Сетевая библиотекаСетевая библиотека

Территория вампиров. Обитатели сумеречного мира

Территория вампиров. Обитатели сумеречного мира
Автор: Виктор Голицын Жанр: Книги про вампиров, мистика Тип: Книга Издательство: Вектор Год издания: 2008 Цена: 49.90 руб. Просмотры: 12 Скачать ознакомительный фрагмент FB2 EPUB RTF TXT КУПИТЬ И СКАЧАТЬ ЗА: 49.90 руб. ЧТО КАЧАТЬ и КАК ЧИТАТЬ
Территория вампиров. Обитатели сумеречного мира Виктор Голицын Х-zone Автор книги о привидениях и полтергейсте «Окно на тот свет» Виктор Голицын никогда не думал, что ему придется столкнуться с вампирами. Потому что одно дело – искать ответы на вопросы о загробном мире, разматывая клубок бабушкиных суеверий и находя многим феноменам научные объяснения, а совсем другое – столкнуться с трагической смертью своего друга Володи, которого однажды утром нашли на кладбище со множеством ран и практически обескровленным… Знакомый Виктора, бывший следователь из уголовного отдела, а ныне специалист по вампирам Антон помогает Виктору в поисках разгадки смерти Володи. Он же вместе с автором пытается разобраться: а существуют ли вампиры на самом деле? И если да, то кто они? Ожившие мертвецы, пьющие кровь у невинных жертв, прокусывая им шеи? Психически ненормальные, которые считают, что для продления молодости им требуется кровь? Особая раса людей, а точнее, мутационный вид, по преданию, идущий от союза Каина и Лилит? Люди, страдающие редкой генетической болезнью – порфирией, при которой из-за распада гемоглобина человек испытывает настоятельную потребность в крови и сыром мясе? Виктор Голицын Территория вампиров. Обитатели сумеречного мира С чего все начиналось. Вместо предисловия Молодой человек с недоумением оглядывался вокруг, моргая глазами и пытаясь привыкнуть к обступившей его темноте. Он стоял на узенькой кладбищенской дорожке, петлявшей мимо двух рядов надгробий. Холодный ветер завывал в кронах деревьев, размахивавших своими голыми ветками, как костлявыми руками. От этого становилось жутко. Мужчина не помнил, когда и зачем он пришел сюда, сколько времени провел здесь. Вместо четкой цепочки предшествующих событий, память неохотно выдавала какие-то странные обрывки. Конец рабочего дня… проходная с охраной… троллейбус… остановка у кладбища… Зачем он вышел, ведь ему же ехать дальше? Впрочем, не время раздумывать, пора выбираться отсюда. С тем, когда и почему нашло затмение, можно разобраться позднее. Если повторится – сходить к врачу в поликлинику, в теплый светлый кабинет… При мысли об этом он поежился и плотнее закутался в куртку. Тепло и солнце казались чем-то бесконечно далеким от этого мрачного места. Сколько сейчас времени? На дворе сентябрь, темнеет уже рано. Может быть и семь вечера, и семь утра. Посмотрев на часы, человек обнаружил, что они остановились, причем ровно в половине восьмого. Именно тогда, когда он, судя по всему, вышел из троллейбуса и неизвестно зачем зашел в открытые круглыми сутками кладбищенские ворота. И вроде ведь не пьяный, даже непьющий, можно сказать, и с «котелком» на плечах все в порядке. Какого же черта занесло сюда? Мужчина продолжал осматриваться, стараясь найти хоть какие-то ориентиры. Судя по всему, он оказался в дальней, давно заброшенной части кладбища. Кресты накренились в разные стороны, урны тяжело просели в землю, кое-где виднелись склепы явно из прошлого века… Поняв, что легких путей не бывает, он решительно двинулся вперед по тропинке. Внезапно слева от него, почти рядом, что-то зашуршало. Человек? Бродячая собака? Ни черта не видно в этой темноте. Хоть бы зажигалка с собой была – да ведь, как назло, некурящий. Он не нашел ничего лучшего, чем крикнуть в темноту: «Кто здесь?» и тут же почувствовал себя идиотом: ответом ему был лишь вой ветра среди голых веток тополей. Шорох послышался справа, еще ближе, совсем рядом. Казалось, что кто-то (или что-то) выбирается из-под земли, с трудом расталкивая тяжелую мокрую глину. Этого нервы уже не выдержали: он бросился бежать по тропинке, не заботясь о том, что будет выглядеть дураком. В конце концов, он на этом кладбище один. По крайней мере ему очень хотелось на это надеяться. Внезапно тропинка закончилась, и человек едва не упал, споткнувшись о каменные плиты. Перед ним зиял черный провал – верхнее перекрытие склепа не выдержало испытания временем и непогодой и провалилось внутрь. Мужчина с ужасом осознал, что бежал в сторону, прямо противоположную выходу. Идти назад, навстречу зловещему шороху? Или продираться дальше, в надежде добраться до ограды и перемахнуть через нее? Размышления прервал протяжный полукрик-полустон, доносившийся издалека. Словно ошпаренный, он обернулся на звук и увидел в нескольких метрах от себя, позади частокола крестов, белую фигуру. Уже не думая ни о чем, мужчина со всех ног рванул дальше… Лишь когда его дыхание сбилось, он остановился, чтобы перевести дух. Что это случилось с ним, закоренелым материалистом? Шуршит наверняка бродячая собака, которая ищет остатки поминальных трапез, кричит какая-то ночная птица, а белая фигура – всего лишь статуя на могиле давно умершего богача… Но не успел он привести свои мысли в порядок, как какая-то сила подняла его над землей и развернула, в ноздри ударил запах могильного тлена, а потом… …А потом не было уже ничего. Вот так – или примерно так – могла выглядеть смерть моего школьного друга Володи. Его тело нашли осенним днем в заброшенной части кладбища. На лице застыл ужас, на теле обнаружили несколько больших рваных ран. Кто и зачем убил его с такой жестокостью и как он вообще оказался на кладбище – следователям так и не удалось установить. Не знал тогда этого и я. И лишь теперь, по прошествии времени, могу четко сказать, чьих рук это было дело. Впрочем, поспешу представиться. Зовут меня Виктор Голицын, уже 36 лет я живу, расту над собой, делаю карьеру, прожигаю жизнь, читаю умные книги, смотрю дурацкие западные комедии, мотаюсь по разным уголкам России. И всю жизнь у меня была пара недостатков. Первый – я всегда много думал. Но раньше думы мои были в основном о том, как же мне прожить жизнь не зазря, достойно, не последним человеком, но и не помереть раньше времени. Непосредственно потусторонним миром, миром Тех, я заинтересовался не так давно… Ну а второй недостаток – я привык все делать досконально. И когда проблема какая-то меня занимала, старался разобраться во всем до малейших тонкостей, пока все не пойму – не отступлюсь. Помогало мне это или мешало в жизни – бог весть. Но если бы не этот мой «пунктик», не писал бы я сейчас эти книги… Жена моя происходила из семьи потомственных целителей, что сейчас ценится на вес золота, только в те времена ее родню не особо жаловали в родной деревне, и даже когда они разъехались по разным городам, молва словно хвост за ними моталась: будто и гадают они, и порчу наводят, и лягушек варят. Тогда я не верил ни во что «этакое», ни в домовых, ни в леших, ни в привидений, ни в черта лысого. И не знал, что моя милая всю жизнь несет тяжесть нереализованного дара, по своему выбору… и мне придется отдавать этому свету то, что она задолжала Тому… После смерти жены я почти на два месяца ушел в запой… Сил у меня хватало лишь выползти из дому до ближайшего магазина за водкой. Друзья сменяли в моем доме скорбный караул, но скоро и их силы стали иссякать. Последние две недели я пил один, по-черному, тупо уставясь в телевизор и ничего не видя. На работу плюнул, благо за прежние заслуги меня отправили сначала на больничный, а потом в отпуск с содержанием. Одичал, оброс бородой. А уж что в квартире творилось – лучше не рассказывать. И только благодаря мой теще Ирине Юрьевне я не превратился в законченного алкаша и не стал шататься по вокзалам, выпрашивая папироску у отъезжающих. Она меня и познакомила с миром потусторонним. После долгих лет закоренелого материализма я с удивлением столкнулся с новыми гранями реальности, с тем, что кроме нас, людей, существуют и другие формы разумной жизни. Об этом я уже написал одну книгу и считал тему в общей сложности исчерпанной. До тех пор, пока не узнал о смерти Володьки… Глава 1. Миф или правда? Надо сказать, что мой школьный друг рано остался без родителей и других родственников. Кроме жены и маленького сына, у него никого не было. Лида после гибели мужа впала в прострацию, и о том, чтобы везти ее на опознание тела, речи быть не могло. Пришлось ехать в морг мне. Неприятная, скажу я вам, процедура – впрочем, вы и без меня это можете себе представить. Лежит человек, с которым ты еще в первом классе за одной партой сидел, под белой простыней. И ты здесь остался, а он уже где-то там. Несправедливо как-то получается… Впрочем, я отвлекся. А главное заключалось в том, что мне удалось не только в последний раз взглянуть на Володю, но и пообщаться с патологоанатомом. Мужик попался неплохой, объяснил все терпеливо, как школьнику. – От чего он умер? – От потери крови, если говорить о непосредственной причине смерти, – ответил врач. – А что именно с ним случилось – это разве что сам Господь Бог расскажет. Вы сами видели рваные раны у него на теле. Ощущение такое, что какое-то животное буквально рвало его на части. – Может быть, бродячая собака? – предположил я не слишком умно. – Где вы видели бродячую собаку, которая могла бы убить взрослого сильного мужчину? – врач ответил вопросом, на который сам тут же дал ответ: – Нет, тут действовал кто-то явно посильнее. Если бы это было реально, я бы сказал, что медведь… – Внутри что-нибудь… – я почувствовал, как к горлу подступает тошнота, – съедено? – Нет, говорю же вам, это было не животное. Ваш друг потерял много крови. А вот кому и зачем потребовалось его убивать и измываться над трупом – это пусть выясняют следователи… – Измываться над трупом? – я явно чего-то не понимал. – Ну да. Ведь большая часть ран была нанесена, когда ваш друг был уже мертв… Следствие, надо сказать, так ни к чему и не пришло, зашло в тупик. Никаких улик не собрали. Камер видеонаблюдения на кладбище, понятное дело, нет, свидетелей тоже не оказалось. Нашли только одного мужика с Володиной работы, который ехал с ним в троллейбусе и видел, как он один выходил у кладбища, причем выглядел бледным и задумчивым. И действовал медленно, механически, как во сне. В общем, дело закрыли, Володьку похоронили на том самом кладбище, где он и погиб. Может быть, так бы и закончилась эта история, если бы не моя теща, Ирина Юрьевна. Именно она подсказала мне разгадку – невероятную, но правдивую… Кто живет на кладбище? Так уж повелось, что после смерти Володьки я раз в неделю выбирал день и навещал его жену и сына. Как-никак, одни они остались, без мужика, а это очень тяжко. Помогал по хозяйству, продукты приносил – с деньгами у матери-одиночки тоже было не слишком хорошо. Все-таки Володя мне хорошим другом был, в свое время семьями дружили, потом, когда Лара умерла, дольше всех за меня боролся… Вот и пришло время должок возвращать. Соседки, конечно, меж собой судачили, что не просто так я к Лиде хожу, но мне на них было плевать, как говорится, с самой высокой колокольни. Пусть выдумывают, если фантазия богатая, мне-то что. От меня не убудет. В общем, где-то через пару месяцев после трагической истории заговорили мы с Лидой в первый раз о Володиной смерти. Так получилось, что раньше мы эту тему обходили стороной, ну, чтобы рану не бередить. А теперь Лида сама начала разговор: – Не знаю, что с ним на кладбище случилось, но только я уже заранее нехорошее чуяла. Володя в последние дни бледный ходил и подавленный какой-то. – Может, ему кто угрожал? – уцепился я за ниточку. – Да нет, никто. Понимаешь, не выглядел он так, как будто чего-то боится, скорее, будто тяжело болел или очень устал, словно кто-то силы из него тянул. – А проблем на работе у него не было? Ну или – извини, что спрашиваю, – у вас с ним какие нелады? – Да нет, – Лида неуверенно пожала плечами. – Я сама уже много думала. И на работе все нормально – зарплату недавно повысили, и у сына все в порядке, и ко мне, вроде, претензий никаких. Думала – устал человек, выгорел на работе, надо внеочередной отпуск взять и махнуть с ним куда-нибудь в Тунис или Египет – пусть на южном солнышке погреется, отдохнет немного. Но вот не успела… После этого разговора я опять крепко задумался о Володькиной смерти. Конечно, оказаться умнее опытных ребят из уголовного розыска, я не мог, но все-таки загадка меня мучила, свербила где-то внутри. Выйдя из Лидиной квартиры, я вдруг четко осознал, что пока во всем не разберусь – не будет мне покоя. Итак, за пару недель до смерти Володя впал в странную депрессию, как будто сильно устал от чего-то. Связано ли это с его смертью? Думаю, да. При этом было не похоже, что ему кто-то или что-то угрожает – в этом я Лиде верил, мужа она знала как свои пять пальцев. А вот в версию с неладами на работе, уж извините, я не верил – она у Володи была, при всем моем уважении к покойному другу, из серии «не бей лежачего». «А может, он налево ходил?» – мелькнула мысль в голове. Ударил бес в ребро, и поволочился за какой-нибудь школьницей. А ее бойфренд оказался из «крутых» и его из ревности прикончил. Складная версия получается? Складная, да только расползается по швам, как дедовская рубашка. Ну не стал бы Володя изменять жене – знал я его почти тридцать лет и мог сказать это наверняка. Да и если у человека счастливый роман на стороне, разве будет он впадать в депрессию? У тех моих знакомых, которые ходят «налево», обычно все наоборот – приподнятое настроение, сверкающие глаза… и как бы сумел ревнивец заманить Володю в заброшенную часть кладбища? А в том, что он пришел туда сам, сомнений не возникало. Во-первых, свидетель видел, как он выходил из троллейбуса и шел к кладбищу; во-вторых, криминалисты установили, что он был убит именно там, где нашли его тело – возле старого склепа с провалившимся перекрытием. Ну хорошо, предположим, что в приступе депрессии Володя решил прогуляться по старому кладбищу. В темноте поздним осенним вечером – самое то под настроение. Звучит вполне правдоподобно. Но тогда кто и зачем его убил? Грабитель? Но, насколько я знаю, с тела ничего не пропало, даже бумажник с деньгами остался на месте. К тому же, какой грабитель станет поджидать свою жертву на заброшенной части кладбища? Конечно, вполне возможно, что кто-то увидел, как Володя входит в ворота, и последовал за ним. Но зачем убивать, рискуя нарваться на куда более серьезную статью? Ни один преступник на такое не пойдет. Причем убийца вряд ли оставил бы труп на дорожке – скорее сбросил бы его в ближайший склеп, где тело обнаружили бы еще очень не скоро. Может быть, убийца – ненормальный? Какой-то сумасшедший, болтающийся по ночам на кладбище. Такие в последнее время, если верить газетам, все чаще появляются. Но сыщики не обнаружили никаких следов борьбы. А ведь они, как мне говорили, отрабатывали даже версию «убийство в ритуальных целях». Сплошные загадки, одним словом. Я чувствовал, что чем больше думаю, тем больше запутываюсь. Все становилось совсем непонятным. Врагов у Володи не было, так, мелкие недоброжелатели. На зверское убийство они явно бы не решились – не тот масштаб. Не станете же вы, например, выслеживать и резать на мелкие кусочки человека, который наступил вам на ногу в троллейбусе! Может, это все-таки какой-то зверь? Например, большая бешеная собака, которая по ночам бродит на кладбище… В памяти сразу всплыли герои Конан Дойля из детства – Шерлок Холмс и собака Баскервилей… Вот такое чудище вполне могло убить человека. Но откуда взялась эта собака и куда она делась? Вряд ли большое бешеное животное в городе осталось бы незамеченным в течение многих месяцев. Кроме того, никаких свежих собачьих следов у тела обнаружено не было. А земля в ночь, когда убили Володю, была влажная – несколько дней до этого шли дожди. Ну не огромная же птица спустилась с небес, чтобы отправить на тот свет моего друга! Всеми этими соображениями я в тот же вечер поделился с Ириной Юрьевной, которая каждую неделю заходит ко мне на чашку чая. Она долго помешивала ложечкой ароматный напиток, ожидая, пока кипяток немного остынет. И только потом спросила меня: – Говоришь, он был бледным и терял силы до смерти? – Ну да, так Лида говорит… – Не нравится мне это все, – еще немного помолчав, произнесла моя теща. – Уж больно похоже на то, что у нас упырь завелся. – Кто?! – Я не сразу понял услышанное. – Упырь, – прямо взглянув мне в глаза, повторила теща. – Вампир. Самый настоящий, как в книжке про Дракулу. – А разве они бывают? – вопрос умнее я задать не смог. Скажи моя теща что-нибудь такое года три назад, я б над ней только посмеялся. Не верил я тогда ни в какую чертовщину: ни в полтергейст, ни в привидений, ни в черта, ни в дьявола. И в вампиров не верил. Но с тех пор много воды утекло. За то время, которое минуло после смерти моей Ларисы, я многое узнал, во многом убедился и поверил. Благодаря моей теще я познакомился с другим миром, где существуют те, кто ушел от нас, и те, кого мы обычно не видим и не чувствуем… Так что к словам об упыре у меня были все основания отнестись с доверием. – Еще как бывают. Редко, конечно, встречаются, но есть на свете кровососы. В наших краях, правда, их отродясь не было. Теперь, может быть, и завелись… Наверное, я сидел с совсем уж потрясенным видом, потому что Ирина Юрьевна взглянула мне в глаза и продолжила: – Не веришь? Вот и я много лет не верила, хотя потомственная ведунья и с нечистой силой, как народ говорит, знаюсь. Есть у меня один московский знакомый, который по упырям специализируется. Раз тут такая история – все равно ему звонить буду. Вот он тебе все и расскажет, так как больше моего знает. В книгах и в кино Пока теща вызванивала своего «московского знакомого», я решил узнать о вампирах как можно больше, пополнить свой багаж знаний, чтобы не ударить лицом в грязь. Правда, где именно его пополнять, я представлял себе слабо. Полез в Интернет, пошарил по книжным полкам. По всему выходило, что вампиров придумали в древности восточные славяне. У них упырь – это такой кровососущий мертвец, который днем живет в могиле и вылезает оттуда только ночью, чтобы нападать на людей. Если открыть могилу, где лежит вампир, то увидишь совершенно не разложившееся тело, на котором продолжают расти ногти и волосы. У этого чудища надо отрубить голову и вбить ему в грудь деревянный кол. Примерно два века назад мода на вампиров пришла в Европу. А окончательно сделал вампира популярной фигурой английский писатель Брэм Стокер, который написал сто лет назад свой роман «Дракула». Именно там кровососущий мертвец обрел все черты «классического вампира», каким он появляется на экранах. К счастью, эта книжка обнаружилась в ближайшем книжном магазине, и вечер я смог посвятить ее изучению. Что там сказано про вампиров? Это все те же ожившие мертвецы, которые пьют кровь у людей, прокусывая им шеи. В утренние и дневные часы они спят в гробах и только вечером и ночью могут появляться на людях. Солнечный свет для них не смертелен, однако они его избегают. Вампиром становишься, если тебя самого покусал вампир. Причем жертва, если можно так выразиться, «выпивается» не за один раз – как правило, это длится несколько ночей подряд, при этом человек с каждым днем становится все бледнее и слабее (и тут я снова вспомнил рассказ Лиды о странной депрессии Володи). Потом укушенный умирает, а через несколько дней встает из могилы уже в качестве нового вампира. Откуда в таком случае взялся самый первый вампир – Стокер не объясняет. Вампир боится чеснока, омелы, креста, святой воды, не может плавать, зато умеет превращаться в летучую мышь и управлять животными. Еще он способен при помощи своих острых когтей взбираться на отвесные стены и ползать по потолку. Срок жизни вампира практически не ограничен, он может долго обходиться без крови, но при этом бледнеет и теряет силы; вместе с выпитой кровью к упырю возвращаются молодость и видимое здоровье. Стокер от имени своего героя, молодого англичанина, отправившегося в далекую Румынию, так описывает встречу с вампиром: В дверях стоял высокий старик с чисто выбритым подбородком и длинными седыми усами; одет он был с головы до ног во все черное. В руке старик держал старинную серебряную лампу, в которой пламя свободно горело без какого бы то ни было стекла или трубы и бросало длинные трепещущие тени от сквозного ветра. Он не сделал ни одного движения, чтобы пойти мне навстречу, а стоял неподвижно, как статуя, будто жест приветствия превратил его в камень; но не успел я переступить порог, как он сделал шаг вперед и, протянув мне руку, сжал мою ладонь с такой силой, что заставил меня содрогнуться – его рука была холодна как лед и напоминала скорее руку мертвеца, нежели живого человека. У него было энергичное, оригинальное лицо, тонкий нос и какие-то особенные, странной формы ноздри; надменный высокий лоб и волосы, скудно и в то же время густыми клоками росшие около висков; очень густые, почти сходившиеся на лбу брови. Рот, насколько я мог разглядеть под тяжелыми усами, был решительный, даже жестокий на вид, с необыкновенно острыми белыми зубами, выступавшими между губами, яркая окраска которых поражала своей жизненностью у человека его лет. Но сильнее всего поражала необыкновенная бледность лица. До сих пор мне удалось заметить издали только тыльную сторону его рук, когда он держал их на коленях; при свете горящего камина они производили впечатление белых и тонких; но, увидев их теперь вблизи, ладонями кверху, я заметил, что они были грубы, мясисты, с короткими толстыми пальцами. Особенно странно было то, что в центре ладони росли волосы. Ногти были длинные и тонкие, с заостренными концами. Когда граф наклонился ко мне и его рука дотронулась до меня, я не мог удержаться от содрогания. Возможно, его дыхание было тлетворным, потому что мною овладело какое-то ужасное чувство тошноты, которого я никак не мог скрыть. Чтобы уничтожить вампира, надо забить ему в грудь осиновый кол, желательно при этом еще и отрубить голову, а ворота склепа, где он лежит, запечатать свинцом, в котором спрятать кусочки освященного хлеба. Тогда тело древнего вампира, как правило, превращается в серую пыль. С тех пор о нечисти написана куча книжек и снята масса фильмов. В общем и целом ничего нового к тому, что написал Стокер, они не добавили. Иногда какой-нибудь автор, стараясь выделиться среди себе подобных, придумывал для «своего» вампира оригинальную черту: либо живет не в могиле, либо чеснока не боится, либо еще что-нибудь. Практически все сошлись во мнении, что каждый покусанный вампиром не может становиться новым кровососом, иначе людей на нашей планете уже давно бы не осталось. Вместо этого придумали вампирскую «инициацию», когда вампир должен захотеть, чтобы его жертва стала подобным ему существом, и проделать с ней разные малоприятные процедуры. В общем, как вы поняли, несколько дней я сидел дома взаперти, читая книжки и просматривая фильмы про вампиров. И чем больше я читал и смотрел, тем больше крепла во мне уверенность в том, что все это – не более чем сказка, страшилка для детского сада. Мало ли каких чудиков придумают суеверные люди – что же теперь, верить во всех хоббитов и гоблинов прикажете? Нет уж, благодарю покорно, того, что я видел и в чем убедился сам, мне более чем достаточно. Не надо мне еще и кровососов. Так я рассуждал, когда мне на глаза попалась довольно любопытная история, отдаленно напоминавшая то, что произошло с моим другом Володей… Хайгейтский вампир В Лондоне, в районе Хайгейта, есть старое кладбище. Официальное его название – кладбище Святого Джеймса. Оно было освящено или, говоря современным языком, введено в эксплуатацию в 1839 году. Если кто читал «Дракулу» Брэма Стокера, то упоминавшееся там лондонское кладбище – это именно оно. Почему английский писатель выбрал его – непонятно. Только вот среди местных жителей упорно ходили слухи о том, что по вечерам на кладбище появляется жуткий призрак. Высокая фигура, закутанная в черное, ходит в сумерках среди рядов могил, не реагируя на оклики. Те, кто видел ее ближе, с ужасом отмечали, что фигура не идет, а как будто скользит над землей. При этом ее очертания весьма нечеткие, словно вокруг нее клубится какая-то дымка. Немногие смельчаки отваживались последовать за ней, но никто не смог нагнать – фигура исчезала в тени деревьев. Говорят, кому-то даже удалось заглянуть под капюшон, но что увидел там отчаянный храбрец – неизвестно. Говорили о черном зияющем провале, о белоснежном черепе, о красных глазах на истлевшем бледном лице… Может быть, это так и осталось бы местной легендой, если бы не две школьницы, которые однажды попали в местную больницу с нервным срывом. Элизабет Войдила и ее подруга в поисках острых ощущений забрались ночью на кладбище Святого Джеймса… и бежали оттуда что было сил. По их словам, они видели, как открывались могилы и из них поднимались мертвые. С тех пор одной из девочек стали сниться кошмары – темная фигура, от которой исходило зло, пыталась проникнуть в ее спальню. Причем сны были настолько яркими, что казалось, будто все происходит наяву! Однажды ей приснилось, что она, убегая от злобной твари, ударилась о стоявшее в комнате кресло… и наутро у нее на ноге обнаружился большой синяк! Врачи решили, что имеют дело с обыкновенными фантазиями впечатлительного ребенка. Иного мнения придерживался Син Манчестер – известный в то время (на дворе стоял 1963 год) исследователь аномальных явлений. Он несколько раз подробно беседовал с Элизабет и пришел к выводу, что девочка говорит правду. Вместе с еще одним товарищам он стал собирать все данные по Хайгейтскому кладбищу. Оказалось, что помимо странного черного призрака вокруг этого некрополя ходит полным-полно других страшных легенд. Так, очевидцы рассказывали о неупокоенных душах нескольких мертвецов, о голосах, доносившихся из склепов, о странном призрачном свете, который виднелся за оградой кладбища ненастными ночами… Тем временем кошмары у Элизабет возобновились. Теперь ей снилось (или не снилось?), что темная фигура смогла войти в ее комнату! Через несколько дней врачи констатировали у девочки малокровие (так называемую анемию), а на шее у нее обнаружились две ранки, напоминавшие описанный Стокером укус вампира. В это сложно поверить, тем не менее факт был зафиксирован медиками. Тогда Манчестер и несколько его единомышленников начали защищать свою подопечную, завешивая ее комнату чесноком и крестами. Кроме того, они посменно дежурили у дверей ее спальни. Через некоторое время школьница поправилась – вампир, если речь шла о нем, больше не появлялся. А в это время на кладбище стали обнаруживаться обескровленные трупы животных. Полиция, начавшая расследование, пришла к выводу, что здесь замешаны какие-то сатанистские секты, которые совершают на кладбище свои ритуалы и приносят кровавые жертвы. Тем не менее за несколько лет полицейским не удалось накрыть ни одного такого сборища, никто не был арестован, никаких подробностей относительно сатанистов тоже выяснить не удалось. Манчестер объявил обескровленные трупы кошек и собак свидетельством существования вампира. Тем временем выяснилось, что не у одной только Элизабет случались кошмарные видения. Еще несколько живших в окрестностях кладбища женщин страдали тем же самым. Манчестер установил наблюдение за их домами и однажды увидел темную фигуру, бродившую около жилища одной из жертв. Бесстрашный «охотник за вампирами» начал преследовать странного ночного прохожего, стараясь ничем себя не выдать. Фигура, как он и ожидал, направилась на кладбище, где исчезла около группы склепов середины XIХ столетия. Манчестер начал добиваться у властей разрешения вскрыть старинную могилу. Но на этом дело застопорилось: по английским законам, тревожить покой мертвецов – это уголовное преступление. Необходимы разрешение родственников либо весьма веские основания, для того чтобы проникнуть в склеп. Потомков за давностью лет найти не смогли, а Манчестера, пытавшегося доказать, что в склепе обитает вампир, чуть не отправили в психушку. Разрешения на то, чтобы вскрыть могилу, он, естественно, не получил. Тем временем события развивались драматически. В течение двух лет, с 1968-го по 1969-й, в окружавших кладбище домах произошло несколько странных смертей. Женщины и мужчины, по преимуществу молодые, умирали от анемии. Медики с азартом принялись за поиск новой, не известной науке инфекции, а среди местных жителей распространились слухи о вампире, бесчинствовавшем в Хайгейте. В итоге Манчестер решил действовать без санкции властей. В пятницу, 13 марта 1970 года, он поздним вечером вместе с двумя помощниками вошел в склеп, который считал «вампирским гнездом». Первое, что удивило (а может, и не удивило) участников этого сомнительного мероприятия – двери склепа, в который больше века никто не входил, открылись легко и без скрипа! Создавалось впечатление, что ими часто пользуются. Внутри были найдены три гроба – все оказались пустыми! Неужели в Хайгейте действуют не один, а целых три вампира? Гробы окропили святой водой, сверху положили распятие и насыпали чеснок. Манчестер предложил дождаться возвращения «хозяев», но его спутники откровенно струсили и отказались оставаться в склепе. Сам Син понимал, что в одиночку с тремя упырями ему не справиться, и поэтому тоже ушел. Его следующим шагом было расследование истории склепа. По документам, там были похоронены представители старинного дворянского рода, который пресекся как раз столетие назад. Манчестер порылся в архивах и обнаружил, что все члены семьи умерли почти одновременно, причем от анемии! Мрачная история приближалась к своей развязке. Итоги экспедиции 13 марта стали тем временем известны окрестным жителям, среди которых началась настоящая паника. Были образованы «бригады охотников на вампиров», которые, вооружившись распятиями и осиновыми кольями, патрулировали кладбище и вламывались в склепы. Закончились их действия трагедией: в августе на кладбище было найдено тело молодой женщины. Оказалось, что к ней был применен ритуал расправы с вампиром – кто-то обезглавил ее и пытался сжечь. Виновных так и не нашли, но никто не сомневался, что это – дело рук обознавшихся «охотников-любителей». Местные жители после этого разделились на две группы: одни требовали как можно скорее поймать вампиров, другие – посадить за решетку «охотников» и обеспечить наконец безопасность как живых, так и мертвых. Дело чуть не дошло до массовых беспорядков, пришлось вмешаться полиции, которая объявила кладбище «закрытой зоной» и установила по периметру охрану. И все же Манчестеру удалось продолжить свою охоту. Осенью 1970 года он снова проник в склеп – на сей раз в одиночку – и обнаружил там спящего вампира. Это было совершенно не разложившееся тело молодого мужчины, лежавшее в истлевшем гробу. Мужчина, казалось, был погружен в летаргический сон. Наученный печальным опытом, Манчестер не побежал в полицию (там его могли попросту арестовать и упечь в сумасшедший дом), а положил на гроб распятие и чеснок, после чего запечатал склеп цементом с кусочками чеснока. Прошла пара лет, и история с вампирами начала потихоньку забываться. Никаких темных фигур на кладбище больше не появлялось, и жалоб со стороны местных жителей тоже не было. Однако Манчестер продолжал зорко наблюдать за «вампирским склепом». Однажды утром, придя на кладбище, он обнаружил, что каменная кладка склепа с одной стороны разрушена. Причем создавалось впечатление, что кто-то с огромной силой вытолкнул ее изнутри. Син понял, что вампир снова выбрался на свободу. Где его искать? Манчестер потратил примерно год на то, чтобы ответить на этот вопрос. На кладбище и в окрестностях все оставалось спокойно. Неужели «хайгейтский вампир» убрался отсюда подальше? На самом деле все было не так просто. Через несколько месяцев Манчестер обратил внимание на старинный особняк, находившийся в нескольких кварталах от кладбища. За этим домом прочно закрепилась слава «дома с привидениями». Особняк пустовал уже примерно лет двадцать; говорили, что последние жильцы бежали отсюда в страхе, а человек, который занимал этот дом до них, попросту повесился. По ночам, проходя мимо этого дома, можно было слышать странные звуки: вой, отдаленно напоминавший волчий, скрип половиц и чьи-то тяжелые шаги. В окнах периодически виднелось ярко-сиреневое свечение, кроме того, время от времени можно было различить где-то в глубине комнат пару тусклых красных огоньков, словно чьи-то глаза. Многое можно было бы списать на проделки поселившихся в доме бездомных животных, но загвоздка заключалась в том, что животные старались обходить особняк стороной. Выгуливать собак возле него было решительно невозможно: они впадали в панику и буквально срывались с поводков, стараясь убежать подальше от этого места. Люди, даже днем проходившие мимо проклятого дома, иногда физически чувствовали на себе чей-то недобрый взгляд. Кроме того – и это уже не лезло ни в какие ворота, – в окрестностях дома стали пропадать люди. Манчестер с несколькими спутниками проникли в особняк. В одной из комнат они нашли человеческий скелет, на котором сохранились остатки одежды. Но еще более жуткое открытие было впереди: добравшись до подвала, они обнаружили там гроб, в котором лежал тот самый вампир, которого Манчестер три года назад замуровал на кладбище в Хайгейте! Гроб вытащили во двор, где Манчестер торжественно забил ему в сердце осиновый кол. После этого тело вампира распалось – от него осталась только вонючая жижа, напоминавшая давно сгнившую биомассу. Жижу от греха подальше сожгли. После этого исчезновения людей прекратились, а особняк два года спустя снесли и на его месте построили многоквартирный дом. Впрочем, квартиры в том доме особой популярностью не пользовались… Так закончилась история «хайгейтского вампира». Или не закончилась? Что стало с обитателями двух других пустых гробов, найденных в склепе? Существовали ли они, и если да, то куда делись потом? Неизвестно. В любом случае, в Хайгейте по сегодняшний день все спокойно. Маньяки и сумасшедшие Честно говоря, к истории хайгейтского вампира я отнесся с изрядным скепсисом. Уж больно она напоминала самую обыкновенную газетную утку, которые придумывают журналисты, чтобы заработать. Помните, как лет десять назад в каждом ларьке кучами продавались газетки-«страшилки»? А какие заголовки были – «Оборотни разгуливают по центру Новосибирска», «Привидения задушили пять человек», «Чертово место в центральном парке», «Пришельцы высадились на крыше поликлиники»… Когда-то я покупал такие – просто для смеха и нервы себе пощекотать немного. Не знал я тогда, что через несколько лет придется вплотную столкнуться с потусторонним миром и испытать себя по полной программе… Но речь сейчас не об этом. А о том, почему я должен верить, что вампир в Хайгейте действительно существовал? Какие, будем прямо говорить, тому доказательства? Кто видел этого кровососа, кроме Манчестера и нескольких его товарищей? Всякие местные слухи и легенды про темную фигуру – это байки, которые есть в любой местности. Приезжайте в любую сибирскую деревушку – там вам и чертово место покажут, и овраг с нечистой силой. А если деревушка старая и помещичья усадьба там существует – обязательно расскажут, как и в каком виде бродит тут ненастными ночами душа бывшего владельца. Итак, из свидетелей остается только Манчестер. Именно он рассказывал все о «хайгейтском вампире» прессе и поднимал шумиху, баламутил воду, иначе говоря. Может, прославиться хотелось мужику? А может, и в самом деле был он немного сдвинутым на своих вампирах и видел то, чего на самом деле нет? Не знаю. Только очень уж подозрительной казалась мне вся эта история. Еще больше укрепился я в своем скепсисе, когда обнаружил, что сообщений о вампирах полным-полно в криминальной хронике. Причем речь идет не об оживших мертвецах, а о вполне заурядных преступниках. Вернее, незаурядных, потому что все «вампиры» были психически ненормальными людьми, которые считали, что им требуется кровь, как правило, для того, чтобы продлить свою молодость или получить вечную жизнь. Вот, например, один случай, произошедший недавно в Москве. Я наткнулся на газетную статью об этом в Интернете, когда искал какую-нибудь информацию о вампире. Началось все с того, что ранней осенью на территории детского сада нашли изуродованное тело молодой женщины. У нее был вспорот живот, отрезана грудь и вбит осиновый кол в горло. Кроме того, в ее теле практически не осталось крови. Ее обнаружила пенсионерка, выгуливавшая утром свою собаку. Она и вызвала милицию. Следователи сразу поняли, что убийство носит ритуальный характер. Психолог дал примерный портрет подозреваемого. Мужчина 30–35 лет, скорее всего – с медицинским образованием, психически нездоровый. Трудно было поверить во вменяемость убийцы, когда тело жертвы так обезображено. Живот аккуратно вспорот, исчезли все внутренние органы, вместо них в теле находилась утрамбованная земля. С медицинской точностью удалена грудь. Плюс характерная деталь: в горло жертвы вбит осиновый кол. Но еще больший сюрприз нам преподнесли судмедэксперты. В местах, где были вскрыты вены, они обнаружили волокна от бумажного стаканчика из «Макдоналдса», то есть изверг сливал в емкость кровь жертвы. Принимая во внимание характер убийства, можно было сказать, что маньяк запасся кровью для того, чтобы выпить ее позже. К психологическому портрету убийцы автоматически можно было добавить термин «вампиризм». Погибшая девушка – 23-летняя Галина – была совершенно обыкновенной личностью. Работала бухгалтером в маленьком магазине, конфликтов с законом не имела… Первая проверка друзей и знакомых никаких результатов не дала. Судя по всему, девушка стала случайной жертвой маньяка. Смущало только одно: жила она на другом конце Москвы, и что делала ночью в районе убийства – непонятно… Загадка раскрылась во время обыска на квартире Галины. Один из следователей начал копаться в ее компьютере и обнаружил переписку с людьми, занимавшимися черной магией. Судя по всему, такое у девушки было хобби. Она не подозревала, что шутит с весьма опасными вещами и что итог может быть плачевным… Впрочем, совершить что-то действительно серьезное, способное потревожить иной мир, она не успела (а может, успела и потому так закончила жизнь?). Свою смерть она, не зная о том, подготовила сама. Своему партнеру по переписке она отправила описание одного из обрядов. Письмо звучало следующим образом: Я нашла на одном английском интернет-сайте очень интересный обряд. Представляешь, там, если я правильно перевела, говорится о том, как мужчине приобрести вечную жизнь и сексуальную неотразимость. Так вот, суть в том, что надо убить женщину, молодую и привлекательную. Сделать все это нужно непременно в полнолуние, под пахучим деревом. После убийства надо разрезать живот, вытащить оттуда все органы, засыпать туда землю, плотно утрамбовать. Потом вбить в шею осиновый кол, непременно чтобы он прошел насквозь через горло и острием попал в землю. Как только вбит кол, надо вскрыть вены на руках и шее и собрать как можно больше крови. Ее следует пить по 50 граммов в день. Затем требуется отрезать половые органы. В следующее полнолуние предписывают съесть грудь. Как думаешь, сработает это или нет? Кстати, ты давно мне не присылал никаких заклинаний. Тебя перестала интересовать эта тема? Жду письма, Галина. Чтобы установить личность убийцы, потребовалось совсем немного времени. Им оказался 32-летний врач местной поликлиники. Он давно двинулся рассудком на разных оккультных вещах. Все отрезанные у девушки органы и кровь хранились у него в холодильнике. На допросе обвиняемый рассказал: – Она сама натолкнула меня на убийство. Мы давно переписывались, и все заговоры, которые она мне присылала, были действенными. Я не раз их проверял. Когда прочитал ее последнее письмо, то всерьез задумался – мне нужна была вечная молодость. Я нисколько не жалею, что убил, и теперь бессмертен. То, что я не успел съесть нужный орган, думаю, не принципиально. Эта история далеко не единична. Покопавшись в литературе, я обнаружил, что у московского врача были гораздо более кровавые предшественники. Например, венгерская аристократка Эржебет Батори, получившая в истории имя «Кровавая графиня»… Кровавая графиня Эржебет Батори принадлежала к сливкам венгерского общества XVII века. Она происходила из древнего аристократического рода, за которым закрепилась довольно дурная слава. Поговаривали, что представители этого семейства занимались черной магией и знались с дьявольскими силами. В молодые годы Эржебет отличалась удивительной красотой, которая привлекала к ней многих поклонников. Она рано вышла замуж за одного из венгерских аристократов, а потом сравнительно рано овдовела. Впрочем, внимание мужчин мало заботило молодую вдову. По непроверенной, но весьма похожей на правду информации, Эржебет была лесбиянкой. Впрочем, следить за собственной внешностью она не переставала. В те времена считалось, что женщина тем красивее, чем белее ее кожа и волосы; а в качестве отбеливающего средства использовалась телячья кровь. Ванны из телячьей крови, которые принимала молодая Эржебет Батори, судя по всему, натолкнули ее потом на мысль о крови человеческой. Но все это впереди. Муж Эржебет часто находился в отъезде, принимая участие в многочисленных войнах. И молодая супруга в компании подруги предавалась жестоким развлечениям: сначала ездила на охоту, где с удовольствием смотрела на страдания и смерть животных, а потом перешла к истязаниям людей. Как правило, она одна или с помощью преданной служанки заманивала девушек из бедных семей, предлагая им пойти в услужение в замок. При этом, естественно, выбирала самых красивых. Согласившись на посулы графини, девушки немедленно отправлялись в камеру пыток, где их много дней истязали различными способами. В конечном счете, когда прекрасные тела превращались в окровавленные куски мяса, несчастных убивали и закапывали в окрестностях замка. Но этими садистскими развлечениями дело не кончилось. Легенда рассказывает, что однажды графиня, скакавшая верхом, встретила на дороге уродливую старуху и начала насмехаться над ней. Старуха, не побоявшись надменной аристократки, произнесла: «Погоди, скоро ты будешь такой же, как я». С тех пор в душе Эржебет поселился страх перед старостью. Она захотела любой ценой сохранить молодость и красоту. Именно тогда ей пришла в голову мысль о ваннах из человеческой крови. Мы не знаем, как часто графиня принимала их и сколько людей погубила. Рассказывают о грандиозном пире, после которого Эржебет убила шестьдесят молоденьких девушек и затем принимала ванну из их еще теплой крови. Тем не менее старение не обходило ее стороной. Тогда графиня решила, что кровь простолюдинок недостаточно «чиста»; теперь она заманивала в замок девушек из бедных дворянских семей, обещая за недолгую службу обеспечить их приданым. Естественно, ни одна из несчастных так и не дождалась награды, все они умерли в страшных мучениях. Вот описание одной из церемоний, которые проводила графиня с помощью своей верной служанки Дорко: Кузнец, хорошо оплаченный и запуганный страшными угрозами, под покровом ночи сковал невероятное, почти неподъемное металлическое устройство, представлявшее собой цилиндрическую клетку из металлических лезвий, скрепленных железными обручами. Можно было вообразить, что она предназначена для какой-то гигантской птицы. Но внутри она была усеяна острыми шипами. По приказанию графини каждую ночь это жуткое приспособление, подвешенное под сводами подвала венского дома, при помощи рычагов опускалось на пол. Появлялась Дорко, тащившая по ступеням за распущенные волосы обнаженную служанку. Она запихивала девушку в ужасную клетку и запирала ее там. Затем устройство поднималось наверх. К этому моменту появлялась графиня. Одетая в белое льняное белье, она медленно входила и садилась на стул под клеткой. Дорко, схватив острый железный штырь или раскаленную докрасна кочергу, старалась ткнуть узницу, которая, откинувшись назад, натыкалась на шипы клетки. С каждым ударом поток крови усиливался и падал на безучастно сидевшую внизу женщину, полубессознательно уставившуюся в пустоту неподвижным взглядом. Когда девушка в клетке падала, потеряв сознание, и медленно умирала, приходила Каталина Беньеши, в обязанности которой входило смывать кровь до последней капли. Затем в подвал спускалась похоронная партия слуг со старым гробом. В Вене, где жертвы графини были не столь многочисленны, как в Чейте, их хоронили по ночам на кладбище под предлогом того, что в доме вспыхнула эпидемия. Или Дорко и Каталина несли тела жертв на следующий вечер в ближайшее поле. О кровавых развлечениях графини вскоре стало известно. Ее называли «чудовищем» и «кровавой тварью», но никто не осмеливался поднять голос – слишком древним и могущественным был род Батори. Даже священники молчали, боясь страшных кар со стороны Эржебет. Тем не менее охота на молодых аристократок стала роковой ошибкой графини. Пока она уничтожала простых крестьянок, ей все сходило с рук; но убийства девушек из благородных семей должны были рано или поздно привлечь к себе внимание властей. В конечном итоге королевский наместник с вооруженными солдатами явился в замок Чейте, где обнаружил явные признаки убийств. Застигнутая врасплох Эржебет не отрицала своей причастности к преступлениям. Более того, она заявляла, что ее положение дает ей право пытать и убивать всех, кого она сочтет нужным. Приговор королевского наместника был короток: – Эржебет, ты дикое животное. Твои дни сочтены, ибо ты не достойна дышать земным воздухом и жить под светом Бога. Ты больше не принадлежишь к человеческому роду. Ты должна исчезнуть с лица земли. Тени будут окружать тебя в твой остаток жизни, принуждая каяться в зверских поступках. Может, Бог и простит тебя. Госпожа Чейте, я приговариваю тебя к вечному заключению в собственном замке. Длительный судебный процесс, состоявшийся вскоре, подтвердил первоначальный приговор. На нем дали показания ближайшие прислужники и прислужницы графини, помогавшие ей пытать жертв. Вот показания одного из них: – Как долго вы жили в замке графини? – Шестнадцать лет, с 1594 года, меня насильственно привел Мартин Чейте. – Скольких женщин вы убили? – Я не помню, сколько всего, я убил тридцать семь девушек, госпожа пятерых из них закопала в яме, когда пфальцграф был в Пресбурге, двух – в маленьком саду в пещере, двух – в церкви в Подоле и еще две были привезены из замка Чейте, их убила Дорко. – Кого вы убивали? Откуда привозили девушек? – Не знаю. – Кто привозил их? – Дорко и еще одна женщина отправлялись на их поиски. Они заверяли родителей, что девушки будут находиться в услужении у графини и с ними будут хорошо обращаться. Мы целый месяц ждали последнюю девушку из отдаленной деревни, и она была убита сразу же. Женщины из различных деревень соглашались их нам поставлять. Я сам уходил шесть раз на поиски вместе с Дорко. Была женщина, которая не убивала, а только хоронила. Женщина по имени Яна Барсовни также нанимала слуг из округи Тапланафальв; также женщина-хорватка из Шарвара и жена Матиаша, которая живет напротив дома Жалай. Одна женщина, Цабо, привезла даже свою дочь, хотя знала, что она будет убита. Йо Илона тоже привозила их. Ката никого не привозила, но хоронила девушек, убитых Дорко. – Какие пытки вы применяли? – Им связывали крепко руки и избивали до смерти, пока все тело не становилось черным, как уголь. Одной девушке суждено было вынести более двухсот ударов, прежде чем она испустила дух. Дорко обрезала им пальцы один за другим, а потом перерезала вены. – Кто участвовал в пытках? – Била Дорко. Йо Илона раскаляла докрасна кочергу и прижигала им лицо, засовывала в рот раскаленное железо. Когда швеи плохо выполняли свою работу, их отводили в пыточную для наказания. Однажды сама госпожа вложила одной пальцы в рот и разорвала его. Женщина по имени Илона Кочишка тоже мучила девушек. Госпожа колола их иголками, она убила девушку из Ситки за кражу груши. В Керецтуре была убита молодая знатная девушка из Вены; старуха спрятала трупы, а потом закопала их; я помогал им закапывать одну в Подоле, двух – в Керецтуре и одну – в Шарваре. Госпожа всегда награждала старух после того как они успешно мучили девушек. Она сама разрывала тела девушек щипцами и разрезала кожу между пальцами. Она выводила их обнаженных зимой на улицу и окунала в ледяную воду. Даже здесь, в Биче, когда госпожа собиралась уезжать, она заставила одну служанку стоять по шею в ледяной воде; та пыталась сбежать, и за это была убита. Если госпожа не мучила их сама, это делали старухи. Иногда девушек на целую неделю оставляли без еды и питья; нам запрещалось приносить им что-либо. За какую-либо провинность швеи должны были выполнять работу обнаженными на глазах мужчин. – Где закапывали трупы, и сколько их было? – Была старуха, которая хоронила. Я сам похоронил четверых. Они были закопаны в нескольких замках: Лезтитце, Керецтуре, Шарваре и Бечко. Эти девушки были заморожены заживо, так как их облили водой и выставили на мороз. Одна из девушек сбежала, но ее поймали. – Графиня сама принимала участие в пытках? – Иногда, но чаще она принуждала делать это других. – Где все происходило? – В Бечко – в кладовке, в Шарваре – в безлюдной части замка, в Чейте – в прачечной и в подвальных каморках, в Керецтуре – в маленькой комнате для переодевания. В карете, во время путешествий, госпожа колола их иголками. – Кто видел это или знал об этом? – Мажордом Дежко Бенедек, слуги, Иезорлави Ионтек по прозвищу Железная Голова, убежавший в Нижнюю Венгрию и знавший о многом, так как развлекался с Эржебет Батори. Он похоронил много девушек, но никто не знает где. – Сколько времени графиня занималась пытками? – Все началось, когда еще жив был ее муж, но тогда она никого не убивала. Граф знал обо всем, но не обращал особого внимания. Только с появлением Дарвули пытки стали более жестокими. У госпожи была маленькая шкатулка с зеркальцем, глядясь в которое она произносила заклинания целыми ночами. Колдунья Майорова из Майавы приготовила специальное зелье, которое принесла Эржебет, и искупала ее однажды ночью в воде, которую использовала потом для приготовления теста. После того как она искупала ее второй раз, в оставшейся воде замесила тесто для пирога, который предназначался королю, пфальцграфу и Меджери. Те, кто съели его, заболели. В качестве наказания «кровавую графиню» замуровали в ее собственном замке, в комнате, где она пытала своих жертв. Вся связь с внешним миром осуществлялась через маленькое оконце, в которое ей подавали пищу. Эржебет прожила здесь еще в течение пяти лет. Скольких девушек она умертвила, неизвестно до сих пор. В ее записных книжках нашли упоминание о 610 жертвах. Судя по всему, этим список не исчерпывается. Такие маньяки недавнего прошлого, как Джек Потрошитель и Чикатило, просто «ангелы» рядом с ней. Вот эти-то кровавые мерзавцы, – подумал я, – и помогают поддерживать легенду о вампирах. Либо черной магией занимаются, либо совсем крыша съехала на почве вампирских фильмов. Может быть, один такой и убил моего друга Володю на кладбище. А бледность и усталость… все мы порой выглядим не лучшим образом. Наверняка просто случайное совпадение. В общем, к моменту приезда «спеца» из Москвы я уже окончательно уверился в том, что никаких вампиров нет и моя теща, мягко говоря, перегибает палку. Тем не менее поехал встречать Антона – так звали «охотника за вампирами» – в аэропорт. И не зря, надо сказать, поехал. Глава 2. Дракула и другие Антон выглядел совершенно не так, как я себе представлял. Честно говоря, я планировал увидеть кого-то вроде Ван Хельсинга. Какого-нибудь старика с крестом в руках и связкой чеснока на шее. Или, наоборот, молодого человека в шляпе, с длинными волосами и взглядом супермена. Либо какого-нибудь одержимого очкарика, сжимающего в руках пистолет с серебряными пулями. Ну, в общем, вы меня поняли. Все мы вспоминаем растиражированные образы и разочаровываемся, если они не соответствуют действительности. Когда из дверей аэропорта появился высокий мужик чуть помладше меня, широкоплечий и наголо побритый, я не сразу понял, отчего это стоявшая рядом теща, Ирина Юрьевна, пошла ему навстречу. Не поверил, что все это – не дурацкий розыгрыш, а самая настоящая правда. Но вот церемония знакомства закончена, мы все погрузились в мою «Волгу» (дела денежные пошли в гору, старый «Москвич» успешно продан и забыт, машина куплена поновее и посолиднее) и поехали к дому. По пути с трудом стал складываться разговор. – Что тут у вас случилось? – спросил Антон голосом участкового врача, пришедшего к пациенту. Очень мне этот его тон тогда не понравился. – Убийство, – монотонно ответил я. – Друга моего нашли на кладбище. Мертвым. Крови в теле почти не осталось, зато несколько рваных ран. Большинство нанесено уже после смерти. Убили его там же, где нашли. Кто и почему – непонятно. Как он оказался на кладбище – тоже не ясно. Жена – то есть, простите, вдова – говорит, что он последние пару недель перед смертью выглядел усталым и бледным. Вот и все. Ирина Юрьевна считает, что это сделал вампир… – А вы? – Антон не мог не почувствовать скепсиса в моем голосе. – А я, если честно, не очень верю. Маньяк какой-нибудь орудовал, – и, не сдержавшись, добавил: – Сюда бы следователя хорошего. – А я и есть следователь, – неожиданно сказал Антон. – Говорят, неплохой. Десять лет в уголовном розыске проработал. И Антон рассказал мне свою историю. Почерк вампира Убийство, которое ему поручили расследовать несколько лет назад, выглядело заурядной «бытовухой». Пьяный муж поссорился со своей женой и убил ее ножом. При этом жертве были нанесены многочисленные раны, через которые вытекла вся кровь. Правда, сам убийца наотрез отрицал свою причастность к смерти супруги, заявляя, что убийство совершил приехавший к ним однокурсник жены. Кое-что указывало на то, что он не врал. Например, на столе осталось не два, а три обеденных прибора. Кроме того, соседи, жившие на той же лестничной клетке, слышали два поющих мужских голоса. Но никаких отпечатков пальцев, кроме как принадлежавших мужу, на орудии убийства – большом кухонном ноже – не осталось! В принципе, картина была ясна. После ухода гостя муж с женой поссорились, и ничего не соображавший супруг зарезал свою «вторую половину», а протрезвев, попробовал свалить все на гостя – весьма неуклюже и неумело. Банально до ужаса. На этом можно было бы дело и закрыть, но Антон как добросовестный сотрудник решил проверить однокурсника убитой. И тут выяснились странные вещи. Дело в том, что этот человек умер пять лет назад! Значит, он заведомо не мог прийти в гости к супругам. Кто же тогда сидел третьим за столом? Антон начал вновь допрашивать задержанного, но тот яростно отказывался верить в сообщаемые ему факты и продолжал упорно утверждать, что у него в гостях находился человек, который числился умершим пять лет назад! Это было довольно странно. Предположим, обвиняемый зачем-то решил скрыть личность гостя и поэтому показал на человека, которого давно не видел. Но он не мог не понимать, что проверить его слова окажется проще простого. К тому же зачем ему покрывать гостя? Конечно, возможен еще один вариант. В гости мог прийти любовник жены, которого та представила как своего бывшего однокурсника (на самом деле давно умершего, о чем она могла и не знать). Муж, ни разу в жизни однокурсника не видевший, поверил. И только потом приревновал и убил… Куда же тогда девался гость? Сидит у себя дома и боится высунуть нос на улицу? Все получалось, опять же, довольно складно, если бы не еще одно «но». Дело в том, что Антон попросил обвиняемого описать гостя и нарисовать его портрет. Предполагаемый убийца с готовностью сделал это. Сходство портрета с фотографией однокурсника, умершего пять лет назад, было поразительным! Ситуация явно заходила в тупик. Поведение обвиняемого было лишено всякой нормальной логики. Может быть, он просто допился до белой горячки? Но врачи подтвердили – с мужиком все в порядке. Коллеги советовали Антону плюнуть на нестыковки и закрыть дело – в конце концов доказательств вины мужа хватило с избытком. Антон упрямился, пока начальству это не надоело и дело не было передано другому, более покладистому и равнодушному сотруднику. А мой собеседник за чрезмерную старательность получил строгий выговор. Три месяца спустя ему досталось другое, столь же банальное, на первый взгляд, дело. Речь шла о нападении на молодую девушку, возвращавшуюся поздно вечером от подруги. По ее словам, на нее напал мужчина средних лет, который схватил ее и понес, как пушинку. Казалось, он обладал огромной силой. К счастью для жертвы, он почему-то не закрыл ей рот, и девушка начала громко звать на помощь. Совершенно случайно навстречу им из-за угла дома выехала патрульная машина. Мужчина бросил свою жертву и пустился в бегство. Милиционеры преследовали его, даже стреляли, но задержать не смогли: казалось, преступник обладает совершенно нечеловеческой ловкостью и проворством. Конец ознакомительного фрагмента. Текст предоставлен ООО «ЛитРес». Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию (https://www.litres.ru/viktor-golicyn/territoriya-vampirov-obitateli-sumerechnogo-mira/?lfrom=334617187) на ЛитРес. Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.
КУПИТЬ И СКАЧАТЬ ЗА: 49.90 руб.