Сетевая библиотекаСетевая библиотека
Рыцари Света и Тьмы Сергей Стефанович Сухинов Изумрудный город #16 Наступает час последней битвы сил Света и Тьмы. Смертельная опасность угрожает Волшебной стране. Если колдун Пакир одержит победу, свет навсегда померкнет над Землей. Все жители края Торна встают на защиту Волшебной страны. Никто не остается в стороне… Сергей Сухинов Рыцари Света и Тьмы Награды В сентябре 1997 года писатель Сергей Стефанович Сухинов был награжден медалью и Дипломом за сказочную книгу «Фея Изумрудного города» на Московской Междунарожной книжной ярмарке на ВВЦ. 5 июня 2009 года писатель Сергей Стефанович Сухинов за сказочные книги о Волшебной стране был награжден медалью и Дипломом «Н.В.Гоголь» в номинации «За сказочную литературу». Дорогие дети всех возрастов! Мое детство прошло в Баковке, неподалеку от знаменитого на всю страну поселка Переделкино, где расположены дачи многих известных писателей. Меня как магнит притягивала уютная переделкинская библиотека в деревянном домике под черепичной крышей. А построил ее на своем густо заросшем елями участке великий сказочник Корней Иванович Чуковский. Там-то я впервые и встретился со своей самой любимой сказочной книгой. Это была повесть «Волшебник Изумрудного города», написанная замечательным писателем Александром Мелентьевичем Волковым, с чудесными рисунками Леонида Викторовича Владимирского. Уже тогда, в детстве, я не раз пытался придумать продолжение приключений Элли и ее друзей. Мне очень хотелось разгадать секреты всех четырех волшебниц – Виллины, Стеллы, Гингемы и Бастинды; узнать, кто же живет в Желтой стране, побывать в Розовой стране, чтобы поближе познакомиться с Болтунами и их прекрасной правительницей Стеллой. Порой я спрашивал себя: неужели Элли, став взрослой, не попытается вернуться в чудесную страну, где была когда-то счастлива? Неужели на пороге смерти – а люди в Большом мире, увы, смертны – друзья не придут ей на помощь? К сожалению, в последующих повестях Волкова «Урфин Джюс и его деревянные солдаты», «Семь подземных королей» и остальных ответов на эти и многие другие вопросы не было. Прошли годы, и я узнал, что «Волшебник Изумрудного города» – это пересказ знаменитой сказки американского писателя Лаймена Фрэнка Баума «Удивительный волшебник страны Оз». Оказалось, что Баум давным-давно, в начале XX века, написал еще тринадцать книг о стране Оз, в которых тоже действовали Элли (у Баума ее зовут Дороти), Страшила, Лев и Железный Дровосек. Эти книги очень интересны и увлекательны, но тем не менее А. Волков не стал переводить и продолжать их, а начиная с «Урфина Джюса…» решил писать свой собственный сериал, совершенно не похожий на сказки американского писателя. Вот и я поступил точно так же и написал новый сериал, не похожий ни на сказки Л.Ф. Баума, ни на повести А. Волкова. Он является продолжением книги «Волшебник Изумрудного города», и только ее одной! Поэтому не удивляйтесь, что вы не встретите в моих книжках Энни Смит, Урфина Джюса, одноногого моряка Чарли Блэка, Тилли-Вилли и некоторых других полюбившихся вам героев, придуманных Волковым. Вы наверняка спросите: и все же можно ли считать сериал «Элли в Изумрудном городе» продолжением сказок Александра Волкова? Отвечаю: если не забывать о том, что я сказал раньше, то – да! Ведь основное действие моего сериала начинается спустя пятьдесят лет после первого путешествия Элли в Волшебную страну! А это большой срок, за это время там, за Кругосветными горами, должно было очень многое измениться. К тому же все главные герои сериала Волкова появились именно в «Волшебнике Изумрудного города»: Элли, Тотошка, Страшила, Железный Дровосек, Лев, Стелла, Виллина, Фарамант, Дин Гиор. Они и стали одними из главных героев моего сказочного сериала. И даже… Но это пока – большой секрет! А еще вы познакомитесь с новыми персонажами: злой, но в то же время и доброй волшебницей Кориной, мальчиком-калекой Дональдом, юным рудокопом Алармом, забавным медвежонком Томом, коварным людоедом Людушкой-голубушкой, вздорным алхимиком Парцелиусом, мудрым драконом Варагом и многими-многими другими. Вы побываете в таинственных, доселе вам незнакомых уголках Волшебной страны, узнаете ее историю и самые сокровенные тайны, переживете множество увлекательных приключений. Вы узнаете, почему мне нужно было, чтобы Волшебную страну создал не Гуррикап, а чародей из Атлантиды Торн. А самое главное, поймете, что дружба способна творить самые удивительные на свете чудеса; что нельзя, служа Злу, получить от него Добро; и что борьба со Злом – очень трудное, долгое и опасное дело, и под силу оно только тем, у кого в груди бьется мужественное и любящее Сердце. В заключение открою вам очень важный секрет. Дело в том, что я написал свой новый сказочный сериал не только для вас, детей, но и для ваших родителей! Наверняка многие из них, когда были маленькими, тоже зачитывались книгами А. Волкова об Изумрудном городе. Сейчас, много лет спустя, они могут вместе с вами отправиться в новое путешествие по стране своего детства! До свидания, друзья, до встречи на страницах моих новых книг. Жду ваших писем!     Сергей Сухинов Часть первая Мир облаков Глава первая Принц Баккар Алмар сделал шаг вперед и вошел в другой, невероятно прекрасный мир… Еще минуту назад он находился в Подземной стране, на берегу Туманов. Сюда, в гавань Надежды, Белого рыцаря привез могучий Кит. «Вскоре ты войдешь в стены Разрушенного замка, и встретишься с тенью древнего короля Мглы, – сказал напоследок хозяин Южного моря. – И в этой встрече – наша последняя надежда на разгадку тайны Врат Тьмы!» В стене Разрушенного замка появилась длинная горизонтальная щель. И она произнесла голосом давно умершего короля Мглы: «Врата Тьмы находятся на острове, что расположен между островами Смерти и Рабов. Пакир закрыл великим колдовским заклинанием путь к острову Тьмы. Никто вопреки его воле не сможет попасть туда ни по воздуху, ни по морю, ни под землей. Но один путь к Вратам Тьмы все же остался. Смотри же и удивляйся, сын ловчего Олдара!» Вот тогда-то юный воин набрался мужества, решительно вошел в Разрушенный замок и увидел другой мир. Но каким же странным он оказался! Алмар столько пережил за последние годы, что казалось, его ничем уже нельзя было удивить. Он родился в Пещере рудокопов, в краю вечной мглы, рассеиваемой лишь тусклым светом золотистых облаков. Во время поисков меча Торна он вместе со Страшилой, Дровосеком, и другими своими друзьями побывал во всех странах чудесного края Торна. Несколько дней Алмар провел в опасных странствиях по Подземной стране, побывал на береге Скелетов, во дворце Пакира и на острове Смерти. А последние часы он плыл на спине Кита по мрачноватому, но по своему прекрасному Южному морю. Но то, что он увидел сейчас, потрясло юношу до глубины души. Нет, всего этого не может быть! Наверное, он просто спит, и ему снится удивительный, фантастический сон… Алмар стоял на самом краю белоснежной холмистой равнины. Она простиралась в бесконечную даль, словно горизонт в этом мире располагался несравненно дальше, чем на поверхности земли. Обрывистый берег круто уходил в глубину. Внизу расстилалось бесконечное белое море, покрытое рябью пушистых волн. В километре от берега море пересекала большая стая удивительных рыб, похожих на дельфинов, только с длинными тонкими клювами и широкими крыльями. Их тела переливались всеми цветами радуги. Рыбы то и дело выныривали из белой облачной воды и, совершая высокие прыжки, с шумом вновь падали в волны. Чуть дальше покачивалось на волнах огромное округлое животное, похожее на плавучий остров. Оно было покрыто белесыми деревьями, похожими на пальмы, но Алмар почему-то знал – нет, это не деревья, а щупальца опасного и хищного животного. И все море, до самого горизонта, кипело тысячами удивительных, фантастических рыб и животных, которых юный рудокоп никогда прежде не видел. А над всем этим удивительным царством висел купол синего неба, в зените которого ослепительно сияло золотое солнце. Оно почему-то казалось чуть больше и чуть ближе, чем обычно. Не сразу, но юный воин все же понял, что находится… на облаках! Семь лет назад он был вынужден покинуть Пещеру рудокопов. Спасаясь от преследования ищеек короля Тогнара, мальчик сумел выбраться на поверхность земли и оказался в Желтой стране. Тогда он впервые увидел небо, солнце и белые облака. Облака поразили воображение мальчика. Они показались ему огромными белыми островами, плывущими над землей. «Интересно, а кто живет там, в небе?» – подумал тогда Алмар. Но впоследствии волшебница Виллина объяснила ему, что облака на самом деле состоят из обычного водяного пара, и на них не смогла бы сесть даже стрекоза. Какое же разочарование испытал тогда юный рудокоп! Но оказалось, что даже мудрая волшебница Виллина не знала секрета облаков. Многие тысячелетия назад они были совсем иными, плотными словно земля, но несравненно более красивыми. Лишь поначалу все вокруг – и холмистое плато, и море, – показались Алмару одинакового белого цвета. Очень скоро он начал различать множество цветовых оттенков в белом цвете. Их было даже не десятки, а сотни! Там, на Земле, где все предметы окрашивали семь цветов радуги, подобных оттенков было несравненно меньше. А какие вокруг плавали удивительные запахи! Казалось, где-то неподалеку рос сад из тысяч видов неземных цветов… Почувствовав сильное головокружение, юноша закрыл глаза. Спустя несколько секунд он осторожно открыл их и не удержался от изумленного восклицания. Мир Облаков открылся перед ним таким прекрасным и удивительным, что у юноши сильно забилось сердце. Ему вдруг захотелось взмахнуть крыльями, взмыть в синеву неба и полететь над бескрайним облачным морем! Крыльями?! Но разве у него есть крылья? Алмар перевел взгляд на себя, и не удержался от изумленного восклицания. Оказалось, что он стал совсем иным человеком. Да и человеком ли? Ему страстно захотелось увидеть свой новый облик, и тотчас в воздухе перед ним, словно по волшебству, появилось большое округлое зеркало. В нем отражался высокий, изящно сложенный юноша. Он несомненно был человеком, но в то же время очень походил на громадную птицу с короткими крыльями на спине. Все его тело покрывали серебристые чешуйчатые доспехи, переливающиеся жемчужным цветом. Сапоги из тонкой кожи тоже имели на голенищах по два маленьких крыла – они помогали совершать головокружительные кульбиты в воздухе. На поясе незнакомца висел длинный хрустальный меч, а его голову покрывал алмазный шлем. Его грудь закрывал алмазный панцирь, на котором был искусно вырезано косматое от протуберанцев солнце. Чуть ниже виднелась какая-то надпись. Быть может, это рыцарский девиз? Витиеватые буквы показались юноше незнакомы, и в тоже время он почему-то был уверен, что сможет легко прочитать короткие слова. Но сейчас Алмару было не до чтения. Он с изумлением разглядывал свое лицо. Другое лицо… На него смотрел, широко раскрыв большие, синие глаза, удивительно красивый юноша с изящным, словно бы девичьим лицом. Длинные черные кудри волнами спадали на его плечи. – Кто это? – прошептал Алмар. Он вновь ощутил сильное головокружение. Качнувшись, юноша невольно сделал шаг вперед, и сорвался с края берега! Закричав, он стал падать в пропасть. Далеко внизу, среди бушующих облачных волн, он увидел острые клыки подводных скал. «Матушка Виллина, неужели я разобьюсь?» – в ужасе подумал он. Разобьется? Но ведь у него же есть крылья! Алмар раскинул в сторону руки, и тотчас за его плечами расправились короткие белоснежные крылья. Восходящий поток воздуха подхватил его и понес ввысь, навстречу солнцу. Юноша попытался совершить разворот в воздухе, но вместо этого почему-то закрутился вокруг своей оси. И только потом вспомнил о маленьких крылышках на сапогах. Следуя его мысленному желанию, они тоже расправились, и остановили беспорядочное вращение. Некоторое время Алмар парил в воздухе, стараясь не совершать резких движений. Он неуютно чувствовал себя в чужом теле, и ощущал неприятную робость от сознания, что может совершить еще какую-нибудь нелепую ошибку, и погибнуть. Но вскоре он успокоился. «Глупо бороться с самим собой, – подумал он. – Уж если я вдруг оказался в теле какого-то другого человека, то надо просто поверить, что я – это он. У меня слишком мало времени, меня ждут Кит и Чангар. А затем надо побыстрее вернуться в Изумрудный город, и рассказать Элли обо всем, что я узнал в Подземном царстве. Но прежде я должен разгадать тайну Врат Тьмы!» «Принц Баккар, где вы? – услышал он чей-то мягкий, почтительный голос. – Император Морефей требует, чтобы вы немедленно вернулись во дворец! Вас разыскивают все слуги. Я пытался объяснить, что вы отправились на конную прогулку, но Владыка ничего слышать не хочет. Он так разгневан!» Алмар хотел ответить, что не знает никакого Морефея, но вдруг вновь ощутил себя чужим в чужом теле. «Что случилось, Эдгард?» – мысленно произнес принц. «Скоро во дворец должна прибыть великий маг Пакир. Он хочет встретиться с императором. Владыка Морефей желает, чтобы вы присутствовали при этом разговоре. Он говорит, что от встречи с Пакиром, быть может, зависит вся дальнейшая судьба нашей империи!» Баккар вздрогнул. Пакир? Это имя он не раз слышал от отца. Кажется, чародей Пакир некогда жил в мире Облаков, но десятки веков назад вместе с другими черными магами отправился на поверхность земли. Что ему нужно от отца? Принц приложил ладони ко рту и издал громкий, гортанный крик. Спустя несколько секунд из-за ближайшего холма выбежал Ясф, его любимый крылатый конь. Он вдоволь попасся, пощипывая на северном склоне холма мохнатый лишайник. Серебристая грива развевалась на ветру, длинные тонкие ноги нетерпеливо стучали по облаку. Алмар решился заявить о себе, и тихо промолвил: «Принц…» Баккар вздрогнул. «Кто меня зовет? Это вы, Эдгард? Нет, голос совсем другой, незнакомый… Наверное, мне просто почудилось…» Вскочив на верного Ясфа, принц резко натянул поводья. Конь взмыл в воздух и, расправив длинные крылья, словно огромная белая птица полетел высоко над облачным морем в сторону хрустального дворца. Глава вторая Ультиматум Пакира После полудня в Хрустальный дворец начали прибывать сотни гостей, из разных концов необъятной Империи Солнца. Первым, как обычно, пришел король Северного царства Навараг – его апартаменты находились в одном из флигелей громадного дворца. Навараг был грузным мужчиной с приятным, улыбчивым лицом и манерами утонченного аристократа. Несмотря на свой солидный вид, Навараг был лишь номинальным королем, поскольку Северным царством фактически правил сам император Морефей. На белом лебеде прилетела прекрасная Эстера, правительница графства Снежных Гор. Чуть позже в порт приплыла каравелла барона Миграна, правителя государства Золотых Радуг. Из далекого архипелага Сильверии, знаменитого своими удивительными серебряными облаками, прибыла на рубиновой карете королева Астара, старейшая из жительниц мира Облаков. Когда солнце начало клониться к горизонту, стали прибывать правители дальних государств, чьи облачные земли сейчас плыли над южным полушарием Земли. Среди них было немало людей из Сказочного народа, внешне напоминавших фантастических птиц. Многие из них десятилетиями не появлялись в императорском дворце, и открыто игнорировали все указы Морефея. Своим правителем они признавали только великого волшебника и ясновидца Эверона, короля Южного царства. Последним прибыл сам король Эверон. Он прилетел в виде огромного золотого змея, чье тело которого покрывала зеркальная чешуя, и большую голову украшал широкий костистый панцирь. Змей сделал широкий круг над дворцом, а затем грациозно обвился вокруг центральной башни и, закрыв глаза, заснул. Из правого глаза скатилась прозрачная слеза, которая тотчас обратилась в алмаз. Камешек скользнул по шпилю и, провалившись в узкое окошко, с огромной высоты стал падать на пол тронного зала. Ударившись о мраморный пол, алмаз вспыхнул ярким голубым светом, и превратился в крылатого оленя. Многие аристократы из Сказочного народа встретили появление своего короля восторженными криками. Напротив, аристократы-люди с откровенной неприязнью смотрели на Эверона. Они считали главу Сказочного народа высокомерным и вздорным стариком, кичившимся своей удивительной чародейской силой. Эверон никогда не появлялся в одном и том же облике, и никто, даже его ближайшие друзья, не знали, был ли он человеком или каким-нибудь сказочным существом. Но вдруг под высокими сводами прозвучали звуки горна, и шум в зале сразу же стих. В сопровождении пышно разодетой свиты в зал вошел император Морефей. Все аристократы почтительно склонились перед властелином Мира Облаков. Это был высокий, мощно сложенный мужчина, одетый в белый камзол и голубой плащ, на котором сияло вышитое золотыми нитями косматое солнце. Облик императора поражал своим благородством и властностью. Красивое, загорелое лицо обрамляла короткая черная борода, а на серебристых волосах лежала алмазная корона. Если бы Морефей был обычным человеком, то ему нельзя было бы дать более сорока лет. На самом деле император Солнца принадлежал в расе бессмертных магов, много тысяч лет назад прибывших на Землю со звезд. Морефей поднялся на ступени, уселся на золотом троне и обвел зал задумчивым взглядом. Император славился своей приветливостью, но на этот раз в его синих глазах застыла тревога. – Рад приветствовать вас, мои добрые друзья, – после долгой паузы произнес он глубоким бархатистым голосом. – Со многими из вас мы не виделись довольно давно – с тех пор, когда вы приезжали поздравить меня с рождением моего сына и единственного наследника принца Баккара. Как вы знаете, спустя два года внезапно умерла моя дорогая супруга, императрица Веренея. До сих пор не могу смириться с этой потерей – ведь Веренея была бессмертной, как и все мы! Но случилось страшное, непонятное чудо… После этого печального события свет радости словно бы ушел из стен Хрустального дворца. А недавно до меня дошли слухи, будто король Эверон предсказал скорый приход заката нашего Мира Облаков. Это так, Эверон? В голосе императора прозвучали жесткие, металлические нотки. Сощурив глаза, он хмуро посмотрел на правителя Южного царства. Крылатый олень встряхнул рогатой головой и с силой ударил копытами по полу. – Тебя обманули, Морефей! – звонко воскликнул он. – Я видел в своих волшебных снах не гибель Мира Облаков, а всего лишь крах твоей Империи Солнца! В зале повисла тишина. Аристократы-люди смотрели на Эверона с изумлением и негодованием. Даже представители Сказочного народа были ошеломлены дерзостью своего лидера. Многие из них стали постепенно отступать назад, и вскоре вокруг крылатого оленя образовался круг пустоты. Аристократы-люди схватились за оружие и с угрожающим видом направились к Эверону. Но Морефей остановил их повелительным движением руки. Чуть наклонившись, он впился цепким взглядом в крылатого оленя. – Король Эверон некогда был моим ближайшим другом, но сейчас я слышу слова совсем другого человека, – негромко произнес он. – Странно… Мои дорогие гости! Я призвал вас потому, что сегодня вечером в Мир Облаков прибудет великий маг Пакир. Как вы, наверное, знаете, Пакир вместе с другими Черными магами ныне обитает на поверхности Земли, на острове Гор, что находится неподалеку от материка Атлантида. Барон Мигран, славящийся своей воинственностью, вскипел от негодования: – Император, вот уже сто веков никто из Черных магов не ступал на облака! Тьма и солнце несовместимы! Мы не должны нарушать древний обычай и позволять проклятому Пакиру… Эверон вдруг совершил головокружительный прыжок и, оказавшись рядом с Миграном, поднял его на рога. Испуганный вельможа замолчал, пораженный таким неслыханным поступком. – Ничтожество, как ты смеешь оскорблять великого Пакира? – завопил он. Император вскочил с трона: – Эверон, ты сошел с ума! Вот уже три века ты настраиваешь Сказочный народ против своего императора, игнорируешь все мои указы, и тайно мечтаешь о гибели Империи Солнца. А сейчас ты напал на одного из моих гостей. Я вынужден наказать тебя! Крылатый олень рассмеялся. – Ну что ж, попробуй, жалкий старикашка! Все гости императора испуганно переглянулись. Морефей был великим волшебником, и мало уступал в чародейской силе даже самому Торну. Он правил Миром Облаков сурово, но справедливо, и очень редко демонстрировал свою чародейскую силу. Но в гневе император был страшен, и потому Эверона ожидала страшная участь. Морефей тихо произнес заклинание, и тотчас в его правой руке появился золотой жезл. Из конца жезла вылетела пурпурная молния и ударила в грудь крылатого оленя. Но тот не шелохнулся. В зале послышались испуганные крики. Даже люди из Сказочного народа были объяты страхом. Конечно, король Эверон тоже был великим волшебником, но он не мог противостоять магии Морефея! На лице императора появилось выражение огромного изумления. – Не верю своим глазам… – пробормотал он. – Никто не может противостоять этому заклинанию, кроме Торна и… Нет, этого не может быть! Крылатый олень вдруг поднялся на дыбы. Вокруг него появилось фиолетовое светящееся облако. Когда оно рассеялось, оказалось, что в центре зала стоит страшный великан. У него было могучее мускулистое тело человека, закрытое пятнистой шкурой. Голова великана напоминало тигриную, а из его лба росли изогнутые рога. Великан слегка мотнул головой, и Мигран взлетел к куполу тронного зала, словно былинка. Морефей едва успел сотворить маленькое облачко, которое помогло насмерть перепуганному барону плавно опуститься на пол. – Пакир… – прошептал Морефей, мрачно глядя на великана. – Я ждал твоего прибытия только к вечеру. Великан усмехнулся и сложил могучие руки на груди, глядя на императора желтыми тигриными глазами. – Люблю устраивать сюрпризы для друзей и особенно для врагов, – произнес он громоподобным голосом. – Морефей, ты удивляешь меня. Разве ты не понял, что жалкий король Эверон давно уже служит Тьме? Когда в Южное царство приходит ночь и Сказочный народ засыпает, я вселяюсь в его тело, и диктую этому ничтожному чародею свою волю. А сейчас настало время объявить мою волю твоей Империи Солнца! – Чего же ты хочешь? – процедил сквозь зубы Морефей. Пакир указал пальцем вниз, и мраморный пол начал словно бы таять. Вскоре далеко внизу появилась голубая гладь океана и огромный материк Атлантида, покрытый лесами горами и равнинами. Даже с высоты облаков можно было разглядеть множество крупных поселений. В центре материка, возле горного хребта, находился огромный город – столица атлантов. – Я хочу гибели Атлантиды! – грозно зарычал Пакир. – Вот уже тысячу веков Белые маги во главе с Торном пытаются защитить Землю от прихода Тьмы. Они растратили почти все свою волшебную силу, чтобы сделать из диких обитателей этой планеты разумных людей. Но мы, Черные маги, всегда успешно противостояли им. Девяносто веков назад мы сумели погубить Лемурию, величайшую цивилизацию в истории Земли. Как ни старались Торн и другие Белые маги, лемурийцы с нашей тайной помощью постепенно превратились в алчных, эгоистичных людей. Они разучились трудиться, и проводили все дни в празднествах и удовольствиях. И однажды Лемурия столкнулась с другим материком, раскололась на части и ушла в воды Тихого океана. Тогда Торн и его помощники создали новых людей – атлантов. Они надеялись, что новая раса окажется более удачливой, чем обитатели Лемурии. Но мы, Черные маги, сумели погубить души атлантов. Эта некогда могущественная раса стала слабой, изнеженной и развращенной. Мать-Земля отозвалась на их греховный образ жизни страшными снегопадами, ураганами и землетрясениями. Скоро Атлантиду потрясут чудовищные извержения вулканов, и она уйдет на морское дно. И тогда мы, Черные маги, наконец-то станем хозяевами Земли! Глаза Пакира сияли такой злобой, что Морефей невольно вздрогнул. Опустившись на трон, он глухо спросил: – Что же ты хочешь от нас, людей облаков? Мы не собираемся воевать на твоей стороне. Губы великана искривились в презрительной усмешке. – На что нам, Черным магам, ваши крылатые воины? Они слишком слабы, и там, на поверхности земли, не способны сражаться с атлантами. Я требую иного. Откройте для меня путь к Вратам Тьмы, и тогда мы готовы оставить Мир Облаков в покое. На бледном лице Морефея появилась слабая улыбка. – Ах, вот в чем дело? Выходит, силы Черных магов не так уж и велики, раз вам нужна помощь звездного легиона! Даже не надейся на нашу помощь, Пакир. Врата Тьмы находятся в моей империи, и они навечно останутся закрытыми. Мы не хотим, чтобы на эту чудесную планету ринулись чудовища с далеких темных звезд! Пакир наклонил рогатую голову, словно собирался броситься на императора. – Это твое последнее слово, Морефей? – Да! – Но это же глупо! Ты прекрасно знаешь, что Врата Тьмы принадлежат нам, Черным магам! Через эти Врата мы пришли на Земли, так же как Белые маги попали на эту планету через Врата Света. Морефей невесело рассмеялся. – Да, так и было. Но разве ты забыл, что Совет высших магов принял решение навсегда закрыть Врата Света и Тьмы? Это было сделано для того, чтобы не мешать людям Земли со временем самим стать полноправными хозяевами своей планеты! Люди сами решат, на чью силу перейти – на сторону Света или Тьмы. Ты собственноручно подписал этот договор, Пакир. Почему же ты теперь пытаешься нарушить договор? Уж не потому ли, что земляне постепенно склоняются к Добру? Пакир зарычал от злости и потряс в воздухе огромными кулаками. – Рано радуешься, Морефей! Мы, Черные маги, погубили уже сотни планет в Галактике. Их обитатели склонились к Злу, и каждый раз сами помогали нам открыть Врата Тьмы. Только здесь, на Земле, нам никак не удается взять верх. Но наша победа неизбежна! Да и Врата не так уж плотно закрыты. Тьма проникает через них, разве не так? Сумеречная земля становится все больше и больше. Рано или поздно холодная мгла дойдет до твоего Хрустального дворца. И тогда Мир Облаков ждет гибель! Лицо императора вспыхнуло от ярости. – Ты ничего не сможешь сделать в нашем мире! Солнце сильнее тебя и всех других Черных магов! Пакир угрюмо усмехнулся. – А кто тебе сказал, Морефей, что мы будем воевать с тобой здесь, на облаках? Нет, мы поступим иначе. Когда мгла дойдет до Хрустального дворца, мы обрушим твою страну – но не на землю, а под землю! Я уже нашел для вас подходящую пещеру. Она довольно большая, в ней есть море и острова. Правда, там темновато и много мерзких подземных тварей вроде крыс. Твои прекрасные подданные и оглянуться не успеют, как сами превратятся в больших и уродливых крыс! Люди Мглы – вот как вы тогда будете зваться. Жалкая участь для народа, который привык жить на облаках, под теплыми солнечными лучами!.. Подумай еще раз, Морефей. Если ты откроешь путь к Вратам Тьмы, то я обещаю не трогать твой народ. Даю тебе на раздумье семь дней. – Мне не нужно столько времени, чтобы ответить: нет, и еще раз нет! Пакир улыбнулся, обнажив длинные желтые клыки. – Не торопись с ответом, Морефей. Ты уже вдоволь пожил на свете, повидал много звезд и планет, правил десятками государств. Ты всего достиг, и потому готов все потерять. Да и о чем еще мечтать бессмертному, как не о смерти? Но не забудь – у тебя на Земле родился юный наследник, принц Баккар. Его ждет великое будущее, но своим нелепым упрямством ты можешь все погубить. Там, в подземелье, Баккар станет смертным, так же как и все его подданные. Неужели ты хочешь, Морефей, чтобы твой сын правил жалким народом Мглы, и до самой смерти не увидел солнечного света? Баккар мог бы стать великим императором, а вместо этого станет крысиным королем, ха-ха-ха! Морефей побледнел еще сильнее. Пакир попал в его больное место. Император очень любил своего сына и боялся за его будущее. – Ты не посмеешь сделать такое, мерзкий колдун! – Еще как посмею, – зло усмехнулся Пакир. – Мое могущество не имеет границ! Если я очень захочу, то даже вы, бессмертные, можете умереть. Вспомни про свою супругу, Морефей…О-о, кого я вижу в зале! Прекрасная Ириния, невеста блистательного принца Баккара! Разрешите мне поцеловать вашу прелестную руку… Юная графиня, стоявшая в окружение своих родных, отшатнулась со сдавленным криком. Ее братья выхватили шпаги и попытались было остановить Пакира, но великан только повел бровью – и невидимая сила оттолкнула их в сторону. Пакир наклонился, взял Иринию за руку, и девушка тотчас превратилась в золотое кольцо с крупным алмазом. Гости Морефея закричали от ужаса. Не обращая на это внимание, Пакир надел кольцо на палец своей правой руки, и некоторое время любовался чудесными переливами драгоценного камня. – Мне кажется, графиня Ириния рада, что вскоре станет почетной гостьей в моем дворце на острове Гор, – наконец произнес он. – Морефей, не надо так волноваться. Я не причиню твоей невестке ничего дурного. Но надеюсь, это сделает тебя посговорчивее! Настала пора делать выбор между Светом и Тьмой. На помощь Торна даже не рассчитывай – ему хватает хлопот со своей гибнущей Атлантидой. Лучше позаботься о себе, Морефей, и о своих подданных. Наверное, им не очень понравится жить в будущей Империи Тьмы, в вечной мгле, рассеиваемой лишь светом звезд – но что за важность? По-моему куда лучше быть ночной птицей, чем земляным червяком. Не так ли, император? Пакир расхохотался и, обратившись в черный камень, провалился через невидимый пол дворца. Гости Морефея с ужасом проследили, как этот камень, словно огромный метеорит, стал падать на поверхность Земли, сияя ослепительным фиолетовым светом. А затем пол вновь стал мраморным. Морефей вновь опустился на трон и, закрыв лицо руками, застонал от бессилия и отчаяния. Он словно бы забыл о своих гостях. Перепуганные правители Мира Облаков покинули Тронный зал, и поспешно разъехались по своим княжествам и графствам. – Что же делать? – прошептал Морефей. – Как спасти людей облаков? Неужели придется принять ультиматум проклятого Пакира, и предать Торна и других Белых магов? Глава третья Наследство Морефея Когда Баккар вбежал в Тронный зал, там уже не было никого, кроме Морефея. Император по-прежнему сидел в глубокой задумчивости на троне, и на его лице было написано отчаяние. Таким отца юный принц никогда прежде не видел. Он уже знал от слуг о неожиданном визите Пакира, и был очень встревожен. Но куда больше его испугала явная растерянность Морефея. Подойдя к трону, он почтительно опустился на одно колено. – Император, я прибыл по вашему приказу… Но кажется, я опоздал! Ириния… Он запнулся, не зная, как продолжить. Сердце его бешено билось, на глаза навернулись слезы. Он не мог простить себе, что не уберег Иринию. Император спустился с трона и ласково погладил сына по голове, а потом поднял его на ноги и, обняв, запечатлел на его лбу долгий поцелуй. Баккар вздрогнул. Отец прежде ни разу не целовал его! Морефей считал, что подобные проявления нежности не к лицу императору. Странно… И вдруг юноша ощутил, как кровь бурно заструилась по его телу. Голова его закружилась, и он со сдавленным стоном отшатнулся и едва не упал. Но крепкие руки отца помогли ему устоять. – Наверное, я слишком устал… – пробормотал Баккар. – Прости, отец, это я во всем виноват! Ты приказывал мне никогда не приближаться к Покинутым городам, но я ослушался тебя… Если бы я не отправился в эту нелепое путешествие, то был бы во дворце рядом с моей дорогой Иринией, и сумел бы защитить ее! Морефей ласково погладил его по плечу. – Не терзай себя, сын. Эта трагическая ошибка лежит на моей совести. Я готовился достойно встретить Пакира сегодня вечером, но колдун перехитрил меня. Он прилетел в виде огромного золотого змея, а потом превратился в крылатого оленя. Такие превращения в Мире Облаков может совершать только мой старый друг король Эверон, потому я поначалу не обеспокоился. И напрасно! Баккар нахмурился и положил правую руку на эфес шпаги. – Отец, я сейчас же отправляюсь на поверхность Земли, на остров Гор! Морефей печально покачал головой, с сочувствием глядя на сына. – Баккар, я понимаю твои чувства. Но ты не должен совершать этой трагической ошибки! Разве не понятно, что Пакир выкрал Иринию только для того, чтобы заманить тебя в ловушку? Если ты окажешься в его руках, то боюсь, мне придется принять его ультиматум. Баккар вздрогнул. – И что же требует этот мерзавец? – Пакир хочет, чтобы я открыл для него путь в Сумеречные земли, к Вратам Тьмы. – Но… но тогда на Землю может ворваться войско чудовищ с темных звезд! Морефей грустно улыбнулся. – Пакир этого и хочет. Он готовится к решающей схватке с Атлантидой, но опасается, что может проиграть войну Торну и другим Белым магам. Ради победы над Светом колдун Пакир готов решительно на все. Если мы не примем его условия, то он нападет на наш Мир Облаков, и низвергнет его в подземную пещеру! Ярость принца тотчас угасла. – Но… но люди Облаков не смогут жить под землей… Мы привыкли к солнцу, к свободе и необъятным просторам! Отец, нам надо обратиться за помощью к Торну и другим Белым магам. Только они могут спасти нас! Вспомни: ведь вы с Торном были когда-то друзьями! Морефей покачал головой. – Увы, это время давно прошло. Да, мы вместе пришли на Землю через Врата Света. Но затем наши пути разошлись. Белые маги спустились на поверхность Земли. Они хотели, чтобы на этой планете появилась разумная жизнь, и создали племя землян. Черные маги, как и прежде на сотнях других планет, пытались эту помешать. Ну а мы, люди облаков, старались ни во что не вмешиваться. Нас не интересовало, что происходило там, на поверхности Земли. И теперь придется за это расплачиваться! Мы не хотели прежде помогать Торну, а теперь он вряд ли захочет спасать нас от черной магии. Да и не стану я к нему обращаться… Баккар кивнул, с жалостью глядя на отца. Он понимал, что такой гордый и сильный человек, как Морефей, никогда и ни перед кем не станет унижаться, умоляя о помощи. – Что же делать? – растерянно спросил принц. – Отец, я должен спасти Иринию. Ради этого я готов на все, даже на смерть! Император сурово сдвинул брови. – Не много чести в бесполезной гибели! Сын, я понимаю твои чувства. Но сейчас ты должен наступить на свое сердце. Надо спасать Мир Облаков. А это можно сделать только одним путем. Надо отправиться в Сумеречные земли, и закрыть навсегда Врата Тьмы! Когда Пакир поймет, что даже его колдовство не поможет призвать на Землю страшный звездный легион, то быть может, он откажется от своих злодейских планов. И возможно, тогда он отпустит графиню Иринию. Баккар понял, что отец попросту хочет обнадежить его. Сердце юного принца разрывалось от боли. Он готов был отдать все, чтобы тотчас же отправиться на поверхность Земли, на остров Гор – ну, а там будь что будет! Но он был сыном императора, и с детства знал, что в будущем ему часто придется поступаться своими желаниями ради блага Империи. Тяжело вздохнув, Баккар склонил голову и прошептал: – Я готов, отец… В глазах Морефея блеснули слезы. Он обнял сына и тихо сказал: – Клянусь, что ничего не пожалею для спасения твоей невесты! Выполни свой долг, а я исполню свой. Отец и сын проговорили еще около часа. Морефей многое поведал юному Баккару о том, что того ожидает в Сумеречных землях. Потом он вынул из ножен свой хрустальный меч и вручил сыну. Баккар с трепетом принял славное оружие, и страстно поцеловал его сияющее лезвие. – Когда я должен отправиться к Вратам Тьмы, отец? – Сию же минуту, – ответил Морефей. – Тебе предстоит трудный путь. Не забудь, что я рассказывал о Покинутых городах и о Цитадели. А обо мне не беспокойся. Я прожил долгую и счастливую жизнь, и готов отдать все, чтобы спасти твою Иринию. Пора мне делить свое наследство между моим сыном и моей невесткой! Есть нечто, против чего бессилен даже Пакир. Баккар не понял, что имел в виду отец, но не решился спрашивать. Он низко поклонился и, повернувшись, стремительно вышел из Тронного зала. Вскоре Морефей увидел в одном из окон, как в темнеющее небо взмыл летающий конь. – Прощай, сын… – прошептал император. – Ты и не заметил, как я передал тебе половину своей волшебной силы. Надеюсь, она защитит тебя в Сумеречных землях!.. Ну, а теперь настало время помочь Иринии. Он щелкнул пальцами, и перед ним словно из воздуха появилось большое черное зеркало. Оно постепенно стало наливаться сумеречным светом, и вскоре Морефей увидел с высоты птичьего полета остров Гор. Он был покрыт невысокими горами с плоскими вершинами. На каждой из них возвышались дворцы из черного гранита, один мрачнее другого. Дворец Пакира находился в центре острова, на самой высокой из гор. Он напоминал формой огромный черный шар, ощетинившийся в разные стороны десятками длинных шпилей, похожих на застывшие темные лучи. – Черная звезда… – прошептал Морефей. – Пакир всегда строит свои дворцы в виде погасших солнц. Если он сумеет добраться до Врат Тьмы, то однажды из этих шпилей хлынет Тьма, и тогда Земля превратится в очередной холодный, застывший мир. Сколько таких мертвых планет оставили после себя Черные маги! Глупец, почему я никогда прежде не помогал Торну, и не противостоял приходу Тьмы? В зеркале появился Пакир. Он стоял посреди своего огромного тронного зала, в центре которого переливалось лиловыми и фиолетовыми лучами озеро из топазов. Среди них кое-где виднелись белые пятна, похожие на черепа и кости. Пакир ныне принял облик высокого, очень красивого мужчину, одетого в черный камзол и высокие черные сапоги. Он произнес магическое заклинание, а затем снял с руки золотое кольцо и швырнул его на мраморный пол. Последовала фиолетовая вспышка, и в зале появилась испуганная, дрожащая Ириния. Колдун отвесил девушке низкий поклон. – Не тревожьтесь, графиня, вы находитесь в моем дворце. Давно эти стены не видели такой чудесной гостьи! Ириния с испугом огляделась. Увидев белые черепа, лежавшие среди сияющих топазов, она в ужасе воскликнула: – Что это? Пакир пожал плечами. – Ничего особенного, всего лишь останки моих провинившихся слуг. Я не люблю никого убивать, графиня, но в гневе я страшен! Надеюсь, император Морефей сделает верный выбор, и выполнит мою маленькую просьбу. Иначе, боюсь, вас ждет весьма печальная участь… А вы ведь молоды и красивы, и принц Баккар вас очень любит! Лицо Иринии вспыхнуло от негодования. – Вы не посмеете тронуть меня даже пальцем, мерзкий колдун! И ваша приятная внешность не обманет меня. Я прекрасно вижу, что в глубине души вы остались тем же уродливым чудовищем! Пакир зарычал от злости. Он протянул к Иринии руки, и они тотчас стали превращаться в лапы, с длинными изогнутыми когтями. – Глупая девчонка! – прошипел он. – Я не хотел причинять тебе вреда, но ты сама подписала себе смертный приговор. Жаль убивать такую красоту, но ты не единственная прекрасная женщина на свете! Ириния отшатнулась с испуганным возгласом. – Милый Баккар, спаси меня! – закричала девушка. Морефей даже заскрежетал зубами от ярости. Он понял, что ждать больше нельзя. В его руке вновь появился золотой посох. Император направил его на Иринию, и произнес самое главное магическое заклинание. Посох растаял и превратился в золотистую молнию. Она ударила в зеркало, и спустя несколько мгновений тронный зал осветился ярким светом. – Проклятье! – завопил Пакир и закрыл лицо руками, чтобы не ослепнуть. Золотое облако окутало Иринию. Когда оно рассеялось, девушка изумленно взглянула на себя. Ее белое платье превратилось в розовое, белокурые волосы стали золотистыми. В правой руке появился маленький жезл, а в левой – букет красных роз. Ириния поднесла букет к лицу, вздохнула чудесный запах, и почувствовала сильное головокружение. – Что это? – изумленно прошептала она. Морефей вздохнул с большим облегчением. – Кажется, получилось… Нет, нужно сделать еще кое-что, иначе девушка не сможет до конца воспринять мою магическую силу! Когда смертные люди становятся бессмертными волшебниками, они должны изменить свое имя. Новое имя Иринии должно начинаться с буквы «с», также как и великие слова «солнце», «свет» и «свобода». Пусть же Ириния отныне станет Стеллой! Девушка вздрогнула и закрыла глаза. Когда она вновь их открыла, Пакир невольно сделал шаг назад. В глазах юной графини светилась удивительная твердость и уверенность в своих силах. – Морефей передал мне свою магическую силу, – спокойно промолвила она. – Вижу… – злобно пробормотал Пакир. – Вот уж чего я совсем не ожидал! Ни один волшебник добровольно не расстается со своей магией. Клянусь черными звездами, ты стала еще прекраснее, Ириния! – Отныне меня зовут Стеллой, – улыбнулась новоявленная чародейка. Пакир с ужасом и восхищением глядел на ее прекрасное лицо, а затем перевел взгляд на золотой жезл и букет роз. – Проклятье! Морефей подарил тебе свои главные магические секреты: вечной жизни и вечной молодости… Ненавижу, ненавижу! Пакир зарычал, словно зверь и ринулся на Стеллу. Но та со смехом взмыла в воздух и полетела в сторону распахнутого окна. – Попробуй поймать меня, колдун! Пакир превратился в огнедышащего дракона и ринулся вслед за Стеллой. Поднявшись над мглистым облаком, окутывающим остров Гор, колдун недоуменно оглянулся по сторонам. Он увидел хорошо знакомую панораму океана, стаю резвящихся среди волн дельфинов, восходящее над горизонтом солнце, легкие перистые облака в небе… Но Стеллы нигде не было! – Где же эта девчонка? – зарычал дракон. – Я должен настичь ее и растерзать, пока она еще не освоилась со своей новой магической силой. Но ее нет, словно она растворилась в воздухе! Растворилась?! Пакир вздрогнул от этого слова. Он повнимательней вгляделся в панораму океана, и даже застонал от бессильной ярости. Только сейчас он заметил, что все вокруг стало еще прекраснее, чем прежде, словно по морю, островам и небу прошелся невидимой кистью гениальный художник. – Вот в чем дело… Морефей сделал Стеллу воплощением красоты мира! И она никуда не убегала, а просто растворилась в природе, сделав ее еще более прекрасной. Проклятье, против этого волшебства бессильна даже черная магия!.. Ну что ж, девчонку я упустил, здесь уже ничего не поделаешь. Но глупец Морефей стал теперь совсем беспомощным. Если он не откроет мне путь в Сумеречные земли, то глубоко пожалеет о своем безумном поступке! Зеркало погасло. Морефей опустился на пол и закрыл лицо руками. Его била сильная дрожь, из глаз потекли слезы. Когда он вновь взглянул в зеркало, то увидел, что превратился в седого, дряхлого старика. – Баккар, я выполнил свое обещание, – глухо промолвил он. – Надеюсь, и ты выполнишь свой сыновний долг! Глава четвертая Сумеречная земля Уже стало вечереть, когда Баккар достиг Дальнего берега. Солнце висело над Синими горами, окутанное розовой дымкой. Усталый конь сложил крылья и опустился на берег моря. Баккар разрешил ему немного попастись на склоне ближайшего холма, а сам поднялся на вершину и, сложив руки на груди, в задумчивости стал оглядывать окружавшую его панораму. Никогда прежде он не приближался так близко к Сумеречным землям, и сердце его невольно сжалось от тревоги. Сумеет ли он выполнить волю отца? Устоит ли он против леденящей мглы, не впадет ли в оцепенение? Даже здесь, на солидном расстоянии от границы, ощущался непривычный холод. Казалось, косые солнечные лучи здесь почти не греют… Он хотел было взглянуть на развалины Таллара, ближайшего из Покинутых городов, но не смог оторвать зачарованного взгляда от заходящего солнца. Косые розовые лучи освещали удивительную панораму Мира Облаков: равнины, горы, озера, леса, реки… Как обычно, за прошедший день эта панорама немного изменилась. Облака жили своей собственной жизнью. Там, где облака пролили на землю дожди, образовались широкие впадины, быстро заполнявшиеся облачной водой. Одна из громадных гор заметно потемнела, изменила свою форму, и слегка содрогалась, словно ее раскачивал невидимый великан. Баккару показалось, будто оттуда доносятся глухие раскаты. Ну конечно же, в тех местах разразилась большая гроза. Наверное, сейчас на поверхность земли обрушились зигзаги громадных молний и свирепые ливни. Как же неуютно, наверное, оказаться под ударом небесных стихий! Бедная Ириния, она сейчас тоже находится там, на земле, да еще в лапах Пакира… Надо спешить, иначе все погибло! Баккар устроился на ночевку возле одинокого разрушенного здания, похожего на древний храм. Ясф так устал, что улегся на облачную землю и почти тотчас заснул. А юному принцу не спалось. Он забрался на купол единственной уцелевшей башни храма и стал любоваться звездным небом. Особенно ему хотелось увидеть созвездие Изумрудного города – то самое, откуда тысячи веков назад на Землю прилетели Белые маги. Кто знает, быть может он когда-нибудь сможет увидеть родину своих предков? Аларм воспользовался ситуацией, и вновь попытался заговорить с Баккаром. Но тот был слишком погружен в свои мысли, и никак не отреагировал на его призывы. Принц еще долго стоял на вершине купола и, сложив руки на груди, смотрел в бесконечное звездное небо. Его задумчивое лицо освещали отблески падающих метеоров. С первыми лучами солнца Баккар снова двинулся в путь. Ясф прекрасно отдохнул за ночь, и теперь уверенно летел между высокими белоснежными холмами, невысоко над дорогой, что вела к Цитадели. До полудня они миновали еще три Покинутых города. Когда– то в этих местах жили искусные ремесленники, чьи ювелирные украшения славились по всему Южному царству. Но сейчас здесь царили разруха и полное запустение. Облака мглы висели над развалинами чудесных зданий. Сердце Баккара невольно сжималось, когда он смотрел на эти грустные картины. Отец говорил, что за многие века из Врат Тьмы смогли выбраться всего лишь несколько воинов звездного легиона. И как же много разора они учинили! Нет, ни за что нельзя уступать ультиматуму проклятого Пакира! Наконец, за грядой холмов появилась высокая гора, окутанная серой дымкой. Это была Цитадель. В незапамятные времена, когда на Землю явились Белые маги, они получили весть, что сюда же хотят прибыть с Темных звезд Черные маги во главе с Пакиром. Никого эта весть не обрадовала, однако никто, даже великий Белый маг Торн не стали протестовать. Тысячи веков назад между двумя расами магов было заключено мирное соглашение. Согласному этому документу, Свет и Тьма, Добро и Зло признавались равноправными силами, которые в равной степени управляют жизнью в Галактике. Белые и Черные маги договорились, что они будут создавать на разных планетах новые разумные расы, и бороться между собой за их души, но никогда не станут уничтожать друг друга. Так случилось и на Земле. Торн и другие великие Белые маги разрешили Пакиру открыть Врата Тьмы – но не на поверхности Земли, а в Мире Облаков. А затем Торн создал в нескольких милях от Врат Тьмы огромную крепость – Цитадель. Она должны была защищать Землю от коварства Черных магов, которые уже не раз, на других мирах, тайно призывали себе на помощь воинов звездного легиона. Крепость выросла рядом с крутым изгибом облачного моря, и поднималась в небо, словно огромный кулак. Баккар не раз разглядывал ее изображение на роскошном гобелене, что украшал кабинет отца. Но когда он пролетел над очередной грядой холмов и увидел Цитадель вблизи, то его сердце затрепетало. Даже Хрустальный дворец не мог сравниться по размерам с титанической башней! Ее могучие стены были испещрены тысячами темных бойниц, за которыми скрывались мощные световые пушки. После того, как Белые и Черные маги переселились на поверхность Земли, следить за Вратами Тьмы было поручено императору Морефею. В случае, если бы Пакир нарушил древний договор и попытался бы проникнуть в Сумеречные земли, Морефей должен был отдать приказ гарнизону Цитадели, и ее световые пушки могли бы разрушить до основания Врата Тьмы. Но Морефей мог и сделать вид, что не заметил появление в Мире Облаков колдунов с острова Гор. Этого и хотел коварный Пакир. Ясф заржал и полетел чуть влево. Крылатый конь явно пытался пролететь подальше от исполинской башни, и Баккар не стал одергивать его. Ему тоже было не по себе. Даже отсюда, с расстояния более мили, были отчетливо видны многочисленные выбоины в стенах и чудовищные обожженные рубцы. Это были следы боев гарнизона Цитадели со звездными легионерами. Опустив голову, принц пристально посмотрел на хорошо укрепленную границу, которая отделяла Империю Солнца от Сумеречной земли. Когда-то они начиналась в непосредственной близи от Врат Тьмы, но, увы, ныне воинам Морефея пришлось отступить до самой Цитадели. Баккар надеялся увидеть там, на берегу моря, солдат имперской гвардии. Но с такой огромной высоты он не смог ничего разглядеть. Да и дымка быстро вновь сгустилась. Это уже были не отдельные островки мглы, а огромное облако. И от него веяло ледяным холодом. Ясф заржал: – Хозяин, я больше не могу лететь! – пожаловался он. – Крылья меня больше не слушаются… Баккар хмуро кивнул. – Хорошо, спускайся. Вскоре летающий конь опустился возле зарослей каких-то огромных голых деревьев, похожих на дымчатые кристаллы. Баккар спешился с коня и дружески похлопал его по шее. – Оставайся здесь, Ясф. – сказал он. – Дальше я пойду один. Да, и возьми это… – и юноша отстегнул крылья и положил их на седло. Конь возмущенно заржал. Он попытался было пойти вперед, но вдруг задрожал всем телом, и поник головой. – Холодно… – пробормотал он. – Хозяин, ты погибнешь! Мы не можем жить без света! Если бы здесь сияли хотя бы звезды… – Все будет хорошо, – через силу улыбнулся Баккар. – Жди меня, сколько сможешь. Но если я не вернусь до ночи, беги отсюда к Цитадели! Солдаты сумеют тебя накормить и обогреть. И принц уверенно зашагал вперед, между мрачных, голых деревьев. Вскоре из-за огромных стволов ему навстречу стали выплывать струи черного тумана. Они мягко покачивались, словно змеи перед смертоносным броском. Лес мертвых деревьев становился все гуще и гуще. Среди громадных серых стволов стали попадаться черные валуны. Баккару они были знакомы. Один из таких камней висел на цепях в библиотеке Хрустального дворца. Это был огромный железный метеорит, упавший на одну из башен дворца много веков назад, и разрушивший ее до основания. Наконец, ему преградил путь огромный черный метеорит, изъеденный бесчисленными мелкими и крупными впадинками. По обе стороны от него росли плотной стеной деревья, так что обойти метеорит было бы нелегко. Баккар хотел было вскарабкаться на железную глыбу, но силы окончательно покинули его. Руки заледенели, сердце заходилось от сильных ударов. Принц упал на колени и простонал: – Нет, не могу… Прости, отец, но я не могу идти дальше! И тогда Алмар сказал: «Чего ты испугался, друг? Да, вокруг немного темновато, и довольно прохладно. Но в Пещере Рудокопов, в которой я родился и вырос, еще темнее и холоднее!» «Кто это говорит?» – опешил Баккар. «Я Алмар, Белый рыцарь». «Никогда не слышал о Белом рыцаре… Откуда ты взялся?» «Из края Торна, что находится в центре огромного материка… Впрочем, об этом нет времени рассказывать. Баккар, так получилось, что я ненадолго поселился в твоем теле. Мы должны найти Врата Тьмы! От этого зависит судьба Волшебной страны». «Выходит, ты на самом деле существуешь? Поначалу я подумал, что твой голос породило лишь мое распалившееся воображение!» «Нет, я существую, принц. И твоими глазами любуюсь Миром Облаков. Прежде я даже не подозревал, что на Земле существует подобная красота! Только Розовая страна может сравниться с вашим удивительным миром». «Розовая страна? Никогда не слышал про нее. Где она находится?» «На юге земли Торна, за Большой рекой… Впрочем, о чем я говорю? Розовая страна будет создана волшебницей Стеллой много веков спустя. Боюсь, ты никогда ее не увидишь». Алмар коротко рассказал про свое путешествие по Подземной стране, и о том, как призрак короля Мглы позволил ему войти в Разрушенный замок. Баккар выслушал его с огромным изумлением. «Удивительная история! Никогда бы не поверил в нее, если бы ты не упомянул имена Торна и Пакира. Неужто борьба между ними вновь разгорится и в вашем, далеком будущем?» «Еще какая борьба!.. Баккар, я слышал все, о чем ты разговаривал с императором Морефеем. Теперь я понимаю, почему вдруг перенесся через века, и оказался в твоем теле! Нам обоим нужно во чтобы то ни стало попасть к Вратам Тьмы!» Баккар кивнул. «Да, конечно… Но я замерзаю, и меня охватил страх! Наверное, если бы ты сейчас оказался на моей месте, то не испугался бы этого жуткого мрака… Но ведь идти-то приходится мне!» «Так в чем же дело? Морефей передал тебе часть своей волшебной силы, и отныне ты – великий маг. Сделай так, чтобы мы поменялись местами, и оставшуюся часть пути проделал я!» Баккар изумленно заморгал. «Но разве это возможно? Хотя… Раз твой разум переселился в мое тело, почему бы моему разуму не поселиться в твоем теле? Облачная земля здесь очень твердая. Наверное, она легко выдержит твой вес. Ладно, попробую!» Он долгое время подбирал подходящее заклинание. Холод с каждым мгновением проникал в его мышцы и, наконец, принц вдруг понял, что уже не сможет идти дальше. Но он все же нашел одно подходящее заклинание… Напрягая последние силы, Баккар заставил непослушные губы произнести несколько слов на древнем, давно забытом языке. И тотчас ему показалось, будто он проваливается словно бы в глубокую пропасть. – А-а-а! – хрипло закричал принц и потерял сознание. Когда он очнулся, то почувствовал, что с ним что-то произошло, словно он сидел в тесной темной комнате, где трудно даже пошевелиться. Открыв глаза, Баккар увидел, что стал меньше ростом, но его тело теперь выглядело куда более мускулистым и сильным. Все его тело покрывали точно такие же серебристые доспехи, а в руке сиял слабым розовым светом длинный меч. Но не хрустальный, а другой меч! «Это меч чародея Торна, – услышал он голос Алмара. – Я не раз пускал его в ход, сражаясь с воинами Пакира. Но теперь кажется, нас ждет самая важная битва!» Алмар легко поднялся с колен. Прыгнув, он легко вскарабкался на огромный метеорит. И тогда он увидел, что далеко впереди, над мертвыми деревьями, в мглистом небе словно бы застыла крутая черная радуга. Это были Врата Тьмы. Алмар прошел около мили, когда вдали послышались мерные тяжелые удары. Казалось, какой-то великан крушит гигантским молотом громадные камни. «Что это?» – спросил он Баккара. «Наверное, страж Ворот. Когда-то в детстве нянька рассказывала мне легенду об этом великане, пришедшем с холодных, давно остывших звезд. Железные люди давно подружились с Белыми магами, и взяли на себя роль стражей Врат Тьмы. Даже Пакир не может одолеть этих гигантов! Но я никогда не видел стража, и даже не знаю, как он выглядит. Знаю только одно: страж получил приказ от Торна убивать любое живое существо, которое посмеет приблизиться к Вратам». «Убивать? На зачем же именно убивать? А вдруг бы к стражу, подошла, скажем, девушка!» «Ха, ни одна девушка не сумела бы войти в Сумеречные земли. Зато сюда вполне мог проникнуть один из великих волшебников. Белые маги очень бы хотели разрушить Врата, а Черные маги – открыть их! Они легко могут принять любой облик, и старика, и ребенка, и прекрасной женщины. Страж предупрежден об этом. Мировая гармония состоит в единстве Света и Тьмы, и равновесии между Добром и Злом. Страж отвечает за то, чтобы это равновесие здесь, на Земле, никогда не было бы нарушено!» «Выходит, как только мы выйдем из леса, страж тотчас нападет на нас?» «Да, он обязан это сделать. Но отец рассказал, как остановить его. Мы должны объяснить, что хотим всего лишь помочь стражу закрыть створки Врат еще плотнее. Когда Пакир узнает, что мы закрыли Врата Тьмы, то он, быть может, откажется от мысли напасть на Мир Облаков». Алмар в сомнении покачал головой, но спорить не стал. Не обращая внимание на колышущиеся языки черно тумана, он торопливо зашагал вперед. «А ведь без меня принц не смог бы проделать этот путь, – вдруг подумал он. – Ему нужен был именно такой помощник, как я, выросший в вечной мгле Пещеры, и не боящийся ни холода, ни тьмы! Странно… Неужто именно я помог Баккару закрыть Врата Тьмы сейчас, за тысячи веков до моего рождения?» Эта мысль ошеломила Белого рыцаря. Но вскоре он вышел из мертвого леса, и забыл обо всем на свете. Он стоял на краю огромной поляны. В центре ее высоко в серое небо уходила черная арка. Внутри нее находились две громадные створки, украшенные надписями на незнакомом Алмару языке и барельефами из сотен небольших металлических фигурок. Казалось, они изображали хронологию каких-то важных исторических событий. В нескольких местах на железных плитах виднелись небольшие дыры, из которых истекала густой черный туман. Еще больше Тьмы вытекало сквозь щель между створок – они были неплотно закрыты. Невдалеке от Врат стоял железный великан. На огромной наковальне перед ним лежал черный метеорит. Великан наносил по железной глыбе удары огромным молотом. Глыба постепенно меняла форму, расплющивалась и разогревалась. Наконец, она превратилась в толстый лист раскаленного железа. Великан отложил в сторону свой молот, взял лист железа в руки и, подойдя к Вратам, приложил его к одной из самых больших дыр. Некоторое время лист остывал. Наконец, он как следует приварился к створке, и великан с удовлетворенным вздохом отошел в сторону. Но в этом момент створка вздрогнула, словно по ней нанес кто-то сильный удар изнутри. Железный лист отлетел в сторону, и из дыры появился длинный черный коготь. Зарычав от ярости, великан схватил молот, нанес мощный удар по когтю, и тот, отломившись, со звоном отлетел в сторону. – Проклятые крысы… – пророкотал великан. – Покою от них нет! Вздохнув, он положил на наковальню еще один железный метеорит и приготовился ковать очередной лист железа. Но вдруг застыл с поднятым над головой молотом. – Кто-то здесь есть, – сказал он. – Давно мне не приходилось видеть людей… Эй ты, чего прячешься? Выходи, все равно от меня не убежишь! Алмар вышел из-за дерева. Юный рудокоп озадаченно смотрел на металлического гиганта. Разумеется, он никогда не видел стража Врат Тьмы. И тем не менее он казался на удивление знакомым. Где-то Алмар уже видел эти широкие плоские ступни, округлые суставы ног и рук, широкие металлические плечи, круглую золотистую голову с довольно добродушным лицом и шишковатым носом, коническую шапку… Но где же он мог видеть такого механического человека? Страж был решительно не похож на Дровосека. А других железных людей в Волшебной стране вроде бы не было… Страж нахмурился, пристально разглядывая Алмара. – Напрасно ты пришел сюда, парень, – пророкотал он. – Прости, но мне придется тебя убить. Не хочется этого делать – но вдруг ты Черный маг? Колдуны давно добираются до Врат, да я никого не подпущу. Уж такая у меня работа! «Ну, принц, настала твоя очередь!» – подумал Алмар. Через несколько секунд он заговорил голосом Баккара: – Страж, я – сын великого императора Морефея! Вспомни, ты хорошо знаешь его! Гигант равнодушно пожал плечами. – Мне все равно, кто ты такой, хоть сам Морефей. Только вряд ли император заявился бы сюда. Он не так глуп, чтобы погибнуть от моего молота! Страж зашагал к непрошеному гостю. Несмотря на громадный рост, он двигался на удивление легко. Алмар инстинктивно понял: даже если он очень постарается, то все равно не сможет убежать от этого железного гиганта. – Не спеши! – крикнул он голосом Баккара. – Меня прислал император Морефей только с одной целью – мы должны вместе окончательно закрыть Врата Тьмы! Разве не этим ты занимаешься вот уже много веков? Металлические брови гиганта удивленно округлились. Остановившись, он озадаченно почесал левой рукой затылок. – Да, это мое постоянно занятие, – признался он. – Только и делаю, что латаю дыры в створках! Проклятые легионеры постоянно прибивают их своими бивнями и клыками. Покою мне не дают ни днем, ни ночью, крысы! – Если хочешь, могу помочь, – сказал Баккар. Он поднял правую руку и прошептал длинное, витиеватое заклинание. И вскоре в руке его появился черный ключ. Он быстро стал увеличиваться в размерах, и вскоре стал таким тяжелым, что даже Алмару нелегко его стало удерживать. Гигант удивленно покачал головой. – Да, это ключ от Врат Тьмы, – после долго молчания признал он. – Давненько его не видел – с тех пор, как прилетел на эту планету! Великий Белый маг Торн поручил Морефею хранить этот ключ, и ни за что не отдавать ему ни Черным, ни Белым магам. Что ж, мне пригодится эта штука! Но прости, все равно я должен потом тебя убить. – Сначала возьми ключ и закрой створки, – прозвучал спокойный голос Баккара. А потом принц мысленно добавил: «Ну, друг, теперь твоя очередь действовать!» Алмар поднял тяжелый ключ и швырнул его Стражу. Великан поймал ключ в воздухе, Некоторое время он крутил ключ в руках, пристально разглядывая, а затем направился к Вратам. На его лице постепенно появилась довольная усмешка. – Ну, держитесь, крысы! – закричал он громоподобным голосом. Подойдя ближе, он вставил ключ в округлую скважину. И в тот же момент из-за створок донесся ужасающий вопль. – Кричите, кричите, – добродушно ухмыльнулся великан. Он налег плечом на правую створку, которая немного выдавалась вперед. С протяжным скрипом сворка начала закрываться. Но в этот же момент изнутри послышались удары чудовищной силы. Чтобы удержать створку, стражу пришлось налечь на нее обеими руками. Упершись в облачную землю, он боролся с невидимыми противниками, но никто не мог взять верх. «Отец сказал, что я должен попытаться убежать, когда железный великан будет закрывать Врата, – тихо сказал Баккар. – Только в этом мой единственный шанс на спасение. Никакое волшебство не остановит стража! Алмар, что скажешь?» Юный рудокоп не ответил. Несмотря на сильный холод, на его лице выступили капли пота. Он понимал, что сейчас решается очень многое. И в этот момент он должен бежать? Нет, ни что! – Подожди, я помогу! – неожиданно для себя закричал он и, подбежав к Вратам, уперся плечом в приоткрытую створку. Железный великан с удивлением взглянул на него сверху вниз. – Чем ты можешь помочь, кроха? – промолвил он. – Вот если бы какой-то волшебник превратил тебя в великана, то от тебя был бы толк! А еще лучше, если бы кто-нибудь вдруг назвал меня по имени. Понимаешь, от этого проклятого серого тумана мои мозги здорово заржавели, и я почти потерял память. А без памяти о прошлом даже великан чувствует себя карликом! «Баккар, тебе известно имя стража?» – сразу же спросил Алмар. Принц застонал от ощущения полного бессилия. «Прости, Алмар, но я не могу помочь тебе! Отец назвал мне имя стража, но я забыл его! Оно очень короткое… Нет, не могу вспомнить!» Алмар помрачнел, но вдруг ему в голову пришла неожиданная мысль: – Страшила как-то рассказывал мне про железного великана, который однажды заявился в Изумрудный город. Этот громила нес на плече громадный молот. Почему-то он не помнил ничего о своем прошлом. А потом великан однажды исчез, и вернулся в виде железной крохи… Дром! Тебя зовут Дром! Страж вздрогнул. В его глазах засветилась радость. – Да, я Дром! Вспомнил, все вспомнил! Он налег на створку ворот с удвоенной энергией. Как не сопротивлялись чудовища со звезд, она медленно закрылась. Но нужно было еще повернуть ключ, а этого сделать Дром не мог. – Помоги, маленький друг! – попросил он. Алмар подпрыгнул и, схватившись за его ногу, медленно полез верх. Это было сделать очень нелегко. Но к счастью, Алмар как и любой рудокоп, умел прекрасно лазить по скалам. Ему удалось добраться до туловища гиганта, а затем, встать на краю большой пряжки его широкого металлического ремня. Вытянув руки, юноша ухватился за ключ и стал поворачивать его направо. Но, видимо, замок за долгие века заржавел, и никак не хотел поддаваться. – Быстрее, маленький друг! – крикнул Дром. – Я слышу, что через туннель бегут сотни звездных чудищ. Они могут сломать Врата, и тогда нам конец! Алмар перевел дыхание и, мысленно сказал: «Ну, помогай, Баккар! Неужели твое волшебство совсем бессильно перед каким-то ключом?» Баккар произнес наудачу сразу несколько заклинаний, но ни ничего не произошло. И вдруг в его памяти всплыло еще одно заклинание… Оно могла подействовать даже здесь, в царстве вечной мглы. Но если он произнесет его, то отец… он умрет! «Да, я могу повернуть этот ключ… – застонал Баккар в полном отчаянии. – Но я не могу этого сделать, не могу!» И вдруг до него донесся, словно бы издалека, еле слышный голос отца: «Сделай это, Баккар! Я слежу за тобой, и горжусь своим сыном! Если Мир Облаков уцелеет, ты станешь прекрасным императором. А я уже достаточно пожил на свете, и мне пора на покой. После того, как я передал тебе и Иринии свою магическую силу, я уже не один из бессмертных, а просто очень старый человек. Но все люди должны когда-то умирать. И я буду только счастлив, если моя смерть не окажется напрасной!» «Торопись, Баккар!» – закричал Алмар, чувствуя, что створка ворот стала дрожать все сильнее и сильнее. И тогда Баккар еле слышным голосом произнес роковое заклинание. Алмар тотчас ощутил необычный прилив сил. Ключ начал медленно поворачиваться в замочной скважине. И настала необычайная тишина. Врата закрылись. Алмар закрыл глаза и провалился в глубокий сон. Когда он очнулся, то увидел, что лежит на берегу Подземного моря. Жемчужные волны мерно накатывались на отмель, шурша бесчисленными мелкими камешками. – Что со мной было? – пробормотал юноша. Он медленно встал на ноги, а затем нагнулся и, зачерпнув пригоршню воды, обмыл свое разгоряченное лицо. В голове его царил полный хаос. Такое с ним порой бывало после тяжелого, кошмарного сна… Сна? Но разве он спал? Неужели удивительное путешествие в Мир Облаков ему только приснилось? Алмар повернулся и взглянул в сторону Разрушенного замка. Казалось, седые развалины давным-давно мертвы. Но это было не так. В каменных стенах жил дух древнего короля Мглы… Неожиданная догадка заставила Алмара вздрогнуть. Он хотел было вновь подняться по склону холма, но вместо этого мысленно спросил: «Баккар… так это ты живешь в развалинах замка?» После долгой паузы послышался еле слышный голос: «Да». «Но как же так… Выходит, мне попросту причудилось все то, что произошло с нами в Мире Облаков?» «Нет, все так и было на самом деле. Алмар, разве ты еще не понял, почему ты родился в Пещере рудокопов, и почему ты однажды пришел к волшебнице Виллине? Ты – один из вечных героев, которые в разные века воплощаются в разных людях, и всегда совершают самые важные для судеб человечества подвиги». Алмар вздрогнул. Он – вечный герой? Чепуха, он обычный парень, среди рудокопов найдутся воины и получше. Но сейчас его занимали совсем другие мысли. «Баккар, а что было потом – после того, как мы с Дромом закрыли Врата Тьмы?» «Потом? Друг, мне тяжело об этом вспоминать… Пакир все равно затеял войну с Атлантидой, и погубил ее. Но в бушующие волны океана ушел и его остров Гор. Многие Белые и Черные маги погибли в буйстве стихий… Торн отправился на Американский материк и создал там Волшебную страну. Ну, а потом, много веков спустя, проклятый колдун Пакир пришел сюда, в эту пещеру… Мою пещеру!» Алмар вздрогнул. «Выходит, Пакир все-таки выполнил свою угрозу, и погубил ваш прекрасный Мир Облаков»? «Да, так и было. Однажды неизвестно откуда пришел ураган чудовищной силы. Он облетел всю Империю Солнца, и облака превратились в простое скопления водяного пара! Очень многие мои подданные упали на поверхность земли и разбились. Я сумел отстоять только часть Северного царства. Но тогда на нас обрушился гигантский смерч и унес через громадную расщелину сюда, в это пещеру. Так люди Облаков превратились в людей Мглы… Прости, Алмар, мне тяжело об этом вспоминать. Да и нет у тебя сейчас времени оглядываться в прошлое! Я давно мертв, и живу лишь одними воспоминаниями. А ты – живой, и должен совершить еще немало подвигов! Теперь ты понял, кто поможет навсегда закрыть Врата Тьмы?» «Дром?» «Да. Разыщи его в Волшебной стране, и постарайся вновь превратить в великана. И если вы оба попадаете на остров Тьмы раньше, чем Пакир заполучит Черное пламя, то победа сил Света станет неизбежной!» «Понял, – ответил Алмар. – Прощай, друг. Если я не погибну в бою, то еще не раз приду к тебе в гости. А еще сюда может прийти и волшебница Стелла. Ведь она была когда-то твоей невестой, верно?» «Нет! – закричал король Мглы! – Прошу тебя, Алмар, не рассказывай обо мне Стелле! Мы ведь ни разу так больше и не встречались… Да и на что ей тень древнего короля, от которого не осталось даже горстки праха? Я счастлив знать, что она по-прежнему так же молода и прекрасна, как тысячу веков назад. Наверное, она не раз любила, и была счастлива. А мне остается только воспоминание о несбывшемся счастье. Мы с Иринией пожертвовали всем ради других людей. И поверь, если бы я мог вернуться в свою молодость, то поступил бы точно так, как и прежде. А мои душевные муки… в них есть своя сладость! Когда ты станешь стариком, то поймешь это. Впрочем, тебе, воину, такая участь вряд ли грозит». Алмар молча поклонился, отдавая дань мужеству своего нового друга. Он не согласился с его словами, но понимал, что в этом самоотречении есть и глубокая мудрость. – Прощай, великий король Баккар, – тихо промолвил он. – А вернее, до свидания. Я еще вернусь, обязательно вернусь! Он повернулся и посмотрел в сторону моря. Вдали, между двух далеких островов, в небо поднимался фонтан радужных струй. Кит возвращался в гавань Надежды. Часть вторая Война началась Глава пятая Последний Совет После возвращения Элли, Страшилы и Тома из Невидимой земли не прошло и часа, как в Изумрудном дворце состоялся очередной военный Совет. В Тронном зале собрались Железный Дровосек и его любимая Веса, Лев, Фарамант и Дин Гиор. Юргод разместился на площади возле окон зала (грифон был слишком велик, и не мог пройти через дворцовые двери). За его массивным телом, словно за каменной стеной, спрятался Людушка. Бывший людоед заметно оробел, очутившись в Изумрудном городе. Ему казалось, что все арзалы тотчас начнут показывать на него пальцами и закричат: «Предатель! Прочь отсюда, проклятый прислужник Пакира!» Но еще больше Людушка опасался встретиться с королевой Элли. Аргут и Эльг остались в Голубой стране. Армия Пакира во главе с полковником Шарком была разгромлена, но где-то в лесах еще прятались черные коротышки. Они могли натворить немало бед, и потому робкие Жевуны попросили у Аргута защиты. Кустар тоже не захотел отправиться в Изумрудный город. Он стыдился того, что часть его веток, вылеченных садовником Тамизом, ныне обросла синими листьями. Живраст не выпускал из объятий безжизненного Пеняра, и то и дело посматривал на восток, в сторону Фиолетовой страны. Чутье подсказывало ему, что именно там должен появиться его старый друг Алмар. Но увы, юный рудокоп еще не вернулся из своего опасного путешествия в Подземную страну… Наконец, под сводами Тронного зала послышалась чудесная хрустальная музыка. В воздухе закружились разноцветные огненные шары, и на мраморный пол посыпались тысячи лепестков ароматных роз. Двери медленно распахнулись, и под торжественные звуки марша в зал вошла Элли в чудесном зеленом платье. На ее голове сияла золотая корона, украшенная изумрудами. За королевой шествовал Страшила Мудрый в новом зеленом камзоле и незнакомый широкоплечий парень с копной каштановых волос и простодушным, добрым лицом. Он был одет в холщевую рубаху, зеленые штаны и кожаные ботинки. Гуд и его друзья поклонились, приветствую свою королеву, а затем с недоумением посмотрели на незнакомца. Элли промолвила с улыбкой: «Здравствуйте, мои дорогие друзья!», а затем уселась на троне, не сводя любопытных глаз со смущенной Весы. Они уже однажды встречались, и совсем недавно, но за это время бывшая невеста Дровосека заметно помолодела. «Неужели это дело рук принцессы Ланги?» – подумала Элли. Страшила хотел было чинно встать рядом с троном, но затем не выдержал и закричал: «Ур-р-ра, мы наконец-то встретились!» и бросился обнимать друзей. Первым, конечно же, он обнял своего дорогого Гуда. И тотчас раздался громкий хруст. На лице Дровосека появилось недоумение, но Страшила уже отпрянул. – Тьфу, совсем забыл, что я теперь силач! – воскликнул он. – Прости, дружище, я кажется, малость помял тебе бока. Брови Гуда изумленно взметнулись. – О чем ты говоришь, Изумрудик?.. О-о, великий Торн! На металлических, тщательно отполированных боках Гуда появились две довольно заметных вмятины. Это были следы рук Страшилы. Лев подошел к Дровосеку и внимательно осмотрел вмятины на его теле, а затем почему-то лизнул их, словно пытаясь удостовериться, что глаза не обманывают его. Затем он повернулся к смущенному Страшиле: – Изумрудик, неужто ты на самом деле встретился с Великим и Ужасным Гудвиным, и он подарил тебе силу? Страшила мотнул головой. – Нет, Гудвин здесь ни при чем… Силу мне подарил сам Торн! Элли, да расскажи же о нашем удивительном путешествии! Соломенному человеку ужасно хотелось поведать друзьям про приключения в Невидимой земле, но он понимал: это должна сделать юная Хранительница. Элли рассмеялась. – Боюсь, наш рассказ был бы слишком длинным и звучал бы слишком невероятно. Поэтому я ничего не буду рассказывать, а просто сделаю так, что наши друзья все увидят своими глазами! Дин Гиор озадаченно погладил бороду. – Разве это возможно, моя королева? Ты никогда не говорила, что владеешь таким волшебством. – А я раньше им и не владела, – промолвила Элли. – Во мне многое изменилось после того, как мы встретились с Торном. Но скоро вы все поймете сами… Пожалуйста, закройте глаза! Фарамант и Дин Гиор удивленно переглянулись, но послушно закрыли глаза. Лев, Гуд и Веса тоже зажмурились. Том не выдержал и тоже последовал их примеру. Ему вдруг очень захотелось вновь пережить чудесное путешествие к морю Торна. И случилось чудо – все вдруг увидели словно бы цветной фильм о приключениях Элли и ее друзей в Невидимой земле! Сначала они побывали на горе Гудвина, встретились с радужной птицей, а затем пошли по желтой дороге к замку Атлантов, где их встретил улыбающийся и немного постаревший Гудвин. А потом начались уж совсем невероятные вещи: встреча с друидами, путешествие по стране, где исполняются желания, и, наконец, встреча с самим Торном! Вскоре гости Изумрудного дворца вновь открыли глаза. Некоторое время никто не мог вымолвить ни единого слова – настолько все были поражены. – Гудвин… Торн… – пробормотал Гуд, восхищенно глядя на Элли. – Неужто вам на самом деле удалось встретиться с этими великими волшебниками? А Том – я и думать не мог, что плюшевый медвежонок превратился в такого замечательного парня! Том смущенно шмыгнул носом, а затем подошел к Дровосеку и протянул ему руку. – Всегда мечтал стать таким же замечательным воином, как вы, дядя Гуд! А вы, дядя Дин Гиор, научите меня так же ловко фехтовать саблей? Дин Гиор ласково обнял его. – Том, отныне ты станешь для меня словно родной сын, – с волнением промолвил он. Лев так расчувствовался, глядя на эту трогательную сцену, что слезы тотчас градом посыпались из его глаз. Пришлось вытирать их, как обычно, пышный кисточкой хвоста. Вдруг откуда-то из-за трона донеслись странные звуки. Элли насторожилась. – А это еще что такое? – недоуменно спросила она. – Похоже на лай… Но ведь Полкан остался у друидов. А других собак в крае Торна нет… Сердце юной королевы сильно забилось. Она вскочила с трона и стала растерянно озираться по сторонам. – Пора выпускать Тотошку, – прошептал Дин Гиор на ухо Фараманту. Страж ворот кивнул. Он направился к потайной двери, что находилась за троном, а затем достал ключ и открыл замок. Дверь распахнулась, и в зал ворвался маленький черный комочек. Бешено лая, он помчался к Элли и прыгнул ей на грудь. Девушка едва успела поймать странного зверька, и тотчас почувствовала, как горячий шершавый язык облизывает ее щеки и нос. – Не может быть… – прошептала Элли. – Тотошка! Но ведь мой любимый песик давно… Она хотела сказать: «ведь мой любимый песик давно умер!», но прикусила язык. Маленькая черная собачонка, без всякого сомнения, была Тотошкой! – Милый мой дружок! – радостно воскликнула Элли. – Как же я скучала по тебе! Она прижала к груди Тотошку и жарко поцеловала его в черный влажный нос. Песик тотчас притих и прижался к ее груди. Том не выдержал и начал бешено аплодировать. И его примеру последовали все, кроме, конечно же, Льва, который просто начал с бешеной быстротой бить о пол своим длинным хвостом. Страшила недоуменно взглянул на Дровосека: – Гуд, дружище… Мы с Элли надеялись удивить вас, а получилось, что вы удивили нас еще больше! Где вы нашли нашего дорогого Тотошку? Неужели, вам помог какой-нибудь добрый волшебник? Гуд рассмеялся. – Можно сказать и так. Хотя этот волшебник нам давно знаком совсем другими, не очень-то добрыми поступками… Эй, трусишка, где ты прячешься? Дровосек подошел к одному из окон и распахнул его. Людушка, обладавший отличный слухом, отлично слышал весь разговор в Тронном зале. Он осторожно высунул голову из-за крыла Юргода: – Вовсе я и не прячусь! – с ухмылкой сообщил он. – Просто я с раннего детства скромный-прескромный. Папашка мне всегда втолковывал: «Сынок, скромность – это не пирожок с мясом, ей не пообедаешь! Будь нахальным, бесстыдным, беззастенчивым, бессовестным и развязным, только тогда из тебя выйдет настоящий людоед!» Но я таким так и не стал. Бывало, совершу сто добрых дел, а потом вместо того, чтобы радоваться и получать ото всех похвалы, готов от смущения хоть сквозь землю провалиться! Юргод укоризненно посмотрел на людоеда. – Что-то ты совсем заврался, Людушка. Небось, за всю жизнь ты не совершил и двух добрых дел! А Тотошку ты оживил случайно, разве не так? Конец ознакомительного фрагмента. Текст предоставлен ООО «ЛитРес». Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию (https://www.litres.ru/sergey-suhinov/rycari-sveta-i-tmy/?lfrom=334617187) на ЛитРес. Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.
КУПИТЬ И СКАЧАТЬ ЗА: 49.90 руб.