Сетевая библиотекаСетевая библиотека
Золотые правила буддизма в притчах Майк Норрис В предлагаемой читателю книге собраны классические притчи, приписываемые различным буддийским Учителям. Но эти притчи, отражающие золотые правила буддийского учения, уже давно преодолели границы Буддизма, в рамках которого были созданы, и являются сегодня достоянием мировой культуры, духовно обогащая любого человека, прикоснувшегося к их мудрости. Ведь прикосновение к мудрости через притчу, легенду, сказку – самый демократичный путь познания Истины. Майк Норрис Золотые правила буддизма в притчах Страницы сокровенной истории владыки Будды[1 - зято из книги Ж. Сент-Илер «Криптограммы Востока».] Начало пути Владыка Будда действительно покинул родной город. Действительно созерцал под деревом мудрости. Действительно учил в Бенаресе. Действительно окончил Учительство Свое в Кушинагаре, но века прибавили много басен. Владыка покинул родной город на коне в сопровождении посланного слуги. Дорога лежала на северо-запад вдоль долины реки. Две недели продолжался ускоренный путь. Когда миновали горные проходы, кончился конный путь, дальше вела охотничья тропа. Здесь явленный слуга оставил Его, но на прощание сказал: «Брат Царевич, иди и, когда найдешь хижину охотника, передай ему этот кусок дерева». И дал Ему кусок дерева с тремя знаками. Владыка шел семь дней по тропе. На восьмой день дошел до хижины. Дверь была открыта, и высокий старик, одетый в старую, грязную поддевку, стругал дерево. Владыка обратился с приветствием, согласно обычаю Индии. Но охотник рассмеялся и указал на дерево. Владыка вспомнил о куске дерева и передал ему. Старик внимательно осмотрел знаки и добродушно указал на стол в хижине. Владыка понял приглашение и отведал дичь и мед. Затем старик знаками указал Владыке отдохнуть. Когда Владыка Будда проснулся, солнце только что озарило снега. Охотника не было в хижине, но со двора раздавался стук его топора. Но вот его фигура показалась в дверях и подала Владыке питье из меда. Затем старик взял суму и копье и указал на солнце. Владыка понял, что пора в путь, и, взяв посох, вышел из хижины. Старик трижды поклонился Ему и указал следовать. Подойдя к кустарнику, он раздвинул ветви, и обнаружилась узкая тропа. Он сделал знак Владыке следовать за ним и быстро пошел вперед, указывая на солнце. Так шли они до полудня, лес начал редеть, стал доноситься шум реки, и вышли они на берег. Старик натянул лук и послал стрелу. Молча ждали они. Владыка снял с себя оставшиеся украшения и подал старику. Но тот указал бросить в реку. Вот появился на другом берегу высокий человек, выдвинул челн и направился к ним. Кафтан его был оторочен мехом, лицо очень смуглое, широкое. Достигнув берега, незнакомец поклонился Владыке и пригласил в челн. Владыка хотел проститься с охотником, но тот незаметно исчез. Незнакомец также хранил молчание. Достигнув берега, они сели на коней и стали подыматься в гору. Ночью достигли они предела снегов и на рассвете спустились в Обитель. Завещанный Майтрейя Глаза Царевича-ребенка рано открылись на чудеса мира. Ничто не ускользало от Его проникновенного внимания. Царь сказал: «Проницательность есть венец Владыки, но крепость руки его есть его щит. Пусть укрепит руку на тетиве лука. Пусть дети знатных Кшатриев состязаются с Царевичем». Мать-Царица прибавила: «Если проницательность есть венец Владыки и крепость руки щит его, то сияние Владыки есть милость и знание. Предпочту видеть моего потомка в окружении писавших „Веды «Дев Мудрости“. Тогда старый мудрец обратился к Царю, говоря: «Мать почитаемая, и ты, Владыка, повелите мне соединить ваши желания. Повелите представить вам ту, которую мы зовем дочерью Великаго Нага. Которую мы приняли в дом свой и уже семилетие, как изумляемся ее мудрости и крепости ее стрелы. Поистине она достойна руки, начертавшей мудрость „Вед“. «Приведи», – указал Царь. Мудрый советник привел молодое существо и сказал: «Майтри, пошли лучший привет нашему Царю». Небывало было видеть семилетнюю девочку в белом одеянии с луком в руке и кинжалом за поясом. Убор темных волос тяжко не слушался обруча Нага, и глаза смотрели грустно и сурово. Царь приказал: «Майтри, если ты можешь пустить стрелу, то пронзи павлина». Майтри поклонилась Царю, сказав: «Не могу лишать животное жизни. Но позволь, Царь, пронзить яблоко на вершине яблони». Указал Царь Майтри быть при Царевиче и много удивлялся мудрости, найденной на берегу озера. Много лет провел Царевич с Майтри, называя ее то грозной, то сияющей, то воином, то прорицательницей мудрости Нагов. И дверь Пути открыла Майтри. Когда же мощный Лев вернулся и рыком Истины покрыл горы, Майтри сохранила Ему лучшую ученицу и сказала: «Она прославит место трудов Твоих». Владыка Истины сказал: «Майтри, явленный Проводник и Держатель. Ты, сокрывший мудрость свою от толпы, Ты заступишь место Мое как Владыка Сострадания и Труда. Майтрея поведет народы к Свету, и стрела подвига принесет яблоко Знания». Сказанное так же верно, как то, что у места прославления Учителя воздвигнется Храм Знания. Сказанное так же верно, как то, что ученица Благословенного отдаст имя свое Храму Знания. Основание явления Истины закреплено трудами жизни. Дано в Чертен Карпо. Уход Когда приблизилось время уйти Благословенный сказал своей жене: «Уйдем». И трижды сказал – через мглу ночи, под зноем полудня и в луче восхода. Но ночью рыкали тигры. В зное выползли змеи. И на утро столпились обезьяны. «Еще боюсь», – сказал жена, – «ныне». «Тоже на благо, – сказал Благословенный, – без зова своею поступью понесешь Учение». И слон затрубил семь раз, оповещая срок нового свидания. Заветы «Хороню, хвалю тебя, Ананда, ибо без зова идет утвердительница». И Благословенный увидел на шарфе в Небе судьбу Света Матери Мира. * * * Здесь Благословенный передает: «Все для всего всегда». «Заметь четыре Закона: Закон Вмещения, Закон Бесстрашия, Закон Близости, Закон Блага». Избрание на подвиг Как Будда избирал учеников на подвиг? Среди занятий, когда утомление уже овладевало учениками, Будда предлагал самый неожиданный вопрос и ждал скорейшего ответа. Или, поставив самый простой предмет, предлагал описать его не более чем тремя словами или не менее, чем сотнею страниц. Или, поставив ученика перед запертою дверью, спрашивал: «Чем откроешь ее?» Или посылал музыкантов под окно и заставлял петь гимны совершенно противоположных содержаний. Или, заметив докучливую муху, предлагал ученику повторять слова, неожиданно сказанные. Или, проходя перед учениками, спрашивал: сколько прошел? Или, заметив боязнь перед животными или перед явлениями природы, ставил условием побороть. Так мощный Лев закалял клинок духа. Любимая игра будды с учениками Также не надо забывать любимую игру Будды с учениками в минуту отдыха. Учитель бросал в пространство одно слово, по которому ученики строили целую мысль. Нет более мудрого испытания состояния сознания. Основа учения Люди не уясняют себе основу Учения Благословенного – основа дисциплина. Духовно и телесно монах общины стремился удержаться на пути. Первые годы он нес тяжелое послушание. Ему воспрещалось убивать себя упражнениями столпника, но предписывалось вести битву единым началом духа. Так сурово учил Будда учеников. Воистину только в духовной битве знали они радость, потому говорится о терниях пути. Только когда воля подвижника рождалась подобно льву и серебряная узда духа сверкала на чувствах ученика, только тогда Владыка приоткрывал завесу и давал задачу. Затем уже постепенно ученик посвящался в Тайны Знания. Отказ от собственности Однажды ученик спросил Благословенного: «Как понять исполнение заповеди отказа от собственности? Один ученик покинул все вещи, но Учитель продолжал упрекать его в собственности. Другой оставался в окружении вещей, но не заслужил упрека». «Чувство собственности измеряется не вещами, но мыслями. Можно иметь вещи и не быть собственником». Будда постоянно советовал иметь как можно меньше вещей, чтобы не отдавать им слишком много времени. Осуждение изуверов Будда говорил браминам: «К чему привела ваша отделенность? За хлебом вы идете на общий базар и цените монеты из кошеля шудры. Ваша отделенность просто называется грабежом. И священные вещи ваши просто орудия обмана. Имущество богатого брамина не есть ли поношение Божественного Закона? Вы считаете юг светом и север тьмою. Будет время, когда придут от полуночи, и ваш свет померкнет. Даже птицы летят на север, чтобы там принести миру птенцов. Даже серые гуси знают ценность имущества на земле. Но брамин пытается набить золотом пояс свой и набрать сокровища под очагом и под порогом дома. Брамин, ты ведешь жалкую жизнь, и конец твой будет жалким. Ты первый будешь подлежать уничтожению». Три архата Три Архата неотступно просили Будду позволить им испытать чудо. Будда поместил каждого в темную комнату и запер их. После долгого времени Благословенный вызвал их и спросил о виденном ими. Каждый рассказал разные видения. Но Будда сказал: «Теперь вы должны согласиться, что чудеса не полезны, ибо главное чудо вы не ощутили. Ибо вы могли ощутить бытие вне зримости, и это ощущение могло направить вас за пределы земли. Но вы продолжали сознавать себя сидящими на земле, и мысли ваши притягивали к земле волны стихий. Набухание стихийных обликов вызвало потрясения в разных странах. Вы разрушили скалы и уничтожили ураганом корабли. Вот ты видел красного зверя с пламенной короной, но огонь, извлеченный тобою из бездны, спалил дома беззащитных – иди и помоги! Ты видел ящера с обликом девы, ты заставил волны смыть рыбацкие лодки – спеши помочь! Вот ты видел орла летящего, и ураган снес урожай трудящихся – иди и возмести! Где же польза ваша, Архаты? Сова в дупле полезнее провела время. Или вы трудитесь в поте лица на земле, или в минуту уединения возвышайте себя над землею. Но бессмысленное возмущение стихий пусть не будет занятием мудрого! Истинно перо, выпавшее из крыла маленькой птицы, оно производит гром на дальних мирах. Вдыхая воздух, мы приобщаемся ко всем мирам. Мудрый идет от земли к верху, ибо миры откроют друг другу мудрость свою». Пастух и саниязин Пастух увидел человека под деревом, сидящего в размышлении. Он сел рядом и пытался задуматься, подражая тому человеку. Он начал пересчитывать своих баранов и мысленно взвешивать выгоду руна их. Оба сидели молча. Наконец пастух спросил: «Господин, о чем думаешь ты?» Тот сказал: «О Боге». Пастух спросил: «Знаешь ли, о чем думал я?» «Тоже о Боге». «Ошибаешься, о выгоде продажи руна». «Истинно тоже о Боге. Только Моему Богу нечего продавать, твой же Бог должен сперва сходить на базар. Но может быть, он на пути встретит разбойника, который поможет обратиться ему к этому дереву». Так говорил Гаутама. Сходите на базар. Удумайте скорее, чтобы вернуться. Продавец обезьян На корабле плыл продавец обезьян. На досуге он научил их подражать морякам, когда те распускали паруса. Но поднялась буря, моряки бросились убирать снасти. Обезьяны же, зная лишь, как распускать, шли следом и натягивали снасти. Корабль погиб, ибо учитель предвидел лишь ясную погоду. Так сказал Будда, обновитель Лотоса жизни. Притча о вопрошавшем Дгулнор считался самым мудрым. Он имел счастье получить Учителя из Священной Подземной Страны, но он был лишен языка и правой руки. Устремившийся ученик задал вопрос, и Учитель кивнул головой. Ученик задал два вопроса, и Учитель дважды кивнул. Скоро ученик задавал непрерывно вопросы, и Учитель непрерывно кивал. Три года продолжалось вопрошание, и три года кивал Учитель. «Значит, по опыту твоему все бывает?» И Учитель не только кивнул, но и поклонился в землю, и, открыв на груди одежду, показал на груди изображение Благословенного, дающего обеими руками. Так была утверждена мудрость и было возвеличено творчество жизни. Колесо закона Благословенный сказал притчу о Колесе Закона. К искусному переписчику пришел почтенный человек и поручил переписать воззвание к Богу, для чего принес достаточный пергамент. Вслед за ним пришел человек с поручением переписать письмо, полное угроз, и дал также пергамент, торопя окончить скорее. Чтоб угодить ему, переписчик нарушил очередь и поспешил с его поручением, причем в поспешности схватил кожу первого заказа. Угрожавший остался очень доволен и побежал излить свою злобу. Затем пришел первый заказчик и, смотря на пергамент, сказал: «Где кожа, данная мною?» Узнав все случившееся, он произнес: «Кожа для молитв носила благословение исполнения, тогда как кожа для угроз была лишена воздействия. Человек неверный, нарушив закон сроков, ты лишил молитву силы, которая должна была помочь больному, но мало того – ты привел в действие угрозы, которые полны неслыханных последствий. Пропал труд Архата, благословившего мою кожу. Пропал труд Архата, лишившего зло силы. Ты выпустил в мир злобное проклятие, и неизбежно оно вернется к тебе. Ты столкнул с пути Колесо Закона, и оно не будет вести тебя, но пересечет путь твой». Не пишите законы на мертвой коже, которую первый вор унесет. Несите Законы в духе, и дыхание Блага понесет перед вами Колесо Закона, облегчая ваш путь. Неверность переписчика может вовлечь целый мир в бедствие. Черта необходимости Отчего началось различие между Буддою и Девадатою? Девадата спросил: «С чего начинать каждое действие?» Благословенный отвечал: «С самого необходимого, ибо каждое мгновение имеет свою необходимость, и это называется справедливостью действия». Девадата настаивал: «Как возникает очевидность необходимости?» Благословенный отвечал: «Нить необходимости проходит через все миры. Но не понявший ее останется в опасном ущелье и не защищенным от камней». Так не мог Девадата отличить черту необходимости, и эта тьма заслонила путь ему. Искатель будды Один чистый человек хотел увидеть Будду, удерживая свое внимание на самых разнообразных предметах. Руки его не хватали мудрые образы, и глаза его не пронзали предметы почитания – явление не приходило. Наконец, преклонившись в молитве, искатель почуял, как на лоб ему спустилась нить паутины. Он отбросил ее и раздался четкий голос: «Зачем прогоняешь руку Мою? Луч Мой следовал за тобою, позволь обнять тебя». Тогда задрожал в человеке солнечный змей, и нашел он отброшенную нить. И в руках его она обратилась в сорок жемчужин, и каждая носила Лик Будды. Посреди был Камень и на нем надпись: «Отвага, отчаяние, отрада». Последователь Будды получил отраду, ибо знал пути к ней. Познавший К великому Познавшему пришел ученик, желавший чудес, – «после чуда уверую». Учитель печально улыбнулся и показал ему великое чудо. Ученик воскликнул: «Теперь я согласен под Твоей рукой пройти ступени Учения!» Но Учитель показал ему на дверь и сказал: «Теперь ты Мне больше не нужен». Спасение человека Благословенный сидел над струями глубокого озера. В глубине можно было рассмотреть целый мир рыб и водорослей. Благословенный заметил, как этот мирок сходен с царскими дворами. Если туда опустится человек, он ступней сокрушит все призрачные чертоги, но сам задохнется. Из таких глубин не подымается дух человека. «Впрочем, улыбнулся Учитель, на все есть средство. Можно пробить скалу и выпустить озеро. Улитки должны будут или засохнуть, или найти другое существование, но человек уже не погибнет». Притча о царе Марагора Благословенный дал эту притчу Нараде. «Владыка Джатаки сказал своему любимому советнику: „Знаешь ли дела царя Марагора? Слыхали ли имя его? И узнал ли действия его?“ «Даю тебе поручение, собери сто верных людей, и найди находчивость обойти землю Марагора, и точно опиши мне все обычаи его. Если же встретишь самого царя, то передай ему, что я не боюсь произносить его имя». Прошло десять лет. Возвращается советник, умудренный видом, но полный смущения. Уже не сто человек, но тысяча сопровождает его. «Владыка, много положено мною труда, и стоит перед тобою тысяча свидетелей, но поручение Твое не исполнено. Без счета опрошено людей, и мы потеряли счет земель пройденных. Скажу Тебе, Владыка, самое необычное: царь Марагора не существует, и нет злых обычаев его». «Добро, сказал Владыка, можешь поклясться в словах твоих?» – «Перед тобою тысяча и одна клятва». «Тогда возьми свидетелей и обойди все площади и храмы, объяви и напиши на столбах то, что утверждаешь. Сын мой, ты исполнил Мое поручение. Ты трудами своими поразил зверя тьмы. Призрак ужаса рассеялся, и никто не боится того, что знает. Марагор явлен ужасом человечества и разрушен трудами отваги и преданности. Будь Моим сыном, разрушитель мрака!» Наставления правителю Раджагрихи Однажды Благословенный посетил Правителя Раджагрихи. Правитель обратил внимание на чистоту своего приемного покоя. Но Благословенный сказал: «Покажи лучшую чистоту опочивальни, умывальни и очага. Приемный покой осквернен многими недостойными, но там, где творится сознание твое, пусть будет чисто». И сказал Благословенный: «Нужно различать понимающих и соглашающихся. Понявший Учение не замедлит применить его к жизни. Согласившийся будет кивать головой и превозносить Учение как замечательную мудрость, но не применит эту мудрость в жизни. Согласившихся много, но они, как сухой лес, бесплодны и без тени, только тление ожидает их. Понявших мало, но они, как губка, впитывают драгоценное знание и готовы драгоценной влагой омыть скверны мира. Понявший не может не применить Учение, ибо, понимая целесообразность, он получает его как исход жизни. Не теряйте времени на согласившихся, пусть сперва покажут применение первого зова». Так приписывают Благословенному целесообразное отношение к приходящим. Ноша Два буддийских монаха возвращались в свой монастырь. Когда до обители оставалось немногим более трех дней пути, возле небольшой, но стремительной горной реки они увидели молодую женщину, которая не могла перейти на другой берег. По законам их веры, прикасаться к женщине считалось греховным деянием. Но один из монахов подошел к женщине, посадил ее себе на плечи и перенес через реку. После этого, не говоря ни слова, монахи продолжили свой путь. Когда по прошествии нескольких дней на горизонте уже показались очертания монастыря, второй из монахов произнес: – Ты скажешь настоятелю, что нес на себе эту женщину почти пять минут? – Я нес ее пять минут и оставил на другом берегу, а ты несешь ее уже третий день, – ответил его спутник. Диспут Чтобы остановиться на ночь в храме дзэн, странствующий монах должен был выиграть диспут о буддизме у живущих в храме. В одном из храмов дзэн в Японии жили два брата. Старший был ученым, а младший был туповат, да еще и одноглазый. Однажды на закате солнца к ним пришел странствующий монах и попросил приюта, вызвав их, как и полагалось, на диспут о тонкостях Учения. Уставший за целый день занятий, старший Брат отправил дискутировать младшего, сказав: «Предложи диспут без слов, молча». И вот странник с молодым монахом удалились в комнату для проведения дискуссий... Вскоре восторженный пришелец зашел к старшему брату, чтобы проститься: «Твой младший брат замечательный и очень умный человек. Он выиграл диспут». Удивленный, но внешне невозмутимый старший брат попросил: «Расскажи, как все происходило?» «Так вот, – начал странник, – сперва я поднял один палец, представляя Будду Просветленного. Он в ответ поднял два пальца, обозначая и Будду, и его Учение. Тогда я поднял три пальца, символизируя и Будду, и его Учение, и его последователей, пребывающих в гармонии. Тут он потряс перед моим лицом сжатым кулаком, показывая, что все это происходит из одного и того же сознания. Я понял, что проиграл». Путник ушел, а старший брат прикрыл глаза, отдыхая. «Где этот тип?» – закричал, вбегая, младший брат, – я ему не прощу!» «Я понял, что ты победил в этом диспуте, расскажи, как все происходило?» «Едва мы уселись друг против друга, он тут же поднял один палец, нагло намекая на то, что у меня всего один глаз. Поскольку он человек посторонний, то я решил быть с ним вежливым и поднял два пальца, поздравляя его с тем, что у него есть оба глаза. Тогда этот бесстыжий негодяй поднял три пальца, показывая, что у нас на двоих всего три глаза. Тут я не выдержал и хотел было ему врезать, но удержался и только погрозил ему кулаком. На что он нахально поклонился и вышел». Урок медитации У Хакуина был ученик, которого звали Сошин. Сошин долго ждал, находясь рядом с Мастером, когда тот начнет учить его медитации. Он ждал уроков, подобных школьным, но их не было, и это сбило его с толку и разочаровало. Однажды он сказал Мастеру: – Много времени прошло с тех пор как я пришел сюда, но ни слова не было сказано мне о смысле медитации. Хакуин улыбнулся этому и сказал ему: – Что ты говоришь, мой мальчик? С тех пор, как ты пришел, я всегда давал тебе уроки медитации! Эти слова смутили бедного ученика еще больше. Некоторое время он обдумывал их. Однажды, набравшись храбрости, он опять обратился к Мастеру: – Что это были за уроки, Учитель? Хакуин сказал: – Когда утром ты приносишь мне чашку чая, я принимаю ее, когда ты подаешь мне еду, я принимаю ее, когда ты кланяешься мне, я в ответ киваю головой. Как еще хочешь ты обучиться медитации? Сошин повесил голову и стал думать о загадочных словах Мастера, но в этот момент Мастер обратился к нему: – Если хочешь увидеть, смотри прямо сейчас, потому что, когда ты начинаешь думать, ты полностью теряешь суть. Хорошо и плохо Когда Банкей проводил свои недели в медитации, с разных концов Японии собирались ученики, чтобы учиться у него. Во время одного из таких собраний поймали ученика-воришку. Об этом сообщили Банкею и попросили его прогнать преступника. Банкей не обратил на этот случай внимание. Позднее этого ученика снова поймали за таким же занятием, и снова Банкей не стал рассматривать дело. Это рассердило остальных учеников, и они написали прошение, в котором просили удалить воришку, в противном случае они покинут его в полном составе. Когда Банкей прочел прошение, он собрал всех и сказал: «Вы знаете, что хорошо, а что – плохо. Вы можете идти, куда хотите, и учиться там. Но этот заблудший брат не может отличить хорошего от плохого. Кто же научит его, если не я? Он останется здесь, если даже вы все уйдете». Слезы потекли по лицу воришки. Все желание красть пропало. Молитва Однажды император попросил Мастера Сосана прийти во дворец и помолиться за него. Сосан пришел, но молиться отказался. Он сказал: – Это невозможно. Есть несколько вещей в жизни, которые каждый должен делать сам. Например, если Вы хотите обнять женщину, я не могу сделать это за Вас, от Вашего имени. Или, если Вы должны высморкаться, Вам самому придется сделать это. Я не могу сделать этого за Вас, это не поможет. То же самое в отношении молитвы. Как я могу молиться за Вас? Вы молитесь, и я буду молиться. Сказав это, он закрыл глаза и погрузился в глубокую молитву. Смерть – это иллюзия Рассказывают о трех смеющихся святых. Они двигались от одного города к другому и смеялись. Обычно они останавливались на рыночной площади и смеялись раскатистым, глубоким смехом. Их животы тряслись, и слезы катились из глаз. Это было так заразительно, что все присутствующие начинали смеяться вместе с ними. Веселье распространялось мгновенно. Со всех сторон к ним бежали люди и, лишь взглянув на них, начинали хохотать. Это было настоящим чудом. Всего лишь несколько минут назад здесь была совсем другая атмосфера. Уставшие люди спорили, торговались. Всех интересовали только деньги. И вдруг все преобразилось! Люди забывали, что пришли сюда покупать и продавать, они смеялись и танцевали вокруг этих трех сумасшедших. Смеющиеся святые странствовали по всей Японии: из одного места в другое, от одной деревни к другой, просто помогая людям смеяться. За несколько секунд они открывали людям новый мир. Неожиданно в одной деревне один из трех умер. Деревенские жители подумали: «Уж теперь-то они не смогут смеяться. Их друг умер, они должны плакать». Но когда они пришли, то увидели, что эти двое танцевали, смеялись, праздновали. Жители деревни решили: «Ну, это уж слишком! Это невежливо. Когда человек умирает, непристойно смеяться и танцевать». Но двое смеющихся сказали: – Между собой мы загадывали, кто из нас умрет первым. И вот этот человек выиграл. Всю свою жизнь мы смеялись вместе с ним. Мы не можем проводить его в последний путь по-иному. Мы должны смеяться, мы должны радоваться и праздновать. Иначе он будет смеяться над нами с той стороны и думать: «Вот дураки! Опять попали в ловушку!» А потом случилось неожиданное. Когда тело положили на погребальный костер и люди стали грустить, вдруг начали взрываться и хлопать красочные хлопушки и фейерверки, которые были спрятаны в одеждах умершего. Эти два сумасшедших друга танцевали, а с ними танцевала и вся деревня, смеясь сквозь слезы. Потому что смерть – это иллюзия, а иллюзия – это смерть. Из этой деревни вместе с двумя смеющимися святыми ушел и молодой парень, который никогда не унывал и очень заразительно смеялся! Эта лодка тоже пуста Лин-чи рассказывал: «Когда я был молодым, мне нравилось плавать на лодке; у меня была маленькая лодка: в одиночестве я отправлялся плавать по озеру и мог часами оставаться там. Однажды я сидел с закрытыми глазами и медитировал. Была прекрасная ночь. Какая-то пустая лодка плыла по течению и ударилась о мою. Во мне поднялся гнев! Я открыл глаза и собирался обругать побеспокоившего меня человека, но увидел, что лодка пуста. Моему гневу некуда было двигаться. На кого мне было его выплескивать? Мне ничего не оставалось делать, как вновь закрыть глаза и начать присматриваться к своему гневу. В тот момент, когда я увидел его, я сделал первый шаг на моем Пути. В эту тихую ночь я подошел к центру внутри себя. Пустая лодка стала моим учителем. С тех пор, если кто-то пытался обидеть меня и во мне поднимался гнев, я смеялся и говорил: „Эта лодка тоже пуста“. Я закрывал глаза и направлялся внутрь себя». Принимай жизнь целиком Однажды Лин-чи удивил всех. Когда умер его Учитель, Лин-чи стоял и плакал. Слезы текли по его щекам. Многие его друзья стали говорить: – Что ты делаешь? Здесь собралось столько людей. Они уже обсуждают твое поведение и недоумевают: «Невероятно! Лин-чи плачет! Мы думали, что он полностью не привязан и его дух свободен. И вот он плачет! Он сам учил нас, что душа бессмертна, умирает только тело, что тело – прах, прах возвращается к праху. Почему же сегодня он плачет?» – Почему ты плачешь? – спросили они. – Ты говоришь, что ключом является непривязанность. Почему же ты привязан к своему Учителю? На это Лин-чи ответил: – Ваш вопрос логичен. Но что мне делать? Слезы текут, я плачу. Я сам обнаружил, что плачу. Я тоже удивлен. Но что же я могу поделать? Так во мне проявляется жизнь. И я не стану подавлять ее проявления. Я всегда принимал ее целиком. Не ум Лин-чи сидел на берегу реки, когда к нему подошел философ, поклонился и задал вопрос: «Какова суть вашего учения?» Лин-чи посмотрел на него и не произнес ни единого слова. Философ подумал про себя: «Он очень стар, наверное, к тому же и глухой», – и крикнул: – Похоже, Вы не слышите меня! Я спрашиваю: какова суть вашего послания? Лин-чи засмеялся. Философ подумал: «Что-то странное. Сначала он не ответил, теперь смеется! Может быть, он притворяется, что услышал меня? Но поскольку он не ответил на мой вопрос, значит, он ничего не услышал». И тогда ученый закричал еще громче: – Я спрашиваю, какова суть вашего учения? Лин-чи спокойно сказал: – Сначала я ответил – безмолвие. Но Вы не смогли этого понять, и мне пришлось спуститься немного ниже. Я сказал – смех, радость. Но Вы не смогли понять даже этого. Поэтому мне приходится спускаться еще ниже. И он написал пальцем на песке слово «медитация», сказав: «Это мое учение». Ученый попросил: – Не могли бы Вы уточнить свою мысль, сделать ее более четкой? Тогда Лин-чи написал на песке более крупными буквами: «МЕДИТАЦИЯ». Философ становился все более раздраженным и спросил: – Вы что, шутите? Я прошу уточнить, детализировать свою мысль, а Вы пишете то же самое, только более крупными буквами. Я профессор философии! Лин-чи воскликнул: – Почему же Вы сразу об этом не сказали! И он написал: НЕ УМ. Профессор стукнул себя по голове и ушел, даже не попрощавшись. Шорох листьев Император три года готовил свой сад. И вот к открытию он пригласил знатных гостей полюбоваться его красотой. Все были в восторге и высказывали комплименты. Но императора очень интересовало мнение Лин-чи, который считался непревзойденным знатоком этого вида искусства. Когда император обратился к нему, все присутствующие обернулись. Лин-чи сказал: – Я не вижу ни одного сухого листа. Как жизнь может существовать без смерти? Из-за того, что здесь нет сухих листьев, сад мертв. Я думаю, что сегодня утром его подметали. Прикажите принести немного сухих листьев. Когда листья принесли и разбросали, ветер начал играть ими. Шорох листьев – и сад ожил! Мастер сказал: – Теперь ваш сад прекрасен. Искусство становится величайшим, когда оно не обнаруживает себя. Императорская мантия Однажды император посетил Нан-ина. В знак своего уважения он преподнес ему великолепную мантию, расшитую драгоценными камнями из самой дорогой ткани. Преподнося ее, он сказал: – Не отказывайтесь. Это мой подарок. Нан-ин сказал: – Я могу взять ее, но я не смогу ее носить, потому что вокруг никого нет. Какой смысл? Более того, олень будет смеяться, павлин будет подшучивать надо мной: «Посмотрите на этого старика, он, должно быть, свихнулся на старости лет». Так что, пожалуйста, возьмите ее обратно. Я принял подарок и возвращаю его Вам. Эта вещь нужна там, где много людей, где ее оценят, а здесь она не имеет смысла. Отождествление Император, желая повидать мастера дзэн Нан-ина, приехал в монастырь. Во дворе монастыря никого не было кроме человека, коловшего дрова. Император спросил: – Монастырь большой, где я могу найти мастера Нан-ина? Человек подумал несколько мгновений с закрытыми глазами и сказал: – Прямо сейчас Вы не можете найти его. Император спросил: – Почему я не могу найти его сейчас? Он уехал? – Нет, он здесь, – ответил дровосек. Император удивился: – Он что, занят каким-то срочным делом? Какой-нибудь церемонией? Или уединился? Человек сказал: – Он сейчас перед Вами рубит дрова. А когда я рублю дрова, я – дровосек. Мастера Нан-ина сейчас нет, Вам придется подождать. Пройдите, пожалуйста, в помещение. Император, не зная, что думать и как реагировать, прошел внутрь. Через некоторое время к нему вышел Нан-ин в одеянии Мастера. Император поклонился ему, хотя и узнал в нем дровосека. Нан-ин спросил: – Чем могу быть полезным? Император ответил: – У меня много вопросов, но прежде я хотел бы уточнить. Вы тот самый человек, который рубил дрова? Нан-ин ответил: – Я не тот самый человек: изменилась ситуация. Рубил дрова дровосек, его имя тоже Нан-ин. Он очень похож на мастера, но все-таки рубил дрова не мастер Нан-ин. Вернувшись во дворец, император спросил своего советника: «Как это понимать?» Придворный ответил: «Когда он рубит дрова, он полностью отождествлен с этой деятельностью, не остается ничего, что можно назвать мастером Нан-ином». Все – пустота Однажды к Мастеру Бокудзю пришел большой ученый. Он изучил все священные писания, отлично владел риторикой и логикой, знал все обо всем. Он спросил Мастера: – Вы читали «Лотосовую сутру?» – Нет, не читал, – ответил Мастер. Ученый сказал: – Но говорят, что Вы просветленный! Бокудзю сказал: – Люди чего только не придумают. Я вообще мало читал и ничего не знаю. Ученый сказал: – Тогда я Вам ее почитаю, и то, что будет непонятным, мы обсудим. Он начал читать. В сутре говорилось, что все – пустота: природа всех вещей есть пустота, ничто, стоит настроиться на эту пустоту, и вы достигнете просветления. Вдруг Бокудзю вскочил и ударил философа по голове. Тот рассвирепел и закричал: – Вы ненормальный! Вы хулиган! Что это за шутки? Бокудзю сел на место и спокойно спросил: – Если все есть ничто, пустота, то откуда взялся этот гнев? Философ озадаченно сказал: – Этого в сутре не написано, и бить меня – это не способ задавать вопросы. Я живу Кто-то спросил Бокудзю: – Что Вы делаете? Какова Ваша религиозная практика? Он ответил: – Я живу обычной жизнью – это моя практика. Когда я чувствую голод, я ем. Когда я чувствую, что хочу спать, я сплю. Спрашивающий был озадачен. Он сказал: – Но я не вижу в этом ничего особенного. Бокудзю сказал: – В этом вся суть. Нет ничего особенного. Все жаждущие чего-то особенного являются эгоистами. Спрашивающий все еще был озадачен. Он сказал: – Но это делают все. Когда голодны – едят, когда хотят спать – спят. Бокудзю рассмеялся и сказал: – Нет. Когда вы едите, то вы делаете тысячу и одну вещь: вы думаете, мечтаете, воображаете, вспоминаете. Вы не только едите. Когда я ем, то я просто ем: тогда существует только еда – и ничего больше. Когда вы спите, вы видите сны. Когда я сплю, то я просто сплю, не существует больше ничего. Когда есть сон, то есть только сон. Нет даже Бокудзю. Когда я гуляю, то существует только прогулка, не существует никакого Бокудзю, просто прогулка. Что ты делаешь? Один ученик Бокудзю медитировал в течение нескольких лет. Когда он приходил к Мастеру, тот отправлял его назад со словами: «Все это чепуха! Возвращайся и медитируй снова». Однажды Бокудзю пришел сам к нему домой. Тот сидел в позе лотоса. Бокудзю растолкал его и сказал: – Что ты сидишь, как истукан? Нам не нужны каменные изваяния, мы их имеем в большом количестве в храме! Просто сидя, подобно статуе, ты не достигнешь состояния медитации. Посредством успокоения тела твой разум не исчезнет, так как именно с помощью разума ты успокаиваешь свое тело. Все то, что сделано разумом, будет укреплять только разум. Прошел год. Учитель пришел снова. Ученик сидел почти в состоянии эйфории, с закрытыми глазами, наслаждаясь утренним ветерком и солнцем. Бокудзю взял кирпич и начал тереть его о камень, находящийся перед учеником. Ученик открыл глаза и с удивлением начал наблюдать за Мастером. Бокудзю сосредоточенно продолжал тереть кирпич о каменную плиту. Наконец ученик не выдержал и закричал: – Что Вы делаете? Вы хотите свести меня с ума? Бокудзю спокойно ответил: – Я намереваюсь сделать из этого кирпича зеркало! Если тереть его достаточно долго, то, я думаю, он станет зеркалом. Ученик засмеялся и сказал: – Но это невозможно! Сколько его ни тереть, кирпич останется кирпичом. Учитель сказал: – Твой ответ свидетельствует о некотором разуме! Тогда что ты делаешь? В течение нескольких лет ты стараешься извлечь медитацию из разума, это подобно попытке сделать зеркало из кирпича. И Бокудзю бросил кирпич в пруд, находившийся рядом с деревом, под которым сидел ученик. Кирпич произвел всплеск. Этого звука было достаточно, чтобы произошло чудо. Что-то пробудилось в ученике. Сон был нарушен, мечта развеяна, он ожил! Впервые он вкусил что-то от медитации. Не думай – чувствуй Ученик спросил: – Что есть Нирвана? Мастер ответил: – Не вверять себя порочному кругу рождения и смерти или удовольствия и боли есть великая Нирвана. – Что есть порочный круг рождения и смерти, удовольствия и боли? Мастер сказал: – Желание Нирваны! Сейчас будь молчалив и почувствуй, что я имею в виду, говоря: «Желание Нирваны». И обрати внимание, я не говорю: «Думай об этом». Потому что думать – значит упустить. Чувствуй это! Это его проблема Бокудзю шел с учеником в храм после утренней прогулки. Сзади подошел какой-то человек, сильно ударил его палкой по спине и убежал. Бокудзю даже не обернулся, он продолжал свою прогулку. Ученик был потрясен. Он сказал: – Почему Вы не реагируете? Что с Вами? Этот человек ударил Вас так сильно, а Вы даже не оглянулись! Бокудзю сказал: – Это его проблема. Он, должно быть, сумасшедший, бедняга. Я очень сочувствую ему. Я не могу посмотреть назад, потому что он уже сумасшедший; мой взгляд сделает его еще более сумасшедшим. Придя домой, он может почувствовать вину, подумать, что я осуждаю его. Нет, это не гуманно. Он и так в беде. Нет необходимости создавать ему новые проблемы. Природа Будды Ученик спросил Нагсена: – Буддийские писания утверждают, что все на свете наделено природой Будды. Имею ли я природу Будды? – Нет, ты не имеешь! – ответил Нагсен. Монах спросил: – Деревья, реки и горы имеют природу Будды? – Да, имеют! – ответил тот. – Если все имеет природу Будды, то почему я не имею? – спросил монах. – Кошки и собаки, горы и реки – все имеет природу Будды, а ты – нет! – Но почему? – спросил ученик. – Потому, что ты спрашиваешь! – ответил Нагсен. Отдайся свободе Ученик спросил Нагсена: – Что есть Путь? – Путь – это повседневная жизнь, – ответил Нагсен. – А можно ли этому научиться? – спросил ученик. – Да. – Если ты попробуешь учиться, – ответил Нагсен, – то будешь далеко от Пути. – Но если я не буду учиться, как я смогу узнать, что это Путь? – спросил ученик. – Путь не принадлежит воспринимаемому миру. Также он не принадлежит и миру невоспринимаемому. Познавание – иллюзия, непознавание – бессмыслица. Если ты хочешь достичь истинного Пути, отдайся свободе, которая есть у Неба. Неужели? Мастер дзэн Хакуин славился праведной жизнью. Неподалеку от него жила красивая девушка, родители которой держали продуктовую лавку. Вдруг родители обнаружили, что их дочь беременна. Они очень рассердились. Дочь не желала называть виновника, но, устав от расспросов, наконец назвала имя Хакуина. Кипя от ярости, родители устремились к Мастеру. «Неужели?» – вот все, что он произнес в ответ на их упреки. Когда родился ребенок, его принесли к Хакуину и сказали: «Это твой ребенок, забирай его!» Мастер только произнес: «Неужели?» К тому времени он уже лишился своей репутации, но это его не беспокоило. С большим старанием он принялся ухаживать за младенцем. Молоко и все, что было нужно малютке, он доставал у соседей. Через год юная мать уже не могла больше терпеть и призналась родителям, что отцом ребенка был молодой человек, работавший на рыбном рынке. Мать с отцом бросились к Хакуину умолять о прощении. Они долго извинялись и попросили вернуть ребенка. Хакуин, возвращая его, лишь сказал: «Неужели?» Бдительность К одному очень старому Учителю пришел принц и сказал: – Меня послал отец. Он стар и не проживет долго. Он послал к Вам со срочной просьбой: подготовить меня, пока он жив. Ему хотелось бы увидеть меня с вашими рекомендациями. Я прекрасно владею многими боевыми искусствами, был на войне, имею награды. Еще я закончил университет с отличием. Когда я вернулся к отцу и сказал: «Я готов», он ответил: «Нет, ты еще не готов, потому что упущена основная вещь. Ты должен пойти к одному Учителю, чтобы научиться у него медитации. Это даст возможность объединить всю твою предыдущую подготовку. Пока ты не преуспеешь в этом, я не могу доверить тебе государство». И он назвал Ваше имя. Помолчав некоторое время, принц добавил: – Я готов выполнять все Ваши указания, но торопитесь! Учитель сказал: – Мое первое требование в том, чтобы меня не связывали временем. Все зависит от Вас. Я буду стараться как можно лучше, ведь у меня тоже не так много времени. Я уже стар и не собирался брать учеников, но Вас послал император, он мой старый друг, мы с ним учились медитации у одного Мастера. Я не могу отказать ему. Ваше обучение начнется прямо сейчас. Принц спросил: – Что мне нужно делать? Старый Учитель сказал: – Вы будете делать самые обычные вещи: убирать, готовить, носить воду, рубить дрова. Но помните, я могу в любой момент ударить Вас сзади, так что оставайтесь бдительным. Принц не ожидал такого поворота, он пожал плечами и сказал: – Что же это за обучение? Но раз отец послал меня к Вам, значит, все правильно. И его непрерывно били. Старик был по-настоящему великим, опытным человеком. Он подходил бесшумно, его шагов не было слышно. Неожиданно он выпрыгивал из ниоткуда и больно бил. Через 15 дней все тело принца болело от побоев, но он был счастлив, потому что научился слышать шаги своего Учителя. Его сознательность возросла. Он рубил дрова, но его мысли были сконцентрированы на старике: «Откуда он появится и как себя защищать?» Старик старался ударить его, а принц лишь перехватывал его бамбуковую палку. В таких условиях его осознанность должна была возрастать. Через три месяца старик уже не мог ни разу за целый день нанести удар. Принц был очень счастлив. Он думал: «Настал великий день!» Он радовался своему телу, тому, как оно крепло под ударами. Теперь он понимал, что обрел некую силу, которой у него не было никогда раньше. Иногда, чувствуя, что старик подкрадывается, он кричал из своей комнаты: «И не пытайтесь. Я бдителен!» Но на этом воспитание бдительности не закончилось. Однажды старик позвал его к себе и сказал: – Теперь начинается вторая ступень. До этого я бил тебя бамбуковой палкой. Начиная с завтрашнего дня я буду бить тебя настоящим мечом! Он вынул свой меч и сказал: – Вот мой меч, посмотри на него. Следи за ним! Теперь он будет следовать за тобой постоянно. Это уже были не шутки, а вопрос жизни и смерти. Осознанность принца перед лицом настоящей опасности возросла, как столб света. Итак, старик начал пытаться ударить его, но не смог этого сделать на протяжении трех месяцев. Иногда, сидя в медитации с закрытыми глазами, он чувствовал, как учитель подходил сзади, чтобы нанести удар, и, когда тот замахивался, он отпрыгивал в сторону, спасая себя. Наступил день, когда Учитель снова позвал его и сказал: – Я счастлив. Вторая часть обучения закончена. Принц ответил: – Я тоже счастлив и бесконечно благодарен Вам. Я и не подозревал, что во мне есть такие способности. Даже малейший ветерок не может пронестись мимо меня, чтобы я не заметил его. Ни одна мысль не промелькнет в моем сознании бесконтрольно, и я счастлив, что еще есть чему учиться. Сначала я сомневался и пришел сюда только потому, что меня послал отец. Но теперь я сам хочу учиться и больше не думаю ни о своем отце, ни о царстве, ни о чем другом. Все, о чем я думаю, так это как подвести мое сознание к его высочайшей вершине, и все это из-за той радости, которую я познал и о которой даже не подозревал и не мог мечтать. Так что давайте начнем третий этап. Учитель сказал: – Третий этап такой: я буду бить тебя настоящим мечом ночью, когда ты спишь. Принц сказал: – Хорошо. Учитель пытался ударить принца, но когда входил в его комнату, тот просыпался. Он начал видеть себя спящим со стороны. Засыпая, принц наблюдал за тем, как сон наваливается на него и овладевает телом. Поворачиваясь во сне, он видел со стороны, как его тело поворачивается с одного бока на другой. Три месяца Учитель пытался нанести удар, но не смог. Осознанность ученика стала абсолютной. Однажды Учитель позвал принца, обнял его и передал свой меч, сказав: – Вот тебе моя рекомендация. Твой отец поймет, потому что он знает, что это меч нашего Учителя. Теперь ты можешь владеть им, потому что ты достиг высшего состояния осознанности; потребность в мече осталась далеко позади. Сострадание Жила в Китае одна женщина, которая свыше двадцати лет помогала одному монаху. Она построила ему небольшую хижину и кормила его, тогда как он занимался медитацией. Наконец ей захотелось узнать, насколько он продвинулся за это время. Чтобы определить это, она заручилась помощью одной очень чувственной девушки. «Подойди и обними его, – сказала женщина, – а потом внезапно спроси его: „Что теперь?“ Девушка пригласила монаха к себе и без долгих церемоний спросила его, как он намерен поступить. «Старое дерево зимой растет на холодной скале, – ответил монах поэтически. – Там нет ни капли тепла». Девушка вернулась и передала женщине слова монаха. «И подумать только, что я кормила этого человека 20 лет! – в гневе воскликнула старуха. – Он без внимания отнесся к твоим желаниям, не высказал понимания твоего состояния. Никто не заставлял его ответить на твою страсть, но он должен был, по крайней мере, проявить сострадание!» Она тотчас же пошла к хижине монаха и сожгла ее. Кто я? В Токио в эру Мэйдзи жили два известных учителя, различных по характеру. Один из них, Унто, учитель из школы Синтон, тщательно соблюдал все заповеди Будды. Он никогда не пил возбуждающих напитков и не ел после 11-ти часов утра. Другой учитель, Тандзан, профессор философии императорского университета, никогда не соблюдал заповедей. Он ел, когда хотел, спал, когда хотел, даже днем. Однажды Унто навестил Тандзана, который в это время пил вино, даже к капле которого не должен был прикасаться язык буддистов. «Приветствую тебя, брат, – сказал ему Тандзан. – Не хочешь ли выпить?» «Я никогда не пью», – важно сказал Унто. «Кто не пьет, тот даже не человек», – сказал Тандзан. «Неужели ты считаешь меня нечеловеком только потому, что я не пью отравы? – воскликнул Унто в гневе. – Если я не человек, то кто же я?» «Будда», – ответил Тандзан. Недалеко от Буддизма Один студент университета во время визита к Гадзану спросил его: «Читал ли ты Библию христиан?» «Нет. Почитай мне ее», – ответил Гадзан. Студент открыл Библию и начал читать из Евангелия от Матфея: «И об одежде что заботитесь? Посмотрите на полевые лилии, как они растут: не трудятся, не прядут. Но говорю вам, что и Соломон во всей славе своей не одевался так, как всякое из них. Итак, не заботьтесь о завтрашнем дне, ибо завтрашний день сам будет заботиться о своем». Гадзан ответил: «Тот, кто произнес эти слова, – просветленный человек». Студент продолжал чтение: «Просите, и дано вам будет; ищите – и найдете, стучите – и отворят вам. Ибо всякий просящий – получает, и ищущий – находит, и стучащемуся – отворяют». Гадзан заметил: «Это прекрасно. Тот, кто так сказал, – недалек от буддизма». Совет матери Дзиун, Мастер школы Сингон, был хорошо известным знатоком санскрита в Эру Токугава. Когда он был молод, он читал лекции своим братьям-студентам. Его мать услышала об этом и написала ему письмо: «Сын, я не думаю, что ты посвятил себя Будде, так как ты хочешь превратиться в ходячую энциклопедию для других. Нет конца фактам и комментариям, славе и почестям. Я хочу, чтобы ты прекратил эти лекции. Укройся в маленьком храме в горах. Посвяти свое время медитации и на этом пути достигни истинного». Повторенная сутра Один крестьянин попросил священника школы Тендай читать сутры для его умершей жены. Когда чтение было окончено, крестьянин спросил: «Как ты думаешь, будет моей жене какая-нибудь польза от этого?» «He только твоя жена, но и все сущее получит пользу от чтения сутр», – ответил священник. «Если ты говоришь, что все сущее получит пользу, – сказал крестьянин, – то моей жене мало достанется и другие получат преимущество перед ней и заберут все выгоды, которые должны достаться ей. Поэтому, пожалуйста, прочти сутру только для нее». Священник объяснил, что таково было желание Будды, чтобы каждое существо было счастливо и всем была польза. «Это прекрасное учение, – сделал вывод крестьянин, – только, пожалуйста, сделай одно исключение. У меня есть очень грубый сосед, который доставляет мне одни неприятности. Исключи его из этих всех существ». Бывший вор Однажды вечером, когда Ситиро Кодзюн читал сутры, вошел вор с острым мечом и стал требовать или деньги, или жизнь. Ситиро сказал ему: «Не мешай мне, можешь взять немного денег в этом ящике». И он продолжал свое чтение. Через некоторое время он остановился и сказал: «Не забирай все. Мне нужно немного денег, чтобы заплатить завтра налоги». Незваный гость забрал большую часть денег и собрался уходить. «Когда тебе делают подарок, надо благодарить», – добавил Ситиро. Человек поблагодарил и ушел. Через несколько дней его поймали, и среди других он сознался в преступлении против Ситиро. Когда Ситиро позвали как свидетеля, он сказал: «Этот человек не вор, по крайней мере, в отношении меня. Я дал ему денег, и он поблагодарил меня за них». После того, как закончился тюремный срок, человек пришел к Ситиро и стал его учеником. Черноносый Будда Монахиня, искавшая просветления, сделала статую Будды и покрыла ее золотом. Она носила золотого Будду с собою повсюду. Проходили годы, и, все еще таская с собой Будду, монахиня пришла жить в маленький храм в деревню, где было много Будд, каждый со своею святыней. Монахиня хотела воскурить ладан перед своим золотым Буддой, но так как ей не нравилась мысль, что благовония перепадут и другим, она сделала трубу, через которую дымок попадал только на ее статую. Из-за этого нос золотого Будды почернел, и он стал очень уродливым. Арест каменного Будды Купец, несший на плечах 50 свертков хлопка, остановился передохнуть от жары в убежище, где стоял каменный Будда. Здесь он заснул, а когда проснулся, его хлопок исчез. Он немедленно заявил об этом в полицию. Конец ознакомительного фрагмента. Текст предоставлен ООО «ЛитРес». Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию (https://www.litres.ru/mayk-norris/zolotye-pravila-buddizma-v-pritchah/?lfrom=334617187) на ЛитРес. Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом. notes Примечания 1 зято из книги Ж. Сент-Илер «Криптограммы Востока».
КУПИТЬ И СКАЧАТЬ ЗА: 39.90 руб.