Сетевая библиотекаСетевая библиотека
Алхимик Парцелиус Сергей Стефанович Сухинов Изумрудный город #12 События новой книги разворачиваются в Желтой стране. Алхимик Парцелиус стремится стать королем этой земли, но ему не хватает волшебной силы, чтобы выполнить обещания, щедро данные своим подданным. Повелитель тьмы Пакир готов наделить алхимика магической силой, а взамен Парцелиус должен создать для колдуна таинственное Черное пламя. Но эта задача оказывается непосильной даже для магии Зла. Тогда алхимик во главе собственной армии отправляется в мрачные пещеры Подземной страны. Именно там Звездный дракон стережет неугасимое Черное пламя. Сергей Сухинов Алхимик Парцелиус Награды В сентябре 1997 года писатель Сергей Стефанович Сухинов был награжден медалью и Дипломом за сказочную книгу «Фея Изумрудного города» на Московской Междунарожной книжной ярмарке на ВВЦ. 5 июня 2009 года писатель Сергей Стефанович Сухинов за сказочные книги о Волшебной стране был награжден медалью и Дипломом «Н.В.Гоголь» в номинации «За сказочную литературу». Дорогие дети всех возрастов! Мое детство прошло в Баковке, неподалеку от знаменитого на всю страну поселка Переделкино, где расположены дачи многих известных писателей. Меня как магнит притягивала уютная переделкинская библиотека в деревянном домике под черепичной крышей. А построил ее на своем густо заросшем елями участке великий сказочник Корней Иванович Чуковский. Там-то я впервые и встретился со своей самой любимой сказочной книгой. Это была повесть «Волшебник Изумрудного города», написанная замечательным писателем Александром Мелентьевичем Волковым, с чудесными рисунками Леонида Викторовича Владимирского. Уже тогда, в детстве, я не раз пытался придумать продолжение приключений Элли и ее друзей. Мне очень хотелось разгадать секреты всех четырех волшебниц – Виллины, Стеллы, Гингемы и Бастинды; узнать, кто же живет в Желтой стране, побывать в Розовой стране, чтобы поближе познакомиться с Болтунами и их прекрасной правительницей Стеллой. Порой я спрашивал себя: неужели Элли, став взрослой, не попытается вернуться в чудесную страну, где была когда-то счастлива? Неужели на пороге смерти – а люди в Большом мире, увы, смертны – друзья не придут ей на помощь? К сожалению, в последующих повестях Волкова «Урфин Джюс и его деревянные солдаты», «Семь подземных королей» и остальных ответов на эти и многие другие вопросы не было. Прошли годы, и я узнал, что «Волшебник Изумрудного города» – это пересказ знаменитой сказки американского писателя Лаймена Фрэнка Баума «Удивительный волшебник страны Оз». Оказалось, что Баум давным-давно, в начале XX века, написал еще тринадцать книг о стране Оз, в которых тоже действовали Элли (у Баума ее зовут Дороти), Страшила, Лев и Железный Дровосек. Эти книги очень интересны и увлекательны, но тем не менее А. Волков не стал переводить и продолжать их, а начиная с «Урфина Джюса…» решил писать свой собственный сериал, совершенно не похожий на сказки американского писателя. Вот и я поступил точно так же и написал новый сериал, не похожий ни на сказки Ф. Баума, ни на повести А. Волкова. Он является продолжением книги «Волшебник Изумрудного города», и только ее одной! Поэтому не удивляйтесь, что вы не встретите в моих книжках Энни Смит, Урфина Джюса, одноногого моряка Чарли Блэка, Тилли-Вилли и некоторых других полюбившихся вам героев, придуманных Волковым. Вы наверняка спросите: и все же можно ли считать сериал «Элли в Изумрудном городе» продолжением сказок Александра Волкова? Отвечаю: если не забывать о том, что я сказал раньше, то – да! Ведь основное действие моего сериала начинается спустя пятьдесят лет после первого путешествия Элли в Волшебную страну! А это большой срок, за это время там, за Кругосветными горами, должно было очень многое измениться. К тому же все главные герои сериала Волкова появились именно в «Волшебнике Изумрудного города»: Элли, Тотошка, Страшила, Железный Дровосек, Лев, Стелла, Виллина, Фарамант, Дин Гиор. Они и стали одними из главных героев моего сказочного сериала. И даже… Но это пока – большой секрет! А еще вы познакомитесь с новыми персонажами: злой, но в то же время и доброй волшебницей Кориной, мальчиком-калекой Дональдом, юным рудокопом Алармом, забавным медвежонком Томом, коварным людоедом Людушкой-голубушкой, вздорным алхимиком Парцелиусом, мудрым драконом Варагом и многими-многими другими. Вы побываете в таинственных, доселе вам незнакомых уголках Волшебной страны, узнаете ее историю и самые сокровенные тайны, переживете множество увлекательных приключений. Вы узнаете, почему мне нужно было, чтобы Волшебную страну создал не Гуррикап, а чародей из Атлантиды Торн. А самое главное, поймете, что дружба способна творить самые удивительные на свете чудеса; что нельзя, служа Злу, получить от него Добро; и что борьба со Злом – очень трудное, долгое и опасное дело, и под силу оно только тем, у кого в груди бьется мужественное и любящее Сердце. В заключение открою вам очень важный секрет. Дело в том, что я написал свой новый сказочный сериал не только для вас, детей, но и для ваших родителей! Наверняка многие из них, когда были маленькими, тоже зачитывались книгами А. Волкова об Изумрудном городе. Сейчас, много лет спустя, они могут вместе с вами отправиться в новое путешествие по стране своего детства! До свидания, друзья, до встречи на страницах моих новых книг. Жду ваших писем!     Сергей Сухинов Часть первая Город всеобщего счастья Глава первая Большое озеро Вдоль опушки леса шли почти три десятка странных существ. Возглавлял их молодой великан Дол. На его плече сидел угрюмый Парцелиус. Время от времени он оборачивался и покрикивал на остальных своих спутников, и не потому, что они отставали, а просто так, чтобы все помнили, кто здесь главный. Васил скользил невысоко в воздухе, создавая тень, в которой маленький горбун скрывался от палящего солнца. И все равно алхимик был очень недоволен. После того, как Сказочный народ так и не смог выбрать единого правителя на площади возле Желтого дворца, и разделился, за Парцелиусом в восточную часть страны отправились великан Дол, джинны Араджан, Пурган и Азарк. Первым двум Парцелиус поручил нести главное свое сокровище – большой, окованный позеленевшими листами меди ящик, в котором хранились ученые книги и разное лабораторное оборудование. Из гномов к алхимику примкнули только восемь самых молодых – Керк, Милд, Ютан и прочие, имен которых Парцелиус так и смог запомнить. Половина гномов несли за спинами кирки, а остальные – топоры. За гномами неуклюже топали лешие, похожие на гнилые пни, и приземистые тролли с бочкообразными туловищами, шишкообразными головами и слоновьими ногами. Последним плелся Кощей Бессмертный, закутанный с головы до ног в темный плащ. Парцелиус не раз слышал, как лешие с почтением отзывались о Кощее, который якобы был в свое время на Руси чуть ли не Повелителем Зла, но под старость вдруг возжелал делать Добро и весьма в этом преуспел. За все время долгого путешествия Кощей и слова не сказал, и даже плаща ни разу не снял. Под его капюшоном ничего нельзя было разглядеть, и лишь иногда Парцелиусу казалось, будто из глубины на него таращятся пустые глазницы белого черепа. Над Кощеем беспечно плыло полупрозрачное привидение и громко ухало, размахивая тонкими руками. От стены леса доносилось гулкое эхо, словно они находилось в горах. – Эй, Мом, заткнись! – недовольно закричал Парцелиус. – Еще накличешь какое-нибудь лихо! Привидение смолкло, но несколько минут спустя, забывшись, снова стало носиться над головами путников, издавая тоскливые вопли. – Тьфу, ну что ты с ним поделаешь, – вздохнул алхимик. – Одно слово – пустая голова. Ну и народец мне достался! Работнички из них будут еще те. Чую, самому все придется делать. Малыш Дром, сидевший у него на колене, поднял голову. – Как это – самому? – удивленно спросил он. – Ты же обещал, что вернешь всем своим подданным их прежние волшебные свойства. Говорил, что джинны снова станут летать и строить дворцы… А мне поклялся вернуть прежний рост и силу! Неужто, обманул? Парцелиус испуганно замахал руками: – Да нет же, конечно! Как я сказал, так и будет. Ведь я самый главный знаток на свете Белой и Черной магии! Я тебе не какой-нибудь Дурбан. Этот громила только и может, что кулаками махать. Дубина стоеросовая, деревенщина необразованная… – Эй, эй, ты того, полегче! – вмешался в разговор Дол, повернув к алхимику голову. – Все-таки Дурбан мой собрат, великан. Ты его того, не обижай всякими словами. Не то я… Он показал Парцелиусу огромный кулак. Алхимик даже затрясся от страха, но затем сумел взять себя в руки. Подбоченившись, он гордо поднял подбородок и изрек: – Не забывайте вы, оба – отныне меня следует называть не иначе, как великим королем Желтой страны! Вы сами меня избрали своим правителем, так что я требую к себе соответствующего отношения! И тогда я буду милостив ко всем своим подданным. Ясно? – Королем? – встряхнул густыми волосами Дол. – Это как же? А Дурбан? Он же тоже будет править в Желтой стране. И народу у него, считай, в два раза больше, чем у нас. Парцелиус скривился. – Ладно, – после некоторого размышления смягчился он. – Так и быть, называйте меня пока лордом Парцелиусом. А там видно будет. Когда мы построим чудесный город на берегу Большого озера, ручаюсь, туда сбегутся все те недоумки, которые по своей бесконечной глупости увязались за этим… ну, словом, за Дурбаном. Да и сам он приплетется, никуда не денется! Потому что я самый умный и образованный из всего Сказочного народа, понятно? Меня сама старуха Виллина просила стать новым Хранителем края Торна, да я отказался. – А это почему? – поинтересовался Дол. Парцелиус растерялся, поняв, что слишком увлекся и в запале по-глупому соврал. – Ну… вам этого не понять, – уклончиво ответил он. – Да и неохота мне носится взад-вперед по Волшебной стране, и охранять от всех напастей всяких там коротышек. Тоже мне, занятие для великого ученого! Я уж лучше построю себе большущий дворец, и буду там заниматься всякими чудесными-расчудесными делами. – Какими? – спросил Дром, но Парцелиус презрительно усмехнулся и промолчал. Ему хотелось сказать, что мол, не твоего умишки это дело, железная букашка, но он удержался от этих резких слов. На Дрома он имел большие виды, и потому ссорится с бывшим железным великаном ему не хотелось. Пройдя вдоль опушки леса, путники вступили на холмистую равнину. Ее устилали золотистые травы и необычайно крупные цветы, преимущественно алого и синего цветов. В горячем воздухе плыли сильные, приторные ароматы, и от них у Парцелиуса разболелась голова. Лешие, гномы и тролли еще больше замедлили шаг – они не очень любили яркий солнечный свет. Зато джинны заметно приободрились, и затянули какую-то протяжную песню. Как не прислушался Парцелиус, он не смог понять ни слова. – Варвары все эти сказочные существа, – пробормотал он, отмахиваясь от назойливых мух, и вытирая с лица струящийся пот. – Чую, с ними я еще намучаюсь…О-о, наконец-то! Вдали, между холмов, появилась синяя полоса. Это было Большое озеро, о котором Парцелиусу рассказала Виллина. В лицо путникам сразу же повеял свежий влажный ветерок. Парцелиус заметно приободрился, его хандру как рукой сняло. Встав на плечо Дола, он торжественно указал вперед. – Мои дорогие подданные – мы почти пришли! – закричал он. – Смотрите, какое чудесное место я выбрал для города Всеобщего Счастья! Сказочные существа сразу же прибавили шаг. Всех утомил долгий переход под палящим солнцем. Джинны, не выдержав, побежали было впереди всех, но Парцелиус строгим окриком заставил их вернуться на свое место. Когда до озера осталось совсем немного, он приказал Долу спустить его на землю, и первым вышел на берег. Осмотревшись, Парцелиус остался доволен. Большое озеро оказалось на самом деле очень большим, с нескольким островами, заросшими пышными рощами. Возле берега то и дело плескалась рыба. В воздухе с клекотом проносились стаи чаек. Эта часть берега оказалась пологой, покрытой лимонного цвета песком. От западных ветров ее защищала гряда холмов, покрытых густыми лесами, а на на севере к самой воде подступала стена серых скал. – Отлично! – с довольным видом потер руки Парцелиус. – И тепло, и уютно, не то что в Альпийских горах. Здесь, небось, и снега-то никогда не бывает. – А что такое – снег? – простодушно спросил Араджан, старший среди джиннов. Алхимик снисходительно взглянул на него снизу вверх. – Эх ты, темнота… – пренебрежительно произнес он. – Небось, прожил тысячу лет на свете, а снега не видел. – Три тысячи, господин, – почтительно наклонил голову Араджан. – Тем более! Кстати, отныне меня следует называть не иначе, как лорд Парцелиус. Всем понятно? Толпящиеся на берегу сказочные существа закивали головами. – А хозяином называть тебя можно? – осторожно спросил Араджан. – Ну… пожалуй, иногда можно, – снисходительно кивнул Парцелиус. – Но лорд – это звучит лучше. Он взобрался на валун, стоявший возле уреза воды, и обратился ко своим подданным с речью: – Наконец-то после долго пути из Большого мира мы обрели свою страну! – заявил он. – Старуха Виллина навсегда покинула этот край, и отныне мы здесь хозяева. То есть, хозяин – это я, но милостиво разрешу жить здесь всем сказочным существам, кто станет почитать меня как лорда этих земель. А лорд – это почти то же самое, что король! Ну, может, поменьше, но только чуть-чуть. Понятно? Хорошо. А теперь принимайтесь за работу. Первым делом надо… – Прошу прощения, хозя… то есть лорд, – почтительно произнес леший по имени Вестал. – Мои люди очень устали и проголодались. Здесь на холмах растут чудесные леса. Можно нам пойти туда и отдохнуть в теньке? А уж еду в лесу мы всегда найдем. – А мы хотели бы поискать пещеры на склонах холмов, – поддержал его гном Керк. – И мы тоже очень голодны. – И мы! – дружно закричали джинны. Кощей же, не говоря ни слова, поплелся к скалам. Парцелиус хотел было его остановить строгим окриком, но не решился. Этого таинственного существа в темном плаще он немного побаивался. И почему Кощей не пошел с Дурбаном? Все-таки было бы поспокойнее… – Голодны… – недовольно пробормотал алхимик. – Еще ничего не наработали, а уже голодны… Ну да ладно. До вечера можете бездельничать, так и быть. Но как только начнет смеркаться, чтобы вот на этом самом месте были разожжены костры, понятно? Я объясню, какой дворец вы будете строить с завтрашнего утра. Лешие и гномы, весело галдя, направились к холмам. Дол, помедлив, также пошел вслед за ними. Тролли же, тяжело переваливаясь с ноги на ногу, затопали к скалам. На берегу остались только Дол и джинны. – А вы, громилы, найдите в лесу вьющиеся растения, и сплетите сеть или хотя бы бредень, – приказал им алхимик. – А затем залезайте в озеро и наловите побольше рыбы. Люблю, понимаете, жареную рыбу. Она очень полезна для моих высокоученых мозгов. Да и вам питаться чем-то надо… Не забывайте – зверей и птиц в Волшебной стране есть нельзя, они разумны. Справитесь с рыбной ловлей без моей помощи? – Мы и руками что хошь поймаем, – пророкотал самый здоровенный среди джиннов Пурган. – Руками… Дикари есть дикари! – хмыкнул Парцелиус. – Нет уж, делайте так, как я сказал. Вас только послушай, лентяев, так жить придется где-нибудь в земляной норе. Великан и джинны почтительно склонили головы и направились на поиски подходящих вьющихся растений. Дром же никуда не ушел. Ни отдыха, ни еды железной крохе не требовалось. Стараясь держаться подальше от воды, он стал строить себе из камешков маленький дом. А Парцелиус пронзительно свистнул, призывая Васила спустится на землю. Поднявшись на его спину, алхимик первым делом достал из кармана несколько оставшихся там чудесных изюминок, из тех, что Алмар принес несколько дней назад для Сказочного народа, чтобы выручить его из плена Черных камней Гингемы. Проглотив три изюминки, маленький человечек сразу же почувствовал прилив сил. Поразмыслив, он скормил Василу весь оставшийся сушеный виноград, а затем указал рукой в сторону островов: – Подымайся-ка в воздух, дружище! – приказал он. – Надо разведать окрестности. А вдруг где-нибудь поблизости обитают какие-нибудь чудища? Правда, Виллина о них и словом не обмолвилась, да не очень-то я доверяю этой старухе. Еще не хватало встретить здесь тех тварей, что едва не разорвали меня в Желтом дворце! Хочется пожить спокойно хотя бы здесь, в своей собственной стране. Васил взмыл в воздух и, плавно помахивая огромными «крыльями», поплыл к редким облакам. Вслед за ним увязалось и привидение. Парцелиус смотрел вниз, на гладь озера, и размышлял, негромко напевая себе под нос. Он пребывал в прекрасном расположении духа. В конце концов, дела обстояли совсем не плохо! Да, большинство из Сказочного народа последовало-таки за Дурбаном, но может, это и к лучшему. С почти сотней существ было бы нелегко управиться. Особенно со стариками-гномами – те сразу же почему-то его очень невзлюбили. Даже шарлатаном и дураком называли. Это его-то, великого ученого! Кроты слепые, они еще пожалеют об этом… И маленькие ведьмы тоже не мед. Толку-то от этих козявок чуть, а шума – больше чем от всех великанов да джиннов вместе взятых. Бестолковый, никчемный народец! Правда, поговаривали, будто у них немного осталось от их прежней колдовской силы, да что-то в пути к Кругосветным горам они ничем себя не проявили. Ну, а русалки и вообще ни на что не годны. Сами признаются, что ныне плавают только на мелководье среди водорослей. Глубины же избегают – боятся утонуть. А жаль. Если бы на дне озера лежали какие-нибудь сокровища… Взглянув вниз, алхимик даже вздрогнул от неожиданности. В этот момент ветер стих, и в прозрачной воде он увидел что-то странное. Казалось, на дне озера лежал остов какого-то огромного корабля. – Эй, Васил, немедленно спускайся! – закричал Парцелиус. Летающий василиск тотчас исполнил команду. Но как только он стал приближаться к водной поверхности, контуры затонувшего судна стали размываться и вскоре и вовсе исчезли. – Ну, конечно же, то, что лежит на большой глубине, можно увидеть лишь с большой высоты, – сообразил алхимик. – Васил, подымайся! Но тут поднялся сильный ветер, и гладь озера подернули волны. Как ни старался Парцелиус, больше ничего в воде разглядеть он не смог. Васил сделал несколько кругов над загадочным местом, а затем, повинуясь приказу хозяина, полетел дальше. «Здесь кроется какая-то тайна, – возбужденно подумал горбун. – Что-то непохоже, чтобы у Виллины был флот. Значит, корабль совсем древний… А на древних судах часто находят сокровища. Надо будет обязательно заняться русалками – без них до затонувшего корабля не добраться…» До самого заката Парцелиус исследовал свои владения – восточную часть Желтой страны. Он увидел много интересного и даже странного. Особенно его поразил огромный Золотой лес, расположенный милях в тридцати на юго-востоке от озера. Там росли такие громадные деревья, что у алхимика даже дух перехватило. От Золотого леса буквально пахло седой древностью. И он был не таким веселым и открытым, как все остальные леса и рощи Желтой страны. Напротив, он выглядел, пожалуй, даже мрачным. Не раз и не два у Парцелиуса почему-то появлялось сильное желания совершить посадку среди титанических деревьев, и лишь большим усилием воли он удержался от этого. Ему было попросту страшно – но почему? Это было еще одной загадкой Желтой страны. Но самое странное случилось, когда Парцелиус попытался подлететь к восточной части кольца Кругосветных гор. Как ни старался Васил, горы, отчетливо заметные на горизонте, упрямо не желали приближаться. Причина этого была совершенно непонятна. И лишь однажды в лицо Парцелису ударил сильный порыв восточного ветра, и он ощутил знакомый солоноватый аромат, очень похожий на запах моря. Но никакого моря вокруг не было видно! Когда солнце стало склоняться к горизонту, озадаченный Парцелиус приказал Василу поворачивать назад. Пролетев милю-другую, новоиспеченный лорд вдруг обнаружил, что приведение куда-то пропало. – Эй, Мом, ты где? – закричал Парцелиус, вскочив на ноги. – Кончай свои дурацкие штучки, нам надо возвращаться к озеру! Но приведения нигде не было видно. Может, Мом спустился в какую-нибудь из многочисленных рощ, и там улегся поспать среди ветвей? С него станется. Привидение было на редкость бестолковым, да и говорить оно не умело, и лишь испускало заунывные ухающие звуки. Мома никто из Сказочного народа и в грош не ставил. Поговаривали, будто он – это дух одного из шотландских графов, которого в один прекрасный день выгнали из собственного замка его же далекие потомки за то, что привидение обожало пугать гостей, и особенно, дам. Узнав об этом, Парцелиус еще по пути в Волшебную страну постарался завоевать доверие этого полупрозрачного, нелепого существа. Ведь он, Парцелиус, также собирался строить дворец. А что это за дворец, если в нем нет приведений? К тому же, алхимик собирался заняться над Момом кое-какими опытами, о которых вычитал в старинных книгах. Так что исчезновение приведения его очень огорчило. Потратив некоторое время на бесполезные поиски, Парцелиус даже плюнул от досады и ударил ногой по спине ни в чем не повинного Васила. – Ладно, лети к озеру! – рявкнул он. – Ну, и народец мне попался – за всеми нужен глаз да глаз! Ничего, я скоро покажу этим простакам, что не только Стелла да Корина с Элли могут творить в этом краю волшебство. И тогда никто не посмеет и шагу шагнуть без моего разрешения! Васил, услышав это, еще энергичнее замахал крыльями. В небе уже появились первые звезды, когда вдали заблестели огни костров. Алхимик довольно ухмыльнулся, когда заметил на берегу озера груду камней и множество очищенных от ветвей бревен. – Не так уж мои подданные глупы и ленивы, – одобрительно заметил он. – Ну, а с повелителем им просто повезло. Клянусь, скоро все в Волшебной стране услышат славное имя лорда Парцелиуса! Глава вторая Лорд и его слуги С первыми рассветными лучами Сказочный народ принялся за работу. Парцелиус верхом на Василе носился взад-вперед, подгоняя своих подданных и осыпая их весьма ценными советами. Он учил гномов, как вырубать в скалах каменные блоки кирками, с которыми те не расставались с детства, покрикивал на Дола и Пургана, носивших блоки в больших мешках, сплетенных из вьющихся растений, поругивал леших, которые якобы выбирали для рубки не те стволы в окрестных лесах. Но больше всего времени новоиспеченный лорд проводил на строительной площадке. Здесь не покладая рук, трудились два джинна и шестеро троллей. Старшим среди них был назначен Араджан, и не случайно. Джинн в молодости немало повидал роскошных дворцов султанов да падишахов, а кое-какие построил сам – когда, разумеется, еще обладал волшебной силой. Так что Араджан быстро уразумел, какую резиденцию хотел бы иметь для себя Парцелиус, и со знанием дела взялся за работу. Алхимик был доволен – никто из Сказочного народа не бездельничал и не отлынивал от дела. Только один Кощей не появился на строительной площадки. Похоже, он поселился где-то в скалах, и Парцелиус этому даже был рад. Однако строителям явно не хватало инструментов. Гномы были умелыми каменотесами, но одними кирками гладких блоков было вытесать ну никак нельзя. Парцелиус заволновался, глядя, каким кособоким и грубым получается фундамент его дворца. – Эй, эй! – закричал он, паря на спине Васила над обширной строительной площадкой. – Вы чего строите? Сарай или коровник? Это дворец вашего правителя, ясно? Араджан, так не пойдет. Ломайте все, и складывайте заново! Джинн распрямился, вытер с черного лоснящегося лица пыль и пот, и мрачно изрек: – Из таких каменюк ничего другого и не построишь, хозяин. Скажи гномам, чтобы они делали блоки побольше да поровнее. – Сто раз говорил, – скривился Парцелиус. – Да им хоть кол на головах теши. Говорят, одними кирками лучше не наработаешь. – Так у них же топоры есть! – Топоры они отдали лешим. Да и не годятся, говорят, они для таких работ. – Ну, тогда слетай к этим… как их, Мигунам! – не подумав, брякнул Араджан. – Говорят, они кузнецы каких свет не видывал, любой инструмент выковать могут. Парцелиус аж подпрыгнул на месте и едва не свалился со спины Васила. – Что? – завопил он, потрясая кулаками. – Ты кому приказываешь да указываешь? Мне, своему правителю? «Слетай»! Может, мне еще и камни самому прикажешь таскать? Араджан пожал широкими плечами. – Как хочешь, хозяин. Только хорошего дворца мы из этих камней не построим. – А как же ты раньше их строил? – взъерепенился Парцелиус. – Так это когда было! Я тогда запросто мог выполнить любое желание своих хозяев. А теперь… – джинн безнадежно махнул рукой. – Может, ты сначала нам вернешь нашу волшебную силу, а? Ведь обещал. А потом мы тебе такой дворец отгрохаем – любой падишах позавидует! Все каменщики прекратили работу и с надеждой посмотрели на своего лорда. Тот даже поперхнулся от злого кашля. – Я же сто раз говорил – чтобы вам всем вернуть волшебную силу, сначала мне надо свою лабораторию заиметь! А для нее нужно построить дворец, с башнями, подземными ходами и темницами. Это дело тонкое, научное, ясно? Хотя что вам, темноте необразованной, про науку рассказывать! – А темницы зачем нужны? – наивно спросил Азарк, самый молодой из джиннов, которому еще не исполнилось и тысячи лет. – Как это зачем? – возмутился Парцелиус. – Без них никак нельзя. Араджан, разве во дворцах падишахов и султанов не было темниц? – Были, – признался старший из джиннов. – Ну вот, а я о чем толкую? Надо – значит надо, ясно? – Ясно, – вздохнул Араджан. – Неясно только, как хороший дворец построить голыми руками. Может, к Мигунам послать кого-нибудь еще? На каменную кладку взобрался малыш Дром и запрыгал, крича изо всех сил: – Меня, меня пошлите! Я Мигунов хорошо знаю. Когда я еще был великаном, они меня иногда чинили. Парцелиус задумался. Очень ему не хотелось лететь к соседям на поклон, да делать было нечего. Спустившись на землю, он захватил с собой Дрома и полетел на юго-восток. Но прежде он приказал Араджану и его помощникам разобрать фундамент дворца. А чтобы подданные потом не сидели без дела, лорд Желтой страны милостиво разрешил им до его возвращения заняться постройкой собственных жилищ. Вернулся алхимик только через три дня. Бедняга Васил с трудом приземлился на берегу. На его спине лежали связанные веревкой лопаты, кирки, молоты, пилы, топоры и специальные каменотесные инструменты. Все это было разных размеров, так что одни годились для гномов и леших, другие – для троллей, а с третьими могли бы управиться только джинны да великан Дол. Настроение у Парцелиуса было превосходное. Мигуны оказались самыми настоящими простаками, и с радостью выковали для него все эти инструменты за так, по-соседски. Но еще больше лорд обрадовался, когда увидел, что в его отсутствие на берегу Большого озера вырос целый город. Лешие выстроили себе деревянные дома, и засадили дворики между ними молоденькими деревцами. Неподалеку, на откосе ближайшего из холмов, гномы вырыли себе несколько пещер, и уютно обустроились там. Тролли поселились рядом, сложив у подножия холма из каменных глыб странные, похожие на пирамиды сооружения. Ну а джинны и великан Дол строили для себя самые настоящие крепости, но пока еще не дошли до крыш. Оглядев будущий город, лорд Желтой страны остался очень доволен. Созвав всех своих подданных на центральной площади, расположенной рядом с котлованом его будущего дворца, Парцелиус обратился к своим подданным с очередной речью: – Я привез все необходимое, чтобы вы могли построить мне самый замечательный на свете дворец, – заявил он. – Мигуны сразу же полюбили меня, и сделали все, как я захотел. Так что теперь ваша очередь. За работу! А свои жилища достроите как-нибудь потом. Дол и джинны послушно промолчали. Им очень не хотелось оставлять свои почти законченные дома без крыш, да что уж тут поделаешь… Но тут голос подал молодой гном Ютан, который отличался среди своих собратьев шустростью и неуемным любопытством. – Лорд Парцелиус, а вы посетили по пути к Мигунам наших собратьев? – спросил он. – Хотелось бы узнать, как там у них идут дела. Небось, Дурбан тоже строит город. – Ясное дело, строит, да еще какой, – кивнул мохнатой головой молодой Дол. – Эх, как я соскучился по моим собратьям-великанам! Все разом загалдели. Заволновались даже обычно молчаливые и невозмутимые тролли – ведь с Дурбаном ушло почти два десятка их собратьев. Парцелиус недовольно поморщился. – Вот еще, стану я летать в гости к какому-то Дурбану, – раздраженно буркнул он. – Да и до остального Сказочного народа мне дела тоже нет, раз не захотели идти со мной. Как же, город они строят! Небось, нашли где-нибудь на холмах пещеры, да и ютятся там, словно дикие звери. Лица сказочных существ заметно насупились, и Парцелиус понял, что перегнул палку. Он торопливо продолжил: – Но я, конечно, не оставлю ваших собратьев своей милостью. Как только мы закончим строительство города Всеобщего Счастья, я, так и быть, приглашу кое-кого из них в гости. Может, одумаются, и признают меня повелителем! А потом, если захотят, пусть селятся здесь. Возможно, я даже верну им прежние волшебные свойства – но, конечно, только после вас, моих верных подданных! Гном Ютан хитро подмигнул ему и вдруг закричал: – Слава нашему лорду Парцелиусу, слава! Его недружно поддержали кое-кто из гномов и леших. Алхимик не без удовольствия выслушал эти крики, а затем выразительно посмотрел на Ютана. Тот все сразу понял. – Да что же, братья? Разве так надо славить нашего благодетеля? А вдруг он рассердится? На этот раз «слава» прокричали почти все. От громкого шума с водной поверхности поднялись несколько стай птиц и, галдя, полетели в сторону островов. Парцелиус довольно ухмыльнулся. – Ладно, принимайтесь за работу, – снисходительно разрешил он. – Только чтобы на этот раз дворец получился, как следует! Араджан кивнул и призывно махнул рукой. Каменотесы, каменщики и лешие-плотники разобрали инструменты и разошлись по своим рабочим местам. Ютан хотел последовать за ними, но Парцелиус окрикнул его. Подождав, когда вокруг не осталось никого, кроме флегматично лежавшего на песке Васила, алхимик сказал молодому гному: – А ты не дурак. Хочешь стать моим слугой? Ютан почтительно склонил голову. – Еще как хочу! Надоело тесать камни. Я вообще-то из лесных гномов, что живут на севере Скандинавии, и все эти тяжелые работы терпеть не могу. Вот если нужно золото разыскать в корнях деревьев или какие-нибудь драгоценные камни – это я запросто. А вглубь земли наш народ не забирается, мы же не горные гномы! Глаза Парцелиуса жадно заблестели. – А ты не врешь? – подозрительно спросил он. – Я имел дело с альпийскими гномами. Толку от них – чуть. Совсем на золото да на серебро чутье потеряли! Ютан ухмыльнулся и еще раз поклонился. – Не сомневайся, лорд, я много чего умею и тебе пригожусь. Надо же этих болванов как-то в узде держать, верно? Парцелиус ответил вопросом на вопрос: – А в лесных растениях ты чего-нибудь смыслишь? Мне бы это пригодилось, хотя я и сам знаток в ботанике хоть куда. Ютан понимающе кивнул. – Кое-чего смыслю. Но, может, подберем кого-нибудь из леших потолковее? Я тут давно присматриваюсь к одному. Его зовут Олр, он ужас сколько знает про деревья, да про травы лесные. В своем лесу он был нечто вроде знахаря, всех лечил – и леших, и живность всякую. Парцелиус задумчиво пожевал губы. – Хм-м… подумаю. Мне верные слуги нужны. А вот тролли… что-то я их не пойму. Молчуны, каких свет не видывал. Можно среди них подыскать надежного человечка? Ютан широко улыбнулся. – Будет исполнено, хозяин. Пригляжусь. А вот как насчет Кощея? Возьмете его в слуги или как? Какой-то он странный… порой даже жуть берет, когда он рядом. И под его капюшоном словно мрак застыл. Даже мы, гномы, разглядеть там ничего не можем. Человек он, этот Кощей, или кто-то еще? Лешие говорят, будто он прославился где-то на Руси добрыми делами, а по мне он больше похож на слугу Зла. Парцелиус недоуменно пожал плечами, но затем опомнился, и вновь принял важный вид. – Не твоего гномьего ума это дело, – заявил он. – Сам разберусь. А ты давай, сбегай за Олром. Гном низко поклонился, и затем помчался в сторону одного из холмов, к которому уже подходила процессия из леших. А Парцелиус с довольным видом похлопал Васила по голове. – Видал? – произнес он. – Не зря говорится: был бы лорд, а слуги всегда найдутся. Но это только начало! Скоро ко мне, как пить дать, перебегут те недоумки, кто пошел за Дурбаном. А потом, глядишь, в край Торна заявятся и все остальные из Сказочного народа. Я встречу их и скажу – идите, друзья, в мой город Всеобщего Счастья! А потом… потом… Парцелиусу очень хотелось поделиться с бессловесным василиском своими тайными планами, но он вовремя прикусил язык. Разглашать свои замыслы было еще рано. Глава третья Послание Виллины На следующее утро постройка дворца возобновилась. На этот раз сказочные существа работали куда с большим энтузиазмом, чем прежде. Лорд Парцелиус обещал вернуть всем их прежние волшебные свойства, как только дворец будет построен – а значит, работу надо завершить как можно скорее! Горные гномы, вытесывающие каменные блоки, во время перерывов на отдых мечтали о том, как в один прекрасный день сумеют спуститься в земные глубины и наконец найдут там древнее царство Астрадил, которое некогда создали их далекие предки. Лешие, заготавливавшие в лесу бревна для полов и крыши, вспоминали легенды о тех далеких временах, когда их прапрапрадеды были настоящими хозяевами в лесах и ведали всеми их тайнами, обычно скрытыми и от людей, и от зверей. Тролли, подносящие джиннам и Долу каменные блоки, тоже о чем-то возбужденно переговаривались на своем языке. Но больше всех, пожалуй, радовались джинны. Ведь когда-то их народ обладал нешуточной чародейской силой. От других волшебников они отличались лишь тем, что не могли творить чудеса по собственному желанию, а обязаны были лишь выполнять требования своих хозяев. Согласно древней легенде, джинны когда-то служили какому-то могущественному чародею, но чем-то провинились, и с тех пор превратились в племя рабов. Быть может, лорд Парцелиус сумеет снять это страшное заклинание? Лишь великан Дол работал молча. Его обычно простодушное лицо выглядело хмурым. Дол с каждым часом чувствовал себя все более и более одиноким. Он очень соскучился по своим дядям-великанам, и особенно по мудрому Дурбану. Обещания Парцелиуса его не очень-то впечатлили. Ну, станет он повыше ростом да посильнее, ну и что? Никаких особых волшебных качеств у его предков вроде бы не было, да и ни к чему они великанам. А вот жить без собратьев оказалось плохо… Парцелиус тоже не сидел, сложа руки. Он поручил Ютану и Олру следить за тем, чтобы никто из сказочных существ не бездельничал, и заодно осторожненько прислушиваться к их разговорам, а сам отправился вновь к Золотому лесу. Алхимик очень надеялся разыскать среди огромных деревьев Мома, но так и не нашел. А после полудня он отправился к Желтому дворцу. Огромное янтарного цвета здание выглядело пустынным. Зато в парке и возле озера, которые Виллина сумела привести в порядок после страшного землетрясения, царило оживление. На кронах золотистых деревьев галдели тысячи птиц, а среди кустов роз и других цветов бродили несколько ланей, грациозно пощипывающих травку. При виде этой благодати у Парцелиуса испортилось настроение. «И почему эта старая карга Виллина не додумалась назначить меня королем Желтой страны? – сердито подумал он, шагая по дорожкам парка. – И Логина тоже хороша – затеяла какие-то нелепые выборы… Ну где это видано, чтобы королей выбирали таким наиглупейшим образом? И жил бы я тогда не где-то в глуши, а в этом замечательном дворце. А вместо этого здесь хозяйкой стала какая-то девчонка. Подумаешь, чародейка сопливая! Ей еще в куклы играть, а не странами управлять. К тому же, Элли и так королева Зеленой страны. Хватило бы ей и этого!» Но, подумав как следует, Парцелиус изменил свою точку зрения. Желтый дворец его немного пугал. Слишком уж свежо было воспоминание о том, как это огромное здание стояло расколотым пополам, окруженное жуткими подземными монстрами. Бр-р-р! А вдруг Пакир сумеет вызвать здесь новое землетрясение? Нет уж, лучше жить на берегу Большого озера, там поспокойнее… Поднявшись по широкой мраморной лестнице, Парцелиус потянул за резную ручку. Дверь легко раскрылась. Алхимик недоуменно покачал головой. – Ну, и беспечная же девчонка эта Элли, – проворчал он. – Оставить такой роскошный дворец без охраны, да и к тому же незапертым… Глупость несусветная! Он прошелся по всему дворцу, исследуя его этаж за этажом. Больше всего его интересовали шкафы. Как знать, может, старая Виллина оставила какие-нибудь волшебные книги? Но увы, ничего такого Парцелиус не нашел. Зато его поразило обилие во дворце прекрасной мебели из розового и черного дерева, сказочно красивых ковров и гобеленов, хрустальных светильников, свечи в которых загорались при его приближении, а затем постепенно угасали. Глаза Парцелиуса разгорелись от жадности. «Сколько всякого добра! – возбужденно размышлял он. – И на что девчонке столько всего? А ведь в моем дворце, когда его достроят, будет пусто, словно в лисьей норе. Конечно, я прикажу лешим соорудить для меня мебель, но руки у них слишком корявые для такой тонкой работы. Плотники из них получились недурные, но вот искусными столярами они не станут, что с ними не делай. Ах, если бы мне захватить с собой вот этот диван… и вот тот резной шкафчик с посудой, и еще тот…» Парцелиус много лет прожил в пещере в Альпийских горах, где устроил большую лабораторию. В ней не было никакой роскоши, и ученый муж, казалось бы, уже привык к спартанской жизни. Но он всегда мечтал о роскоши. Ведь и заниматься алхимией он начал именно потому, что всегда мечтал разбогатеть, и стать ну если не королем, то хотя бы герцогом или графом. И вот теперь эта мечта стала потихоньку осуществляться. Он будет жить во дворце! Но неужели же этот дворец будет изнутри выглядеть ничуть не лучше, чем его пещера в горах? А как к этому отнесутся его подданные? Не станут ли они насмехаться над своим нищим правителем? Тут есть над чем призадуматься… Поднявшись на третий этаж, Парцелиус проследовал в кабинет Виллины. Усевшись на кресле старой волшебницы, он завистливым взглядом оглядел стены, завешанные чудесными гобеленами. «Может, стоит все это украсть? – подумал он. – Ну, не все, конечно, а кое-что. Вряд ли девчонка Элли знает, что находится в многочисленных комнатах этого дворца. Если действовать с умом, то она ничего и не заметит. Вместе со слугами мы будем прилетать сюда по ночам, и потихоньку перевезем отобранные вещи к Большому озеру. А уж я сумею внушить этим сказочным простакам, что создал все своим колдовством… Точно, так я и сделаю!» Маленький горбун даже заболтал ногами в воздухе от удовольствия. Он не испытывал ни малейших угрызений совести от того, что надумал попросту обокрасть Элли. Внезапно он заметил, что на столике возле камина лежит лист пергамента. Алхимик вытаращил глаза от изумления. Он готов был поклясться, что еще несколько минут назад на столике ничего не было! Это оказалось послание от Виллины. В камине с треском вспыхнул огонь, и при его свете алхимик прочитал: «Уважаемый Парцелиус! Мне очень жаль, что перед отлетом на родину я так и не смогла с вами поговорить. Прошу прощения за это – уж слишком дурно я себя чувствовала, да и много было неотложных дел. Но я не сомневалась, что вы рано или поздно посетите Желтый дворец, и потому оставила для вас это письмо. Я счастлива, что сбылось давнее предсказание великого Торна о том, что некогда Сказочный народ все-таки поселится на этой чудесной земле. Для него я и берегла Желтую страну. Правда, в край Торна пришли только около сотни сказочных существ, но ведь это только начало! Когда я возвращусь в свою родную Гренландию, то постараюсь сделать все, чтобы в Волшебную страну направились и другие необычные создания, кому стало трудно жить среди людей в Большом мире. Но так уж получилось, что радость в моей душе ныне смешана с глубокой тревогой. Вы сами видели чудовищ Пакира. Властелин Поземного царства готовится к тому, чтобы напасть на Волшебную страну. Могущество его еще недостаточно велико, но оно растет с каждым днем. И я не могу обещать спокойной жизни всем жителям края Торна, в том числе и сказочным существам. Очень надеюсь, что Элли, новая Хранительница края Торна, сможет заменить меня в это тревожное время. У нее, к счастью, много верных друзей – и среди них Стелла, Страшила, Дровосек, Лев, мой воспитанник Алмар. Возможно, и могущественная Корина поддержит Хранительницу своим чародейством. Но армия Пакира огромна, потому в будущей борьбе никто не окажется лишним. Я очень хочу думать, что и вы, уважаемый Парцелиус, не останетесь в стороне. Вы – человек ученый, и к тому же много лет прожили в Большом мире. К тому же, я ощутила в вас какую-то скрытую чародейскую силу. И хотя выглядите вы отнюдь не старым, вам очень много лет. Уж не открыли ли вы секрет вечной жизни? Наверняка, вас известны и другие тайны природы. Вы могли бы славно послужить на благо Волшебной страны! Подумайте об этом, уважаемый Парцелиус. Я заметила в вас большое честолюбие и кое-что другое, что меня очень смутило. Вы можете добиться многого в этом краю, занять со временем высокое положение. Но предупреждаю, этими вашими качествами может воспользоваться и Пакир. Уж не он ли пригласил вас сюда? Ведь вы не относитесь к Сказочному народу. Надеюсь, что вы сделаете правильный выбор, и будете служить Добру, как и следует делать каждому настоящему ученому. А в качестве прощального подарка я оставляю вам все, что вы найдете в этом здании. Я знаю, что вы непременно захотите построить свой дворец, и моя мебель, ковры, светильники и прочее вам могут очень пригодиться. А об Элли не беспокойтесь – я ее предупрежу. Для волшебницы все эти безделушки воссоздать очень просто. Прошу только об одном – не трогайте ничего здесь, в моих покоях. Это очень важно. Прощайте, уважаемый Парцелиус, и пусть силы Добра победят в вашей душе.» Читая это письмо, алхимик то краснел, то бледнел. Он то трясся от ярости, то приходил в восторг. Закончив, он неожиданно для самого себя швырнул лист пергамента в камин. Огонь вспыхнул еще ярче, поглотил письмо, а затем погас, оставив после себя лишь дымящийся пепел. – И как эта старая ведьма сумела разгадать меня? – пробормотал Парцелиус, невидящими глазами глядя в стену. – Мы же с ней и словом толком не перемолвились… Видишь ли, почуяла она во мне зло! Хм-м… зато с каким почтением она ко мне обращалась, а? Одно слово «уважаемый» сколько раз не поленилась написать. Значит, я и на самом деле не зря пришел в этот край. В Большом мире мне делать нечего. Там я был совсем чужим. Но здесь, среди этих темных Мигунов, Жевунов и прочих недоумков, я смогу занять подобающее место! И старуха Виллина это поняла. Замечательно, превосходно! Горбун снова восторженно замотал в воздухе ногами – эта привычка сохранилась у него с детства. Но затем на лицо новоиспеченного лорда вновь набежала тень. – Но с чего это Виллина решила, что я захочу стать помощником Элли? – зло вопросил он. – Могла бы и прямо написать: мол, иди к девчонке в услужение. Нет уж, дудки! Если я и буду драться против Пакира, то во главе своего собственного войска, и на равных с волшебницами. А когда мы победим… там видно будет. Пожалуй, я тогда займу место Гудвина. И на самом деле, почему бы мне не стать новым Великим и Ужасным? В этом и состоял тайный план алхимика. Еще на перевале он выведал у простодушных Мигунов, воинов армии Дровосека, многое из истории края Торна. Рассказы о волшебницах и колдуньях не очень заинтересовали его, зато, когда маленькие человечки поведали о Гудвине, то Парцелиус пришел в восторг. Из путаных объяснений Мигунов он понял, что Гудвин вовсе и не являлся чародеем, но был ловким, хитроумным человеком, сумевшим создать о себе славу Великого и Ужасного. Нечто подобное мог повторить и он, Парцелиус. Только надо как-то перехитрить трех волшебниц… Его отвлек от размышлений шуршащий звук, несущийся со стороны окна. Оказалось, что на поручне балконе разгуливала сорока и деловито чистила себе то одно, то другое крыло. «Сорока… А с ней, пожалуй, стоит познакомится, – подумал Парцелиус. – Это умные птицы, и потом в этом краю они умеют разговаривать. Может, она расскажет, что происходит в других странах? Я ведь совсем ничего не знаю об этом. Но я чую, что там творится нечто очень важное!» Сороку, как оказалось, звали Гектой. Она охотно поведала алхимику все, что узнала сегодня утром от птиц, только что прилетевших из Розовой страны. Выслушав ее рассказ, Парцелиус долго не мог поверить своим ушам. – А ты ничего не перепутала? – недоверчиво спросил он. – Ничего, – обиделась Гекта. – Если не веришь, я лучше полечу к подругам. – Нет, нет! – поспешно успокоил ее алхимик. – Я вижу, ты очень толковая и сообразительная птица. Видишь ли, я построил город на берегу Большого озера. Там у меня будет дворец, поменьше этого, но тоже очень красивый. Может быть, ты полетишь туда со мной? Я бы сделал тебя своим… хм-м… советником. – Главным советником, – уточнила птица. – И еще я хочу жить в собственной башне. – Хорошо, – кивнул Парцелиус. – Построим для тебя такую башню, какую ты пожелаешь. – Но я буду воровать у тебя из комнат вещи, – предупредила его Гекта. – Уж такой мы народ, сороки. Парцелиус скривился, но затем заставил себя добродушно улыбнуться. – На здоровье, тащи к себе в башню, все что захочешь! Только не забывай о своих обязанностях. Я должен каждый день узнавать о самых свежих новостях из всех концов края Торна, ясно? – Согласна. Ну что, летим? – предложила птица. Несколько минут спустя в воздух поднялся Васил, рядом с которым летела Гекта и стрекотала во все горло новость о том, что она стала отныне главным советником лорда Желтой страны. А Парцелиус лежал на спине василиска и размышлял. Гекта рассказала ему о том, что произошло несколько дней назад в Розовой стране. Оказалось, что Виллина окончательно покинула край Торна, а на следующее утро из Стелларии исчезли неизвестно куда и три остальные волшебницы – Стелла, Элли и Корина. Поговаривали, будто все они также вернулись в Большой мир. А новой правительницей Болтунов стала какая-то бывшая фрейлина по имени Агнет. Конечно, все это надо как следует проверить. Но если это правда, и в краю Торна больше не осталось чародеек… Парцелиус представил себя сидящим на троне в Изумрудном дворце, и ухмыльнулся. Ему стало казаться, что до мечты просто рукой подать. Скоро, очень скоро он станет королем! Глава четвертая Неудавшееся волшебство Дворец на берегу Большого озера рос очень быстро. Стройка была бы завершена еще быстрее, если бы Парцелиус не менял его проект чуть ли не каждый день. Поначалу новый лорд возжелал, чтобы его резиденция ни в чем не уступала в роскоши дворцам султанов и падишахов, которыми он любовался некогда в молодости, когда путешествовал по арабским странам. Но постепенно он изменил свой замысел. Ему захотелось, чтобы дворец был бы похож на владения германских или датских вельмож, которые больше напоминали крепости. Алхимик заставил разобрать каменщиков почти готовый первый этаж, и начать стройку заново. Вокруг строительной площадки была воздвигнута мощная каменная стена. Внутри обширного двора стало расти массивное здание с толстыми стенами. Окна в нем были сводчатыми и очень узкими, больше напоминавшими бойницы. Из-за этого внутри помещений даже ясным днем царил полумрак, но Парцелиуса это вполне устраивало – ведь он много лет прожил в пещере, которую освещали лишь свечи да пламя камина. На первом этаже расположился обширный пиршественный зал. В нем новый лорд намеревался со временем устраивать пышные приемы и балы для своих подданных и гостей Желтой страны. Рядом находились кухня и небольшие комнаты для слуг. Две из них сразу же заняли Ютан и Олр. Второй этаж был разделен на несколько помещений. Одно из них предназначалось для спальни, другое – для будущей библиотеки. А в трех остальных Парцелиус намеревался расположить свою лабораторию. В каждой из комнат лорд приказал сложить по камину, а в самой большой еще и печь для проведения лабораторных опытов. Его подданные были весьма удивлены этим – ведь в Желтой стране климат был теплым и ласковым. Но спорить с правителем никто не посмел, и горные гномы взялись за работу, благо опыта в таком деле им было не занимать. А лешие тем временем соорудили несколько рабочих столов для лаборатории, следуя указаниям алхимика. К зданию примыкала высокая башня, куда можно было попасть лишь из спальни лорда. Парцелиус собирался проводить в ней часы отдыха, разглядывая из круглого окна красивую панораму Большого озера. На крыше была построена плоская площадка, предназначенная для Васила. Рядом возвышалась маленькая башенка, в котором поселилась Гекта. Сорока оказалась довольно капризной и скандальной особой, и буквально замучила троллей, заставляя их раз десять перестраивать свое жилище. В башенку она тут же начала таскать ветви с окрестных деревьев, свивая себе обычное сорочье гнездо. После того, как здание было вчерне завершено, Парцелиус устроил вечером представление для своих подданных, поразив их необыкновенной красоты фейерверками. А на следующее утро он послал верного Ютана, а также Дола и всех джиннов к Желтому дворцу. Алхимик объяснил, что Виллина перед возвращением на родину подарила ему как новому лорду всю обстановку своей резиденции, и потому мебель, ковры, посуду и все прочее следует как можно с большей осторожностью перенести к Большому озеру. Никто не усомнился в его словах. Сказочные существа только и думали о том, что вот теперь-то Парцелиус начнет выполнять свое обещание, и вернет всем им волшебные свойства, которыми некогда обладали их предки. Новому лорду и самому не терпелось взяться за работу. Как только на крышу легла последняя доска, он приказал троллям перетащить на второй этаж свой ящик. Заперев дверь на засов, маленький горбун открыл его и начал доставать и раскладывать на столах самые различные вещи. В ящике находилось почти два десятка книг в потертых кожаных переплетах. Среди них почетное место занимали различные научные труды и руководства по алхимии. В них описывались сотни способов, с помощью которых алхимики разных времен и народов пытались превратить различные металлы в золото. Здесь же находились руководства по извлечению из соков трав и растений чудодейственной живой воды. Но с самой большой любовью Парцелиус относился к двум толстенным книгам, руководствам по Белой и Черной магии. Их горбун обнаружил в одной из альпийских пещер во время своих прогулок по горам. По-видимому, в этой пещере когда-то жил великий маг, но это было так давно, что Парцелиус не обнаружил никаких следов его останков. И с той поры горбун потерял покой. Даже опыты по превращению металлов в золото перестали его интересовать. Дни напролет Парцелиус просиживал возле камина в своей пещере, изучая эти две книги. Вскоре он понял, что имеет шанс добиться успеха. Ведь в отличие от обычных магов он был еще и ученым, и многое знал о тайнах природы. Наверняка, это поможет ему стать волшебником! И на самом деле Парцелиусу многое удалось сделать, хотя настоящим чародеем он так и не стал. И прежде всего ему удалось создать из соков двухсот трав живую воду. Попробовав горькую, зеленую жидкость, он почувствовал сразу же себя намного лучше, чем обычно. А спустя годы обнаружилось, что он перестал стареть! Виллина совершенно верно подметила в своем письме, что Парцелиусу было много лет. Но даже она, наверное, очень удивилась бы, если бы узнала, что маленький человечек старше ее, и родился более трех веков назад! И большую часть этого времени он прожил в своей пещере в альпийских горах, в полном одиночестве, в суровой, спартанской обстановке. Но мечты нередко возносили тщеславного горбуна очень высоко, порой даже на королевский трон. Именно поэтому он без колебаний и бросил свое жилище в Альпийских горах и присоединился к Сказочному народу. Ему казалось, что если Волшебная страна на самом деле существует, то там он сможет достичь самого высокого положения. И вот теперь настал час, когда его самые смелые надежды стали воплощаться в жизнь! В камине весело потрескивали горящие дрова, и при колеблющемся свете пламени Парцелиус раскрыл дрожащими от возбуждения руками книгу Белой магии. Он не сомневался, что без особого труда сумеет выполнить то, что обещал своим подданным. И тогда он сразу же поставит на место этого дубоголового Дурбана. А дальше… дальше видно будет. Весь день и всю ночь Парцелиус просидел за чтением книги. Он даже забыл о еде, и не отзывался, когда в дверь лаборатории несколько раз почтительно стучали. С первыми рассветными лучами он разбудил Керка, старшего и самого опытного из гномов. Алхимик сказал, что хочет отправиться вместе с ним за минералами для своей лаборатории и приказал гному захватить с собой кирку и лопату. А сам он погрузил на спину верного Васила корзины, сплетенные лешими, и приказал тому взять курс север, к Кругосветным горам. Вернулся лорд только через два дня, весь перепачканный в пыли и грязи, но очень довольный. Корзины были наполнены различными минералами и рудами металлов. Керк помог ему разыскать серу, магний, железо, хрусталь и много-много другого, необходимого для опытов. Тролли немедленно начали переносить корзины в лабораторию. Войдя во дворец, Парцелиус остановился в удивлении. Оказалось, что Дол и джинны уже притащили из Желтого дворца первую партию мебели и ковров, и свалили все в кучу посреди пиршественного зала. Лорд озадаченно почесал затылок. – И зачем мне все это? – буркнул он. – Сколько всякого хлама, и ничего полезного для науки… Сопровождавший его леший Олр пожал плечами. – Ты же сам приказал это сделать, господин. – Знаю, что приказал, – поморщился Парцелиус. – А вот теперь и сам жалею. Хотя… пожалуй, кое-что я отберу для своей спальни. Например, вот этот диван. И тот платяной шкаф. И вот эти два ковра… И кресла мне тоже пригодятся. Прикажи троллям все это перенести ко мне, наверх. А теперь я хочу узнать свежие новости. Эй, Гекта, где ты? – Здесь, здесь! – защебетала сорока, влетая через одно из окон. – Я разузнала много всяких новостей! Все расскажу, только разреши, хозяин, взять хоть что-нибудь из вещей в мое гнездо. Там ведь у меня совсем ничего нет, одни ветки. Бедная я, бедная! Леший нахмурился и погрозил Гекте кулаком. – Не верь ей, хозяин! Эта птица – самая большая воровка, которых я только видывал. Она уже много чего утащила из утвари, особенно серебряных ложек и вилок. Ох, и жадна! – Сам такой, сам такой, – затараторила сорока, делая круги под потолком. – А кто украл самый красивый ковер? А кто перетащил в свою конуру стул и кресло? И на что тебе все это, старому лесному пню? Парцелиус сердито нахмурился. – Хватит болтать вы, оба! – прикрикнул он. – Даже голова от вас разболелась. И не вздумайте заниматься мародерством, ясно? Когда я обставлю дворец, то тогда и берите из оставшегося, что хотите. А пока ведите себя, как и подобает слугам лорда Желтой страны! Парцелиус подождал, пока тролли под руководством Олра перенесли на второй этаж обеденный стол и стул, а потом сам направился в свои покои. На его лице сияла довольная улыбка. Ему очень нравилось роль правителя. Устроившись возле окна, он пообедал жаренной рыбой и фруктами. А сорока тем временем поведала ему о последних новостях. Они были и хорошими, и плохими. Оказалось, что Стелла, Элли и Корина так и не объявились. Ни одна из вездесущих птиц не видела их, а это означало, что три волшебницы, похоже, на самом деле покинули край Торна. Да и Страшила с Дровосеком, Алмаром и медвежонком Томом куда-то сгинули. Их видели в Голубой стране возле желтой дороги, а потом они как сквозь землю провалились. Это были радостные вести. На такую удачу Парцелиус и не рассчитывал! И даже сообщение Гекты о том, что Дурбан и его товарищи построили на западе Желтой страны, возле Дубового леса, красивый город, не расстроило его. Тем более не взволновал алхимика рассказ о новой королеве Розовой страны, бывшей второй фрейлине Агнет. – Она что же, тоже волшебница? – поинтересовался Парцелиус, выпив под конец обеда кружку брусничного сока. – Да вроде нет, – прострекотала сорока, жадно поглядывая на серебряную вилку и нож, которые также были принесены из Желтого дворца. – Эту Агнет не поймешь. Но у нее есть Золотая Шапка, и ей служат Летучие Обезьяны. – Ах, обезьяны, – равнодушно произнес Парцелиус, широко зевнув. – Мартышки, что ли? Или макаки? Видал я в молодости обезьян, видал. Глупые, ничтожные создания. Так что о них и разговаривать не стоит. Ну что ж, по-моему, все идет к лучшему. Только вот рыба мне надоела. Неужели, нельзя приготовить что-нибудь повкуснее? Например, жареные грибы, белые или трюфели. Ведь в Желтой стране, кажется, растут грибы? – Растут, да еще как, – согласилась сорока. – В лесах их хоть косой коси! Только я грибы собирать не умею. – Ладно, поручу это лешим, – еще раз зевнул Парцелиус. – Да, еще скажи Дрому, чтобы малыш зашел ко мне после заката. А я пойду вздремну часок-другой. Уж больно натрудился в горах, словно какой-нибудь рудокоп. Он поднялся с кресла и отправился в спальню. Там уже стоял диван, а пол украшал красивый ковер. Алхимик лег, даже не сняв пыльных сапог, и сразу же захрапел. А сорока, не удержавшись, вспорхнула на стол, схватила крепким клювом серебряную вилку и вылетела в окно. Вечером, как следует выспавшись, Парцелиус принялся за работу. Он достал из своего бездонного ящика стеклянные колбы, фарфоровые чашки и медные котелки, щипцы, пилки, молотки разных размеров и прочие инструменты. Затем он разжег огонь в печи, и стал размалывать молотком в чугунном котелке куски различных минералов. Работа была не из легких, но привычной для алхимика. От удовольствия он даже мурлыкал себе под нос одну из любимых песенок. Отмерив на весах нужные количества различных минералов, горбун высыпал их в большую фарфоровую чашку и стал тщательно смешивать железной ступкой. Пересыпав содержимое в медный котелок, он повесил его над огнем и стал ждать. В это время в дверь осторожно постучали. – Входите! – крикнул Парцелиус. Конец ознакомительного фрагмента. Текст предоставлен ООО «ЛитРес». Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию (https://www.litres.ru/sergey-suhinov/alhimik-parcelius/?lfrom=334617187) на ЛитРес. Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.
КУПИТЬ И СКАЧАТЬ ЗА: 49.90 руб.