Сетевая библиотекаСетевая библиотека
Права пациентов на бумаге и в жизни Александр Владимирович Саверский Качеством медицинской помощи недовольна половина обратившихся. С пациентов требуют денег за медицинскую помощь, которая входит в базовую программу государственных гарантий. Из этой книги вы узнаете: стоит ли иметь дело со страховой компанией; как потребовать необходимое лечение; имеет ли пациент право на проведение по его просьбе консилиума и консультаций специалистов; какую уголовную ответственность несут медицинские работники за оказание некачественной медицинской помощи. Эта книга – бесценный опыт, основанный на реальных историях пациентов. Его объединил правозащитник, первым выигравший ряд уголовных дел с большими компенсациями в пользу пострадавших пациентов. А.В. Саверский Права пациентов на бумаге и в жизни Благодарности Прежде всего я благодарю тех врачей и организаторов здравоохранения, которые не прибавляют нам, членам «Лиги пациентов», работы по защите прав пациентов, потому что сами умеют профессионально лечить людей. Я благодарю тех жителей различных регионов России, кто не побоялся поднять наш флаг и с честью нести его, несмотря на «болезнь маленьких городов», где многие опасаются ссориться с системой и с медиками. Я благодарю тех консультантов и врачей-экспертов, которые в разное время появлялись в нашей работе (кто-то пришел сам, кого-то позвали мы). Они внесли неоценимый вклад в дела конкретных пациентов и в наше понимание проблемы. Я благодарен им за то, что они пошли против мнения своих коллег, веря, что истина дороже всего, а медицинская помощь должна быть качественной. Я не назову их имен, потому что было бы неправильно усложнять им и без того непростую жизнь «белых ворон». Я хотел бы лишь отметить, что таких людей становится все больше – вероятно, так происходит еще и потому, что Лига заслужила доверие и в медицинской среде. Я благодарен тем чиновникам, которые видят дальше своих коллег и, понимая, что защита прав пациентов необходима, принимают ряд важнейших решений, которые в настоящее время уже несут пользу людям, а со временем могут развернуть систему лицом к каждому конкретному человеку и пациенту. Их я также не стану называть по тем же причинам. Я благодарен тем судьям, дознавателям, следователям и прокурорам, которые взяли на себя ответственность и не побоялись сказать на белое – «белое», хотя находились люди, желавшие видеть в белом – «черное». Без правовой поддержки невозможно изменить правосознание, а значит, и отношения в обществе в лучшую сторону. Я благодарен тем пациентам и тем родственникам погибших пациентов, которые прошли путь поиска справедливости до конца. Я назову здесь лишь две семьи, горе которых огромно, а беспримерное мужество сделало сильнее и меня самого, – Якова Петровича и Любовь Сергеевну Момот и Владимира Никитовича и Лидию Александровну Евстратовых. Они потеряли дочерей, а Евстратовы еще и внучку. Их стойкость и терпение стали примером для других (СМИ широко освещали обе трагедии), они во многом были первопроходцами даже для Лиги. Я благодарен тем, кто так или иначе поддерживал и поддерживает и Лигу, и нас – материально или морально. Этой помощи нет цены. Я благодарю свою жену Светлану за то, что вместе со мной она выносила идею защиты прав пациентов, все эти годы была для меня надежнейшей опорой, аналитиком, сподвижником, но главное – давала пример терпения, мудрости, а порой и необходимой жесткости в общении с пациентами и врачами. Количество благодарных ей людей огромно, и это отношение она заслужила своими исключительными духовными и интеллектуальными качествами, действенной помощью пострадавшим. Без нее «Лиги пациентов» не существовало бы. Я благодарю тех врачей и юристов, которые в разное время работали в Лиге или с ней, – Д.В. Айвазяна, Ж.О. Алтунян, А.В. Ершова, Ю.В. Кожокаря, А.А. Старченко, Е.О. Судареву, М.Ю. Фуркалюка. Мы взаимно обогатились знаниями и опытом, Лига от этого стала сильнее, а эта книга содержит долю и их знаний. Без всех вас мы были бы другими, без всех вас «Лига пациентов» была бы другой! Спасибо! Предисловие Эта книга не имеет аналогов. В ней обобщается девятилетний теоретический и практический опыт по защите прав пациентов в России. Ее следовало бы написать значительно раньше, но ситуация неопределенности в течение этого времени распространялась не только на само существование «Лиги пациентов», но и на нас лично. Это не позволяло передать наши знания и опыт другим людям: мы не понимали, успешен наш опыт или нет. Теперь, после целого ряда событий, случившихся за два последних года – выигрыш серии беспрецедентных судов, создание Общественного совета по защите прав пациентов при Росздравнадзоре, председателем которого я назначен, широкое освещение в СМИ проблемы прав пациентов, выход в течение полугода на телеканале «Домашний» программы «Лига пациентов», – можно говорить об успехе нашей методологии по защите прав пациентов в России практически по всем направлениям, кроме одного: мы не научились зарабатывать деньги на «защите прав». Появляются адвокаты, которые это делают и становятся профессионалами во всех смыслах слова – с точки зрения не только компетентности, но и источника доходов. Впрочем, я по-прежнему убежден в том, что защита прав пациентов – функция государства и должна оплачиваться им, а не пациентами. В дальнейшем я объясню почему. Итак, задача этой книги – дать не только методологию защиты прав пациентов в типовых случаях, но и представление о природе конфликтов между пациентом и врачом; максимально предупредить конфликты и найти наиболее щадящий выход из каждого из них, если они все же возникли. Памятка пациенту Будьте здоровы и берегите здоровье, ведите здоровый образ жизни! Интересуйтесь прежде всего тем, как не допустить болезнь: лечиться дороже во всех смыслах! Не всякое состояние требует внимания врача – учитесь отличать настоящую опасность от обычных перемен в организме. Но если опасность есть, не медлите ни минуты – обращайтесь к врачу! Если врач с вами не говорит или вам не ясно, что он говорит, идите к другому специалисту. Доверяйте врачу, но проверяйте его слова. Если вам предложили операцию, помните: «Семь раз отмерь – один отрежь!» Консультируйтесь до тех пор, пока не будете уверены, что иного пути нет: отрезанного не вернешь! Отнеситесь к лечению как к делу, настойчиво, без эмоций – плакать будете потом: быть может, от счастья, быть может, нет. Не бойтесь услышать диагноз. Вы можете его пережить. А «знание – сила!» Знание своих прав может спасти вам жизнь, и представление о своей болезни позволит вам управлять ею и тоже может спасти вам жизнь. Иначе болезнь будет управлять вами. В случае опасности и нежелания медиков оказывать вам помощь ссылайтесь на ст. 125 УК РФ «Оставление в опасности». Ведите архив своего здоровья: собирайте документы, карты, снимки, чеки и др. Если вашему здоровью угрожает опасность – не стесняйтесь, сообщите близким: пусть они будут рядом! Памятка близким пациента Пусть вы и не врачи, но не оставляйте близких вам людей без поддержки, когда им хоть что-нибудь угрожает! От вашей настойчивости, знаний, способности принимать решения может зависеть жизнь близкого человека! Вы должны стать помощником и врачу, и близкому человеку, а также свидетелем оказания помощи. Делайте, что можете, и старайтесь сохранять спокойствие – переживать будете потом. Быть может, осознавая, что большего сделать не могли, потому что в тот момент не умели, не знали и т. п., и в этом нет вашей вины! Вы не бог, и врач – не бог. Все делают то, что могут. Узнайте больше о том, что вы можете, пока еще есть время! Пусть ваши заботы вознаградятся здоровьем близких! И будьте здоровы для помощи близким и для себя! Раздел 1. Уровень удовлетворенности населения России качеством медицинской помощи и защитой права на охрану здоровья 1. Удовлетворенность населения качеством и доступностью медицинской помощи Согласно опросу Всероссийского Центра Изучения Общественного Мнения (ВЦИОМ[1 - http://wciom.ru/arkhiv/tematicheskii-arkhiv/item/single/3350.html]) в 2006 г. (по амбулаторно-поликлинической помощи): – 49 % граждан недовольны качеством медпомощи; – 52 % недовольны укомплектованностью лечебно-профилактическими учреждениями (ЛПУ) и квалификацией кадров; – 54 % недовольны отношением медперсонала к себе; – 68 % жалуются на очереди. Большинство респондентов (68 %) не считают, что услуги оказываются оперативно, очереди отсутствуют, а в случае необходимости можно быстро и без особых проблем пройти диспансеризацию (недовольны 62 % опрошенных).[2 - РИА Новости, Москва, 10 окт. http://www.rian.ru/society/statistics_soc/20061010/54685844.html] Спустя год, в 2007 г., не ссылаясь на источники, «Московский комсомолец» написал: «Качеством медицинской помощи недовольны 80 % населения».[3 - Московский комсомолец, 25.06.2007, http://www.mk.ru/blogs/MK/2007/06/25/russia/296662/] По данным[4 - Данные Федерального фонда обязательного медицинского страхования не включают в себя обращения и жалобы граждан в системе бюджетного здравоохранения (например, скорая помощь, акушерская и высокотехнологичная помощь), а также платные медицинские услуги и систему добровольного медицинского страхования. Однако более полных, чем приведенные, данных в России нет.] ФФОМС, в 2006 г.[5 - Письмо Федерального фонда обязательного медицинского страхования от 29.06.2007 г. № 4848/30-3/ и «О состоянии защиты прав граждан в системе ОМС в 2006 году».Информационно-аналитическая справка «О состоянии защиты прав граждан в системе обязательного медицинского страхования в Российской Федерации в 2006 году.».] в территориальные фонды обязательного медицинского страхования (ТФОМС), их филиалы и страховые медицинские организации (СМО) от граждан поступило 6 471 935 обращений, или 4531,7 на 100 тыс. населения (4,5 %). Более 5 млн – это требования об обеспечении полисом ОМС. В 2006 г. в ТФОМС и СМО поступило 117 801, или 1,8 % от общего числа обращений, по поводу нарушения прав и законных интересов (далее – жалобы). Из общего числа жалоб 71,4 % поступило в СМО. Обоснованными признаны 70 300 (59,7 % всех жалоб). Из числа обоснованных жалоб 65,9 % зарегистрировано в СМО (46 342). По отношению к поступившим жалобам в СМО признано обоснованными 55,1 %, а в ТФОМС – 71,1 %. В общем количестве причин жалоб граждан (119 107) основное место занимают жалобы по вопросам: лекарственного обеспечения – 30 % (2005 г. – 25,2 %); взимания денежных средств за медицинскую помощь по программе ОМС – 26,9 % (2005 г. – 5,5 %); обеспечения полисами ОМС – 10,6 % (2005 г. – 44,6 %); выбора ЛПУ в системе ОМС – 8,7 % (2005 г. – 4,6 %). Отмечен рост на 36,2 % числа жалоб по вопросам, связанным с взиманием денежных средств за медицинскую помощь по программе ОМС, – 32 058 по сравнению с 23 543 в 2005 г. Из них обоснованными признано 61,4 % жалоб (19 691), причем число их увеличилось в сравнении с 2005 г. в 1,8 раза (10 730). Обоснованные жалобы на взимание денежных средств за медицинскую помощь по программе ОМС на территории страхования составили 96,5 %. Среди обоснованных жалоб наибольшую долю составляют жалобы по вопросам лекарственного обеспечения – 23 152, или 32,5 % (2005 г. – 41,1 %), в том числе по дополнительному лекарственному обеспечению – 18 715, или 26,3 % (2005 г. – 26,6 %); жалобы, связанные с взиманием денежных средств за медицинскую помощь по программе ОМС, – 19 691, или 27,7 % (2005 г. – 6,8 %); по вопросам выбора ЛПУ в системе ОМС – 7490, или 10,5 % (2005 г. – 7,7 %); по обеспечению страховыми медицинскими полисами – 7066, или 9,9 % (2005 г. – 32 %). В 2006 г. в системе ОМС было проведено 8 млн экспертиз качества медицинской помощи. При этом «в ходе проведения экспертизы качества медицинской помощи в 2006 г. выявлено 4,8 млн нарушений, или 6 нарушений на каждые 10 проведенных (60 % – Прим. авт.) экспертиз (2005 г. – 3,6 млн, или 4,8 нарушений на 10 проведенных экспертиз). Основными нарушениями, выявленными при проведении экспертизы качества медицинской помощи, являются: необоснованное завышение объема и стоимости оказанной медицинской помощи (53,7 %), оказание медицинской помощи ненадлежащего качества 782, 4 тыс. (16,3 %)…».[6 - Там же.] То есть из 8 млн экспертиз почти 10 % (782 тыс.) случаев помощи ненадлежащего качества. Здесь следует оговориться: данные ФФОМС не позволяют понять, как в досудебном порядке возмещается и возмещается ли моральный вред, причиненный гражданину. Существующие механизмы возмещения не позволяют этого делать в государственной и муниципальной системах здравоохранения. Вероятнее всего, речь идет о возмещении стоимости лечения и лекарств, которые должны быть предоставлены бесплатно в соответствии с базовой программой государственных гарантий, но за них были уплачены деньги. В 2006 г. в стационарах пролечены 33,1 млн больных, в дневных стационарах пролечены 6,2 млн больных.[7 - Доклад МЗиСР о ходе реализации Программы государственных гарантий оказания гражданам Российской Федерации бесплатной медицинской помощи в 2006 г. http://www.mzsrrf.ru/userdata/press/doclad/doclad.doc]10 % общей суммы приведенных цифр составит 3,3 млн дефектов медицинской помощи в стационарах, которые не включают экспертный анализ более 1,2 млрд амбулаторных посещений пациентов. Но приведенные далее цифры свидетельствуют, что это – минимум. В реальности показатели могут быть значительно выше. 2. Масштаб и острота проблемы Приведу некоторые свидетельства. В России «1/3 неверно установленных диагнозов, 12 % смертей от недиагностированной пневмонии» (из выступления академика РАМН А.Г. Чучалина 1 ноября 2006 г. на I Национальном конгрессе терапевтов). «Вскрытие трупов больных четырех крупных больниц Москвы показало, что в 21,6 % случаев диагноз, установленный при жизни, был неправильным» (Акопов В.И., Маслов Е.Н. Право в медицине. М.: Приоритет-стандарт, 2002. С. 128). Около 120 тыс. человек в год жалуются на нарушение своих прав в системе ОМС.[8 - Согласно информационно-аналитической справке «О состоянии защиты прав граждан в системе обязательного медицинского страхования в Российской Федерации в I полугодии 2007 года» ФФОМС (далее – «справка ФФОМС»).] Данная цифра не учитывает нарушений прав в бюджетной и платной медицине. Согласно справке ФФОМС: «В целом по Российской Федерации в I полугодии 2007 г. проведено 5,04 млн[9 - Ежегодно в РФ осуществляется около 40 млн госпитализаций в стационары, включая дневные, и около 1,2 млрд случаев лечения в амбулаторно-поликлиническом режиме.] экспертиз качества медицинской помощи… В ходе проведения экспертизы качества медицинской помощи в I полугодии 2007 г. выявлено 2,6 млн нарушений, или 5,1 нарушений на каждые 10 проведенных экспертиз». Понятно, что если к дефектам медицинской помощи отнести не только случаи неправильного лечения (10 %), но и другие недостатки, выявляемые экспертами, то получим, что 50 % оказываемой в РФ медицинской помощи имеет дефекты! Нет смысла даже обсуждать последствия этих цифр в плане здоровья людей, демографии, социального напряжения в стране и т. п. Трудно переоценить влияние качества медицинской помощи на саму атмосферу в стране. Достаточно сказать, что низкое качество медицинской помощи служит основанием для эмиграции из России не самых глупых людей. Мониторинг 2000 г. в США показал, что ежегодно в этой стране около 80 тыс. человек гибнут из-за «врачебных ошибок». Это – только смертельные исходы; цифры по ятрогенным (последствие медицинского вмешательства), но не смертельным осложнениям неизвестны. Можно предположить, что в РФ при меньшей численности населения (США – 300 млн, Россия – 145 млн) и при условии, что наша страна, по оценке ВОЗ, занимает 130-е место по уровню качества медпомощи (США – 37-е), – число смертей по вине врачей не менее 50 000… ежегодно! Возможен и еще один расчет. Среди факторов, негативно влияющих на здоровье населения, роль здравоохранения составляет 10 % по оценке МЗиСР РФ и до 35 % по независимым источникам. Таким образом, поскольку в нашей стране около 13 млн инвалидов, то, по крайней мере, 1,3 млн из них стали таковыми по вине системы здравоохранения. Из 1 млн 400 тыс. родов в 2003 г. имели место 940 тыс. осложнений у матерей и 810 тыс. у детей. Понятно, что не все эти осложнения – вина врачей, но цифры заставляют думать, что в нашем акушерстве далеко не все в порядке. Такая точка зрения подтверждается данными проведенного в России экспертного анализа[10 - Акушерско-гинекологическая помощь/ Под ред. В.И. Кулакова. – М.: МЕДпресс, 2000. – С. 239–297.] предотвратимости материнской смертности, произведенного в начале 1990-х гг.: в целом по России материнская смерть в 51,7 % случаев была предотвратима. Есть и более новые данные: «По данным экспертной оценки, ежегодно более 70 % (по данным ряда авторов – до 86 %) случаев материнской смерти относятся к предотвратимым и условно предотвратимым, при этом, по данным ряда авторов, свыше 13 % летальных исходов в родах и послеродовом периоде обусловлены ятрогенными причинами. Непредотвратимыми причинами материнской смерти принято считать акушерскую эмболию и экстрагенитальную патологию, а основными предотвратимыми причинами МС являются кровотечения, разрыв матки, токсикоз беременности и сепсис, и в основе проблемы снижения МС лежит предупреждение именно этих патологических состояний. Часто летальный исход обусловлен очевидными недостатками медицинской помощи – лечебно-диагностическими ошибками, нерациональным ведением родов, несвоевременно оказанной экстренной помощью и т. д., что свидетельствует о наличии резервов в службе родовспоможения и о недостаточной работе органов управления и учреждений здравоохранения по профилактике и снижению материнской смертности в стране. Следовательно, уровень МС отражает в большей степени качество медицинской помощи и уровень организации службы, чем состояние здоровья и тяжесть патологии женщины».[11 - Письмо Минздравсоцразвития РФ от 14.02.2007 г. № 1064-ВС «О материнской смертности в Российской Федерации в 2005 году».] В «Лигу пациентов»[12 - «Лига пациентов» – краткое наименование по Уставу, полное наименование – Общероссийская общественная организация «Лига защитников пациентов».] после выхода на телеканале «Домашний» одноименной телепрограммы ежедневно обращались от 100 до 400 человек с вопросами и жалобами. Лига не в состоянии обеспечить адекватное реагирование даже на 15 % этих обращений, подразумевающее консультации, рекомендации, составление документов в различные организации, включая правоохранительные органы и суды, представительство в суде, поскольку, будучи общественной организацией, не имеет ни ресурсов, ни доходов, которые позволили бы сформировать ресурсы. 3. Причины обращений граждан в «Лигу пациентов» 1. Нарушение этических норм: грубость врача, нежелание объяснять риски, комментировать состояние здоровья, показывать альтернативы и т. п. 2. Необеспеченность лекарственными средствами в поликлиниках по льготам и в стационарах по программе госгарантий (лекарства малодоступны из-за цен на них). 3. Очереди к специалистам и отсутствие ряда специалистов в поликлиниках. 4. Невозможность получить копии медицинских документов; особенная проблема, не урегулированная законодательством, – родственники погибших не могут получить ни документы, ни их копии. 5. Жалобы инвалидов: не дают группу или не ту группу, снимают инвалидность или группу.[13 - Это социальная проблема, которая не входит в сферу защиты прав пациентов.] 6. Легальное и нелегальное взимание денег за медпомощь, входящую в базовую программу госгарантий. 7. Жалобы на качество медпомощи, включая «врачебные ошибки», вред здоровью или жизни. 8. Отказы в медицинской помощи по причине отсутствия полисов ОМС; немотивированные отказы в медпомощи: не забирает «Скорая», отказ от госпитализации в стационары; проблемы с устройством в федеральные учреждения из регионов. 9. Невозможность сменить лечащего врача и/или медучреждение. 10. Проблемы с наличием (или использованием) оборудования в поликлиниках и стационарах. 11. Отсутствие ухода в стационарах за больными, взимание денег за уборку палат, смену белья. 12. Затянутость судебных разбирательств и низкая компетентность юристов. 13. Использование неразрешенных лекарственных средств, БАДов. 14. Нежелание страховых компаний защищать пациента, особенно в судах. 15. Некомпетентность или нежелание сотрудников правоохранительных органов разбираться в вопросах врачебных правонарушений. 16. Отсутствие независимых экспертов. 4. Данные о защите прав пациентов Согласно упоминавшейся справке ФФОМС по итогам 2006 г. «из 70 300 обоснованных жалоб, признанных таковыми и разрешенных в досудебном порядке, 65,9 % случаев рассмотрено СМО (46345) и удовлетворено 63 258 обращений (90 %), в т. ч. 15 644 с материальным возмещением, что составило 24,7 % к числу удовлетворенных обращений. Сумма возмещения ущерба составила 26,3 млн руб., или в среднем 1679,7 руб. на один случай (в 2005 г. – 33,2 млн руб., или в среднем 1423,2 руб. на один случай)». В то же время данные о защите прав и законных интересов граждан в системе ОМС в судебном порядке представлены из 48 субъектов Российской Федерации (табл.1). На начало 2006 г. в производстве находилось 223 судебных дела, подано в 2006 г. 394 иска. Рассмотрено в судебном порядке 381 дело, из них 298 судебных исков удовлетворено (78,2 %). Сумма возмещения ущерба по удовлетворенным судебным искам составила 8,1 млн руб., или 27,2 тыс. руб. в среднем на 1 иск (2005 г. – 6,6 млн руб., или 28,4 тыс. руб. на 1 иск). В общей сумме возмещения ущерба сумма морального вреда, установленная судом, составила 3,7 млн руб., или 45,7 % суммы ущерба (около 12,4 тыс. руб. на 1 иск). Основными причинами спорных случаев, разрешенных в судебном порядке, явились иски, связанные с некачественным предоставлением медицинской помощи (50,8 % исков), взиманием денежных средств за медицинскую помощь по ОМС (20,6 %), недостатками в лекарственном обеспечении (9,8 %), отказом в медицинской помощи (3,1 %). Таблица 1. Защита прав граждан в судебном порядке В 2006 г. удовлетворенные иски пациентов составили 64,4 %, ТФОМС – 7,1 %, иски СМО – 4 %. Отмечено увеличение активности других истцов в рассмотрении спорных вопросов в судебном порядке (24,5 % удовлетворенных исков), при высоком удовлетворении судами их исков в пользу пациентов – 94,8 % исков, принятых к рассмотрению. Очевидно, что данные цифры не могут восприниматься всерьез как система защиты прав граждан на охрану здоровья. Ни суммы возмещения (1679,7 руб. в досудебном порядке), ни число судебных решений,[14 - Из приведенной таблицы видно сокращение числа исков с 543 до 257, что может объясняться тем, что данные в ФФОМС собираются из разного количества регионов. Так, в 2006 г. представлены данные лишь по 48 регионам РФ из 88.] ни суммы возмещения по ним ни в коей мере не соответствуют количеству дефектов медицинской помощи и потребности в справедливой компенсации вреда здоровью или жизни. Попытка возложить на страховые медицинские организации задачу по защите прав пациентов обречена на неудачу, что и показала практика (об этом свидетельствуют приведенные цифры). Страховщики в конфликтной ситуации будут преследовать прежде всего свои интересы, не станут всерьез ссориться с лечебным учреждением, с которым связаны условиями договора и общего бизнеса, и не будут заботиться о пациенте. По данным ФФОМС, в 2006 г. СМО на стороне пациентов участвовали всего лишь в 21 (!) судебном разбирательстве, что и подтверждает высказанное утверждение. Разрешение в суде конфликтов, возникших в процессе или в результате оказания медицинской помощи, по-прежнему является в России исключением из правила. Это объясняется тем, что дела тянутся годами, суммы выплат по искам, как было показано в предыдущем разделе, в среднем едва превышают одну тысячу долларов, граждане не доверяют ни врачам, ни судам, ни государству. Показательной является практика «Лиги пациентов», которая в 2006–2007 гг. завершила ведение ряда судебных дел, среди которых три окончились присуждением истцам сумм морального вреда от 750 тыс. до 1 млн 600 тыс. руб., что для России пока является беспрецедентными случаями.[15 - В марте 2007 г. суд Центрального района г. Воронежа принял решение (которое устояло в кассационной инстанции) о возмещении 3,5 млн руб. в качестве морального ущерба жительнице города, которой была перелита ВИЧ-инфицированная кровь. Данное деяние, строго говоря, не относится к дефектам врачебной помощи (здесь исключительно имелась халатность должностного лица), однако названная сумма, безусловно, абсолютный лидер в России по делам против учреждений здравоохранения.] Максимальная известная сумма до этого была 250 тыс. руб. Следует учитывать, что только одно из этих дел шло в течение четырех лет, было проведено 50 судебных заседаний, 43 допроса, восемь судебных экспертиз, включая экспертизу ДНК, судебно-техническую и судебно-медицинскую. При этом адвокат ответчика имел совместные публикации с заместителем Министра здравоохранения и социального развития РФ, а супруг помощника прокурора, которая вела это дело в прокуратуре, был заместителем главного врача роддома, против которого велось дело. Дело касалось гибели от банальной инфекции в одном из роддомов Москвы женщины 28 лет вместе с ребенком на следующий день после родов. Признаки инфекции, как было доказано в суде, имелись в течение всей беременности, но даже после установления диагноза «инфекционно-токсический шок» женщине не назначили антибиотик. В другом случае в том же роддоме на фоне недиагностированных кососмещенного таза и крупного плода женщине был применен неразрешенный в акушерстве препарат «Сайтотек» (мизопростол), что привело к бурной родовой деятельности, эмболии околоплодными водами и смерти роженицы. Ребенок остался жив. Роды были платные. Сложности возникли такие же, как в описанном выше случае: два решения судов первой инстанции – в пользу ответчика, и лишь в третий раз суд решил дело в пользу истцов, а вышестоящий суд оставил решение в силе, лишь уменьшив (по неясным мотивам) размер компенсации морального вреда с 500 тыс. руб. каждому родителю умершей до 100 тыс. руб. Компенсация в пользу ребенка в размере 500 тыс. руб. оставлена без изменения. Часть документов этого дела публикуется в этой книге в виде образцов из дела Е. Остается добавить, что главный врач этого родильного дома (в 2001 г. там было зафиксировано 4 случая смерти женщин) в 2004 г. после очередного чрезвычайного происшествия с летальным исходом беременной был приглашен на работу в МЗиСР РФ на должность начальника отдела нормативно-правового регулирования одного из департаментов и лишь спустя год был оттуда уволен. Вместе с его уходом был уволен и весь основной персонал, и сейчас это один из лучших родильных домов Москвы. После того как эти дела были выиграны, я верю, что добиться можно всего: необходимы лишь уверенность в собственной правоте и умение держать в суде свою линию. Обобщая вышесказанное, следует заключить, что в стране не созданы цивилизованные механизмы реализации гражданами их права на охрану здоровья и компенсацию ущерба вследствие нарушения этого права. Это относится прежде всего к уязвимым социальным группам, поскольку они имеют худшие по сравнению с основным населением показатели здоровья. С другой стороны, эти лица либо полностью зависимы от системы здравоохранения (тяжело больные или заключенные), либо лишены образования и ресурсов (временных, финансовых, информационных – бездомные, безработные, дети-сироты, жители удаленных территорий), необходимых для того, чтобы заниматься длительным и ресурсоемким процессом обжалования действий медиков. Все это делает людей совершенно беззащитными. Раздел 2. Особенности врачебной профессии 1. Неписаное право, конфликты и парадоксы Природа отношений между пациентом и врачом объективно сложна. Прежде всего, у врача есть неписаное право распоряжаться жизнью и здоровьем человека. Такого уникального права нет ни у одной другой профессии на Земле, поэтому сентенции врачей о том, что бесправны они сами, некорректны. Можно спорить о природе этого права – от бога оно или дано самим пациентом, – но оно порождает у пациента ощущение зависимости и страха, а врача провоцирует на патернализм (доминирующее положение в отношениях). В то же время медицина сама по себе вредоносна. Даже таблетки нередко горьки (вред), хотя они и лечат. Что уж говорить о полостных операциях, когда, для того чтобы удалить опухоль или камень, вскрывается, например, брюшная полость со всеми рисками инфицирования, пересечения крупного сосуда, потери крови и т. п.! Тогда можно говорить лишь о соотношении имеющегося вреда и того, который причиняется для избавления (обоснованный вред). Наличие даже обоснованного вреда подчеркивает всю важность того, как врач распорядится своим правом: от этого зависит здоровье и даже жизнь человека. Следует говорить о том, что право распоряжаться жизнью и здоровьем пациента должно работать только в интересах пациента. Именно поэтому право врача должно быть компенсировано повышенной ответственностью, что и сделано в Уголовном кодексе РФ. О том, почему эта система плохо работает, см. в разделе «Уголовная ответственность медицинского персонала», ст. 1. «Оговорки». В то же время это право очень плохо сказывается на соотношении экономики и этики: жизнь и здоровье бесценны, то есть, другими словами, стоят любых денег, и поэтому действующая модель здравоохранения позволяет делать капитал из медицинской помощи. Возникает конфликт рыночной экономики и этики. И это при том, что лечить выгоднее богатых и здоровых – у них нет осложнений и есть деньги! Сейчас во всем мире начинают говорить о нарастающей агрессии медицины. Агрессия выражается в простом исполнении законов экономики в рыночной среде, включая наращивание капитала в условиях конкуренции. Если медицинский центр, следующий законам этики, не сделал пациенту некую пластическую операцию, поскольку посчитал, что такая операция не нужна, то всегда найдется врач или центр, который ее сделает и объявит целесообразной или необходимой. Стопроцентна вероятность того, что в условиях рынка победит тот медицинский центр, который берется делать все, за что платят, а не тот, который руководствуется этическими соображениями (интересами пациента), – ведь пациент не обладает специальными познаниями в медицине (асимметрия информации). Собственно, речь уже не идет о вероятности – именно так сегодня и происходит. Агрессия медицины проявляется в необходимости продать товаров и услуг больше, чем может конкурент. Этим объясняется и навязывание врачами услуг в платной медицине. В то же время государство и общество до сих пор не выработали адекватных защитных механизмов от медицинской агрессии, а они порой жизненно необходимы. Возможно, частный капитал вовсе не должен заниматься медициной, а если и может быть допущен к этой деятельности, то только через посредника, для которого задача извлечения прибыли не должна быть стимулом деятельности. Но тогда теряется смысл частных вложений, и они уйдут с рынка. Пока я не вижу решений этого конфликта, кроме запретов. Это не означает, что решения нет – их поиск затруднен в ситуации, когда мы имеем дело с растущей агрессией частного капитала. Конфликта рыночной экономики и этики была лишена модель здравоохранения, которая имела место в СССР, занимавшем в 1978 г. 22-е место в мире по эффективности. Весьма эффективна модель здравоохранения, которую заложил Н.А. Семашко (ее элементы широко используются в мире, хотя и непопулярны в современной России). Но в ней имелся другой изъян: отсутствие экономических стимулов для врача, что порождало лень и желание побыстрее избавиться от пациента (общий недостаток социалистической модели экономики). Впрочем, здесь возможны и даже желательны оптимальные управленческие решения, учитывающие корректную систему стимулов. Это позволяет надеяться, что данный путь развития предпочтителен, поскольку здесь невозможны навязывание услуг и агрессия медицины, а значит, изначально снижен даже обоснованный вред. Примером агрессии фармбизнеса служат информация и доводы экспертов, изложенные в следующем отрывке из статьи, написанной ведущими специалистами в области стандартизации и фармакоэкономического анализа П.А. Воробьевым и М.В. Авксентьевой: «Рынок препаратов в Российской Федерации развивается с невиданной скоростью: в 90-е годы в стране зарегистрировано более 10 тыс. новых лекарственных средств, а с учетом лекарственных форм и различных производителей – более 50 тыс. Одновременно появились легальные и нелегальные пищевые добавки, гомеопатические средства, растет число подделок (фальсификатов). Разобраться в этом хаосе ни врачу, ни тем более пациенту не представляется возможным без применения специальных технологий. Международные эксперты считают, что только 5–7 % лекарственных средств обладают реальной (доказанной) эффективностью, и лишь 1 % – уникальным действием. На российском рынке присутствует огромное количество генериков – копий оригинальных препаратов, обладающих отличной (чаще всего в худшую сторону) эффективностью по отношению к исходному препарату. Эти препараты стоят дешевле, поэтому многие больные предпочитают именно их, хотя соотношение «затраты/эффективность» может быть лучше у оригинальных дорогостоящих лекарств».[16 - Воробьев П.А., Авксентьева М.В. Экономическое бремя осложнений лекарственной терапии. [МОО «Общество фармакоэкономических иcследований»] // Проблемы стандартизации. http://www.rspor.ru/mods/kea/Burden_of_adverse_effects.doc] «По данным Генерального секретаря ВОЗ в России д-ра М. Виенонена, представленным им на форуме «Фармацевтическая деятельность в России», состоявшемся в Москве в ноябре 2000 г., из 50 % наиболее часто используемых в России препаратов 40 % либо неэффективны, либо недостаточно безопасны».[17 - А. К. Хаджидис, главный специалист Комитета по здравоохранению Правительства Санкт-Петербурга по клинической фармакологии, Председатель правления ассоциации клинических фармакологов Санкт-Петербурга, Санкт-Петербургская государственная педиатрическая медицинская академия. «Актуальные проблемы безопасности лекарственной терапии», http://terramedica.spb.ru/4_2008/xadgis.htm] Дело доходит до того, что некоторые регионы, понимая эти тенденции, сами принимают меры к защите населения от этой агрессии. Например, «Минздрав Карелии рекомендовал лечебным учреждениям Республики отказаться от выписки льготникам лекарств с «недоказанной эффективностью», несмотря на то что они включены в федеральный реестр медицинских препаратов, которые бесплатно выдаются льготным категориям граждан по федеральному законодательству».[18 - РИА Новости по Северо-Западному федеральному округу, 11.04.2007., http://nw.rian.ru/society/20070411/81539381.html] Здесь видно, что принципы бизнеса (экономики) уже победили этические принципы, первый из которых – «Не навреди!» Это требует от государства принять меры по защите пациентов. При этом следует иметь в виду, что в медицине каждый делает капитал на своем месте. Чего, например, стоит вопрос провизора в аптеке: «А не хотите ли еще…?» Возникает вопрос: это аптека или продовольственный магазин? Не стоит, наверно, объяснять, что прием лекарства не должен быть вызван желанием – это может быть только необходимость, согласованная с лечащим врачом после соответствующего осмотра. В то же время в аптеках часто звучит просьба-вопрос пациента: «Посоветуйте что-нибудь от (например) головной боли!» Будто бы провизор может знать, что происходит с пациентом: менингит у него, гипертония, травма или мигрень? Могут существовать и другие причины и диагнозы. Или еще пример – выступление молодой мамы: «Ребенку полгода, ему поставили ОРВИ, третий день температура, дайте антибиотик!» Самое ужасное, что дают – дают вопреки всем этическим принципам и правилам безопасности. Впору предложить продажу лекарств в аптеках только по рецептам, разрешив при этом открытую рекламу всех препаратов, чтобы пациенты могли принимать участие в их выборе. Рассуждения о конфликте рыночной экономики и врачебной этики привели нас к тому, что в действительности перед нами также и конфликт рыночной экономики, и принципа безопасности здоровья граждан и нужны государственные и общественные механизмы его урегулирования. Еще одним камнем преткновения в отношениях между пациентом и врачом становится необходимость объяснять порой очень сложные научные понятия, научные знания на доступном пациенту языке (парадокс специфичности и общедоступности понятий). Уровень сложности для врача здесь сравним, например, с гипотетической попыткой академика С.П. Королева объяснить человеку без специального образования, как летает космический спутник. Разница лишь в том, что если пациент не усвоит полученную информацию, это может стоить ему жизни. Это можно также сформулировать как проблему асимметрии информации, когда пациент, мало понимающий в медицине, должен выбрать вид медицинского вмешательства после объяснений врача, который владеет специальными познаниями. В реальности информированность пациента в необходимом объеме достигается весьма редко. Это – обоюдная проблема пациентов и врачей. Пациент, не обладающий специальными познаниями, редко может понять объяснения врача. Врачу сложно перевести латынь и иные медицинские понятия на «простой» язык, хотя бы потому, что такая трансляция (перевод) занимает слишком много времени и требует особых навыков. Этим и объясняется частая раздражительность врачей, когда пациент начинает задавать вопросы. Но учиться отвечать на эти вопросы и находить на это время необходимо (либо следует организовать специальную службу, разработать протоколы информирования и распределения рисков медицинского вмешательства). Если пациент в процессе лечения останется трупом для исследований, то он не сможет стать союзником врача в борьбе с болезнью, и эффективность лечения будет снижена до минимума и даже обернется прямым вредом – только лишь потому, что пациент чего-то недопонял и сделал неверно. Что же касается вопроса профессионального вознаграждения врача, то он должен, на мой взгляд, решаться следующим образом: заработная плата врача должна быть наибольшей, если пациент не болеет (принцип правильного стимулирования). Известны случаи, когда состоятельные люди платят своим врачам до тех пор, пока не болеют. Это, по существу, верно, тем более что речь идет о профилактике, не допускающей развития патологий. Выражение «не надо лечить» означает необходимость заниматься грамотной профилактикой. Но может сложиться ощущение, что врач бездельничает, получая максимальную заработную плату. Ведь многие прикрепленные к ЛПУ граждане не ходят в медучреждения, и как выявить причину этого: они не ходят потому, что сами по себе не болеют? Или потому, что врач грамотно проводит профилактику? Или потому, что лечатся у другого специалиста? Или потому, что вообще не верят в медицину? Тем не менее сегодняшние принципы финансирования не имеют ничего общего с желанным идеалом: оплачиваются либо койко-места (остатки соцпланирования в грошовом исполнении), либо конкретные услуги, что приводит к реальному и приписанному росту количества услуг. Получается, что государство и пациенты платят врачам деньги за результат лечения, а врачи полагают, что получают деньги за процесс (конфликт ожиданий). Еще одна проблема – корпоративность. Частое обвинение врачей в предвзятом проявлении профессиональной солидарности совершенно нелепо и даже вредно. Посмотрите на общие черты, присущие любым корпорациям: • специфичность услуги (товара) – в нашем случае это охрана здоровья или медицинские услуги (работа, товар); • создание правил пользования услугами (работой, товаром) и их защита; • общий интерес участников корпорации, включая защиту своих прав и имущества; • общее информационное и научное пространство (печатные и электронные СМИ, конференции, система обучения и т. п.); • собственный язык, термины и понятия; • стремление влиять на политику на всех уровнях; • максимально возможная закрытость (информационная, включая статистику, и физическая, включая решетки на окнах). Разве мы не считаем естественным, что нефтяники, юристы, журналисты – вы сами – защищают свои интересы? Почему же врачи не должны этого делать? Такое поведение – норма. Более того, я все чаще говорю о том, что врачи в России недостаточно корпоративны. Они не создали объединений, которые действительно вырабатывали и защищали бы правила, единые для всех представителей профессии. За рубежом такими корпорациями являются вполне уважаемые ассоциации врачей, которые не только создают правила, включая и стандарты медпомощи, для членов корпорации, но и могут лишить права (лицензии) заниматься врачебной деятельностью, если врач нарушает установленные правила. Я не утверждаю, что этот путь приемлем для России, но усиление позитивной составляющей корпоративности необходимо. Общественное обвинение в корпоративности на самом деле – это выявление негативной составляющей, когда врачи прикрывают своих коллег даже в случаях нарушения правил. Этого, конечно, не должно быть. Пока это так, я не могу верить корпорации, прикрывающей дефекты своей работы (в частности, и дефекты медицинской помощи) и часто делающей вид, что их просто не существует. Не анализируя ошибок, отрасль не может правильно развиваться! Еще одна проблема: психологический стресс, в котором врачу приходится работать. Нормальный человек иногда падает в обморок от одного вида крови, а хирург каждый день работает в крови, нарушая естественное человеческое табу – физиологический протест против нарушения телесной целостности, запрет на проникновение внутрь другого человека. Очевидно, что это делается во благо пациента, и цена, которую платит врач, высока: преступая табу, он в чем-то нарушает и юридические законы общества (причиняет вред, хотя и во избежание большего вреда), и психологические нормы восприятия обычных людей. Если первое приводит порой к ощущению безнаказанности не только в разрешенной, но и в неразрешенной части права (что делает подобные действия преступлениями), то второе приводит к выработке адреналина и стимулированию иных защитных реакций. Достаточно представить себе акушерку, которая целыми днями слышит крики рожениц, – нормальный человек либо убежал бы, либо сошел с ума, либо адаптировался бы, то есть реагировал на крики не так, как обычные люди. Здесь и возникает целый ряд проблем, связанных с тем, что врачи и пациенты по-разному оценивают те или иные обстоятельства: болевые пороги, значение крика, возникновение тех или иных симптомов и т. п. В нашей практике имеется не один случай, когда женщине с разрывом матки, которая, конечно, кричит, выговаривали: «Что ж ты кричишь? Всем больно! Терпи!» Однако все вышесказанное не оправдывает врачей, а лишь подчеркивает необходимость учитывать этот фактор, в частности, создавая школы психологической адаптации для врачей. Кроме описанных парадоксов и сложностей, следует отметить, что в здравоохранении имеется ряд устойчивых мифов, которые мешают врачам и системе быть более эффективными. Один из этих мифов состоит в том, что «медицина – это искусство». В словаре Даля даны следующие определения: «Искусство – творческое отражение, воспроизведение действительности в художественных образах или мастерство, умение… Технология – совокупность производственных методов и процессов в определенной отрасли производства, а также научное описание способов производства». Представляется, что со времен Парацельса и Гиппократа, которые создавали медицину из ничего и вправе были относиться к ней как к искусству, прошло довольно много времени. И сегодня, после миллиардов экспериментов, основанных на боли и крови животных и людей, медицина стала технологией, а именно: известной, научно и статистически обоснованной последовательностью действий, методов и процессов, приводящих, как правило, к одинаковым результатам. Бурно развивающийся сегодня процесс стандартизации в медицине полноценно подтверждает эту мысль. Кроме того, действия врача должны быть обоснованы научно, врач должен руководствоваться следующими установками (ст. 309 ГК РФ): • требованиями норм законодательства и иных правовых актов; обычаев делового оборота; • обычно предъявляемыми требованиями; • условиями обязательства. Отклонение врача от этих условий с точки зрения права уже представляется противоправным. И напротив, если действия врача соответствовали перечисленному, то это снимает с него всю ответственность за последствия. Сегодня мы говорим врачам: «Законность – основа врачебной этики». Ведь если не исполняется закон, говорить о какой-либо этике невозможно! В то же время, по нашим данным, 90 % конфликтов между пациентами и врачами возникает из-за нежелания или неумения врача разговаривать с пациентом, объяснять ему что-либо. Пациент, который чего-то не понял, отнимет позже у врача в несколько раз больше времени и нервов. Я и мои коллеги считаем, что новая этика – это партнерство, идущее на смену патернализму и включающее в себя не только диалог между пациентом и врачом, но и новые качества врача, которые предъявляет время. Это не только специалист определенного профиля, но и: • врач-юрист; • врач-организатор; • врач-экономист; • врач-партнер. Профессионализм – необходимое качество любого специалиста. Но врач должен быть знаком хотя бы с необходимым минимумом законодательных и иных правовых норм, которые касаются его работы и прав пациентов. Он должен иметь представление о соотношении «цена – качество» в отношении своих и смежных услуг (экономика), быть способным рекомендовать пациенту, где лучше проводить то или иное вмешательство (организатор), какое лекарство даст необходимый эффект при минимальных затратах. Кроме того, в отношениях с пациентом для профилактики конфликтов и увеличения эффективности лечебного процесса врач должен стать для пациента партнером. Тогда вероятность того, что он окажется в суде, будет близка к нулю, и уж точно в его отношении не будет признана уголовная вина. И последнее: в России в два раза больше койко-мест, чем в среднем по Европе, и лежат на них пациенты в два раза дольше. 60 % (в Европе – 40 %) всех средств здравоохранения тратится на стационарную помощь: получается, что пациента доводят до состояния, когда его нужно уже спасать, он попадает в стационар, после чего нередко становится инвалидом, и государство начинает его содержать. Все это безумно дорого. Не проще ли было своевременно сделать профилактический укол в поликлинике? Здесь речь о том, что профилактическое и амбулаторно-поликлиническое звено должно быть усилено, а стационарное – выполнять свои функции, когда человек не может передвигаться и ему нужна операция. Наше население и врачи нередко относятся к пребыванию в больнице как к отдыху в пансионате, но это серьезная ошибка во многих отношениях, хотя бы из-за наличия внутрибольничных инфекций. Впрочем, у стационарного лобби серьезный экономический интерес к сохранению этой системы: не один министр сломал об это лобби зубы – попробуй ликвидируй учреждения, где лечат руководство страны или судей, или прокуроров… или их родных… Этот обзор был необходим для формирования общих представлений о проблемах, в атмосфере которых приходится защищать права граждан на охрану здоровья, право врача – работать и пациента – лечиться. 2. Риски обязательного страхования профессиональной ответственности врача[19 - С использованием Решения Общественного совета по защите прав пациентов при Росздравнадзоре от 12.03.2007 г. № 2/зр «О рисках обязательного страхования профессиональной ответственности врачей». Подготовлено А.В. Саверским.] Необходимость использования обязательного страхования профессиональной ответственности врачей (ОСПОВ) обсуждается с начала девяностых годов. Под ОСПОВ, очевидно, следует понимать возможность возмещения (компенсации) вреда здоровью (жизни) и убытков, причиненных пациенту вследствие дефектов медицинской помощи, за счет страхования профессиональной ответственности врача, допустившего дефекты. В начале февраля 2007 г. министр здравоохранения и социального развития РФ М.Ю. Зурабов объявил, что в Государственную Думу РФ внесен соответствующий законопроект. Желание врачебного сообщества быть имущественно защищенным в конфликтах с пациентами понятно. Внешне страхование выглядит очень позитивно и, безусловно, сыграет положительную роль в снятии эмоционального напряжения в обществе по поводу качества медицинских услуг и нежелания системы здравоохранения нести ответственность за дефекты помощи. Однако более глубокий анализ проблемы показывает, что введение подобного страхования может стать «прокрустовым ложем» здравоохранения. Количество исков, которые предъявляются в подавляющем большинстве случаев к ЛПУ, а не к врачу, ежегодно не превышает 2000. Из них около 700 – в системе ОМС. Здесь заканчивается решением около 350 дел, 230 – в пользу пациентов. Средняя сумма возмещений – 27 тыс. руб. Следует отметить, что в РФ свыше 600 тыс. врачей, около 20 тыс. ЛПУ (включая ФАПы – фельдшерско-акушерские пункты). Уже из этого видно, что проблема страхования является надуманной, поскольку на текущий момент риск врача понести реальную и ощутимую ответственность минимален (почти не существует). Но в то же время представляется весьма опасным стимулировать иски наличием страховки врача. Сегодня социологические опросы показывают, что не менее половины граждан сталкивались (либо сами, либо члены их семей), как они считают, с врачебной ошибкой. Нетрудно предположить, что стимулирование исков системой ОСПОВ приведет к реализации этих конфликтов, объем и количество которых огромно. Вряд ли система здравоохранения это выдержит, и суды к этому не готовы. Конечно, это не повод продолжать политику игнорирования конфликтов, которая порождает общее недовольство системой здравоохранения, но политика в этой сфере должна быть деликатной, последовательной и продуманной. Это связано с возникновением почти неуправляемых рисков, которые могут причинить сокрушительный вред здравоохранению, а значит, и пациенту, что никак не окупается снятием эмоционального напряжения на первых порах после введения ОСПОВ. Вот примерная сущность этих рисков. Традиционно медицинскую помощь в СССР, а затем и в РФ, оказывали медицинские учреждения (ЛПУ). Это то, что принципиально отличает российскую систему здравоохранения от западной. Российский врач в этих отношениях не является субъектом гражданских прав, и до сих пор не он, а ЛПУ вступает в сделку и в гражданско-правовые отношения с пациентом, – тогда он не может и отвечать за действия другого лица, ЛПУ, в гражданско-правовом поле. Врач состоит в трудовых отношениях с медицинской организацией, являясь «работником» юридического лица – исполнителя услуг. Именно этот исполнитель обеспечивает площади, оборудование, лекарственные средства, работу персонала (включая и медсестер) для оказания медицинских услуг и отвечает перед пациентом за свои действия. В этом смысле предлагать страховать ответственность врача все равно, что обязать фрезеровщика авиационного завода нести личную имущественную ответственность перед пассажирами за безопасность работы всего самолета, или сотрудника страховой компании – нести имущественную ответственность перед застрахованными за своевременность и полноту выплат. Никому и в голову не придет предъявлять иски к этим работникам – они будут предъявлены в случае правонарушений юридическим лицам. Пациент почти всегда обращается за услугой не к конкретному врачу, а к юридическому лицу, и ему все равно, какой именно врач его обслуживает, – тем более что информация о квалификации врача сегодня недоступна. Это предопределяет реализацию права пациента на предъявление исков не к врачу, а к медицинской организации – право, которое может быть использовано пациентом в любом случае и до той поры, пока пациент не поймет, что выплаты по страховке врача сопоставимы в денежном выражении с выплатами по искам к медицинской организации. Но такое право – предъявление иска к ЛПУ – останется все равно, даже если будет введено страхование ответственности врача, поскольку это – основы гражданских норм. Но тогда страховать ответственность врача бессмысленно, ведь все равно ответчиком окажется ЛПУ. Именно потому, что врач не является субъектом гражданско-правовых отношений, он сегодня не лицензируется (исключение составляют частнопрактикующие врачи). Лицензирование потребует наличия помещения для работы, материалов, инструментов, оборудования и пр. – ничего этого у врача нет. Уменьшать в этой ситуации лицензионные требования неверно, поскольку это снизит требования к порогу безопасности при оказании медицинской помощи пациенту. Чтобы решить эту проблему, врача надо обеспечить всем необходимым, что потребует колоссальной работы по формализации отношений между администрацией медорганизации и врачом. А если администрация не создала необходимых условий, кто несет ответственность за этот аспект правонарушений? Не врач. Тогда надо страховать и ответственность администраторов? Или ответственность ЛПУ? Попытка возложить на врача гражданско-правовую ответственность посредством дополнительных договоров в рамках трудовых отношений врача с ЛПУ несостоятельна, поскольку противоречит смыслу трудовых отношений. Помимо этого, диагностика и лечение сегодня – сложный технологический комплекс мероприятий, осуществляемый порой не только не одним врачом, а несколькими медицинскими организациями. Кто из них будет нести ответственность при наступлении страхового случая? Из практики «Лиги пациентов», включая и судебную, можно утверждать определенно: если пациент находится в стационаре более 8 часов и при этом возникают дефекты помощи с последующим ухудшением здоровья, то одного виновного врача найти невозможно – все, кто подходил к пациенту, так или иначе причастны к «вреду». А если пациент находится в стационаре неделю, то виновных может быть от 10 человек и больше, включая заведующего отделением, заместителя главного врача по лечебной части и, в случае вмешательства в лечебный процесс, главного врача. В этом смысле страховать ответственность врача означает насильственно разорвать существующую в сегодняшней практической медицине иерархию, связанную с обучением кадров во время работы, когда сложные проблемы и случаи обсуждаются с более опытными коллегами, руководителями. Никто из нынешних консультантов (членов консилиума) не захочет брать на себя ответственность из-за опасения потерять страховку, оставляя молодого врача один на один с проблемой. И кто несет ответственность в случае необоснованного и неверного решения, принятого консилиумом? Весь консилиум или старший в нем по статусу? Тогда как быть с понятием «лечащий врач», который и несет по закону ответственность за здоровье пациента? Получается, что лечащий врач противопоставляется всей существующей административно-командной системе здравоохранения и иерархии, которая его всегда «прикрывала». Теперь эта самая система вдруг расстается со своим патронажем, за счет которого она и существовала. Но так ли это просто и безболезненно, хотя отчасти и необходимо? В США ряд клиник уже приостановили свою деятельность, поскольку страховщики отказались страховать профессиональную ответственность врачей. Такое страхование в США является необходимым для получения лицензии, т. е. права на медицинскую деятельность, что логично. Произошло это вследствие своеобразного «закипания цен в замкнутой системе». Этот эффект возник из-за того, что стимулирование судебных разбирательств с помощью наличия страховки привело как к увеличению количества исков, так и к увеличению сумм удовлетворенных требований. Эти увеличения неизбежно удорожают стоимость медуслуг, а значит, и стоимость страховки, что снова стимулирует увеличение количества и величину исков. Возникает замкнутая система, которую невозможно разорвать простыми способами, но тенденция ведет к коллапсу этой модели. Нужно ли начинать ее строить? В Европе указанный феномен сейчас вызывает серьезные опасения из-за точно таких же тенденций. Необходимо отметить, что попытка государства отрегулировать эти вопросы административным путем (ограничить размеры выплат по искам, как это было сделано в США несколько лет назад) будет вечным поводом для давления общества на власть, политических интриг и роста социальной напряженности. Приведенные аргументы показывают, насколько сложно и небезопасно прививать российской системе здравоохранения страхование профессиональной ответственности врача. Сложность задачи, требующая изменения – можно сказать, «ломки» – целого ряда правовых норм и даже самого менталитета профессии (не худшей из его сторон), не обоснована положительными сторонами введения институции такого страхования («цель не оправдывает средства»). По крайней мере, главная задача страхования, как следует понимать – перенос выплат по искам пациентов с государства и муниципалитетов на страховщиков, – может быть достигнута введением институции обязательного страхования ответственности исполнителей медицинских услуг, т. е. медицинских организаций и частнопрактикующих врачей, что имеет и свои традиции в частной медицине, и логику, и почти готовые нормы в законодательстве. Такое решение в любом случае можно рассматривать как первый этап осуществления этой части реформы здравоохранения. При разработке законодательных актов необходимо предусмотреть решение вопроса о конфликте интересов страховых компаний, возникающем, когда одна и та же страховая компания страхует и пациента по ОМС (или ДМС), и профессиональную ответственность врача (или медицинской организации). Это важно, поскольку в ситуации конфликта, возникшего между пациентом и исполнителем услуг, страховая компания будет исходить из соображений экономической выгоды, что недопустимо. Представляется, что одна и та же страховая компания не может заниматься и страхованием по ОМС (ДМС), и страхованием ответственности врача (медицинской организации), и превентивные антимонопольные меры здесь вполне уместны. И последнее… Страхование ответственности врача – это попытка перевести конфликты в денежное русло. Представьте себе, что в деле Сони Куливец (двухмесячная девочка, потерявшая руку по вине врачей) главным были бы деньги. А если взять семью, где ребенок и вовсе погиб – тоже будем деньгами мерить? Для русского человека, слава богу, деньги в таких вопросах – не главное. Они могут помочь решить конкретные проблемы с лекарствами, протезами и т. п., но они не имеют отношения к понятию справедливости. Подавляющая часть приходящих к нам с жалобами людей ждут не денег – они хотят, чтобы навредивший им врач не вредил бы и дальше, т. е. не работал. Это справедливо, но такие решения не относятся к разряду имущественных, они принадлежат к категории административных или уголовных дел. Раздел 3. Понятие пациентского права 1. Понятие права на охрану здоровья Право граждан на охрану здоровья, по сути, является комплексом прав, обеспечивающим, пожалуй, главное, неотъемлемое достояние – его здоровье. Когда нет здоровья, трудно говорить о полноте дееспособности, а значит, в ряде случаев и рассматривать человека как гражданина. А полное отсутствие здоровья означает смерть. При этом качество здоровья определяет качество жизни. Указанное право в отличие от других прав человека сравнительно недавно стало закрепляться в актах, в том числе в законодательстве развитых стран. Это, очевидно, связано с обострением демографических проблем в большинстве развитых стран. Государства должны реагировать на них, вырабатывая социальные меры, направленные на продолжение жизни, поддержание здоровья и создание комфорта. С этим связана вынужденная политика развития права в сторону либерализма, причем человек становится центральной фигурой (субъектом) права, от которой берут начало иные общественные отношения. Вплоть до середины XX столетия в конституциях государств всего мира отсутствовало упоминание о праве граждан на здоровье, хотя многие другие права уже были провозглашены. Право на здоровье как одно из основных прав человека впервые нашло свое юридическое закрепление в международных актах по окончании Второй мировой войны. В Уставе (это нашло отражение в Конституции СССР 1946 г.) Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ) было определено, что целью данной организации является достижение всеми народами возможного наивысшего уровня здоровья (ст.1). При этом под здоровьем понимается «состояние полного физического, душевного и социального благополучия, а не только отсутствие болезней или физических дефектов». Согласно ст. 12 Международного пакта об экономических, социальных и культурных правах от 16.12.1966 г. участвующие в Пакте государства признают право каждого человека на наивысший достижимый уровень физического и психического здоровья. В соответствии со ст. 25 Всеобщей декларации прав человека от 10.12. 1948 г. каждый человек имеет право на такой жизненный уровень, включая медицинский уход, который необходим для поддержания здоровья и благосостояния его самого и его семьи. Таким образом, в международных актах наблюдается некоторая несогласованность правовых понятий, каждый раз мы видим разный объект права. Согласно ч. 1 ст. 41 Конституции РФ: «Каждый имеет право на охрану здоровья и медицинскую помощь». Несмотря на то что Конституция РФ различает понятия «охрана здоровья» и «медицинская помощь», ст. 1 Основ законодательства РФ об охране здоровья граждан от 22.07.1993 г. № 5487-1 (далее – Основы) относит медицинскую помощь к охране здоровья, что представляется более верным: «Охрана здоровья граждан – это совокупность мер политического, экономического, правового, социального, культурного, научного, медицинского, санитарно-гигиенического и противоэпидемического характера, направленных на сохранение и укрепление физического и психического здоровья каждого человека, поддержание его долголетней активной жизни, предоставление ему медицинской помощи в случае утраты здоровья». Обращает на себя внимание текст статьи 17 Основ, которая и называется: «Право граждан Российской Федерации на охрану здоровья»: «Граждане Российской Федерации обладают неотъемлемым правом на охрану здоровья. Это право обеспечивается охраной окружающей природной среды, созданием благоприятных условий труда, быта, отдыха, воспитания и обучения граждан, производством и реализацией доброкачественных продуктов питания, а также предоставлением населению доступной медико-социальной помощи. Государство обеспечивает гражданам охрану здоровья независимо от пола, расы, национальности, языка, социального происхождения, должностного положения, места жительства, отношения к религии, убеждений, принадлежности к общественным объединениям, а также других обстоятельств. Государство гарантирует гражданам защиту от любых форм дискриминации, обусловленной наличием у них каких-либо заболеваний. Лица, виновные в нарушении этого положения, несут установленную законом ответственность. Гражданам Российской Федерации, находящимся за ее пределами, гарантируется право на охрану здоровья в соответствии с международными договорами Российской Федерации». Таков фундамент нормативных понятий в сфере охраны здоровья. Однако при их внешней стройности очевидно, что на самом деле интересующий нас вопрос понимается нормотворцами неодинаково, иначе мы не имели бы такого количества терминов: • право на здоровье;[20 - См., например: Тобес Брижит. Право на здоровье: Теория и практика. – М.: Устойчивый мир, 2001. – 370 с.] • право на такой жизненный уровень, включая медицинский уход, который необходим для поддержания здоровья и благосостояния самого человека и его семьи; • право на высший достижимый уровень физического и психического здоровья; • право на охрану здоровья и медицинскую помощь. Поэтому, если мы попытаемся понять, какое же право хотим реализовать или защитить на самом деле, нам нужно разобраться в терминах. Определенность порождает порядок в мыслях и действиях, хаос понятий порождает хаос и в мыслях, и в реальности. Итак: 2. Право на что? Трудно согласиться с российским законодательством в той части, где говорится о «неотъемлемости» права на охрану здоровья. Например, договор медицинского страхования, дающий право на охрану здоровья (на медицинскую помощь при наступлении страхового случая), может быть заключен в пользу третьего лица: одно лицо (например, работодатель) купило для другого лица (работника) страховку. Таким образом, одно лицо передало право получения медицинской помощи другому лицу, и, стало быть, это право передаваемо и отчуждаемо. Очевидно, в данном случае законодатель подменил термины «право на здоровье» (которое действительно нельзя отделить от человека) и «право на охрану здоровья». Термин «право на здоровье» довольно широко используется в международной практике, однако не имеет юридического смысла. Дело в том, что здоровье неотделимо от человека (как уже говорилось, человек совсем без здоровья мертв), а право как таковое описывает устойчивые общественные отношения в определенной сфере деятельности. Отношения возникают между объектами и субъектами права и между субъектами. Однако здоровье – неотъемлемая принадлежность человека, и здесь мы имеем совпадение субъекта и объекта в человеке (гражданине). Между этим субъектом права (человеком) и объектом права (здоровьем) невозможно построить систему правовых взаимоотношений и норм, поскольку это – внутренние отношения человека, куда общество с его нормотворчеством может вмешаться лишь тогда, когда сам человек угрожает себе или другому или не может себе помочь. Но тогда это внешнее вмешательство уже будет не частью права на здоровье, а одной из мер по охране здоровья. В этом случае третьему лицу дается право, минуя волю субъекта, непосредственно вмешиваться в его здоровье. В таких случаях воля игнорируется в интересах самого человека или в интересах общества. Эти ситуации рассматриваются как исключительные. Правилом же является позиционирование гражданина как полноценного субъекта гражданско-правовых отношений, воля которого имеет определяющее значение. Единственным доводом в пользу термина «право на здоровье» могут служить случаи посягательства на здоровье гражданина другими лицами (преступниками), вредоносными факторами, включая экологию, болезни и пр. В этой ситуации можно говорить о здоровье как о полноценном объекте права, который подлежит охранительным (однако уже в чисто правовом контексте) мерам вплоть до уголовных санкций. Тобес Брижит, один из самых известных международных аналитиков в этой области, пишет в своей книге, которая так и называется «Право на здоровье»: «В доказательство правомерности использования термина «право на здоровье» в данной работе можно привести три довода: 1) этот термин является наилучшим с точки зрения соответствия международным документам и соглашениям; 2) он вообще чаще других используется на международном уровне; 3) он помогает осознать, что речь идет не только об охране здоровья, но и о праве на ряд условий, без которых невозможно здоровье, таких, как доступ к чистой питьевой воде и здоровая экологическая обстановка».[21 - Там же.] В этих доводах телега, как говорится, ставится впереди лошади. Международные документы должны использовать корректные термины, а некорректное использование терминов делает некорректными и документы, их содержащие: не документ определяет качество термина, а качество термина – качество документа. То, что некий термин чаще используется на международном уровне, не может сделать его верным: тысяча нулей никогда не дадут единицу. Доводы Брижита могут быть уместны в англо-американской правовой системе, где существуют прецеденты и частота использования термина в определенном контексте (обычай) «узаконивает» его применение в юридическом поле. Однако в России с ее романо-германской правовой системой эта логика неприменима. Мы нуждаемся в законодательной норме, и это заставляет нас стремиться вывести логически достоверное понятие, у которого есть шанс стать законом, т. е. правилом для всех. Тезис, что термин «право на здоровье» якобы помогает осознать, что речь идет не только об охране здоровья, но и о праве на ряд условий, без которых оно невозможно (доступ к чистой питьевой воде и здоровая экологическая обстановка), обобщен в российском определении «охраны здоровья граждан»: в частности, здесь говорится о совокупности мер политического, экономического, правового, социального, культурного, научного, медицинского, санитарно-гигиенического и противоэпидемического характера. Таким образом, приведенные аргументы нельзя признать убедительными, поскольку они не дают научного обоснования термину, а отсылают лишь к той части юридической практики, корректность которой вызывает обоснованные сомнения. Неверная практика подлежит научному анализу и должна быть пересмотрена. Анализируя вышеприведенные международные акты, можно сделать вывод, что они говорят не о том, что человек вправе иметь здоровье (право на здоровье), а о том, что он вправе прибегнуть к инфраструктуре, созданной государством и обществом (совокупность мер по охране здоровья) для реализации этого права. И тогда происходит полное слияние смыслов выражений «право на здоровье» и «право на охрану здоровья». Однако последнее понятие является более точным с правовой и содержательной точек зрения, поскольку в отличие от понятия «здоровье» понятие «охрана здоровья» всегда связано с действиями конкретных лиц – субъектов права, и это право может быть объективировано. Между тем выражение «право на здоровье» выглядит значительно более субъективным. Таким образом, предпочтительнее иметь дело с правом на охрану здоровья, а о соответствующей комплексной отрасли права есть смысл говорить как о здравоохранном праве. 3. Право на охрану чего, или Что же такое здоровье? Если углубиться в самую суть проблемы, то важнейшим нерешенным вопросом окажется приемлемое для юридических целей определение собственно понятия «здоровье». Как уже было показано, термины играют значительную роль не только в юриспруденции, но и в общечеловеческом процессе понимания того, что мы делаем или хотим сделать. Иногда верное определение способно решить все трудности, а плохое, наоборот, запутывает. Так и происходит с совсем простым, казалось бы, понятием «здоровье», которое мы употребляем по несколько раз в день, спрашивая: «Как ваше здоровье?», желая друг другу здоровья и т. п. О чем идет речь? Чего мы желаем друг другу? На охрану чего имеем право? Проблема как будто давно уже решена в уставе Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ): «Здоровье – это состояние полного физического, душевного и социального благополучия, а не только отсутствие болезней или физических дефектов». Устав ВОЗ может считаться источником права, т. е. данное понятие здоровья может использоваться в юриспруденции. Но корректно ли оно? Большая советская энциклопедия в статье «Здоровье» отвечает на этот вопрос так: «Однако столь широкое социологическое определение З. является несколько спорным, т. к. социальная полноценность человека не всегда совпадает с его биологическим состоянием». Трудно не согласиться с энциклопедией… Нищий бездомный (социально неблагополучный), но здоровый (с медицинской точки зрения) человек будет нездоровым по определению ВОЗ. Термин «благополучие» вообще является субъективным, а потому относительным и условным. Невозможно объективно оценить, благополучен ли человек на самом деле или нет, особенно с учетом оценок психического состояния. Но тогда и для определения, которое можно использовать в юриспруденции, это понятие малоприменимо. Кроме того, через отсутствие чего бы то ни было (в частности, и через отсутствие болезней) точно составить представление о предмете или явлении нельзя: у трупа, например, тоже нет болезней, но и здоровья нет. Необходимо указать на определенное свойство (провести идентификацию) явления, присущее только ему. Иные существующие толкования термина «здоровье» тоже не отличаются совершенством. Так, если ВОЗовское определение не дробит здоровье на уровни, говоря о «состоянии полного… благополучия», то МПЭСКП (Международный пакт экономических, социальных и культурных прав) с этим, очевидно, не согласен, потому что предполагает наличие у здоровья неких уровней («право на наивысший достижимый уровень физического и психического здоровья» – ст. 12 МПЭСКП). Показательной является попытка замены в норме МПЭСКП слова «здоровье» на ВОЗовское определение: «участвующие в Пакте государства признают право каждого человека на наивысший достижимый уровень физического и психического состояния полного физического, душевного и социального благополучия, а не только отсутствие болезней или физических дефектов». Возникает смысловая тавтология: наивысший достижимый уровень состояния полного благополучия. Помимо этого говорят, что здоровье бывает хорошим или плохим. У инвалидов тоже есть здоровье. Но тогда ВОЗовский термин «здоровье» не отражает различных качеств, а требует дополнительной определенности. Как было показано, определение здоровья ВОЗ уже содержит качественную характеристику, а норма МПЭСКП обусловливает понятие здоровья дополнениями («наивысший достижимый уровень»). Внешне ситуация выглядит тупиковой. Возникает необходимость поиска более точных определений. Для начала откроем словари. Толковый словарь живого великорусского языка Владимира Даля[22 - http://slovari.yandex.ru/dict/dal] гласит: «ЗДОРОВЬЕ, или здравие, ср. состоянье животного тела (или растения), когда все жизненные отправления идут в полном порядке; отсутствие недуга, болезни». Большая советская энциклопедия:[23 - http://slovari.yandex.ru/dict/bse] «Здоровье – естественное состояние организма, характеризующееся его уравновешенностью с окружающей средой и отсутствием каких-либо болезненных изменений…» Толковый словарь русского языка Ушакова:[24 - Толковый словарь русского языка: В 4 т. / Под ред. Д. Н. Ушакова. – М.: Гос. ин-т «Сов. энцикл.»; ОГИЗ; Гос. изд-во иностр. и нац. слов., 1935–1940.] «ЗДОРО'ВЬЕ, я, мн. нет, ср. 1. Нормальное состояние правильно функционирующего, неповрежденного организма». Очень удачной, на мой взгляд, является статья (но не определение, громоздкое и терминологически сложное), размещенная в словаре «Клиническая психология[25 - Клиническая психология: Словарь / Под ред. Н.Д. Твороговой. – М.: ПЕР СЭ, 2007. – 416 с.]»: «Здоровье – состояние целеполагающей жизнедеятельности, воспроизводящей психофизиологическую потребность в добровольном напряжении. Проблема З. теснейшим образом связана с проблемой человека, что предполагает антропное (от греч. anthropos – «человек») основание дифференциации состояний З. и болезни (отечественный патолог И.В. Давыдовский термины «патология» и «З.» относил в разряд интроспективных субъективных представлений). Со З. связаны наиболее специфические или атрибутивные свойства, присущие человеческому роду, – разум, доброта и красота. По мнению философа Э.В. Ильенкова, наряду с интеллектом и нравственностью само З. индивида входит в триаду «тех всеобщих («универсальных») способностей, которые делают его Человеком (а не химиком или токарем)». В контексте «универсальных» способностей человека медицинский критерий З. – «способность к делу», введенный русским врачом Г.А. Захарьиным, как бы «резюмирует» все многообразие морфофизиологических, психоэмоциональных и духовно-волевых «измерений» индивида, характеризующих его готовность к предстоящему напряжению и открытость детерминации будущим. В состоянии З. целеполагающая жизнедеятельность не лимитируется непосредственно наличными обстоятельствами и тем самым обретается актуальная свобода «от» них, а вместе с нею – и свобода «к» саморазвитию, к осуществлению определенной цели. В состоянии З. каждый человеческий индивид способен к освоению и дальнейшему развитию различных форм родовой деятельности. При этом вполне достижима, по замечанию Б.Г. Юдина, растущая независимость человека от ограничений, задаваемых его собственной телесностью, что и позволяет далее утверждать: «Я тем более здоров, чем шире диапазон доступных мне произвольных действий». Возрастание независимости человека от ограничений собственной телесности осуществляется на путях формирования эпиморфных виртуальных функций (А.А. Ухтомский), функциональных органов (А.Н. Леонтьев), функциональных систем (П.К. Анохин) и моделей потребного будущего (Н.А. Бернштейн). Все эти виртуальные органы и функциональные системы формируются не в имитациях бурной деятельности, а при работе, по выражению А. А. Ухтомского, «во всю силу». По данным современной физиологии труда, только выраженные функциональные траты, приводящие к утомлению, являются стимуляторами восстановительных процессов. Причем специфическая особенность самой морфофизиологии человека такова, что человеческий организм заново себя восстанавливает не возвращением к исходному состоянию, а избыточным самоообогащением в структурном и энергетическом выражении (И.А. Аршавский, 1982). Наилучший способ охраны З. – это его развитие через совершенствование «способности к делу» в нечрезмерной, но и в нешуточной работе. В.Д. Жирнов». Итак, большая часть авторов и источников считает здоровье состоянием, и лишь некоторые – способностью. Слово «состояние» всегда требует дополнительной определенности, например: «состояние … жизнедеятельности», «…уравновешенности», «…когда отправления идут», «функционирующего организма», что указывает на некую пассивность и статичность самого термина – он требует динамической «добавки» при определении здоровья. Анализируя словари далее, имеем следующую картину. Толковый словарь Ушакова: «СОСТОЯ'НИЕ, я, ср. 1. только ед. Пребывание в каком-н. положении (книжн.). С. в кадровых войсках. 2. Положение, в к-ром кто-н. или что-н. находится». Толковый словарь живого великорусского языка Владимира Даля: «Состояние, быт, положение, в каком кто или что состоит, находится, есть; отношения предмета. Больной в плохом состоянии…» Нетрудно заметить, что речь действительно идет о неком статичном положении объекта. Эта обездвиженность сама по себе не может полностью определить здоровье, поскольку последнее не может быть признано статичным явлением в силу того, что в организме человека все течет, все меняется, а остановка почти всегда означает болезнь или смерть. Поэтому термин «здоровье» через термин «состояние» объясняется не полностью, тем более что нередко используется сочетание этих слов – «состояние здоровья», что опять же может превращаться в тавтологию, вроде «состояние состояния». А все авторы определения «здоровье» парадоксальным образом ожидают от «состояний» некой способности быть уравновешенными, жизнедеятельными, функционирующими. Может ли слово «способность» помочь раскрытию понятия «здоровье»? Толковый словарь Ушакова определяет: «СПОСО'БНОСТЬ, и, ж. … 2. Возможность, умение что-н. делать. Лица потны, красны, неподвижны; способность их выражать что-н. парализована зноем. Чехов. Он утратил всякую с. двигаться. || Возможность, умение переживать и действовать в той или иной области психической жизни, свойственная живому существу (псих.). Душевные способности (воля, чувство, память и т. п.). 3. только ед. Качество, свойство, состояние, дающее возможность производить те или иные действия, исполнять ту или иную работу (книжн.)…» Из приведенного многообразия словарных значений вытекает, пожалуй, главный вопрос, который почти наверняка поможет нам решить проблему правильного определения. Вот он: чего желает инвалид (человек, не имеющий здоровья) более всего для себя? Способности действовать как нормальный человек! Чего может опасаться здоровый человек? Утраты каких-то состояний? Конечно, нет. Он боится утратить способность действовать. Что именно государство готово охранять не только в интересах отдельных граждан, но и в интересах трудоспособного населения в целом? Способность граждан действовать. И, конечно, государство меньше интересуют люди, не способные действовать, нежели те, что действуют полноценно, увы, таков цинизм современной политики и экономики. Нетрудно увидеть, что и понятие «здоровье», и понятие «способность» могут быть выражены через понятие «состояния, позволяющего действовать», и здесь мы имеем почти полное тождество. Учитывая, что здоровье человека является важнейшим атрибутом после самой жизни, можно сказать, что здоровье – это способность осуществлять жизнедеятельность. Учитывая, что эта способность не должна сопровождаться искусственной поддержкой (лекарствами, приборами и т. п.), мы должны говорить о естественной, самостоятельной или природной способности человека осуществлять жизнедеятельность. Учитывая, что заболевания могут присутствовать, но до поры до времени никак не влиять на способность жить, имеет смысл говорить о способности к осуществлению жизнедеятельности не только человека в целом, но и всех уровней (органного, молекулярного и т. п.) и всех частей его организма. Учитывая, что объективная оценка здоровья человека может быть дана только на основе сравнения со здоровьем других людей (в сравнении с медицинскими и пр. нормами), мы должны говорить о способности осуществлять нормальную деятельность. Отклонение от норм необходимо считать нарушением здоровья, что не мешает разработке таких понятий, как «индивидуальные особенности организма» или «компенсаторные возможности», которые являются исключением, а не нормой. Тогда здоровье – это естественная способность человека в целом, всех частей и уровней его организма осуществлять нормальную жизнедеятельность. А право на охрану здоровья – это право на охрану естественной способности человека, всех частей и уровней его организма осуществлять нормальную жизнедеятельность. Соответственно, болезнь – это нарушение здоровья (естественной способности человека в целом, всех частей и уровней его организма осуществлять нормальную жизнедеятельность). 4. Международные требования к охране здоровья[26 - Из «Независимого доклада о доступности медицинской помощи для бедных и представителей других уязвимых групп в РФ». Доклад подготовлен рабочей группой Общества специалистов доказательной медицины в составе: В.В. Власов (редактор), К.Д. Данишевский, Е.А. Корнышева, А.В. Саверский.] Согласно толкованию[27 - Толкование не является источником права, поскольку не содержит правовых норм, а объясняет их.] Комитета ООН по экономическим, социальным и культурным правам, право на здоровье во всех его формах и на всех уровнях содержит следующие основные взаимосвязанные элементы: а) Наличие. Государство должно располагать достаточным количеством функционирующих учреждений, товаров и услуг в сфере здравоохранения и медицинской помощи, а также соответствующих программ. К ним будут относиться основополагающие предпосылки здоровья, такие как инфраструктура для снабжения безопасной питьевой водой и адекватными санитарными услугами, больницы, поликлиники и другие учреждения здравоохранения, подготовленный врачебный и медицинский персонал, получающий конкурентоспособное на внутреннем уровне вознаграждение, и важнейшие лекарственные средства, определяемые в Программе действий ВОЗ в отношении базовых медикаментов. b) Доступность. Учреждения, товары и услуги здравоохранения должны быть доступны каждому человеку без какой бы то ни было дискриминации. Доступность имеет четыре взаимосвязанных аспекта: 1) недискриминация: учреждения, товары и услуги здравоохранения должны быть де-юре и де-факто доступны для всех, особенно для наиболее уязвимых или социально отчужденных слоев населения, без дискриминации по какому-либо из запрещенных признаков; 2) физическая доступность: учреждения, товары и услуги здравоохранения должны находиться в физической досягаемости для всех групп населения, особенно для уязвимых или социально отчужденных групп, таких как этнические меньшинства и коренные народы, женщины, дети, подростки, пожилые люди, инвалиды и лица, инфицированные ВИЧ и больные СПИДом; 3) экономическая доступность (доступность с точки зрения расходов): учреждения, товары и услугы здравоохранения должны быть доступны всем; 4) доступность информации: включает право искать, получать и распространять информацию и идеи, касающиеся вопросов здоровья. с) Приемлемость. Все учреждения, товары и услуги здравоохранения должны соответствовать принципам медицинской этики и культурным критериям. d) Качество. Учреждения, товары и услуги здравоохранения наряду с их культурной адекватностью должны быть также приемлемыми с научной и медицинской точек зрения и характеризоваться высоким качеством.[28 - Извлечения из п. 12 замечания общего порядка 14 «Право на наивысший достижимый уровень здоровья» (Замечания общего порядка Комитета ООН по экономическим, социальным и культурным правам).] В силу теснейшей взаимосвязанности указанных элементов доступность права на здоровье, по сути, включает в себя не только перечисленное в пункте «b», но и указанное в пунктах «a», «c», «d». В п. 31 Заключительных замечаний Комитета по экономическим, социальным и культурным правам ООН (Российская Федерация)[29 - Приняты по итогам рассмотрения доклада Российской Федерации по соблюдению Международного пакта по экономическим, социальным и культурным правам на 31-й сессии Комитета ООН по экономическим, социальным и культурным правам 28 ноября 2003 г.] отмечено: «Комитет обеспокоен общим ухудшением уровня наличия и доступности медицинской помощи в государстве-участнике. Комитет с обеспокоенностью отмечает также, что больницы и клиники в бедных регионах зачастую не имеют запасов всех основных лекарственных средств и что, несмотря на конституционную гарантию бесплатной медицинской помощи, многие медицинские учреждения взимают плату за свои услуги и просят больных покупать лекарства…» 5. Пациентское право В последнее время специалистами часто используется термин «медицинское право», предполагающий некую совокупность норм права, касающихся общественных отношений, возникающих в процессе медицинского вмешательства. Однако этот термин не выдерживает критики, поскольку в ответ на вопрос «Чье право?» слышится: «Медицинское», – то есть право медицины или медиков. Однако медицина – отдельная, самостоятельная наука, и не очень ясно, как может у науки быть какое-либо право, кроме права познания и применения знаний? Понятно, что термин «медицинское право» в понимании его авторов не описывает отношений медицинской науки с кем– или чем-либо. Термин «медицинское право» может иметь смысл только в том случае, если речь идет о праве медиков на что-либо, однако и здесь можно сказать, что создатели медицинского права явно преследовали не столь узкие цели, как разговор о правах врачей или медсестер. Действительно, говорить о праве медиков как об отдельной отрасли непродуктивно хотя бы потому, что при таком подходе основным предметом права будут отношения врача с окружающим миром, и тогда получится, что врач является ключевой, системообразующей фигурой. Кто-то может подумать, что ничего плохого в этом нет. Быть может, и так, но только получается, что пациент существует для врача, а не наоборот. В центр такого «медицинского права» будут поставлены трудовые и профессиональные отношения, которые в последнюю очередь коснутся главного – прав пациентов. Да и массу других отношений такое право не затронет: область страхования, управления, лекарственного обеспечения граждан и т. п. И вообще придется переписывать Конституцию РФ и законы, поскольку основные права будет иметь врач, а не пациент. Примерно так и получается у теоретиков «медицинского права». Определяя его предмет, С.Г. Стеценко и соавторы говорят, что «это общественные отношения, возникающие в процессе медицинской деятельности».[30 - Стеценко С.Г., Пищита А.Н., Гончаров Н.Г. Очерки медицинского права. М.: ЦКБ РАН, 2004.] В такой формулировке врач действительно становится главной фигурой правоотношений, поскольку, если нет процесса медицинской деятельности, то нет и предмета права. Разве это так? Разве у человека, который упал на улице с инфарктом, нет права на получение медицинской помощи? Формулировка теоретиков «медицинского права» не дает пациенту шанса на эту помощь, но… На самом деле право на охрану здоровья имеется у гражданина в соответствии с международными, конституционными и другими нормами права, и он обращается за медицинской помощью именно в процессе реализации этого права. Причем право это возникает из-за наличия болезни или для ее профилактики, и тогда человек обращается к врачам. Не можем же мы перевернуть эту логику и считать, что врачи создают болезни у здоровых людей, а потом их же и лечат, – упаси нас господь от таких ситуаций. Врачи, медицинские организации – т. е. субъекты медицинской деятельности – обязаны в силу ряда положений законодательства, в частности Уголовного кодекса РФ, оказать медицинскую помощь. Кроме того, как уже было показано выше, только лишь медицинской деятельностью не исчерпывается комплекс мер по охране здоровья. Такая деятельность не учитывает отношений, например, по санитарно-эпидемиологическому и экологическому благополучию, по медицинскому страхованию, по производству и обороту лекарственных средств, по надзору в сфере медицинских услуг и фармакологии, по контролю за качеством медицинской помощи, по суррогатному материнству, по физкультуре и спорту и т. п. – все это не имеет непосредственного отношения к медицинской деятельности, но входит в систему мер, направленных на охрану здоровья. Таким образом, имеется достаточно оснований считать, что «медицинское право» – лишь идеологическая позиция, занятая в интересах врачей (на самом деле «прокрустово ложе» и для них тоже, потому что без пациента не будет и врача). Однако в таком виде оно не может претендовать на роль комплексной отрасли права, которую ей пытаются присвоить. В своей работе «О теоретических основах и концепции национального медицинского права»,[31 - Медицинское право. – Москва, 2003. – № 3.] посвященной, в частности, и вопросам терминологии, основоположник медицинского права в России, заслуженный юрист России, доктор медицинских наук, профессор, заведующий кафедрой медицинского права ММА им. И.М.Сеченова Ю.Д. Сергеев (в соавторстве с кандидатом юридических наук, кандидатом физико-математических наук М.И. Милуши) пишет: «По нашему мнению, с чисто теоретических позиций использование понятия «медицинское право» юридически корректно только для определения правовых отношений между врачом и медицинским учреждением, с одной стороны, и пациентом – с другой. Все выходящие за эти рамки общественные отношения в сфере охраны здоровья охватываются более широким понятием законодательства о здравоохранении. Необходимо отметить, что и Всемирная ассоциация медицинского права (WAML) сегодня склоняется к такому же выводу. Как подчеркивал президент WAML профессор А.Карми в своем выступлении на Всероссийском съезде по медицинскому праву, применительно к решаемым WAML задачам уже более правильным является термин «helth law», а не «medical law», поскольку он больше соответствует современным представлениям. Конечно, если в английском языке и тот и другой термин звучат примерно одинаково, то по-русски термин «медицинское право» понятнее и благозвучнее, чем более приземленный термин «законодательство о здравоохранении» или более громоздкий – «здравоохранительное право». Но дело не в названии, а в сути. Если название «медицинское право» устоялось и прижилось, вошло в сознание (в первую очередь врачей и пациентов) – пусть оно так и называется, даже если это формально не совсем верно с точки зрения теории права».[32 - http://www.unico94.ru/consult/all_docs/2003/medic_3/] Если это последние аргументы сторонников медицинского права (а из содержания статьи ясно, что это так), то они не являются всерьез обоснованными, что и признается в приведенном тексте. Все было не очень правильно, говорят специалисты, но пусть остается, как есть. Наверное, основоположнику «медицинского права» сложно до конца признать свои ошибки и принять меры к их преодолению. Между тем это было бы честно, хотя и потребовало бы некоторого самоотречения. Кроме того, подменять понятия «отрасль права» (теория, наука) и отрасль «законодательство» (свод правовых норм о здравоохранении) некорректно с точки зрения теории права, так как: теория исследует законы и явления, а законодательство представляет собой совокупность нормативных актов, регулирующих определенную сферу общественных отношений. Привычка называть отрасль «медицинским правом» не настолько глубока, как кажется авторам приведенной статьи, чтобы нельзя было ее исправить на более точные термины. Многообразие терминов сохранялось все время («врачебное право», «медицинское», «здравоохранительное»), стабильным оставалось только название соответствующих кафедр (Кафедры медицинского права), но, замечу, не в юридических вузах, а в медицинских, что также указывает на заинтересованность определенных кругов в существовании именно медицинского, а не какого-то другого права. Но я надеюсь, что объективные юристы дадут адекватную оценку в этом споре. С точки зрения красоты стиля «пациентское право» (о котором я скажу чуть ниже) звучит не хуже, но вдобавок и более точно отражает суть правоотношений. Помимо того, природоохранное право, которое существует уже несколько десятилетий, весьма схоже со здравоохранным, и последнее тоже благозвучно (это, как справедливо отмечено в статье Ю.Д. Сергеева, вопрос привычки). Исходя из вышесказанного, центральным следует считать право на охрану здоровья, а отрасль права, как уже говорилось, именовать здравоохранным правом. Предмет здравоохранного права – общественные отношения, направленные на охрану естественной способности человека в целом, всех частей и уровней его организма осуществлять нормальную жизнедеятельность. Как уже было показано, охрана здоровья – это значительный комплекс мероприятий, далеко выходящий за пределы собственно медицинских потребностей человека. Здесь и экология, и безопасность продуктов и воды, криминальная безопасность, права инвалидов (социальные права) и т. д. Уже поэтому данное пособие не может описать полноценно методологию защиты права на охрану здоровья в полном объеме. Оно решает более локальную задачу, а именно: защиту прав пациентов. Пациент – лицо, нуждающееся в медицинской помощи или получающее ее. Правоотношения пациента и системы здравоохранения в процессе реализации гражданином своих прав обладают значительным количеством отличий от правоотношений по охране здоровья вообще. Можно говорить о том, что права пациентов – это подотрасль здравоохранного права, которую следует называть «пациентским правом». Предмет пациентского права – общественные отношения, направленные на оказание человеку медицинской помощи. 6. Термины и определения Как уже было показано выше, термины и определения играют важнейшую роль для понимания и оценки тех или иных процессов или событий. По этой причине Общественный совет по защите прав пациентов при Росздравнадзоре предложил[33 - Решение Общественного совета по защите прав пациентов при Росздравнадзоре от 31.10.2007 г. № 7 «Об определениях в системе качества медицинской помощи с перечнем дефектов качества медицинской помощи», http://openmed.ru/?D=62 Подготовлено А.А. Старченко и А.В. Саверским.] государству использовать некоторые наиболее важные термины и определения, которые могут послужить основой для создания единого категорийного аппарата и взаимопонимания в отрасли. Здоровье– это естественная способность человека в целом, всех частей и уровней его организма осуществлять нормальную жизнедеятельность. Право на охрану здоровья– это право на охрану естественной способности человека, всех частей и уровней его организма осуществлять нормальную жизнедеятельность. Пациентское право– право на получение медицинской помощи. Болезнь– это нарушение здоровья (естественной способности человека в целом, всех частей и уровней его организма осуществлять нормальную жизнедеятельность). Медицинское вмешательство (помощь, услуга, работа) – воздействие на человека медицинскими средствами и методами, разрешенными к применению в установленном законом порядке и направленными на достижение положительного результата в области профилактики заболеваний, обследования состояния здоровья, диагностики, лечения, ухода и реабилитации в связи с возможными заболеваниями, имеющимися заболеваниями, иными расстройствами здоровья, а также беременностью и родами. Медицинское вмешательство является источником повышенной опасности. Источник повышенной опасности – деятельность, осуществление которой создает повышенную вероятность причинения вреда из-за невозможности полного контроля за ней со стороны человека (см. ст. 1079 ГК РФ, постановление Пленума Верховного Суда РФ от 28.04.1994 г. № 3). Эффективность медицинского вмешательства– показатель соотношений ожидаемого результата, ради которого проводится вмешательство, и риска медицинского вмешательства. Риск медицинского вмешательства– вероятность наступления неблагоприятного исхода для жизни или здоровья пациента, а также вероятность недостижения той цели, ради которой проводится медицинское вмешательство; оценивается экспертом: а) по наличию объективных и субъективных условий для возникновения неблагоприятного исхода или недостижения поставленной цели медицинского вмешательства; б) по выполнению объема и качества профилактических мер неблагоприятного исхода и недостижения цели медицинского вмешательства. Обоснованный риск медицинского вмешательства характеризуется наличием общественно полезной цели вмешательства, которая не может быть достигнута не связанными с риском действиями (бездействием) при обязательных условиях: • принятие достаточных мер для предотвращения вреда здоровью и жизни пациента; • наступление вредных последствий возможно, но не неизбежно; • пациент информирован о вмешательстве в установленном законом объеме и порядке. Безопасность медицинского вмешательства (медицинской помощи, медицинской услуги) – отсутствие необоснованного риска при допущении обоснованного риска медицинского вмешательства, выполняемого по показаниям в соответствии с имеющимся заболеванием с учетом противопоказаний к вмешательству или с диагностической целью. Медицинское вмешательство (помощь, услуга) надлежащего качества (качественная медицинская помощь) – своевременное медицинское вмешательство, соответствующее обязательным требованиям, предусмотренным либо законом в установленном им порядке, либо условиями договора, сообразно целям, для которых услуга такого рода обычно оказывается, или целям, о которых исполнитель (медицинский работник) был поставлен в известность пациентом (застрахованным) при заключении договора, или описанию медицинской технологии оказания медицинской услуги (стандарту оказания медицинской услуги). Недостаток медицинской услуги (дефект оказания медицинской помощи, работы, услуги) – это несоответствие медицинской помощи (услуги, работы): • обязательным требованиям, предусмотренным законом; • требованиям нормативных актов – постановлений, приказов, стандартов, правил, инструкций, руководств, положений, наставлений и директив; • требованиям административных регламентов ФСНЗСР; • требованиям инструкций по медицинскому применению лекарственных средств и изделий медицинского назначения; • условиям договора; • обычаям делового оборота и обычно предъявляемым требованиям в сфере здравоохранения; • требованиям безопасности медицинской услуги (помощи, работы); • целям, для которых данная медицинская помощь (услуга, работа) обычно оказывается (выполняется); • обычно применяемым технологиям оказания медицинских услуг, выразившееся в: – неправильной диагностике; – неправильном оказании (неоказании) медицинской помощи; – неправильном действии (бездействии) при стабилизации имеющегося у пациента заболевания; – создании условий и повышении риска возникновения нового патологического процесса (заболевания); – неоптимальном использовании ресурсов медицинского учреждения; – упущении сроков оказания медицинской помощи, что повлекло за собой невозможность применения наиболее эффективной медицинской помощи и (или) ухудшение состояния пациента; – причинении вреда жизни и здоровью пациентов, а также в нарушении: прав пациентов и застрахованных; правил оформления медицинской документации. Вредоносное последствие дефекта медицинской услуги – вред здоровью пациента, возникший в результате недостатка медицинской услуги. Существенное вредоносное последствие недостатка медицинской услуги– неустранимый вред здоровью или жизни (смерть) пациента, возникший в результате недостатка медицинской услуги, или вред здоровью, который не может быть устранен без несоразмерных расходов или затрат времени, или выявляется неоднократно, или проявляется вновь после его устранения, или другие подобные последствия. Повышение качества медицинской помощи невозможно без объективной и корректной ее оценки, имеющей правовые или экономические последствия. Такая оценка дается при проведении медицинских экспертиз. Медицинская экспертиза – оценка своевременности и (или) качества оказанной медицинской помощи (медицинской услуги, работы) на любых этапах ее оказания и оформления документации о ее оказании. Ненадлежащее качество оказанной медицинской помощи определяется наличием недостатка медицинской услуги, нарушением безопасности медицинской услуги, наличием конкретного дефекта медицинской помощи. 7. Врачебная ошибка В массовом сознании причиной любого неблагоприятного исхода медицинского вмешательства принято считать «врачебную ошибку». Однако определения ошибки ни один закон не содержит. Тогда за врачебную ошибку наказывать нельзя, поскольку нет самого предмета правонарушения. Очевидно, снова есть необходимость разбираться в терминах. По словам Ю.Д. Сергеева, в медицинской литературе содержится не менее шестидесяти пяти промежуточных определений и понятий, описывающих врачебную ошибку.[34 - Сергеев Ю. Ошибка или преступление? // Медицинская газета. 1994. 20 апреля.] Самое распространенное определение, которое любят врачи, принадлежит И.В. Давыдовскому (академик АМН СССР, заслуженный деятель науки РСФСР, лауреат Ленинской премии, вице-президент АМН СССР). Согласно данному им определению врачебная ошибка – «следствие добросовестного заблуждения врача при выполнении им профессиональных обязанностей. Главное отличие ошибки от других дефектов врачебной деятельности – исключение умышленных преступных действий – небрежности, халатности, а также невежества».[35 - Давыдовский И.В. Врачебные ошибки // Советская медицина. 1941. № 3. С. 3–10.] Разбирая это определение, невозможно составить себе представление о предмете врачебной ошибки, поскольку она выражена через совершенно разнородные и несвязанные понятия. Так, небрежность в уголовном праве – это одна из форм вины, халатность – отдельный состав преступления, а невежество – уровень знаний врача, не соответствующий современным (или хотя бы обычным) требованиям медицины. Таких определений немало. На сайте коллег – Центра медицинского права (г. Омск) – приведена подборка определений и случаев врачебных ошибок.[36 - http://www.medlaw.omsk.ru/www/medlaw.nsf/0/28C4F4FD4BE51069C62573020033D20B?opendocument] Среди определений есть и такое: «Ошибка врача при исполнении своих профессиональных обязанностей, являющаяся следствием добросовестного заблуждения и не содержащая состава преступления или признаков проступков». Получается, что врачебная ошибка – это ошибка, которая опять же является следствием неважно чего. Но что же такое сама ошибка, не сказано: нельзя дать определение явлению через понятие следствия, поскольку оно не определяет самого явления. Есть и другое определение: «Неправильное действие (или бездействие) врача, имеющее в своей основе несовершенство современной науки, незнание или неспособность использовать имеющиеся знания на практике». Это определение, видимо, наиболее корректно среди многих других, хотя давать определение, объясняя причины явления, которое определяешь, также неверно. Корректность здесь в том, что ошибка – это действительно неправильность действий (или бездействие) врача. Но при таком определении не существует никакой разницы между дефектом медицинской помощи и врачебной ошибкой. Конечно, можно говорить о том, что человек (врач) действует неправильно, когда он нарушил существующие правила, хотя при этом сознает, может или должен сознавать, что действует неправильно. Но ошибка явно касается не тех случаев, когда человек или врач сознает эту неправильность (или должен, или мог ее сознавать), потому что в этих случаях перед нами правонарушение или даже преступление. Тогда данное определение как минимум не является полным. Еще в одном определении – «неправильное определение болезни врачом (диагностическая ошибка) или неправильное врачебное мероприятие (операция, назначение лекарства и др.), обусловленные добросовестным заблуждением врача», – тоже указывается на неправильность действий и на их причину, но этого недостаточно для понимания, что же такое ошибка. По мнению известного процессуалиста Р.С. Белкина, истина должна лежать в основе внутреннего убеждения лица, производящего расследование по делу и принимающего по нему соответственные процессуальные решения. Но истина, за которую добросовестно принимается заблуждение и которая, следовательно, только представляется истиной, влечет ошибочность этого убеждения, что служит источником многочисленных ошибок. Именно поэтому заблуждение не может расцениваться только как личное дело заблуждающегося. Оно налагает отпечаток на весь процесс доказывания и приобретает всегда то или иное общественное значение.[37 - Белкин Р.С. Криминалистика: проблемы сегодняшнего дня. Злободневные вопросы российской криминалистики. – М.: ИНФРА-М, 2001. – С. 166–169.] По мнению авторов Словаря русского языка, под ошибкой понимается неправильная мысль или неправильное действие, неточность, неправильность, заблуждение.[38 - Ожегов С.И., Шведова Н.Ю. Толковый словарь русского языка. – М., 1995. – С. 367.] С точки зрения логики, ошибка представляет собой неправильное умозаключение, рассуждение, вызванное нарушением законов мышления.[39 - Кондаков Н.И. Логический словарь-справочник. – М., 1975. – С. 313, 426–427.] В уголовном праве ошибка характеризуется как «заблуждение лица относительно объективных свойств общественно опасного деяния… это заблуждение лица относительно характера и степени общественной опасности совершаемого действия и его противоправности».[40 - Якушин В.А. Ошибка и ее уголовно-правовое значение. – Казань: Изд-во Казан. ун-та, 1985. – С. 35.] Ошибку трактуют так же, как неверную оценку лицом своего поведения,[41 - Курс советского уголовного права. Часть общая. – Л.: ЛГУ, 1968. – С. 449.] как заблуждение относительно фактических и юридических признаков совершенного деяния,[42 - Советское уголовное право. Общая часть / Под ред. Г.А. Кригера. 2-е изд., перераб. и доп. – М.: Изд-во МГУ, 1988. – С. 46–50.] как представление лица о фактических и юридических признаках или свойствах преступного деяния и его последствий.[43 - Дагель П.С., Котов Д.П. Субъективная сторона преступления и ее установление. – Воронеж: Изд-во Воронеж. ун-та, 1974. – С. 210.] В таких определениях ошибка содержит лишь оценку субъектом своих действий, когда они уже совершены или совершаются, но неясно, какое отношение имеет такое понятие ошибки к самим ошибочным действиям, которые, очевидно, мотивированы, прежде всего, ошибочно истолкованной (оцененной) информацией, на основании которой субъект сделал неверные выводы и совершил ошибочные действия. Согласно Толковому словарю русского языка Ушакова: «ОШИ'БКА. Неправильность в действиях, поступках, высказываниях, мыслях, погрешность. Ошибка в чем-н. Допустить ошибку. Вкралась о. Орфографическая о. Пишет с грубыми ошибками. Хронологическая ошибка. Судебная о. Сделать что-н. по ошибке или с ошибкою (нечаянно, непреднамеренно, случайно). Он не делал ни одной ошибки в письме. Гегель. Гораздо благороднее сознать свою ошибку, чем довести дело до непоправимого. Л. Толстой». Видимо, кроме неправильности действий или неверной оценки (недооценки) исходной информации, в ошибке может быть еще и элемент случайности. Возможно, ошибка – это случайная неправильность действий? Здесь надо отметить, что уголовная ответственность за так называемое невиновное причинение вреда не допускается (ч. 2 ст. 5 УК РФ). А ст. 28 УК РФ, которая и озаглавлена «Невиновное причинение вреда», гласит: «1. Деяние признается совершенным невиновно, если лицо, его совершившее, не осознавало и по обстоятельствам дела не могло осознавать общественной опасности своих действий (бездействия) либо не предвидело возможности наступления общественно опасных последствий и по обстоятельствам дела не должно было или не могло их предвидеть. 2. Деяние признается также совершенным невиновно, если лицо, его совершившее, хотя и предвидело возможность наступления общественно опасных последствий своих действий (бездействия), но не могло предотвратить эти последствия в силу несоответствия своих психофизиологических качеств требованиям экстремальных условий или нервно-психическим перегрузкам». Вторая часть нас вряд ли может интересовать, если только не предполагать, что врач из-за психических перегрузок не справляется с работой, но тогда надо отдыхать или уходить из профессии, лучше не дожидаясь того, что эти обстоятельства установит уголовный суд. А вот первая часть статьи вполне подходит, как можно было уже понять, для определения ошибки в полном объеме, тем более что это то самое определение, которое устанавливает искомую адвокатами врачей и самими врачами невиновность по Уголовному кодексу РФ за совершение ошибки. Врачебная ошибка – это неправильное действие (бездействие) при оказании медицинской помощи (дефект медицинской помощи), совершенное врачом в состоянии обоснованной уверенности в правильности своих действий, притом что по обстоятельствам дела он не мог осознавать неправильности этого действия (бездействия), не предвидел возможности наступления общественно опасных последствий и по обстоятельствам дела не должен был или не мог их предвидеть. Оговорюсь: данная глава написана исключительно с целью исследования термина «врачебная ошибка», поскольку он и в самом деле стал расхожим, иногда попадает даже в постановления прокурора. Но я не могу привести ни одного примера такой врачебной ошибки. Во время съемок программы «К барьеру!» в апреле 2004 г. я просил своего оппонента привести пример врачебной ошибки. В ответ мне было сказано, что врач может путать воспаление легких с другими состояниями по клиническим проявлениям. Когда я спросил, почему бы в этой ситуации просто не сделать рентген для дифференциации диагнозов, оппонент не привел ни одного обоснованного довода в защиту (этот эпизод НТВ вырезало, как и многое другое в той программе, и не в мою пользу, потому что моим оппонентом был ведущий НТВ. Еще через несколько лет в похожей ситуации НТВ пришлось приносить мне письменные извинения[44 - http://saversky.ru/NTV.jpg] за работу своих редакторов). Таким образом, давая теоретическое определение врачебной ошибки, я не могу найти применения этому термину на практике. Не исключаю при этом, что мой опыт для этого недостаточен. Раздел 4. Защитники прав пациентов в России[45 - По материалам «Независимого доклада о доступности медицинской помощи для бедных и представителей других уязвимых группа в РФ». Доклад подготовлен рабочей группой Общества специалистов доказательной медицины в составе: В.В. Власов (редактор), К.Д. Данишевский, Е.А. Корнышева, А.В. Саверский.] 1. Федеральная служба по надзору в сфере здравоохранения и социального развития[46 - С использованием решения Общественного совета по защите прав пациентов при Росздравнадзоре от 31.10.2007 г. № 7/зр «Об определениях в системе качества медицинской помощи с перечнем дефектов качества медицинской помощи», внесенного на рассмотрение совета А.А. Старченко и А.В. Саверским.] Минздравсоцразвития осуществляет координацию и контроль деятельности находящихся в его ведении Федеральной службы по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека («Роспотребнадзор»), Федеральной службы по надзору в сфере здравоохранения и социального развития (Росздравнадзор), Федеральной службы по труду и занятости, Федерального агентства по здравоохранению и социальному развитию, а также координацию деятельности Пенсионного фонда Российской Федерации, Фонда социального страхования Российской Федерации и Федерального фонда обязательного медицинского страхования. Росздравнадзор и Роспотребнадзор имеют во всех субъектах РФ свои территориальные органы и учреждения, которые не подчиняются местным властям. Эта независимость позитивна, однако службы находятся в структуре Минздравсоцразвития, зависят от него, кадровая политика самих служб основана на том, что в их штаты набираются бывшие сотрудники областных органов управления здравоохранением, а юристов в них практически нет. Эти факторы породили то обстоятельство, что службы не занимаются собственно защитой прав граждан. Безусловно, они выявляют системные ошибки, допущенные в ряде государственных программ, и доносят до министерства соответствующую информацию, но сами не способны предпринять сколь-нибудь значительных мер, поскольку у них нет полномочий для этого. Основная деятельность в годы после их образования сосредоточилась на санитарно-эпидемиологическом контроле и вакцинации (бывшая Санэпидслужба – ныне Роспотребнадзор), а также на лицензировании, проблемах лекарственного обеспечения и производства лекарств и т. п. (Росздравнадзор). В то же время гражданин не может получить в этих службах полноценную юридическую помощь или даже консультацию по вопросам прав на охрану здоровья, не говоря уже о защите этих прав. Согласно Положению о Федеральной службе по надзору в сфере здравоохранения и социального развития, утвержденному постановлением Правительства РФ от 30 июня 2004 г. № 323: «Федеральная служба по надзору в сфере здравоохранения и социального развития осуществляет следующие полномочия: 5.1. осуществляет: 5.1.1. надзор за: 5.1.1.1. фармацевтической деятельностью; 5.1.1.2. соблюдением государственных стандартов, технических условий на продукцию медицинского назначения; 5.1.2. контроль и надзор за соблюдением государственных стандартов социального обслуживания; 5.1.3. контроль за: 5.1.3.1. порядком производства медицинской экспертизы; 5.1.3.2. порядком установления степени утраты профессиональной трудоспособности в результате несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний; 5.1.3.3. порядком организации и осуществления медико-социальной экспертизы, а также реабилитацией инвалидов; 5.1.3.4. осуществлением судебно-медицинских и судебно-психиатрических экспертиз; 5.1.3.5. производством, изготовлением, качеством, эффективностью, безопасностью, оборотом и порядком использования лекарственных средств; 5.1.3.6. производством, оборотом и порядком использования изделий медицинского назначения; 5.1.3.7. проведением доклинических и клинических исследований лекарственных средств, а также выполнением правил лабораторной и клинической практики; 5.1.3.8. соблюдением стандартов качества медицинской помощи; 5.2. организует проведение экспертизы качества, эффективности и безопасности лекарственных средств…» Приказом МЗ и СР РФ от 31.12.2006 г. № 905 утвержден Административный регламент Федеральной службы по надзору в сфере здравоохранения и социального развития по исполнению государственной функции по осуществлению контроля за соблюдением стандартов качества медицинской помощи. При этом особо подчеркивается следующее. Стандарты медицинской помощи устанавливаются Министерством здравоохранения и социального развития Российской Федерации. Право установления региональных стандартов медицинской помощи на уровне не ниже стандартов медицинской помощи, установленных Министерством здравоохранения и социального развития Российской Федерации, относится к полномочиям органов государственной власти субъектов Российской Федерации. Контроль за соблюдением стандартов медицинской помощи осуществляется Федеральной службой по надзору в сфере здравоохранения и социального развития. В осуществлении контроля за соблюдением стандартов медицинской помощи на конкретной территории также участвуют соответствующие органы государственной власти субъектов Российской Федерации и органы местного самоуправления. В целях контроля за соблюдением в своей деятельности организациями здравоохранения стандартов медицинской помощи Федеральная служба по надзору в сфере здравоохранения и социального развития в ходе сбора и анализа сведений использует единую методологию оценки соответствия оказываемой медицинской помощи вышеуказанным стандартам и единые системные контрольные показатели (показатели качества медицинской помощи). Показатели качества медицинской помощи представляют собой количественные показатели, отражающие структуру, процесс или результат оказания медицинской помощи, сводный анализ жалоб на несоблюдение стандартов медицинской помощи. К сожалению, заключения Росздравнадзора в сфере контроля качества медицинской помощи не обладают юридической значимостью, в них не обосновываются юридически значимые для дела обстоятельства, как, например, причинно-следственная связь между дефектом медицинской помощи и наступившим вредом для жизни или здоровья пациента. Даже выявив дефект медицинской помощи, Росздравнадзор не может применить к виновному врачу или должностному лицу каких-либо санкций, поскольку такие санкции не предусмотрены действующим законодательством, исключая возможность уголовного преследования, но уголовное преследование – компетенция следственных органов, а не Росздравнадзора. С 01.01.2008 г., согласно ФЗ РФ от 29.12.2006 г. № 258, федеральный центр передал полномочия по контролю качества медицинской помощи субъектам РФ. «Статья 5.1. Полномочия Российской Федерации в области охраны здоровья граждан, переданные для осуществления органам государственной власти субъектов Российской Федерации. К полномочиям Российской Федерации в области охраны здоровья граждан, переданным для осуществления органам государственной власти субъектов Российской Федерации, относятся следующие полномочия: 1) осуществление контроля за соответствием качества оказываемой медицинской помощи установленным федеральным стандартам в сфере здравоохранения (за исключением контроля качества высокотехнологичной медицинской помощи, а также медицинской помощи, оказываемой в федеральных организациях здравоохранения)». С введением этой нормы Росздравнадзор утратил функцию контроля за качеством медицинской помощи, и любая медицинская организация, исключая федеральные и высокотехнологичные, вправе не допустить к себе соответствующую проверку. В результате собственник медучреждений (исполнительная власть субъекта РФ) осуществляет контроль за деятельностью этих учреждений, за которые согласно ст. 120 ГК РФ он несет субсидиарную ответственность. Понятно, что интерес органов власти субъекта РФ в этой ситуации будет не на стороне пациента, а на своей собственной – стороне собственника. В то же время десятилетие со дня утверждения совместного приказа Минздрава РФ и Федерального фонда ОМС от 24.10.1996 г. № 363/77 «О совершенствовании контроля качества медицинской помощи населению Российской Федерации», положившего начало официальному нормированию важнейшего инструмента реализации защиты прав застрахованных – экспертизе качества медицинской помощи, ознаменовалось признанием его не соответствующим требованиям, предъявляемым к нормативным актам в РФ, и отменой в связи с отсутствием его регистрации в Министерстве юстиции РФ. Приказом МЗ и СР РФ от 31.12.2006 г. № 900 утвержден Административный регламент Федеральной службы по надзору в сфере здравоохранения и социального развития по исполнению государственной функции по осуществлению контроля за порядком производства медицинской экспертизы. Медицинская экспертиза, контроль за порядком производства которой относится к полномочиям Росздравнадзора, включает в себя: 1) экспертизу временной нетрудоспособности, проводимую в связи с болезнью, увечьем, беременностью, родами, уходом за больным членом семьи, протезированием, санаторно-курортными лечением и в иных случаях; 2) медико-социальную экспертизу, проводимую в целях установления инвалидности и определения ее причин; 3) судебно-медицинскую и судебно-психиатрическую экспертизу, проводимую в соответствии с законодательством Российской Федерации; 4) независимую медицинскую экспертизу. В целом при осуществлении контроля за порядком производства медицинской экспертизы предъявляются следующие требования: 1) по ведению медицинской документации; 2) по проведению медицинского осмотра пациента; 3) по определению степени тяжести повреждения здоровья при несчастных случаях на производстве; 4) по направлению на консультацию к специалистам, на госпитализацию, по определению необходимости и сроков временного или постоянного перевода по состоянию здоровья на другую работу, по направлению гражданина в установленном порядке на медико-социальную экспертную комиссию; 5) по срокам лечения, выписке и продлению срока листка временной нетрудоспособности; 6) по соблюдению врачебной тайны; 7) по правомочности производства экспертизы временной нетрудоспособности; 8) по соблюдению законных прав граждан при производстве экспертизы; 9) по обеспечению в ряде случаев независимости экспертизы. Указанный нормативно-правовой документ является рамочным и не содержит важнейших дефиниций и положений, необходимых как при выполнении экспертиз оказанной медицинской помощи субъектами права, так и при оценке проведенных экспертиз со стороны Росздравнадзора в соответствии с утвержденными регламентами. Очевидно, что это затрудняет проведение экспертиз и контроля, поскольку предмет экспертизы и контроля понимается различным образом различными субъектами. 2. Уполномоченный по правам человека в Российской Федерации Аппарат Уполномоченного по правам человека в РФ практически не занимается защитой прав граждан на охрану здоровья и правами пациентов. Объективные причины этого неизвестны. Из 32 477 обратившихся за все время граждан лишь 435 человек интересовались вопросами, связанными со здравоохранением, из которых 46,5 % пожаловались на психиатрическую помощь.[47 - Согласно Приложению 4. «Сведения о количестве и тематике обращений (заявлений, жалоб) граждан Российской Федерации в 2006 году».(http://ombudsman.gov.ru/doc/ezdoc/06b.shtml) Доклада о деятельности Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации в 2006 году.(http://ombudsman.gov.ru/doc/ezdoc/06.shtml#b)] Указанное количество обращений ставит Уполномоченного в полное неведение относительно того, что на самом деле происходит в здравоохранении России. Например, раздел 3 «Право на медицинскую помощь» упомянутого Доклада краток и поверхностен, не содержит анализа сложившейся ситуации в здравоохранении, не предлагает путей решений, содержит небесспорные трактовки фактов и ситуаций. Например, фраза «Отсутствие в медицинских стандартах достаточной степени свободы для дифференцированного подхода к диагностике и лечению, позволяющего врачам относиться индивидуально к каждому пациенту, является сдерживающим фактором в решении вопроса повышения качества оказываемой медицинской помощи» имеет весьма далекое (в том числе и теоретическое) отношение к реальной ситуации в России и наверняка написана врачами из аппарата Уполномоченного. Иначе Уполномоченный знал бы, что как раз на практике стандарты врачами не исполняются, что и влечет за собой ухудшение здоровья и смерть граждан. В реальности перед правозащитниками стоит проблема, как заставить врачей выполнять закон и стандарт, а не как им дать больше свободы, которую у них никто не отнимал: у врача всегда есть право отстоять правильность назначенного лечения в суде, тем более что суды обычно опираются при вынесении решений не на стандарты, а на экспертные заключения. Основными направлениями деятельности Уполномоченного, предусмотренными Федеральным конституционным законом, являются в том числе: • рассмотрение жалоб граждан Российской Федерации и пребывающих на территории Российской Федерации иностранных граждан и лиц без гражданства на нарушения их прав; • рассмотрение по собственной инициативе ситуаций, чреватых массовыми или грубыми нарушениями прав человека, случаев нарушения этих прав, имеющих особое общественное значение или связанных с необходимостью защиты прав лиц, неспособных сделать это самостоятельно; • анализ законодательства Российской Федерации в области прав человека, подготовка рекомендаций по его совершенствованию и приведению в соответствие с общепризнанными принципами и нормами международного права; • информирование органов государственной власти и общественности о положении дел с соблюдением прав человека в Российской Федерации; • направление государственным органам, органам местного самоуправления, а также должностным лицам замечаний, рекомендаций и предложений общего характера по всем вопросам обеспечения прав человека и совершенствования административных процедур. Социальные, экономические и культурные права входят в мандат Уполномоченного по правам человека в РФ. На мой взгляд, права малоимущих и социально не защищенных граждан соответствуют всем направлениям деятельности и должны находиться на рассмотрении Уполномоченного по правам человека в первую очередь. 3. Прокуратура Задачей Прокуратуры РФ является контроль и надзор за выполнением законов, нормативно-правовых актов, соблюдением прав и свобод граждан. В соответствии со ст. 10 Федерального закона «О прокуратуре Российской Федерации» в органах и учреждениях прокуратуры разрешаются заявления, жалобы и иные обращения, содержащие сведения о нарушении законов. Прокуратура осуществляет уголовное преследование в соответствии с нормами уголовно-процессуального законодательства. В реальности добиться возбуждения уголовного дела в случае виновности врача практически невозможно. С 1992 до 2004 г. в России не было широко известно ни об одном приговоре уголовного суда против врача за случай дефекта медицинской помощи с наступившим в виде последствий вредом для жизни или здоровья. В 2004 г. появилось как минимум два таких приговора. С тех пор такие дела появляются, но их пока единицы, и все эти случаи дошли до приговора скорее вопреки, чем благодаря усилиям прокуратуры. О системе санкций, о непредотвратимости наказания говорить невозможно. Действия прокуратуры скорее нарушают права граждан на правосудие и справедливость, чем защищают их. Вот стандартный набор нарушений прокуратуры: • нарушаются сроки уголовно-процессуального законодательства (есть дела, которые без возбуждения тянутся по семь-восемь лет, хотя согласно уголовно-процессуальному законодательству РФ на проверку сообщения о преступлении отводится от 10 до 30 дней); • дела не возбуждаются как уголовные, а ведутся в рамках прокурорской проверки, хотя ряд необходимых процессуальных действий невозможно осуществить без возбуждения уголовного дела – например, назначить и провести судебно-медицинскую экспертизу; • назначаемые исследования, которые прокуратурами почти всегда называются «экспертизой», не могут считаться таковыми, поскольку требуют возбужденного уголовного дела, предупреждения экспертов об уголовной ответственности за дачу заведомо ложного заключения (такое предупреждение может быть сделано только на этапе предварительного следствия – этапе уголовного дела, – иначе значение его ничтожно, ст. 307 УК РФ); • исследования, называемые «экспертизой», назначаются в зависимом от виновного учреждения учреждении. У экспертного учреждения и учреждения здравоохранения один и тот же собственник – правительство субъекта РФ, полномочия которого осуществляет один или несколько из департаментов (министерств). Собственник за свои учреждения несет субсидиарную ответственность (ст. 120 ГК РФ). В ряде случаев представителям «Лиги пациентов» следователи прокуратуры (женщины) заявляли: «Я сама рожала в этом роддоме, мои дети будут здесь рожать, я не буду возбуждать уголовное дело!» («проблема маленьких городов»). Врачи, что бы ни говорили, продолжают в огромной степени влиять на общество и политику. В команде каждого кандидата в мэры и губернаторы есть главный врач или будущий высокий чиновник в сфере здравоохранения. Поэтому возбуждение уголовного дела против врачей нередко считается политическим делом. 4. Страховые медицинские организации Согласно ст. 15 ФЗ РФ от 28.06.1991 г. № 1499-1 «О медицинском страховании граждан в Российской Федерации» страховые компании обязаны: контролировать объем, сроки и качество медицинской помощи в соответствии с условиями договора; защищать интересы застрахованных. Согласно той же статье СМО обязаны «заключать договоры с медицинскими учреждениями на оказание медицинской помощи застрахованным по обязательному медицинскому страхованию». Налицо прямой конфликт интересов: необходимость иметь договор с медицинской организацией предопределяет поведение СМО в случае конфликта пациента с этой медицинской организацией. СМО займет сторону ЛПУ,[48 - Лечебно-профилактическое учреждение – муниципальная или государственная поликлиника, больница и т. п.] но использует при этом право контроля качества медицинской помощи (КМП) и наложения на него штрафа, но это никоим образом не касается защиты прав пациента. Защищать права застрахованных, как уже было сказано, СМО экономически не выгодно. Это и показывают цифры ФФОМС, часть которых была показана ранее. «Из 70 300 обоснованных жалоб, признанных таковыми и разрешенных в досудебном порядке, 65,9 % случаев рассмотрено СМО (46 345) и удовлетворено 63 258 обращений (90 %), в т. ч. 15 644 с материальным возмещением, что составило 24,7 % к числу удовлетворенных обращений. Сумма возмещения ущерба составила 26,3 млн руб., или в среднем 1679,7 руб. на один случай (2005 г. – сумма возмещения составила 33,2 млн руб., или в среднем 1423,2 руб. на один случай). В то же время: «В ходе проведения экспертизы качества медицинской помощи в 2006 г. выявлено 4,8 млн нарушений, или 6 нарушений на каждые 10 проведенных экспертиз (2005 г. – 3,6 млн, или 4,8 нарушений на 10 проведенных экспертиз). Основными нарушениями, выявленными при проведении экспертизы качества медицинской помощи, являются: необоснованное завышение объема и стоимости оказанной медицинской помощи (53,7 %), оказание медицинской помощи ненадлежащего качества 782, 4 тыс. (16,3 %), действия, препятствующие проведению оценки качества медицинской помощи (12,6 %), необоснованное назначение лекарственных средств по дополнительному лекарственному обеспечению отдельных категорий граждан (6,9 %)… При этом количество обращений граждан с жалобами на оказание медицинской помощи ненадлежащего качества в 2006 г. в сравнении с 2005 г. снизилось на 3 % и составило 5482. Количество обоснованных жалоб снизилось на 10 % и составило в 2006 г. 2738 против 3043 в 2005 г.».[49 - Письмо ФФОМС от 29 июня 2004 г. № 4848/30–з/и «О состоянии защиты прав граждан в системе ОМС в 2006 году». Информационно-аналитическая справка «О состоянии защиты прав граждан в системе ОМС РФ в 2006 году».] Анализируя эти данные, можно сказать следующее. Во-первых, приведенные цифры указывают на интерес страховщиков к штрафам в отношении ЛПУ за превышение объемов и стоимости медпомощи (53,7 %), и это понятно, поскольку штрафы – это деньги. Эта работа по контролю качества медицинской помощи, как видно, – приоритет для СМО, но не в интересах пациента, который об этой работе даже не знает. Во-вторых, данные указывают на то, что в ходе экспертиз выявляется 782, 4 тыс. дефектов медицинской помощи, а жалоб от граждан на дефекты поступает всего 5482. Таким образом, в подавляющей степени граждане остаются полностью в неведении относительно того, что им была оказана некачественная медицинская помощь и каковы последствия этого для их здоровья, однако СМО это не интересует, они преследуют лишь собственный интерес, т. е. получение штрафов с ЛПУ. В-третьих, указанное количество жалоб в СМО на качество медпомощи (5482) говорит о недоверии граждан к СМО и к той системе защиты прав, которую СМО могут предложить. Отмечу, что в 2004 г. таких жалоб было около 10 тысяч (в 1999 году – 9248 жалоб[50 - Письмо ФФОМС от 3 мая 2000 г. № 2154/30-з/и «О состоянии защиты прав граждан в системе обязательного медицинского страхования в 1999 году».]), т. е. за два года их число снизилась вдвое, и не стоит думать, будто причиной тому стало улучшение медицинской помощи, – число выявленных дефектов ясно указывают, что это не так. В-четвертых, СМО не обращаются за защитой прав пациента в суд против ЛПУ, что и является, пожалуй, важнейшим показателем их незаинтересованности в такой работе. По тем же данным ФФОМС, в 2006 г. СМО участвовали в 21 (!) судебном разбирательстве на стороне пациентов, и это при 782, 4 тыс. выявленных дефектов. В то же время стоит сказать о том, что работа СМО по проведению экспертиз происходит с нарушением врачебной тайны без ведома пациента: эксперту СМО становятся известны диагнозы и прочая информация о состоянии здоровья пациента. 5. ФФОМС 26 мая 2008 г. Федеральный фонд обязательного медицинского страхования утвердил приказ № 111 «Об организации контроля объемов и качества медицинской помощи при осуществлении обязательного медицинского страхования», в котором утверждены и соответствующие Методические рекомендации. В сообщении ФФОМС об этом приказе указано, что согласно письму Минюста РФ от 06.06.2008 г. № 01/5732-АБ данный приказ в регистрации не нуждается. О том, нуждается он в такой регистрации или нет, мы будем дискутировать позже, но в целом данный приказ во многом не выдерживает юридической критики и подлежит отмене в том виде, в котором он принят. Прежде всего следует отметить, что он не учитывает понятия «врачебная тайна». Так, согласно п. 4 Методических рекомендаций: «В целях организации контроля объемов и качества медицинской помощи рекомендуется в договоре, заключаемом медицинской организацией со СМО, предусматривать, что медицинская организация на время проведения экспертной проверки предоставляет эксперту всю необходимую документацию, включая первичную медицинскую документацию (медицинскую карту амбулаторного больного, медицинскую карту стационарного больного, историю родов, историю развития ребенка, журнал учета оказания платных медицинских услуг и др.) и результаты экспертизы, проводимой медицинской организацией, органом управления здравоохранения субъекта». Аналогичный порядок содержится в пп. 7 и 8 Методических рекомендаций. Между тем согласно п. 6 ст. 30 Основ законодательства Российской Федерации об охране здоровья граждан пациент имеет право на «сохранение в тайне информации о факте обращения за медицинской помощью, о состоянии здоровья, диагнозе и иных сведений, полученных при обследовании и лечении пациента». Согласно ст. 61 Основ «информация о факте обращения за медицинской помощью, состоянии здоровья гражданина, диагнозе его заболевания и иные сведения, полученные при его обследовании и лечении, составляют врачебную тайну». В этой же статье дан исчерпывающий перечень случаев, когда тайна может быть нарушена: «Предоставление сведений, составляющих врачебную тайну, без согласия гражданина или его законного представителя допускается: 1) в целях обследования и лечения гражданина, не способного из-за своего состояния выразить свою волю; 2) при угрозе распространения инфекционных заболеваний, массовых отравлений и поражений; 3) по запросу органов дознания и следствия и суда в связи с проведением расследования или судебным разбирательством; 4) в случае оказания помощи несовершеннолетнему в возрасте, установленном частью второй статьи 24 настоящих Основ, для информирования его родителей или законных представителей; 5) при наличии оснований, позволяющих полагать, что вред здоровью гражданина причинен в результате противоправных действий; 6) в целях проведения военно-врачебной экспертизы в порядке, установленном положением о военно-врачебной экспертизе, утверждаемым Правительством Российской Федерации». Очевидно, что данный перечень не учитывает деятельности никаких страховых компаний и даже ФФОМСа. Таким образом, утвержденные Методические рекомендации впрямую нарушают не только вышеприведенные нормы Федерального закона, но и основополагающее конституционное право граждан на личную тайну (ч.1 ст. 23 Конституции РФ), к которой относится и врачебная тайна. Более того, требование ФФОМС, что «в целях организации контроля объемов и качества медицинской помощи рекомендуется в договоре, заключаемом медицинской организацией со СМО, предусматривать…», изначально неправомерно, поскольку медицинская организация не вправе разглашать далее перечисленные сведения, в частности и потому, что та же ст. 61 Основ декларирует: «Гражданину должна быть подтверждена гарантия конфиденциальности передаваемых им сведений». Тогда ФФОМС, совершенно не имея каких бы то ни было оснований, вмешивается в отношения субъектов гражданского права и предписывает им нарушить закон. Согласно п. 21 Устава ФФОМС (в ред. постановлений Правительства РФ от 16.12.2004 г. № 795, от 30.12.2006 г. № 861) «директор Федерального фонда…) по вопросам, относящимся к компетенции Федерального фонда, утверждает нормативно-методические документы, обязательные для исполнения территориальными фондами обязательного медицинского страхования и страховыми медицинскими организациями, входящими в систему обязательного медицинского страхования». Однако медицинские организации, являющиеся стороной договора, не обязаны подчиняться ФФОМСу и его приказам. Они в основном подчиняются своим собственникам – органам исполнительной власти субъекта РФ. Таким образом, ФФОМС пытается напрямую указывать учреждениям субъектов РФ и учреждениям муниципалитетов, как им заключать договор со СМО. А как уже было показано, именно медицинские организации обязаны гарантировать гражданину конфиденциальность. Более того, в связи с принятием ст. 5.1 Основ (вступила в силу 01.01.2008 г.), где сказано, что «к полномочиям Российской Федерации в области охраны здоровья граждан, переданным для осуществления органам государственной власти субъектов Российской Федерации, относятся следующие полномочия: 1) осуществление контроля за соответствием качества оказываемой медицинской помощи установленным федеральным стандартам в сфере здравоохранения (за исключением контроля качества высокотехнологичной медицинской помощи, а также медицинской помощи, оказываемой в федеральных организациях здравоохранения)», – можно сделать вывод о том, что, игнорируя законодателя, ФФОМС вмешался в отношения между федеральным центром и субъектом РФ». Здесь возможно возражение о том, что СМО обязаны в силу ст. 15 ФЗ РФ от 28.06.1991 г. № 1499-1 «О медицинском страховании граждан в Российской Федерации» «контролировать объем, сроки и качество медицинской помощи в соответствии с условиями договора». Да, обязаны, но: 1) ст. 5.1 Основ была принята Федеральным законом от 29.12.2006 г. № 258-ФЗ и вступила в силу с 1 января 2008 г., а ст. 15 ФЗ РФ «О медицинском страховании граждан в Российской Федерации» не менялась с 1993 г. – по общему правилу действует последняя норма; 2) порядок проведения контроля не должен нарушать основополагающих норм закона, а договор, на который ссылается закон, не может нарушать требования закона о врачебной тайне. В приведенных нормах о контроле и врачебной тайне даже нет коллизии, поскольку закон нигде не говорит, что контроль может вестись с нарушением врачебной тайны. Между тем он может и должен вестись, во-первых, когда информация может быть и должна быть деперсонифицирована, и тогда о передаче первичных документов в СМО речи быть не может. Во-вторых, у пациента можно получить согласие на проведение контроля и сделать контроль легитимным в полном объеме. Удивление вызывает еще одна формулировка в п.2 Методических рекомендаций: «Фонд в части организации контроля объемов и качества медицинской помощи в пределах своей компетенции может осуществлять …организацию работы межведомственного согласительного органа по контролю качества медицинской помощи в системе ОМС». По общему правилу организация работы между ведомствами регулируется Правительством РФ, а никак не Фондом ОМС. Следует отметить и еще ряд функций, которые ФФОМС присвоил себе и без права на то передал ТФОМСам и СМО в указанных Методических рекомендациях. Так, в последнем абзаце п. 1 сказано: «В настоящем документе содержатся методические рекомендации по проведению страховыми медицинскими организациями (далее – СМО) и территориальными фондами обязательного медицинского страхования (далее – Фонд) контроля объемов и качества медицинской помощи, оказываемой медицинскими организациями при осуществлении обязательного медицинского страхования». Во-первых, медицинские организации не осуществляют обязательного медицинского страхования,[51 - «8. Разрешить в 1993 году филиалам территориальных фондов обязательного медицинского страхования в случаях отсутствия на соответствующих территориях медицинских страховых организаций осуществлять обязательное медицинское страхование граждан». (Там же, что и 3.)] как можно подумать из этого текста. В то же время право ТФОМС на осуществление контроля за рациональным использованием финансовых средств, направляемых на обязательное медицинское страхование граждан (п.9 Положения о территориальном фонде обязательного медицинского страхования[52 - Постановление ВС РФ от 24.02.1993 № 4543-1 «О порядке финансирования обязательного медицинского страхования граждан на 1993 год» (вместе с «положением о федеральном фонде обязательного медицинского страхования», «положением о территориальном фонде обязательного медицинского страхования», «положением о порядке уплаты страховых взносов в федеральный и территориальные фонды обязательного медицинского страхования».]) не означает права на контроль КМП. Во-вторых, ни в одном нормативно-правовом документе у ТФОМСов нет права контролировать качество медицинской помощи. Поскольку же контроль проводится в отношении самостоятельных субъектов права (медицинских организаций), ФФОМС не вправе обязать их к этому. Это же касается и проведения различных экспертиз, о которых идет речь в Методических рекомендациях. Например, в п. 2: «Фонд в части организации контроля объемов и качества медицинской помощи в пределах своей компетенции может осуществлять: …контроль за деятельностью СМО по выполнению функции обеспечения права застрахованных на доступную, качественную медицинскую помощь в рамках программы ОМС, в том числе путем проведения метаэкспертизы». Что такое метаэкспертиза? И неясно, почему ФФОМС решил, что ТФОМС вправе проводить такие экспертизы. Далее: «3. СМО в части организации контроля объемов и качества медицинской помощи в пределах своей компетенции может осуществлять: организацию и проведение контроля объемов, сроков и экспертизу качества медицинской и лекарственной помощи, оказанной застрахованным гражданам медицинскими организациями, состоящими со СМО в договорных отношениях». Те же самые вопросы: на каком основании ФФОМС полагает, что СМО вправе проводить экспертизы КМП? Ни в одном нормативно-правовом документе такого права у СМО нет. Более того, в соответствии с Положением о лицензировании медицинской деятельности, утвержденным постановлением Правительства Российской Федерации от 22.01.2007 г. № 30, работы (услуги) по контролю качества медицинской помощи лицензируются, и работа СМО без лицензий в этой части не может быть признана соответствующей нормам закона. Неубедительным аргументом против этого довода является обязанность СМО осуществлять контроль КМП в силу закона, поскольку, например, медицинские организации также создаются для оказания медицинской помощи (даже и в соответствии с ч.1 ст. 41 Конституции РФ), что отражается и в их уставах, но они при этом получают лицензии (отмечу: даже федеральные медицинские учреждения), потому что имеются лицензионные требования к осуществлению медицинской деятельности. Такие требования есть и к контролю качества медицинской помощи (последний является видом медицинской деятельности). Росздравнадзору следовало бы принять меры к такому лицензированию и запрету соответствующей деятельности без лицензии. Значительная часть Методических рекомендаций посвящена понятию экспертизы, ее видам, порядку проведения и т. п. Однако контроль за порядком производства медицинской экспертизы, а также контроль за производством, изготовлением, качеством, эффективностью, безопасностью, оборотом и порядком использования лекарственных средств возложен на Росздравнадзор.[53 - Положение о Федеральной службе по надзору в сфере здравоохранения и социального развития» (утв. постановлением Правительства РФ от 30.06.2004 г. № 323).] Получается, что ФФОМС опять вторгся на чужую правовую территорию, где ведется соответствующая работа. В этой ситуации Росздравнадзор вправе осуществить контроль в отношении принятых ФФОМС Методических указаний, поскольку они устанавливают порядок экспертизы КМП. Полагаю, что с учетом изложенного основания для такого контроля имеются. В соответствии с постановлением Правительства Российской Федерации от 13.08.1997 г. № 1009 «Об утверждении Правил подготовки нормативных правовых актов федеральных органов исполнительной власти и их государственной регистрации» государственную регистрацию ведомственных нормативных правовых актов осуществляет Министерство юстиции Российской Федерации (далее – Минюст России). Определения нормативного правового акта и правовой нормы приводятся в постановлении Государственной Думы Федерального собрания Российской Федерации от 11.11.1996 № 781-II ГД «Об обращении в Конституционный Суд Российской Федерации»: «Нормативный правовой акт – это письменный официальный документ, принятый (изданный) в определенной форме правотворческим органом в пределах его компетенции и направленный на установление, изменение или отмену правовых норм. В свою очередь, под правовой нормой принято понимать общеобязательное государственное предписание постоянного или временного характера, рассчитанное на многократное применение». Направленные в Минюст России нормативные акты проходят проверку на необходимость их регистрации и соответствие действующему законодательству. Государственной регистрации подлежат нормативные правовые акты федеральных органов исполнительной власти, затрагивающие права, свободы и обязанности человека и гражданина, устанавливающие правовой статус организаций, имеющие независимо от срока их действия межведомственный характер, в том числе акты, содержащие сведения, составляющие государственную тайну или сведения конфиденциального характера. Поскольку Методические рекомендации ФФОМСа далеко выходят за рамки внутриведомственных вопросов ФФОМСа, касаясь вопросов врачебной тайны, правоотношений независимых субъектов гражданского права, т. е. медицинских организаций, то данные рекомендации могут быть обжалованы в суде, на них может быть принесен прокурорский протест, и уж как минимум они должны пройти полноценную государственную регистрацию в Министерстве юстиции РФ с учетом всех изложенных в этом пункте доводов. 6. Общественные организации. «Лига пациентов» Первая в мире организация по защите прав пациентов была создана в Финляндии всего лишь в 1992 г., то есть 16 лет назад. Отсюда видно, что представление многих россиян о том, что мы во всем отстаем от Запада, не совсем верно. И все же… К 2000 г. в России существовали две организации, которые ставили перед собой аналогичные задачи: Пермский медицинский правозащитный центр (с 1997 г.) и Центр медицинского права в Омске (с 1999 г.). Деятельность Центра медицинского права в Омске, а теперь и в некоторых других городах, заслуживает всяческого уважения. Его организатор и директор Алексей Валентинович Панов – юрист с опытом работы в бюро судебно-медицинских экспертиз – один из немногих в России специалистов в области пациентского права. Адрес центра в Интернете: http://www.medlaw.omsk.ru. Пермский центр к настоящему моменту, к сожалению, не защищает пациентов, хотя до 2004 г. он был безусловным лидером в этом вопросе. Сейчас ситуация изменилась: по словам его руководителя Е.В. Козьминых, центр заключил договоры на абонентское обслуживание с большей частью медицинских организаций Пермского края, включающее услугу по представительству в судах против пациентов. В «Лигу пациентов» только за 2007 г. обратились несколько пациентов из Перми с просьбой оказать им консультативную поддержку и с сообщением о том, что ПМПЦ представляет в суде ответчика, то есть медицинские организации. Я не могу осуждать произошедшее, поскольку выжить в России, защищая пациентов и не имея независимых источников доходов, невозможно, но люди должны знать о таких метаморфозах. Вот одно из писем, полученное в мае 2008 г. от одного из самых уважаемых мною руководителей региональных отделений «Лиги пациентов» (не привожу регион и фамилию, поскольку ситуация характерна для всех): «…<Наше> региональное отделение «Лига защитников пациентов» фактически прекратило свое существование. Сейчас попытаюсь в двух словах разъяснить почему. Регистрируя региональное отделение, я считал, что эта тема востребована в стране еще не вчера, а поза-позавчера. При этом мнении я остаюсь по сей день. Но, к великому сожалению, она не востребована обществом, вернее тем, что у нас называется обществом! Считаю (убедился на протяжении 6 лет, когда я занимался этой темой), что у нас гражданским обществом даже и не пахнет, поэтому очень тяжело наблюдать, как общество с интересом наблюдает за борьбой за права пациента, зачастую уже умершего, и весь интерес сводится к тому, что: а интересно, “ущучат” врача или нет? В моей практике есть даже случай, когда истец, за которого мы бесплатно писали и оформляли все документы и участвовали в процессе, угрожал мне подачей исковых в суд, что мы недобросовестно защищаем его интересы! Поверьте, я уж такой человек, что после очередной истории пациента (трагедии в медицине. – Прим. автора) не спал по несколько ночей и из головы не выходило: «Неужели это правда и как такое может быть?» Я поначалу не верил родственникам или выжившим пациентам, считал, что это эмоциональное, а значит, скорее всего, необъективное восприятие одной обиженной стороны. Но со временем убедился, что это, к сожалению, зачастую истинная правда. У меня много практикующих хорошо знакомых врачей, и отношение у меня к ним после всего услышанного не изменилось, они сами бескорыстно помогают консультациями мне и пациентам, обратившимся ко мне, но таких единицы. Они сами говорят, что «таких врачей надо расстреливать, а не давать условные сроки», и некоторые даже рвутся выступать в суде, но я их не пускаю, т. к. после этого им в городе Х не работать. В г. N против меня выстроилась вся власть в лице: Администрация города: использовала Лигу как пугало при выполнении своих шкурных задач и распилу бюджета при реформировании ЛПУ города. «Смотрите, если не будете делать то-то, то мы не станем вас выгораживать и отбивать от Лиги, а, наоборот, спустим на вас всех собак». Суд. Главврач нашей самой большой больницы в городе пришел к председателю суда и популярно объяснил, что медицина финансируется плохо, зарплата у врачей еще хуже, а тут еще Лига со своими исками. И председатель суда на совещании популярно объяснил всем судьям, что медицина финансируется плохо и см. выше, и после этого началась неприкрытая травля и судейский террор. Предпоследнее дело рассматривалось 3 года: в 2 гражданских и 1 уголовном процессе. Женщине делали несколько неудачных попыток поставить подключичный катетер слева и после этого поставили справа. Но в одной из неудачных попыток слева прокол прошел насквозь, купол плевры и кровь пошла в брюшину. После смерти у нее в брюшине обнаружено 2,5 литра крови. Все это документально отражено судмедэкспертами, подробно описан след раневого канала, т. е. все доказательства на руках. И вот после 3 лет судья вынес решение о возмещении морального вреда в 10 тыс. рублей – щенки на рынке стоят гораздо дороже. То есть я это расцениваю так, что в безвыходной ситуации, когда НЕВОЗМОЖНО не признать представленные доказательства, тебе говорят: Вы хотели получить возмещение морального вреда – получите и отстаньте. Прокуратура – это вообще, даже не знаю, как охарактеризовать это заведение! Что она есть, что ее нет – абсолютно никакой разницы. Бюро СМЭ. Помнится, Александр Владимирович (Саверский. – Прим. автора) задал мне вопрос, как у меня складываются отношения с СМЭ, и я отвечал, что они исключительно объективно выполняют экспертизы. Правда, я потом стал делать оговорку, что это касается только муниципальных ЛПУ. Но по одному делу против частной клиники они дали заключение (по медикаментозному аборту), которое врачи читали и лишались дара речи, а на суде начальник СМЭ и главный гинеколог города при допросе заявили, что вакуумаспирацию можно сделать медицинским шприцом. В выводах экспертизы имеется масса (десятки) неправильных, документально подтвержденных заключений! Истица трижды пыталась возбудить уголовное дело за дачу заведомо ложного экспертного заключения и трижды был получен отказ в возбуждении за отсутствием состава преступления. А объяснение оказалось очень простое: начальник БСМЭ никак не добьется смещения нынешнего начальника Управления здравоохранения, чтобы, дискредитировав муниципальные ЛПУ, сесть в его кресло. Милиция. Используя свои связи, добился возбуждения одного показательного уголовного дела, но я не могу сидеть рядом со следователем и контролировать каждый его шаг, а он, как вы догадываетесь, совсем не рвется к установлению истины. Кстати, по этому делу у привлеченной в комиссионную СМЭ КМН (кандидат медицинских наук. – Прим. автора), молодой женщины, были по работе очень большие неприятности. После звонка главврача Х-й горбольницы ее вызвал руководитель и долго орал, на каком основании она приняла участие в СМЭ, и кто ей дал такое право, и т. д., и т. п.! По частной медицине. Полный беспредел относительно самой формулировки «оказание медицинских услуг». А что касается лично меня, то меня по поручению вышестоящего Х-му РУОПа вызвали в Х-й РУОП и провели профилактическую беседу, суть которой сводилась к тому, что мне не следует подавать иски на клинику У. Другой истец в У. получил вместо лекарства, заплатив 10 тыс. рублей, копеечный БАД, в котором экспертиза наркоконтроля обнаружила сильнодействующее психотропное вещество ПИПЕРИДИН и даже в запале возбудила уголовное дело, но потом прекратило его и истец три (!!!) года не может даже через обращения во все прокуратуры и т. д. получить от наркоконтроля ответа о судьбе его заявления, по которому проводилась проверка и возбуждалось уголовное дело! Местные стоматологи – те решают гораздо проще, через бандитов. Я достаточно реально оцениваю угрозу как от РУОПа, так и от бандитов. Реально моей жизни угрозы не было, и я не хорохорюсь, что я никого не боюсь, но неприятно бороться с оппонентами тогда, когда я должен быть исключительно в рамках легитимного поля, а с той стороны все что угодно в ассортименте…» Сложно что-либо добавить. Несмотря на то что в 2000 г. Лигу создавали люди из 47 субъектов РФ, сейчас у нас не более 10 региональных отделений, – все они выживают, как могут, а некоторые уже не выжили. В условиях отсутствия финансовой поддержки, невозможности зарабатывать деньги на бедах людей и позиционного конфликта против государственной системы здравоохранения на стороне пациента сделать защиту прав пациентов в России профессиональным занятием практически невозможно. Тем не менее именно Лига в огромной степени сформировала то информационное поле, которое существует в сфере здравоохранения в отношении «врачебных ошибок», качества медицинской помощи, ответственности врачей и т. п. Во многом это информационное поле заставляет власти принимать различные меры – от создания нацпроекта «Здоровье», программы «Дополнительное лекарственное обеспечение» (ДЛО) до разговоров о необходимости институции по защите прав пациентов. Благодаря «Лиге пациентов» защита прав пациентов уже стала неотъемлемой частью современных представлений о гражданском обществе. У нас есть один серьезный индикатор эффективности. Можно, конечно, говорить о принятых государством решениях, о появившихся приговорах уголовных судов и приличных суммах компенсаций морального вреда, об изменении ситуации, но вот маленький факт: в 2000 г. каждый второй журналист и каждый третий пациент спрашивал у нас: кто такой пациент, которого вы защищаете? Этого вопроса я не слышал уже три года … совершенно! Это, может, и немного, но очень показательно! Люди начинают правильно осознавать себя в системе здравоохранения. Показательно и то, что врачи, чувствуя себя обиженными и дезориентированными в этом информационном поле, задаются вопросом: а кто защитит их от пациентов-сутяжников, от государственного хаоса, от коррумпированных главврачей и т. п. Не я, конечно, но история дает им отчетливый ответ: вас защитит только врачебная корпорация, которая создает правила и защищает их, а вместе с ними и вас как носителей этих правил – корпорация, которая уважает себя, вашу профессию, и способна избавляться от псевдоколлег. Я имею в виду примеры зарубежных медицинских ассоциаций, начиная со Всемирной медицинской ассоциации (ВМА) и до более мелких врачебных объединений, палат, обществ и т. п. Диалог и дискуссия «Лиги пациентов» с такой организацией в России были бы очень важными и для пациентов, и для врачей. Поэтому, как это, может быть, и странно прозвучит, я призываю врачей – объединяйтесь! Пациентов я не могу призвать к такому объединению – это объединение невозможно, кроме отдельных случаев, когда речь идет об определенных заболеваниях (сахарный диабет, гемофилия, рассеянный склероз и т. п.), когда граждане объединяются для решения задач по обеспечению лекарствами. Это очень важная проблема, однако к дефектам медицинской помощи она не имеет никакого отношения, если не расширять понятия дефекта до масштабов государственной политики. Но в данном случае такое объединение непродуктивно, потому что наверняка уведет нас от проблем конкретного человека и от их решения. Это показывает и наш опыт, и опыт зарубежных стран. Объединение пациентов против дефектов медицинской помощи невозможно: пока дефект не произошел в отношении конкретного человека, он просто не будет думать о нем (зачем думать о плохом?), а когда уже произошел – то, если человек жив, ему не до участия в общественных объединениях, ему нужна помощь, а порой и дорогостоящее лечение. Подтверждением служит то, что за девять лет работы Лиги только три человека захотели в нее вступить – и не потому, что мы не пытались агитировать людей вступать в члены Лиги. 7. Государственный уполномоченный по правам пациентов.[54 - Орган, который не существует, но он очень нужен.] Здравоохранная прокуратура и страховые комиссары Все сказанное выше лишний раз показывает, что защита прав пациентов – необходимая задача, которая должна быть решена на государственном уровне. Необходимая потому, что здравоохранение, которое не видит себя в зеркале (глазами общества и правовых институций), не способно видеть и свои ошибки, а значит, лишено возможности анализировать их и исправлять. Отрасль, которая не исправляет свои ошибки, но при этом имеет дело с жизнью и здоровьем, не может не пугать людей и государство. Не нужны никакие расчеты, чтобы понять, что качественная медицинская помощь экономически более выгодна самому государству, чем попустительство безответственности врачей. Кроме того, медицинскую помощь нам с вами сегодня как раз и оказывает государство – его учреждения (муниципальные, региональные, федеральные), за которые оно (государство) несет имущественную ответственность, а средства, на которые оказывается медицинская помощь, – это наши с вами налоги и взносы. В такой ситуации несправедливо, когда пострадавший пациент или его родственники, не обладающие специальными познаниями в медицине и юриспруденции, должны искать адвоката и экспертов за свои деньги, чтобы выиграть суд у государства. Справедливым представляется, чтобы государство само содержало службу уполномоченных по правам пациентов, как это сделано в большинстве развитых стран (Норвегии, Финляндии, а в Австрии такая обязанность государства занесена в 2001 г. в Конституцию страны – впервые в мировой истории). Кстати, Австрия и Норвегия занимают первые места по качеству медицинской помощи в мире по оценкам ВОЗ. Такой орган (уполномоченный по правам пациентов) три года назад создан даже в Грузии. В России государственный орган, защищающий права пациентов, должен иметь право по заявлению гражданина[55 - Согласно Справке ФФОМС за I полугодие 2007 г. на КМП поступило 3282 жалобы.]или иным сообщениям на бесплатные для заявителя: проведение проверок, контроля и надзора, экспертизы качества медицинской помощи; выдачу юридически значимых (принимаемых судами и следователями) заключений по делу; наложение административных взысканий на сотрудников медицинских организаций, включая врачей и должностных лиц; обязанность поддержки административного обвинения в суде в некоторых случаях (например, лишения врача права заниматься медицинской деятельностью) и поддержки гражданских исков в некоторых случаях (защита прав детей, инвалидов, уязвимых групп); наложение штрафов на руководителей ЛПУ и сами ЛПУ в частности и с использованием штрафных удержаний через систему ОМС; вынесение предписаний об устранении нарушенного права (с наложением ответственности при невыполнении предписания); вынесение досудебных решений в случае конфликтов, которые могут быть обжалованы в суде любой стороной конфликта. Сокращение этих полномочий сделает систему защиты прав неполноценной. Например, сегодня Росздравнадзор, лишенный права контроля КМП и к тому же не имеющий права наложения административных санкций за нарушение КМП (их надо вносить в Кодекс об административных правонарушениях (КОАП) РФ), не может считаться полноценным и эффективным органом контроля качества медицинской помощи. Сочетание полномочий делает само создание такого органа необычным для любого правового пространства, что показывает и зарубежная практика. Здесь и нужна политическая воля, в противном случае полномочия и компетенция будут «размазываться» по разным структурам, как это сделано сейчас, а в результате пациент окажется незащищенным, и качество медицинской помощи продолжит деградировать, несмотря на увеличение финансирования. За некачественное использование средств, включая некачественное лечение, должна наступать ответственность – в этом смысле интерес государства состоит в том, чтобы создать нормы и механизм реальной ответственности в системе здравоохранения. Орган по защите прав пациентов не вправе проводить проверки или иные юридически значимые действия в отношении медицинских организаций, если не имеется соответствующей жалобы, обращения, публикации в СМИ. Решения органа по защите прав могут быть обжалованы в суде. Орган защиты прав не может находиться в подчинении Минздравсоцразвития, потому что учреждения самого Минздравсоцразвития оказывают медицинскую помощь, и эта помощь подлежит такой же оценке, как и любая другая (сейчас имеется совпадение собственника и контролера в одном лице, совпадение создателя правил и их контролера – Минздравсоцразвития, – что не позволяет отрасли адекватно реагировать на свои ошибки). В кадровый состав этого органа должны входить юристы и эксперты-врачи, поскольку основной его задачей должно стать совершение юридически значимых действий в здравоохранении, что будет всецело зависеть от их квалификации и компетенции. Орган должен строиться по принципу экстерриториальности – оценку определенных случаев диагностики и лечения должны давать специалисты из других регионов РФ. Субъект, где происходит событие, подлежащее проверке, только принимает информацию, а орган другого субъекта дает его оценку. Это необходимо, чтобы избежать зависимости сотрудников этого органа от медицинской системы здравоохранения субъекта РФ. Вопрос создания органа, уполномоченного выступать по правам пациентов, связан с основной проблемой: неясно, при ком он должен быть создан. В системе парламентской и президентской власти России нет практики создания таких институций. В системе Правительства РФ такой орган создавать нельзя, поскольку правительство осуществляет управление федеральной собственностью и несет имущественную ответственность за учреждения здравоохранения, по крайней мере, за федеральные учреждения, а также отвечает за обеспечение проведения политики в области здравоохранения. В силу этой трудности еще одним возможным решением проблемы является создание здравоохранной прокуратуры (заявление об этом было сделано нами еще в 2004 г., и даже проведен пикет у здания Генеральной прокуратуры РФ) по аналогии с природоохранной или транспортной. Причем, поскольку охрана здоровья – понятие довольно широкое, ясно, что, например, природоохранная прокуратура, вероятнее всего, должна стать частью здравоохранной, поскольку конечная цель охраны природы – охрана здоровья граждан. Но это не главное: суть в том, что не только качество медицинской помощи может стать компетенцией этой прокуратуры. В то же время прокуратура никогда не будет заниматься консультированием граждан и разрешением гражданско-правовых конфликтов, особенно в досудебном порядке. Вероятно, что эти проблемы могут быть решены созданием структуры страховых комиссаров качества медицинской помощи,[56 - Идея Л.Д. Попович, члена Общественного совета по защите прав пациентов при Росздравнадзоре, исполнительного директора «РОСНО-МС».] которая будет осуществлять деятельность по контролю качества медицинской помощи, консультированием населения и урегулированием гражданско-правовых конфликтов на основе договоров со страховыми медицинскими организациями. Таким образом, имеются два конкурирующих решения проблемы защиты прав пациентов: 1. Создание государственного уполномоченного по правам пациентов. 2. Создание здравоохранной прокуратуры и страховых комиссаров качества медицинской помощи. Впрочем, возможно и взаимодополнение и сосуществование этих структур, поскольку наделить их полномочиями друг друга практически невозможно. Раздел 5. Права пациента и их защита 1. Источники пациентского права Права пациентов – это группа норм права, касающихся оказания медицинской помощи или необходимости ее оказания гражданам и сформулированных в нормативно-правовых актах России и международных нормах права. Своими корнями здравоохранное право уходит в эпоху Древней Руси. Именно в то время (X век) появились первые правовые источники, регулирующие отдельные вопросы врачевания, – «Правда Русская», «Церковный устав». Уже в то время существовало несколько способов организации медицины – монастырская медицина, при которой врачевание оказывалось на безвозмездной основе преимущественно неимущим, а также малоимущим; народная медицина (пациентами являлся прежде всего простой люд) и светская медицина, которая была доступна за определенную плату в основном боярам и князьям. С приходом к власти Петра I одна из его многочисленных реформ была посвящена медицине, в частности были приняты законодательные акты, уделяющие внимание медицинскому делу. Среди нормативно-правовых актов, посвященных вопросам оказания медицинской помощи, заслуживают наибольшего внимания два – Воинский устав 1716 г. и Морской устав 1720 г. Их создание было обусловлено прежде всего увеличением числа раненых и больных военных, потребовавших изменения военно-медицинской службы. В Морском уставе уделяется особое внимание ответственности медиков за небрежное и презрительное отношение к больным.[57 - Устав Морской: О всем, что касается к доброму управлению в бытности флота на море. – М.: Новатор, 1993. – С. 42.] В период расцвета Российской империи появилась так называемая приказная медицина. Медицинская помощь в больницах «приказной медицины» для социально незащищенных слоев населения оказывалась на безвозмездной основе. Купцы, мещане, другие обеспеченные люди за лечение вносили определенную плату.[58 - Стеценко С.Г. Право и медицина: проблемы соотношения. – М.: Международный Университет, 2002. – С. 39.] Изучение нормативной базы периода расцвета империи, посвященной медицине, позволяет сделать вывод о том, что Россия уже имеет опыт систематизации законодательства, – так, в 1857 г., в ходе реформы правовой регламентации лечебных структур, входящих в Приказы общественного призрения, вышел Свод законов Российской империи, в состав которого вошел Врачебный устав, регулирующий главным образом обязанности и профессиональную квалификацию врачебных инспекторов. Реформирование государственного устройства императором Александром II привело к введению в центральных губерниях Российской империи земского хозяйственного управления, что привело к возникновению «земской медицины», основной целью которой стало обеспечение равной доступности медицинской помощи всему населению и в первую очередь сельскому. Юридической основой земской медицины являлись должностные правила для медиков, в частности должностные инструкции для врачей, фельдшеров и повивальных бабок, принятые в 1868 г. Московской уездной управой, т. е. подзаконные акты. В советский период существовала система охраны здоровья, при которой отношения по оказанию медицинской помощи регулировались, как и в период расцвета русской империи, преимущественно подзаконными актами, что сказалось на особенностях существования нормативной базы в сфере здравоохранения в настоящее время. Государство монопольно владело организационно-управленческими и финансовыми ресурсами в области здравоохранения. Основываясь на принципах земской медицины, гражданам был обеспечен равный доступ к возможности оказания им медицинской помощи на безвозмездной основе. Нормативно-правовая база здравоохранения РФ сегодня состоит из общепризнанных принципов и норм международного права международных договоров РФ, которые являются приоритетными в случае их противоречия с нормами национального законодательства РФ[59 - Согласно п. 4 ст. 15 Конституции РФ 1993 г., если международным договором РФ установлены иные правила, чем предусмотренные законом, то применяются правила международного договора.] (к ним относятся универсальные, региональные и двухсторонние международные акты), федерального законодательства в области здравоохранения, а также законодательства субъектов федерации (поскольку здравоохранение по ст. 72 Конституции РФ находится в совместном ведении РФ и ее субъектов). К универсальным международным договорам в области здравоохранения относятся: Всеобщая декларация прав человека (1948), Международный пакт об экономических, социальных и культурных правах (1966), Единая Конвенция о наркотических средствах (1961), Хельсинская Декларация всемирной медицинской ассоциации (1964), Венская Конвенция ООН о борьбе против незаконного оборота наркотических средств и психотропных веществ (1998) и ряд других. В качестве примера регионального международного договора можно привести Соглашение о сотрудничестве в области охраны здоровья населения (1992), Хартию социальных прав и гарантий граждан, утвержденную Межпарламенской Ассамблеей государств – участников СНГ в 1994 г. (глава пятая посвящена охране здоровья), Соглашение об оказании медицинской помощи гражданам государств-участников СНГ (1997), Соглашение о сотрудничестве в решении проблем ВИЧ-инфекции (1998), Соглашение о сотрудничестве в области санитарной охраны территорий государств (2001) и т. д. Среди двусторонних соглашений можно назвать Соглашение о сотрудничестве между Министерством здравоохранения Российской Федерации и Министерством здравоохранения Республики Кыргызстан в области здравоохранения, фарминдустрии и медицинской науки (1992), Соглашение между Правительством Российской Федерации и Правительством Азербайджанской Республики о сотрудничестве в области медицины и здравоохранения (1995), Соглашение между Правительством Российской Федерации и Правительством Республики Зимбабве о сотрудничестве в области здравоохранения (1997), Соглашение между Правительством Российской Федерации и Правительством Великого Герцогства Люксембург о сотрудничестве в области здравоохранения, медицинской науки и медицинской промышленности (1998) и т. д. Итак, основные источники пациентского права: международные нормы, которые разделяет Россия, Конституция РФ, федеральные законы и законы субъектов РФ, указы Президента РФ, постановления Правительства РФ, приказы Министерства здравоохранения и социального развития РФ, решения исполнительной власти субъектов РФ и муниципальных властей. Основными правами пациента являются право на жизнь, здоровье, личную неприкосновенность, личную тайну (нематериальные блага, предусмотренные ст. 150 ГК РФ). Они носят абсолютный характер (в отличие от относительного характера обязательственных отношений[60 - Гражданское право: В 2-х т. Том II, полутом 1: Учебник / Под ред. Е.А. Суханова. 2-е изд. – М.:БЕК, 2000. – С. 10.]). Фундаментальным источником пациентского права является Конституция России. Согласно ч. 2 ст. 7 Конституции РФ «в Российской Федерации охраняются труд и здоровье людей…». Согласно ч.1 ст. 41: «Каждый имеет право на охрану здоровья и медицинскую помощь. Медицинская помощь в государственных и муниципальных учреждениях здравоохранения оказывается гражданам бесплатно за счет средств соответствующего бюджета, страховых взносов, других поступлений». Преамбула Основ законодательства Российской Федерации об охране здоровья граждан от 22.07.1993 г. № 5487-1 (с изменениями и дополнениями) закрепляет приоритет прав и свобод человека и гражданина в области охраны здоровья. Это означает, что право на охрану здоровья имеет приоритет, например, над правом курить и пить без ограничений водку как факторами, вредящими здоровью. В то же время в ст. 1 Основ говорится: «Государство гарантирует охрану здоровья каждого человека в соответствии с Конституцией Российской Федерации и иными законодательными актами Российской Федерации, конституциями и иными законодательными актами республик в составе Российской Федерации, общепризнанными принципами и нормами международного права и международными договорами Российской Федерации». Ст. 20 Основ «Основное право пациентов» гласит: «При заболевании, утрате трудоспособности и в иных случаях граждане имеют право на медико-социальную помощь, которая включает профилактическую, лечебно-диагностическую, реабилитационную, протезно-ортопедическую и зубопротезную помощь, а также меры социального характера по уходу за больными, нетрудоспособными и инвалидами, включая выплату пособия по временной нетрудоспособности». Там же: «Граждане имеют право на бесплатную медицинскую помощь в государственной и муниципальной системах здравоохранения в соответствии с законодательством Российской Федерации, законодательством субъектов Российской Федерации и нормативными правовыми актами органов местного самоуправления. Гарантированный объем бесплатной медицинской помощи предоставляется гражданам в соответствии с Программой государственных гарантий оказания гражданам Российской Федерации бесплатной медицинской помощи». Здесь следует отметить, что в нормативно-правовой базе наблюдается значительное количество однородных, но по-разному названных понятий, определяющих право граждан на какую-то помощь по охране здоровья. Однако есть весомые основания считать, что не только граждане, но и не все юристы могут понять, кто и на что имеет право. Так, в вышеприведенных определениях и нормах медицинская помощь не входит в понятие медико-социальной помощи, что видно из приведенного определения последней, и нигде в законе они не связаны напрямую. Получается, что это разные виды помощи. Например, ст. 20 Основ названа «Право граждан на медико-социальную помощь», но: • право на бесплатную медицинскую помощь выделено отдельной строкой и в понятие медико-социальной помощи не вошло; • в Конституции РФ речь идет о праве граждан на медицинскую помощь, а про медико-социальную не говорится; • ст. 37.1 Основ, которая называется «Виды медицинской помощи», входит в раздел VIII Основ, который называется «Гарантии осуществления медико-социальной помощи гражданам». То есть раздел Основ говорит об одном, а описывает другие виды помощи. Казалось бы, формальные придирки. Но это не так: ведь имеются в виду источники права. Посмотрим, например, на определение медико-санитарной помощи в ст. 37.1 Основ: «Первичная медико-санитарная помощь является основным, доступным и бесплатным для каждого гражданина видом медицинской помощи и включает: лечение наиболее распространенных болезней, а также травм, отравлений и других неотложных состояний; медицинскую профилактику важнейших заболеваний; санитарно-гигиеническое просвещение населения; проведение других мероприятий, связанных с оказанием медико-санитарной помощи гражданам по месту жительства». При всей внимательности здесь невозможно обнаружить такое важное понятие, как диагностика. Но зато это понятие в виде права на «лечебно-диагностическую… помощь» попало в определение медико-социальной помощи, которая, замечу, не дает гарантии бесплатности. Недоумение испытываешь, читая в ст. 38 Основ, что «первичная медико-санитарная помощь оказывается в амбулаторно-поликлинических, стационарно-поликлинических и больничных учреждениях государственной, муниципальной и частной систем здравоохранения врачами-терапевтами участковыми, врачами-педиатрами участковыми, врачами общей практики (семейными врачами), врачами-специалистами, а также соответствующим средним медицинским персоналом». Удивляет, собственно, некое подобие обязанности частной системы здравоохранения оказывать основной, доступный и бесплатный для каждого гражданина вид медицинской помощи. Как это понять – нигде не написано, но выглядит странно, особенно, надо полагать, для частных медицинских центров: им, наверное, и невдомек, что они должны работать бесплатно или за счет государства – разъяснений не дано. Эти «непонятности» переходят в нормативные правовые акты. Так, ежегодно Правительство РФ принимает постановления о программе государственных гарантий бесплатной медицинской помощи населению, в которых перечислены фактически все известные виды медицинской помощи, кроме, как получается, диагностики, которые и входят в бесплатную медицинскую помощь. В рамках Программы[61 - Цитируется Программа государственных гарантий оказания гражданам Российской Федерации бесплатной медицинской помощи на 2008 г., утвержденная постановлением Правительства Российской Федерации от 15.05.2007 г. № 286 (в ред. постановления Правительства РФ от 30.04.2008 г. № 327).] бесплатно предоставляются: • «первичная медико-санитарная помощь; • неотложная медицинская помощь; • скорая медицинская помощь, в том числе специализированная (санитарно-авиационная); • специализированная медицинская помощь, в том числе высокотехнологичная. Первичная медико-санитарная помощь включает в себя лечение наиболее распространенных болезней, а также травм, отравлений и других требующих неотложной помощи состояний, медицинскую профилактику заболеваний, осуществление мероприятий по проведению профилактических прививок, профилактических осмотров, диспансерного наблюдения здоровых детей, лиц с хроническими заболеваниями, а также по предупреждению абортов, санитарно-гигиеническое просвещение граждан и проведение других мероприятий, связанных с оказанием первичной медико-санитарной помощи гражданам по месту жительства. Первичная медико-санитарная помощь оказывается гражданам в амбулаторно-поликлинических и больничных учреждениях государственной, муниципальной и частной систем здравоохранения. Неотложная медицинская помощь оказывается гражданам в амбулаторно-поликлинических учреждениях муниципальной системы здравоохранения при острых заболеваниях и обострениях хронических заболеваний, не требующих срочного медицинского вмешательства. Скорая медицинская помощь, в том числе специализированная (санитарно-авиационная), оказывается безотлагательно гражданам при состояниях, требующих срочного медицинского вмешательства (при несчастных случаях, травмах, отравлениях, а также при других состояниях и заболеваниях), учреждениями и подразделениями скорой медицинской помощи государственной или муниципальной системы здравоохранения в порядке, установленном Министерством здравоохранения и социального развития Российской Федерации. Специализированная медицинская помощь, в том числе высокотехнологичная, оказывается гражданам при заболеваниях, требующих специальных методов диагностики, лечения и использования сложных медицинских технологий. Медицинская помощь предоставляется в больничных учреждениях и других медицинских организациях или их соответствующих структурных подразделениях в случаях плановой или экстренной госпитализации, требующих применения интенсивных методов диагностики и лечения, круглосуточного медицинского наблюдения и (или) изоляции, в том числе по эпидемиологическим показаниям: • при заболеваниях, в том числе острых, и при обострениях хронических болезней, отравлениях и травмах; • при патологии беременности, родах и абортах; • в период новорожденности. Мероприятия по медицинской реабилитации (долечиванию) больных осуществляются в больничных учреждениях и других медицинских организациях или их соответствующих структурных подразделениях, а также в санаториях, включая детские санатории и санатории для детей с родителями. В медицинских учреждениях и других медицинских организациях, а также на дому гражданам может предоставляться медицинская помощь в условиях дневного стационара. При оказании медицинской помощи осуществляется обеспечение граждан в соответствии с законодательством Российской Федерации необходимыми лекарственными средствами, изделиями медицинского назначения, а также обеспечение детей-инвалидов специализированными продуктами питания». Данный перечень включает в себя фактически все существующие виды медицинской помощи, что является правовым основанием для ее бесплатного получения. Однако такие определения, как, например, для неотложной медицинской помощи, создают больше недоумения, чем порядка: неотложная медицинская помощь – это помощь при острых заболеваниях и обострениях, не требующих срочного медицинского вмешательства? Даже комментировать трудно – совершенная бессмыслица: что такое острые состояния, не требующие срочного вмешательства? Может, врачи и понимают, о чем речь, но пациент этого никогда не поймет. На сегодняшний день ясно одно: законодательство об охране здоровья требует гармонизации и систематизации. Но пока будем разбираться с тем, что есть. Так, к правам пациента, помимо сказанного, относятся предусмотренные ст. 30 Основ права при получении медицинской помощи (а не медико-социальной, хотя Раздел VI, куда входит ст. 30, называется «Права граждан при оказании медико-социальной помощи»). Итак, пациент имеет право на: 1) уважительное и гуманное отношение со стороны медицинского и обслуживающего персонала; 2) выбор врача, в том числе семейного и лечащего врача, с учетом его согласия, а также выбор лечебно-профилактического учреждения в соответствии с договорами обязательного и добровольного медицинского страхования; 3) обследование, лечение и содержание в условиях, соответствующих санитарно-гигиеническим требованиям; 4) проведение по просьбе пациента консилиума и консультаций других специалистов; 5) облегчение боли, связанной с заболеванием и (или) медицинским вмешательством, доступными способами и средствами; 6) сохранение в тайне информации о факте обращения за медицинской помощью, о состоянии здоровья, диагнозе и иных сведений, полученных при обследовании и лечении пациента; 7) информированное добровольное согласие на медицинское вмешательство; 8) отказ от медицинского вмешательства; 9) получение информации о своих правах и обязанностях и состоянии своего здоровья, а также на выбор лиц, которым в интересах пациента может быть передана информация о состоянии его здоровья; 10) получение медицинских и иных услуг в рамках программ добровольного медицинского страхования; 11) возмещение ущерба в случае причинения вреда здоровью при оказании медицинской помощи; 12) допуск адвоката или иного законного представителя для защиты прав пациента; 13) допуск священнослужителя, а в больничном учреждении – на предоставление условий для отправления религиозных обрядов, в том числе на предоставление отдельного помещения, если это не нарушает внутренний распорядок больничного учреждения. В настоящее время в РФ права пациентов рассредоточены в различных законах о здравоохранении: Основах законодательства РФ об охране здоровья граждан, «О медицинском страховании», «О лекарственных средствах», «О защите прав потребителей», «О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения», «О трансплантации органов и (или) тканей человека», «О предупреждении распространения на территории Российской Федерации вируса иммунодефицита человека (ВИЧ/СПИДА)», «О радиационной безопасности населения», «О вакцинопрофилактике», «О государственной социальной помощи» – всего более 30 федеральных законов, а также общих законодательных норм Гражданского кодекса РФ, общих и специальных норм Уголовного кодекса РФ, а также различных подзаконных актах. Те нормы права, которые, на мой взгляд, требуют комментариев и разъяснений по их применению, будут рассмотрены более предметно. 2. Способы защиты прав пациентов Статья 12 Гражданского Кодекса РФ перечисляет способы защиты прав, которые применимы и для защиты прав пациентов. Защита гражданских прав осуществляется путем: • признания права; • восстановления положения, существовавшего до нарушения права, и пресечения действий, нарушающих право или создающих угрозу его нарушения; • признания оспоримой сделки недействительной и применения последствий ее недействительности, а также применения последствий недействительности ничтожной сделки; • признания недействительным акта государственного органа или органа местного самоуправления; • самозащиты права; • присуждения к исполнению обязанности в натуре; • возмещения убытков; • взыскания неустойки; • компенсации морального вреда; • прекращения или изменения правоотношения; • неприменения судом акта государственного органа или органа местного самоуправления, противоречащего закону; • иными способами, предусмотренными законом. Обычно в работе «Лиги пациентов» используются: • жалобы о нарушении права и требования об устранении нарушений: – вышестоящему лицу (главврачу, начальнику управления здравоохранения, руководителю органа управления здравоохранения и социального развития субъекта РФ); – в органы Росздравнадзора и Роспотребнадзора; – в ОВД, прокуратуру и суд; – депутатам Государственной Думы РФ; – в Министерство здравоохранения и социального развития РФ; – Президенту РФ; • заявления: – о проведении служебной проверки по факту нарушения и причинения вреда – руководителю органа управления здравоохранения и социального развития субъекта РФ (система этого ждет, но делать этого не стоит, поскольку она не заинтересована в разрешении ситуации в вашу пользу, а вы рискуете получить доказательство – мнение заинтересованных лиц – против себя); – о проведении прокурорской проверки в случае наличия вреда и в случае неуверенности в виновности врачей – в прокуратуру по месту происшествия; – о возбуждении уголовного дела – в ОВД, прокуратуру или в органы в субъектах РФ Следственного комитета при Генеральной прокуратуре РФ – в случае уверенности (и, желательно, при наличии хотя бы каких-то доказательств) в виновности врачей; – иски о возбуждении искового производства – в гражданский суд; • обращения, сообщения, комментарии: – о нарушении прав неопределенного круга пациентов или отдельных пациентов – в органы по профилю нарушения, СМИ. 3. Защита конституционного права на бесплатную медицинскую помощь[62 - С использованием материалов и решения Общественного совета по защите прав пациентов при Росздравнадзоре «О платных медицинских услугах в государственных и муниципальных учреждениях здравоохранения».http://openmed.ru/?D=69] 3.1. Социально-политическая составляющая По результатам расширенного заседания Общественного совета по защите прав пациентов при Росздравнадзоре Советом было принято решение «О платных медицинских услугах в государственных и муниципальных учреждениях здравоохранения», которое и легло в основу настоящей главы, тем более что проект решения был подготовлен мною. Совет установил, что ч. 1 ст. 41 Конституции России гласит: «Каждый имеет право на охрану здоровья и медицинскую помощь. Медицинская помощь в государственных и муниципальных учреждениях здравоохранения оказывается гражданам бесплатно за счет средств соответствующего бюджета, страховых взносов, других поступлений». В то же время во время жесткого дефицита государственного финансирования было принято постановление Правительства РФ от 13.01.1996 г. № 27 «Об утверждении правил предоставления платных медицинских услуг населению медицинскими учреждениями», которое в недавнем прошлом позволило здравоохранению выжить за счет денег граждан. Установленные правила определяют порядок и условия предоставления платных медицинских услуг населению (дополнительных к гарантированному объему бесплатной медицинской помощи), в частности, и в государственных, и в муниципальных учреждениях здравоохранения. В развитие этого постановления в субъектах РФ были приняты приказы о предоставлении платных медицинских услуг населению в государственных и муниципальных учреждениях с утверждением перечней платных медицинских услуг, куда вошли все возможные медицинские услуги, а не только дополнительные к гарантированному объему бесплатной помощи, как это предписано вышеуказанным постановлением Правительства РФ. Например, приказ Министерства здравоохранения Московской области 15.08.2005 г. «Об утверждении перечня услуг, оказываемых государственными учреждениями здравоохранения Московской области на платной основе» содержит около четырех тысяч видов медицинских услуг. В этой ситуации платность медицинских услуг в России приобрела массовый характер. Возрастание количества платных медицинских услуг в государственных и муниципальных учреждениях здравоохранения происходит, в частности, из-за ухудшения качества медицинской помощи в бесплатной системе здравоохранения, создании различных препятствий при ее оказании. Граждан «выдавливают» из бесплатной в платную систему здравоохранения, не оставляя им порой выбора. Таким образом, даже частичное разрешение оказывать платные услуги в государственных и муниципальных учреждениях здравоохранения предопределило неизбежность расширения этого сегмента за счет бесплатного. Скрытая и явная платность в государственных и муниципальных учреждениях стала препятствием для получения медицинской помощи миллионами граждан России. Большая часть населения России считает, что имеет право на медицинскую помощь, которая должна быть бесплатной и доступной, хотя уже не верит в возможность ее получения. Лишь малая часть населения способна оплачивать медицинскую помощь в полном объеме и меньше половины населения способно осуществлять частичную оплату. По заявлению Федеральной антимонопольной службы России, в результате смешения платности и бесплатности в одном и том же учреждении деформирована структура цен на медицинские услуги; частные медицинские организации не способны конкурировать с государственными и муниципальными учреждениями, поскольку последние работают на всем готовом, и все, что получают от граждан, является их прибылью. Постановление Правительства РФ от 13.01.1996 г. № 27 «Об утверждении правил предоставления платных медицинских услуг населению медицинскими учреждениями» сегодня стало тормозом в развитии здравоохранения. Платные услуги развращают врачей. Денег в здравоохранении достаточно. Федеральная служба по надзору в сфере здравоохранения и социального развития сообщила, что провела массовую проверку платных медицинских услуг почти в половине субъектов РФ и выявила множество нарушений в этой сфере. В то же время главные врачи государственных и муниципальных учреждений здравоохранения сообщают о явной недостаточности государственного финансирования, которое не покрывает необходимых затрат на медицинскую помощь. Заработные платы врачей в 2–5 раз меньше, чем они хотели бы иметь, коммунальные платежи и иные расходы по содержанию имущества государственных и муниципальных учреждений оплачиваются за счет платных услуг. Все это, по их мнению, предопределяет необходимость сохранения платных услуг в государственных и муниципальных учреждениях здравоохранения. После расширенного заседания Общественного совета, состоявшегося 12.11.2008 г., обсуждение этой темы достигло Президента России Д.А. Медведева, который на вопрос одного из журналистов[63 - Встреча Президента РФ Д.А. Медведева с журналистами в Ижевске 18.11.2008 г., Первый канал ТВ, http://www.1tv.ru/news/polit/ 132699.] ответил следующее: «…Все, что мы делали в рамках нацпроекта – вот это дополнительное медицинское оборудование, – это все, конечно, укладывается в действующий медицинский стандарт, и услуги на этом оборудовании должны оказываться абсолютно бесплатно. Если же кто-то пытается выкраивать, и, по сути, на имущество, медицинское оборудование, приобретенное за счет федеральных средств, еще что-то там зарабатывать, даже при понимании того, что это может быть и какая-то вполне легальная схема, значит, с этим нужно тоже разбираться, и на самом деле за это тоже нужно наказывать. Если есть информация о том, что это оборудование реально используется за деньги, вы мне дайте информацию, я поручу разобраться и Министерству здравоохранения, но и опять же той же самой прокуратуре. Потому что цель была ровно обратная – дать новое оборудование за счет федеральных средств, и чтобы на нем можно было проводить обследования абсолютно бесплатно». «Минздрав внес в Правительство проект постановления о государственных гарантиях оказания бесплатной медицинской помощи на 2009 год, который увеличивает подушевой норматив гарантий на человека в год с 4,5 тыс. руб. в 2008 году до 7,6 тыс. руб., или на 70 %».[64 - «Минздрав потратит триллион на медицину», газета «Коммерсантъ», № 211(4028) от 20.11 2008 г., http://www. kommersant.ru/doc-y.aspx? DocsID=107541 g).http://www.kommersant.ru/doc-y.aspx?DocsID=1075419).] Указанная в данном сообщении сумма касается не пациента, а гражданина России. При этом не все граждане ежегодно обращаются к врачам. В этой ситуации Совет посчитал необходимым отметить 1. Оказание гражданам платных медицинских услуг в государственных и муниципальных учреждениях здравоохранения, где оказывается большинство всех медицинских услуг в РФ, противоречит ч.1 ст. 41 Конституции РФ, которую нельзя читать иначе, как: «Медицинская помощь в государственных и муниципальных учреждениях здравоохранения оказывается гражданами бесплатно за счет … граждан». 2. Признание Конституционным Судом РФ постановления Правительства РФ от 13.01.1996 г. № 27 «Об утверждении правил предоставления платных медицинских услуг населению медицинскими учреждениями» не соответствующим ч.1 ст. 41 Конституции РФ в части оказания платных услуг гражданам в государственных и муниципальных учреждениях повлечет за собой право граждан на возврат уплаченных за эти услуги средств. Это может обанкротить систему здравоохранения. 3. Понятие «дополнительных» услуг к гарантированному перечню бесплатных медицинских услуг, декларированное законодательством, создает хаос, поскольку это понятие невозможно нормативно определить. 4. Одну услугу можно одновременно «продать» разным источникам финансирования: бюджетам – федеральному, региональному, муниципальному (ОМС, ДМС, научным исследованиям, предприятиям и организациям, гражданам и т. п.), что делает невозможным установить количество медицинских услуг в России, а также их истинную стоимость, а значит, провести корректные макроэкономические расчеты. На основании изложенного Совет счел необходимым обратиться в различные государственные органы для разрешения следующих вопросов 1. Получение компетентных разъяснений законности оказания платных медицинских услуг в государственных и муниципальных учреждениях здравоохранения. 2. Вывод платных (за счет граждан) медицинских услуг из государственных и муниципальных учреждений здравоохранения, поскольку эти услуги уже оплачены из других источников финансирования. 3. Создание открытой, отвечающей возможностям и интересам населения России модели здравоохранения, не позволяющей манипулировать финансовыми потоками и возлагать бремя оплаты на граждан, уже оплативших медицинскую помощь посредством налогов, взносов иных обязательных платежей, или тем более на граждан, не способных оплачивать медицинскую помощь вовсе. 3.2. Правовая составляющая Согласно ст. 120 ГК РФ учреждением (организационно-правовая форма, к которой, в частности, относятся государственные и муниципальные учреждения здравоохранения) признается организация, созданная собственником для осуществления функций некоммерческого характера и финансируемая им полностью или частично. В нашем случае такой функцией следует считать медицинскую помощь гражданам. Представление населения России о том, что оно имеет право на бесплатную медицинскую помощь, базируется на приведенной ст. 41 Конституции РФ, поскольку никаких иных упоминаний бесплатной медицинской помощи Конституция РФ не содержит. В таком представлении данная норма выглядит как обязательство государства оказывать бесплатную помощь гражданам в государственных и муниципальных учреждениях здравоохранения. Такое понимание позволяет гражданам требовать реализации этой нормы права в суде, апеллируя к ней как к составной части (содержанию) права на медицинскую помощь. Вполне обоснованно предположение, что граждане при принятии Конституции РФ в 1993 г. голосовали именно за такое ее понимание, и в этом смысле неправомерно допускать ухудшения положения граждан иными толкованиями закона. Но упомянутое выше постановление Правительства РФ предлагает читать эту статью иначе, а именно: «Медицинская помощь в государственных и муниципальных учреждениях здравоохранения оказывается гражданам бесплатно за счет… граждан». Понятно, что получается тавтология, а не норма права, и так Конституцию РФ читать нельзя. Следует понимать, что не имеет значения, о какой медицинской помощи идет речь – об оказываемой в рамках базовой программы государственных гарантий бесплатной медицинской помощи или о дополнительной к гарантированному объему бесплатной медицинской помощи (этих понятий Конституция РФ не знает). Важно – где оказывается помощь бесплатно. Это определено Конституцией РФ: в государственных и муниципальных учреждениях здравоохранения. И важно, что после слова «бесплатно» можно поставить точку, поскольку именно в первой части сформулирован смысл обязательств государства и вытекающие из него обязанности государственных и муниципальных учреждений оказывать медицинскую помощь бесплатно – значит, в первой части сформулировано и право граждан. С точки зрения этого права гражданину все равно, из каких именно источников государство будет обеспечивать финансирование бесплатной медицинской помощи. В этом смысле любое взимание денег с гражданина на территории государственного или муниципального учреждения следует расценивать как нарушение конституционной нормы. Однако ряд экспертов считает, что смысл указанной конституционной нормы состоит в том, что она указывает не на право граждан на бесплатную помощь (поскольку прямо такое право не оговаривается), а на источники финансирования бесплатной медицинской помощи, то есть ключевым является не право на бесплатную помощь, а поименование источников финансирования бесплатной медицинской помощи, за счет которых эта помощь оказывается. Однако такое толкование нельзя признать корректным по следующим причинам. Решающий довод уже был высказан – при любом толковании нельзя оказывать помощь в государственных и муниципальных учреждениях гражданам бесплатно за счет граждан. Это исключает саму возможность оказания помощи за счет средств граждан в государственных и муниципальных учреждениях. Кроме того, Конституция РФ – источник права граждан. Глава 2 Конституции РФ, куда входит и ст. 41, так и называется: «Права и свободы человека и гражданина». То есть в ней и содержатся нормы права граждан, а не указания на источники финансирования, с помощью формирования которых будет реализовано право (вообще-то Конституция РФ не должна опускаться до таких мелочей и конкретики). Если приведенная норма – не источник права, а перечень источников финансирования бесплатной помощи, то оказание бесплатной помощи поставлено в жесткую зависимость от наличия этих источников – соответствующего бюджета, страховых взносов, других поступлений. Тогда, если нет источников – нет и бесплатной помощи! И граждане не вправе требовать от государства бесплатной помощи и рассчитывать на нее, если нет соответствующего (а несоответствие всегда можно найти) бюджета и страховых взносов (как нет их сейчас, а есть «единый социальный налог»). В споре с государством и его учреждениями об источниках финансирования и их достаточности гражданин обречен на поражение, поскольку будет спорить с ведущими экспертами страны (чиновниками и госаппаратом) о глубоко экономических, а не правовых материях, в то время когда человеку нужна медицинская помощь (иногда неотложная). Получается, что такая трактовка лишает граждан права на бесплатную медицинскую помощь. А объемы и формы бесплатной помощи оказываются полностью в зависимости от возможностей, желания и понимания государственного аппарата организовать бесплатную медицинскую помощь. Это – тоталитарная модель, в которой говорить о праве граждан бессмысленно. Точку в этом споре ставит понятие «других поступлений», поскольку оно является обобщающим для всех возможных источников, исключая, конечно, деньги граждан. С учетом этого довода норма выглядит вполне правовой, а именно: медицинская помощь в государственных и муниципальных учреждениях здравоохранения оказывается гражданам бесплатно за счет любых источников финансирования, исключая деньги самих граждан. В 2002 г. М.Ю. Фуркалюк и А.А. Старченко при участии А.В. Саверского пытались обжаловать постановление Правительства РФ № 27 в Верховном Суде РФ. Изначально было ясно, что это дело должен рассматривать Конституционный Суд РФ, поскольку речь идет о противоречии постановления РФ Конституции РФ. Однако простой гражданин обратиться в КС РФ не может. Именно поэтому дело нами было проиграно (Определение от 25.07.2002 г. № КАС02-373 Кассационной коллегии Верховного Суда Российской Федерации). Однако это было не полное поражение. ВС РФ оставил постановление в силе, установив, что утвержденные «Правила определяют порядок и условия предоставления платных медицинских услуг населению (дополнительных к гарантированному объему бесплатной медицинской помощи) лечебно-профилактическими учреждениями независимо от ведомственной подчиненности и формы собственности, в том числе научно-исследовательскими институтами и государственными медицинскими образовательными учреждениями высшего профессионального образования, и являются обязательными для исполнения всеми медицинскими учреждениями». Тем самым суд подтвердил, что медицинская помощь в рамках государственной программы государственных гарантий является для граждан бесплатной. Это положение вытекает из ст. 20 Основ законодательства об охране здоровья граждан. Тогда взимание в государственных и муниципальных учреждениях здравоохранения средств за виды помощи, входящие в программу государственных гарантий, противозаконно. Отмечу, что в базовую программу государственных гарантий входят практически все виды медицинской помощи, за редчайшим исключением типа косметической и пластической медицины – да и то, если речь не идет о восстановлении обезображенного лица или тела. В то же время Верховный Суд РФ отмечает: «В кассационной жалобе заявитель ссылается также на несоответствие Правил ст. 41 Конституции РФ, предусматривающей, что медицинская помощь в государственных и муниципальных учреждениях здравоохранения оказывается гражданам бесплатно. С таким утверждением Кассационная коллегия согласиться не может, поскольку согласно Основам законодательства РФ об охране здоровья граждан в России гарантирован объем бесплатной медицинской помощи в соответствии с программами». Здесь невозможно согласиться с Кассационной коллегией ВС РФ. Так, если в первом абзаце коллегия упоминает Конституцию РФ и Правила как коллизию, которую требует устранить заявитель (при этом суд напрямую не соглашается с конституционной нормой), то, отвечая ему, суд мотивирует свое мнение Основами законодательства, то есть нормой федерального закона (забыв о том, что федеральная норма ниже конституционной), которая звучит буквально так: «…Граждане имеют право на бесплатную медицинскую помощь в государственной и муниципальной системах здравоохранения в соответствии с законодательством Российской Федерации, законодательством субъектов Российской Федерации и нормативными правовыми актами органов местного самоуправления. Гарантированный объем бесплатной медицинской помощи предоставляется гражданам в соответствии с Программой государственных гарантий оказания гражданам Российской Федерации бесплатной медицинской помощи. Граждане имеют право на дополнительные медицинские и иные услуги на основе программ добровольного медицинского страхования, а также за счет средств предприятий, учреждений и организаций, своих личных средств и иных источников, не запрещенных законодательством Российской Федерации…» Как видно из последней нормы, она ничего не говорит о том, где именно граждане имеют право получить дополнительные медицинские и иные услуги, и, таким образом, данное правило не может быть распространено на государственные и муниципальные учреждения, поскольку подобное толкование непосредственно противоречит Конституции РФ, превращаясь в уже указанную тавтологию «бесплатно за счет пациента». Поэтому не удивительно, что далее коллегия ВС РФ пишет: «Кроме того, вопрос о проверке конституционности постановления Правительства РФ отнесен законодательством к исключительной подведомственности Конституционного Суда РФ». Поэтому ВС РФ разрешил этот спор в рамках своей компетенции, без учета положений Конституции РФ. Окончательное слово остается за Конституционным Судом РФ. Уже было сказано, что, к сожалению, как это следует из нижеприведенных норм, обратиться в Конституционный Суд РФ простой гражданин не может. Поскольку у общественности возникают вопросы о конституционности постановления Правительства РФ от 13 января 1996 г. № 27, Правительству РФ, очевидно, имеет смысл самому обратиться в Конституционный Суд РФ для окончательного разрешения этого вопроса. Конец ознакомительного фрагмента. Текст предоставлен ООО «ЛитРес». Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию (https://www.litres.ru/aleksandr-saverskiy/prava-pacientov-na-bumage-i-v-zhizni/?lfrom=334617187) на ЛитРес. Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом. notes Примечания 1 http://wciom.ru/arkhiv/tematicheskii-arkhiv/item/single/3350.html 2 РИА Новости, Москва, 10 окт. http://www.rian.ru/society/statistics_soc/20061010/54685844.html 3 Московский комсомолец, 25.06.2007, http://www.mk.ru/blogs/MK/2007/06/25/russia/296662/ 4 Данные Федерального фонда обязательного медицинского страхования не включают в себя обращения и жалобы граждан в системе бюджетного здравоохранения (например, скорая помощь, акушерская и высокотехнологичная помощь), а также платные медицинские услуги и систему добровольного медицинского страхования. Однако более полных, чем приведенные, данных в России нет. 5 Письмо Федерального фонда обязательного медицинского страхования от 29.06.2007 г. № 4848/30-3/ и «О состоянии защиты прав граждан в системе ОМС в 2006 году». Информационно-аналитическая справка «О состоянии защиты прав граждан в системе обязательного медицинского страхования в Российской Федерации в 2006 году.». 6 Там же. 7 Доклад МЗиСР о ходе реализации Программы государственных гарантий оказания гражданам Российской Федерации бесплатной медицинской помощи в 2006 г. http://www.mzsrrf.ru/userdata/press/doclad/doclad.doc 8 Согласно информационно-аналитической справке «О состоянии защиты прав граждан в системе обязательного медицинского страхования в Российской Федерации в I полугодии 2007 года» ФФОМС (далее – «справка ФФОМС»). 9 Ежегодно в РФ осуществляется около 40 млн госпитализаций в стационары, включая дневные, и около 1,2 млрд случаев лечения в амбулаторно-поликлиническом режиме. 10 Акушерско-гинекологическая помощь/ Под ред. В.И. Кулакова. – М.: МЕДпресс, 2000. – С. 239–297. 11 Письмо Минздравсоцразвития РФ от 14.02.2007 г. № 1064-ВС «О материнской смертности в Российской Федерации в 2005 году». 12 «Лига пациентов» – краткое наименование по Уставу, полное наименование – Общероссийская общественная организация «Лига защитников пациентов». 13 Это социальная проблема, которая не входит в сферу защиты прав пациентов. 14 Из приведенной таблицы видно сокращение числа исков с 543 до 257, что может объясняться тем, что данные в ФФОМС собираются из разного количества регионов. Так, в 2006 г. представлены данные лишь по 48 регионам РФ из 88. 15 В марте 2007 г. суд Центрального района г. Воронежа принял решение (которое устояло в кассационной инстанции) о возмещении 3,5 млн руб. в качестве морального ущерба жительнице города, которой была перелита ВИЧ-инфицированная кровь. Данное деяние, строго говоря, не относится к дефектам врачебной помощи (здесь исключительно имелась халатность должностного лица), однако названная сумма, безусловно, абсолютный лидер в России по делам против учреждений здравоохранения. 16 Воробьев П.А., Авксентьева М.В. Экономическое бремя осложнений лекарственной терапии. [МОО «Общество фармакоэкономических иcследований»] // Проблемы стандартизации. http://www.rspor.ru/mods/kea/Burden_of_adverse_effects.doc 17 А. К. Хаджидис, главный специалист Комитета по здравоохранению Правительства Санкт-Петербурга по клинической фармакологии, Председатель правления ассоциации клинических фармакологов Санкт-Петербурга, Санкт-Петербургская государственная педиатрическая медицинская академия. «Актуальные проблемы безопасности лекарственной терапии», http://terramedica.spb.ru/4_2008/xadgis.htm 18 РИА Новости по Северо-Западному федеральному округу, 11.04.2007., http://nw.rian.ru/society/20070411/81539381.html 19 С использованием Решения Общественного совета по защите прав пациентов при Росздравнадзоре от 12.03.2007 г. № 2/зр «О рисках обязательного страхования профессиональной ответственности врачей». Подготовлено А.В. Саверским. 20 См., например: Тобес Брижит. Право на здоровье: Теория и практика. – М.: Устойчивый мир, 2001. – 370 с. 21 Там же. 22 http://slovari.yandex.ru/dict/dal 23 http://slovari.yandex.ru/dict/bse 24 Толковый словарь русского языка: В 4 т. / Под ред. Д. Н. Ушакова. – М.: Гос. ин-т «Сов. энцикл.»; ОГИЗ; Гос. изд-во иностр. и нац. слов., 1935–1940. 25 Клиническая психология: Словарь / Под ред. Н.Д. Твороговой. – М.: ПЕР СЭ, 2007. – 416 с. 26 Из «Независимого доклада о доступности медицинской помощи для бедных и представителей других уязвимых групп в РФ». Доклад подготовлен рабочей группой Общества специалистов доказательной медицины в составе: В.В. Власов (редактор), К.Д. Данишевский, Е.А. Корнышева, А.В. Саверский. 27 Толкование не является источником права, поскольку не содержит правовых норм, а объясняет их. 28 Извлечения из п. 12 замечания общего порядка 14 «Право на наивысший достижимый уровень здоровья» (Замечания общего порядка Комитета ООН по экономическим, социальным и культурным правам). 29 Приняты по итогам рассмотрения доклада Российской Федерации по соблюдению Международного пакта по экономическим, социальным и культурным правам на 31-й сессии Комитета ООН по экономическим, социальным и культурным правам 28 ноября 2003 г. 30 Стеценко С.Г., Пищита А.Н., Гончаров Н.Г. Очерки медицинского права. М.: ЦКБ РАН, 2004. 31 Медицинское право. – Москва, 2003. – № 3. 32 http://www.unico94.ru/consult/all_docs/2003/medic_3/ 33 Решение Общественного совета по защите прав пациентов при Росздравнадзоре от 31.10.2007 г. № 7 «Об определениях в системе качества медицинской помощи с перечнем дефектов качества медицинской помощи», http://openmed.ru/?D=62 Подготовлено А.А. Старченко и А.В. Саверским. 34 Сергеев Ю. Ошибка или преступление? // Медицинская газета. 1994. 20 апреля. 35 Давыдовский И.В. Врачебные ошибки // Советская медицина. 1941. № 3. С. 3–10. 36 http://www.medlaw.omsk.ru/www/medlaw.nsf/0/28C4F4FD4BE51069C62573020033D20B?opendocument 37 Белкин Р.С. Криминалистика: проблемы сегодняшнего дня. Злободневные вопросы российской криминалистики. – М.: ИНФРА-М, 2001. – С. 166–169. 38 Ожегов С.И., Шведова Н.Ю. Толковый словарь русского языка. – М., 1995. – С. 367. 39 Кондаков Н.И. Логический словарь-справочник. – М., 1975. – С. 313, 426–427. 40 Якушин В.А. Ошибка и ее уголовно-правовое значение. – Казань: Изд-во Казан. ун-та, 1985. – С. 35. 41 Курс советского уголовного права. Часть общая. – Л.: ЛГУ, 1968. – С. 449. 42 Советское уголовное право. Общая часть / Под ред. Г.А. Кригера. 2-е изд., перераб. и доп. – М.: Изд-во МГУ, 1988. – С. 46–50. 43 Дагель П.С., Котов Д.П. Субъективная сторона преступления и ее установление. – Воронеж: Изд-во Воронеж. ун-та, 1974. – С. 210. 44 http://saversky.ru/NTV.jpg 45 По материалам «Независимого доклада о доступности медицинской помощи для бедных и представителей других уязвимых группа в РФ». Доклад подготовлен рабочей группой Общества специалистов доказательной медицины в составе: В.В. Власов (редактор), К.Д. Данишевский, Е.А. Корнышева, А.В. Саверский. 46 С использованием решения Общественного совета по защите прав пациентов при Росздравнадзоре от 31.10.2007 г. № 7/зр «Об определениях в системе качества медицинской помощи с перечнем дефектов качества медицинской помощи», внесенного на рассмотрение совета А.А. Старченко и А.В. Саверским. 47 Согласно Приложению 4. «Сведения о количестве и тематике обращений (заявлений, жалоб) граждан Российской Федерации в 2006 году». (http://ombudsman.gov.ru/doc/ezdoc/06b.shtml) Доклада о деятельности Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации в 2006 году. (http://ombudsman.gov.ru/doc/ezdoc/06.shtml#b) 48 Лечебно-профилактическое учреждение – муниципальная или государственная поликлиника, больница и т. п. 49 Письмо ФФОМС от 29 июня 2004 г. № 4848/30–з/и «О состоянии защиты прав граждан в системе ОМС в 2006 году». Информационно-аналитическая справка «О состоянии защиты прав граждан в системе ОМС РФ в 2006 году». 50 Письмо ФФОМС от 3 мая 2000 г. № 2154/30-з/и «О состоянии защиты прав граждан в системе обязательного медицинского страхования в 1999 году». 51 «8. Разрешить в 1993 году филиалам территориальных фондов обязательного медицинского страхования в случаях отсутствия на соответствующих территориях медицинских страховых организаций осуществлять обязательное медицинское страхование граждан». (Там же, что и 3.) 52 Постановление ВС РФ от 24.02.1993 № 4543-1 «О порядке финансирования обязательного медицинского страхования граждан на 1993 год» (вместе с «положением о федеральном фонде обязательного медицинского страхования», «положением о территориальном фонде обязательного медицинского страхования», «положением о порядке уплаты страховых взносов в федеральный и территориальные фонды обязательного медицинского страхования». 53 Положение о Федеральной службе по надзору в сфере здравоохранения и социального развития» (утв. постановлением Правительства РФ от 30.06.2004 г. № 323). 54 Орган, который не существует, но он очень нужен. 55 Согласно Справке ФФОМС за I полугодие 2007 г. на КМП поступило 3282 жалобы. 56 Идея Л.Д. Попович, члена Общественного совета по защите прав пациентов при Росздравнадзоре, исполнительного директора «РОСНО-МС». 57 Устав Морской: О всем, что касается к доброму управлению в бытности флота на море. – М.: Новатор, 1993. – С. 42. 58 Стеценко С.Г. Право и медицина: проблемы соотношения. – М.: Международный Университет, 2002. – С. 39. 59 Согласно п. 4 ст. 15 Конституции РФ 1993 г., если международным договором РФ установлены иные правила, чем предусмотренные законом, то применяются правила международного договора. 60 Гражданское право: В 2-х т. Том II, полутом 1: Учебник / Под ред. Е.А. Суханова. 2-е изд. – М.:БЕК, 2000. – С. 10. 61 Цитируется Программа государственных гарантий оказания гражданам Российской Федерации бесплатной медицинской помощи на 2008 г., утвержденная постановлением Правительства Российской Федерации от 15.05.2007 г. № 286 (в ред. постановления Правительства РФ от 30.04.2008 г. № 327). 62 С использованием материалов и решения Общественного совета по защите прав пациентов при Росздравнадзоре «О платных медицинских услугах в государственных и муниципальных учреждениях здравоохранения». http://openmed.ru/?D=69 63 Встреча Президента РФ Д.А. Медведева с журналистами в Ижевске 18.11.2008 г., Первый канал ТВ, http://www.1tv.ru/news/polit/ 132699. 64 «Минздрав потратит триллион на медицину», газета «Коммерсантъ», № 211(4028) от 20.11 2008 г., http://www. kommersant.ru/doc-y.aspx? DocsID=107541 g). http://www.kommersant.ru/doc-y.aspx?DocsID=1075419).
КУПИТЬ И СКАЧАТЬ ЗА: 99.90 руб.