерта медленно понесла их ко входу. – Приветствую! Какими ветрами? – Орфей появился словно из ниоткуда. Его аккуратно уложенные серебристые волосы эффектно сочетались с густыми темными бровями и многодневной щетиной. – И как вам удалось вытащить лысого ботана в люди? – Он кивнул в сторону Кука, на чьем лице застыло выражение крайнего недовольства. – У нас есть парочка проверенных методов. Для начала – ложь, шантаж и провокация. А если это не срабатывает, за дело берется Патрик со всем своим красноречием. И не проходит десяти минут, как клиент готов! – Этот мелкий говнюк всегда получает то, чего хочет, – расхохотался Орфей. – А еще он прекрасно тебя слышит, – любезно сообщил Патрик и пожал ему руку. – Дороти уже в зале и заняла столик. – Что? Она тоже здесь? – разочарованно простонала Софи. – Только не сегодня, только не сумасшедшая Дороти Финч! Кук точно не обрадуется. – Он об этом еще не знает. – О чем не знаю? – поинтересовался Кук, как раз догнав их. Но никто не успел ответить. «Механическая дама» взорвалась громкими аплодисментами: на сцену, видимо, вышли «Аниматоры». Поспешно вручив билеты коренастому охраннику, ребята направились вперед. *** Огромный зал то исчезал во тьме, то снова появлялся в ярких вспышках прожекторов. Толпа танцевала в бешеном, но удивительно синхронном ритме. Софи остановилась, пытаясь понять, куда идти дальше. Встав на цыпочки, она огляделась, но так и не увидела ни Патрика, ни Орфея. Музыка была слишком громкой, глаза болели от мерцающего света, а пол предательски бежал из-под ног. Кук остался с Дороти один, и Софи хотела поскорее вернуться к столику. Пока она пробиралась через толпу, ее толкали и больно наступали на ноги. Но жаловаться не приходилось – недавно она сама бесцеремонно прошлась по парочке туфель. Двигающимся телам, казалось, нет конца. Софи тщетно пыталась сосредоточиться, но мысли прыгали в такт музыке. Внезапно кто-то крепко обхватил ее за талию и притянул к себе. Встревоженно повернув голову, Софи увидела знакомую улыбку и тут же успокоилась. – Все нормально? – спросил Патрик. Он внимательно глядел на Софи своими темными, слегка раскосыми глазами, – как и характерные черты лица, они выдавали принадлежность его предков к восточным народам. – Да. Мне нужно к нашему столику. – Зачем? – Нам не стоило оставлять Кука одного с этой сумасшедшей! – выпалила Софи. Еще она хотела сказать, что Дороти Финч – ужасная девчонка, которая, словно маньяк, уже не первый год преследует беднягу Кука, стоит ему только выйти из дома. Но слова давались с трудом, язык заплетался. Патрик рассмеялся и отвел со лба прядь темных, чуть вьющихся длинных волос. – Не волнуйся, он сам справится. Софи, вечер только начинается! И лучше держись рядом, а то разнесешь здесь все к чертовой матери, я же тебя знаю. Не найдя в себе сил спорить, Софи покорно прислонилась к другу и обняла его за шею. Собственным ногам она сейчас не доверяла, рядом с Патриком было спокойнее. – Наконец-то я вас нашел! – раздался радостный возглас Орфея. Хитро улыбаясь, он держал в поднятых руках три маленькие бутылочки. Протиснувшись между парнем в оранжевых очках и пышногрудой блондинкой, он вручил по одной Софи и Патрику. – Дамы и господа, а вот и «Хвост кометы». Не забудьте пристегнуть ремни, поскольку эта штука снесет вам крышу! – За Гарри! – сказал Патрик и залпом выпил до дна. – За Гарри! – повторил Орфей. Софи заколебалась. На сегодня алкоголя для нее было достаточно. Если выпьет это термоядерное пойло, завтра очень пожалеет. Но отказаться она не могла: «Хвост кометы» был любимым коктейлем Гарри, а сегодня они пришли сюда в память о нем. Поймав вопросительный взгляд Патрика, Софи открутила крышку и осушила бутылочку. А дальше – темнота. Глава 2 Софи с трудом открыла глаза и медленно села. Голова, казалось, налилась свинцом, каждое движение отдавалось болью во всем теле. Она помассировала виски, опустила ноги на прохладный пол и огляделась: серые стены, большое окно, стеллаж с книгами, мягкое кресло и несколько ретропостеров в рамках – комната не принадлежала ни ей, ни Патрику, и это тревожило. Софи попыталась вспомнить, что было после «Хвоста кометы», но так и не сумела. Вчерашний вечер тонул в тумане. На ней были только нижнее белье и криво застегнутая рубашка; остальная одежда в беспорядке валялась на полу. А вот это уже скверно. Уповая на то, что все еще может обойтись, Софи обернулась и с жалобным стоном осознала, что ее надежды рухнули. Рядом, укутавшись в одеяло, спал какой-то парень. На миг внимание привлек блеск тонкой крестообразной сережки в его ухе. Софи подалась ближе, чтобы рассмотреть незнакомца, но растрепанные пепельно-русые волосы закрывали большую часть его лица. Не рискнув откинуть их, она уверилась, что никогда раньше его не видела. Софи подобрала свои вещи, наспех оделась и, отперев дверь, тихо вышла. Похоже, в этой квартире продолжилась вечеринка после «Механической дамы». Большая комната, которая, скорее всего, сутки назад была милой гостиной, напоминала место мощного взрыва: повсюду были разбросаны бутылки, пластиковые стаканчики, коробки от пиццы, а несколько ребят так и уснули, где пришлось. В эпицентре бардака на краю журнального столика сидел Орфей. Судя по изрядно помятому виду, он тоже только что проснулся. – Выглядишь просто ужасно. – Софи прислонилась плечом к дверному косяку. Патрика нигде не было видно. – Бенсон, доброе ут… Погоди, что ты здесь делаешь? Я думал, ты давно ушла. – Нет, как видишь. А куда подевался Патрик? Орфей поднялся и, разминая затекшие плечи, сказал: – Кук приходил и забрал его. И поверь, у меня нет никакого желания узнать, как он нас нашел. Я остался, должен был заглянуть к тебе домой, но раз ты здесь, так даже лучше. Эстель уже рвет и мечет. – О чем это ты? – нахмурилась Софи. – Ты ведь оставила свой компас дома, как и все мы, за исключением зануды Кука. Он единственный получил сигнал о новом задании и сразу же примчался к директорам, готовый целовать им задницы. Только вот сегодня им нужен состав Альфы, и лысый пролетает. – Прикуси язык, он все-таки твой напарник. – Я был против. – И зря. Не такой уж он плохой малый. – Она пожала плечами. – Ты к нему несправедлив, постоянно язвишь и поддеваешь его. Тебе стоит быть чуточку добрее, Орфей. – Только после завтрака, Бенсон. Он скользнул мимо нее к входной двери и, остановившись на пороге, сказал: – Шевелись, у нас всего час. Патрик будет ждать в «Ракете», а дальше – на расправу к Эстель. Время действительно поджимало, так что заглянуть домой и принять душ не получалось. Сунув руки в карманы жакета, Софи вздохнула и покорно поплелась за другом. *** Патрик сидел в полупустом кафе. Подперев голову рукой, он рассматривал остатки темной гущи на дне чашки и все больше убеждался, что кофе без кофеина – та еще гадость. Людей было мало, так что никто не мешал наслаждаться утренней тишиной. Кук, восседавший напротив, вертел в руках ламинированное меню, никак не решаясь сделать заказ, что явно не нравилось тучной официантке, раз за разом бросавшей на них хмурые взгляды. – Ради всех святых, зачем ты меня сюда притащил? – Подумал, ты захочешь подкрепиться перед тяжелым днем. Сегодня ведь предстоит тяжелый день, не так ли? – сказал Кук и, жестом подозвав официантку, заказал по чашке кофе с черничными пирожными. – У меня каждый день тяжелый. Переходи к делу. Кук откинулся на спинку кресла. – Ладно. Я хочу попасть в вашу команду. – А я хочу велосипед, волшебную палочку и полкоролевства в придачу, – буркнул Патрик. – Тут я тебе не помощник, Кук. Директорам важен рейтинг, а в списке Беты ты последний. Если кого и переведут в Альфу, то Орфея. – Этого шута? – Впрочем, я вообще сомневаюсь, что состав Альфы изменят. Мы с Софи и вдвоем неплохо справляемся. – Но у вас… пустующее место! Кодекс гласит, что Альфа должна состоять из трех человек, и этим третьим должен быть я, а не Орфей! Я ничем не хуже Гарри! – выпалил Кук и поспешно умолк, поняв, что сболтнул лишнего. Повисла тишина. Патрик медленно поднял голову и застыл, глядя на Кука. Он знал, что на его лице не дрогнула ни одна мышца, лишь карие глаза, наверное, потемнели. Отхлебнув только что принесенного кофе, он наконец спокойно предостерег: – Еще раз назовешь смерть Гарри пустующим местом, и я за себя не отвечаю. Кук едва заметно кивнул. – Прости. Будучи отходчивым, особенно с похмелья, Патрик насмешливо сказал: – А у тебя сегодня боевой настрой. Что, хорошо провел романтический вечер? – Ой, да пошел ты! – огрызнулся Кук и принялся за пирожные. Такой ответ вполне удовлетворил Патрика. О нездоровой одержимости Дороти Финч беднягой Куком ходили легенды. В день, когда ему исполнилось восемь, по соседству поселилась семья с рыжеволосой девчонкой. На день рождения маленький Кук хотел в подарок щенка, а получил цербера в лице Дороти, которая своими кознями превратила его жизнь в сущий ад. Патрик прекрасно знал: хочешь уколоть – спроси о Дороти. Звон колокольчика над входом и знакомые голоса вернули Патрика к действительности. Подойдя, Софи опустилась рядом на мягкий диванчик и бесцеремонно выхватила у него чашку. – Можно поинтересоваться, из какой канавы ты вылезла? – Кук окинул ее критическим взглядом. Удостоившись неприличного жеста, он недовольно покачал головой и принялся за второе пирожное. Его таким не обидишь. Кук, как и Патрик, знал, что это далеко не худший ответ, который можно получить от Софи после вечеринки и бессонной ночи. – Мы искали тебя утром. Когда ты ушла домой? – Патрик провел ладонью по ее волосам, приглаживая их. – Неважно, – как-то неохотно ответила Софи. – Просто вы бездарные ищейки. – Так, что у нас на повестке дня? – Появился Орфей с подносом, полным еды, и без промедления принялся уплетать все подряд. Никто не спешил с ответом. Софи сделала глоток кофе и перевела взгляд на большое окно слева. Ниже по улице располагалось здание тренировочного центра. Небоскреб из черного стекла и мрамора возвышался над рядами старинных домиков, привлекая внимание своей необычной архитектурой. Крышу здания венчал трехметровый знак Лиги Охотников за головами: круг и вписанный в него нож, обвитый шипастыми розами. У каждого охотника была такая же татуировка. Акропольцы называли членов Лиги головорезами; их боялись и считали жестокими наемниками. Ведь за щедрую плату охотники выполняли самую грязную работу – контролировали Дно и его опасных обитателей, не позволяя им вырваться в Акрополь. – Так что сказала Эстель? – адресовав свой вопрос Куку, Патрик, кажется, застал его врасплох. – Ты ведь уже побывал у нее. – А ты сомневался? – вмешался Орфей. – Увидев мигающий компас, наш Кук первым делом побежал к директорам, совсем позабыв о нас. Кук бросил недовольный взгляд сначала на Патрика, а затем на Орфея: – Ты никогда мне не нравился. – Ну, знаешь, я тоже не в твоем фан-клубе, – парировал тот. – Я получил сигнал, когда возвращался из «Механической дамы», и подумал, что вы уже в Лиге, – продолжил Кук. – Откуда мне было знать, что никто из вас, идиотов, не взял с собой компас? Представьте мое удивление, когда к Эстель пришел только я! Орфей фыркнул. – Удивление? Да ты, наверное, от счастья еще и станцевать успел перед дверью ее кабинета. – Уймись, Орфей, – перебила Софи, явно заметив, что Кук уже едва сдерживается. – И что она тебе сказала? – Черный сектор. В конференц-зале в восемь. Патрик присвистнул. Встреча в Черном секторе подразумевала задание с высшим приоритетом и секретностью – прерогатива команды Альфа. – Давненько мы там не были, Софи, – сказал он, поймав ее встревоженный взгляд. – Давненько? – Орфей скорчил гримасу. – Кое-кто там не был вообще! – К твоему счастью. – Софи схватила Кука за руку. Его часы показывали без четверти восемь. – Туда вызывают только в случае, если дело действительно дрянь, и для нас нашлась мерзопакостная работенка. Интересно, что такого случилось? Наспех попрощавшись, Патрик и Софи вылетели из кафе и помчались в сторону тренировочного центра. Эстель, главный директор Лиги, не прощала трех вещей: пренебрежения служебными обязанностями, лжи и опозданий. И по двум из трех пунктов охотники команды Альфа уже крупно облажались. Глава 3 Взлетев по служебной лестнице на двадцатый этаж и дожидаясь Патрика, Софи пыталась перевести дух. Лифт, как назло, не работал, так что пришлось устроить гонку по ступенькам, чтобы не опоздать. Перед глазами мерцали черные точки, во рту пересохло, начало тошнить… Худшего похмелья и не придумаешь. – О-о-о, моя голова… сейчас расколется. – Патрик навалился всем телом на тяжелые двери. Те со скрежетом приоткрылись. Дальше тянулся длинный, тускло освещенный коридор, который заканчивался входом в конференц-зал. Дойдя до ведущей туда двери, Софи приготовилась к худшему и робко постучала. Ответа не последовало. Тогда она осторожно заглянула внутрь: в зале никого не было, значит, они первые. Софи улыбнулась и шагнула вперед, поманив за собой Патрика. Интерьер конференц-зала полностью отражал любовь руководства Лиги к роскоши. Замысловатая лепнина на потолке оплетала искусно замаскированные лампы, узорчатые стены украшали щиты и оружие. В центре помещения стоял громоздкий стол с инкрустированной золотом и драгоценными камнями столешницей. С ним соседствовали несколько кресел и диван, обитые бархатом. Софи опустилась в кресло, Патрик шумно уселся рядом и закинул ноги на стол. Некоторое время он молча разглядывал ее, словно хотел что-то спросить, но все никак не решался. – Так где ты была утром? – наконец произнес он. – Мы с Куком тебя обыскались. Могла бы предупредить, что уходишь с вечеринки. Я волновался. Софи растерянно закусила губу. Мысли метались в голове, вновь и вновь рисуя перед глазами картину пробуждения, и от этих воспоминаний мутило. Поняв, что, если продолжит молчать, Патрик заподозрит неладное и продолжит расспросы, Софи сказала: – Я никуда не уходила. Уснула в чьей-то спальне, а дверь заперла. – Правда? – Правда. Патрик поверил. Он всегда ей безоговорочно верил, и от этого становилось только хуже. Если бы Софи сказала, что по улицам бегают единороги, а с небес спускаются ангелы, Патрик без лишних вопросов притащил бы видеокамеру. Смущенно поерзав в кресле, Софи решила сменить тему: – Знаешь, когда-то я представляла Черный сектор совсем другим. – Менее помпезным? – Он улыбнулся. – В принципе, это вполне оправдано: задание такого уровня – привилегия министра. Не будут же его принимать в подвале. Хотя, зная Эстель, меня бы не удивило присутствие парочки инквизиторов с кандалами и орудиями пыток. – И это все? Я способна на большее, – в знакомом голосе, раздавшемся рядом, звучали стальные нотки. – Будь добр… – Появившаяся Эстель презрительно посмотрела ему на ноги. – Этот стол дороже твоей головы. Патрик покорно выпрямился. Директор бесшумно и грациозно прошла к дивану и, присев на край, принялась постукивать пальцами по столу. Ее длинные ногти цвета крови отбивали мелкую дробь – единственный звук в повисшей тишине. Вслед за Эстель в зал величественно прошагал темнокожий мужчина с папкой в руке – второй директор, Бестибаль. С первого взгляда его можно было принять за вышибалу из ночного клуба: высокий рост, крепкое телосложение и каменное лицо придавали Бестибалю весьма грозный, даже пугающий вид. За ним семенил третий директор – Мортем. Как и Бестибаль, он был довольно крепким, только ниже. Сложив руки перед собой, Эстель пристально рассматривала Патрика и Софи. Своей холодной красотой она напоминала злую колдунью из сказки: изящное лицо обрамляли темные волосы, выразительные глаза цвета морозного неба пронзали каждого, кто встречался с ней взглядом, а тонкие алые губы подчеркивали необычайную белизну кожи. – Вы пропустили сигнал, полученный в два двадцать, равно как и приказ явиться в тренировочный центр, – нарушил напряженную тишину зычный голос Мортема. – Надеюсь, причины у вас были веские. Веские причины действительно были, точнее одна – годовщина смерти Гарри. Он любил «Механическую даму», и потому вопросов, где и как провести вечер, ни у кого не возникло. Но Софи и Патрик промолчали, зная, что такой ответ вряд ли удовлетворит директоров. – Вы меня разочаровали. – Эстель сокрушенно покачала головой. – Снова. Знания и навыки, полученные в Лиге, бесценны, они сделали из вас элитных охотников, а вы ведете себя как избалованные сопляки, у которых одно желание – развлекаться. Патрик театрально закатил глаза. Софи догадывалась, какие мысли сейчас одолевали его: директора не помнили о годовщине, не считали нужным помнить. – Не так-то просто нам развлекаться! Люди шарахаются, узнав кто мы, – заметил он, уводя тему в более безопасное русло. – Никто не горит желанием знакомиться с психами, которые лезут на Дно, чтобы оторвать голову очередному обнаглевшему демону. Эстель недовольно поджала губы. Сейчас она напоминала смертоносную змею, готовую наброситься и укусить. – Знаешь, Патрик, в твоем шутовстве, как и в тебе, есть что-то милое, – наконец сказала она. – Что-то, что до сих пор не позволяет мне закрыть тебя в карцере. – Вы уже это делали, – вырвалось у Софи. Мысленно она тут же отругала себя за то, что не умеет вовремя прикусить язык. Но полгода назад, когда Альфа провалила задание и Софи едва не погибла, Патрик отправился в карцер на неделю. Это было более чем несправедливо, поскольку виноваты были они оба, но директора Лиги решили иначе. Эстель как-то странно посмотрела на Софи, открыла рот, потом закрыла и снова открыла. Напоминание, похоже, застало директора врасплох и смутило, а ведь Софи это раньше казалось невозможным. – Ты права, – наконец согласилась Эстель. В ее интонации звучала некая грусть. – И сделаю это снова, если вы продолжите вести себя неподобающим образом. – Я хочу видеть ваши компасы, – вмешался Бестибаль, которому явно надоело это представление. – Так сложилось, что мы… – начала Софи. – О, не утруждайся! – прошипел Мортем. – Вам платят не за то, что вы слоняетесь по клубам! Зарубите себе на носу: облажаетесь еще раз – и карцер покажется вам райским уголком. Я понятно изъясняюсь? – отчеканив это, он вопросительно поднял брови. Патрик и Софи кивнули. Мортем посмотрел на Бестибаля, и тот выложил на стол два небольших круглых предмета. Компасы охотников напоминали карманные часы: на большом циферблате размещались три диска поменьше, испещренные числами, символами и буквами, являющими собой кодовую систему Лиги. Механизм издавал низкий гул, диски вращались, а зигзагообразные стрелки хаотично передвигались по циферблатам. С их помощью Лига не только связывалась со своими охотниками, но и могла отследить их местонахождение. Поэтому вчера Софи, Патрик и Орфей оставили компасы дома, не желая, чтобы им мешали. – Еще раз отправитесь куда-то без компасов – разжалую до патрульных в Гамме, – отрезала Эстель. – А теперь о главном: Альфа уже год функционирует в неполном составе. Из уважения к Гарри мы долго закрывали на это глаза. Но, принимая во внимание некоторые чрезвычайные обстоятельства, вынуждена сообщить, что в ближайшие дни у вас появится новый напарник. Софи с грустью посмотрела на Патрика. Для него это была больная тема, и сейчас здесь собралась далеко не лучшая компания для ее обсуждения. – Что за обстоятельства? – спросила Софи. – Завтра в полдень команды Альфа и Бета встретятся с министром и отрядом его лучших ловцов, – ответила Эстель. – Он лично хочет ввести вас в курс дела, ознакомить с заданием и планом дальнейших действий. Встреча с министром не предвещала ничего хорошего. Ни для кого не было секретом, что Теодор Эванс, как, впрочем, и все его предшественники, ненавидел Лигу. Он терпел ее существование исключительно из соображений расчета. Ловцы министерства патрулировали улицы и занимались обычными преступлениями, где не фигурировало ничего сверхъестественного, а вся работа, связанная с потусторонним, была в компетенции Лиги. – Тогда я не понимаю, – прищурился Патрик. – Если встреча завтра, зачем вы вызвали нас сегодня? Бета тоже получила сигнал, так почему здесь только мы? – Дела Беты не должны волновать тебя, – холодно отрезала Эстель. – А вот для вас есть задание, которое необходимо выполнить до встречи с министром. Бестибаль достал из папки снимок и протянул его Софи. На фотографии был незнакомый мужчина лет тридцати с длинными огненными волосами, заплетенными в тугую косу. – Это Томас Джоэл, – пояснил он. – Ловец под прикрытием. Сейчас работает на Дне. Ваша задача – найти его и принести пакет, который он передаст. Патрик тихо рассмеялся. – Ловца отправили на Дно! О небеса, да он, наверное, визжал, как девчонка. – Но ведь Дно – наша территория. – Софи передала ему фотографию. – Ловцы не подготовлены к встрече с тамошними жителями и вряд ли знают даже основные правила общения с ними. Бестибаль кивнул. – Ты права. Но министр предпочитает все делать по-своему, что в конечном счете все равно приводит его к нам. – Значит так, ориентировочное местонахождение Томаса – площадь Шенум, неподалеку от блошиного рынка, – заговорил Мортем. – Важно не наделать шуму и не привлекать к себе лишнего внимания. Жду вас завтра ровно в десять утра в своем кабинете. – А что должно быть в пакете? – спросила Софи. – Шкатулка с двойным дном. – Бестибаль протянул ей другую фотографию, где была запечатлена металлическая коробочка с витиеватым узором на крышке. – Томас оставит там медальон. Его обязательно нужно принести и передать министру. Там информация, которую ловец собрал за время работы под прикрытием. Доставьте его целым и невредимым. Еще вопросы? В зале воцарилась тишина. Вопросов не было. Глава 4 – Патрик, да прекрати ты, – пропыхтела Софи, с грохотом отодвинув тяжелый металлический люк. Из отверстия в земле ударило невыносимым зловонием. Софи привычно задержала дыхание, потом резко выдохнула и продолжила: – Эстель все равно пришьет нам Орфея, а твои попытки протестовать только позабавят ее. Я даже не представляю, как ты собираешься переубедить директоров. Патрик сделал шаг вперед, выйдя из тени гротескного театра, острые шпили которого высоко вздымались, словно подпирая звездное небо. От любопытных взглядов прохожих люк скрывали несколько декоративных кустов и огромный контейнер для мусора. – Я стал лучшим охотником не только благодаря своему обаянию, у меня всегда есть несколько козырей в рукаве. Передо мной трудно устоять, Софи. Хотя, к моему разочарованию, ты продержалась долго. – Патрик сделал глубокий вдох и скрылся в канализационной шахте. – Ты слишком высокого мнения о себе! – рассмеявшись, крикнула ему вслед Софи. – И это еще мягко сказано! Несколько люминесцентных ламп тускло освещали стены, покрытые причудливым узором из трещин, грибка и плесени. Под ногами хлюпала мутная жижа, почти достигавшая щиколоток. Поморщившись и зажав рукой нос, Софи пошла за Патриком в глубь тоннеля. Она спускалась сюда уже сотни раз, но к этому смраду невозможно было привыкнуть. Каждый город Земли таил в своих недрах Дно, и Акрополь не был исключением. Объединенное канализационными сетями мегаполиса, оно простиралось на сотни километров, дав приют всем, кому не нашлось места в мире людей. Под городскими кварталами простирался запутанный лабиринт из тоннелей и водохранилищ, где обитали создания, полностью лишенные чего-либо человеческого – демоны, ведьмы, колдуны, духи, призраки и даже ифриты. Правда, последние здесь появлялись крайне редко. Софи и Патрик молча преодолели немалый отрезок пути, повстречав лишь парочку зловредных пикси, которые, прошмыгнув мимо, быстро скрылись в полутьме соседнего тоннеля. – Софи, нам ведь не нужен третий в команде? – неожиданно тихо спросил Патрик. – Это место Гарри, правда? Обычно он избегал разговоров о брате, и это можно было понять. Смерть Гарри надолго выбила его из колеи. Софи кивнула. Мгновение он молча смотрел на нее, ища поддержки. Софи подошла ближе и сжала его холодную ладонь. Патрик грустно улыбнулся и продолжил: – Знаешь, мне просто очень его не хватает. Мы ведь с самого рождения были вместе. Он поддерживал меня. Прикрывал. Все, что я знаю и умею, – результат его усилий. То, кем я стал… Гарри верил в меня. А с его смертью не осталось ничего, одна бесконечная боль. И самое страшное – что иногда… иногда я даже не могу вспомнить его. Знаю, это звучит безумно, мы же близнецы, но я… В такие минуты я не могу дышать. Гарри погиб, выполняя задание… Разве Лига не может оставить его место за ним? Патрик замолчал. Он выглядел таким несчастным, что Софи не находила слов, которые смогли бы утешить его. Они перестали существовать вместе с Гарри. – Мы что-нибудь придумаем, – заверила она и, поднявшись на цыпочки, заглянула ему в глаза. – Но сейчас давай быстрее найдем Томаса и заберем шкатулку. А потом зайдем в кондитерскую, возьмем коробку пончиков и до утра будем смотреть фильмы. – Мне нравится такой вариант. – Он нежно сжал ее ладонь. Софи улыбнулась. Идея с пончиками всегда была беспроигрышной. Внезапно позади послышался сдавленный смешок. Софи и Патрик резко обернулись. В полутьме тоннеля стоял невысокий горбун в длинном грязном рубище. Его лицо скрывалось под капюшоном, но Софи все же смогла рассмотреть кожу, усыпанную ужасными нарывными язвами. – Какие-то проблемы? – угрожающе поинтересовался Патрик. – Что-то тебя рассмешило? – О, нет, нет, господин! Юлий просто рад, что так быстро нашел вас. Хозяин Томас прислал Юлия проводить гостей к нему, – затараторил уродец. Софи взглянула на Патрика. – Лжешь. – Ее рука скользнула к кинжалу. – Хозяин предупредил, что гости с поверхности не поверят Юлию. Поэтому он передал это. – Из-под рукава показались тонкие скрюченные пальцы с длинными грязными ногтями, сжимавшие какой-то сверток. Горбун развернул ткань. Теперь он протягивал Софи и Патрику металлическую шкатулку, украшенную фигурными завитками. Точно такую же, как на фотографии, которую показывал Бестибаль. Такой поворот событий заметно удивил Патрика. – Ты знаешь, кто мы? – спросил он. – Да, господин. – А знаешь, что мы сделаем с тобой, если ты лжешь? – Да, господин, – съежившись, ответил горбун. Софи занервничала. Даже совершенно неподготовленный для работы на Дне ловец ни в коем случае не доверил бы секретную информацию первому встречному, тем более, одному из обитателей этого самого Дна. То, что шкатулку принес оборванец, а не сам Томас Джоэл, было отнюдь не самым хорошим признаком. Патрик, кажется, думал так же. Выхватив шкатулку, он открыл ее: внутри было пусто. Перегородки, отделяющей тайник, тоже не было. – Вздумал шутки с нами шутить? Там ничего! – Он молниеносно прижал горбуна к стене и приставил кинжал к его горлу. – Ш-ш-шутки? Юлий только выполняет приказ хозяина Томаса, – залепетал уродец. – Он давно ждет гостей в таверне «Трехглавый пес». К-к-клянусь! Пожалуйста, господин, не убивайте Юлия! Таверна, о которой он говорил, действительно существовала и находилась неподалеку от площади Шенум. Если ловца уже нет в живых, то медальон все еще может быть там. – Веди, – коротко скомандовала Софи, оттянув Патрика от горбуна. – И лучше не дергайся. Юлий кивнул и послушно засеменил в глубь тоннеля. Теперь Софи поняла, почему раньше не услышала его приближения – горбун двигался совершенно беззвучно. – Только не говори, что поверила, – прошептал Патрик у нее над самым ухом. – Не смеши. Нет, конечно. – Так давай покончим с ним прямо здесь. – Рано. Сначала надо отыскать медальон. Через несколько минут они достигли конца тоннеля – малоприметного отверстия в стене, прикрытого всяким хламом. Юлий отодвинул трухлявые доски и, приглашающе махнув рукой, первым скрылся в этой дыре. Софии и Патрик переглянулись и шагнули за ним. Проход вывел их в огромный тускло освещенный зал. Высокий сводчатый потолок поддерживали массивные колонны. Они служили своеобразными метками, разделявшими Дно на секторы. Со всех сторон гремели сотни голосов, многократно усиленные эхом; обитатели Дна носились туда-сюда, непрерывно мелькая перед глазами. Впереди кособокие деревянные лачуги образовывали лабиринт узких улочек и переулков. В разношерстной толпе можно было заметить мелких жуликов с поверхности, пьянчуг и разных проходимцев, которые рисковали собственной жизнью, спускаясь на Дно, чтобы заключить пару-тройку сомнительных сделок с местными чудищами. – Господин, госпожа, нам туда, – сказал Юлий, указывая на прилавки неподалеку. Путь к таверне пролегал через блошиный рынок – не лучшее место для прогулки. Патрик натянул капюшон, Софи последовала его примеру. Оглядевшись, она попыталась отыскать в толпе патрульных из команды Гамма, которые посменно следили за порядком в этой части Дна, но так и не увидела знакомой красной униформы. Сама Софи, как и Патрик, сегодня была в обычной одежде: не стоило привлекать лишнее внимание. Опустив голову так, чтобы в поле зрения остались только ноги горбуна, Софи двинулась следом. – Ставлю на то, что Томаса грохнули. А нам, как всегда, все разгребать. С этими ловцами одни проблемы, – недовольно шепнул Патрик. – Я не могу понять, что за существо этот Юлий. Компас никак на него не реагирует, а значит, он не демон и не ведьмак. Вытащив из кармана компас, Софи открыла крышку и посмотрела на подвижные диски. Один из них – самый маленький – был запрограммирован распознавать тварей, с которыми приходилось иметь дело. Диск испещряли крошечные символы, обозначающие вид и род нечисти; стрелка по центру сейчас указывала на пустой квадрат. Значит, рядом не потустороннее существо. – Нам нужен запасной план на случай, если этот Юлий приведет нас в ловушку, – как можно тише ответила Софи. – У меня с собой только пара кинжалов. – Здание секретное, нам нельзя привлекать других охотников. – Патрик кивнул в сторону проходившего мимо патрульного. – Все в порядке? – поинтересовался Юлий, оглянувшись. – Просто прекрасно. Двигай давай, – ответила Софи. Блошиный рынок Дна был уникальным местом. Здесь продавали абсолютно все, от гнилых отбросов до редчайших артефактов и драгоценных украшений. В ходу была особенная валюта, ведь деньги Акрополя здесь ценились не больше оберток от конфет. На Дне платили зубами. Софи не имела представления о курсе, но знала, что на человеческие зубы здесь можно неплохо «закупиться». – Кого я вижу! – раздался неприятный низкий голос. Возле прилавка в нескольких шагах от них стояла женщина. – Охотники за головами, какая неожиданно неприятная встреча! За чьей душой на этот раз? Она была худа, словно скелет, обтянутый кожей. Тонкие бескровные губы изогнулись в злой улыбке. Софи невольно содрогнулась: глаза женщины были совершенно черными, словно две дыры. Ведьма. Сколько бы раз Софи с ними ни встречались, никак не могла привыкнуть к этому ужасному взгляду. – У тебя души все равно нет, так что расслабься, – сказал Патрик. Он вдруг оживился, в глазах мелькнул озорной огонек: явно родилась какая-то идея. Софи вгляделась в толпу, ища горбуна. Тот не заметил, что охотники отстали, и все так же двигался в сторону таверны. – Назовись, – велел Патрик ведьме. – Шибон. – Так вот… Шибон, мы кое-кого ищем. Рыжий такой мужчина с поверхности, зовут Томас Джоэл. Поговаривают, он залег в «Трехглавом псе». Может, ты что-то знаешь? Вдруг что-то слышала или видела? Она недоверчиво прищурилась. – Я не обязана помогать головорезам. – В принципе, да, – недовольно согласился Патрик. – Но что, если мы заключим сделку? У нас есть дело, и, если ты поможешь, я не убью тебя, даю слово. Шибон смерила его недовольным взглядом и задумалась. – Слова – пустой звук, охотник. – Она закатала рукав платья до локтя и протянула тонкую бесцветную руку. – Черную метку – и тогда договорились. Черную метку охотники оставляли своим лучшим информаторам на случай, если кому-то из коллег захочется тех прикончить. У каждого охотника был свой уникальный узор, идеально повторить который мог только он. Попробуй ведьма сделать это самостоятельно – подделка будет стоить ей жизни. – А не слишком ли велика цена? – Софи вопросительно изогнула бровь. – Твой дружок говорил о каком-то деле. Я так понимаю, для вас это очень важно. – Сначала выкладывай все, что знаешь о Джоэле. – Терпение Патрика было на пределе. – Ладно, пусть будет по-твоему. – Шибон неохотно кивнула. – Мужчина, которого вы ищете, действительно был здесь. Он все интересовался легендами о Мастерах и Смертельными играми. Слышала, у вас наверху любят забавляться с нечистью. И даже платят за это большие деньги. Софи нахмурилась. Она раньше никогда не слышала о Мастерах. – Мастера? – спросил Патрик, но ведьма как ни в чем не бывало продолжила: – Куда он делся, я не видела. Знаю только, что в таверну, куда вы идете, никто уже очень долго не заходит, кроме горбатого. – Уверена? – Софи сощурила глаза. – Да. Ваш спутник оттуда. – Шибон пожала плечами. – Он часто здесь мелькает. Схватив ведьму за руку, Патрик принялся выводить лезвием метку. Шибон зачарованно наблюдала за точными движениями, воспроизводящими причудливый узор клейма и оставляющими капли крови на ее мраморно-белой коже. – Слушай сюда. Если мы не выйдем через двадцать минут, ты должна сделать все, чтобы вытащить нас. Только тогда я закончу рисунок. А попробуешь слинять – я тебя с того света достану. Поняла? – сказал он, пряча кинжал. Женщина кивнула и, склонив голову, скрылась в переулке. «Дожили, теперь наши жизни зависят от паршивой ведьмы», – возмутился внутренний голос Софи. *** Юлий ждал их у двухэтажной лачуги, нервно оглядываясь по сторонам. Старую таверну, казалось, сколотили из первого, что попалось под руку: трухлявых досок, ржавых металлических пластин, разломанных кирпичей – и она больше напоминала огромную груду хлама. Над входом висел кусок фанеры с аляповатым изображением трехглавой собаки. Рассмотрев ее, Софи перевела взгляд на Юлия. – Хозяин Томас ждет вас внутри. – А мы с удовольствием подождем его здесь, – ответил Патрик. Внешне он держался непринужденно, хотя наверняка беспокоился не меньше Софи. Им нужно было выиграть немного времени, чтобы ведьма в случае чего успела придумать, как вытянуть их из передряги. Юлий пропустил слова мимо ушей и открыл дверь, жестом приглашая войти. Переглянувшись, Софи и Патрик осторожно сделали шаг вперед и осмотрелись. Окна в таверне были наглухо заколочены, поэтому ничего не было видно, зато в воздухе витал удушающий запах крови, пота и плесени. Патрик открыл рот, явно собираясь что-то сказать, но вдруг из глубины помещения донесся гортанный хрип, затем – тихое бульканье, напоминающее судорожное дыхание. Софи почувствовала, как волосы на руках становятся дыбом. – Томас? – позвала она, крепче ухватившись за рукоять кинжала. – Да заходите вы уже! – рявкнул горбун и, схватив обоих за шиворот, грубо толкнул внутрь. Софи растянулась на грязном полу рядом с Патриком. Юлий захлопнул дверь, щелкнул рубильником, и включил свет. Увидев наконец, что скрывалось во мраке, Софи похолодела. Вокруг плотным кольцом столпились не менее тридцати человек – мужчины и женщины разного возраста, цвета кожи и телосложения, одетые в рваное тряпье. У Софи не было времени размышлять, как они все здесь уместились, ее больше волновали их лица, вернее, то, что когда-то было лицами. Твари таращились белесыми глазами, причудливо изгибая бесцветные брови. Рты кривились в уродливых ухмылках, обнажая ряды острых конусообразных зубов, а отвратительная зеленоватая слюна стекала по подбородкам, капая на пол. Патрик громко выругался. – Ну конечно, людоеды, – прошипел он. Вопрос, куда делся Томас Джоэл, отпал сам собой. – Молодое мясо – вкусное мясо, – прорычал кто-то в толпе. – Смотри, не подавись, – сказала Софи. Медленно поднявшись и не спуская глаз с людоедов, они с Патриком встали спиной к спине, готовясь защищаться. Кинжалы для такой ситуации – оружие малоэффективное, но выбирать не приходилось. – Хочу парня! – чавкая, произнесла уродливая девушка и облизала губы. – Ничего личного, но скорее ад замерзнет, чем ты меня получишь. Людоеды смыкались все более плотным кольцом, и теперь Софи мало что могла разглядеть, кроме омерзительных слюнявых пастей. Обернувшись, она скривилась – единственный выход из таверны перекрывал горбун. Сняв капюшон, он молча наблюдал за происходящим – похоже, это здорово его развлекало. – Мясо, съесть, – выплюнул один из уродов, стоящих в другом конце помещения. – Это мясо может и по морде надавать! – сказал Патрик. В отдаленном углу комнаты опять раздался гортанный хрип и тихое бульканье. – Что это? – спросила Софи у Юлия. – Головорезы искали Томаса, и головорезы нашли его, – ответил горбун. Комната взорвалась смехом, если, конечно, эти отвратительные вопли можно было назвать смехом. Повелительным жестом Юлий велел людоедам расступиться. Софи закрыла рот ладонью: взгляду предстала массивная металлическая клетка, на дне которой в бесформенной куче тряпья угадывались очертания человеческого тела. Если бы не огненно-рыжая коса, Софи вряд ли бы признала в этом изуродованном бедняге ловца Томаса Джоэла. Но хуже всего было то, что он еще дышал. Патрик застыл, не веря своим глазам. Софи сделала шаг вперед, но внезапно перед ней вырос Юлий. – Ни с места! – прошипел он. Софи отпрянула, пораженная чересчур ловкими движениями уродца, но быстро пришла в себя и холодно произнесла: – Кажется, ты забыл, с кем имеешь дело. Хочешь проверить, успею ли я всадить кинжал тебе в горло до того, как твои уродливые прихвостни набросятся на нас? Поколебавшись мгновение, горбун неохотно отступил к двери. Софи никогда не считала себя впечатлительной: как и всем охотникам, ей случалось видеть немало жестоких и кровавых зрелищ. Но такое… Джоэл уже давно был без сознания, и это явно к лучшему. Удивительно, как он еще не умер от болевого шока и кровопотери. Твари обглодали его конечности, содрали кожу, почти превратив в фарш, и оставили умирать. Даже заклятые враги не заслуживают такой смерти. Софи тяжело сглотнула, присела на корточки, прислонившись лбом к грязным прутьям клетки, и просунула руку с кинжалом внутрь. Миг – и ловец дернулся, в последний раз вздохнув. Его изуродованное тело напряглось, и Софи заметила, как под лохмотьями что-то блеснуло. Медальон! Зажав его в ладони, она крепко ухватилась за перепачканную кровью цепочку и сорвала ее с шеи. – Уберите ее, – раздраженно пробормотал Юлий. Чьи-то крепкие руки больно схватили Софи за плечи и бесцеремонно бросили обратно в центр круга. – О, вы, я вижу, джентльмены, – сказал Патрик, помогая ей подняться. Юлий повернулся к входной двери и, прежде чем покинуть помещение, ехидно произнес: – Приятного аппетита. Толпа только этого и ждала. Взревев, людоеды бросились вперед. Большинство обступило Патрика, так что с первыми нападавшими у Софи проблем не возникло. Вытянув окровавленное лезвие из горла тучного мужчины, она бросилась прикрывать спину напарника. Но людоедов было слишком много, и убраться отсюда стоило поскорее. – Патрик! Послушай… – Не самое удачное время для болтовни. Может, ты не заметила, но я здесь очень популярен! – За барную стойку! Быстро! – бросившись в сторону, скомандовала Софи. Свернув шею очередному людоеду, Патрик буквально взлетел на соседний стол, оттолкнулся и, сделав нехитрый кувырок, приземлился на барной стойке. Людоеды оттеснили Софи к стене, но ей удалось отодрать полку прямо с торчащими ржавыми гвоздями. Решив, что это вполне сойдет за оружие, она ударила первого, кто попался под руку. Коренастая женщина свалилась на пол, истошно вопя и потирая разодранную щеку. Софи не заметила, как очередной людоед подобрался сзади и, зарычав, впился острыми зубами ей между лопатками. Она взвизгнула, попыталась вырваться, но тщетно. К счастью, рядом возник Патрик и мгновенно отправил тварь к праотцам. Внезапно дверь вылетела с оглушительным треском, и в таверну с деликатностью бульдозера ввалился двухметровый громила. Людоеды, мигом позабыв о Патрике и Софи, бросились на него, видимо, соблазнившись огромной тушей, но остались с носом, а кто и без, разлетаясь в стороны и выплевывая собственные зубы вперемешку с землей. – Голем! – просиял Патрик. Ведьма не подвела, и, наверное, в этот момент он был готов хоть всю ее разрисовать черными метками. Бросившись к великану и прошмыгнув мимо него, охотники наконец выбрались из таверны. Как и следовало ожидать, Юлий исчез. Прохожих на улице также поубавилось, а те, кто остался, прятались по углам. Обитатели Дна знали: от охотников лучше держаться подальше. Шибон стояла там, где и прежде. Она молча протянула руку, чтобы Патрик завершил метку. Хотя стоило побыстрее покинуть Дно, он аккуратно добавил несколько линий и, поблагодарив ведьму, потянул Софи вверх по улице, к туннелю, ведущему на поверхность. *** Ночное небо расколола яркая молния. Дождь лил как из ведра. Выбравшись из люка, Софи отползла в сторону и, уткнувшись в ладони, лежала не двигаясь. Сердце отчаянно стучало, раны на спине горели, а мокрая одежда неприятно липла к телу. Патрик выбрался следом и закрыл люк. – Представляю, что с нами теперь сделает Эстель, – сокрушенно сказал он. – Мы провалили задание, не смогли спасти ловца и, что худшее всего, вернулись с пустыми руками. Да она нас в порошок сотрет. – Я бы так не сказала. – Софи села и, порывшись в кармане куртки, протянула Патрику медальон. – Но где ты… – Сорвала с шеи Джоэла, когда… Эти твари, видимо, поймали его до того, как он успел поместить медальон в шкатулку. Жаль беднягу. – А откуда тогда они знали о нас? Софи поежилась и обхватила себя руками, она уже промокла до нитки. – Возможно, выбили из него информацию, а возможно, ничего и не знали. Подумай сам, этот Юлий мог идти за нами довольно долго. Он двигался бесшумно, как тень… Он мог слышать наш разговор о ловце и о том, что тот должен нам передать. А шкатулка могла быть у него с собой на продажу. Все это сопоставив, он решил позабавиться. – Но ведь это было весьма рискованно. Мы могли забрать шкатулку и уйти. – Патрик повысил голос, чтобы перекричать шум ливня. – И тогда бы ему пришлось нас отпустить. Но он получил все карты, когда ты заявил, что шкатулка пустая. Патрик выругался и, нахмурив брови, надолго замолчал. Софи взволнованно наблюдала за ним, чувствуя, как он злится. Он очень не любил, когда его оставляют в дураках, особенно если это удается провернуть какой-то нечисти. – Недалеко отсюда есть кондитерская, – наконец сказал он с едва заметной улыбкой. – Если предложение провести вместе вечер еще в силе. Глава 5 – Обожаю карамельно-грушевую начинку, – произнес Патрик, с аппетитом принимаясь за пончик. Крем потек между пальцами, и он начал его слизывать. Наблюдая за ним, Софи рассмеялась. Самой ей есть не хотелось, поэтому она взяла только большую порцию латте. Ливень наконец прекратился, принеся с собой вожделенную свежесть и прохладу. Необычайно пустые улицы семьдесят седьмого квартала настораживали, но Софи все списала на непогоду. Со стаканчиком в руке она шла вдоль дороги, балансируя на высоком бордюре. – Как думаешь, зачем Томаса отправили разведывать об этих Смертельных играх, да еще и на Дно? Что там могут об этом знать? – спросила она, остановившись напротив парфюмерной лавки. – Это ведь просто развлечение для богатеев. Повсюду сплошная реклама и ничего интересного, его еще даже в эфир не пустили. – Возможно, все не совсем так. – Дожевывая пончик, Патрик указал на постер, приклеенный к витрине. – Вот читай, тут написано мелкими буквами: «Заплати и выживи». Это шоу рассчитано на сорвиголов, которым нечего терять. – Ты прав. О том, что творится на сьемках на самом деле, нам ничего неизвестно, – сказала Софи. – И вполне вероятно, что слова ведьмы о забавах с нечистью не лишены смысла… Ладно, завтра все выясним, а теперь пойдем, ты замерз. – Вот и неправда! – Патрик демонстративно расправил плечи. – Ну да, скажи это своим зубам, которыми ты только что отстучал девятую сонату… Софи вдруг замедлила шаг. Чувство тревоги, не покидавшее ее с самого Дна, достигло пика. Она огляделась: все магазины закрыты, свет не горит, вокруг ни души, даже патрулей нет. Странно. Очень странно. Земля под ногами пошла мелкой дрожью, словно неподалеку неслось стадо слонов. Софи уставилась в темноту, ища источник вибрации, но ничего необычного не увидела. Было зловеще пустынно, но грохот приближался, и к нему прибавился треск асфальта. Дорога покрывалась паутиной тонких трещин. Стекла в окнах домов теперь дрожали. – Что за… – выдохнул Патрик. Глядя ей за спину, он доставал кинжалы. Софи обернулась. К ним неслась компания из семи человек, появившаяся из-за угла. – Назад! Убирайтесь! – кричали они, размахивая руками. Дорога задрожала с новой силой. Стоило бы внять советам, но ноги словно приросли к земле. Толпа приблизилась, и Софи почувствовала, как кто-то, одетый в темно-серый балахон с низко надвинутым капюшоном, крепко схватил ее за запястье и потащил за собой. Выбора не было, она стремглав побежала вперед. Патрику тоже не дали отстать двое незнакомцев. Софи попыталась разглядеть того, кто ее тянул. Судя по телосложению и размеру руки, это был парень. Грохот приближался. К нему прибавилось ужасное шипение. Асфальт ходил ходуном, будто под ним ползло что-то огромное. Добежав до перекрестка, незнакомцы в серой униформе, как по команде, разделилась, и парень рванул в пустынный переулок, увлекая за собой Софи. Куда потащили Патрика, она не видела. Щедро сыпля проклятиями, Софи попыталась освободиться, но тщетно – незнакомец даже не взглянул в ее сторону. Завернув за угол многоэтажки, он всем телом навалился на Софи и крепко прижал к стене. От него веяло жаром, одежда пропахла потом и дымом. Поморщившись, она попыталась оттолкнуть его, но парень только раздраженно что-то прошептал и принялся осматривать улицу. – Да что здесь происхо… – начала Софи, но его ладонь бесцеремонно закрыла ей рот. А вот это уже ни в какие ворота! Прикинув, что на ее стороне эффект неожиданности, Софи отточенным движением заехала незнакомцу прямо под ребра. Он успел только ойкнуть и уже в следующее мгновение стоял с заломленной рукой. – Э-эй! Леди так себя не ведут! – сдавленно прохрипел он с сильным акцентом. Софи и раньше случалось такой слышать, правда, редко. Он резал слух – все слова произносились мягко, плавно перетекая от низких тонов к высоким. – А ты не больно-то сообразительный: леди не встретишь на улице ночью. Парень рассмеялся. – Согласен, можно встретить только проституток и охотников за головами. Делаю ставку на второе, хотя и первое отвергать не возьмусь. Софи с удовольствием познакомила его физиономию со стеной. – Не знаю, кто вы такие и во что нас втянули, но вы дорого за это заплатите! Куда твои дружки увели Патрика? – Поверь, у него сейчас гораздо меньше проблем. Да отпусти ты меня! Эта тварь порвет нас на куски прежде, чем здесь появится кто-то из Организаторов! Вывернувшись и отпрыгнув в сторону, незнакомец посмотрел на Софи. Тень от капюшона наполовину скрывала его лицо, и она видела только точеный кончик носа, тонкие губы и плавные линии скул. – Организаторы? – недоверчиво переспросила Софи. – Что ты… Прямо у нее за спиной послышался оглушительный треск, заставивший осечься. Софи обернулась. Расшвыривая в стороны обломки тротуара, из-под земли вылезла уродливая помесь саламандры со змеей метров десять в длину и три в высоту. Гулко втянув воздух, чудовище на миг притихло, словно принюхиваясь. Потом тряхнуло головой и, уставившись прямо на Софи и незнакомца, зашипело. Они не шевелились. Крепкие когти заскрежетали по асфальту, высекая искры: чудовище наконец решило, что делать дальше, и стремительно поползло к ним, оставляя за собой скользкий след. Софи читала об этом демоне, но встречаться с ним ей еще не приходилось. Парень выругался, медленно отступая. – А вот и йян-ти. Отлично. Здесь твое оружие не поможет, – процедил он, взглянув на кинжалы, которые обнажила Софи. – Просто не отставай… И давай в этот раз без фокусов! Саламандра опять зашипела и изрыгнула сгусток красноватой слизи. Софи в последнюю секунду уклонилась, и слюна растеклась по стене темным пятном. Кирпичи задымились, и уже через мгновение в кладке зияла дыра размером с кулак. Не желая испытать на себе действие этой гадости, Софи бросилась догонять незнакомца. Длинная улочка постепенно предательски сужалась. Обежав нагромождение мусорных баков, в которых, кажется, кто-то спал, Софи уперлась в стену. – Проклятье – тупик! – выдохнула она. – Весьма проницательно. – Парень расстегнул балахон и достал из-за пояса необычный серп из темного металла. Ловко покрутив его в руке, он задрал голову и лихорадочно зашептал: – Думай. Думай! Что делать? Что делать? Что ты можешь сделать?.. Позади раздалось шипение. Софи испуганно обернулась. Рептилия преодолела уже полпути и стремительно скользила к ним. – Сюда! – Парень указывал на пожарную лестницу в нескольких метрах у них над головами. Но она была слишком высоко… Небольшое расстояние между домами сыграло ему на руку. Он разбежался, подпрыгнул, оттолкнулся ногами от стены и зацепился серпом за нижнюю перекладину лестницы. Она с грохотом опустилась. Кем бы ни был этот незнакомец, действовал он очень ловко и явно проделывал такое не впервые. Это тревожило Софи, но в разы меньше, чем разъяренная йян-ти у них за спиной, готовая снова броситься в атаку. – Тебе нужно письменное приглашение? Залезай! – велел он. На мгновение отвлекшись, парень выпустил из поля зрения рептилию, за что почти сразу поплатился: комок слизи пролетел совсем рядом, задев его плечо и мгновенно разъев одежду. Он стиснул зубы, но не издал ни звука. Софи скривилась, почувствовав запах паленой плоти, но продолжила подниматься по лестнице. Ее спутник последовал за ней. На крыше буйствовали порывы ветра, пробирая до костей. Софи мгновенно окоченела в мокрой одежде. Обхватив себя руками, она огляделась. Вокруг были только антенны, кучи ржавых банок и несколько фанерных листов. – Если перепрыгнуть на соседний дом, сможем спуститься на Западный бульвар, а там нас встретят. От соседней крыши действительно отделяло всего несколько метров, и, хорошо разогнавшись, можно было с легкостью их преодолеть. Незнакомец перегнулся через перила, оценивая расстояние до земли, и вдруг прибавил: – Не волнуйся, твой друг в безопасности. Казалось, раненое плечо его мало волновало, или же он прекрасно владел собой. – Здесь оставаться опасно. Организаторы найдут саламандру и быстро поймут, что она за кем-то охотится. Упершись взглядом в парня и не отвечая, Софи нахмурилась. То, что она до сих пор не знала, с кем имеет дело, весьма раздражало. – Ничего не хочешь объяснить? – спросила она, скрестив руки на груди. – Не имею ни малейшего желания. – Кто ты, черт возьми, такой? – упрямо продолжила она. – Почему за тобой гонится демон? И кто забрал Патрика? И что еще за Организаторы? – Милая, у меня для тебя шокирующая новость: не твое дело! – Незнакомец покачал головой и, пройдя мимо Софи, остановился возле пожарной лестницы. Внизу угрожающе шипела йян-ти. – Я не просила втягивать меня неизвестно во что. Невелика радость – застрять на крыше в компании какого-то сомнительного типа. Впрочем, если не хочешь говорить, я с радостью могу помочь тебе… – Ты всегда такая надоедливая? – А тебя часто избивают девушки? – Пора убираться отсюда. – Он сделал несколько шагов назад. – Так что либо ты идешь со мной, либо остаешься здесь. Решай. Он разбежался, оттолкнулся от перил и, выписав в воздухе невероятный кувырок, приземлился на крыше соседнего дома. Софи не заставила себя долго ждать и через несколько секунд приземлилась рядом с ним. – Жаль. Я до последнего надеялся, что ты останешься там. – Он еще ниже опустил капюшон. Софи сжала кулаки. Пришлось приложить немало усилий, чтобы успокоиться и не врезать этому идиоту как следует. – Не знаю, кем ты там себя возомнил, но попридержи язык! – Как скажешь, охотница. – Он едва заметно улыбнулся. – Пойдем. Больше не разговаривая, они спустились с крыши и так же молча прошли несколько кварталов. Дальше, посреди площади, был припаркован огромный темно-синий фургон, возле которого ждала компания в серых балахонах. Неподалеку стоял Патрик, раздосадовано притоптывая на месте и вглядываясь в соседний переулок. Увидев Софи, он бросился ей навстречу. – Ты как? Цела? – Он осмотрел ее с головы до ног, но, не заметив видимых повреждений, успокоился и крепко обнял. – Да, все хорошо, – произнесла Софи, наблюдая за незнакомцем, имени которого так и не узнала. Тот неторопливо шагал к своим, не обращая на нее и Патрика ровным счетом никакого внимания. – Кто эти люди? – Ловцы. – Патрик проследил за ее взглядом. – Это они перекрыли и очистили квартал. Выполняли какое-то задание, а тут влезли мы. Это многое объясняло: ловцы – хорошо обученные солдаты. Работая при министерстве, они круглосуточно патрулировали город, следили за порядком и спокойствием в Акрополе. Вот почему этот парень двигался так ловко. – Эй, вы двое! – окликнула их крепкая женщина с седыми волосами, стянутыми в хвост на затылке. Большая часть команды уже залезла в фургон, и на площади остались только эта женщина и девушка с эмблемой ловцов на рукаве – полукругом с тремя витками, похожими на щупальца осьминога. Патрик и Софи покорно подошли. – Слушайте и мотайте на ус, охотники. Если еще раз куда-то вляпаетесь, мои люди не будут рисковать, спасая ваши шкуры! – Оставьте вы патрульного у входа на Дно, мы бы вам не помешали, – мрачно ответила Софи. Ловцы никогда не скрывали своего пренебрежения к Лиге. – Мы что, их просто так отпустим? – спросила девушка, сверля взглядом Патрика. – Головорезов не трогать, приказ есть приказ. – Головорезов, – с притворной мягкостью повторила Софи. – Ваша субординация, мэм, оставляет желать лучшего. – Да-да, конечно, охотники, – насмешливо поправилась женщина. – Впредь будьте внимательнее, если не хотите сорвать еще одну операцию. Патрик что-то проворчал себе под нос. Софи вспомнила рептилию. Ловец знал о ней подозрительно много, хотя работа с нечистью была не в компетенции сотрудников министерства… Очень странно. Эти ребята что-то затевали. Оставалась слабая надежда, что встреча с министром прольет на это свет. До рассвета оставалось всего несколько часов. Не желая тратить попусту время, Софи молча направилась к ближайшей станции подземки. Она надеялась, что хоть движение поездов еще не перекрыли. Патрик поплелся следом. За всю дорогу они перекинувшись лишь парочкой ничего не значащих фраз. Поезд Патрика прибыл почти сразу, и, все так же молча усевшись в вагон, он помахал на прощание. Собственную электричку Софи пришлось ждать еще добрых полчаса. Оказавшись наконец дома, она упала на кровать, даже не раздеваясь, и провалилась в глубокий сон. Глава 6 – Два часа! – возмутился Патрик, когда за ним закрылась дверь лифта. – Почти два часа Мортем терзал мою светлую голову своими идиотскими вопросами! Да я даже Кодекс за всю свою жизнь не пересказывал столько раз, сколько наши вчерашние похождения! Ему что, отчета мало? – Патрик запустил руку в волосы и взъерошил их. – Ты же знаешь, он не любит возиться с бумагами. Софи стояла, прислонившись плечом к стенке кабины. Подняв голову, она посмотрела на свое отражение в зеркальной поверхности потолка. Обычно ей нравилась ее внешность, особенно россыпь веснушек на щеках, которая осенью становилась едва заметной. Но сейчас вид у Софи был уставший; кратковременный сон не принес желанного отдыха, даже наоборот – измучил слишком яркими кошмарами о йян-ти. – Да уж… Его маниакально-скрупулезный допрос напоминает скорее пытки, – не унимался Патрик. – В такие моменты он хуже Эстель! Для полной картины еще бы дыбу у себя в кабинете установил. Лифт стремительно мчался вверх, отчего у Софи щекотало в животе. Она устало оттянула воротник камзола. По случаю визита министра пришлось надеть парадную форму, которую Софи считала ужасно неудобной. Красный приталенный камзол, расшитый золотыми нитями, черная рубашка, узкие брюки и высокие ботинки – в этом наряде она просто обливалась потом. Довершали форму золотые эполеты, отличительный знак Альфы. Команда Бета носила серебряные, Гамма, где состояла большая часть охотников, щеголяла с бронзовыми, а отряд новоиспеченных рекрутов – Дельта – довольствовался медными. Поднявшись на нужный этаж, Софи и Патрик поспешили по длинному узкому коридору. В конференц-зале их уже ждали. С одной стороны огромного стола сидели несколько ловцов и министр Теодор Эванс – пожилой седой мужчина, похожий на напыщенного борова в дорогом костюме. Другую сторону заняли представители Лиги: Эстель, Бестибаль и полный состав Беты, куда входили Орфей, Кук и Ива Хейс – привлекательная рыжеволосая девушка с выразительными зелеными глазами. – Большая честь видеть вас сегодня с нами, – напряженно произнес министр. – Прошу, присаживайтесь! Софи и Патрик заняли отведенные им места, не обращая внимания на пристальные взгляды присутствующих. За последний год это была их пятая встреча с министром, и он по-прежнему считал себя пупом Земли, если не центром Вселенной. – Вы опоздали, – продолжил Эванс. – В Лиге разве не учат пунктуальности? – Не прикажете вы нам искать на Дне вашего ловца, мы, возможно, явились бы раньше. – Софи осторожно откинулась в кресле, боясь потревожить едва затянувшуюся рану на спине. – София! – прорычал Бестибаль. – Все в порядке. – Министр криво ухмыльнулся. – И как, вы справились с заданием? – Вполне. – Эстель вручила министру медальон. – София лично сняла его с шеи вашего коллеги, хотя спасти его, к сожалению, не удалось. Племя людоедов поймало его раньше, чем подоспели охотники. – Что ж, Томас Джоэл погиб как настоящий герой. – Министр передал украшение одному из ловцов. Тот сразу покинул помещение. – Кстати, привидение министра Уэйда случайно не затерялось где-то на Дне? У меня к нему найдется парочка вопросов… Например, кто из вас двоих убрал его? И сколько вам заплатили за его голову? Никто не ответил. Это сделал Гарри. Кто был заказчиком, так и осталось тайной. Все, что сообщили в Лиге, – министр Вернон Уэйд одержим демоном, а значит, подлежит уничтожению. – Господин министр, – вмешалась Эстель. – Давайте перейдем от личных вопросов и комментариев к цели вашего визита. Эванс поджал губы и смерил ее недобрым взглядом. Пока он пространно бормотал о важности встречи, Софи рассматривала его прихвостней. Всего их было пятеро. Скользнув равнодушным взглядом по бритоголовому бородатому мужчине, женщине, с которой они общались накануне у фургона, и темнокожим близнецам, Софи уставилась на парня, сидевшего напротив. Чем больше она в него вглядывалась, тем сложнее было избавиться от дурацкого дежавю: спутанные пепельно-русые волосы, серьга в ухе – все это казалось таким знакомым… Откуда она его знает? Серьга. Тонкая, крестообразная. Тонкая кресто… Софи могла поклясться, что в секунду, когда она вспомнила вчерашнее утро, ее шарахнуло током. Нервно вздохнув, она сползла по спинке стула и едва не оказалась под столом. К сожалению, ее реакция не осталась незамеченной. Покосившись на нее, парень уставился в окно, но уголки его губ приподнялись в едва заметной улыбке. – Для нас и всех жителей Акрополя наступили темные времена, – тем временем продолжал Теодор Эванс. – Эта напасть явилась как гром среди ясного неба… – О чем вы? – спросил Орфей, усердно ковыряя ногтем подлокотник кресла и всем своим видом демонстрируя смертельную скуку. Министр скрестил руки на груди и посмотрел на женщину слева от себя. Как позже выяснилось, ее звали Меланта Стэм, она была командиром отряда ловцов и руководила операцией. – Легенды, – сказала она и встала из-за стола. – Вам ведь известны легенды, мистер… – Лейтон. Увы, сказки не относятся к числу моих интересов. – Но вы знаете о Стражах, так ведь? – подал голос один из близнецов. – Только не говорите, что вы никогда не слышали историй о них! – Удивленно взглянув на Орфея, он затараторил: – Если это так, тогда я не знаю, зачем мы вообще сюда пришли… Мистер Эванс, мы справимся без головорезов, они будут только путаться под ногами! В ответ министр одарил его испепеляющим взглядом. Софи слышала о Стражах еще в детстве, но считала это выдумками. По легендам, вся Вселенная создана из семидесяти двух Слов, каждое из которых символизирует определенный Элемент, заложенный в ее основу. Это может быть что угодно: сталь, кости, земля, ветер… Никто точно не знает, что конкретно собой являют загадочные Элементы, да и зачем – это ведь сказки. Также Софи было известно, что Слова охраняют некие Стражи, древние, как само мироздание. Их четверо. Они наделены какими-то сверхъестественными силами, могущественны и опасны. Вот и все. На этом ее знания о Стражах исчерпывались. – Стражи? – рассмеялся Патрик. – Вы серьезно? – Да, – кивнула Меланта. – Они столь же реальны, как я или ты. – Да бросьте, – он покачал головой. – Это розыгрыш такой? – Стражи не заинтересованы в том, чтобы показываться людям, поэтому общается с ними исключительно президент. – Меланта сделала паузу, изучая недоверчивые лица охотников, затем уточнила: – Полагаю, вы слышали о Смертельных играх? – Допустим, – ответила Софи. – Так вот, этими играми занимаются некие Организаторы. В их круг входят в основном публичные и состоятельные персоны, – продолжил министр. – Чиновники, аристократы, известные писатели, музыканты, спортсмены… Всего их насчитывается около сотни, и они стараются хранить свою причастность к кругу в тайне. Все они обладают определенными ресурсами и тратят их на то, чтоб отыскать нечто связанное со Стражами. Нам не удалось узнать, что именно они ищут, но, смею предположить, что это весьма важно. Недавно один из Стражей обратился к президенту Догерти с просьбой разузнать о делах этой сомнительной организации. Чтобы отвлечь внимание общественности и властей от истинной цели своего существования, они запустили Смертельные игры. Участники – обычные граждане, которые добровольно соглашаются с условиями игр и, более того, сами оплачивают участие, пополняя карманы Организаторов. Известно также, что здесь не обошлось без нечисти, хотя на данный момент мы не можем это доказать. Мои люди изъяли и отсмотрели первые выпуски Смертельных игр, предназначенные для эфира, – никаких темных тварей там нет. Но некоторые участники утверждают обратное: забавы с нечистью остаются за кадром, исключительно для избранных зрителей – Организаторов. Эти люди опасны. Они сумели вовлечь в дело демонов высшего класса, которые всячески поддерживают их в поисках, связанных со Стражами. Мы зовем их Мастерами. – Откуда вам все это известно? – полюбопытствовал Кук. – Вы что, тоже в их адском фан-клубе? – Что за чепуха! – возмутился министр. – Хорошо. Даже если все это действительно правда, – вмешалась Ива. – Что вам нужно от нас? Сразиться с армией фанатиков? – Меня интересуют эти двое. – Министр обвел широким жестом Патрика и Софи. – Остальные будут лишь оказывать посильную помощь. Попасть в круг Организаторов весьма нелегко, необходимо пройти ряд проверок, и только тогда появится возможность узнать их планы. – Он помолчал, переводя дыхание, после чего продолжил: – Большинство ловцов уже успели засветиться. Как и в случае с Томасом Джоэлом, они не вернулись. – С Джоэлом расправились людоеды, – напомнил Патрик. – Они что, подчиняются этим вашим Мастерам? – Нет. – Теодор Эванс покачал головой. – Согласно данным нашей разведки, жители Дна сохраняют нейтралитет, руководствуясь собственными неписанными законами. Похоже, ловцу просто не повезло оказаться не в том месте не в то время. – До вас Организаторы еще не добрались. – Меланта неторопливо обошла стол и остановилась напротив Бестибаля. – Следовательно, вы не вызовете подозрений, по крайней мере, сразу. Как мне стало известно, в команде Альфа не хватает одного участника. Посоветовавшись с вашим руководством и приняв во внимание все обстоятельства, мы решили, что его место займет ловец. – ЧТО?! – хором выпалили Орфей и Кук. Патрик и Софи мрачно переглянулись. – Большей глупости я еще не слышал, – выдавил Патрик. – Мы не станем работать с ловцом! – Софи впилась гневным взглядом в министра. Эстель хлопнула ладонью по столу, выдав нечто среднее между рыком и приказом немедленно заткнуться. – Плевать я хотел на ваши капризы, – вяло отмахнулся министр. – Президент отдала приказ, который я обязан выполнить. София и Патрик, с вами будет работать Захария. Это решение окончательное и не подлежит обсуждению. В случае неповиновения вас незамедлительно уволят из Лиги, я понятно изъясняюсь? Патрик сделал глубокий вдох, самообладание медленно покидало его. Юноша, которого только что представили, слегка кивнул в знак приветствия и взял слово. У Софи перехватило дыхание и возникло непреодолимое желание залезть под стол, а еще лучше – провалиться сквозь землю. Тот же голос и сильный акцент… Напротив нее сидел незнакомец, лицо которого вчера скрывалось в тени капюшона. *** – Вы должны осознать всю важность задания. Если провалите его, то просто не выберетесь оттуда. – Меланта задумчиво переводила взгляд с Патрика на Софи. – Ловцам так и не удалось пройти все проверки и внедриться в круг Организаторов. И мы очень надеемся, что это удастся вам. Мы создали каждому из вас новую личность и легенду. – Она раздала охотникам толстые папки. – И прошу вас, изучите все крайне внимательно. Софи решила отложить знакомство со своим новым «я» хотя бы на следующие несколько часов: боль в спине решительно напомнила о себе. Утром, когда Софи рассматривала следы от зубов, рана уже воспалилась. Пообещав себе после совещания зайти в лазарет, она перевела взгляд на хмурого Патрика. Софи прекрасно понимала его чувства. Он скорее смирился бы с тем, что место его брата занял Орфей – как-никак товарищ, которого он давно знал и которому доверял, но только не ловец. Это было выше его сил. Захария сидел, сложив руки перед собой. Взгляд его разноцветных глаз (правый – светло-карий, левый – голубой) не отрывался от новых напарников. – У них надежная система охраны, даже у стен есть уши. Так что настоятельно советую придерживаться ваших историй до мелочей, – сказал министр. – В эти выходные в загородном поместье Организаторы дают бал в честь новых последователей их движения. На таких мероприятиях они присматриваются к членам клуба, которыми, как я уже говорил, являются лишь богатые, влиятельные лица. Вы в списке приглашенных. Вам необходимо приложить все усилия, чтобы им приглянуться. Орфей скорчил недовольную мину: – Два дня? Чудесно, нам дают только два дня, чтобы изучить эту кипу бумаг! – Один, – поправила его Меланта. – Послезавтра мы будем приводить вас в порядок. Вы не можете явиться на бал в потертых джинсах, растянутых футболках и с оружием в руках. Поэтому сосредоточьтесь, времени мало. – Мы так не договаривались, Теодор! – вмешался Бестибаль. – Вы подвергаете наших охотников опасности. – Мы и не собирались вести какие-либо переговоры. Охотники сейчас полностью под руководством министерства и президента. Тем, кто вовлечен в задание, по окончании совещания запрещается приближаться к зданию Лиги. Никаких связей и сообщений. И… у вас, кажется, есть какие-то радары – сдайте их. – Вообще-то это компасы! – Патрик швырнул свой компас на стол. Меланта села рядом с Эвансом. – Патрика будет сопровождать Ива, – сказала она. – Софи будет работать в паре с Захарией. Ну, а с деталями вы ознакомитесь сами. – Что? Но… – Софи потеряла дар речи. Такого она не ожидала. Изумленно обведя взглядом присутствующих, она с трудом продолжила: – Мы с Патриком всегда работаем вместе! – Не в этот раз, – отрезала Эстель. У Софи внутри словно что-то оборвалось. Она не могла позволить кому-то другому пойти на опасное задание в паре с ее лучшим другом. Не то чтобы Софи не доверяла Иве, дело было даже не в ней. Софи с Патриком были слаженной командой и благодаря годам усердных тренировок понимали друг друга без слов. Что, если с ним что-то случится? Софи уже готова была взорваться гневной тирадой, как почувствовала на своей дрожащей руке прохладную ладонь Патрика. Он наклонился и прошептал: – Все будет хорошо, Софи. Мы все равно надерем им задницы. – За вами заедут в четверг. В пятницу вы отправитесь в поместье и, если все пройдет хорошо, останетесь там до воскресенья. А после мы встретимся. – Министр встал. Помедлив у двери, он обернулся и усмехнулся. – Надеюсь, вы умеете танцевать. Софи еще долго сидела за столом, растерянно переваривая услышанное. Патрику, как всегда, удалось быстрее овладеть собой. Подойдя к Захарии, он протянул ему руку и сказал: – В пять мы собираемся в «Ракете» через дорогу отсюда. Приходи, если захочешь. Захария ответил на пожатие и, кивнув, вернулся к Меланте. Женщина разложила перед ним какие-то бумаги и принялась вполголоса что-то объяснять. Охотники разошлись. Патрик уже вышел в коридор, и Софи поспешила за ним. Закрывая дверь, она обернулась и поймала взгляд ловца. На его лице мелькнула тень улыбки. Глава 7 Обзаведясь парочкой швов и бутылочкой обезболивающего, Софи возвращалась из лазарета. Каждый гулкий шаг по коридору отдавался тупой болью в голове – после встречи с министром и его прихвостнями у нее началась мигрень. Мысли путались, и Софи никак не удавалось сосредоточиться. Ей предстояло многое обдумать: рискованное задание, запрет приближаться к Лиге… Да и работа с новым напарником не предвещала ничего хорошего. По коридору сновали люди в униформе. Зеленый Сектор тренировочного центра занимал со второго по пятый этаж и был отведен под научно-исследовательские лаборатории, лазарет и залы, где охотники проводили ежедневные тренировки. Спустившись в вестибюль, напоминавший потревоженный улей, Софи протиснулась сквозь компанию молодых людей в черной униформе – охотников из Гаммы – и увидела, что ее уже ждут. Дороти Финч, молодая секретарша Эстель, заняла удачный наблюдательный пункт, пристроившись возле входной двери рядом с постом охраны, и пристально вглядывалась в каждого, кто проходил мимо. Маленькая и хрупкая, она производила впечатление очаровательной девушки ровно до тех пор, пока не познакомишься с ней ближе. Отличительными чертами Дороти были катастрофическая неуклюжесть и создаваемый ею информационный хаос; она могла часами без умолку болтать, заставив собеседника горько пожалеть о желании перекинуться с ней парой слов. Дороти провалила выпускные экзамены и так и не стала охотником, поэтому Эстель взяла ее в секретари, что вполне подходило ее настырной вездесущей натуре. – Софи! – помахав рукой, Дороти начала пробираться сквозь толпу. – Тяжелый день, да? Мы не виделись после «Механической дамы»! Вы ведь сегодня встречались с министром, да? Я боялась, что ты уже ушла, но Патрик сказал, что ты в лазарете. Вот я и решила тебя подождать, – выдала она на одном дыхании, ни разу не запнувшись. – Какие-то проблемы? – вяло спросила Софи. – Проблемы? Да нет, что ты… – Тут ее взгляд остановился на папке, которую Софи держала в руках. – О, так министр поручил вам задание, да? Это все так интересно! Да-да, я понимаю, конечно, ты не можешь ничего рассказать, это ведь секретно. Лига так много делает для министерства, а они этого не ценят! – Дороти, если ты ищешь Кука, то я не знаю, где он. Он мне не отчитывается, – бесцеремонно перебила Софи, надеясь поскорее от нее избавиться. Все разговоры с Дороти так или иначе сводились к Куку, поэтому нетрудно было предугадать, в какое русло направляется и этот. – При чем здесь Кук? Я искала тебя, – обиделась Дороти. – Меня? – Не волнуйся, моя скромная персона не отнимет много времени. – Дороти вымученно улыбнулась, достала из сумки конверт и протянула Софи. – Вот, держи. Утром курьер принес вместе с другой почтой. Адресовано тебе. Я разбирала корреспонденцию Лиги и подумала, что стоит отдать его тебе лично, оно какое-то странное. Софи засунула папку под мышку и взяла конверт. Отправитель не удосужился оставить ни обратного адреса, ни имени. Внутри оказался прямоугольный листок, похожий на открытку. Дорогая глянцевая бумага была Софи хорошо знакома – такой обычно пользовались ее родители. Но это послание явно было не от них. Аккуратным незнакомым почерком на листке было выведено: ПТА 10Б. Сегодня. Приходи, иначе кто-то из твоих друзей пострадает. Софи нахмурилась и взглянула на Дороти. – Курьер не говорил, кто передал конверт? – Нет. А что там такое? Что-то случилось? Можно взглянуть?.. – Да так, ерунда… – Софи быстро спрятала послание в карман. – А вы сегодня собираетесь в «Ракете»? Я просто тоже свободна после работы… – Откуда?.. Кто тебе сказал? – Софи сомневалась, что Патрик мог проболтаться надоедливой Дороти, и всем своим видом давала понять, что радость ее не взаимна. В ответ девушка лишь загадочно улыбнулась. Рыжие волосы, взметнувшись, хлестнули Софи по носу, и Дороти исчезла за приоткрытой дверью. Глава 8 В дверь барабанили с такой силой, словно намеревались ее выбить. Софи резко села на кровати и недоуменно уставилась в окно. На улице уже стемнело. Оторвавшись от созерцания едва заметных звезд, она перевела взгляд на часы. Восемь вечера. Но… – Черт! Софи спрыгнула с кровати и выбежала из спальни. Она проспала встречу с друзьями в «Ракете». Вернувшись домой, она прилегла отдохнуть и не заметила, как уснула. – Да я сейчас кого-то прибью этой дверью! – рассержено проворчала она. Спросонья все звуки казались громче, и требовательный стук болью отдавался в висках. Он не прекращался, пока она не открыла. На пороге возвышался Патрик, а за его спиной жались в кучку Кук, Орфей, Ива и Захария. – Что случилось? – взволнованно спросил Патрик. – Ты не пришла в кафе, и мы начали беспокоиться. – Не мы, а ты, – поправил Кук. – Помолчи, – толкнула его локтем Ива. Софи потерла лицо, пытаясь прогнать сонливость: – Извини, я проспала. В ответ Патрик очаровательно улыбнулся, и Софи поймала себя на мысли, что так умеет улыбаться только он. – Тогда тебя приветствует доставка на дом. – Он поднял руку, демонстрируя пакет, доверху набитый коробками с едой навынос. Головокружительный аромат жаренного цыпленка мгновенно пробудил аппетит. Отступив, Софи пропустила гостей. Последним в квартиру вошел Захария. Закрыв дверь, Софи проводила его взглядом до гостиной. Его присутствие очень тревожило ее, и не только из-за случившегося на злосчастной вечеринке. Уже много лет в их компанию не вливался никто новый, тем более ловец. А общий секрет только усложнял положение. Хотя, судя по всему, парень быстро освоился среди охотников и чувствовал себя вполне комфортно. – Куда поставить? – Захария кивнул на поднос с бумажными стаканчиками, и Софи молча указала на небольшой круглый столик, возле которого уже расположились ее друзья. – Ты сюда недавно переехала? – Он принялся осматривать комнату. – Нет, я живу здесь уже несколько лет. – Значит, тебя ограбили? – На его лице появилась улыбка. – Что, прости? – Софи все больше сгорала от желания вытолкать ловца вон. – Минимум мебели, никаких фото, книг и даже цветочных горшков. Создается впечатление, что здесь либо поработали воры, либо давно никто не живет. – Да ты, я вижу, эксперт по обустройству квартир. Лучше присаживайся. – Она нетерпеливо махнула в сторону дивана. Изнуренный голодом желудок сначала возликовал от обилия пищи, но потом принялся протестовать. Софи отставила тарелку – третий кусок запеканки оказался слишком тяжелой задачей. – Кстати! – Орфей внезапно прервал оживленный рассказ о новой модели байков, от которых был просто без ума, и перевел взгляд на ловца. – Захария, расскажи нам о себе. – Не думаю, что вас заинтересует моя биография. Хотя в ней найдется несколько весьма занятных фактов. – Взгляд Захарии задержался на Софи. – О, чую тайны, интриги и провокации, – не сдавался Орфей. – Я сплошные уши! – Он картинно растянулся на диване, спихнув Иву на пол. – Захария, имей в виду, этот белобрысый тот еще сплетник, – произнесла Ива и достала из рюкзака пару увесистых книженций. – Это легенды о Стражах, – объяснила она, поймав несколько вопросительных взглядов. – Ловцы давно сотрудничают с ними, как я понимаю… в этом есть смысл, раз вам столько о них известно. Повисла пауза. Орфей и Патрик настороженно переглянулись. Как позже узнала Софи, они уже чуть не поубивали друг друга, споря об этом. Захария рассмеялся и покачал головой: – Министр любит пускать пыль в глаза, но ловцы не имеют ничего общего со Стражами. Мы сами узнали о них относительно недавно, когда к нам за помощью обратилась президент Догерти. Орфей поник и тихо выругался. Патрик триумфально улыбнулся. – Фея, с тебя двадцатка! – произнес он и отхлебнул кофе. Называть Орфея Феей без какой-либо угрозы для жизни и здоровья мог только он. – Выходит, вы даже не одни из лучших. Тогда какого черта тебя подослали к нам? – впервые подал голос Кук. – Подослали? Я вам не враг. – Да что ты говоришь… Улыбка сползла с лица Захарии. – Я не напрашивался, – сказал он. – Понимаю, ты злишься. Это ведь ты стремился попасть в Альфу? Эстель упоминала о тебе… Но, если не ошибаюсь, это место все равно должен был занять Орфей. Кук поднял голову и испепеляюще уставился на ловца. Заметив в глазах товарища злобные искорки, Патрик поспешил перевести разговор в более безопасное русло: – Выходит, эти Стражи покруче «Аниматоров»? – Ты сравниваешь их со стайкой косматых рок-музыкантов? – ухмыльнулась Ива, перелистывая страницы книги. – А что? Я не удивлюсь, если кто-то из Стражей тайком играет в какой-нибудь хеви-метал группе. Софи с Орфеем переглянулись и расхохотались. – Я видел одного из них. – Захария произнес это совершенно будничным тоном. Точно так же он мог бы во время торнадо сообщить, что на улице слегка моросит, мимо пролетают деревья и авто, а из-под земли вылезают динозавры. Патрик поперхнулся чаем. – Врешь, – сказала Софи, похлопав его по спине. – Нет. Несколько недель назад я без предупреждения ворвался в кабинет министра, когда к нему с визитом прибыл Страж. После этого меня на пару дней заперли в карцере. – О, у вас тоже есть карцер! – воодушевился Орфей. – Однажды я провалил задание, и меня отправили туда на неделю. Сначала было нереально скучно, а потом ничего так, втягиваешься – сидишь такой в депрессии и стены соплями разрисовываешь. – Но ведь со Стражами встречается только президент, – сдавленно прохрипел Патрик. – По крайней мере так сказал Эванс. Захария кивнул. – Со всеми четверыми – да. Но раз в полгода один из них наведывается к министру. То, что Стражи не влезают в дела смертных, не значит, что они ими не интересуются. – Что за чушь! Зачем им вообще это делать? – спросил Кук. – Наш мир – и их мир тоже, – спокойно ответил Захария. – Нет ничего странного в том, что они хотят быть частью общества. Пусть и очень отдаленной частью, но все же… Софи заметила, что Ива жадно ловит каждое слово Захарии. Ей и вправду были интересны подробности о Стражах и их связи с ловцами, чего нельзя было сказать о скептически настроенном Орфее, раздраженном Куке и уставшем Патрике. Впрочем, Ива всегда отличалась тягой к знаниям и острым умом, что в сочетании с мягким характером и добрым сердцем дорого стоило. Софи по себе знала: работа на Дне обычно ожесточает, обостряет подозрительность, заставляет всегда быть начеку. Когда много времени проводишь среди демонов, рано или поздно начинаешь искать их среди людей, замечая в них лишь худшие черты. Ведь порой разница между демонами и людьми не так уж велика. С Ивой такого пока не произошло. Она стала единственной подругой Софи, у которой никогда не складывались дружеские отношения с другими девушками в Лиге. Для сокурсниц Софи выглядела чудачкой: постоянно водилась с парнями, затевала драки и никогда не лезла за словом в карман. Слишком вспыльчивая. Слишком бесцеремонная. Слишком Софи Бенсон. И если Патрику каким-то непонятным образом удавалось сдержать ее вспыльчивую натуру, то Гарри чаще выступал неким катализатором к действию; он неизменно первым искал неприятности на свою голову, а заодно и на головы своих друзей. – Странно, наверное, видеть волшебное существо в облике человека, – задумчиво произнесла Ива. – Я немного успела просмотреть эти книжки дома, и здесь есть небольшая история о сотворении Вселенной и Элементов. Вот, послушайте: Давным-давно во Вселенной не существовало ничего, да и самой Вселенной тогда тоже не существовало. Не было ни звезд, ни планет, ни людей. Так длилось очень долго, хотя времени тоже не существовало, чтобы мы могли сосчитать точнее. Но однажды все изменилось: среди бесконечной пустоты возникло Слово, и было оно «Тьма». Тьма не имела ни начала, ни конца, поэтому с легкостью заполнила пустоту, став первым Абсолютным Элементом – основой в создании Вселенной. Спустя столетия возникло иное Слово, «Свет» – второй Элемент, что в сущности своей был полной противоположностью Тьмы. Поделили они пространство как равные, чтобы править в нем, и так возникло время. Третьим Словом стало «Огонь». Он зажег первую звезду и наполнил молодую Вселенную теплом. Этот Элемент очень отличался от Тьмы и Света; он был неистов, и в отличии от первых двух Слов, мог не только творить мироздание, но и разрушать его. С тех пор прошли миллионы лет, Вселенная выросла из семидесяти двух Слов; она окрепла и научилась творить самостоятельно. И первым ее творением стали люди. Сотворив Солнце, Землю и остальные планеты, она дала начало жизни. Но очень скоро поняла Вселенная, что люди, научившись жить, жаждут постичь тайны мироздания, которые им не дано знать. Ведомые желанием править, они захотели завладеть Словами и подчинить себе саму Вселенную. И решила тогда она скрыть Элементы, сотворившие ее, спрятав их от мира людского. Так были созданы Сумеречные врата и Стражи, призванные защищать Слова… – Не очень-то убедительно, – сморщил нос Орфей. – Но Стражи существуют! – напомнила Ива. – Во-первых, я поверю не раньше, чем увижу их. А во-вторых, с ними обязательно должен быть единорог, готовый унести меня в страну счастья, радуги и шоколадных тортов. – Решил вернуться домой, Фея? – Патрик подмигнул. Орфей пожал плечами. – А что? Пусть используют магию и докажут, что они те самые Стражи! – Ты просто хочешь получить единорога, – рассмеялась Ива. – И готов ради этого на все, – согласился Орфей. Софи разморило после сытного ужина, и она опустила голову на колени сидящего рядом Патрика. Его прохладная рука скользнула по ее волосам. Казалось, он даже не заметил, как начал гладить ее, время от времени нежно касаясь щеки, – так непринужденно, словно иначе и быть не могло. Захария, от внимания которого это не ускользнуло, уставился на них с озадаченным видом. Его отвлек только голос Ивы: – А какой он? – поинтересовалась она. – Ну, Страж… Захария перевел взгляд на Иву. – С виду ничего особенного… Обычный парень, немного старше нас. Только позже я узнал, что это был Сэмаэль. – Ты знаешь их имена? – удивилась она. – В этих книгах они не указаны. – Министр сообщил. Вообще-то Стражи не хотят, чтобы их имена получили широкую огласку. – Вы только представьте себе: едешь в метро, а рядом сидит Страж, но ты даже не догадываешься об этом. – Орфей поднялся и с хрустом потянулся. – Ладно, ребята, пора двигать. Надо еще вызубрить наши легенды. Кстати, юный отпрыск владельца крупной автомобильной компании, Николас Фостер-младший, к вашим услугам, – учтиво поклонился он. Патрик склонился над Софи: – Нам нужно идти. Софи неохотно поднялась. Осмотрев сонным взглядом друзей, она кое-что вспомнила и бросилась в спальню, а через мгновение вернулась, держа в руках конверт. – Вот, хочу вам что-то показать. – Она протянула его Патрику. Тот вытянул записку и дважды прочел ее. – Откуда это у тебя? – Дороти передала утром, когда я возвращалась из лазарета. Она сказала, что это сегодня принес курьер. Я понятия не имею, о чем здесь речь и кто это написал. – Кто такая Дороти? – Захария взял записку у Патрика и, повертев ее, передал Куку. – Девушка, которая встретила нас возле «Ракеты», такая рыжая, – ответил Орфей. – Судя по интонации, она вам не очень нравится? – предположил ловец. – Не всем, – вмешалась Ива. Из всей компании она была единственной, кто мог продержаться в обществе Дороти довольно долго. – По-моему, у кого-то туго с чувством юмора. – Орфей уже успел натянуть куртку и задумчиво произнес: – Но это мелочи, у нас есть куда более важные дела. – Кажется, я знаю, о чем здесь идет речь, – произнес Кук. – Что ж, детектив, извольте поделиться своими гениальными мыслями, – съязвил Орфей, но Кук ушел в размышления и не обратил на него внимания. – Вот, смотрите. ПТА вполне может быть аббревиатурой от Парк Танцующих Ангелов в центре города. А 10Б – это какая-то конкретная его часть, хотя я не уверен. – Что ж, в этом есть смысл, – согласился Орфей. – Но Бенсон, все твои друзья здесь… и каждый из них может постоять за себя. Ива повернулась к Софи. – Хочешь проверить, кто отправил записку? Мы можем прогуляться… – А вдруг это какой-то тайный поклонник? – Орфей заметно приободрился. Любовь к сплетням явно не доведет его до добра. – И угрожает дорогим ей людям? – Захария вопросительно изогнул бровь. – Весьма сомнительно… Идея с прогулкой понравилась Софи. Угрожать охотнику – не самое мудрое решение, кто бы ни отважился на подобное, и она намеревалась выяснить все как можно раньше. – Мне нужно двадцать минут, – бросила она, перед тем как исчезнуть в спальне. Приняв душ, Софи надела джинсы и черный свитер – не стоит разгуливать по Акрополю в униформе охотников, если только не хочешь привлечь лишнее внимание. Поколебавшись, она приоткрыла дверь и выглянула в коридор. Друзья, оживленно болтая, толпились на лестничной площадке. – Патрик, – позвала Софи. – Можешь мне помочь? Что-то снова с дверью в ванную. Патрик без лишних вопросов вернулся в квартиру. Хотя он проводил с Софи почти все свободное время и прекрасно знал, что дверь в порядке, намеки он всегда понимал. – Как ты думаешь, стоит идти? – спросила она. – Я не прочь прогуляться, прежде чем засесть за скучное чтиво о художнике-модельере Лукасе Дагоберте. Узнаю, кто подобрал мне такое альтер-эго, – лично поблагодарю, причем дважды. Софи улыбнулась, подумав, что биография ее новой личности наверняка ничем не лучше. Похлопав Патрика по плечу, она подошла к огромному деревянному сундуку, стоявшему в изножье кровати. Давным-давно девушки держали в таких красивые наряды, письма от воздыхателей и косметику. В своем сундуке Софи хранила оружие. – Пообещай, что будешь осторожна. Даже если Захария отличный ловец, то охотник из него, возможно, получится плохой. Да и ты его совсем не знаешь… – тихо сказал Патрик, встав за ее спиной. – Я был бы спокойнее, если бы могли работать вместе. Софи стиснула зубы. Недоговаривать было невыносимо, но она не могла вот так вот огорошить Патрика новостью, что уже знакома с ловцом. К несчастью, слишком близко. Она натянуто улыбнулась: – Хорошо, если и ты пообещаешь не влезать в неприятности без меня. Софи закрепила на спине ножны для катаны – своего любимого оружия. Патрик взял пару небольших мачете. – Никогда. – Он заговорщически подмигнул ей и обнял за талию. – С неприятностями мы справляемся вместе, и я придерживаюсь нашего уговора с тех пор, как мне исполнилось тринадцать. А вот ты – нет. Раздался тихий стук в дверь, а затем голос Орфея: – Эй, вы там в приличном виде? Можно войти? Патрик отпрянул от Софи и, пробормотав что-то вроде «придурок» и «довыпендривается», открыл дверь. Орфей осмотрел арсенал, лежащий в сундуке, и довольно потер руки. – О, вы как раз игрушки выбираете. – Развлекайся, Фея, – улыбнулся Патрик. – Позову остальных, а вы поторопитесь. Проскользнув мимо товарища, он направился к входной двери. Глава 9 Парк Танцующих Ангелов был излюбленным местом гостей города. Толпы туристов, вооруженных картами и увешанных фотоаппаратами, курсировали по нему семь дней в неделю среди разнообразных аллей, лужаек и мощенных брусчаткой площадок. К счастью, ближе к вечеру туристы уходили отсюда, опасаясь воришек, которые ошивались в парке. Софи видела, как Патрик остановился перед центральным входом и обернулся: он немного опередил компанию. Ну что ж, зато быстрая ходьба – отличный способ согреться, если мерзнешь, – а он, кажется, мерз постоянно. Догнав его, Софи остановилась рядом. Деревья по ту сторону ограды украшали гирлянды, создавая просто сказочную атмосферу. – Все хорошо? – осторожно поинтересовалась Софи. – Терпеть не могу это место, – ответил Патрик. – Слишком много крылатых. – Это всего лишь ангелы. – Она пожала плечами. – Ты придаешь им слишком большое значение. Патрик покачал головой. – Не все, у кого есть крылья, – ангелы. Софи хотела возразить, но передумала. – Ну, с чего начнем? – спросил Орфей, догнав друзей. Быстро поглощая шоколадный батончик, он кивнул в сторону Кука. – Лысый, что будем делать? Возьмемся за ручки, и ты отведешь нас куда нужно? Ты ведь уже наверняка понял, где нам искать 10Б! Ива косо посмотрела на товарища. – Орфей, серьезно, сколько можно жрать? – Она собрала длинные рыжие волосы в хвост на затылке. В ответ Орфей лишь демонстративно откусил очередной кусок. – Дайте подумать. – Кук потер лоб. – Мы не знаем, кто прислал сообщение, так что разделиться будет глупостью. Парк очень большой, а нам нужно, чтобы в случае опасности мы могли быстро собраться вместе. Жаль, магазинчик с сувенирами давно закрыт, там можно было купить карту территории… – Минутку! – Захария завертелся на месте, оглядываясь. – Нам нужна… Нам нужна… Она! – Он указал на миловидную девушку, которая стояла за прилавком фургончика с кофе. – Не понял, – удивился Патрик, проследив за его жестом. – Если она работает здесь все время, то должна знать парк как свои пять пальцев. – Захария направился к фургончику. Остальные с интересом наблюдали, что будет дальше. Ловцу понадобилось секунд десять, чтобы продавщица, зардевшись, кокетливо заулыбалась, а потом принялась что-то непрерывно щебетать. – А парнишка-то не промах, – уважительно заметил Орфей. Софи едва удержалась от того, чтобы не закатить глаза. – Не преувеличивай, – сказала Ива. – Пойдем, осмотрим тут все. Охотники двинулись вперед. По обе стороны главной аллеи возвышались огромные старинные колонны, верхушки которых украшали скульптуры ангелов. Расправив крылья, они величественно возвышались над прохожими, словно неутомимая стража города. Ангелы поменьше, в том числе и кованые, украшали площадки, фонтаны и даже фонари. Дальше виднелось большое озеро, вода в котором казалась маслянистой и почти черной. Гладкая поверхность напоминала зеркало, ловящее призрачные блики парковых огней. Шагая рядом с Патриком, Софи то и дело бросала на него тревожные взгляды. Он выглядел не на шутку взволнованным, но явно не горел желанием делиться своими мыслями. Интересно, он так разволновался из-за записки? Или ему не давало покоя что-то другое? – Предлагаю обойти озеро с обеих сторон… – Патрик указал на тропу, огибающую водоем. – Ива и Кук пойдут со мной, Софи – с Орфеем и Захарией. И будьте осторожны. Натянуто улыбнувшись, Патрик зашагал по мощеной дорожке вдоль озера. – Что это с ним? – Орфей проводил его взглядом. – Понятия не имею. – Софи наблюдала за ловцом, который, наконец закончив флиртовать, приближался к ним. Только сейчас она заметила, что Захария держит левую руку вдоль тела, избегая резких движений. «Плечо, в которое попала йян-ти», – мысленно напомнила себе Софи. Она махнула ловцу рукой и, не дожидаясь его, пошла вперед. И без того слабое желание разгадать загадку записки совсем сошло на нет. Скорее всего, это просто чья-то глупая шутка. Впрочем, проверить стоило: членов Лиги учили не только бороться с демонами, но и сомневаться всегда и во всем. Ведь, только ставя под сомнение тот или иной факт, начинаешь докапываться до истины. – Зря потратил время. Тиффани ориентируется здесь не лучше нас, – сообщил Захария, поравнявшись с Софи. – Она лишь сказала, что 10Б – скорее всего, северо-западный квадрат парка, но она не уверена. – Тиффани? – Продавщица из кофейного фургончика. – Та девушка, которая чуть не потеряла сознание от возможности поболтать с тобой? – Софи не удержалась от сарказма. – Рада знать. – Погоди, ты что, ревнуешь? – Не льсти себе. – Еще даже не начинал. Пройдя половину пути, они так и не обнаружили ничего странного. Вообще ничего. – Похоже, Кук ошибся в своих предположениях. – Радость Орфея была безграничной. Еще бы! Он никогда не упускал возможности позлорадствовать над напарником. – Бенсон, там еще какая-то аллея. Пойду гляну. Орфей исчез в кустах, напрямую продираясь к постаменту, стоявшему на отшибе. Захария оперся о старый дуб и уставился на Софи. От его внимательного взгляда наверняка не укрылась ее тревога. Старательно изучая ковер из сосновых иголок под ногами, она уже пожалела, что не пошла с Орфеем. Вооружившись кривой улыбкой, Захария спросил: – И как долго? – Что? – Как долго мы будем играть в эту игру? – Понятия не имею, о чем ты. – Софи старательно изображала очарование, одновременно прикидывая, где зароет труп этого ловца. Прекрасно зная, к чему все идет, она больше всего на свете хотела избежать разговора, но, похоже, Захария был настроен иначе. – Вот как. И долго ты будешь притворяться, что не помнишь меня? Софи стиснула зубы, всеми фибрами души желая, чтобы он замолчал. Но, поняв, что ответа не будет, Захария продолжил: – Ты что-то не спешишь рассказывать друзьям о той ночи. Думаю, им было бы интересно узнать, что мы познакомились еще до того, как нас официально представили в Лиге. Софи и не заметила, как шишка, которую она только что подняла, полетела в ловца и с глухим треском рассыпалась, угодив в ствол дерева, потому что Захария успел увернуться. – Вот видишь, – рассмеялся он. – Ты не умеешь врать. – Заткнись! – огрызнулась Софи, прислушиваясь, не возвращается ли Орфей. – Все эти твои взгляды и намеки… Прекрати это! То, что произошло на вечеринке, – не более чем чудовищная ошибка, которую я, к счастью, даже не помню! Глаза Захарии сверкнули, а глупая улыбка, которую Софи так и хотелось выбить из него, стала еще шире. Он подмигнул. – Тебе понравилось. Из горла Софи вырвался рык, скорее подходящий разъяренному зверю, и она потянулась за более увесистой шишкой. К черту Лигу, министра и Организаторов! Она прикончит этого придурка прямо здесь! – Эй-эй-эй! – Он поднял руки. – Я лишь хочу договориться. Одно мое условие, и я подчинюсь твоим правилам игры в амнезию. Ты меня выслушаешь? – Ладно, валяй. – Как морально пострадавшая сторона я оставляю за собой право на одну услугу с твоей стороны, о которой могу попросить в любое время, и ты мне не откажешь. – Что? Морально пострадавшая сторона? – Софи не поверила своим ушам. К сожалению, второй шишке тоже не посчастливилось попасть в его глупую башку. Софи громко выругалась. Захария пожал плечами. – Мое самолюбие дало трещину. Неприятно, когда девушка, с которой проводишь ночь, даже не помнит тебя. – Сейчас у тебя еще и череп даст трещину, идиот! – предупредила Софи и направилась к нему. Захария попятился. Остановившись, Софи сделала глубокий вдох, пытаясь вернуть самообладание. Она вся кипела от раздражения, злость смешалась со стыдом. «Успокойся. Успокойся, Софи. Он хочет развлечься, так подыграй ему». Мысли медленно прояснялись, и, наконец овладев собой, Софи изменила тактику. Добавив в голос смирения и обреченности, она произнесла почти шепотом: – Хорошо, чего ты конкретно хочешь? Захария внимательно наблюдал за ней, точно почувствовав подвох. – Так ты согласна? – недоверчиво спросил он. – Да. Говори, чего хочешь, и покончим с этим. Орфей сейчас вернется. Выдержав взгляд, Софи триумфально отметила про себя, что ловец клюнул. – Ты права. – Захария кивнул. – Ну что? Одна услуга. Ничего такого, что могло бы тебе не понравиться. – Хорошо. – И Софи медленно направилась навстречу. Захария отступил, но она миролюбиво подняла руки. Заинтересовавшись таким поворотом событий, он застыл на месте. Софи все приближалась, мысленно умоляя, чтобы Орфей решил осмотреть еще одну алею. Расстояние между ней и ловцом сократилось – она уже чувствовала тепло его тела и сладкий запах одеколона. Так как он был почти на голову выше, Софи встала на цыпочки и остановила взгляд на его губах. Ровное дыхание Захарии стало прерывистым. Она подалась еще ближе. Их губы почти соприкасались. Это окончательно выбило Захарию из колеи. Софи выдержала паузу… и со всей силы заехала ему под дых. Он согнулся вдвое и выругался на незнакомом языке. – Это подло, – процедил он. – Могу сказать то же самое о тебе… Вот теперь мы договорились. И Софи направилась к Орфею, который уже ломился сквозь кусты обратно. – София, – сдавленно произнес Захария. – Это второй раз. В третий я дам сдачи. – Буду иметь в виду. – Она не оглянулась. *** – У нас глухо, – сообщила Ива, когда они встретились, обойдя озеро. – Аналогично, – кивнула Софи. – На северо-западе парка, где предположительно расположен сектор 10Б, тоже ничего особенного. Думаю, пора домой. – Но мы осмотрели лишь треть парка! – запротестовал Кук. – Мы можем хоть всю ночь бродить здесь, и это ничего не даст. Это просто чья-то глупая шутка, – раздраженно сказал Орфей. – Нам что, здесь лагерь разбить? Засядем на пару дней… Расследование проведем, а? – Пойдем. – Патрик устало потер глаза. – Нас еще ждет работа с папками. Но стоило им сдвинуться с места, как земля под ногами задрожала. Шум был знаком Софи – он предшествовал появлению десятиметровой ящерицы. Захария, кажется, тоже узнал его и кивнул, встретившись с Софи взглядом. Шум нарастал и на этот раз был куда мощнее. Дорожки парка ходили ходуном, а вода в озере поднималась волнами. – Это йян-ти. – Захария обратился к Патрику: – и кажется, ящериц сразу несколько. Если убираться отсюда, то только врассыпную. – Ты сдурел? – Послушай. – Ловец заметно побледнел, – йян-ти – одни из домашних любимцев Организаторов. Полагаю, они знают, что мы здесь, и натравили на нас своих демонов. Если мы побежим все вместе, нас быстро загонят в ловушку. Собираешься продолжить спорить – начинай прощаться с жизнью. – Кажется, мы нашли того, кто отправил записку! – Софи почти кричала, потому что грохот уже сотрясал весь парк. – Но Меланта сказала, что Организаторы ничего не знают о нас, охотниках. – Среди нас предатель, – отозвалась Ива. Патрик прокричал что-то в ответ, однако Софи уже не смогла разобрать ни слова. Последнее, что она услышала, – как Захария кричит, что слюна йян-ти ядовитая и, возможно, ящерицы будут в компании с парой-тройкой прочих демонов. А в следующий миг Софи вместе с Орфеем уже бежала в глубь парка. Глава 10 – Похоже, оторвались! Орфей первым выпутался из кустарника и, тяжело дыша, стоял на поляне, поросшей сорной травой. Софи пробиралась следом, стараясь уклоняться от колючих ветвей. Идти приходилось почти на ощупь: эта часть парка была заброшена и больше напоминала дикие дебри. Лунный свет едва пробивался сквозь деревья, другое освещение отсутствовало. Не отрывая взгляда от старого разбитого фонтана посреди поляны, Софи достала меч. – Орфей, рано радуешься. Между руинами мелькало туманное пятно, похожее на призрак. Маленький рост, белое платьице, тонкие ручки… Софи отчетливо рассмотрела короткие светлые волосы, взметнувшиеся вихрем, когда ребенок на мгновение показался из своего укрытия. – В чем дело? – Орфей оглянулся. – В маленькой девочке. – Что? – Там ребенок… – Софи направила катану на фонтан. – Ты потерялась? Твои родители где-то здесь? Не бойся, мы просто хотим помочь, – она повысила голос. – Бенсон, тебе показалось. Здесь нет никого… – начал Орфей, но осекся, когда к ним неуверенно вышла девочка лет восьми. – Я хочу найти Пушистика, – прошептала она. Желтые нечеловеческие глаза выдавали в этом маленьком создании демона. Вид у нее был болезненный: серая кожа, темные круги под глазами, бескровные губы… и острые как лезвия зубы. Орфей положил на землю секиру, позаимствованную из арсенала Софи, и достал из-за пояса охотничий нож. – Что ты делаешь? – удивилась девочка, проследив за его движениями. – Вы видели Пушистика? Я ищу Пушистика. – Ничего личного, солнышко, но четвертое правило классических ужастиков гласит: если ночью из леса к тебе выходит подозрительная малявка, или делай ноги, или вали эту тварь к чертовой матери. – И, не дожидаясь ответа, он метнул нож, попав ей прямо в горло. Пошатнувшись, девочка упала на землю. Пушистик возник словно из ниоткуда. Пронзительно взвыв, тень выскочила из-за фонтана и метнулась к Софи. Черный клубок шерсти с горящими красными глазами был очень быстр. Подпрыгнув, он обнажил острые зубы, но катана Софи тут же со свистом рассекла воздух, и мертвый Пушистик рухнул к ее ногам. – Демоны-хамелеоны, – заключил Орфей, склонившись над горсткой праха, в которую превратилось тело девочки. – Да, ты прав. – А где один… – он запнулся. – …там и его стая. Проклятье! Хамелеоны охотились стаями, насчитывающими до полусотни особей; самым опасным было то, что они в мгновение ока принимали облик другого человека – твой или твоего партнера. Эти демоны спокойно могли сражаться с тобой бок о бок, а потом, улучив момент, вонзить нож тебе в спину. Софи едва не подпрыгнула от неожиданности, когда Орфей схватил ее за руку. – Чего? – Она напряженно вглядывалась в окружающую их темноту. – Тише. Сюда кто-то идет. Софи замерла. К ним действительно кто-то приближался. Шаги было слышно все отчетливей, как и тяжелое дыхание вперемежку со всхлипами. Похоже, хамелеоны были ближе, чем они надеялись. Не то перепрыгнув, не то перевалившись через обломки статуи ангела, прямо на них вылетела девушка. Ее рыжие волосы развевались на ветру, щеки блестели от слез, а поцарапанные до крови руки были крепко прижаты к груди. Подняв взгляд, она испуганно замерла. Кого-кого, а ее Софи нисколько не ожидала здесь встретить. – Дороти? – Софи? Орфей? Это вы? Не могу поверить, это действительно вы! – Волна плача захлестнула Дороти, и она опустилась на колени. – Что… Как ты здесь оказалась? – Софи первой подбежала к ней. Орфей озадаченно молчал. Он помог Дороти подняться и поддерживал ее за талию. – Мой друг… Свидание… Он привел меня сюда… – прерывисто залепетала Дороти. – А потом появились эти… Монстры и какие-то сумасшедшие! Здесь полным-полно демонов! И теперь я не знаю, где он… Эти твари гонятся за мной! Они найдут нас, найдут! Умоляю, идем отсюда… – Да, лучшего места для свидания сегодня нельзя было придумать, – сказала Софи. Очутиться в лапах чудовищ – не самая радужная перспектива, так что действовать надо быстро. Дороти права, оставаться здесь опасно, хамелеоны могут явиться в любую секунду. – Так кто гонится за тобой? – спросил Орфей. – Я не знаю… Они все время говорили об Организаторах, – сквозь слезы начала Дороти. – Их здесь около дюжины. У всех на лбу нарисован какой-то знак, наверное, поэтому демоны их не трогают. Ребята, давайте быстрее убираться отсюда! – Бенсон, мы должны вывести ее из парка… а потом вернемся за нашими. – Орфей посмотрел на Софи. – И ее дружка надо отыскать, мы не можем оставить гражданского среди демонов. Надеюсь, ему хватило ума куда-нибудь спрятаться. В зарослях, откуда несколькими минутами раньше появилась Дороти, послышался шорох листьев и хруст веток. Она не лгала, кто-то ее действительно преследовал. Софи с Орфеем переглянулись и приготовились к драке. – Это или очень большие хамелеоны, или парочка разъяренных оленей, – заключил Орфей и ловко прокрутил секиру в руке. Но из кустов выпрыгнули Патрик и Захария. Увидев Софи и Орфея, парни остановились и, немного отдышавшись, удивленно взглянули на Дороти. – Дороти, объясни, как такое возможно? – произнес Патрик. – Как сдавать экзамен по физической подготовке, то оказывается, что даже моя прабабушка бегает быстрее, а когда мы хотим помочь, то за тобой не угнаться. – Он перебросил руку через плечо Софи и осторожно оперся на нее. – Ты цела? – Да. – Софи облегченно выдохнула. Патрик был здесь, живой и невредимый! – Так это вы напугали Дороти? – спросил Орфей. – Не совсем. – Захария выпрямился. – За ней действительно неслась пара демонов, но мы их опередили. Они будут здесь с минуты на минуту, так что держи. – Он протянул Дороти кинжал. Та растерянно уставилась на оружие в руке ловца. – Она не охотник, – объяснил Орфей. – Это длинная история, вкратце скажу лишь, что Мортем лично запретил Дороти приближаться к оружейной. – Вот как… Тогда приятно было познакомиться! – под испепеляющим взглядом Софи улыбка Захарии быстро увяла. – Да шучу я, шучу… – Парк просто кишит демонами. – Патрик вытер взмокший лоб. – Вы видели Кука с Ивой? – Нет. Но, думаю, нам стоит… – Софи не договорила. Парк словно ожил. Поднялся оглушительный шелест, в темноте замелькали десятки пар светящихся желтых глаз. Их окружили хамелеоны. Напоминающие карикатурную помесь человека и лягушки, они хищно скалились и щелкали зубами. Некоторые свисали вниз головой, уцепившись крепкими лапами за толстые ветки, остальные облепили стволы деревьев. – О, нет. Они сейчас это сделают, – простонал Патрик, словно прочитав мысли Софи. Орфей заслонил собой Дороти, и остальные охотники последовали его примеру, создав тесный круг, в центре которого находилась беспомощная секретарша. – Что именно? – спросил Захария. – Скопируют нас. Настоятельно советую не выходить из круга и запомнить то, что я сейчас скажу, – ответил Патрик и, склонившись к Софи, прошептал ей на ухо: – «Карамельно-грушевые пончики». Сражаясь с хамелеонами, охотники всегда использовали кодовые фразы на случай, если вдруг засомневаешься, кто перед тобой – друг или демон. И, как подсказывал опыт, наилучшим вариантом было что-то личное. Софи кивнула и передала код Орфею, а когда тот сказал его Захарии, ловец скривился: – Серьезно? Они ведь отвратительные. – Притворюсь, что никогда этого не слышал, – хмыкнул Патрик. Хамелеоны одновременно спрыгнули в траву, а когда приземлились, то уже приняли облик охотников. – Эй, красавчики! – произнес Орфей, окинув оценивающим взглядом своих двойников. – Чего стоим, кого ждем? Демон в облике Дороти издал нечто похожее на клич, и стая бросилась вперед. На Дне Софи не раз приходилось вступать в бой с этими тварями, но до сих пор ее сердце замирало каждый раз, когда лезвие катаны пронзало двойника Патрика. Больно прикусив губу, она снесла голову очередному монстру в облике друга и огляделась в поисках следующей жертвы. – Ты весьма эффектно выглядишь в бою, я и не подозревал. Карамельно-грушевые пончики… – Захария внезапно вынырнул из-под руки Софи и чудом не лишился головы. – Черт! Придурок, я чуть не убила тебя! – прошипела Софи. Отпихнув ловца, она вонзила лезвие в демона. – Шишек я не вижу, значит, тебе нечем забросать меня до смерти. А с остальным я как-нибудь справлюсь. – Он подмигнул и исчез так же неожиданно, как и появился. Численность хамелеонов никак не уменьшалась. На смену погибшим появлялись все новые и новые твари. Софи краем глаза заметила, что из глубин парка несется целое полчище, и, выругавшись, велела друзьям отступать, держа хныкающую Дороти внутри круга. Послышалось знакомое шипение, и над демонами промелькнула тень, несущаяся прямиком к Патрику. Софи, отшвырнув с пути Орфея, бросилась к другу и повалила его на землю. Над ними пролетел сгусток красноватой слизи и угодил прямо в лицо ее двойника. – Эй, не расслабляйтесь там! – прокричал Орфей, отрубив голову демону. – Так какой у нас план? Черт! – Он отскочил, уклоняясь от новой порции ядовитой слюны йян-ти. Софи и Патрик быстро вскочили и вернулись в круг. На этот раз ящерица прибыла без грохота и землетрясения, но пока не могла подобраться к охотникам из-за несметного количества хамелеонов. Вдруг Дороти опомнилась и закричала: – Эй! А я знаю, где выход… Это совсем близко! – Хорошо. Тогда показывай, куда идти. Давай вперед! – велел Патрик. Лихорадочно закивав, секретарша выбежала из круга. Оценив численное превосходство тварей, охотники бросились следом. Они мчались сквозь парк, подгоняемые смехом и улюлюканьем демонов. Хамелеоны заметно отставали – скопировать физическую подготовку охотников было не в их силах. Между деревьями замелькали ухоженные аллеи. Софи обрадовалась мысли, что скоро сможет выбраться отсюда. Она безумно устала. В последние несколько дней ей никак не удавалось нормально отдохнуть, а постоянные драки и беготня дико выматывали. – Мы на месте, – раздался странно ровный и спокойный голос Дороти. Девушка остановилась посреди небольшой площадки. Но выхода из парка почему-то не наблюдалось. – Э-э-э… Дороти, ты уверена? – Орфей озадаченно осмотрелся. – Абсолютно! – Страх на лице Дороти сменился самодовольной улыбкой. – Ну что ж, я и подумать не могла, что все получится настолько легко. – Она обернулась и прокричала: – Я привела их! Демоны исчезли, но теперь они были наименьшей проблемой. Площадку заполнили какие-то люди, невесть откуда взявшиеся, и окружили охотников, отрезая пути к бегству. Большинство были в черных костюмах из прочной ткани, а на лбах у них красовался причудливый символ: витиеватый узор-глаз из множества штрихов. Также в странной компании мелькали существа в длинных одеждах, с накинутыми на голову капюшонами. Особенно примечательными в их внешности были совершенно черные глаза. Ведьмы. Отступать было некуда. – Вот же сучка, – процедил Орфей, когда наконец понял, что произошло. – Теперь я понимаю, почему она вам всем не нравилась, – сухо произнес Захария. Ехидная торжествующая улыбка не покидала лица Дороти. – Приведите тех двоих, – приказала она. Послышались глухие удары, несколько сдавленных ругательств и шорох чего-то тяжелого, что волокли по земле. Толпа немного расступилась, и к охотникам вытолкали Иву и Кука – связанных по рукам и ногам и с кляпами. – Даже не думай, – сказала Дороти, когда Орфей дернулся вперед. – Немедленно бросайте оружие! Софи мрачно покосилась на Патрика и опустила катану на землю. Дороти подняла руку, и сзади к охотникам бесшумно подошли четверо незнакомцев, заломили всем руки и повалили на колени. Софи попыталась сопротивляться, но громила, державший ее, одной рукой вцепился ей плечо, а другой схватил за волосы и потянул на себя. Софи задрала голову, не сводя взгляда с предательницы. – Так это они? – Сквозь толпу к Дороти вышел высокий мужчина лет сорока. Хотя седина уже пробивалась сквозь его черные волосы, он казался еще полным сил. – Да. Рогволд, я не ожидала тебя здесь увидеть. – Дороти кокетливо улыбнулась. – Дороти, как ты могла? – тяжело дыша, прохрипела Софи. – Мы доверяли тебе! – Вальдо, ну-ка объясни нашей гостье, что влезать в чужой разговор очень невежливо. Мужчина, державший Софи, изо всех сил ткнул ее коленом между лопаток. Боль пронзила тело, швы на спине разошлись, и по коже заструилась теплая кровь. Дороти обратилась к Софи: – Спасибо, что вовремя пришла на встречу. Если бы не ты, вряд ли Организаторы смогли бы сейчас познакомиться с вами. – Послушай, стерва рыжая, если я выберусь живым, то собственноручно сверну тебе шею! – не сдержался Орфей. Дороти рассмеялась. Сейчас ее смех звучал на удивление мерзко. – Так тебе известна причина приезда министра в Лигу. Но откуда? – спросила Софи. – О… Когда есть доступ к кабинету Эстель, можно узнать абсолютно все, что происходит в Лиге и у каждого охотника в частности. – Дороти подмигнула Рогволду. – Кейс! – рявкнул тот. Женщина с обритой головой вручила ему небольшой чемодан. Он открыл его и достал шесть пустых шприцев. Дороти сразу выхватила один и направилась к Куку, а остальные разобрали близстоящие Организаторы. К Софи подошел Рогволд. Присев, он наклонился так близко, что она почувствовала его дыхание у себя на коже. – Готов поспорить, что твое личико многих вводит в заблуждение. Головорез, обладающий ангельской внешностью, – смертельное сочетание. Тихо-тихо… Не дергайся, красавица, это совсем не больно. – Он медленно ввел иглу ей в шею и наполнил шприц кровью. – И маленький сувенир на память. С этими словами Рогволд достал из кармана перочинный нож и отсек прядь ее волос. – Прекрасно! Встретимся на балу, принцесса. – Улыбнувшись, он поднялся и кивнул держащему ее Вальдо. Тупая боль растеклась по затылку Софи, наполняя сознание пульсирующей темнотой. Тело обмякло, перед глазами все поплыло. Последним, что она увидела, был испуганный взгляд Кука. Глава 11 Яркое полуденное солнце пробивалось сквозь красные шторы, окрашивая гостиную в багровые тона. Из открытого окна доносился шум улицы, а легкий ветерок задувал в комнату пряный аромат из шоколадной лавки на первом этаже. Патрик с легкой завистью взглянул на диван, где спала Софи. Поскольку она наотрез отказалась ложиться в спальне, там расположился Орфей. Патрик тоже был бы не прочь вздремнуть, однако сон не шел. Есть такой всемирный закон подлости: чем сильнее пытаешься уснуть – тем меньше у тебя шансов. Откинувшись на спинку кресла, он принялся осматриваться. Все в квартире Захарии казалось смутно знакомым: именно здесь продолжилась вечеринка после «Механической дамы». Как оказалось, ловец жил всего в двух кварталах от парка. Он любезно предоставил охотникам свою квартиру и отправился доложить Меланте и министру о провале операции. Кук с Ивой пошли с ним на случай, если Эванс захочет услышать версии обеих сторон, хотя, зная министра, это было маловероятно. Предательство Дороти и, как результат, рассекречивание перед Организаторами вселяли призрачную надежду на то, что уже не придется лезть в их логово, дабы угодить министерству и Стражам. Но такой вариант развития событий был слишком прост, чтобы Эванс до него снизошел. Софи что-то пробормотала во сне. Интересно, что ей сейчас снится?.. Патрик закрыл глаза и ? неожиданно для себя – ушел в воспоминания. *** – Ну и где тебя носило все утро? – Патрик оторвался от книги и взглянул на брата. – К твоему сведению, у нас завтра экзамен, и я очень надеюсь увидеть тебя в аудитории. Не хочу, чтобы моим напарником стала Дороти Финч. Гарри лишь рассмеялся, оставив его слова без ответа. – Ты чего такой радостный? – спросил Орфей. Он стоял посреди комнаты и размахивал руками, отрабатывая боевой блок. Гарри уселся прямо на журнальный столик и закинул ногу на ногу. – Я был на тренировке в паре с Софи. – И она опять надрала тебе задницу… Ух, эта девчонка – настоящая катастрофа для моей самооценки. – Орфей ловко развернулся и приземлился на диван, потеснив Патрика. – Сам виноват: дерешься как пьяный пингвин, – с улыбкой проговорил Гарри. – Ой, да пошел ты! – И как все прошло? – делано равнодушным тоном поинтересовался Патрик. Глядя на брата, он, казалось, видел собственное отражение в зеркале, – если не учитывать, что Гарри всегда коротко стригся и, в отличие от Патрика, не отращивал бородку. – Отлично! Софи, кстати, спрашивала о тебе. Жаловалась, что вы давно не виделись… Ты пропускаешь тренировки. Что-то не так? Ты что, избегаешь ее? Патрик сглотнул, медля. Сложно избегать девушку, с которой связывают не только многолетняя дружба и совместное обучение, но и Гарри. Ведь это благодаря ему они познакомились с Софи семь лет назад. Однажды одиннадцатилетняя задиристая девчонка попала в кабинет Мортема, когда в приемной уже сидели близнецы, ожидавшие взбучки за разбитое окно в кафетерии. Как они позже узнали, она расквасила нос какому-то мальчишке прямо посреди урока истории. Конечно, такая девочка не могла не заинтересовать Гарри. «Он насмехался над Куком», – равнодушно объяснила Софи, объясняя, с чего это она устроила драку на уроке. С тех пор они почти все время проводили втроем. Патрик видел, как с возрастом меняется отношение Гарри к Софи. Как он сияет, едва ее увидев… Вот так, благодаря Гарри, его связывала с ней многолетняя дружба, и, благодаря тому же Гарри, это была всего лишь дружба. – Что за глупости. – Патрик изобразил слабое подобие улыбки. – Просто много дел, экзамены на носу… *** – Гарри, сколько это может продолжаться? – Патрик с грохотом захлопнул дверь, стараясь не отставать от брата. – Когда ты расскажешь ей о своих чувствах? – Остынь. Тебя это не касается, – отрезал Гарри. – Станешь отрицать, что влюблен в нее с пятнадцати лет? – Прекрати! – Я все прекрасно вижу. – Патрик едва сдерживался, чтобы не отвесить брату звонкий подзатыльник. Для начала. – Каждый раз, когда Софи обедает с парнями со своего курса, у тебя такой несчастный вид, что смотреть тошно. Стоит ей отказаться пойти с нами на очередную дурацкую вечеринку, как ты слетаешь с катушек. А когда она не приходит к тебе на тренировку, ты вымещаешь злость на других учениках. Из-за тебя Филмор еще месяц будет в гипсе ходить! Так больше не может продолжаться… – Патрик, не будь идиотом! – Гарри бежал вниз по лестнице, в холл тренировочного центра. – Мы работаем в одной команде… – И что теперь? Будешь до конца жизни молчать о том, что любишь ее? – Да, если это будет необходимо. – Придурок! – Патрик обогнал его и преградил дорогу. Его ужасно раздражало то, что Гарри пустил все на самотек. Будь у самого Патрика возможность, он бы давно признался Софи в своих чувствах. Добивался бы ее. Но он не мог, ведь если у нее есть хоть какие-то чувства к Гарри, он не вправе вмешиваться. – Ты должен ей сказать! Гарри вспыхнул, отталкивая брата: – Я ничего никому не должен! Мы охотники за головами! Ты ведь знаешь, какая это жизнь! Рано или поздно кто-то из нас двоих погибнет… и если первым буду я, то лучше Софи ничего и не знать! Никогда! – Ты хоть сам себя слышишь? – самообладание покидало Патрика. Внутри все сжималось, но он упрямо повторил: – Ты должен ей сказать. – Зачем? Она все время говорит только о тебе. Патрик замешкался и отвел взгляд. – Это ничего не значит. – В самом деле? – грубо оборвал его Гарри. – Ты ведь не влюблен в нее, да? Патрик молчал, глядя куда-то брату за спину. – Патрик, скажи, что не влюблен в нее, – голос Гарри стал каким-то неуверенным, и казалось, он ожидает не ответа, а выстрела в голову. – Нет, – тихо сказал Патрик. – Конечно же нет. Гарри отступил на несколько шагов. – Слушай, пусть это останется между нами, ладно? Так будет лучше для всех. – Он похлопал брата по спине. – Идем, Софи ждет у входа. Через полгода Гарри погиб. *** – Эй… – Кто-то коснулся плеча Софи. Она неохотно открыла глаза и поднялась. Ее разбудил Захария, возвышающийся над диваном. – Как ты себя чувствуешь? – Нормально… Спасибо. – Мы тут поесть принесли и решили вас разбудить, пока Орфей первым не добрался до кухни. – Он с улыбкой кивнул в сторону двери. – А который час? – Софи подавила зевок. Патрик спал в кресле возле нее. – Половина пятого. И у нас есть новости, так что вставайте. – Захария растормошил Патрика и вышел из комнаты. – Привет! – Патрик потянулся и встал. – Отдохнула? – Трудно сказать. Софи чувствовала себя просто ужасно. Спина, по которой вчера врезал коленом Вальдо, болела, разошедшиеся швы горели, а виски пульсировали болью. – Поторапливайтесь, – донесся из коридора голос Захарии. Он как раз прошел мимо комнаты, следом, шаркая, тащился растрепанный Орфей. Пообедав за маленьким столиком, охотники расположились в опрятной кухне кто где, так как места всем не хватало. Софи уселась на подоконник, наблюдая, как Орфей копошится в пакетах с едой. Одной пиццы этому обжоре было мало. – Ну так что сказал министр? Мы возвращаемся в Лигу и забываем все это, как страшный сон? – с надеждой поинтересовался Патрик. – К сожалению, нет. Эванс настаивает на том, чтобы мы выполнили задание, – ответил Кук. – Он считает, что, раз Организаторы знают о нас, мы сможем себя вести более свободно. И у нас больше возможностей что-то разведать. – Да они нас прикончат прямо на пороге! – Орфей скорчил недовольную мину. – Мы ему так и сказали, – вмешалась Ива. – Но он уверен, что как раз в поместье мы будем в безопасности, пусть и относительной… Нас не убьют при таком количестве свидетелей, а ловцы пока придумают, что делать дальше. – И мы должны в это поверить? Относительная безопасность! – возмутился Патрик. – Мне, пожалуй, не стоит этого говорить, – вступил в разговор Захария. – Но принимая во внимание последние события, мы должны полагаться исключительно на себя и следовать инструкциям министерства только формально. Патрик встал и уперся руками в стол. – Нам понадобится план. Мы можем хоть как-то связаться с Эстель? Захария покачал головой: – Меланте решение министра тоже не пришлось по душе. Она хочет нам помочь. Завтра она встретится с нами перед отправкой в поместье. На данный момент это все. – А я ведь даже не читала свое новое досье, – вскочила Ива. – Я, наверное, пойду. – Я, пожалуй, тоже не стану задерживаться. – Кук поднялся вслед за ней. Идею поскорее разойтись Софи полностью поддерживала: квартира Захарии навевала не самые приятные воспоминания. Спрыгнув с подоконника, она вернулась в комнату и забрала оружие. Патрик задержался на кухне, разговаривая о чем-то с ловцом. Поскольку последние дни были уж слишком насыщенными, протестовать против нового напарника у него не было ни сил, ни времени. Охотникам оставалось лишь смириться и приложить немного усилий, чтобы сотрудничество с ловцами не доставляло им лишних неудобств. – Орфей, это ты сожрал мое печенье? – возмутилась Ива, копаясь в своем рюкзаке. – Мятные «Бонти-Бо» с кусочками шоколада и грецкими орехами? – Да! – Впервые о них слышу. Ива забросила рюкзак за плечо и недовольно щелкнула языком. – Знаешь, – сказала она, – такими темпами ты скоро растолстеешь и уже не сможешь убежать, когда я решу надрать тебе задницу! – Не угрожай мне, солнышко. Еще ни один хомяк не закончил добром, пиная слона. – Орфей улыбнулся, и попрощавшись со всеми, покинул квартиру вместе с Ивой и Куком. – Подожди еще минутку. – Патрик наконец вышел из кухни и направился в гостиную. – Заберу куртку. Последовавший за ним Захария прислонился к дверному косяку, скрестив руки на груди. Взгляд его разноцветных глаз был прикован к Софи. – Надо полагать, подобные вечера среди демонов – обычные рабочие будни охотников. – Еще не поздно отказаться. – Она склонила голову к плечу. – Ловцы не подготовлены для работы с нечестью. – Ты меня недооцениваешь. – Спасибо, что разрешил нам передохнуть у тебя. Ну и за одежду. – Софи оттянула край одолженной у Захарии футболки, торчащий из-под куртки. Ее собственная одежда была безнадежно испорчена из-за открывшихся ран. – Можешь оставить ее себе. Сошьешь из нее куклу вуду на случай, если я буду сильно тебя доставать. Софи не успела ответить на эту остроту: вернулся Патрик, надевая на ходу куртку. – Все, я готов. Можем идти. – И, молча пожав руку ловцу, он вышел в коридор. Уже закрывая дверь, Захария напомнил: – Софи, завтра около девяти нас отвезут в салон, где будут подбирать одежду и все остальное, так что будь готова. В восемь мы заедем за тобой. До встречи! – Да уж, какая радость! – усмехнулась она, заходя с Патриком в кабину лифта. Хотя Софи старалась держаться бодро, ее тревожило предстоящее задание. Ей и ее друзьям понадобятся все навыки и знания, полученные в Лиге, чтобы выбраться из логова Организаторов живыми. На них наверняка будут охотиться не только Рогволд с прихвостнями, но и демоны. Ждать помощи от директоров не приходилось, министр Эванс вместе с президентом Догерти связали им руки, запретив связываться с охотниками. Досадно. Оставалось разве что разработать план, достать оружие и надеяться на лучшее. На Дне Софи случалось попадать в разные передряги, но приключение такого масштаба с ней случилось впервые. Глава 12 Автомобиль министерства уже добрых полчаса торчал в длинной пробке, конца которой Софи так и не увидела, высунувшись в приоткрытое окно. Она откинулась на спинку сиденья и потерла раскрасневшиеся глаза – знакомство с досье своей новой личности, подготовленным министерством, в шесть утра оказалось не лучшей затеей. «Лили Остин (София) – официальный представитель сети ювелирных магазинов «Остин и Фрейзер» (прим. дочь Элеоноры и Джаспера Остинов). С Чарли Фрейзером (Захария – ловец Первого уровня доступа) знакома давно, так как он является партнером по бизнесу (прим. сын Амбер и Белтона Фрейзеров) и сыном соучредителей компании…» Скользнув равнодушным взглядом по первым строкам желтой страницы, выглядывающей из папки, она перевернула увесистое досье. Если нет возможности избавиться от ловца, самое мудрое решение пока – принять его сторону. Захария не вызывал у нее дикого восторга и желания упасть в обморок от счастья, но все же сейчас был ее напарником, и, поскольку мнения Софи никто не спрашивал, приходилось смириться. – Почему ты решила стать охотником за головами? – вдруг спросил он, отложив книгу, которую прежде читал. – Это ведь добровольный выбор. Возможно, не совсем осмысленный в силу возраста, но раз родители дали согласие, значит, ты смогла их убедить. – Пока одни дети просят записать их в балетную школу или кружок умелых ручек, другие, как я, хотят лазить на Дно и убивать демонов. – А если серьезно? – Это вполне серьезно! Захария лишь едва улыбнулся уголками губ: – Врешь. – Отнюдь. – Ты все еще врешь. – Ладно, и что меня выдало? – Давай рассказывай. – Захария заговорщицки подмигнул, и тут машина наконец медленно сдвинулась с места. Софи принялась мысленно воскрешать старые воспоминания о том, как оказалась в тренировочном центре, ведь сейчас казалось, что в ее жизни Лига была всегда. Неподобающие для порядочной девочки выходки и шалости заставили терпение Томаса и Агаты Бенсон с треском лопнуть ровно через год обучения в обыкновенной школе. И когда Софи исполнилось восемь, они решили, что ее вспыльчивый и задиристый нрав нужно направить в подходящее русло, поэтому, не доверяя тогдашнему министерству и его ловцам, остановили свой выбор на Лиге. Конечно, работа опасная, но Софи настаивала. От одной мысли о Дне и обитающих там чудовищах она вся начинала сиять, словно новогодняя елка. Да и такой вариант был куда лучше, чем слушать постоянные возмущения директора школы и жалобы на то, что Софи боятся даже старшеклассники. В Лиге система обучения, равно как и условия, значительно отличались от стандартных школ и гимназий, и родители ни за что не платили, наоборот – за каждого ученика Лига ежемесячно переводила на счета семей кругленькие суммы. Так что год за годом Софи из дочери превращалась в весьма прибыльный проект. – Во мне слишком много энергии плюс нездоровая страсть бить морды всяким чудищам, – произнесла наконец Софи, демонстративно разминая пальцы. Захария хмыкнул, и в его разноцветных глазах зажглись игривые искорки. – Я бы предложил тебе отличный способ сжечь лишнюю энергию, но боюсь, ты снова полезешь драться. Софи смерила его холодным взглядом и, оставив без внимания провокационное предложение, сказала: – Твоя очередь. Почему ты стал ловцом? – У меня просто не было выбора. – Захария пожал плечами. – В моей семье уже несколько поколений несут эту службу. Так что, когда мне исполнилось десять, родители даже не задавались вопросом, что со мной делать дальше. В тот же день прислуга упаковала мои чемоданы, и я торжественно был доставлен в Академию при министерстве. – Прислуга? – удивилась Софи. – У тебя была прислуга? – И даже дворецкий. – Он рассмеялся. – Ты шутишь? – Нет. Наша семья весьма… известна в определенных кругах благодаря семейному делу. Даже дом, где я вырос, очень похож на замок, разве что не хватает рва с крокодилами. Софи молчала. Ее занятие всегда казалось ей скорее увлекательным приключением. Каждый раз новые задания, опасность, адреналин. И всегда вместе с Патриком и Гарри… а потом и с ребятами из Беты. Нет, это было для нее не работой, это было всей ее жизнью. Тем временем машина въехала во двор и затормозила перед трехэтажным домом. – Мы на месте, – сказал Захария и, распахнув дверцу, выбрался наружу. Софи вслед за ним поспешила покинуть душный салон. Ступив на дорожку из гравия, она огляделась. Впереди высилась усадьба с красивыми клумбами и фигурно выстриженными кустами, окруженными невысоким белым заборчиком. Черный автомобиль сразу же покинул территорию, скрывшись за коваными воротами. Поднявшись по мраморной лестнице, Захария нажал на звонок, и по дому раскатилось звучное «дин-дон». Дверь открылась без промедлений, и на пороге появилась невысокая улыбчивая женщина лет сорока. Она была одета очень просто и в то же время со вкусом, а ее светлые кудрявые волосы сразу напомнили Софи россыпь пружинок, которые торчали во все стороны и забавно подпрыгивали при малейшем движении. – О, Захария! – радостно воскликнула женщина, заключив ловца в объятия. – Мы подготовили для тебя просто изумительный костюм! в нем ты будешь неотразим! – Не сомневаюсь, – сказал он, широко улыбаясь. – Софи, познакомься, это Анабель, наш стилист. Софи не успела опомниться, как дружелюбная Анабель принялась обнимать и ее. – Ах, этот негодяй не сказал мне, что ты само очарование! Какое милое личико… у меня для тебя столько платьев! Столько платьев! О, да, входите побыстрее, ваши друзья уже здесь! – Она поспешно шагнула в сторону, пропуская гостей в дом. – Они все уже здесь? – Софи надеялась поскорее увидеть Патрика. – Скоро должна приехать Ива, только ее и ждем, – сообщила Анабель, спеша по длинному коридору в одну из комнат. У окна стоял взъерошенный Орфей, а рядом с ним, словно пчелы вокруг цветка, носились несколько человек. Одни оглядывали его со всех сторон и переговаривались, другие обмеривали с ног до головы и подносили к лицу разноцветные лоскуты ткани. Увидев Софи, Орфей незамедлительно направился к ней, распихивая стилистов. – Бенсон, вытащи нас отсюда, – прошептал он, украдкой оглядываясь. – Эти люди ужасно надоедливые! Как возьмут в оборот… – А где остальные ребята? – Захария опустился на край стола в центре комнаты, чем едва не спровоцировал инфаркт у пожилой дамы, усердно что-то кроившей на столешнице. Орфей со вздохом указал сразу на две двери: – Там и там. Их утащили почти сразу, а меня оставили с этими… – Захария, – Анабель снова возникла в дверном проеме, – ты идешь со мной. А ты, Софи, подожди пока здесь, мы скоро начнем. Ловец последовал за ней на второй этаж. Софи села на мягкий пуфик, размышляя над тем, что, когда они с Ивой попадут в руки Анабель, эту даму никто не остановит. – Ты Орфей? – Низкий бас, раздавшийся неподалеку, вернул Софи к действительности. Говорил почти двухметровый громила, увешанный сумками с различными парикмахерскими инструментами. – Да. – Орфей, – повторил здоровяк, словно пробуя слово на слух. – Странное у тебя имя… И такие серебристые волосы. Это твой естественный цвет? – Будь это так, я предпочел бы остаться на радуге вместе со своим ручным единорогом, – съязвил Орфей и вернулся к окну, где его поджидали недовольные стилисты. – У нас все готово, Софи, поднимайся! – радостно позвала Анабель. Софи совершенно не разделяла ее энтузиазма. *** Казалось, время остановилось, по крайней мере, пока рядом была Анабель. Софи уже потеряла счет переодеваниям. Платья самых разных цветов и покроев сменяли друг друга, и от бесконечных примерок ее уже начало подташнивать. Наконец Анабель остановила свой выбор на трех платьях: одно предполагалось для предстоящего вечера, еще два – для последующих. Удовлетворенная, она с радостью препоручила свою подопечную парикмахерам и визажистам, и Софи безропотно ступила на очередной круг ада. Когда с преображением было покончено, часы показывали девять. Софи облачилась в платье, которое Анабель отобрала для первого бала. Оно было поистине изумительным – насыщенно-изумрудное, из воздушной ткани, расшитое тонкими золотыми нитями и струящееся до самого пола. – О, ласточка моя, ты просто неотразима! – Женщина хлопнула в ладоши, осматривая результат своих стараний. Вскоре она велела Софи идти за ней, и та подчинилась. Свернув в конце коридора в последнюю дверь слева, они оказались в комнате, где поджидала Ива. Рыжеволосая красавица была в черном платье, которое делало ее стройную фигуру еще более изящной. Удовлетворившись работой коллег, Анабель отвела Софи и Иву к украшенной причудливой резьбой двери. Переступив порог, они попали в то же помещение, где утром стилисты мучили Орфея. Сейчас здесь находилась Меланта и четверо элегантных парней в темных костюмах. Орфей присвистнул, рассматривая девушек. – Ты замечательно выглядишь. – Патрик подошел к Софи и, наклонившись, прошептал ей на ухо: – Нам надо кое о чем поговорить. Это важно. Сейчас вряд ли удастся, но в поместье я найду тебя. – Хорошо. Патрик отстранился, и Софи поймала взгляд Захарии. Ловец улыбнулся и сказал что-то Меланте. – Я не буду ходить вокруг да около, перейдем сразу к делу, – произнесла она командным тоном. – Вам известен приказ министра. К сожалению, мне не удалось отговорить его от безумной затеи отправить вас прямо в лапы Организаторов. Поэтому ваши дальнейшие действия таковы: формально вы придерживаетесь своих легенд. Для большинства обычных людей, которые там будут, вы те, о ком читали. И постарайтесь вести себя максимально осторожно, не провоцируйте хозяев поместья, чтобы они не попытались убить вас раньше запланированного. – Звучит весьма многообещающе, – скривился Кук. Меланта устало посмотрела на него. – Я прекрасно понимаю, что, впустив вас в свое логово, эти люди сделают все, чтобы вы оттуда не выбрались. Вам необходимо продержаться до вечера воскресенья, когда состоится финальный бал в честь новых членов их организации. Именно тогда мы планируем операцию по захвату. Я приложу все усилия, чтоб вытащить вас. Вся информация, которую вам удастся собрать, на вес золота, – продолжила Меланта. – Будьте бдительны и берегите себя. Не доверяйте никому, кроме друг друга. В воскресенье ровно в десять вечера ловцы окружат клуб. Будьте готовы к этому. И еще, багаж проверяют, поэтому даже не пытайтесь пронести оружие. – А министр хотя бы планировал помочь нам выбраться? – спросила Софи, хотя ответ и так был ей известен. – Нет. – Меланта поджала губы. – Мне неприятно об этом говорить, но в его планах было спасение только Захарии. На вас же он хотел отвлечь внимание, пока у ловца не появится возможность убежать. – Вот сукин сын, – прошипел Патрик. Дверь в комнату приоткрылась, и малоприятный тип, появившийся на пороге, сообщил, что служебные машины прибыли. – Эх, к черту это все, давайте повеселимся! – воскликнул Орфей и первым направился к выходу. – Встретимся в воскресенье, – крикнула вслед ребятам Меланта и, провожая их взглядом, тихо добавила: – Захария, сын, береги себя. Глава 13 – Прекрати на меня пялиться, – нахмурилась Софи. – Я бы и рад, но не выходит. Все никак не могу отыскать что-то общее между милой девушкой, которая сейчас сидит рядом, и той сумасшедшей, что уже дважды меня поколотила. – На губах Захарии играла легкая улыбка. Они как раз подъезжали к большому поместью, архитектурные изыски которого были родом из периода барокко. Прислонившись к окну, Софи наблюдала за медленно продвигающейся очередью автомобилей перед центральным входом. Как только один притормаживал, из него выходили разодетые гости, и пока они степенно поднимались по широкой мраморной лестнице, из глубин салона следующей машины появлялись новые пассажиры. – Столько людей, – сказала она. – Неужели они все хотят присоединиться к Организаторам? – Большинство гостей не подозревает, что на самом деле скрывается за этими играми. Для них это очередной элитный клуб, членство в котором подчеркивает их статус, плюс еще один способ весело провести время, наблюдая, как отчаянные сорвиголовы гибнут в лапах демонов. Эти люди не догадываются, что их просто используют как спонсоров и что здесь все намного серьезней… Они не знают, что здесь замешаны Стражи и что на самом деле игры ведутся на куда более высоком уровне. Истинный смысл существования Организаторов известен лишь тщательно проверенным членам братства. – Весело провести время? – Софи разгладила платье. – Странное у них понятие о веселье. Кстати, а как вам удалось разведать их тайные планы? – По воле случая и ценой жизней не одного десятка ловцов, – тихо произнес Захария. Его лицо исказила гримаса боли, и, шумно втянув воздух, он прижал руку к плечу. – Извини, – Софи взглянула на него. – За что? – Йян-ти ранила тебя из-за меня. – Нет, это совсем другое. – Заметив ее недоумение, Захария принялся объяснять: – Это старая травма, не обращай внимания. А ожоги от яда йян-ти почти несущественны, их легко излечить, если, конечно, знаешь как. Так что тебе не за что просить прощения. – Да уж, несущественны, – фыркнула Софи, вспоминая дыру в стене, прожженную слюной ящерицы. Их автомобиль как раз остановился, и Софи аккуратно отбросила с лица пряди волос, приготовившись выходить. Рядом с машиной уже возник швейцар в элегантном красном костюме и белых перчатках. – Доброй ночи, мисс Остин, – произнес он, сверкая безупречной улыбкой и протягивая руку. Софи оперлась на нее и покинула салон. – Доброй ночи, мистер Фрейзер, – обратился швейцар уже к Захарии, который вышел из других дверей и обошел автомобиль. – Разрешите взять ваш багаж и проводить вас в номер. Торжественное открытие начнется через полчаса. – Да, пожалуйста. – Захария жестом указал на багажник и подошел к Софи. – Лили, у вас такое длинное платье. Разрешите предложить свою помощь. Софи улыбнулась и взяла его под руку. Согласно плану, все охотники должны были явиться в клуб в разное время. Поэтому их машина долго кружила по Акрополю, прежде чем оказалась здесь. И насколько Софи помнила, Патрик, Ива и Орфей уже должны быть внутри. Ступив в холл поместья, Софи и Захария словно оказались в богатейшем музее на открытии выставки: царящие вокруг роскошь и блеск создавали впечатление, будто все собрались исключительно для того, чтобы похвастаться своим статусом друг перед другом. По обе стороны от входа располагались массивные винтовые лестницы из красного дерева, ведущие на второй этаж. Стены украшали полотна выдающихся художников, и что-то подсказывало Софи, что это отнюдь не копии. – Прошу за мной. – Швейцар просеменил мимо них в направлении одной из лестниц. Он нес чемоданы, которые предусмотрительно приготовила им Анабель, и что она туда засунула, помимо вечерних нарядов, оставалось для Софи загадкой. Поднявшись вслед за ним, Софи и Захария прошли еще три коридора и два небольших зала, прежде чем остановились перед дверью, украшенной золотым орнаментом. – Ваш номер, – сказал швейцар, занося багаж внутрь. Софи непонимающе нахмурилась. – Это какая-то ошибка. – Она огляделась. У нее должна была быть отдельная комната. – Прошу прощения? – Швейцар показался из комнаты. – Вы что-то… – Спасибо, дальше мы сами. – Захария не дал ей закончить. – Вы можете быть свободны. – Приятного вечера, господа! – Мужчина учтиво поклонился и, развернувшись, поспешил назад. Захария затолкал остолбеневшую Софи в комнату и запер дверь. – Спокойно… – произнес он с опаской: видимо, желание свернуть ему шею читалось во взгляде Софи слишком отчетливо. – Да, мы будем жить в одной комнате. Да, тебя никто не предупредил, и этого нет в досье… В твоей копии не хватает одной страницы. Да, это я ее оттуда вынул, зная, что ты будешь против. Пока мы здесь, нам надо держаться вместе. Патрик будет жить с Ивой, у Орфея с Куком соседние номера, поэтому, ради бога, держи себя в руках. Выдав все это на одном дыхании, Захария замолчал. Софи была мрачнее тучи. Сев на кровать, она огляделась. Конечно же, здесь только одна кровать. – Честно говоря, твое молчание тревожит больше, чем если бы ты сейчас метала в меня ножи. – Молись, чтобы одной прекрасной ночью я таки не убила тебя, – сухо сказала она. – Ты можешь оставить кровать себе. Меня вполне устроит этот диван. – Захария указал на небольшой диванчик у камина. – О, я так и сделаю, не сомневайся. Ловец принялся изучать корешки книг, расставленных на каминной полке. – Чего ты добиваешься? – Софи впилась тяжелым взглядом ему в спину. – О чем ты? – Захария непонимающе обернулся. – Сперва вынуждаешь меня заключить с тобой сделку. Потом скрываешь, что мы должны жить в одной комнате и, как я понимаю, изображать пару… хотя в моем досье об этом нет ни слова. Ты сказал Куку, что не напрашивался в команду охотников для этого задания… Что-то я сильно сомневаюсь. Так что повторю свой вопрос: чего ты добиваешься? Захария выглядел сбитым с толку, он явно не ожидал подобного разговора. – Ты ошибаешься. – Он улыбнулся, но как-то натянуто. – Разве? – Да. – Тогда ты будешь не против, если мы разорвем нашу договоренность об одной услуге? – Софи вопросительно изогнула бровь. Захария молчал. Он так сжимал челюсти, что у него наверняка уже свело зубы. Мгновения сменяли друг друга, но ловец не спешил отвечать. – Я так и думала. – Софи поднялась. – Ты мне не нравишься, Захария. Не знаю, что ты задумал, но я буду следить за тобой. Нам пора, до открытия бала осталось десять минут. И она первой вышла из комнаты. *** Зал, где проходил бал, был заполнен людьми. Мягкий свет, льющийся из матовых плафонов, окрашивал помещение в приглушенные пастельные тона, а музыка, исполняемая симфоническим оркестром, приятно убаюкивала. Знакомясь с огромным количеством акропольской элиты, Софи так много улыбалась, что у нее уже свело челюсть. Запоминать, кто есть кто, она даже не пыталась – бесполезно и бессмысленно. – О, Лили, мы столько слышали о компании ваших родителей! – лепетала дама в пышном бордовом платье. Она держала бокал шампанского, и, судя по ее захмелевшему виду, далеко не первый. – У вас такие изумительные украшения! Когда я заглядываю в ваш салон, Гровер начинает нервничать. Он волнуется, как бы я не оставила там все его состояние, – доверительно прошептала она и захохотала. – О, а это, я так понимаю, Чарли? Ее бегающий взгляд остановился на Захарии и попытался на нем сфокусироваться. Ловец стоял неподалеку, с кислой миной беседуя с пожилым мужчиной – уже упомянутым Гровером. Софи кивнула. – Вы чудесно смотритесь вместе! – Женщина всплеснула руками, позабыв о бокале и вылив его содержимое себе на платье. – Такой юноша… ик… Вы такая милая пара! Внезапно Софи ощутила, как ее обняли за талию и осторожно притянули к себе. Это был Патрик. Она расслабилась и положила руку ему на плечо, радуясь этой встрече. – О, ангел! – Разбрызгав остатки шампанского, женщина захихикала. – Юноша, кажется с вами я еще не знакома… – Она слегка не в себе, – прошептала Софи на ухо Патрику после того, как он представился ее собеседнице. – Заметно. – Он улыбнулся. – Мы с Орфеем уже дважды обошли этот террариум, пока нашли тебя. Нам нужно поговорить. – Отлично, у меня как раз есть парочка вопросов. Софи хотела узнать, как именно она, Патрик и Орфей попали на вечеринку в квартиру Захарии. Последнее событие той ночи, запечатлевшееся в памяти, – концерт в «Механической даме», а дальше – пустота. Они познакомились с ловцом в ночном клубе? Тогда почему никто из парней не узнал Захарию, когда тот впервые явился в Лигу? Что-то здесь не складывалось… – Гровер, черт тебя подери… Ик… Посмотри, какой очаровательный… Ик… – Собеседница Софи все никак не унималась. Гровер устало закатил глаза, повернулся к жене спиной и залопотал извинения за ее столь неподобающее поведение. Захмелевшая дама уже открыла рот, собираясь выдать новый поток речи, но тут ее внимание отвлек официант с целым подносом спиртных напитков. – Чудесная музыка, не так ли? – обратился к Софи молодой мужчина, незаметно оказавшийся рядом. Высокий, крепкого телосложения, одетый в изысканный черный фрак и белоснежную рубашку с небольшим жабо, он производил впечатление знатной особы. Его длинные волосы насыщенного медного оттенка были собраны темной лентой в аккуратный хвост, ниспадающий на плечи. – Да, конечно, – рассеянно согласилась Софи, не обрадовавшись вниманию незнакомца. Она хотела как можно скорее уйти отсюда и поговорить с Патриком. – Разрешите представиться, Леонард. – Мужчина склонил голову в знак приветствия. от оркестра взгляд, подошел к Софи и произнес: – Лили, прошу вас… С одной стороны, Софи не хотелось провоцировать Леонарда своим отказом, ведь она не знала, с кем имеет дело, а с другой – ей нисколько не улыбалось остаться с ним наедине. – Я буду ждать у выхода, – коротко сказал Патрик и направился в сторону двери. Орфей поспешил за ним. – Хорошо… – Софи раздраженно взглянула на мужчину, и в этот момент зазвучали первые ноты вальса. Он учтиво поклонился и подал руку в белой лайковой перчатке. Неохотно коснувшись его ладони, Софи проследовала в центр зала, где уже кружились другие пары. Софи двигалась легко и уверенно: танцевать она умела еще с детства. Этому ее научил дедушка – единственный, кто считал маленькую хулиганку совершенно нормальным ребенком и пытался ненавязчиво привить ей манеры настоящей леди. – Простите мне мою настойчивость, – тихо произнес Леонард. – Надеюсь, ваш кавалер не сильно разозлится. Они двигались по кругу, и у Софи была возможность видеть большую часть зала. Даже крайне озадаченный чем-то Захария попал в ее поле зрения – он стоял в толпе и сосредоточенно кого-то высматривал. Не ее ли? – Бросьте, – отмахнулась Софи. – Но мне безумно хотелось с вами потанцевать. Как я могу загладить свою вину, Лили? – Не стоит беспокойства. – Знаете, мне кажется, что мы уже с вами как-то встречались. – Вы ошибаетесь. – Софи встретилась с Леонардом взглядом. – Скажите, откуда вы? – Лили. Лили Остин. Извините, но нам нужно отойти. – Она посмотрела сначала на Патрика, который буравил столь не вовремя появившегося Леонарда мрачным взглядом, а потом туда, где еще минуту назад стоял Захария. Ловец уже куда-то исчез. – Лили, разрешите пригласить вас на танец? – Леонард словно не замечал ее нерасположения. Софи вздохнула. – Простите, но я спешу. – Как жаль, – огорчился он. – Я давно за вами наблюдаю и был бы рад… Леонард вдруг замолчал и удивленно посмотрел на Орфея, который словно локомотив протиснулся сквозь толпу и, выхватив у Софи полный бокал, мигом опустошил его. Патрик раздраженно пождал губы. – Что такое? – холодно спросил он. – Какая-то старуха ущипнула меня за задницу! – Орфей брезгливо передернул плечами. – И куда только их мужья смотрят… – Извините, но нам нужно отойти, – вмешалась Софи, напомнив о себе. Она уже собралась последовать за Патриком, но слова Леонарда заставили ее остановиться: – Я не приму отказа. – Взгляд его голубых глаз был прикован к Патрику. – С вашего позволения, я ненадолго задержу Лили. – Один танец, – судя по тону Патрика, его терпение закончилось. Музыка стихла. Маэстро, похожий на старого индюка, торжественно объявил, что наступило время танцев. Люди расступились, освобождая место. Леонард, отведя взгляд, сделал несколько шагов к Софи и произнес: – Лили, разрешите пригласить вас на танец? Девушка умоляюще посмотрела на товарища. С одной стороны, ей не хотелось провоцировать своим отказом этого незнакомца, ведь она не знала, кем он является, а с другой – ей не терпелось покинуть зал вместе с Патриком. Друг, кажется, уловил ход ее мыслей и понял, что не стоит создавать конфликт. – Я буду ждать у выхода, – наклонившись, прошептал он ей на ухо и направился в сторону двери. Орфей поспешил за ним. – Но ведь… – Софи раздраженно взглянула на мужчину, и в этот момент в зале зазвучали первые ноты вальса. Он учтиво поклонился и подал руку в белой лайковой перчатке. – Один танец! – выдохнула охотница и, протянув руку Леонарду, последовала за ним в центр зала, где уже кружились в танце другие пары. Девушка двигалась на удивление легко, ведь танцевать умела еще с раннего детства. Этому ее научил дедушка – единственный, кто считал маленькую хулиганку абсолютно нормальным ребенком и пытался ненавязчиво привить ей манеры настоящей леди. – Простите мне мою грубость, видимо, я не должен был забирать вас у кавалера, – виновато произнес Леонард. Они двигались по кругу, и у Софи была возможность видеть бо?льшую часть зала. Даже крайне озадаченный чем-то Захария попал в ее поле зрения – он стоял в толпе и сосредоточенно кого-то высматривал. Не ее ли? – Не должны, – отвлекшись от созерцания ловца, согласилась Софи. – Но мне безумно хотелось с вами потанцевать. Как я могу загладить свою вину, Лили? – Не стоит беспокойства. – Знаете, мне кажется, что вы очень особенная девушка. – Вполне возможно, – улыбнулась Софи. – Скажите, откуда вы? – О, так сразу и не ответишь. Я много путешествую, – уклончиво сказал он. Странно, но чем дольше Софи всматривалась в его голубые глаза, тем сильнее ощущала, как тело наливается тяжелой усталостью. Голову начало ломить, внутри все больно сжалось, отчего дышалось с трудом. Софи попыталась хоть немного отстраниться, но Леонард держал ее слишком крепко. Мелодия плавно утихала, и Софи обрадовалась, что наконец сбежит отсюда. Наверное, странное наваждение стало результатом переутомления: последние дни были слишком насыщенными, а отдыхала Софи мало. Конец ознакомительного фрагмента. Текст предоставлен ООО «ЛитРес». Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию (https://www.litres.ru/redgreyn-lebovski/absolutnye-elementy/?lfrom=334617187) на ЛитРес. Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.
КУПИТЬ И СКАЧАТЬ ЗА: 369.00 руб.