Сетевая библиотекаСетевая библиотека
Черный PR: запрещенные приемы нападения и защиты Игорь Владимирович Клоков Мы живем в эпоху глобализации. Но глобализация – это не только всемирное управление производством и потреблением, это также и управление сознанием. Некогда невинное приложение к рекламе, технология паблик рилейшнз (связи с общественностью) сегодня позволяет бизнесменам значительно увеличивать число потребителей своих товаров и услуг, а политикам – многократно расширять круг избирателей. Пиар из вспомогательного инструмента превратился в мощную технологию манипулирования сознанием. Какие приемы паблик рилейшнз используются в бизнесе и политике, что нам показывают и что от нас скрывают, как нами управляют и как остаться свободным от подобных управляющих влияний – об этом вы узнаете из книги. Что можно и нужно видеть за блестящей мишурой лозунгов, плакатов, воззваний и витрин, как сохранить незамутненным свое сознание – об этом рассказывает автор, приводя примеры из жизни, протекающей здесь, рядом. Хозяева жизни хотят видеть в нас только управляемое стадо. Для того чтобы оставаться человеком, нужно не только смотреть и слушать, важно видеть и слышать. Этому учит книга. Игорь Клоков Черный PR: запрещенные приемы нападения и защиты Введение Короткое словечко «пиар» настолько стремительно вошло в обиход, что многие, даже образованные, люди до сих пор смутно представляют, что, собственно, оно означает. Как байку, рассказывают историю: накануне выборов в кабинет ответственного руководителя регионального масштаба, человека старой закалки, ввалилась команда столичных спецов с «аппетитным» предложением «попиариться». Некоторое время послушав напористый монолог гостя, старый хозяйственник простодушно взмолился: «Мил человек, да растолкуй ты мне, старому, что оно такое этот ваш „ПЕАР“?» Конечно, таких абсолютно несведущих в этом вопросе руководителей уже почти не осталось. Сегодня все влиятельные, публичные люди прибегают к услугам специалистов по той разновидности социальных технологий, которая известна у нас как пиар (данный термин – простое прочтение английской аббревиатуры PR, то есть Public Relations, что переводится как «связи с общественностью»). Великий и могучий русский язык быстро адаптировал импортную диковинку, и вот уже на всех углах звучит: «пиариться», «пиарщики» и, наконец, «черный пиар». А из-за чего сыр-бор? Из-за какой-то там общественной информации! Но оказалось, что в цивилизованном просвещенном обществе именно информация, дозированно поставляемая и умело «приправленная», превращается в мощное оружие, способное изменить расстановку сил на аренах общественной борьбы любого уровня похлеще баррикадных боев. Пиар «делает» президентов из никому не ведомых функционеров, превращает в эстрадных звезд заурядных девушек и юношей, продвигает товары и услуги, еще вчера казавшиеся экзотичными и ненужными. Тема эта невероятно интересная и огромная, и осветить ее так, как она того заслуживает, в одной книжке практически невозможно. Поэтому начнем с самого яркого и опасного, на мой взгляд, явления из сферы Public Relations – с так называемого черного пиара. Как повелось, белым у нас именуют доброе, чистое, правое, законное и благое, а черным – все противоположное: незаконное, недоброе, нечистое… Само выражение «черный пиар» вошло в нашу жизнь с легкой руки самого известного у нас пиарщика, писателя, автора элитарной прозы Виктора Пелевина. Надо признать, что одной этой фразы хватило бы, чтобы обессмертить имя автора – столь широко распространился черный пиар по земле российской. Ни одна избирательная кампания не обходится у нас без использования «грязных технологий», как еще именуют черный пиар. «Война компроматов», «слив» или псевдослучайная утечка информации – это уже привычные и знакомые каждому приемы, с неизбежностью возникающие накануне любого общественно значимого события, связанного с принятием важных решений. Так пиар из искусства достижения гармонии, как велеречиво именовали его создатели, превратился в противоположность, а именно в средство создания хаоса. Первоначально пиар затевался как система влияния на массы, чтобы вынудить их одобрить либо принять те или иные ценности. Черный же пиар предлагает систему мер для устранения конкурентных, альтернативных ценностей. Таким образом, общество подталкивают к принятию угодного кому-то решения методом исключения, идя от противного. А результат все тот же – манипулирование сознанием масс. Неприятно, что и говорить. И как же поступать нам, тем самым массам, которыми манипулируют? Ответ один: научиться распознавать манипуляторов с тем, чтобы если и не выводить их на чистую воду, так по крайней мере не позволить себя одурачивать, не давать ловкачам нашими руками доставать каштаны из огня для их сытой и безбедной жизни. Только таким образом и можно противостоять циничной уверенности власть предержащих в праве на вседозволенность. Вспомним хотя бы красноречивое высказывание Генри Киссинджера от лица всех политиков: «Незаконное мы совершаем немедленно, неконституционное требует несколько больше времени». Что имел в виду один из самых ярких и успешных политиков? Да все то же: любое решение можно «протащить» в любом демократическом институте, достаточно лишь приложить некоторые усилия, используя пиаровские приемы. Пиар, в том числе и черный, нельзя отменить, как нельзя «отменить атомную бомбу или Интернет. Или мы научимся управляться со всем этим, или оно расправится с нами – чего, конечно, не хотелось бы. Пиар – и черный, и белый – „родился и прижился“ в недрах современной демократической системы, которая, как известно, несовершенна, но лучше ее никто ничего не придумал. Остается принять это как факт, считаться и жить с ним, сохраняя приверженность вечным ценностям, которые черный пиар пытается если не разрушить, то расшатать. Мы научимся, это не так уж и сложно. Ведь на любой прием всегда найдется контрприем. Возможно, многие из таких приемов и контрприемов вам уже известны, вы что-то где-то слышали, видели, читали, но не отдавали себе отчета, не задумывались, не рассматривали деталей или смотрели не под тем углом. Оно и понятно – пиар совершенствуется, доходя порой до уровня искусства. А настоящее искусство, по словам одного мудреца, в умении скрыть искусство. Целью написания этой книги как раз и было – помочь видеть, узнавать и противостоять современным технологиям влияния, и именно той их разновидности, которая известна как черный пиар. Глава 1 ИСКУССТВО ДОСТИЖЕНИЯ ГАРМОНИИ: ХОТЕЛИ КАК ЛУЧШЕ, КАК МОЖНО ЛУЧШЕ! Вступая на скользкую почву социальных технологий, где все туманно и неопределенно, нам никак не обойтись без некоторых твердых ориентиров. Прежде всего необходимо изначально договориться о терминах и определениях, которые будут использоваться. Задача эта не из простых, особенно когда речь идет о пиаре, а именно о его «черной разновидности». Для начала определимся, что же такое пиар, вспомним о его происхождении и родственных связях. Определения Любая книга, хоть в какой-то мере посвященная пиару, начинается с определений. Уж больно новая, деликатная и подвижная это сфера. Нам не избежать того же! «Public Relations – это искусство и наука достижения гармонии посредством взаимопонимания, основанного на правде и полной информированности». Вот такое определение, с претензией на каноническое, предложила Международная ассоциация по связям с общественностью (International Public Relations Association). Пафосное, поэтичное и слишком красивое, чтобы быть приемлемым! В различных учебниках по пиару можно найти более прозаические и толковые определения, например: «Public Relations – это управление совокупностью коммуникативных процессов компании в отношениях с общественностью с целью достижения взаимопонимания и доверия». В развитие этого постулата одержимые идеей собственной значимости профессионалы даже утверждают, что вообще организуют коммуникативное пространство нынешнего общества. О коммуникациях мы поговорим отдельно, ведь без их развития было бы невозможно и развитие пиара. Что касается общества, то, конечно же, связи, и самые тесные, между активностью пиар-специалистов и принимаемыми людьми решениями существуют. Американское пиар-общество декларирует в числе своих задач и такую: помогать плюралистическому обществу эффективнее функционировать за счет достижения взаимопонимания между группами общества и его учреждениями. То есть оно выстраивает гармоничное сочетание частных и общественных интересов. Даже так! С точки зрения макропроцессов, пиар – наука об управлении общественным мнением. И здесь мы снова вступаем на зыбкую почву неопределенности, поскольку, как известно, общественное мнение – это мнение тех, чьего мнения обычно не спрашивают. Если все-таки опуститься на землю, то пиар можно определить как деятельность, направленную на создание и поддержание доброжелательных отношений между организацией или публичной персоной и общественностью. Функциональное определение целей пиара: «установление двустороннего общения для обнаружения общих интересов или представлений и для достижения взаимопонимания, которое должно быть основано на правде, знании и полной информированности» [5]. Чуть более пафосное определение цели пиара: «эффективное распространение информации среди публики на благо общества». Так сложилось (наверное, закономерно, но об этом чуть позже), что в России пиар с первых шагов получил известность именно в негативной форме. Его проявления вызывают осуждение и порицание, в стране сформировалась когорта неприятелей пиара. Поэтому вот еще одно определение, усиленно циркулирующее в среде российских антипиарщиков: промывание и ахинеизация разума (ПИАР). Английский прототип при этом читается так: рrogramming reason – «программирование разума». Излишне говорить, что ничего общего с предметом рассмотрения это словоблудие не имеет, но очень красноречиво характеризует градус накала негативных эмоций, возбуждаемых в среде активных общественников самим фактом существования и применения пиара. В зависимости от сферы применения выделяют многочисленные типы пиара: • корпоративный: управление репутацией, имиджем, идентичность и коммуникации с окружением; • бизнес-пиар: управление отношениями между компаниями – участниками рынка; • кризисный и антикризисный; • политический (лоббирующий); • избирательные технологии; • экологический (окружающая среда), технологический (Интернет) и т. д. Теперь о черном пиаре. Его определение легко сформулировать методом от противного: « черный пиар– создание и распространение информации, направленной на формирование у аудитории, клиентов и потенциальных клиентов негативного отношения к определенному явлению, событию, процессу, товару или услуге». То есть это любые информационные атаки или даже войны, направленные на разрушение имиджа, компании, бизнеса. После несколько нудных определений, что есть пиар, а чем он не является, наверняка неполных и уязвимых для критики, критиков и критиканов, нам придется договориться о терминологии хотя бы в рамках этой книги. Прежде всего, примем, что сам главный предмет, а именно PR (Public Relations), будем величать по традиции пиар, причем даже с изменением по падежам. В такой форме данный термин уже спокойно употребляется даже в специальной литературе, что уже говорить о книге, адресованной широкой аудитории! Шутливое, но одновременно и каноническое определение черного пиара дал Виктор Пелевин в своей книге «Generation „П“» (бытует даже мнение, что он и породил этот термин): «Public relations – это отношения людей друг с другом. Люди хотят заработать, чтобы получить свободу или хотя бы передышку в своем непрерывном страдании. А мы, копирайтеры, так поворачиваем реальность перед глазами target people, что свободу начинают символизировать то утюг, то прокладка с крылышками, то лимонад. За это нам и платят. Мы впариваем им это с экрана, а они потом впаривают это друг другу и нам, авторам, – это как радиоактивное заражение, когда уже не важно, кто именно взорвал бомбу. Все пытаются показать друг другу, что уже достигли свободы, и в результате мы только и делаем, что под видом общения и дружбы впариваем друг другу всякие черные пальто, сотовые телефоны и кабриолеты с кожаными креслами. Замкнутый круг. Этот замкнутый круг и называется черный пиар». Еще одна оговорка для лучшего понимания того, о чем пойдет речь дальше. В этой книге мы не станем разделять области применения пиара. Известно, что влияние общественного мнения в демократическом обществе имеет определяющее значение для сферы бизнеса, для власти и политической борьбы. На протяжении 150 лет существования пиара его приемы легко и элегантно мигрируют из одной сферы в другую и наоборот. Оказалось, что борьба за деловой успех и сражения за политическое превосходство происходят по одинаковым схемам, в схожих условиях, подчиняются одним и тем же законам. Что говорить, если словосочетание «продажный политик» – это уже не ругательство, а просто констатация! Поэтому нет смысла разбирать, чем отличается черный пиар в предпринимательской среде от грязных избирательных технологий. Будем считать, что и там и там действуют одни и те же «наука и искусство» – пиар. Вследствие того что российская терминология в области пиара не устоялась, в разной среде существует неодинаковое понимание черного пиара. И поскольку толкованием терминов занимаются в основном профессионалы, а от них знания получают уже все интересующиеся, в различных сферах влияния и терминология употребляется по-разному. Например, черный пиар – это просто пиар, который оплачивается нелегально, то есть «черным налом». Вместо того чтобы создавать информационный повод, о котором СМИ сами охотно напишут, они ваяют как попало заметку, никому, кроме них и их заказчиков, не интересную, и оплачивают ее публикацию. Еще одно определение: черными , вернее, « грязными» технологиями называют не позитивную, рекламную информацию о себе или своем заказчике, а негативную, антирекламную информацию об оппоненте. Иногда такой негатив пытаются разделить на законный, моральный, когда информация правдивая, и незаконный, клеветнический и аморальный – когда информация не соответствует действительности. Градация определений довольно велика, но нам важно определиться по большому счету. Утвердилось два принципиально отличных толкования. •  Черный пиар обязательно связан с использованием не только негативной, но и аморальной информации, вытаскиванием на свет божий «грязного белья», шельмованием, откровенным враньем, одним словом, с тем, что приличный цивилизованный человек не может себе позволить. Методы предполагаются также аморальные: навязчивая рассылка невостребованной рекламы или, например, спаивание избирателей. •  Черный пиар – конечно, использование негативной информации, но не обязательно поливание грязью и ложь. Это могут быть правдивые, честные, но дискредитирующие сведения. Одним словом, применяются методы пиара не для продвижения идеи, бренда, товара, а для их дискредитации и устранения с конкурентного поля. Второе толкование представляется более широким и оправданным. К тому же именно так понимают черный пиар в основном повсюду в мире (за пределами России). В данной книге не будут акцентироваться различия между пиаром и черным пиаром, хотя посвящена она, безусловно, использованию последнего. Черное – белое, белое – черное Часто простое кажется вздорным, Черное – белым, белое – черным… Песенка, прозвучавшая в культовом телесериале конца советской эпохи с многозначительным пророческим названием «Большая перемена», наилучшим образом обозначает парадоксы пиара. Так же, как оружие в зависимости от сознания воина может быть обращено либо на внешнего врага, либо на внутреннего, пиар способен как прославлять и окрылять, так и принижать и даже убивать. Подобные рассуждения в конечном итоге приводят к парадоксальному на первый взгляд выводу: нет принципиального различия между черным пиаром и обычным, не черным. Оба используют практически одинаковые методы. «Окраска» определяется лишь целями, которые ставят перед собой спецы по пиару. Например, к столетию образования Австралийского Союза в 2001 году правительство федерации постановило провести дорогостоящую пиар-акцию для укрепления консолидации австралийского народа. $5,5 млн было потрачено на строительство Площади согласия (Reconciliation Place) в Канберре. Вполне грамотная пиар-акция. Но со стороны национальной оппозиции, с точки зрения коренных жителей пятого материка, которые упорно выступают за возврат своих земель, отнятых некогда белыми поселенцами, – это чистейшей воды черный пиар. Конфликт аборигенов и белых в Австралии все еще ожидает своего цивилизованного разрешения, ни о каком согласии нет и речи. И пока что вожди сопротивления, объединившись под знаменами палаточного посольства аборигенов, с нарастающим ожесточением протестуют против попрания их суверенных прав, совершенно законно используя вполне устоявшуюся в таких случаях лексику. В России, как и в большинстве государств бывшего советского пространства, пиар наиболее известен именно как «черный». О нормальных взаимоотношениях лидеров и избирателей или потребителей и производителей, которые как раз и выстраивает система общественных связей, у нас мало говорят, мало о них знают и мало с ними считаются, так как их на самом деле мало. Иное дело – «грязные технологии», подтасовки, войны компроматов, утечка информации – то, что и составляет понятие «черный пиар». Все это широко используется, работает и потому известно каждому школьнику. Почему пиар у нас сводится к «черному»? Не обязательно быть проницательным экспертом, чтобы это понять, достаточно просто стать внимательным и непредвзятым наблюдателем. • Наш народ в массе своей, той, которую принято именовать «население» и которая составляет абсолютное большинство как избирателей, так и потребителей, отличается предельной социальной апатией. Неудивительно, ведь три поколения приучались к единодушию, когда 99,999 % были «за» то, что предлагала власть, ибо те, кто против, устранялись довольно радикально. • В России особенно легко «проводить» любые идеи. Вероятно, такое утверждение покажется слишком смелым, но его можно без труда обосновать. Российские журналисты, как уже много раз отмечалось, ленивы и нелюбопытны. Они потребляют и используют любую готовую информацию, за которой не нужно охотиться, проверять, которую не нужно добывать. А ведь журналист – основной ретранслятор идей, которые стремится провести автор или заказчик пиар-кампании. Причем традиционно именно плохому, негативному, очерняющему доверяют значительно больше, чем позитивному или пропагандистскому. Главный тезис журналистики: «Самолет взлетел и приземлился – это не новость. Новость – это если самолет взлетел, но не приземлился». Кстати, довольно часто даже образованные люди в пиаре и черном пиаре видят не больше, чем заказную продажную журналистику, а это примерно то же самое, что в мобильном телефоне видеть электрофонарик. Непереводимая игра слов Само название «черный пиар» непереводимо на иностранные языки, хотя понятие такое, конечно, есть в каждой стране. В англоязычном мире, откуда к нам и пришла вся пиаровская терминология, на дословный перевод сочетания black PR отреагируют, да еще к тому же позитивно, разве что представители чернокожего населения. Да-да, возможно, было бы сюрпризом и для многих наших профессионалов-пиарщиков, что в тех случаях, когда они используют словосочетание black PR, стараясь быть понятными для иностранцев, понимают их превратно! Для нас звучит забавно, но в Америке есть даже Национальная ассоциация черного пиара (National Black Public Relations Society (NBPRS)). Догадайтесь, чем она занимается? Нет, вовсе не организацией выборов на заказ и не дискредитацией конкурентов по бизнесу! Всего-навсего координацией, правовой защитой (далее по списку) деятельности афроамериканских профессионалов в области общественных коммуникаций! А информационное агентство Black PR Wire, Inc вовсе не эпатирует! Оно лишь имеет дело с распространением информации в интересах чернокожего сообщества США в основном через СМИ, которыми владеют опять-таки афроамериканцы, а таких насчитывается не менее 1600. Так что тот смысл, который у нас вкладывается в сочетание «черный пиар», до англоговорящей публики лучше донести выражением dirty public relations – «грязный пиар». Но почему-то оно не имеет столь широкого хождения и в принципе не устоялось как термин. Временами возникают даже конкурентные выражения, например Dead Agent («мертвый фактор») – мероприятие по дискредитации какой-либо позитивной информации. Если копнуть глубже, термин black PR имеет хождение в кругах сайентологов – реакционной полусекты-полурелигии, креатуры Рона Хаббарда. Судя по всему, именно из этой среды он и шагнул в русскоязычный обиход. Прогулка по окрестностям Многообразие проявлений общественных симпатий и антипатий так же, как и форм и методов их корректировки, не поддается строгой классификации. По крайней мере, до сих пор таких попыток не было. Нам все-таки придется попытаться определить смежные с пиаром темы, прежде всего, чтобы и не свалить все в одну кучу, и не уйти в сторону от основного предмета книги. Чем все-таки отличается пиар от политической и социальной рекламы, паблисити и промоушн, пропаганды и дезинформации, имиджмейкинга и социального программирования, наконец? Чем отличаются пиаровские методы от коммуникационного менеджмента или диффамации и тому подобных приемов? А может, и не отличаются вовсе? Изобилие иностранных слов само по себе может вызвать отторжение. Но тут уж ничего не поделаешь, использование заимствованных слов – это не чья-то интрига, а следствие объективной ситуации: в русском языке нет своей терминологии, потому что и сам предмет в русскоязычной среде практически не существовал. Вернее, существовал в единственной дозволенной форме – коммунистической, сиречь большевистской, пропаганды. Пиар ворвался к нам на крыльях демократизации, и хоть само явление было быстро адаптировано, терминология настоящей адаптации не претерпела, по крайне мере до сей поры: сплошь англицизмы. С этим придется смириться. Реклама Самые забавные отношения сложились между пиаром и рекламой. Объяснять, что есть реклама, никому не нужно. Кстати, слова «реклама» и «рекламация» происходят от одного и того же латинского слова reclame – «выкрикиваю», то есть «выкрикиваю как хорошее, так и плохое». Настоящая реклама – не просто предложение товара, услуги или идеи. Она предлагает комфорт и удовольствие, которые получит потребитель, если совершит покупку. Полушутя иногда утверждают, что, мол, пиар – это бесплатная реклама. Категорически неверно! Потому что, во-первых, не бесплатная, пиар – дорогостоящее занятие. А во-вторых, и не реклама! Специалисты утверждают, что именно реклама является инструментом пиара, но никак не наоборот. Существует несколько формальных и принципиальных различий между пиаром и рекламой. Рассмотрим некоторые из них. • Реклама должна бросаться в глаза, пиар – быть незаметным, то есть срабатывают скрытые механизмы воздействия. • Особые мероприятия, проводимые при спонсорской поддержке компании, не могут рекламироваться, поскольку это повлечет за собой снижение имиджевого эффекта. Здесь используются только пиар-технологии – в деловом, скромном, но заметном стиле. • Пиар работает с разумными, думающими потребителями. Реклама рассчитывает на прямое понимание, думающие потребители, как правило, ее не принимают. • Реклама работает с целевой аудиторией. Пиар имеет дело с группами общественности. Помня о целевой аудитории, он охватывает и другие слои общества. • Реклама создает спрос, формирует сиюминутное желание потреблять. Пиар формирует репутацию, воспитывает лояльного потребителя. Пропаганда Пропаганда (от лат. рropaganda – «подлежащее распространению») означает распространение идей, безотносительно к тому, как это делается. Обычно пропаганду даже не пытаются скрывать, в частности, в советское время коммунистические агитации и пропаганда были вполне уважаемым занятием, составной частью плановой идеологической «обработки» народонаселения. Пропаганда – явление противоречивое. С одной стороны, она возникает только в условиях борьбы интересов, то есть на поле демократии, в условиях свободы выбора. С другой стороны, пропаганда ставит своей целью устранить выбор и навязать аудитории одно безальтернативное решение. Хитрость в том, что подобное распространение идей создает иллюзию согласия между пропагандистом и аудиторией. В СССР пропаганда была возведена в ранг государственной политики, а ее методы доведены практически до совершенства. Рассмотрим достаточно четко определенный арсенал средств пропаганды: • упрощение, в том числе персонификация врага; • преувеличение, плавно перетекающее в искажение фактов; • аранжировка (оркестровка) – многократное повторение упрощенных сообщений для их искажения; • трансформация – адаптация для различной аудитории; • возбуждение – заражение аудитории идеей для единодушного одобрения. В СССР широко применялось также понятие «контрпропаганда» – использование тех же методов для противодействия враждебному информационному давлению. От пропаганды не отказываются и самые демократичные режимы. В частности, в США периодически проводятся широкие пропагандистские кампании в поддержку тех или иных спорных решений, например по войне в Ираке. В учебниках по рекламе можно встретить другое, менее драматичное определение пропаганды: «использование для целей сбыта редакционного, а не платного места в СМИ». Пиар плохо совместим с пропагандой. Хотя в своей «черной» ипостаси не отказывается от ее эффективных средств. Дезинформация В информационном противодействии дезинформация применяется издавна и порой очень эффективно. Дезинформация – сознательное использование обмана и фальсификации, направленное на достижение конкретной цели, обычно нанесение вреда. В отличие от пропаганды, это именно лживая информация, которая выглядит правдоподобно для ориентирования деятельности получателя в направлении, невыгодном для него (а выгодном для распространителя дезинформации). Системное, но немного однобокое и потому довольно забавное определение дезинформации дает Большая Советская Энциклопедия: «умышленное распространение искаженной или лживой информации. В буржуазных странах широко используется в качестве средства политической пропаганды с целью введения в заблуждение общественной мысли (относительно реалий социализма)». Черный пиар, не стесняясь, использует дезинформацию. Паблисити и имиджмейкинг Паблисити (от англ . publicity – «публичность, гласность») означает создание известности, популяризацию. Обычно касается действий, направленных на возбуждение интереса публики к конкретной персоне. Другое значение термина – материал, представляющий интерес для аудитории издания. «Публиковать на правах паблисити» – значит разместить информацию, чаще всего рекламную или пиаровскую, бесплатно, именно потому, что она может представлять интерес для читателя сама по себе. Паблисити – всего лишь одно из орудий пиара. Гораздо более серьезные отношения связывают пиар и имиджмейкинг – создание благоприятного имиджа, то есть формирование впечатления и эмоционального восприятия объекта, будь то товар, фирма или персона. Хороший имидж организации или компании формируется по следующим направлениям: • организация выполняет часть функций общества и государства и даже отражает лицо государства в себе; • имеет могущество, чтобы влиять на важнейшие сферы жизни общества; • действия лидера одобряются большинством общества и хорошо известны; • персонал организации доволен положением вещей в ней и предан ее интересам; • компания участвует в создании условий для развития гражданского общества; • обеспечивается максимально высокий уровень удовлетворения потребностей общества; • компания быстро реагирует на изменения требований рынка; • действует в интересах населения, не завышая тарифы и расценки; • внедряет достижения научно-технического прогресса; • предпринимает усилия по сохранению окружающей среды и улучшению экологии; • участвует в спонсорских и благотворительных мероприятиях. Имидж формируется долго, но может быть легко разрушен. Черный пиар как раз и ориентируется на последнее. В сравнении с имиджмейкингом и его целями, пиар в своем «черном» варианте выполняет ровно противоположную функцию – меняет представления об объекте со знака «плюс» на «минус». Промоушен Промоушен (от англ. promotion – «продвижение, содействие, стимулирование») не имеет точного русского эквивалента, ни одно из значений перевода не передает смысла данного термина. Промоушен – это комплекс мероприятий по содействию сбыту товара, услуги или идеологии. В торговле означает не прямое предложение, а различные приемы, которые подталкивают покупателя к совершению покупки, например выставки, дегустации, кампании по предоставлению особых условий продажи, вроде скидок, бонусов или увеличенных сроков гарантии и т. д. Со временем придумываются все новые комплексные варианты, например «перекрестный промоушен», то есть предложение вроде: «если вы купите ящик нашего пива, вы будете иметь 30 %-ную скидку на кроссовки!». Очевидно, что приемы промоушен эффективны для целей пиар-кампаний. Глава 2 ПИАР: ИСТОРИЯ И ЗАБЛУЖДЕНИЯ Если хочешь вести людей на смерть, скажи им, что ведешь их к славе.     Шарль Морис Талейран, министр иностранных дел Франции в период империи Наполеона Бонапарта, мастер тонкой дипломатической интриги После того как мы договорились не делать различий между пиаром черным и не черным, наверняка в душу читателя закралось сомнение: а ту ли книжку я купил? Надеюсь, что ту, уважаемый! Здесь вы не встретите банальных перепевов, «жеваных-пережеваных» причитаний о том, как нас объегоривают, это верно. Но, возможно, найдете немало забавных фактов и соображений, которые позволят ориентироваться в технологиях пиара как такового и черного пиара в частности. А пока заглянем в историю. Пионеры Принято считать, что сама система Public Relations – сугубо американское изобретение. Учебники по пиару любят называть первой успешной пиар-акцией так называемое «бостонское чаепитие». К концу XVIII века окрепшие колонии Северной Америки уже тяготились властью Британской короны. Нужно было создать информационный повод для начала активного противостояния метрополии и для сплочения колонистов. В 1773 году колонисты, переодевшись индейцами, ворвались на английские корабли в Бостонском порту и выбросили за борт партию чая. Это событие выглядело как акция протеста против беспошлинного ввоза чая англичанами, что подрывало экономику колоний, а на деле оказалось мощной пиар-акцией. Англичане, как говорится, «повелись», британский парламент отреагировал принятием серии репрессивных актов, что по нарастающей привело к началу войны за независимость в 1775 году и созданию США. Декларация независимости была принята всего через три года после акции – 4 июля 1776 года! С позиций сегодняшнего дня «бостонское чаепитие» вполне может сойти за пиар, причем с точки зрения Великобритании – даже черный пиар. Но, строго говоря, таких «пиар-акций» можно найти в истории тысячи, начиная чуть ли не с каменного века. Тем не менее именно на американской земле спустя полстолетия получил хождение термин Public Relations для обозначения радения об общественном благе. И только еще спустя почти 100 лет появилось первое настоящее пиар-агентство Эдварда Бернейса «по управлению известностью». Успешной его деятельность назвать трудно, но книга Бернейса, говорят, лежала даже на столе у Геббельса, а Гитлер и Франко наперебой зазывали автора к себе на работу. Процесс пошел, и в США уже с 20-х годов ХХ века в высших учебных заведениях появились отделения по подготовке специалистов в области пиара. Одним из первых успешных профессионально работающих пиар-агентств была компания Whitaker-Baxter, созданная супругами Леоне Бакстер и Клемом Уайтекером в Сан-Франциско, Калифорния, в 1933 году. Агентство одинаково умело помогало избираться как республиканцам, так и демократам. Всего за 20 лет супруги провели около 80 кампаний, и лишь шесть из них были неудачными. Бум пиар-агентств пришелся на «золотое двадцатилетие» с 1945 по 1965 год. Примерно в середине данного периода произошло эпохальное событие: в американском обществе количество white collars («белых воротничков», служащих) стало больше, чем blue collars («синих воротничков», простых работников). Число профессионалов, занятых в сфере пиара, в это время превысило 100 тыс. человек. Карнеги Когда у нас начали говорить о технологиях влияния, первое имя было не Бернейс и не Бакстер, а Дейл Карнеги. Кому не известна его книга «Как завоевывать друзей и оказывать влияние на людей»! Сейчас о Карнеги у нас не знают разве что младенцы. В том, что касается пиара, больших заслуг Карнеги нет, но вот почему-то в бывшем СССР именно с него началась эта тема. У нас его оценили очень высоко, не в пример научным достижениям того времени, будь то генетика или кибернетика. Для сравнения: в то время как в словарях и энциклопедиях, изданных в 50-х годах, кибернетика все еще именовалась «буржуазной лженаукой», а ее создателя Норберта Винера соответственно называли «реакционным лжеученым», методичка Дейла Карнеги издавалась ограниченными тиражами и в красном коленкоровом переплете расходилась среди политработников, распространялась тайно, как документ для служебного пользования (ДСП), секретный рецепт профессионального и жизненного успеха. В это сейчас даже трудно поверить! Казалось бы, что секретного найдешь в трудах Карнеги? Простые, даже примитивные советы. Каждый, кто прочитал его книги, наверное, сам себе говорил: «Боже, да я ведь все это знаю!» «Льстить – значит говорить человеку именно то, что он о себе думает» – ну разве в этом есть что-то новое? Зачем же советские власти это засекречивали? Именно потому, что в рекомендациях Карнеги нет никаких заумных и сложных трюков, каждому по силам ими воспользоваться! А уж в каких целях, это решает сам человек. Пугающими и одновременно зазывными для партийных идеологов той поры выглядели откровения Карнеги: «Если в демократическом обществе решение принимается мнением большинства равноправных членов, то нет ничего проще добиться нужного решения – достаточно привлечь на свою сторону это большинство, хотя бы на короткое время». Наставник вождей из эпохи Возрождения Здесь необходимо сделать лирическое отступление, чтобы не создалось впечатление, что пиар и черный пиар возникли словно бы из ничего, из «грозового облака» ХХ века. Ведь действительно, советские пропагандисты – «продукт» советского строя, того самого, который возник на разрытых до основания руинах старого мира. А американцы и вообще – нация без истории по нашим меркам. Так вот, для подтверждения того, что пиар – продукт эволюции общественного сознания, припомним кое-что из средневековой истории, а именно, из славной эпохи Возрождения. Флорентиец Никколо Макиавелли еще в 1532 году опубликовал трактат «Государь», обессмертивший его имя. Книжка и впрямь получилась достойная и полезная. В ней провозглашалось в качестве нормы политического действия положение о том, что цель оправдывает любые средства, употребленные для ее достижения. Циничный совет адресовался, впрочем, не всем гражданам, а только избранным, власть предержащим. При этом оговаривалось, что подлинной целью государя должен стать не приватный интерес, а общее благо. Макиавелли знал, что говорил, поскольку полтора десятилетия был профессиональным, активно практикующим политиком, а время было интересное – бурно развивались итальянские города-государства. Богатые, но крохотные государства оставались слабыми «игроками» в масштабах мировой политики, и Макиавелли как раз и «пиарил» создание единого мощного итальянского государства. Это была сверхидея книги, но, помимо этого, широкая эрудиция и мощный интеллект автора вылились в целый сонм рекомендаций и советов, не утративших значения до сих пор, притом не только для политических правителей, но и для лидеров в любом деле. Макиавелли твердо стоял на земле и, полемизируя с авторами многочисленных утопий – мечтаний об идеальных государствах и обществах, утверждал: «Расстояние между тем, как люди живут, и тем, как должны жить, столь велико, что тот, кто отвергает действительное ради должного, действует скорее во вред себе, чем во благо… Желая исповедовать добро во всех случаях жизни, он неминуемо погибнет, сталкиваясь с множеством людей, чуждых добру… Государь, если он хочет сохранить власть, должен приобрести умение отступать от добра и пользоваться этим умением смотря по необходимости». По нынешним временам откровенно аморальные советы, конечно. Но действенные! Хотя вряд ли Макиавелли в его время противоборства с миллионами жертв предвидел, к чему может привести написанное им: «Государь, если он желает удержать в повиновении подданных, не должен считаться с обвинениями в жестокости. Учинив несколько расправ, он проявит больше милосердия, чем те, кто по избытку его, милосердия, потворствуют беспорядку. Ибо от беспорядка, который порождает грабежи и убийства, страдает все население, тогда как от кар, налагаемых государем, страдают лишь отдельные лица». Сказал бы он так, если бы знал о Сенатской площади, Кровавом воскресенье, красном терроре, ГУЛАГе, оранжевой революции? Что говорить, в те времена мир был проще и даже самые сложные вопросы имели однозначные решения. Что лучше – чтобы государя любили или боялись? Или лучше и то и другое? «Любовь плохо уживается со страхом, поэтому, если выбирать, то надежнее страх. О людях в целом можно сказать, что они неблагодарны и непостоянны, склонны к лицемерию и обману, их отпугивает опасность и влечет нажива». Если вас, читатель, утомило цитирование, просто согласитесь: да, именно благородный дон Никколо Макиавелли был первым в истории человечества пиарщиком! Но так же, как изобретения его современника Леонардо да Винчи: танк, парашют, подводная лодка, и рассуждения хитроумного политика с «лисьим» выражением лица нашли массовое применение лишь в ХХ веке. Вряд ли случайно. Возможно, век ХХ потомки когда-то назовут «Возрождение-2». Ведь именно он положил начало эпохе надгосударственных союзов и формированию общественного мнения уже не отдельных государств, а их объединений. Пиар и массовые коммуникации Удивительно, но при всем многообразии мнений о происхождении и развитии пиара никто из аналитиков до сих пор так и не сопоставил два процесса современного мира: широкое распространение пиара и интенсивное развитие массовых коммуникаций. По крайней мере, никаких серьезных исследований и заявлений на этот счет не опубликовано. А напрасно! Очевидно, что процессы эти не идут параллельно, а прочно связаны. Пиар как наука или явление непосредственно от коммуникаций не зависит. Зависит только его эффективность, а значит, и смысл существования, и востребованность. Поскольку дело касается воздействия на большие массы людей, постольку коммуникации сыграли определяющую роль в формировании пиара как предмета профессиональной деятельности. Убедиться в этом не составит труда, достаточно сопоставить известные факты. Первые попытки осознанного управления общественным мнением относятся к середине XIX века. Конечно, такое было возможно только там, где общественность вообще могла иметь хоть какое-то мнение, то есть в США – наиболее демократичном по способу правления государстве по тем временам. Единственным средством воздействия на аудиторию было публичное выступление. Ну и еще разве что газеты. С появлением радио охват аудитории невероятно расширился, а способ доведения информации существенно упростился – пиар получил мощный толчок к развитию. Далее последовательно: телевидение, повальная телефонизация, компьютер, компьютерные сети – дошло до того, что нынешнее общество все реже именуют постиндустриальным и все чаще – обществом массовых коммуникаций. Да, именно техническим возможностям массовых коммуникаций обязан пиар своим буйным расцветом. Нынче, когда всерьез рассматривается вопрос о конкуренции между виртуальным и реальным пространством, у пиара самые радужные перспективы. Освоить виртуальную сферу тем более стоит, что это простой выход уже на глобальную аудиторию. Пока еще недостаточно эффективный, конечно, ведь даже по оптимистичным оценкам к виртуальному пространству в целом причастны не более 1/5 жителей Земли, но очень перспективный, так как, например, еще 10 лет назад о существовании этой среды вообще мало кто слышал. Подробнее о методах черного пиара с привлечением современных информационных технологий будет рассказано в главе 11. О происхождении российского черного пиара Феномен появления и распространения черного пиара в России объясняется достаточно легко, он просто не мог не возникнуть. Сами «технологии формирования благожелательного отношения» на наших обширных просторах внедрялись слишком быстро, чтобы не быть извращенными. Наиболее прямой путь распространения информации – конечно, через СМИ. Но как заставить СМИ подавать эту информацию в условиях их внезапно случившейся неподконтрольности? СМИ следовали своему интересу и могли взять информацию, а могли и не взять, если она не работала на увеличение их тиражей. В России для таких случаев издавна существовал надежный инструмент: подкуп. Передаваемый материал просто оплачивался, причем оплачивался не открыто, как реклама, ибо тогда он и размещался бы со всеми атрибутами рекламы, а не это нужно заказчикам. Материал оплачивался тайно, «черным налом», а поскольку при таких условиях его и прорабатывать как следует не требовалось – все равно, мол, возьмут (!), – то и формировался он как попало, небрежно. Явно торчали «ослиные уши» заказной информации. В результате начало пиар-деятельности сразу ознаменовалось ее трансформацией. С одной стороны, в откровенную рекламу – оплаченные рекламные статьи, продвигающие какой-то товар. С другой стороны, в ругательные статьи, разного рода поливания грязью конкурентов, которые иначе как черным пиаром и назвать невозможно. Традиционного незаметного профессионального пиара не оказалось! Почему черный пиар ассоциируется с политическими процессами? Потому что и политическая система в ту пору бурно развивалась, политики были основными заказчиками пиара, и оказалось, что именно черного. Тонкость в следующем: по большому счету, начинающие пиар-специалисты проглядели главную особенность пиара – незаметность, которую всегда сложно организовать. Чтобы незаметно распространить нужную информацию, необходимо не выбрасывать на рынок топорно сработанные статьи, а создавать информационные поводы, раскручивать которые СМИ начнут уже сами, потому что эти поводы вызывают общественный интерес! Глава 3 О ЧЕРНОМ ПИАРЕ ЗАМОЛВИТЕ СЛОВО… Сферы применения черного пиара практически те же самые, что и пиара белого. Это точки и зоны, где происходит столкновение интересов, имеется конфликт, разрешить который нельзя или непродуктивно обычными цивилизованными методами (вернее, другими цивилизованными!). Рассмотрим, для чего применяется черный пиар исключительно в политике . • Для оказания влияния на верховную власть и передачи ей сигналов о необходимости назревших изменений. Чиновничий аппарат не ругает у нас только ленивый. Он действительно далек от совершенства и практически не поддается прямому воздействию со стороны общества. Если же сигналы в виде слива негативной информации в СМИ подаются через головы чиновников, высшая власть, в силу своей природы, вынуждена реагировать и исправлять ситуацию. • Для нейтрализации негативно настроенных групп населения. Здесь чаще всего используется пресловутый способ Dead Agent, то есть «дискредитации дискредитаторов». Если существует опасность агрессивной информационной атаки со стороны определенной, сформированной по какому-либо признаку группы населения, для ослабления эффекта их действий, а то и для полного устранения этого эффекта применяется дискредитация всей группы по другим вопросам. Не просто «сам дурак», а «вот вы и в других делах странно себя ведете, значит, и в нашем вопросе плохо ориентируетесь». Что касается и политики , и бизнеса , то здесь возможны следующие случаи применения черного пиара. • Для улучшения позиций в конкурентной борьбе. Это самое понятное применение. Чтобы поколебать позиции конкурентов на рынке, черный пиар применяется чаще всего. Очевидно, если один из «игроков» ослаблен, то он теряет свою долю рынка. Она переходит к другим участникам, даже если по объективным показателям, по которым и строится конкуренция, они во всем уступают выбывшему «игроку». • Для воздействия на партнеров. Если они надлежащим образом не выполняют условия сотрудничества, можно пойти прямым путем, то есть решить все через суд, и в итоге не получить ничего, а заодно и потерять партнеров. А можно использовать методы косвенные, которые и предоставляет черный пиар, таким образом, и нужного эффекта добиться, и налаженные связи сохранить! • Для рекламы, действуя от противного. Действительно, точно рассчитанная акция по дискредитации может вызвать прямо противоположный эффект и сыграть на повышение рыночной оценки бизнеса. Если кто-то явно несправедливо пытается очернить компанию, значит, она хороша! Черный пиар против черного пиара Условия формирования системы неподконтрольных государству общественных отношений, в которых пиар играет главную роль, привели к хлипкому временному равновесию, где, с одной стороны, используется откровенная пропаганда советского образца – морально устаревшая, но все еще эффективная технология управления общественным сознанием, а с другой – черный пиар, новые агрессивные техники с исключительно негативным контекстом. При этом в общественном сознании закрепился стереотип, что черный пиар – это недостойное, позорное занятие. Соответственно те, кто к нему причастен, чуть ли не люди без чести и совести. А так ли это? Если обратиться к мировому опыту развития пиара, то эволюционный путь, который он прошел, обеспечил полноту его развития и постоянно растущий профессионализм. С нашей точки зрения это парадоксально, но там, на Западе, отношение к черному пиару (Dirty PR) не такое негативное, как у нас. Окаб залось, что это равноправный метод противостоять любого рода экспансии и тоталитаризму, будь то политика или бизнес. Методами черного пиара общественное благо нередко достигается так же эффективно, как методами судебного разбирательства или конкурентной борьбы. По сути дела, профессиональный черный пиар существует вовсе не для того, чтобы увеличивать количество зла в мире, это способ восстановления справедливости там, где она попрана запредельно. Против лома нет приема, кроме другого лома, как известно! Сама возможность использования черного пиара оказывает сдерживающий эффект на чрезмерно активных, забывающих о реальных общественных интересах деятелях, увлекшихся погоней за собственным успехом и выгодой. Черным по-белому История общественных коммуникаций пестрит примерами использования черного пиара не только во вред обществу, но и во благо. Эти факты вполне подтверждают тезис об относительности деления пиар-техник на черные и белые. Рассмотрим некоторые из подобных историй. Известно, что Генри Форд был выдающимся автомобильным конструктором, промышленником, менеджером, изобретателем конвейерного производства. Меньше известно, что он был ярым антисемитом. Заработав огромное состояние собственным самоотверженным трудом, ирландец по происхождению люто ненавидел все виды финансовых спекуляций, которые ему пришлось наблюдать в Первую мировую войну и во время революции в России. Форд утверждал, что все зло мира вскармливается «мировым еврейством». Чтобы быть услышанным, он в 1919 году основал газету «Дирборн индепендент» и почти десять лет публиковал в ней собственные статьи, освоив таким образом и журналистское поприще. В критическом задоре Форд набросился на индуб стрию развлечений, громил Голливуд, начинавший тогда наб бирать обороты. Кинопромышленники всерьез обеспокоились и в лучших традициях черного пиара остроумно и эффективно организовали «контрпропаганду». Они пригрозили основателю автомобильной империи, что во всех фильмах Голливуда будут разбиваться, к месту и не к месту, исключительно автомобили марки «Форд», а во всех выпусках кинохроники обязательно будут сюжеты с мест аварий его автомобилей. Неизвестно, решились бы кинопромышленники на такое или нет и что смогли бы предпринять адвокаты Форда, известно только, что сам великий предприниматель не нашел симметричного ответа и в 1927 году закрыл свою газету. Гораздо более показательна многолетняя пиар-кампания по борьбе с курением. К середине 60-х годов XX века табачная индустрия была самой преуспевающей – и неудивительно, к тому времени усилиями рекламистов был сформирован образ романтичного преуспевающего героя, «ковбоя Мальборо», стопроцентного американца с неизменной сигаретой в зубах. Образ оказался настолько притягательным и коммерчески удачным, что курильщиками стала половина населения Америки, ведь успех для американцев – это все, да и романтизм им не чужд. Точно никому не известно, кто поощрил врачей выступить в прессе с заявб лениями о связи курения и рака легких. Возможно, это действительно были государственно мыслящие мужи, озабоченные состоянием здоровья нации. А возможно, завистливые конкуренты из смежных областей бизнеса. Выступление специалистов из сферы здравоохранения было первой ласточкой, почти незамеченной. Кого останавливали сентенции, что вредные привычки – вредны? Но дальше началась работа пиарщиков. Широкий общественный резонанс получил репортаж из палаты умирающего от рака актера Юла (Юлия) Бриннера, который был чрезвычайно популярной в Америке фигурой. Детство он провел в Харбине среди русских иммигрантов, в Голливуде считался русским и имел репутацию матерого сердцееда, его донжуанский список включал самых ярких женщин киномира. Бриннер заб служил славу «короля Голливуда». По всему миру его прославил фильм «Великолепная семерка» и многочисленные рекламные клипы сигарет Marlboro. На протяжении 35 лет Бриннер выкуривал от трех до пяти пачек сигарет ежедневно. Незадолго до смерти прямо в камеру он наговорил предупреждение тем, кто остается жить. Конечно, ничего хорошего о курении в этом напутствии не было: «Я умер от рака легких. Делайте что угодно, только никогда не курите…». Эффектом показа были многочисленные колоссальные, разорительные судебные иски от страдающих раком курильщиков против табачных компаний. Плюс к тому в прессе широко прошла информация о том, что курящие сотрудники тратят на перекуры изрядную часть рабочего времени и в результате обходятся работодателям значительно дороже некурящих. Законодатели не могли оставаться в стороне, были приняты законы против курения. В итоге пиар-кампании на треть сократилось число курильщиков, а табачная индустрия практически «легла». Кто же станет осуждать такой результат? Любопытным отголоском этой войны в России стали откровенно черные пиаровские акции, используемые, очевидно, исключительно в целях устранения конкуренции на табачном рынке. В поликлиниках появились листовки, призывающие тех, кто курит определенные марки сигарет, в спешном порядке пройти флюорографию. Мгновенный эффект акций бывал впечатляющим! Впрочем, «левшами» Россия славилась всегда. Скажем, известный журналист Фаддей Булгарин еще в первой половине XIX века успешно использовал черный пиар в собственных интересах. Издатель популярной монархической газеты «Северная пчела» опубликовал фельетоны, в которых передавал истории отношений с торговцами тогдашних лавок. Из его слов выходило, что, смело поторговавшись в Гостином дворе, можно любую вещь купить впятеро дешевле. Вдохновленные петербуржцы рванулись штурмовать прилавки, нахраписто требуя баснословных скидок. Печатное слово ударило по коммерции так сильно, что купцы организовали ушлому журналисту обильные подношения, после чего тон публикаций сменился на противоположный. Это почти легенда, конечно, наверняка приукрашенная. Но вот случай из новейшей истории, тем более интересный, что в его основе – новейшие технологии: интернет-коммерция и интернетовский же черный пиар. Популярный книжный интернет-магазин «Озон» провел смелую, если не сказать сильнее, рекламную акцию. В популярных журналах публиковались простейшие вопросы якобы интеллектуальной викторины. За правильный ответ сулился солидный приз. Тем, кто отсылал ответ, а их оказалось, как нетрудно догаб даться, немало, приходил по почте солидный конверт чуть ли не с сургучными печатями и надписями: «Вскрыть лично!», «Содержит персональные документы конфиденциального характера!». Внутри действительно была интересная информация за подписью президента «Озона» В. Долгова: «Господин (госпожа)… Вы отгадали ключевое слово и выиграли 1-й приз в большой игре 2004 года… Этим письмом я официально подтверждаю, что Вы только что выиграли 1-й приз. Сумма в 170 тысяч рублей готова к вручению. Я лично гарантирую наличие этих денег в нашем сейфе». Для получения первого приза в большой игре требовалось заполнить бланк заказа по прилагаемому каталогу, в котоб ром значились несколько десятков не самых ходовых книжек и кассет. Приз обещали доставить вместе с заказом. Какой же русский откажется потратить сотню-другую рублей на ненужную книжку, если в перспективе «маячит» сумма в 170 тыс. руб.? И не важно, что цены указываются явно «неконкурентные», а доставка оценивается в 99 руб. Дальше понятно: после предоплаты по почте приходил пакет с заказанной книжкой и… календарик. Это и был «Первый приз в Большой игре». А деньги? Деньги – это «Первый Большой приз», а не первый приз в большой игре. Уловить разницу в хитросплетении слов было практически невозможно. Дело было в 2004 году, и тогда еще наши люди нечасто сталкивались с такого рода рекламой, а те, кто постарше, советской закалки, вообще до конца жизни не перестанут верить в добрых дядей, которые готовы их облагодетельствовать за сам факт рождения. В итоге набралось немало обладателей «первого приза в большой игре», которые почувствовали себя откровенно и нагло обманутыми. Возмущение масс было неподдельным, а учитывая, что обманутыми клиентами были сплошь люди образованные и социально активные, ответный удар должен был последовать обязательно. Вообще выбор именно такой формы рекламы оказался стратегической ошибкой рекламщиков «Озона». Юридически, конечно, акция выглядела безупречной: внимательный получатель вполне мог понять, что его просто подталкивают к рекламной игре, ничего на самом деле не обещая. Через суд разрешить конфликт и наказать магазин, таким образом, шансов не было, поэтому некоторое сообщество жертв недобросовестной рекламы обратилось к меб тодам черного пиара. Начали появляться сайты с разоблачительной информацией, сначала на бесплатном хостинге, то есть там, где сайт может заполучить любой желающий, даже не обладая специальными навыками и опытом, и без затрат. Например, появился сайт http://stopozon.narod.ru/. Затем, объединившись через Интернет, горящие праведным гневом мстители развернули уже серьезную, грамотно разработанную черную пиарбкампанию. Появился солидный, хорошо сверстанный сайт www.lohozona.ru – «Лохозона: все о лохотронах в России» (рис 3.1). Рис. 3.1. Первая страница сайта «Лохозона» На фоне многочисленных историй об обмане наивных простаков как самая яркая представлена история рекламной игры «Озона» (рис. 3.2). Рис. 3.2. Контрпиар обиженных клиентов «Озона» Сайт прошел все этапы «раскрутки»: регистрацию в поисковых системах, упоминание на тематических форумах и т. д. Одним словом, стал заметен в русском секторе Всемирной сети. Прошла массовая рассылка электронных писем с информацией-предупреждением и ссылкой на сайт. Одним словом, сначала «Озон» ощутил эффект от своей рекламы, но почти сразу и эффект от «боевых действий» ее жертв. Причем настолько ощутимый, что в интернет-сообществе стали выдвигаться различные версии о заказчиках черного пиара, потому что трудно поверить в такую грамотную организацию просто от «клуба обманутых клиентов». Появились версии о том, что атаку организовали конкуренты: либо менее крупные интернет-магазины, либо основной «соперник» – Bolero.ru. Тем более был повод – интересы «Озона» и «Болеро» пересеклись на новом поле портативной мультимедийной техники. Однако пиар-служба «Болеро» официально «открестилась» от подозрений в ее адрес. Теоретически возможным было даже и предположение о том, что это сам «Озон» – автор пиара против себя. Эдакая иезуитски тонкая рекламная игра! Действительно, с одной стороны, косвенно утешить обманутых клиентов (мол, «отольются кошке мышкины слезы»), с другой – дополнительная «раскрутка» имени всегда на пользу коммерции! Хотя инкогнито авторов «Лохозоны» не раскрыто, думается все же, что ни конкуренты, ни тем паче сам «Озон» к этому проекту отношения не имеют. Дело в том, что новые технологии позволяют провести такие акции за не очень большие деньги. Здесь не требовалось вложения серьезного капитала, за которым обязательно стоит какой-то солидный интерес. Стоимость хостинга – несколько десятков долларов в год, сам сайт и его «раскрутку» для такого благородного дела тоже можно было сделать задешево. Кстати, не столь масштабный, но «симметричный» ответ предлагался также и в форме флешмоба, то есть организованной с помощью новых информационных технологий массовой атаки. «Предлагаю с „Книжным сезоном“ сыграть по „их правилам“. Суть игры. Я делаю заявку на книги, заполняю сертификат, покупаю на почте конверт за б руб., но не плачу деньги за книги; посылаю им их макулатуру, которую они просят, и через некоторое время получаю от них новый конверт еще краше; повторяю процедуру и получаю новый конверт и т. д. Каждая моя акция обходится мне в б руб., а им гораздо дороже. Они шлют мне свой цветной каталог, цветные буклеты, заманухи всякие, платежку и конверты. Я трачу всяко намного меньше! Теперь представим, что на них обрушится шквал таких предложений… Их канцелярия не в силах глубоко анализировать все письма и, как только поклевка началась, они сразу гонят в ответ свою туфту. Разорить мы их не разорим, но смеху наделаем!» (подробнее о флешмобе в пиаре см. главу 11). Глава 4 КРАТКАЯ ИСТОРИЯ МЕДИЙНЫХ ВОЙН В РОССИИ Указую господам сенаторам, чтобы речь держать не по писаному, а своими словами, чтобы дурь была видна каждого.     Петр Первый Коммуникационная политика неизбежно сопровождает любую сложную структуру. Как только в России появились крупные холдинги, их пиар-активность потребовала и соответствующего размаха. А такой размах могут обеспечить только авторитетные, с именем СМИ: газеты, журналы, телеканалы. Первоначально они вроде бы стеснялись своей зависимости, но когда стало невозможно отпираться и скрывать, кто и платит, и заказывает музыку, взялись даже выпячивать имена своих хозяев. «А еще они называли тебя земляным червяком!» В знаменитой сказке Редьярда Киплинга есть прекрасная иллюстрация действенности черного пиара. Для того чтобы найти управу на расходившихся обезьян и спасти из их плена Маугли, оказалось достаточно передать могучем удаву Каа непочтительные высказывания болтливых мартышек о нем. В начале перемен в конце 80-х годов ХХ века именно такая крохотная информация – даже не в прессе, а на плохо сделанной листовке – могла поколебать весы общественного мнения в пользу того или иного кандидата на выборах либо того или иного бизнесмена. Именно листовка имела эффект, в то время как большие солидные издания утрачивали влияние. Не было веры газетам, которые десятилетиями промывали мозги советскому человеку, рассказывая об ужасах западного мира. Поэтому чем солиднее была газета, тем меньше ей верили и тем менее эффективно работала любая информация, которая размещалась на ее страницах. Зато отпечатанные чуть ли не кустарным способом листовки срабатывали как информационные бомбы. Это было наследие «Самиздата»: листочки, ходившие по рукам, приносили крупицы настоящей правды, потому и этим, по форме очень похожим, верили безоглядно, что быстро стали использовать первые пиарщики, в том числе и для черного пиара. Одной листовки, в которой сообщалось, что кандидат на выборах – коммунист и номенклатурщик, было достаточно, чтобы его «свалить». И стоило это копейки. Причем подобный листовочный инструмент действовал довольб но долго, пока менялись, качаясь как маятник, общественные пристрастия. В начале 90-х годов листовки с контрпропагандой сообщали уже, что кандидат (которого не нужно выбирать) – добравшийся до «корыта» вор. Популярнейшая тема такого рода агиток – незаконное строительство шикарных коттеджей. Использование листовок в соответствии с коммунистической традицией отразилось в формировании «красного пояса» – выборов губернаторов из числа коммунистов в средней полосе России. Широкое хождение, а вернее, возвращение во власть бывшей коммунистической номенклатуры – и есть результат использования черного пиара в виде компрометирующих материалов, причем именно в форме листовок, задешево. Этому помогало само время, воспитавшее «протестный электорат». Сам термин показывает, что выборы в то время (начало 90-х годов) строились на негативе. Слоган, который привел к победе в президентских выборах Бориса Ельцина: «Голосуй, а то проиграешь!» – это ведь плод черных избирательных технологий! Такой всероссийский успех не мог не вызвать энтузиазма пиарщиков и сосредоточенности именно на черных, негативных методах. «Золотая пятилетка» черного пиара, прежде всего в политике —1996–2000 годы. Именно в это время разгорелись информационные войны, именно тогда одновременно с дележом собственности прошел раздел влиятельных СМИ. Они стали полностью подконтрольны отдельным влиятельным лицам, и ничто не мешало черному пиару доходить до широкой аудитории. Развитие компрометирующие листовки получили в компрометирующих газетах, или ксерокопиях газет, или, точнее, фальшивых ксерокопиях газет. К газетам все-таки больше доверия, чем к листовкам. Но качество исполнения «чернухи» по-прежнему оставляло желать лучшего. Поэтому широкий размах ее использования рано или поздно должен был вызвать обратный эффект, что и случилось. Своего апогея черный пиар достиг на выборах в Госдуму в 1999 году. После этот инструмент стал терять эффективность, наступило пресыщение компроматом. В выигрыше теперь оказался тот, кто вовремя заметил усталость аудитории от потоков негатива. Ему достаточно было принять вид жертвы, незаконно оболганной и преследуемой некими «темными силами», чтобы вызвать симпатии и сочувствие большинства избирателей. Надо признать, что перемену общественного настроения предугадали и наиболее продвинутые пиарщики. Поэтому новый вектор успешной работы был быстро освоен. Уже в начале 2000 года прошло множество кампаний, на которых побеждали кандидаты под флагом того, что их оболгали нечистоплотные конкуренты. Известен случай, когда на довыборах в Госдуму в 2000 году победил человек, который часто отсутствовал на сессиях, женился ради прописки, устраивал пьяные дебоши, не стеснялся отдыхать в обществе проституток. Было множество свидетелей всего этого, информация, подтвержденная ими, публиковалась в солидных СМИ – и несмотря ни на что он прошел на второй срок! Общественное мнение уже не реагировало на негатив. Политтехнологи взяли на вооружение новые методы. Теперь черный пиар сознательно использовался именно для продвижения кандидата, с которым разве что уточнялись пределы допустимой «грязи». Пиарщики назвали такой прием «вакцинация», или «прививка»: дозированный сознательный выпуск компрометирующей информации в самом начале предвыборной борьбы, как правило, выдвигал кандидата на первые места в рейтингах. В порыве паранойи кое-кто подмечал негатив и в работе государственных органов. Духовный оппозиционер Александр Андреевич Проханов в своем национальном бестселлере, романе «Господин Гексоген», даже высказал предположение, что российский президент, выходец из системы госбезопасности, использовал привычные спецслужбам методы и заказал взрыв в Москве. Чтобы-де иметь морально оправданную возможность «мочить в сортире» кавказских сепаратистов-террористов. Еще более изощренная форма черного пиара – распространение извращенного позитива, то есть вроде бы чисто положительной информации о конкуренте, но в такой форме, чтобы работала она с точностью до наоборот. Например, во время выборов в райцентре появляется газета с подробным изложением программы одного из кандидатов, в форме откровенного интервью с ним. В нем в глупой и нелепой форме доводится, что в случае избрания кандидат ликвидирует все колхозы и вместо них отстроит страусиные фермы с неслыханной рентабельностью. Он-де видел, как успешно такие фермы работают за границей, где-нибудь в Швейцарии. Возмущение сельских жителей легко понять. Тем более что когда данный кандидат открестился от выпуска газеты, умелые пиарщики оппонента объяснили это по-своему: дескать, в избирательном штабе царит неразбериха, одни выпускают газеты, другие даже не знают об их выпуске. Так же будет и после выборов во всем районе, если пройдет этот кандидат! Использование позитива в качестве черного пиара – свидетельство определенной зрелости российских общественных технологий! Теперь и нам стало очевидно: не важно, хвалят или ругают. Важно, чтобы замечали! Феномен «Терминатора»: в знаменитом фильме главный герой – злодей робот оказался настолько симпатичным в исполнении Арнольда Шварценеггера, что пришлось сделать продолжение, где он уже стал положительным героем. Политтехнологи теперь тоньше работают, и электорат стал грамотнее. Если раньше считалось, что неплохо бы самый мощный заряд компромата выбросить непосредственно перед выборами, чтобы соперник не успел оправдаться, то теперь такой прием вряд ли кто станет использовать. Избиратели могут и даже скорее всего оценят его в пользу очерняемого – это раз. А главное – оппонент получает возможность стать заметнее, не тратя ни гроша, за деньги конкурента! Что же тогда? Может быть, компромат использовать вначале? Но и это означает «раскручивать» противника, то есть тратить собственные деньги на то, чтобы сделать заметнее врага. Все сказанное должно доказать не академичное, но прагматичное наблюдение: пиар-рынок в России достиг зрелости. Теперь здесь нет эффективных «модных» решений, каждая ситуация требует для эффективного управления внимательной штучной работы. Это не означает, что прошли времена черного пиара и наступила эра цивилизованного белого. Вовсе нет! Как уже не раз отмечалось, и черный пиар относится к цивилизованным методам в своих профессиональных формах, и позитив, то есть обычный пиар, не всегда срабатывает так, как ожидается. Информационные войны Информационные войны – понятие, знакомое еще со времен противостояния двух миров – социалистического и капиталистического. Войны эти ведутся и ныне – теперь уже в интересах отдельных государств. Более того, при поделенности медийного рынка между политическими и бизнес-группами между ними также идут боевые действия уровня информационной войны в пределах одного государства. Речь прежде всего о России, конечно. При всех различиях в уровне и векторах направленности «боевых действий» законы информационной войны примерно одинаковые. Одни и те же теоретические принципы действуют как в информационном противостоянии США – Ирак, так и в случае столкновения владельцев основных СМИ в России или связанных с ними политических сил, будь то «ОНЭКСИМ», «Лукойл», «Газпром» или отдельные олигархи. Конец ознакомительного фрагмента. Текст предоставлен ООО «ЛитРес». Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию (https://www.litres.ru/igor-klokov/chernyy-pr-zapreschennye-priemy-napadeniya-i-zaschity/?lfrom=334617187) на ЛитРес. Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.
КУПИТЬ И СКАЧАТЬ ЗА: 49.00 руб.