Сетевая библиотекаСетевая библиотека

Реальная культура: от Альтернативы до Эмо

Реальная культура: от Альтернативы до Эмо
Реальная культура: от Альтернативы до Эмо Владимир Владимирович Козлов Среди тинейджеров всегда находятся те, кто не желает быть «как все», хочет выделиться. Поэтому они надевают на себя цепи или бреют виски, катаются на скейтах или разрисовывают стены, слушают музыку, раздражающую родителей, – становятся участниками субкультур. О них эта книга. Владимир Козлов Реальная культура: от альтернативы до эмо Вместо предисловия Когда я уже начал писать эту книгу и упомянул про нее в одном интервью, журналистка задала мне вопрос: почему в России субкультуры не слишком-то популярны по сравнению с другими странами? Ответ для меня очевиден. У нас участники субкультурных группировок – «неформалы» – до сих пор считаются ненормальными, идиотами, «фриками». Люди слишком привыкли жить «как все», не выделяться из толпы. Менталитет меняется, но медленно. Что такое вообще субкультура? По одному из определений – «неформальное объединение людей на почве общих интересов». Прообразом сегодняшних молодежных субкультур называют, например, группу «Блумсбери», существовавшую в начале ХХ века в Лондоне. В нее входили, в том числе, писательница Вирджиния Вульф и ее муж Леонард Вулф. Одна из первых субкультур в сегодняшнем понимании слова появилась в 1920-е годы в Америке и была связана с музыкой – джазом. Молодые люди (их называли «Swing Kids» – «Дети свинга») тусовались вместе, слушали джаз и плевали на все принятые в обществе условности и социальные различия. То есть уже тогда субкультура бросала вызов обществу, ее участники «выделялись из толпы». Позже, после Второй мировой войны, появилась новая джазовая субкультура – вокруг стиля «бибоп», – отрицающая ценности «Детей свинга». За ней пришел черед одной из самых интеллектуальных субкультур – битников, и одной из самых неинтеллектуальных – байкеров. Примерно в то же самое время появилась и первая субкультура в СССР – «штатники» или «стиляги». «Субкультурная» молодежь всегда дистанцировалась, отличалась от большинства. И любая субкультура – какой бы массовой она ни была – всегда остается «меньшинством». Но в этом меньшинстве ты находишь таких, как ты сам, – ведь выживать в одиночку, один против всех, может не каждый. Вместе всегда легче, особенно если ты выделяешься, не похож на общую массу. Едва ли не к любой молодежной субкультуре лепится целая куча стереотипов, распространяемых СМИ. Это неизбежно. Желающие могут сами разобраться в сущности и идеологии, остальным в это погружаться не обязательно. Вообще, в любой субкультуре всегда были и будут споры: кто «настоящий», «true», а кто «позер». И это тоже нормально. Философия и идеология субкультуры всегда интересна только меньшинству, большинство приходит потому, что «модно», или ради внешних атрибутов, а то и вообще случайно. Другое дело, что «позеры» – такая же часть субкультуры, как и те, кто в нее погружается по-настоящему глубоко. Часто споры о том, кто «позер», а кто «true», вообще не имеют смысла – люди понимают суть явления по-разному, просто разговаривают на разных языках. Субкультуры – это не что-то замкнутое и застывшее. Они пересекаются между собой – например, рэперы с граффитчиками, а панки со скейтерами. Они развиваются, видоизменяются. У каждой субкультуры есть пик, когда она в моде, когда в нее приходят толпы молодежи – часто не вникая в смысл, просто потому, что это «модно», потому что там друзья, знакомые, одноклассники. Проходит мода, и остаются только «true» – те, для кого важна не внешняя оболочка, а суть, идея. Таких всегда мало, а «позеров», случайных людей – большинство, но они-то и делают субкультуру массовой. Массовость – это один из главных критериев выбора субкульутур, о которых будет рассказано в этой книге. Некоторые словари приводят десятки разных субкультур, но большинство являются либо слишком уж специфическими (например, любители ролевых игр), либо численность их не превышает несколько сотен человек. Практически все субкультуры, описанные в этой книге хотя бы на пике своего развития были очень многочисленными и/или вызывали немалый «общественный резонанс». Второй важный критерий – субкультуры должны иметь отношение к России/СССР. То, что у нас не приживалось и не было популярным, автоматически осталось «за кадром». Итак, семнадцать основных молодежных субкультур, существовавших или существующих с конца сороковых годов прошлого века и по настоящее время. Альтернативщики Дать определение этой субкультуре, пожалуй, сложнее всего. Из названия ясно, что в нее входят слушатели «альтернативной» музыки. Но что такое вообще альтернатива? Ярлык «alternative» появился в конце 1980-х – начале 1990-х в западных музыкальных магазинах. Он был нужен, чтобы как-то выделить музыку, которая уже не вписывалась в традиционные стили – поп, рок, джаз и т. д. Так в альтернативу попала целая куча артистов, игравших совершенно разную музыку – от индастриала до радикального хеви-метала. В первой половине 1990-х мода на грандж сделала группы, играющие эту музыку, самыми популярными в альтернативе. Позже их место занял сначала рэпкор, а потом альтернативный металл (или, как его чаще называют, нью-метал – nu-metal). Ясно, что при таком широком стилистическом диапазоне артистов о какой-то единой философии и идеологии речь не идет. В этом смысле альтернатива – пример субкультуры, не просто построенной на музыке, но и, в общем, к слушанию этой музыки сводящейся. Да, можно говорить о каком-то общем «мессидже» альтернативных групп, направленном против истеблишмента, политического консерватизма и тому подобного, но утверждать, что эти принципы создают какую-то идеологию альтернативы, вряд ли имеет смысл. Из андеграунда в мейнстрим Говоря об альтернативе, интересно проследить за тем, как альтернативная музыка входила в мейнстрим, становилась его частью – а это, наверное, одна из самых заметных тенденций в шоу-бизнесе в 1990-е годы. Такие группы, как Nirvana, Korn, Limp Bizkit или Slipknot, начав практически в андеграунде, впоследствии заключили договоры с мейджорами и продавали миллионные тиражи своих альбомов. При этом шоу-бизнес показал свой цинизм и готовность зарабатывать абсолютно на любой музыке, даже той, которая по своим политическим и идеологическим понятиям должна быть ему откровенно враждебна. Самый яркий пример – группа Rage Against The Machine. Несмотря на резкие политические высказывания в текстах песен и «левую» активность вне сцены, группа с успехом выпускала альбомы на мейджоре «Sony». И нельзя говорить, что это плохо – пусть лейбл зарабатывал на группе, но что-то перепадало и самим музыкантам. А главное, их альбомы получали широкую дистрибуцию: до эпохи массового Интернета это был не последний фактор. Из всего множества альтернативных подстилей можно выделить три самых массовых – их слушатели в основном и составляют альтернативную субкультуру: грандж, рэп-кор и альтернативный/нью-метал. Стиль грандж не зря называют «сиэтлский саунд» (Seattle Sound). Это едва ли не единственный музыкальный стиль с «географической привязкой». Основные группы, игравшие грандж, – Nirvana, Mudhoney, Pearl Jam – базировались в городе Сиэтле, штат Вашингтон, на северо-западе США. «За компанию» к ним добавили еще несколько местных команд, игравших скорее хард-рок и альтернативный рок. Характеристики стиля достаточно размыты: гитары с дисторшном, фуззом или овердрайвом, меняющаяся динамика песен (быстрые и медленные фрагменты или «тихие» и «громкие»), депрессивная лирика. Еще грандж определяют как «смесь панка и хеви-метала». Если так, то от панка грандж взял «грязное», «непричесанное» звучание гитары и – на уровне идеологии – неприятие мейнстрима и попсы; от металла – замедления и диссонансные гармонии. По-своему грандж явился реакцией на театральность и «гламур» металлических групп 1980-х. По контрасту с ними музыканты гранджевых команд практически не делали шоу (если не считать таковым прыжки Курта Кобейна на ударную установку, которые легко могли закончиться травмой), мало использовали свет и пиротехнику, не уделяли особого внимания сценическому имиджу. Кроме самого города Сиэтла, грандж еще ассоциируется с местным лейблом «Sub Pop», который в конце 1980-х выпустил первые альбомы Mudhoney и Nirvana. В 1991 году грандж – неожиданно для самого лейбла – становится коммерчески успешным, и альбомы «Nevermind» (Nirvana) и «Ten» (Pearl Jam) продаются миллионными тиражами. По самой распространенной версии, слово «грандж» (grunge) происходит от сленгового прилагательного «grungy» – грязный, – известного с середины 1960-х. Принято считать, что первым это слово применил к музыке Марк Арм, вокалист группы Green River (позже – вокалист и лидер Mudhoney): в письме в редакцию фэнзина «Desperate Times», он так охарактеризовал музыку своей тогдашней группы Mr. Epp and the Calculations: «Чистый грандж! Чистый шум! Чистое говно!» ("Pure grunge! Pure noise! Pure shit!"). Позже, в конце 1980-х, это слово сделал популярным Брюс Пэвитт, основатель «Sub Pop», называя так музыку Green River. Основные влияния на грандж – панк-рок и «тяжелые» группы начала 1970-х, например, Black Sabbath и Led Zeppelin, и альтернативные группы 1980-х вроде Pixies и Sonic Youth. Гранджевая лирика – депрессивная и мрачная, основные темы: отчуждение, апатия, несвобода, неприятие общества. Один из первых гранджевых альбомов – сборник «Deep Six», выпущенный сиэтлским лейблом «C/Z Records» в 1986-м году. На нем присутствуют известные в будущем грандж-команды Soundgarden и Melvins. В том же году был основан «Sub Pop». «Пришествие» гранджевых групп в мейнстрим началось в конце 1980-х. Первыми контракт с мейджором заключили Soundgarden – в 1989 году их подписал «A&M Records». Другими «подписанными» командами были Alice in Chains и Screaming Trees, но особого успеха первые альбомы этих групп на мейджорах не имели, и коммерчески успешным грандж стал только в 1991 году, когда вышел альбом Nirvana «Nevermind». Несмотря на обвинения в некоторой «приглаженности» саунда, это далеко не стандартный коммерческий рок-альбом, и выпустивший его лейбл «Geffen» не рассчитывал на большие цифры продаж. Боссы компании были бы счастливы продать тысяч сто пластинок. Но, как это часто бывает, они просчитались, и продано было несколько миллионов, а в январе 1991 года, всего через несколько месяцев после выхода, альбом возглавил чарты журнала «Billboard». Тут же началась мода на грандж, подстегиваемая музыкальными журналистами и лейблами, которые стремились максимально заработать на новом стиле. Были подписаны десятки команд, игравших похожую – как казалось боссам лейблов – музыку, либо живущих в Сиэтле и потому формально принадлежавших к «сиэтлской волне». Мода на грандж помогла многим группам выйти на массовую аудиторию. Хороший пример – Pearl Jam, выпустившая свой дебютный альбом «Ten» на месяц раньше, чем вышел «Nevermind». Но лишь через год после выхода его продажи достигли миллиона, и таким же успешным оказался следующий альбом, «Vs.», – в первую неделю был продан почти миллион пластинок. В принципе, разговоры о том, что грандж – «сфабрикованный» стиль, оправданы. Практически на любую команду из Сиэтла пытались навесить «гранджевый» ярлык, хотя тех, кто на самом деле играл такую музыку, было немного – Nirvana, Mudhoney и еще две-три группы. О всевозможных эпигонах, возникших повсюду, речь не идет, как и о командах из Сиэтла, в звучании которых слышались гранджевые ноты: все-таки существовали они в рамках одной сцены, так что ничего удивительного во взаимных влияниях нет. За всей этой коммерческой суетой важна лишь одна деталь: за счет Nirvana и альбома «Nevermind» многие группы, играющие – условно – «альтернативный рок», получили выход на массовую аудиторию. Успех гранжа открыл дорогу многим музыкантам, играющим альтернативную музыку, дал понять, что и она может быть коммерчески успешной. Как и любую другую моду, грандж старались максимально коммерциализировать. Производители одежды выпустили новые линейки «в стиле грандж», элементы стиля вошли в рекламу, а компания, выпускавшая дезодорант «Teen Spirit», выкупила рекламное время перед трансляцией исполнения песни «Smells Like Teen Spirit» группы Nirvana на церемонии MTV Awards. К середине 1990-х эра гранджа практически закончилась. Некоторые группы распались, в том числе, Nirvana – после самоубийства Курта Кобейна в апреле 1994-го. Популярность прочих сильно упала. Из основных сиэтлских групп того времени активны сегодня Mudhoney и Pearl Jam, хотя их свежие записи однозначно слабее того, что они делали в начале 1990-х. Рэпкор (его также иногда называют рэп-рок или рэп-метал) – это смесь хип-хопа, хеви-метала, хардкора, иногда с элементами фанка и гангста-рэпа. По некоторым классификациям рэпкор ближе к хардкору, а рэп-метал – к металлу, но все эти деления условны. Рэпкор появился в конце 1980-х, но корни стиля можно проследить еще раньше – например, в песнях "The Magnificent Seven," и "Lightning Strikes (Not Once But Twice)" из альбома панк-группы Clash «Sandinista!» 1980 года. Из других групп, повлиявших на рэпкор, можно назвать рэперов Public Enemy, Run-D.M.C., Beastie Boys (эта группа, кстати, начинала с хардкора/панка, а потом, в середине 1980-х, переключилась на хип-хоп), хардкорщиков Biohazard, 311, Boo-Yaa T.R.I.B.E., «тяжелые» группы Suicidal Tendencies и Faith No More. Массовой популярности первыми из рэпкор-групп добились в начале 1990-х «Urban Dance Squad» и «Rage Against the Machine». Другие основные рэпкор-исполнители – Aztlan Underground, Clawfinger, Downset, Senser, Crazy Town, Кид Рок, Phunk Junkeez, Trik Turner, Zebrahead, Stuck Mojo, Project Wyze. Альтернативный металл появился в начале 1990-х, практически одновременно с гранджем. В принципе, и группа Nirvana, родоначальники гранджа, начинали с довольно тяжелой музыки. Отличие альтернативных металлистов от многочисленных «волосатых» групп 1980-х было в более непопсовой, экспериментальной музыке. Многие ее элементы заимствовались из других стилей, а тексты выходили за рамки привычного «металлического» набора 1980-х. Если хеви-метал вырос из мейнстрим-хардрока (Led Zeppelin, Black Sabbath и т. д.), то альт-метал произошел от андеграундной сцены 1980-х. Она была довольно разношерстной – присутствовали и хардкор/панк (Corrosion of Conformity), и постпанк (Sonic Youth), и нойз-рок (Big Black), и индастриал (Ministry). Говорить о какой-то определенной сцене или движении, включавшем все это в себя, нельзя. Объединял их только «металлический» элемент в музыке. Собственно, определение «альт-металл» появилось в начале 1990-х, когда многие группы альтернативной сцены достигли массовой популярности, и понадобилось как-то выделить артистов, игравших музыку тяжелую, но не обязательно металлическую. Позже, ближе к концу 1990-х, появились стандарты альт-металлического саунда. Их выработали новые группы, которые, в свою очередь, ориентировались, в том числе, на Rage Against the Machine, Nine Inch Nails и Helmet. Одной из влиятельных групп конца 1990-х стала Korn. Другие основные группы этого движения (позже названного нью-металл) – Linkin Park, Slipknot, P.O.D. Влияния – грандж, фанк, трэш-метал, грув-метал (groove metal – смесь традиционного металла, хардкора и трэша), хип-хоп (вплоть до присутствия в группе диджея), а также старые тяжелые группы, например, Black Sabbath. Все эти группы в конце 1990-х – начале 2000-х добились немалой популярности – не меньшей, чем гранджевые команды за несколько лет до этого. «Крестным отцом нью-метала» часто называют продюсера Росса Робинсона, записавшего знаковый первый альбом группы Korn – «KoЯn». По другой версии, первым нью-метал-альбомом считается «Meantime» группы Helmet. В первый раз термин «nu metal» всплыл в 1997 году в рецензии на концерт в американском музыкальном журнале «Spin». Вообще давать определения стилям современной музыки – дело бессмысленное, и правы те, кто считает, что подобные «ярлыки» нужны только в музыкальных магазинах. Лишь для подтверждения того, что «альтернатива» – все-таки единое музыкальное движение, можно заметить, что группу Korn относят и к нью-метал, и к альтернативному и индустриальному металлу; Limp Bizkit и P.O.D. – к нью-метал и рэпкору, а Linkin Park – к нью-метал, альтернативному року и рэпкору. По иронии, часто музыканты группы, «основавшей» новый стиль, стараются от этого ярлыка «отмазаться». Так и музыканты группы Korn говорят в интервью, что «ненавидят термин нью-метал», который «ничего не значит». На музыкальном уровне в нью-метале настроение, ритм и плотность звучания важнее мелодии и аранжировки. Часто в песнях используют синкопированные риффы, гитары с эффектом «дисторшн» и низким строем, что создает более мрачный и плотный саунд, чем в традиционном мейнстрим-роке. Еще в нью-метале мало гитарных соло. В начале своей карьеры музыканты Korn решили, что в рок-музыке гитарные соло всех уже задрали, и поэтому можно обойтись без них. Подобные взгляды присущи и другим нью-метал-группам. Nirvana (Абердин – Сиэтл, штат Вашингтон, США, 1987–1994) Группа, разрушившая границы между мейнстримом и андеграундом, коммерческой и некоммерческой музыкой, традиционным роком и альтернативой, едва ли не единственная «настоящая» грандж-группа. Прекратила существование после самоубийства лидера Курта Кобейна в возрасте двадцати семи лет. Bleach (1989) Nevermind (1991) In Utero (1993) Mudhoney (Сиэтл, штат Вашингтон, США, 1988 – настоящее время) Ветераны «сиэтлской волны», сумевшие выжить, несмотря на то, что мода на грандж закончилась, и при этом остаться собой. Mudhoney (1989) Superfuzz Bigmuff Plus Early Singles (1990) Every Good Boy Deserves Fudge (1991) Piece of Cake (1992) My Brother the Cow (1995) Tomorrow Hit Today (1998) Since We've Become Translucent (2002) Under a Billion Suns (2006) Pearl Jam (Сиэтл, штат Вашингтон, США, 1990 – настоящее время) Еще одна группа «гранджевой волны», до сих пор остающаяся в строю. В середине 1990-х Pearl Jam с фронтменом Эдди Веддером более или менее успешно воевали с американским шоу-бизнесом, пытающим монополизировать все, включая независимые группы. Ten (1991) Vs. (1993) Vitalogy (1994) No Code (1996) Yield (1998) Binaural (2000) Riot Act (2002) Pearl Jam (2006) Rage Against the Machine (Лос-Анжелес, США, 1991–2000, 2007 – настоящее время) Успех этой группы во главе с фронтментом Заком де ла Рока еще раз показал, что шоу-бизнес хватается за все, что приносит ему деньги, – даже за группы с откровенно «левой» идеологией и лирикой. При этом мейнстримовая популярность никак не повлияла на качество материала. Rage Against the Machine (1992) Evil Empire (1996) The Battle of Los Angeles (1999) Renegades (2000) Clawfinger (Стокгольм, Швеция, 1989 – настоящее время) Шведская группа, играющая что-то среднее между индустриальным металлом и рэпкором. Была популярна у альтернативщиков в 1990-е. Deaf Dumb Blind (1993) Use Your Brain (1995) Clawfinger (1997) A Whole Lot of Nothing (2001) Zeros & Heroes (2003) Hate Yourself With Style (2005) Life Will Kill You (2007) Korn (Бейкерсфилд, штат Калифорния, США, 1993 – настоящее время) Создатели и главные популяризаторы стиля нью-метал, ненавидящие сам этот термин. Музыку группы также определяют как альтернативный или индустриальный металл. Korn (1994) Life Is Peachy (1996) Follow the Leader (1998) Issues (1999) Untouchables (2002) Take a Look in the Mirror (2003) See You on the Other Side (2005) Untitled album (2007) Limp Bizkit (Джексонвилл, штат Флорида, США, 1994 – настоящее время) Самая, пожалуй, коммерчески успешная группа в стиле нью-метал – по всему миру продано более 60 миллионов альбомов. Three Dollar Bill, Yall$ (1997) Significant Other (1999) Chocolate Starfish and the Hotdog Flavored Water (2000) New Old Songs (2001) Results May Vary (2003) The Unquestionable Truth (Part 1) (2005) The Unquestionable Truth (Part 2) (2008) Linkin Park (Агура-Хиллс, штат Калифорния, США, 1996 – настоящее время) Одна из самых популярных и влиятельных групп в нью-метале, органично вписалась в мейнстрим, не потеряв при этом индивидуальности. Hybrid Theory (2000) Meteora (2003) Minutes to Midnight (2007) У нас Из российских интернет-форумов: @Lt.GiRL@ да щас альт начал процветать конкретно. теперь все подобные группы и поднимаются за щёт направления. EG Power: Терпеть не могу всякую альтернативу, ню и проч, порочащих имя настоящего Метала! Чужды они мне и ничего кроме раздражения не вызывают. Тем более непонятна популярность альтернативы и подмена ей нормальной Металлической музыки. Большинтсво людей, далеких от Метала, так считают, что альтернатива/ню и есть Метал. Ну и черт с ними! axel-666: А вы что под альтернатива вобще понимате? То что широкоштанники называют альтернативой на самом деле зачастую оказывается нью-металом и рэпкором (пусть и попсовым до ужаса) Disgorge: Под АЛьту засыпать норм)) В Музыке есть несколько норм групп)) Знакомы альтернативщики тож норм люди)) Так что ничего против) В России альтернативная субкультура сформировалась в конце 1990-х – начале 2000-х и, естественно, вокруг музыки, модной в то время, – нью-метала. Слушатели гранджа к этой субкультуре особого отношения не имели. Но буквально за два-три года до этого популярность группы Nirvana в России была просто огромной. По всей стране тинейджеры заслушивали до дыр их альбомы, покупали на последние деньги кустарного производства майки с портретом Курта Кобейна и надписью «I Hate Myself and Want to Die», учили тексты на английском, а начинающие команды играли каверы песен Nirvana. Почему Курт Кобейн оказался одинаково близок и американским и российским тинейджерам, при всем различии реальностей, в которых они жили? Однозначного ответа нет. Кто-то скажет, что причина в особом мелодизме группы, который близок русским; кто-то заметит, что проблемы тинейджеров и депрессивное, мрачное мировоззрение не зависят от национальной принадлежности. Слово «альтернатива» для обозначения музыки стало нормой в России в начале 2000-х, и речь тогда шла уже о группах вроде Korn или Limp Bizkit – пионерах нью-метала. Из-за того, что слушатели этих групп носили широкие мешковатые джинсы, их – как и рэперов – стали называть «широкоштанниками». Из-за этого до сих пор возникает путаница: когда говорят «широкоштанники», о ком идет речь – о рэперах или альтернативщиках? Постепенно тусовка слушателей альтернативы в России расширялась. Ситуация благоприятствовала – в начале 2000-х начало вещание «Радио-Ультра». Оно играло альтернативную музыку «в широком смысле», в том числе и нью-метал. Радиостанция скоро закрылась, но зато подоспело телевидение – «А1», который себя так и называет: «первый альтернативный музыкальный телеканал». Из форумов на сайте altmusic.ru Temnaya ledi: Чё то забросил народ темку…….. Все [AMATORY] што ль разлюбили? А я вот их ну ооооооооооооооооочень лю-лю!)))И музыка клёвая и тексты со смыслом….. Maggot Аматори – отстой страшный имхо=) я их жутко разлюбил, хотя первый альбом неплох всё-таки был… Merlin С каждым новым альбомом Jane Air они мне нравятся все больше и больше, а после Pere Lachaise так вообще в них влюбилась. dita: если раньше хотя бы тексты были смешные/прикольные, то в этот раз получилось настолько убого, что даже слов нет описать это( видела кстати недавно на MTV в новостях отчет об их презентации в Б1. все участники группы что-то говорили, а Бу даже в кадре не показали, наверное для аудитории мтв он фэйс контроль не прошел)) SozinovPUPS Мну тож Психи нравяца! Тока вот жаль фто у подобных групп будущего как токогого и нет. Сами выбираются, завоевывают публику… А это очень сложно, особенно после атаки поп-музыки, рэпачка и прочей фигни, которую крутят по ящику. В начале двухтысячных формируется и российская альтернативная сцена. Она группируется вокруг питерского лейбла «Кап-Кан Рекордс». Его основные группы – [AMATORY], «Психея» и Jane Air и становятся главными группами новой русской альтернативы. Психея (Курган, Санкт-Петербург, 1996 – настоящее время) «Психея» – главная, пожалуй, российская альтернативная группа 2000-х. Образовалась в Кургане, затем парни переехали в Питер. Группа во главе с фронтменом Дмитрием «Фео» Порубовым постоянно экспериментирует со звучанием, называя музыку, которую играет, «киберкор». «Психея» известна своими убойными электрическими концертами, но при этом с успехом играет акустику. Герой Поколения Бархат (2001) Каждую Секунду Пространства (2002) Психея (2004) Jane Air (Санкт-Петербург, 1999 – настоящее время) Выпустив ряд не похожих друг на друга альбомов, группа «проехалась» по всему альтернативному спектру, зацепив и эмо-рок. Sex and Violence (2007) Pere-Lachaise (Любовь И Немного Смерти) (2006) Jane Air (2004) Pull Ya? Let It Doll Go! (2002) [AMATORY] (Санкт-Петербург, 2001 – настоящее время) Пожалуй, главная нью-металлическая группа России, неоднократный лауреат Russian Alternative Music Prize. Вечно прячется судьба (2003) Неизбежность (2004) Книга мертвых (2006) Стиль Какого-го общего внешнего вида у альтернативщиков быть не может – слишком уж разную музыку играют альтернативные группы, и слишком разный внешний вид у каждой из них. Кто-то носит рэперские мешковатые штаны, кто-то – обычные майки и джинсы. Есть какие-то «фишки», более или менее распространенные в альтернативной тусовке вообще, – свободные футболки, джинсы на бедрах, «тоннели» в ушах и пирсинг на лице, татуировки, скейтерские кеды. Но опять же это не какие-то обязательные вещи, без которых нельзя быть альтернативщиком. Вообще элементы стиля разных субкультур давно уже смешалась, а молодежная мейнстрим-мода стала более разнообразной, и поэтому выделить альтернативщика из толпы не так уж и просто. Место в культуре Уже опубликованы биографии всех значимых альтернативных команд – от Pear Jam до Linkin Park, а особенно много внимания досталось Nirvana: трагическая судьба Курта Кобейна не могла не привлечь всевозможных авторов. Вышло не менее десятка книг о нем и о Nirvana, одна из самых известных и качественных – «Come As You Are» Майкла Азеррада. Некоторые были переведены на русский, хотя качество изданий и перевода оставляло желать лучшего. Адекватно рассказывает историю гранджа документальный фильм «Hype!» режиссера Дуга Прэя, вышедший в 1996 году. В нем принимают участие многие музыканты из групп «сиэтлской сцены», в том числе Pearl Jam, Mudhoney и Screaming Trees. Художественный фильм Гаса Ван Сента «Последние дни», строго говоря, не является биографическим, но его главный герой однозначно списан с Курта Кобейна, и то, что происходит с героем фильма, вполне могло случиться в последние дни жизни лидера Nirvana. Первой книгой о русской альтернативе стала «Четвертая волна», открывшая серию «Stogoff Project» летом 2006 года. * * * Сегодня альтернатива в России развивается быстро, вытесняя другие, более традиционные формы рока. Это самая современная и потому «перспективная» форма тяжелой музыки (и, наверное, рока вообще). Границы стилей размываются, элементы одного проникают в другой, и поэтому альтернативной музыке есть куда двигаться. Антифа В середине 1980-х я учился в обычной советской школе, и однажды из районо пришло распоряжение: провести мероприятие 8 февраля, в Международный день антифашиста. Классная руководительница «запрягла» в том числе и меня – читать какие-то стихи, кажется, Роберта Рождественского. Или, может, это было что-то на немецком – речь ведь шла, в основном, о Великой Отечественной войне. Ни я, ни остальные участники и зрители, которых согнали после уроков в актовый зал, толком не врубались, о чем идет речь, о каком таком антифашизме. Если о победе над Германией, то ведь ее праздновали каждый год 9 мая, если о чем-то другом, то ни учителя, ни завуч по внешкольной работе так и не сумели это объяснить. Почему-то день антифашиста в школе отметили только раз – в последующие годы о нем не вспоминали. И только лет через десять-двенадцать я узнал, что кроме казенного, официозного антифашизма существует еще и другой – неформальный. Антифа – скорей не субкультура, а международное политическое и идеологическое движение. Но движение это – само по себе субкультурное: в него входит много панков и стрейтэджеров, и поэтому оно попало в эту книгу. В России антифа оказались в поле зрения СМИ после нападения на пикет Движения по борьбе с нелегальной иммиграцией (ДПНИ) в Петербурге 17 сентября 2006 года. До этого ни общественность, ни масс-медиа особенно не интересовали новые антифашисты, многие из которых принадлежали к достаточно маргинальным – с точки зрения общества – группировкам панков и анархистов. Только журнал «Rolling Stone» опубликовал в начале 2006 года статью под красноречивым названием «Крайняя плоть», в которой рассказал про два идеологических «полюса» молодежных группировок – крайне правых и антифа. Нападение на пикет ДПНИ произошло после беспорядков «на национальной почве» в Кондопоге – большой «медийной» темы той осени. Журналы и телеканалы, до этого игнорировавшие субкультурное и малочисленное движение, выдали несколько специальных репортажей и документальных телефильмов. Названия оригинальностью не отличались: «Осторожно: антифа!», «Обыкновенный антифашизм» и тому подобное. Парафраз названия документального фильма 1960-х годов о фашизме – показатель не слишком хорошего отношения журналистов к явлению: «это – что-то не то». Со свойственной им поверхностностью журналисты не стали разбираться в субкультурной подоплеке антифа, в их идеологии и философии. Обывателей интересовала главным образом «боевая» деятельность участников – уличные столкновения. Неудивительно – слово «антифашизм» воспринимается сейчас едва ли не как наследие советского времени, а вот новое и модное «антифа», особенно применительно к «боевым» группировкам – это уже что-то поинтереснее. Наследие антифашизма Термин «антифа» существует давно и ассоциируется в основном с левым антифашистским движением. Оно, в свою очередь, ведет свою историю с тридцатых годов прошлого века – когда против диктатуры Франко во время гражданской войны в Испании воевали и коммунисты, поддерживаемые Советским Союзом, и анархистские боевые группы. Но в своем нынешнем виде движение антифа появилось в конце 1970-х – начале 1980-х годов как реакция на усиление позиций ультраправых организаций в Европе, вроде «Национального движения» и «Британского фронта» в Великобритании, и появление новой волны скинхедов, которые придерживались крайне правой идеологии. Сегодня антифа воспринимается как «левая» идеология, родственная анархизму, коммунизму и антикапитализму. Существует целая сеть антифа-организаций во всем мире, например, созданная организациями «Anarchist Federation», «Class War» и «No Platform» группа «Antifa» в Великобритании или боевые антифа-группы «Antifascistisk Aktion» и «Revolution[a]ra Fronten» в Швеции. Все они в той или иной степени контактируют друг с другом, но говорить о единой международной организации нельзя. У нас В 1990-е годы идеология антифа появилась и в России – поначалу в фэнзинах, выпускавшихся «прозападной» панк-тусовкой. Тогда даже часть самих читателей фэнзинов реагировала на статьи про «фашиков», призывающие бойкотировать какие-то группы и лейблы, в таком духе: «Что они все пишут про фашистов? Лучше бы пошли да надавали этим фашистам по морде». Через пару лет дойдет и до этого. В любом случае, движение антифа – чисто «импортное» и к отечественным антифашистским традициям имеет отношение условное: их признают и уважают, но корни здесь другие. Российские антифа вышли из крыла панк-тусовки, которая старалась взять не только внешние панк-атрибуты, но также и организацию (система DIY-лейблов, фэнзинов), и идеи (антифашизм, вегетарианство, веганство, защита прав животных) западного «идеологического» панка. Довольно подробно обо всем этом рассказано в переведенной на русский язык книге О’Хара «Философия панк-рока». Если с идеологическим вегетарианством, например, все более или менее понятно (если ты противник убийства животных – не ешь мяса), то с фашизмом несколько сложнее. Вопрос кого считать «фашистом» в России, сложный и неоднозначный. У западных антифашистов проще: там крайне правая риторика практически всегда сближается с нацизмом. Но Россия с этим самым нацизмом воевала, и поэтому здесь западные антифа-расклады не всегда работают. Насчет неонацистов, которые вскидывают руки в нацистском приветствии, носят свастики и орут «Хайль Гитлер», вопросов нет. А как быть с националистическими организациями, ничего общего с нацизмом не имеющими? А с эпатажными фигурами, которые используют «правую» риторику? А те, кто устраивает марши под фашистскими знаменами в прибалтийских республиках, – это что, не настоящие фашисты? Еще большую путаницу вносят спонсируемые государством молодежные объединения вроде «молодежного демократического антифашистского движения НАШИ». Возможно, поэтому антифа формулируют свою позицию максимально широко: «Мы – против любой дискриминации вообще». Из «манифеста левых антифашистов», опубликованного на одном из антифа-сайтов: Мы убеждены, что фашизм – дело не только далекого прошлого, не только история, как ошибочно полагают многие обыватели; фашизм – социальное явление, имеющее свои глубокие корни. Однако бороться с ним имеет смысл только тогда, когда это борьба за принципиально иное общество – по-настоящему демократическое, свободное, справедливое и эгалитарное. Эти принципы есть истинно левые принципы, и альтернатива ультраправым и фашистам может быть только левой. Поэтому мы – левые антифашисты. […] Мы сознаем, что победить фашизм окончательно можно лишь перестроив общество на принципах свободы, равенства и справедливости. Эта задача предполагает построение демократического управления глобальной экономикой, максимально широкое участие людей в управлении, упразднение барьеров и границ между народами и построение свободного содружества стран в мировом масштабе. В конечном итоге, это борьба за социалистический мир, в котором не будет места эксплуатации человека, все будут иметь возможность свободного и творческого развития, а все антигуманные и человеконенавистнические теории и концепции действительно станут лишь страшной страницей в истории. Лозунги: Нет эксплуатации человека человеком! Экономика для миллиардов, а не миллиардеров! За достойные стипендии, зарплаты, пенсии и пособия! За гарантию прав на качественное жилье, образование и медицинское обслуживание! За мир без насилия и границ! Нет расизму, фашизму, национализму, ксенофобии и гомофобии! Нет дискриминации по цвету кожи, национальной, религиозной принадлежности, по полу или типам сексуальной ориентации! За право наций на самоопределение вплоть до отделения! Долой антинаучные и антигуманные расовые, национальные, религиозные, гендерные, сексуальные и прочие мифы и предрассудки! За развитие научного сознания и культуры в обществе! Нет клерикализации, за свободу слова и самовыражения! За гарантию прав на физическое и духовное развитие! За свободу миграции! Нет прописке, за свободу передвижения и выбора места жительства! За равные права для всех работников, учащихся и пенсионеров, вне зависимости от их национальности и гражданства! За равные права для женщин! Нет дискриминации и эксплуатации детей, за охрану детства! За равные права для лесбиянок, геев, бисексуалов и транссексуалов! Нет дискриминации иностранцев, женщин и ЛГБТ на рабочем месте! За право ЛГБТ заключать контракты о партнерских отношениях! За право на любовь! Основные методы антифа – нанесение на заборы и стены соответствующих идеологических граффити, участие и организация антифашистских пикетов и демонстраций, иногда – флэшмоб-акции вроде разворачивания баннера «Фашизм не пройдет» перед Исаакиевским собором в Петербурге в марте 2007 года. Само собой, используют они пропаганду своих идей в Интернете. Один из распространенных способов виртуальной войны с противником – взлом сайта враждебного движения или группировки. Практикуются расклейка стикеров в метро, выпуск и распространение листовок. Но есть и более радикальные методы. Конец ознакомительного фрагмента. Текст предоставлен ООО «ЛитРес». Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию (https://www.litres.ru/vladimir-kozlov/realnaya-kultura-ot-alternativy-do-emo/?lfrom=334617187) на ЛитРес. Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.
КУПИТЬ И СКАЧАТЬ ЗА: 79.99 руб.