Сетевая библиотекаСетевая библиотека

Все величайшие путешественники

Все величайшие путешественники
Все величайшие путешественники Николай Дорожкин Все величайшие Эта книга посвящена людям, жившим в разные времена в разных странах. Но они были одержимы дерзким стремлением идти вперед, за горизонт. И именно благодаря таким энтузиастам, на карте появились новые моря, континенты, проливы, острова… Эта книга о великих путешественниках. Для массового читателя. Николай Дорожкин Путешественники Странные люди – плавающие и путешествующие (Предисловие автора) «Плавающие и путешествующие» – эти слова, христианской молитвы ныне относятся ко всем, кто перемещается по воде и суше, по воздуху и заатмосферному пространству. Но все ли плавающие и путешествующие могут быть названы путешественниками? Если человек просто меняет место жительства и переезжает в другой город или другую область, страну, даже часть света – это ещё не путешественник. И даже если человек несколько раз объедет или облетит земной шар, но узнает за это время только названия городов и стран да число «накрученных» километров, то оснований называться путешественником у него не больше, чем у его дорожного чемодана. И напротив, турист-краевед, обошедший район или область и поведавший людям что-то новое либо малоизвестное о пройденных им местах, уже является настоящим путешественником. И есть особая категория странствующих людей – великие путешественники. Кто они? Прежде всего это – открыватели. Открыватели новых путей по суше или воде. Открыватели неведомых земель и морей, гор и рек, стран и народов. Это исследователи земной и человеческой природы – врачи, зоологи, ботаники, геологи, и исследователи человеческих рас и культур – антропологи и этнографы. Это и путешественники поневоле, то есть в силу служебных или иных профессиональных обязанностей – военные и промышленные разведчики, торговцы в поисках новых рынков, генералы и адмиралы, командующие своими войсками в дальних походах и при этом не утрачивающие любознательности. Это учёные, доказывающие правоту своих теорий специальными экспедициями. Это и искатели новых мест для переселения своих племён и народов. Наконец, среди великих путешественников немало и просто искателей приключений. Да, это были «флибустьеры и авантюристы», как предводители викингов и казачьи атаманы, конкистадоры и пираты – то есть люди, чьи деяния часто были не в ладу с законом как в юридическом, так и в морально-нравственном смысле. Но умалчивать о тёмных сторонах великих людей – это значит обезличивать их. Потому что все они были пассионариями, то есть одержимыми страстным стремлением действовать. Но пассионарность, как и гениальность – величина не векторная, а скалярная. Она может служить и добру, и злу. И если великие путешественники остались навеки в благодарной памяти человечества – значит, их добрые дела многократно превысили причинённое зло. Невольно вспоминаются гениальные строки Михаила Анчарова из его знаменитой «Баллады о парашютах»: «И сказал Господь: – Эй, ключари! Отворите ворота в сад! Даю команду – от зари до зари В рай пропускать десант!.. И сказал Господь: – Это ж Гошка летит, Благушинский атаман. Череп пробит, парашют пробит, В крови его автомат… Он грешниц любил, а они его, И грешником был он сам. Но найди мне святого хоть одного, Чтобы пошёл в десант!» А путешественники – это тоже десантники, со всеми теми качествами, без которых не может действовать этот отборный род войск. И поэтому книги о великих путешественниках – это не «Жития святых», а очерки о действиях пассионариев – личностей страстных и противоречивых, сильных, дерзких и устремлённых к достижению цели, иногда неведомой им самим. Вот об этих людях и их делах пойдёт речь в предлагаемой книге. Первые путешествия исторических времен Из книг по истории сам собой напрашивается вывод, что самыми древними путешествиями (массовыми и организованными) были военные экспедиции, связанные с захватами новых территорий. А поскольку во главе вооружённых сил стоял обычно властитель, глава государства – фараон, царь, император, то и путешествие проходило под его руководством, и все сделанные в ходе экспедиции открытия современники и потомки связывали с его именем. Как правило, завоевательные войны начинаются после объединения нескольких близких по культуре народов. Получив значительную территорию, сидящий на троне властелин оглядывает свои владения и, естественно, обращает взоры на сопредельные земли. Поразмыслив и посоветовавшись с министрами и генералами, правитель принимает решение присоединить к растущей державе ещё некоторые страны и народы. Снаряжаются и отправляются в путь войска. Иначе говоря, военные экспедиции, все участники которых – вооружённые путешественники… Другая важнейшая категория странствующих людей – купечество. Успешная торговля у себя на родине или, напротив, неблагоприятная обстановка – падение цен, засилье конкурентов, – то и другое побуждает предприимчивого коммерсанта расширять рынок. Торговец начинает прислушиваться к рассказам бывалых людей, выспрашивает, где какие товары, сколько стоят, как попасть в самые «выгодные» места, много ли на пути лихих людей… И вот уже подбираются попутчики, закупаются товары, снаряжаются целые караваны. Транспортные средства не отличаются разнообразием – на суше это лошади, ослы, мулы (гибриды лошади и осла), верблюды; на реках и морях – лодки, галеры, парусные корабли. Куда не дойдут полки вооружённых воинов, туда проникнут неутомимые торговцы. Следующая разновидность путешественников – рыбаки и охотники. Как известно, промысловая удача переменчива. Птица, рыба, зверь лесной и степной время от времени мигрируют – а что остаётся делать человеку-добытчику? Приходится сниматься с места и устремляться за привычным источником существования, преодолевая немалые пространства. И кочевник-скотовод сильно зависит от природных условий. Засушливые или, наоборот, слишком влажные летние периоды, слишком морозные или бесснежные зимы вынуждают целые племена и народы сворачивать шатры и юрты, навьючивать нажитое добро на спины выносливых животных, точить сабли и следовать к новым местам, где аборигены, скорее всего, не ждут незваных гостей. Так иногда вынужденные переселения совмещаются с военными экспедициями… И самая, наверное, малочисленная порода путешественников – это миссионеры, несущие свои вероучения другим народам, учёные, странствующие по просторам Земли из собственного любопытства или по заданию научного руководства, да ещё люди, которым просто не сидится на месте – те, кем «овладело беспокойство, охота к перемене мест, души мучительное свойство, немногих добровольный крест». Несёт и гонит их по суше и воде ветер дальних странствий. «И мелькают города и страны, параллели и меридианы…» Но самыми массовыми были всё-таки военные экспедиции. Однако, чтобы говорить более предметно, давайте обратимся к истории… Моские экспедиции фараонов Завоевательные походы Египта начались после объединения страны под властью фараона Менеса (около ХХХ века до Р. Х.). Уже в следующем веке армия фараона Дена вторглась на Синайский полуостров и разбила войска местных кочевых племён. На Суэцком перешейке, соединяющем Африку с Азией, египтяне обнаружили группу горько-солёных озёр. В ХХVIII в. до Р. Х. фараон Джосер направил туда войска под командованием военачальника Нетанха, которые присоединили к Египту весь Синайский полуостров. Здесь египтяне начали добывать прочный строительный камень, медь, малахит и бирюзу. В ХVI в. до Р. Х. фараон Тутмос I с войском пересёк Сирию и дошёл до верхнего течения Евфрата. Река, текущая с севера на юг, вызвала изумление египтян, считавших, что все реки, подобно Нилу, должны течь только с юга на север. Продвигаясь в южном направлении, Хуфхор, губернатор острова Элефантины, пересёк пески пустыни Сахары и открыл полосу саванн. Это было в годы правления Пиопи II (ХХIII в. до Р. Х.). Северная экспансия египтян была связана со Средиземным морем. Обладая большим опытом сухопутных экспедиций в труднейших условиях, египтяне были намного слабее как мореходы. Осваивая земли Передней Азии и Африки, они долго не решались совершать дальние путешествия по морю. Тем не менее, первенство мореходства на Ближнем Востоке принадлежит египтянам. Первая египетская судоверфь была построена около 2900 г. до Р. Х. К этому же периоду относятся и древнейшие изображения вёсел. А первым вышел в море фараон Снофру, налаживая регулярные морские торговые контакты с Библом в Ливане. Для этого фараона были доставлены в Египет корабельные кедры из Ливана. Это был знаменитый ливанский строевой кедр, изображение которого и сегодня, являясь символом страны, украшает государственный флаг Ливана. До наших дней в Ливане сохранилось около 400 этих благородных деревьев, упоминаемых ещё в Библии. Из надписей на барельефе с изображением эскадры египетских судов, относящегося к середине ХХХ в. до Р. Х., следует, что при благоприятном ветре путь от устья Нила до берегов Сирии занимал у мореходов четыре дня. К этому времени в Египте появляются материалы, которые можно было доставить только морским путем: диорит из Омана, мирру, электрон (сплав золота и серебра) и редкие породы деревьев из Пунта, медь, малахит и строительный камень с Синая. В 2750 г. до Р. Х. из Коптоса на Ниле в страну Пунт (так называлась восточная оконечность Африки и часть южного побережья Аравийского полуострова) отправилась морская экспедиция под руководством Ханну, министра фараона Ментухотепа III. После пешего перехода с группой воинов через пустыню на восток от Нила Ханну достиг порта Косейру (Клисма) на побережье Красного моря, а затем морем вдоль берега он добрался до Пунта. Закупив там ценные благовония, министр выполнил задание фараона, но, судя по сохранившейся надписи на скале, этим не ограничился. По завершении главного дела он «…прибыл в порт Себа и там построил грузовые корабли, чтобы отвезти назад разные товары…» Завершив экспедицию, отважный чиновник дал ей свою историческую оценку: «Такое дело было совершено впервые с тех пор, как существуют фараоны». На рубеже 2500–2400 гг. до Р. Х. в Египте уже строили каналы и грузовые корабли для доставки гранита к месту сооружения крупных зданий. Известен факт, когда двум тысячам кормчих понадобилось три года для доставки по воде из Элефантины в Саис одного здания, высеченного из цельного камня. Порожняком этот путь суда проходили за три недели. Христианские предания называют эти здания «житницами Иосифа» – складами для запасов зерна, которые, будучи на службе у фараона, накопил Иосиф, сын Иакова-Израиля, чем в неурожайные годы спас народ Египта от голода. К середине ХIХ в. до Р. Х. фараон Сенусерт III построил канал от Красного моря до города Бубастис на Ниле. С этим каналом связана интересная гипотеза. Французский учёный Мишель Леско, исследуя мумию фараона Рамсеса II, доказал, что в состав бальзамирующего раствора обязательно входил никотин. Но табак, содержащий это вещество, был завезён в Европу только через три тысячи лет, после плавания Колумба. Однако никотин содержится не только в табаке, но и в других растениях семейства пасленовых. Таковые встречаются на островах у берегов Австралии. Но тогда всё это означает, что египтяне или сами плавали через этот канал до Австралии и даже Америки, или получали содержащие никотин растения по торговым путям от других современных им мореплавателей. Исследователи древних путешествий предполагают, что в период правления фараона Эхнатона (Аменхотепа IV), то есть в первой половине XIV в. до Р. Х., египетские моряки могли, пройдя через канал от главного рукава Нила до Красного моря и следуя далее курсом на северо-восток, огибая Аравийский полуостров, достигать устья Инда (Индия), или, следуя курсом на юг вдоль берега Африки, направляться в Офир – загадочную библейскую страну золота и алмазов. Она располагалась, вероятно, в юго-восточной Африке за экватором в районе современного г. Софала (Мозамбик). Если это так, то египтяне, возможно, стали первыми жителями планеты, совершавшими морские переходы в Южное полушарие. Это было во времена правления фараона Рамсеса II (1317–1251 гг. до Р. Х.). Есть сведения о первой морской экспедиции вокруг Африки, совершенной в 596 г. до Р. Х. во время правления фараона Нехо II. При нём в очередной раз был восстановлен канал между Нилом и Красным морем, пришедший в запустение в период владычества Ассирии. Нехо II, располагая информацией, что Африка со всех сторон, кроме Суэцкого перешейка, окружена морем, организовал крупную экспедицию. Но египетской она может быть названа только потому, что была организована и оплачена фараоном. Осуществляла плавание нанятая им команда финикийцев, которые справедливо считаются самыми опытными и отважными моряками древности. Экспедиция получила задание: выйдя из Красного моря в Индийский океан, обогнуть берега Африки, дойти до Геркулесовых Столбов (Гибралтарского пролива) и через Средиземное море возвратиться в Египет. Задание фараона отважные финикийцы выполнили. За три года экспедиция прошла немногим менее 40 000 км, что равно длине экватора. При этом, когда их суда огибали Африку, они «видели солнце с правой стороны», что и зафиксировали. Это обстоятельство убедительно доказывает факт пересечения экватора. Ведь сегодня является азбучной истиной, что для путешественников, находящихся южнее экватора, полуденное солнце будет на севере, и при движении в западном направлении они видят его не слева, как в Северном полушарии, а справа. Намного позже, во II в. до Р. Х., когда Египетским государством правила греческая династия Птолемеев, была организована новая экспедиция вокруг Африки – в Индию, то есть в обратном направлении. И опять совершали плавание наёмные моряки – на этот раз греки под командованием Эвдокса. Есть обоснованное предположение, что для Эвдокса это было уже далеко не первое плавание в Индию. В одном из походов кормчий Эвдокса Гиппал сделал важное открытие – объяснил, почему в Индийском океане с мая по сентябрь дует юго-западный ветер, а с октября по апрель – северо-восточный. Используя это знание, греки могли добираться в Индию вдвое быстрее, чем раньше. Позднее эти сезонные ветры получили название муссонов. Лучшие корабелы средиземноморья Когда фараон Нехо доверил поход вокруг Африки не соотечественникам-египтянам, а финикийцам, вряд ли это был случайный выбор. Еще в Библии есть упоминания о древнем средиземноморском народе «финикиян», который славился своими талантливыми мореходами и кораблестроителями. Финикия состояла из нескольких городов-государств, среди которых крупнейшими были Тир и Сидон, сохранившиеся до наших дней как Сур и Сайда в современном Ливане. Некоторые авторы считают, что даже знаменитый ковчег – гигантский трёхпалубный корабль 132 м длиной, 22 м шириной и 14 м высотой – строили нанятые Ноем финикийцы из Тира. Даже название этого народа, обитавшего на землях нынешних Ливана, Сирии и Израиля, произошло от египетскою слова, означающего «кораблестроитель». Карфаген, основанный финикийцами (825–814 гг. до Р. Х.) на африканском побережье, стал со временем самостоятельным городом-государством. Карфагенские мореходы подробно исследовали Гибралтар и африканское побережье Средиземного моря, изучили «розу ветров». После завоевания всей Северной Африки и присоединения Сицилии, Сардинии, южных частей Испании и Кельтики (Франции) Карфаген превратился в центр могучей морской державы того же названия. Освоив западную часть моря, карфагеняне основали города, известные сейчас как Марсель и Палермо. История сохранила имя карфагенянина Ганнона-Мореплавателя, который командовал морской экспедицией, посланной сенатом Карфагена для колонизации территорий на западном берегу Африки. На шестидесяти морских однопарусных кораблях экспедиции разместилось 30 тысяч мужчин и женщин, которые высаживались в разных точках африканского побережья для организации финикийско-египетских поселений. Как утверждает греческий перевод записей Мореплавателя, Ганнон действительно основал там шесть городов. Самый дальний из них, Керна, лежал на таком же расстоянии от Столпов, как и сам Карфаген. Но Ганнон не удовлетворился тем, что основал в Африке города. Оставив в них большую часть людей, он отправился на кораблях вдоль африканского побережья дальше на юг. Известно, что Ганнон доплыл до какой-то большой и широкой реки, впадающей в океан. В этой загадочной реке было множество бегемотов. Это может означать, что карфагенянину удалось доплыть до Сенегала, поскольку при движении вдоль африканского побережья с севера на юг первой рекой, где водятся бегемоты, окажется именно Сенегал. Как следует из перевода записей, миновав «реку бегемотов», корабли карфагенян прошли вдоль африканского побережья ещё дальше. И вот однажды… «Ночью мы увидели землю, охваченную пламенем. Посредине находился очень высокий и больший, чем все остальные, огонь. Казалось, что он касается звезд…» Что может означать эта ночная феерия? Скорее всего, карфагеняне увидели единственный на западном побережье Африки действующий вулкан Камерун. А он отстоит от Сенегала на три с половиной тысячи километров… Затем Ганнон спустился на юг до Гвинейского залива (на широте Тропика Рака). Здесь карфагеняне впервые столкнулись с гориллами. Не зная о существовании человекообразных обезьян, моряки приняли крупнейших приматов за «волосатых женщин». Обследовав берега Африки к югу от Зеленого Мыса, экспедиция вернулась в Карфаген. Описания приключений отважных мореходов высечены на мраморной плите, установленной в храме верховного бога Карфагена Ваала Молоха (Мелькарта). Тугие паруса Эллады Древняя Греция времён Троянской войны (примерно ХII век до Р. Х.) играла значительную роль в развитии мореходства. Быстроходные боевые и торговые корабли греческих полисов (городов-государств) активно осваивали водные пространства Черного моря. Это неважно, что всё царство Одиссея – Итака – умещалось на крошечном островке и по численности населения было не больше казачьей станицы на Кубани. Главное, что сам Одиссей и его спутники могли совершать дальние и длительные морские плавания. Но ещё задолго до Одиссея морское искусство эллинов прославил славный экипаж корабля «Арго». В IV в. до Р. Х. греческий мореплаватель и астроном Пифей, уроженец Массалии (Марселя), отвоеванной греками у Карфагена, совершил плавание в «страны олова и янтаря», о чём оставил записки «Об океане» и «Описание Земли». Погрузив на корабль торговый груз (амфоры с вином), Пифей, возглавляя экипаж из 66 человек, умело обошёл карфагенские заставы и после захода на Гебридские и Оркнейские острова обогнул Британию, обозначил на карте её контур (достаточно условный) и определил длину береговой линии в 42,5 тысячи стадиев (7861 км), что очень близко к современному значению (8029 км). Затем греческие моряки добрались до Исландии, которую считали тогда «окраиной обитаемого Мира» (Туле). Судя по запискам Пифея, греки побывали у берегов нынешних Норвегии и Швеции, а также обследовали Балтийское море. Груз благородных напитков помог жизнерадостным сынам Эллады находить взаимопонимание с местными царями и простыми обитателями побережья Британии и Западной Европы. Интересно, что в планах Пифея был и вариант возвращения в Массалию восточным путем – через русские реки и Чёрное или даже Каспийское море, которое в те времена считалось открытым водоёмом, связанным с Балтийским морем или Гиперборейским (Северным) океаном. Но, не обнаружив связи между Каспием и Балтикой, а также Чёрным и северными морями, Пифей возвратился в Марсель морским путем – вдоль европейского побережья Атлантики. Всё его путешествие заняло немногим более двух месяцев. Постоянные торговые связи с жителями Британии и Скандинавии установить Пифею не удалось, но зато он удачно обменял часть вина и все пустые амфоры на первоклассный балтийский янтарь. В родной Массалии отважный мореплаватель получил репутацию своеобразного прототипа барона Мюнхгаузена. Звание «Великого Лжеца» он заработал после рассказов о замерзающем море на севере, о приливах и отливах (которых нет в Средиземном море), о том, что солнце там летом не заходит, а лед может соседствовать с горячей водой. Но время восстановило справедливость. В 1900 году, через двадцать пять столетий со дня основания города Массилии, в Марселе была установлена статуя Пифея. Вскоре после плавания Пифея, в 325 г. до Р. Х., исследовательские плавания были продолжены. Правителем всей Греции был тогда Александр, сын Филиппа II, царя Македонии – небольшого государства, населённого предками южных славян. Учителем и воспитателем Александра был величайший учёный античности – македонянин Аристотель, благодаря чему будущий властитель многих народов Европы, Азии и Африки стал образованным человеком, одержимым жаждой познания. Даже великим завоевателем Александр Македонский стал не только из желания расширить пределы своих владений, но также из стремления увидеть и узнать как можно больше. Поэтому Александр Великий, выступая в поход во главе своего войска, становился и руководителем гигантской военной экспедиции. Известно, что пехотные и кавалерийские части армии Александра, преодолевая огромные расстояния, овладели Египтом, Персией, странами Средней Азии и землями до реки Инд. Находясь с войсками в верховьях Инда, Александр отдал флотоводцу Неарху приказ совершенно не завоевательского характера – открыть морской путь от Инда к Евфрату: «У тебя будет 150 кораблей и около 5 тысяч человек. Плыви на запад, а когда кончится провизия, причаливай к берегу и ищи встречи с моей армией, которая пойдёт берегом». Флот Неарха состоял из 33 двухпалубных галер и множества транспортных судов. На выполнение приказа потребовалось почти полгода. Неарх спустился вниз по Инду, миновал Крокалу (Карачи), добрался до Кармании (южная провинция Персии) и далее шёл вдоль берега до Персидского залива, где, подобно Пифею в Северной Атлантике, впервые обнаружил явления прилива и отлива. Исследовав северную часть Персидского залива, флот добрался до устья Евфрата. В итоге примерно к 300 г. до Р. Х. греческие путешественники по морю и суше прошли от Тигра до Сыр-Дарьи, были на берегах Инда и Ганга, освоили моря Чёрное и Азовское, описали Красное и Каспийское моря и Персидский залив, добрались до берегов Сенегала, торговали с Испанией и Китаем, осваивали Великий шёлковый путь. Античная греческая культура оказала большое влияние на развитие целого ряда цивилизаций Средней Азии. Греческий язык стал средством международного общения. Русь странствующая Дорога, путь, стезя, тропа, колея… Странствие, путешествие, поездка, плавание, кочевье, хождение… Путник, путешественник, странник, пешеход, кочевник, бродяга… Случайно ли в русском языке столько слов, связанных с передвижением человека по земной поверхности? Наверное, обширные просторы суши и водные пути немало способствовали стремлению наших далеких предков к странствиям и путешествиям. А еще неуемное любопытство, извечное стремление узнать – что там, за морями, за горами, за дремучими лесами? Не потому ли многие герои русских народных сказок своей ли, отцовской или волей отправляются в путь-дорогу, и совсем не обязательно в тридевятое царство, тридесятое государство, чтобы найти там Жар-птицу или Царь-девицу, а иногда вообще «туда – не знаю куда, найти то – не знаю что»… И совсем не сказочный персонаж, а самый реальный тверской купец, совершив знаменитое хождение за три моря, оказался первым европейцем, прошедшим в Индию морским путем – за тридцать лет до прибытия туда португальских мореплавателей! Маршруты Киевской Руси Одним из предводителей восточнославянского племени полян был, согласно «Повести временных лет», князь по имени Кий. Вместе со своими младшими братьями Щеком и Хоривом и сестрою Лыбедью Кий возглавил один из полянских родов. В Среднем течении Днепра на высокой горе ими был основан город, который был назван Киевом по имени старшего брата. Был возле города «бор велик» и «звериные ловища». По словам летописца, Кий был первым полянским князем, ходил в Царьград (Константинополь), где принял великие почести от византийского императора. По одной из легенд, Щек (Чех) позже стал родоначальником чехов, а Хорив – хорватов. Кроме Киева на Днепре, князь Кий основал небольшой городок Киевец на Дунае и хотел там поселиться. Но, не найдя взаимопонимания с местным населением, вынужден был возвратиться в Киев, ставший столицей Киевского княжества. Потомки Кия и его братьев в течение многих лет были князьями полян. Позже их владения были захвачены хазарами и древлянами. В сентябре 862 года жители Новгорода избрали на княжение варяга Рюрика. Да, новгородцы призвали варяга. Чтобы понять, почему это произошло, надо иметь представление о некоторых сторонах новгородской жизни в IХ веке. Государственное устройство в Новгороде было республиканским. Власть не передавалась по наследству. Правителей избирали на вече. Главой государства был посадник. Князь же отвечал за оборону, внутренние дела и безопасность. Посадник и князь – это примерно то же, что сейчас президент и министр обороны. При этом в договоре всегда было условлено, что князь не распоряжается землёй, не собирает налоги, не контролирует бюджет и не выносит решения суда без посадника. Для этих функций вече избирало своих людей. На этом и стоял вечевой строй Новгородской республики вплоть до завоевания Москвой при Иване III. Почему же князем был избран чужеземец – варяг? В этот вопрос внёс ясность известный историк и археолог, академик Валентин Лаврентьевич Янин. Всё дело в том, что русские княжества всегда были многонациональными, и князем становился, как водится на Руси, не всегда русский человек. Новгородская Земля не была исключением. Её в IХ веке населяли три племени – словене, кривичи и чудь. Когда стране грозило иноземное нашествие, воины всех племён составляли единое новгородское войско. Общими усилиями новгородцы отражали многих врагов. Прогнали и варягов. Но в мирной жизни возникла конфликтная ситуация: при избрании князя каждое племя выдвигало своего кандидата. Чтобы, выбрав князя из одного племени, не обидеть два других, вече решило пригласить его из совершенно посторонних людей – тех же варягов. Так Рюрик стал новгородским князем. Естественно, привёл и свою команду. Но варяги – народ неуживчивый, если они даже из племени западных славян бодричей, к которым, возможно, принадлежали Рюрик и его люди. И вскоре в его команде начались раздоры. Сначала отделился воевода Рангвальд-Рогволод – он обосновался в Полоцке. Затем знатные варяги Аскольд и Дир со своими дружинами в 864 году, добравшись по Днепру до Киева, выгнали хазар и вокняжились сами. В 882 году Киев захватил новгородский князь Олег. Он убил обоих князей и основал новое государство – Киевскую Русь, границы которого простирались от Балтики и Белого до Черного моря и от Верхней Волги до Вислы. Киев был объявлен «матерью городов русских», то есть столицей метрополии. Всё это сразу потребовало совершенствования путей сообщения между метрополией и регионами. Тогда-то и был проложен знаменитый торговый путь «из варяг в греки» – по Днепру, Ловати, Ильмень-озеру, Волхову, через Ладожское озеро и Неву в Балтийское море. Кроме того, была освоена торговая водная дорога по Волге и Каспийскому морю к берегам Персии. С продвижением славян в южном направлении Византия обрела беспокойное соседство. В 907 году князь Олег морем пришел к византийскому берегу. Его бывалые воины поставили ладьи на колеса и, поймав парусами попутный ветер, сухопутный военный флот Олега штурмом взял Царьград. Император капитулировал без боя. Эта победа позволила Киевской Руси укрепить своё влияние не только в Константинополе, но и дальше на западе и востоке. Русские торговые караваны судов достигали берегов Египта, Испании и Северной Африки. Плавания новгородцев Мореходные и торговые дела предприимчивых людей Великого Новгорода оставили глубокий след в русской истории. О самых знаменитых из них – богатом госте Садко и удалом молодце-ушкуйнике Василии Буслаеве – были сложены замечательные былины. Особенно интересно то, что описанные в них маршруты практически полностью соответствуют реальностям тех давних времён. В истории Великого Новгорода важнейшую роль играли речные пути, связывавшие город и его владения с дальними странами востока, юга и севера. Это – речной путь «из варяг в греки» и одновременно из черноморских стран в Новгород. Главной же водной артерией новгородской торговли с Волжской Булгарией, хазарами, арабами, государствами Средней Азии и Золотой Ордой служила Волга. Новгородцы освоили несколько водных путей из Новгорода на Волгу. На каких же судах плавали Садко и другие новгородские купцы? Для Балтийского моря использовались заморские лодьи (ладьи). Определение «заморские» означало, что они предназначались для торговли за морем. Они представляли собой относительно крупные палубные суда с надстройкой, называемой чердаком. У такой ладьи основой корпуса были мощный киль и шпангоуты из цельных «кокор» из кривых стволов, к которым крепилась дощатая обшивка. Конструкция этих кораблей отражала традиции восточнославянских и скандинавских судостроителей. Длина такой ладьи составляла около 20 м, ширина 4,5–5,5 м, осадка до 2 м, а водоизмещение – до 100 тонн. Съёмная мачта держала на рее прямой парус площадью до 80 кв. м. Рулевое весло было на правом борту. А для прибрежного морского плавания, для путешествия по рекам и перетаскивания через волоки более пригодны были другие плавсредства – шитики и ушкуи, созданные новгородскими умельцами. Шитик – это малая плоскодонная ладья длиною до 15 м и шириною около 3 м, грузоподъемностью до 30 тонн, предназначенная прежде всего для перевозки грузов. Шитик оснащался мачтой с прямым парусом и вёслами. В средней части ладьи было дощатое укрытие, а в кормовой части – помещение для команды. Обычно на большом шитике имелась небольшая гребная лодка (шлюпка) для сообщения с берегом. Особое место занимал в жизни новгородцев ушкуй. Эта ладья, вмещавшая 25–30 человек, имела съемную мачту и весла. Иногда на ушкуе устанавливалась и палуба. Ушкуи были лёгкими на ходу. Сравнительно небольшая осадка позволяла им ходить и по малым рекам. Ушкуи получили большую известность в первую очередь из-за того, что были излюбленным типом судна новгородской вольницы. Ушкуйники активно участвовали в освоении Заволочья, Вятской и Пермской земель, в боевых и торговых походах северных соседей викингов. Знаменитым ушкуйником был и герой новгородской былины Василий Буслаевич. По былине, он набрал дружину таких же молодцев, как он сам. Охотники нашлись и составили как раз экипаж одного ушкуя. Василий погрузил на ушкуи свинец, порох, запасы хлебные, оружие долгомерное. В былине описаны приключения Василия и его дружины на пространстве от Каспийского морея до «Ерусалимграда на Ердан-реке». На обратном пути в Новгород Василий Буслаевич сложил свою буйную голову на горе Сорочинской, распугивая «заставу корабельную». Немало молодцев-ушкуйников остались навсегда в сырой земле по берегам Волги и других рек. Былины о Василии Буслаевиче отразили сведения о походах ушкуйников, редко и неохотно упоминаемые историками. Ведь ещё во второй половине XII века новгородские ушкуйники отправились на судах вниз по Волге, вошли в Каму и, пробившись сквозь владения булгар, добрались до реки Вятки и завладели несколькими городками, заложили свой укреплённый город Хлынов – центр новгородского влияния. Вся эта местность стала называться Вяткой, а жители вятичами. Со временем название Вятка перешло и на главный город области. Вятичи установили республиканский политический строй, как и в Новгороде. Флотилии ушкуйников непрерывно тревожили волжско-камских булгар, нападая на их города Кашан, Жукотин и другие, ходили по Волге, грабили под Нижним Новгородом торговые караваны татар, булгар, армян, персов, индийцев и других восточных народов, которых в русских летописях называли обобщенно «бесерменами». Отмечены нападения на бесерменские караваны в 1375 году, когда до 2000 ушкуйников на 70 судах хозяйничали на Волге от Костромы до Астрахани. Летопись отмечает случаи нападения ушкуйников и на русские поволжские города. Такая разбойная активность новгородских, вятских и иных ушкуйников продолжалась на Волге до конца XIV века. Это дало основания некоторым татарским историкам утверждать, что на самом деле было не монголо-татарское иго на Руси, а русское иго на татарских землях. Закончилась же разбойная экспансия ушкуйников только с возрастанием силы и влияния Московского княжества. Самое раннее упоминание о северных плаваниях новгородцев имеется в Софийской летописи, где говорится, что в 1032 году новгородский посадник Улеб ходил к «Железным воротам» (возможно, имеется в виду пролив Карские ворота). Известен также рассказ летописца Нестора о посылке в 1096 году новгородским боярином Гюрятой Роговичем своих дружинников за данью в Печорский край и на Северный Урал. Рассказ изложен летописцем от лица самого Гюряты Роговича: «Послал я отрока своего в Печору, к людям, которые дань дают Новгороду. И пришел отрок мой к ним, а оттуда пошел в землю Югорскую. Югра же – это люди, а язык их непонятен, и соседят они с самоядью в северных странах. Югра же сказала отроку моему: «Дивное мы нашли чудо, о котором не слыхали раньше, а началось это еще три года назад; есть горы, заходят они к заливу морскому, высота у них как до неба, и в горах тех стоит клик великий и говор, и секут гору, стремясь высечься из нее; и в горе той просечено оконце малое, и оттуда говорят, но не понять языка их, но показывают на железо и машут руками, прося железа; и если кто даст им нож ли или секиру, они взамен дают меха. Путь же до тех гор непроходим из-за пропастей, снега и леса, потому и не всегда доходим до них; идет он и дальше на север». Сейчас трудно понять, что за таинстенный народ, проживающий внутри горы (может быть, в пещере?) обнаружили югорцы (по-современному – обские угры, то есть манси или ханты). Вообще в те времена и на русском севере, и в Сибири ходили легенды о неких подземных жителях, которые раньше жили на поверхности земли, но ушли под землю перед лицом каких-то грядущих угроз. На Руси этих подземных жителей называли «чудью белоглазой», а народы Сибири (те же ханты и манси, например – сабирами, савирами, сибирами). Похожие легенды есть и у народов Алтая, и у сибирских (барабинских) татар. Достоверные сведения о приключениях мореходов Великого Новгорода содержит памятник древнерусской литературы «Послание» Василия Новгородского. По словам писателя-историка С.Н. Маркова, архиепископ Новгородский Василий, «старчище-пилигримище», известный ранее в миру под именем и прозвищем Григория Калики, строил в Новгороде каменные стены, собственными руками чинил мост через Волхов. Он в своё время побывал в Царьграде-Константинополе. Перу архиепископа Василия принадлежит «беседа» о Царьграде, о его достопримечательностях и памятниках прошлого, составленная около 1323 года. В 1347 году Василий закончил одно из своих посланий. В нем описывались дальние морские путешествия новгородцев. «…Много детей моих новгородцев видоки тому: на дышющем море червь не усыпающий, и скрежет зубный, и река смоляная Могр», – писал Василий. Из этих слов явствует, что мореходы, плававшие по «дышющему морю», были современниками Василия. Он лично общался с ними и слышал изустные рассказы об опасностях и муках, которые и «ныне суть на Западе», как выражался он в своем «Послании». «Где же побывали отважные новгородцы? – пишет С.Н. Марков, – Перед нами открывается необъятная Северная Атлантика. «Червь неусыпающий» – морской слизняк, которым кишат воды Шпицбергена, Ян-Майена и Исландии. «Река смоляная Могр» – мощные потоки чёрной лавы исландских вулканов. И с чем же, как не со «скрежетом зубным», можно сравнить звуки от непрестанного трения льдин друг о друга? Откуда новгородцы могли начать свое плавание? К тому времени на «дышющем море» уже более столетия существовало новгородское поселение Кола, колыбель древних русских мореходов. В летописях Норвегии и исландских сагах есть подтверждение тому, что в 1316 году русские мореплаватели доходили до Галогаланда. Это северная оконечность Норвегии. Далее расстилался страшный «безбрежный океан, опоясывающий всю землю», как говорил немецкий историк XI века Адам Бременский. В 1318 году новгородские удальцы снова пошли «за море» и, обогнув Скандинавский полуостров, достигли Ботнического залива. Через два года новгородские «повольники» Лука и Игнат оглядывали со своих судов побережья крайнего севера Норвегии. В 1323 году исландские летописцы занесли в свои свитки свидетельства о том, что русские мореплаватели снова появлялись в Галогаланде. Около 1326 года новгородцы и двиняне опять ходили морем в Скандинавию. Они тогда уже держали в своих руках огромный участок Северного морского пути от Скандинавии до устья Печоры. В том же послании 1347 года Василий Новгородский рассказал о втором походе отважных новгородских мореплавателей, но уже на Северо-Восток. Он даже называет их имена: Моислав Новгородец и сын его Яков. У них были три судна, снабженные мачтами – «щеглами». «…И всех было их три юмы, и одна из них погибла, много блудив, а две их потом долго носило ветром, и принесло их к высоким горам», – повествует Василий Новгородский. Он рисует величественную картину северного сияния, к которой были прикованы взоры Моислава, Якова и их спутников. «…И свет бысть в месте том самосиянен, яко не мощи человеку исповедати: и пребыша долго время на месте том, а солнца не видеша, но свет бысть многочасный, светлуяся паче солнца». Из этого отрывка мы можем заключить, что долгая полярная ночь застала отважных новгородцев в их скитаниях. По свидетельству древнего писателя, Моислав и Яков трижды посылали своих спутников на высокую гору – «видети свет». В этом нет ничего сказочного, противоречащего действительности; в науке известны северные сияния, горящие на сравнительно небольшой высоте от земли, когда создается впечатление, что до них, что называется, «рукой подать»… Моислав и Яков «побегоша вспять», ибо им не дано было «дале того видети светлости тоя неизреченные». Вернувшись на берега Волхова, отважные мореплаватели рассказали о том, что они видели на дальнем Северо-Востоке. Картину северного сияния, вдохновенно нарисованную Василием Новгородским, можно считать древнейшим описанием этого явления, отысканным мною в русской литературе». Что искал купец за тремя морями? В российской истории много загадочных личностей. И, может быть, самая загадочная из них – личность тверского купца Афанасия Никитина. Да и купцом ли он был? А кем, если не купцом? То, что был путешественником и писателем – это понятно: совершил своё «Хожение за три моря» и ещё написал о нём, да так, что и сейчас, спустя более 500 лет, читать интересно. А вот чем торговал этот купец – неизвестно. Почему сам ехал на одном судне, а товары вёз на другом? И зачем брал с собой книги – целый сундук? Есть и ещё вопросы… Записки Афанасия Никитина приобрёл в 1475 году Василий Мамырев, дьяк великого князя московского Ивана III, у неких купцов, прибывших в Москву. «Обретох написание Офонаса тверитина купца, что был в Ындее 4 годы, а ходил, сказывают, с Василием Папиным» – так надписал обретённые «тетрати» путешественника дотошный чиновник, уточнив при этом, что вышеупомянутый посол ездил тогда к Ширван-шаху (то есть к правителю Азербайджана) с партией кречетов (знаменитых ловчих птиц русского Севера), предназначенных в дар восточному властителю, а позже участвовал в Казанском походе, где и погиб от татарской стрелы. Уже такое предисловие говорит о пристальном интересе высшего кремлёвского чиновника к этому документу (дьяк – должность, соответствующая статусу министра). А документ в самом деле прелюбопытный. Вот что из него следует. Когда в 1466 году великий князь Московский Иван III отправил своего посла Василия Папина ко двору шаха страны Ширван, купец из Твери Афанасий Никитин, собиравшийся в торговую поездку на Восток, решил присоединиться к этому посольству. Готовился он основательно: достал проезжие грамоты от великого князя Московского и от князя Тверского, охранные грамоты от епископа Геннадия и воеводы Бориса Захарьевича, запасся рекомендательными письмами к нижегородскому наместнику и таможенному начальству. В Нижнем Новгороде Никитин узнал, что посол Папин уже проследовал мимо города к низовьям Волги. Тогда купец решил дождаться ширванского посла Хасан-бека, который возвращался ко двору своего государя с 90 кречетами – подарком Ивана III. Товары свои и вещи Афанасий разместил на малом судне, а сам с походной библиотечкой устроился на большом корабле с другими купцами. Вместе со свитой Хасан-бека, кречетниками и Афанасием Никитиным в Ширванское царство ехали более 20 русских – москвичей и тверичей. Чем собирался Никитин торговать, он нигде не упоминает. Прямо как у Пушкина в «Сказке о царе Салтане»: «Торговали мы недаром Неозначенным товаром». В низовьях Волги караван ширванского посла сел на мель. Здесь на него напали лихие люди астраханского хана Касима. Они ограбили путников, убили одного из русских и отняли у них малый корабль, на котором были все товары и имущество Никитина. В устье Волги татары захватили ещё судно. Когда путешественники шли вдоль западного берега Каспия к Дербенту, налетела буря – и ещё корабль разбило у дагестанской крепости Тарки. Кайтаки, местные жители, разграбили грузы, а москвичей и тверичей увели с собой в полон… Плавание продолжал единственный уцелевший корабль. Когда, наконец, прибыли в Дербент, Никитин, найдя Василия Папина, попросил его и ширванского посла, чтобы они помогли выручить русских, угнанных кайтаками. Его послушали и отправили скорохода в ставку государя Ширвана, а тот отправил посла к предводителю кайтаков. Вскоре Афанасий Никитин встречал освобожденных земляков в Дербенте. Ширваншах Фаррух-Ясар получил драгоценных русских кречетов, но пожалел нескольких золотых монет, чтобы помочь раздетым и голодным людям вернуться обратно на Русь. Товарищи Никитина заплакали «да и разошлись кои куды». Те, у кого не было долгов за товары, взятые на Руси, побрели домой, другие ушли работать в Баку, а некоторые остались в Шемахе. Куда же направил стопы Афанасий Никитин, полностью ограбленный, без товаров, денег и книг? «А я пошёл в Дербент, а из Дербента в Баку, а из Баку пошёл за море…» Зачем пошёл, почему, на какие средства? Об этом ни слова… В 1468 году он оказывается в Персии. Где и как он провёл целый год – опять ни слова. Впечатлений от Персии, где он прожил ещё один год, у тверского купца совсем немного: «из Рея пошёл к Кашану и тут был месяц. А из Кашана к Найину, потом к Йезду и тут жил месяц…» Покинув Иезд, странник добрался до населенного купцами-мореходами города Лара, правители которого зависели от государя могущественной Белобаранной Туркменской державы. «Из Сирджана к Таруму, где финиками кормят скотину…» «И тут есть пристанище Гурмызьское и тут есть море Индейское», – записал Афанасий Никитин весной 1469 года в своей «тетрати». Здесь, в Ормузе на берегу Персидского залива, ограбленный странник вдруг оказывается владельцем породистого жеребца, которого надеялся выгодно продать в Индии. Вскоре Никитин вместе со своим конем был уже на парусном корабле без верхней палубы, перевозившем через море живой груз. Через шесть недель судно бросило якорь в гавани Чаул на Малабарском берегу, на западе Индии. Перевоз обошёлся в сто рублей. Индия заняла в дневниках Афанасия значительное место. «И тут есть Индейская страна, и люди ходят все наги, а голова не покрыта, а груди голы, а власы в одну косу заплетены, а все ходят брюхаты, а дети родятся на всякий год, а детей у них много. А мужики и жонкы все нагы, а все черны. Яз куды хожу, ино за мною людей много, да дивуются белому человеку…» – удивлённо записывал Афанасий Никитин. Около месяца ехал на своем коне Афанасий Никитин в город Джуннар (Джунир), делая, видимо, частые остановки в пути. Он указывал в дневнике расстояния между городами и большими селениями. Джуниром, который входил, вероятно, в состав мусульманского государства, правил наместник Асад-хан, который, как писал Никитин, имея много слонов и коней, тем не менее «ездил на людях». Пока Афанасий Никитин изучал Джунир, Асад-хан отнял у него ормузского жеребца, а затем стал шантажировать, обещая вернуть коня и дать тысячу золотых впридачу, если купец примет мусульманскую веру. Но православный христианин оказался стойким в убеждениях. А тут ещё вовремя объявился знакомый перс, казначей Мухаммед, которрый убедил Асад-хана оставить Афанасия в покое, и в конце концов джунирский хан вернул ему коня. Здесь тоже загадка – что за казначей Мухаммед, откуда он знал русского купца и почему вступился за него? Такое впечатление, что в Персии и в Индии у Афанасия были влиятельные друзья-мусульмане. Товарищам же своим по профессии купец советует: «Ино, братие рустии християня, кто хощет поити в Ындейскую землю, и ты остави веру свою на Руси, да воскликнув Махмета (призвав пророка Мухаммеда) да поити в Гиндустанскую землю». Плавание Афанисия Никитина (1468–1473 гг.) Никитин продолжил своё путешествие. Прибыв в город Бидар, столицу мусульманского государства Декан, где торговали рабами, конями, золотистыми тканями. «На Русскую землю товара нет», – с огорчение записал путешественник. Оказалось, что Индия не так богата, как думали о ней в Европе. Осматривая Бидар, он описывал боевых слонов деканского султана, его конницу и пехоту, трубачей и плясунов, коней в золотых сбруях и ручных обезьян. Ему бросились в глаза роскошь жизни индийских «бояр» и нищета сельских тружеников. Знакомясь с индийцами, странник не скрывал, что он русский. На каком языке общался Афанасий с местными жителями? Персидским и татарским языками он владел превосходно. Видимо, легко давались ему и здешние наречия. Индийцы сами вызвались проводить Никитина к храмам Шрипарваты, где его поразили огромные изоражения бога Шивы и священного быка Нанди. Беседы с молящимися у кумирен Шрипарваты дали Никитину возможность подробно описать жизнь и обряды поклонников бога Шивы. В это время в дневнике Никитина появился путеводитель с указанием расстояний до Каликута, Цейлона, царства Пегу (Бирмы) и Китая. Никитин записывал, какие товары вывозятся через индийские порты Камбай, Дабул, Каликут. Перечислялись самоцветы, ткани, соль, пряности, хрусталь и рубины Цейлона, яхонты Бирмы. Кругом шли войны между азиатскими властителями. Путешественник описывал в «тетратях» их выступления и походы, указывал численность войск мусульманских и индийских владык, перечислял виды вооружения, количество боевых слонов. «Пути не знаю. И куда я пойду из Индостана: из Ормуза пойти, а из Ормуза на Хорасан – пути нет, и на Чагатай пути нет, и на Бахрейн пути нет, и на Йезд пути нет», – горестно записывал Афанасий, тоскуя по родной земле. …Весной 1472 года Афанасий Никитин твердо решил, несмотря ни на что, возвращаться на Русь. Пять месяцев провел он в городе Кулуре, где находились знаменитые алмазные копи и работали сотни мастеров ювелирного дела. Побывал и в Голконде, которая уже тогда славилась на весь мир своими сокровищами, в бывшей столице Декана Гульбарге и вышел на берег моря в Дабуле. Капитан беспалубного парусника, отправлявшийся в Ормуз, взял с Никитина два золотых. Через месяц тверитянин вышел на сушу. Это была Эфиопия. Здесь Афанасий Никитин пробыл около недели, ещё три недели он провёл на острове Ормузе, а затем пошел на Шираз, Испагань, Султанию и Тавриз. В Тавризе Никитин посетил ставку Узун-Хасана, государя Белобаранной Туркменской державы, который властвовал тогда почти над всем Ираном, Месопотамией, Арменией и частью Азербайджана. Что связывало могущественного восточного владыку с тверским купцом, о чем беседовал с ним Узун-Хасан, дневники умалчивают, как и о многом другом. В гостях у туркменского царя путешественник пробыл десять дней. На Русь он шёл новым путем, через Чёрное море. Новые испытания ждали Никитин у турок. Они перетрясли все его пожитки и унесли их в крепость, к наместнику и коменданту Трапезунда. Роясь в вещах странника, турки искали какие-то грамоты, возможно, принимая Афанасия Никитина за московского посла ко двору Узун-Хасана. Неизвестно, кстати, где, когда как и исчезли вышеупомянутые грамоты, полученные им в Москве и Твери перед отправкой в Ширван. Через третье по счету море пошёл Афанасий Никитин к городу Кафе (ныне это Феодосия), колонии генуэзских купцов, где и высадился в ноябре 1472 года. Но конец путешествия Афанасия Никитина не очень ясен. «Сказывают, что, до Смоленска не дошед, умер», – сообщается в предисловии к «Хожению за три моря», обретённому дьяком Мамыревым. Так же непонятно, что делал любопытный тверяк, пребывая четыре года в Индии. И почему, наконец, некоторые строки и страницы дневника написаны не по-русски, хотя и русскими буквами. Выдвигались даже версии, что это некие зашифрованные тексты. Однако переводы с персидского и татарского языков показывают, что на этих языках написаны размышления Афанасия о Боге, о постах и молитвах… Вот несколько заключительных строк в дневниковых записях Афанасия Никитина: «Милостиею Божиею преидох же три моря. Дигерь Худо доно, Олло перводигерь дано. Аминь! Смилна рахмам рагим. Олло акьбирь, акши Худо, илелло акшь Ходо. Иса рухоало, ааликсолом. Олло акьберь. А илягаиля илелло. Олло перводигерь. Ахамду лилло, шукур Худо афатад. Бисмилнаги рахмам ррагим. Хуво могу лези, ля лясаильля гуя алимуль гяиби ва шагадити… (Остальное Бог знает, Бог покровитель ведает. Аминь! Во имя Господа милостивого, милосердного. Господь велик. Нет Бога, кроме Господа. Господь промыслитель. Хвала Господу, благодарение Богу всепобеждающему. Во имя Бога милостивого, милосердного. Он Бог, кроме которого нет Бога, знающий всё тайное и явное…) И опять загадка. Почему православный христианин, отказавшийся принимать ислам, пишет молитвы на другом языке, причем эти молитвы похожи на мусульманские… Или история не всё знает о том, как молились тверские купцы в ХV веке? Одно несомненно: кем бы ни был Афанасий Никитин – купцом, разведчиком, проповедником или просто очень любознательным путешественником, – но писателем он был талантливым и человеком, без сомнения, обаятельным. Иначе как бы он мог сходить за три моря? Между прочим, он оказался первым европейцем, прошедшим в Индию морским путём – за тридцать лет до плавания португальца Васко да Гама! Открытия америки Как принято считать, Колумб до конца жизни был уверен, что открыл западный путь в Индию (в действительности тут всё не так просто, как не прост – и очень не прост! – был сам Адмирал Моря-Океана). То, что им была обнаружена неизвестная ранее часть света, выяснилось несколько позже. Вопрос в другом: не открывал ли кто Америку до Колумба? Многие факты свидетельствуют, что здесь побывали – и не раз! – древние и средневековые мореходы, не озаботившиеся тем, чтобы их имена вошли в историю великих географических открытий. Китайцы и там успели Знаменитый английский мореплаватель Джеймс Кук, побывавший в 1778 году на североамериканском побережье Тихого океана, обнаружил у местных индейцев немало вещей явно китайского происхождения. Более того, как выявили в XX веке этнографы, нагрудные украшения (типа мониста) индейских племен хайда и квакиютль, обитающих на северо-западе США и Канады, сделаны из китайских бронзовых монет. Возможность высадки задолго до Колумба китайских моряков на берега Америки объясняется довольно просто. Мореходы Поднебесной империи вряд ли искали новые земли – скорее всего, их морские корабли или джонки прибивала к американским берегам стихия в «лице» ветров и течений. Хорошо известно, что Северо-Тихоокеанское течение, подходя к побережьям США и Канады, там поворачивает к югу и устремляет воды прямо к Мексике и Калифорнии. Если в XIX и XX веках бывали случаи, когда лёгкие китайские суденышки повыбрасывало на побережье Северной Америки, то, такое могло происходить и в доколумбовы времена. Но «подозреваются» в доколумбовых визитах к берегам Америки не только китайцы. То же самое Северо-Тихоокеанское течение, перед тем как устремиться к Америке, проходит совсем недалеко от Японии. Очевидно, оно могло с одинаковым успехом перебрасывать в Новом Свете не только китайские, но и японские корабли. И то, что задолго до появления испанцев в Америке приходилось бывать мореплавателям Страны Восходящего Солнца, находит подтверждения в работах историков. В 1956 году эквадорские и американские археологи, совместно проводя раскопки Вальдивии на южном побережье Эквадора, получили удивительные результаты: оказалось, что древние люди неизвестной прежде культуры IV–III тысячелетия до нашей эры, переходящие от охоты и собирательства к земледелию, уже умели делать великолепную глиняную посуду. В 1960 году археологи извлекли на свет красный глиняный кувшин, по многим признакам относящийся к керамическим изделиям неолитической культуры Японии, известной как Средний Дзёмон. Позже появились и другие подобные артефакты. Поражённые археологи даже слетали в Японию, чтобы на месте познакомиться с памятниками Среднего Дзёмона, и не только убедились в своей правоте, но даже нашли в Японии район, где сходство местной керамики с американскими образцами, буквально бросалось в глаза. Этим местом оказался остров Кюсю. На территории Эквадора были сделаны и другие удивительные находки. Изучая памятники древней индейской культуры в Баия-де-Каракасе, археолог Э. Эстреда обратил внимание на глиняные игрушки, представляющие собой аккуратно вылепленные домики и статуэтки. Некоторые фигурки изображали бородатых людей, сидящих в типично японской позе – со скрещёнными ногами. А крыши игрушечных домиков имели загнутые углы, как у азиатских пагод. Были найдены также рельефные рисунки, изображавшие человечков, несущих на плечах японско-корейские «коромысла» – длинные шесты с подвешенными на концах грузами. Эти находки сходны с памятниками культуры этих стран, датируемыми первыми веками нашей эры. Значит, японские и корейские мореходы побывали на эквадорском побережье Южной Америки около двух тысяч лет назад? Но уж по крайней мере в первой половине ХV века мореплаватели Поднебесной империи Америку открыли. Это следует из книги английского исследователя Гевина Мензиса «1421 год, когда Китай открыл мир», вышедшей на русском языке в 2006 году. Во вступлении к своей сенсационной книге автор пишет: «Вы думаете, Колумб первым открыл Америку? Вы заблуждаетесь. За 70 лет до него, в 1421 году, огромный китайский флот совершил кругосветное путешествие, открыв и обе Америки, и Австралию, и даже Антарктиду… У меня имеется достаточно доказательств, чтобы перекроить всю истроию великих географических открытий и западной цивилизации. В течение 10 лет я странствовал по земному шару, стараясь следовать по пути, проложенному китайскими путешественниками древности. Помимо того, я копался в различных архивах, музейных и библиотечных фондах, бродил по залам древних дворцов и замков, посещал известные с давних времен морские порты, исследовал береговую линию, высаживался на отдаленных, забытых Богом и людьми островах. Где бы я ни был, я всегда или почти всегда обнаруживал свидетельства, говорившие в пользу моей теории. Остается только удивляться, что такие искусные путешественники, совеершившие величайшие открытия в истории человечества, были этим самым человечеством незаслуженно забыты». Более того, Г.Мензис приводит имена людей, имеющих к этим открытиям непосредственное отношение. Прежде всего, это Чжу Ди, второй император династии Мин. Далее – адмирал Чжэн Хэ, глава пяти Золотых флотов империи. Что касается конкретных открытий, то Южную и Северную Америку открыли моряки под командованием адмиралов Чжоу Маня и Чжоу Вэня. Кроме того, Чжоу Мань открыл Австралию, а Чжоу Вэнь совершил путешествие к Северному полюсу. Флот адмирала Хон Бао побывал в Австралии и Антарктике, а Ян Цин обследовал берега Африки. Почему это не стало достоянием гласности? Этому есть свои причины. Во-первых, китайцы совершали путешествия и делали открытия не для так называемого «мирового сообщества», а для своей страны, по приказу императора – Сына Неба. Во-вторых, Китай всегда был достаточно закрытым государством и не спешил делиться добытой информацией с «длинноносыми» и «заморскими чертями», как именовались все иностранцы. В-третьих, европейцы, добывшие какими-то способами составленные китайцами карты новых земель, засекречивали их куда тщательнее, чем сами китайцы. И когда в печать просачиваются сведения о том, что Колумб, Магеллан, Васко да Гама и другие адмиралы Южных морей располагали секретными картами, авторы могут иметь в виду именно карты китайских адмиралов, открывших мир в ходе кругосветных путешествий 1421–1423 годов. Египетские и финикийские следы Египет – «альма матер» древнегреческих философов. Но что знала о нём Европа до ХIХ и ХХ веков? За одно только ХIХ столетие учёные-египтологи обнаружили столько сфер влияния древнеегипетской цивилизации, что сразу же усмотрели следы этого влияния в странах Нового Света. И чем больше они узнавали о Древнем Египте, тем более явными виделись параллели между цивилизациями Северной Африки и Центральной Америки. В первую очередь это, конечно, гигантские пирамиды, которые есть, кроме Египта, в Мексике и Перу. Схожи музыкальные инструменты и орудия труда, керамические и золотые филигранные изделия. По обе стороны океана поклонялись Солнцу, делали ритуальные изображения существ с телом человека и головой животного. А ещё поражает воображение сходство одежды, рецептур состава бронзы, одна конструкция ткацкого станка, солнечных календарей… Уже во второй половине XX века американский ученый С.Гордон выступил с утверждением, что во II тысячелетии до Р. Х. египтяне неоднократно совершали плавания к берегам Центральной Америки. В качестве свидетельства он предъявил найденную в Мексике нефритовую статуэтку, изображающую сидящего писца, на которой имеется надпись, сделанная египетскими иероглифами. А в 1970 году гипотезу о египетском влиянии на формирование древнеамериканских цивилизаций действенно поддержал знаменитый норвежский исследователь Тур Хейердал, переплыв с международной командой Атлантический океан на лодке «Ра-2», точной копии египетского судна, изготовленного по древней технологии из нильского папируса. Во время строительства лодки Хейердал делился с коллегами своими наблюдениями: «Сходство между ранними цивилизациями Египта и Мексики не ограничивается лишь пирамидами. Ученые отмечают сходство фресковой живописи в храмах и усыпальницах, схожие конструкции храмов с искусными мегалитическими колоннадами… При сооружении сводов из плит архитекторы по обе стороны Атлантики не знали искусства возведения настоящей арки. Обращают на себя внимание наличие циклопических по размеру каменных человеческих фигур, удивительные астрономические познания и высокоразвитая календарная система в Мексике. Ученые сопоставляют удивительную по совершенству практику трепанации человеческого черепа, характерную для культур древнего Средиземноморья, Мексики и Перу, а также указывают на схожий египетско-перуанский обычай мумификации… Эти и другие многочисленные свидетельства сходности культур, взятые вместе, могли бы подтвердить теорию о том, что однажды или неоднократно суда с берегов Средиземного моря пересекали Атлантический океан и принесли основы цивилизации аборигенам Мексики… Нигде – ни в Мексике, ни в другой части Америки, археологи не обнаружили признаков эволюционного развития культуры. Везде, как показали раскопки, цивилизация расцвела сразу. Повсюду мы находили следы пришельцев, принесших с собой зрелую и утончённую цивилизацию, а центра, откуда начиналась бы эволюция ранних американских культур, пока отыскать не удалось. И что ещё более поразительно, территория распространения ранней цивилизации Америки (культура ольмеков, мексиканские штаты Вера-Крус и Табаско, с 1200 или 800 до нашей эры по 400 до нашей эры), была ограничена весьма неудобным районом тропических джунглей Центральной Америки. Но именно здесь большое океанское течение, идущее от Гибралтара и Канарских островов, впадает в Мексиканский залив». Лодка «Ра-2» вышла из Марокко 17 мая 1970 года, а 12 июля она благополучно достигла острова Барбадос, доказав тем самым, что Атлантический океан не был для египтян непреодолимой преградой. И совсем не исключено, что именно древние египтяне были среди первых открывателей Нового Света. Сторонники точки зрения, согласно которой Америка была в древности открыта египтянами, возможно, и правы. Но они не могут не знать, что те же египтяне в морских делах пользовались знаниями и опытом финикийских капитанов. Как уже отмечалось выше, когда фараон Нехо II организовал крупную морскую экспедицию с целью проверить точность информации, что Африка со всех сторон окружена морем, плавание осуществляла нанятая им команда финикийцев, которые справедливо считаются самыми опытными и отважными моряками древности. Для этого были все основания. Ведь именно финикийцы (в Библии их страна носит название Ханаан) открыли и начали активно осваивать острова Канарские, Азорские и Мадейру, добирались до берегов Англии на Западе и до Малайского полуострова на Востоке, даже выходили в Тихий океан. Древнегреческий ученый Диодор Сицилийский (I век до Р. Х.) в своём капитальном труде «Историческая библиотека» сообщает о какой-то далёкой земле в Атлантическом океане. «За Ливией (то есть Африкой), на расстоянии многих дней плавания, в океане лежит остров больших размеров. Земля там плодородна, гориста, и немало там равнин прекрасного вида. По ним текут судоходные реки. В древние времена этот остров оставался неоткрытым, так как был удалён от остального обитаемого мира, и был обнаружен только в позднее время по такой причине: с древних времен финикийцы много странствовали в целях торговли, основали колонии в Ливии и в западной части Европы. Обследовав район, находящийся за Геркулесовыми Столбами, они были отнесены ветрами далеко в океан. После долгих скитаний их вынесло на берег острова, нами упомянутого… Там есть деревянные хижины, с любовью построенные, с садами, в которых есть фруктовые деревья всех сортов. Холмистая местность покрыта дремучими лесами. Жители много времени проводят на охоте. Есть у них и рыба, ибо берега их родины омывает океан…». Судя по этим подробностям, финикийцы не только побывали на острове и обследовали его, но и смогли вернуться обратно – иначе откуда бы Диодор получил столь необычные сведения? В пользу финикийской гипотезы свидетельствуют и удивительные находки, сделанные в разное время в Новом Свете. Так, ещё в 1869 году в американском штате Нью-Йорк из земли была выкопана огромная каменная статуя, на которой видна хоть и нечёткая, но явно финикийская надпись. Вскоре после этого в бразильском штате Параиба нашли каменную плиту с финикийскими письменами. Напрашивалось стандартное для всех «нестандартных» археологических находок объяснение – «подделка». Но год спустя в том же бразильском штате обнаружилась ещё одна плита с финикийской надписью, за подлинность которой грудью встал директор Национального музея в Рио-де-Жанейро доктор Ладислау Нетту. Расшифрованная подпись гласила: «Мы – сыны Ханаана из Сидона, города царя. Торговые дела завели нас на этот далекий берег, в край гор. На 19-м году правления Хирама, нашего могущественного царя, мы отплыли из Эзион-Гезера в Красное море и отправились в путешествие на 10 судах. Два года все вместе мы плыли по морю вокруг земли Хам, но были разлучены рукой Ваала – и уже не стало с нами наших товарищей. И так мы попали сюда, двенадцать мужчин и три женщины, на этот остров». «К сожалению, сама эта плита не сохранилась, остались лишь снятые с нее рукописные копии надписи. – пишет исследователь В.И. Малов в работе «Тайны географических открытий». – Поэтому в наши дни скептики не верят, что плита была на самом деле, считая всю эту историю чьей-то выдумкой. Однако стоит припомнить, что в том же году, когда плита была найдена, видный немецкий ученый К. Шлоттман опубликовал в серьезном научном журнале статью, где, подытоживая собственный анализ финикийской надписи, писал: «Если это фальшивка, то злоумышленник должен быть прекрасным знатоком финикийского языка и обладать большим эпиграфическим талантом, ибо отдельные черты надписи не только финикийские, а, несомненно, сидонские. Трудно предположить, что такой знаток диалектов финикийского языка живет в Бразилии, да и в Европе их, наверное, не так уж много…» Новые удивительные находки были сделаны и в XX веке. Археолог Ч. Боланд обнаружил в заброшенном селении в Нью-Гэмпшире (США) каменные постройки, жертвенные камни и следы железоделательного производства. По его предположению, всё это – останки карфагенской колонии, существовавшей здесь в V–II веках до нашей эры. Схожие следы колонизации обнаружились и в штате Пенсильвания. Несколько камней с полустёртыми финикийскими надписями найдены на реке Роаноке в штате Вирджиния. В графстве Брунсвик, на атлантическом побережье Соединенных Штатов, археологи раскопали короткий железный меч, схожий с финикийскими. А на территории Мексики был обнаружен отнесённый к I тысячелетию до Р. Х. резной диск из камня, на котором изображён в профиль портрет мужчины семитического типа с бородой и усами, со средиземноморским разрезом глаз и в традиционном головном уборе. «Голова спящего негра» В знаменитом фантастическом романе А.Н. Толстого «Аэлита» марсиане, рассказывая пришельцам с нашей планеты о далёком прошлом Земли, говорят о затонувшем материке, жители которого поклонялись «голове спящего негра». Эта деталь, как и любая другая в творчестве замечательного русского писателя, не была случайной. Алексей Николаевич Толстой был разносторонне образованным человеком и хорошо знал гипотезу, согласно которой Атлантида была затонувшей частью Американского континента. Знал он и о том, что в 1862 году на плантации сахарного тростника близ мексиканской деревушки Трес-Сапотес инженер Мельгар обнаружил удивительную каменную скульптуру, высеченную из глыбы базальта. Это была огромная, увенчанная шлемом голова африканца со всеми характерными признаками негроидной расы. Мельгар и объявил в научной периодической печати: «Я абсолютно убежден, что негры не раз бывали в этих краях, и это случилось еще в первую эпоху от сотворения мира». Позже аналогичные гигантские головы в шлемах, тщательно выполненные из чёрного базальта, не раз находили на территории мексиканских штатов Веракрус и Табаско, расположенных поблизости от побережья Мексиканского залива. Сегодня их насчитывается больше десятка. В 1930-е годы американский археолог Мэтью Стирлинг писал в своем отчёте о подобной же находке, сделанной им: «Голова была высечена из отдельной массивной базальтовой глыбы. Она покоилась на фундаменте из необработанных каменных глыб. Будучи расчищена от земли, голова имела довольно устрашающий вид. Несмотря на значительный размер, она обработана очень тщательно и уверенно, её пропорции идеальны. Уникальное явление среди скульптур аборигенов Америки, она примечательна своим реализмом. Черты её отчетливы и явно негритянского типа». Мексиканские учёные датировали базальтовых гигантов VIII–IV веками до Р. Х. и определили принадлежность скульптур не к африканской, а к древней ольмекской культуре. Приводился аргумент, что эти базальтовые головы отличаются по форме от типично негритянских. Но кто сказал, что скульптурные изображения негров должны были делать непременно они сами? Возможно, их ваяли как раз ольмеки, на которых они произвели сильное впечатление своей необычной внешностью. Однако самое интересное в том, что и об этой ольмекской культуре известно очень мало. Даже время существования самого этого народа точно не установлено. О внешности ольмеков, как и об их антропологических признаках, тоже информации недостаточно. Возможно, они сами имели сходство с неграми. В легендах перуанских индейцев сохранились воспоминания о приходе темнокожих людей с востока. Да и сегодня в Южной Америке, например, в Перу, встречаются местные индейцы, похожие на негров… А в 1513 году испанский конкистадор Васко Нуньес де Бальбоа обнаружил в Панаме, на Дарьенском перешейке, необычных индейцев с черным цветом кожи. В испанских хрониках, относящихся к временам первых конкистадоров, вообще часты упоминания и о «черных карибах», и о «черных антильцах». Хронист XVI века Франко Гарсия, проведший много лет в Америке, сообщает, что видел на острове близ Картахены (Колумбия) африканское племя. Английский историк Ричард Иден уверен, что ошибки быть не могло: когда европейцы впервые прибыли в Новый Свет, то они явно отличали длинные черные волосы индейцев от вьющихся волос «мавров». В 1775 году испанский естествоиспытатель Гарсес обнаружил отдельные группы негроидов среди индейцев зуни в штате Нью-Мексико (США). В Музее золота в Боготе (Колумбия) хранится скульптурная голова африканца, украшенная шейными кольцами, выполненная из сплава золота с медью. Она считается одним из самых достоверных свидетельств присутствия негроидов в Америке до Колумба. Известны и некоторые другие факты, говорящие в пользу гипотезы о древнейших связях Америки с Африкой. Например, археолог И.Гудвин, проводя в Нигерии раскопки города Ифе, древней столицы народа йоруба, обнаружил несколько обломков керамических сосудов, украшенных отпечатками кукурузных початков (их, похоже, в давние времена просто прокатили по сырой глине). Возраст же самих сосудов специалисты отнесли к 1000–1100 годам нашей эры. Получается, что за полтысячи лет до плаваний Колумба кукуруза, она же маис, однозначно американское растение, уже было известно в Западной Африке… Значит, кто-то из древних африканцев не только побывал за океаном, но и вернулся на родину, привезя с собой семена или хотя бы початки диковинного растения Историк А.Ю. Низовский в книге «Загадки антропологии» приводит сообщение английского научного журнала конца ХIХ века: «В 1870 году в Северной Каролине, США, в цепи Аллеганских гор, была обнаружена неизвестная стоянка. Вообще находка подобного рода не редкость в этих местах, но это была необычная стоянка. Во-первых, она очень старая, а во-вторых, не индейская. Там найдены керамика, резьба по дереву, рисунки на скалах. Все человеческие фигурки однотипны: они закругленные, правильных форм, некоторые плоские, одежда закрывает их с головы до пят. Некоторые находятся явно в возбужденном состоянии, другие сидят в креслах, третьи скачут без седла, уздечки и стремян на животных, определить вид которых до сих пор не удалось. Остальные животные видны хорошо – это одногорбые верблюды, гиппопотамы, носороги. Найдены чаши, блюда различных форм, многочисленные курительные трубки, резьба на которых не имеет ничего общего с аппалачской (Аллеганы – часть горной системы Аппалачей). Кажется, она сделана металлическим предметом». Южноафриканский ученый М.Джеффрис тщательно изучил коллекцию находок из Северной Каролины и пришел к следующему заключению. Материал (терракота, камень, дерево), формы и способы передачи движений, черт лица и фигуры – всё полностью совпадает с изделиями, применяемыми по всей Западной Африке. Эти фигурки из Америки имеют такие же плоские основания, как и большинство соответствующих находок в центре йорубской цивилизации – городе Ифе (Западная Африка). Множество образцов подобного рода учёный собрал во время поездок по Африке. Курительные трубки, найденные в Аллеганах, непохожи на индейские. Специфику создают многочисленные дырочки на конце трубки – там, куда обычно засыпают табак. Можно понять волнение М. Джеффриса, купившего наугад несколько трубок у жителей долины Нигера: он обнаружил их полное сходство с северокаролинскими! В конце 1930-х годов на Виргинских островах были найдены останки людей с типично негроидными чертами. Т.Стюарт, автор сообщения, опубликованного вскоре после этого в одном из американских антропологических журналов, сравнил эти находки с результатами своих раскопок в Габоне и выявил поразительное сходство по многим показателям. По своему возрасту эти находки относятся к доколумбовой эпохе. Раскопки Р.Диксона в устье реки Огайо (США) дали еще несколько скелетов древних африканцев. Предположительно, они относятся к раннему средневековью. Находки костных останков негроидов в Америке продолжаются: в долине Пекос, в Мексике, археологи обнаружили скелеты людей негроидного и средиземноморского типов: возраст останков – 1000–500 лет… Этот же автор приводит и сообщение, опубликованное в газете «Правда» (1975 год): «Национальный фонд защиты индейцев Бразилии объявил о том, что антрополог Валерия Паризе обнаружила в штате Мараньян, на северо-востоке Бразилии, таинственное племя индейцев «номадес гуахас» («кочующие гуахас»), больше известных как «черные индейцы». «Черными индейцами» их прозвали потому, что они обладают всеми чертами негров. По мере накопления фактов у ряда исследователей начало формироваться твердое убеждение в том, что жители Черной Африки побывали в Новом Свете за много веков до Колумба. А почему, собственно, африканские негры должны были обязательно сами и на собственных плавсредствах добираться до Америки? Ведь если практически установлено, что там задолго до других открывателей побывали египтяне и финикийцы, то почему не допустить, что в составе экипажей их кораблей могли быть и негры? Разве Египет – не африканское государство? Но негры могли плавать и не только с египтянами. Африканские народы с древнейших времён были известны в Азии и Европе. И если негры нередко были не только слугами и рабами, но также солдатами и матросами в Греции и Риме, а уж в Финикии и Карфагене – и подавно. Так что для участия в открытии заокеанских земель древним африканцам совсем не нужно было строить корабли и пускаться в дерзкие океанские плавания, тем более что они в массе своей всегда были сухопутными людьми… Миссия святого Брендана Святой Брендан (489–583), аббат, был одним из первых проповедников христианства. Он проживал на юго-западе Ирландии и был основателем нескольких монастырей. В своей миссионерской аббат Брендан не ограничивался пределами Ирландии и совершал плавания к ближайшим шотландским островам. В сферу его духовного влияния входили также Западная Англия и Уэльс. Ученики Брендана, продолжая его миссию, открывали и осваивали пустынные острова у берегов Ирландии и Шотландии, достигали также Гебридских, Оркнейских и Шетландских островов, строили там новые обители. Слава миссионера-мореплавателя вышла за пределы Ирландии – его почитали даже на полуострове Бретань. Легенды даже приписывали Брендану подвиги его земляка Кормака, открывшего Фарерские острова. Основным плавательным средством монахов-мореплавателей было судно «куррах», сшитое из бычьих шкур. Такое плавсредство способно взять на борт до 60 человек. Интересно, что подобные кожаные суда, поднимавшие до 70 человек, видели через много сотен лет первые русские мореходы в северной части Тихого океана. Что известно о самом плавании Брендана? Как сообщает легенда, «через восемь дней после отплытия Брендан и его спутники подошли к какому-то острову на расстояние видимости, очень суровому и скалистому, покрытому шлаком остывшей лавы, без деревьев и травы, но со множеством кузнечных горнов… Брендан приказал быстрее отойти…» По всей вероятности, имеется в виду Исландия, вулканический остров с гейзерами и горячими источниками. Через некоторое время, пытаясь обогнуть остров, «…они увидели в море колонну, которая казалась довольно близкой, но они достигли её только через три дня. Брендан надеялся увидеть вершину её, но не смог, так как она была очень высокой, как бы пронизывающей небеса… её материал имел цвет серебра и был твердым, как мрамор…». Что могло сравниться в глазах людей того времени с серебром и мрамором? Скорее всего, это был фирн – плотный зернистый снег, образующийся на ледниках. Но где ирландцы могли увидеть столь огромные ледники? Большинство исследователей считает, что в Северной Атлантике есть лишь одно такое место – Гренландия. Один из них, известный автор М.И. Ципоруха, обоснованно утверждает: «Несомненно, ирландцы описали передний край одного из гренландских ледников, перед его отрывом от основной массы глетчера. Плавание вдоль такого барьера чрезвычайно опасно, но они, очевидно, не знали этого, ибо впервые столкнулись с подобным объектом». Таким образом, монахи-мореплаватели под предводительством святого Брендана совершили, сами того не зная, открытие Гренландии, то есть Северо-Восточной части Нового Света, со временем названного Америкой. Это открытие много позже плавания Брендана неоднократно повторяли его земляки – ирландские монахи, переселившиеся на Исландию. Дело в том, что в очень ясные солнечные дни с высших точек Северо-Западной Исландии видны вершины гор Гренландии. А если уж Гренландия видна с суши, то, разумеется, при обходах Исландии, удаляясь от её берегов по причине тумана или штормовой погоды их суда могли достигать побережья Гренландии. Согласно легенде, святой Брендан и его спутники открыли ещё один остров в Северной Атлантике: «…они подошли на расстояние видимости к большой и высокой горе в океане, расположенной почти на севере, укутанной облаками и сильным дымом, исходящим из вершины. Ветер вдруг погнал судно к острову и чуть было не выбросил на берег. Скалы оказались очень высокими, выглядели как уголь и поднимались стеной… Затем попутный бриз подхватил судно и погнал его на юг. Оглянувшись, они увидели, что горный пик очистился от облаков и извергает в небо пламя, которое затем возвращается в гору, так что она казалась горящим костром…». Это, по всей вероятности, описание острова Ян-Майен, высшая точка которого – вулкан Беренберг – находится в нескольких километрах от берега. Некоторые сведения о плаваниях ирландских монахов и священников содержатся в книге «Об измерении земного круга» (825 г.). Её написал франкский учёный монах Дикуил, автор трактатов об астрономии и географии. В частности, Дикуил сообщает о плавании ирландских священников и монахов «в обычный сезон сильных холодов» к некоему северному гористому острову, где они провели полгода и наблюдали летом белые ночи. Ещё севернее моряки обнаружили замёрзшее море. Скандинавские Колумбы Викинги, жившие морским и речным разбоем, грабежами и торговлей добытыми трофеями, объединялись в большие команды, способные захватывать значительные территории. Деятельностью такого рода занимались разбойники разных стран и народов – испанцы, португальцы, англичане, голландцы, французы, арабы, турки, малайцы, филиппинцы… На Руси этим промышляли новгородские, устюжские, вятские ушкуйники, а также казаки – запорожские, донские, волжские… Но в историю мореплавания вошли только скандинавские викинги – норвежские, шведские, датские морские разбойники и торговцы награбленным добром. Видимо, очень уж сильное впечатление произвели на людей их «гастроли» по берегам Европы. На берегах Британии викинги впервые высадились в 732 году и почти 150 лет терроризировали племена, жившие на острове от Южной Англии до Шотландии. В 753 и 795 годах викинги пограбили берега Ирландии, в 796 году наведались в Испанию, в 820–838 годах – заявили о себе во Фландрии и Фрисландии. На Францию, Португалию, Испанию и Марокко они «наезжают» в 842–844 годах, а на Париж – семь раз до 876 года включительно. Конечно, все эти «экспедиции» географических открытий не делали. Но уже в 877 году норвежец Гунбьёрн, не зная ничего о плаваниях святого Брендана, открывает «Белоснежную землю», которую уже дважды обнаруживали ирландские миссионеры, но пока ещё никто не назвал Гренландией и тем более Америкой. К 800 году вождь датских викингов Гудфрид завершил объединение Дании, Швеции и Норвегии в единое Норманнское королевство. Скандинавы были уже христианами, и сам Гудфрид провозглашён королём, но разбойничий характер викингов не изменился. Норманны (буквально – «северные люди») продолжали держать в страхе почти всю Европу. Их лёгкие корабли «драккары» побывали на берегах Норвежского, Балтийского, Северного, Баренцева, Белого, Чёрного, Каспийского, Средиземного морей и многих впадающих в них рек. Преодолевая сушу между реками, норманны (для русских поморов – «мурманы») перетаскивали корабли волоком. К этому времени викингов, как отважных воинов и отчаянных мореходов, стали нанимать на службу правители европейских стран. В Византии их называли «варангами», а на Руси «варанги» стали «варягами». Этим словом русские стали называть всех военных наёмников, независимо от национальности, в том числе финнов, немцев и западных славян племени бодричей (ободритов). А вольные викинги, которые проникали по рекам Руси к Чёрному и Каспийскому морям, старались поддерживать мирные отношения с местными «коллегами» – ушкуйниками. Более того, нередко скандинавские викинги присоединялись к русским ватагам и пересаживались на их ладьи-«ушкуи», а отчаянные речные бродяги из новгородцев и устюжан устремлялись с отрядами викингов покорять на «драккарах» северные морские просторы. Деятельность вольных викингов и наёмных варягов становилась всё более заметной на международной политической арене. В 885 году норманны захватили Руан и осадили Париж. Парижане щедро заплатили за снятие осады, но «варвары севера» решили не возвращаться в свои суровые края и поселились на северо-западе Франции. В 911 году морское воинство конунга (князя) Хрольва Странника десантровалось на севере Франции. Здесь было основано герцогство Нормандия, которое держало в страхе всю остальную Францию. Но потомкам викингов этого было мало. И вот уже в 1066 году праправнук Хрольва, сын Роберта «Дьявола» Вильгельм Завоеватель воцарился на британском троне. Между прочим, викинги подарили человечеству два важнейших открытия. Как сообщает историк мореплавания Д.Я. Фащук, они первыми нашли средство от цинги. В дальние походы они обязательно брали на борт бочки квашеной капусты. Это – первое, а вот и второе. Среди историков также существует мнение о том, что именно Вильгельму Завоевателю человечество обязано появлением на свет коньяка. В период затяжных сражений с англосаксами на Британских островах, нормандец, решивший поддерживать боевой дух своих воинов традиционной порцией вина, стал перед проблемой: или строить гигантский флот для доставки напитка, или отделять вино от воды, то есть перегонять его в коньячный спирт. Победил второй вариант, но викинги, распробовавшие и полюбившие по пути через Ла-Манш полученный крепкий напиток (крепостью около 60–70 градусов), после доставки на место потребления отказались разводить его водой. Лейф Счастливый, сын Эйрика Рыжего В 982 году проживавший в Исландии норвежец Эйрик Рыжий за «крутые разборки» с другими «братками» был изгнан жителями родного поселения сроком на три года. Не желая переселяться на указанное ему место (небольшой безлюдный островок), рыжий викинг собрал бригаду из «крутых» друзей и сотни других искателей приключений. Небольшая флотилия в 983 году вышла в море и взяла курс на запад. Когда норманны южные берега острова необозримой величины, климат его показался им более тёплым, чем на родине, и странники приняли решение бросить якоря. Это было уже третье открытие Гренландии. Основанное викингами поселение Братталид за короткое время значительно увеличилось – число жителей выросло до трёх с лишним тысяч. А ещё через две сотни лет на юго-западном побережье Зеленой Страны (так переводится название Гренландия) было уже 50 посёлков и 12 церквей. Есть сведения, что вместе с норманнами южный берег Гренландии осваивали их товарищи по оружию – новгородские ушкуйники. Во всяком случае, задолго до плавания Колумба русские дипломаты и купцы знали о существовании Гренландии. Учёный новгородец Дмитрий Герасимов и переводчик русского посольства в Дании Григорий Истома при встречах с послом Сигизмундом Герберштейном напоминали ему, что лежащая далеко на севере «земля Енгранеланд прежде была подвластна новгородцам». Ничего удивительного в этом нет – особенно если вспомнить о тесных связях Великого Новгорода с «мурманами» – викингами и варягами. Ведь даже на пост новгородского князя был избран, согласно некоторым летописям, варяжский конунг Рюрик. Да и киевские князья Аскольд и Дир, как и свергнувший их воевода Олег, были скандинавского происхождения. Норманны неплохо акклиматизировались на новой родине. Они рыбачили, охотились на тюленей, моржей, белых медведей и овцебыков, разводили овец и лошадей, выращивали злаковые культуры и даже яблоки (видимо, наподобие сибирских ранеток), кисловатые, но с прекрасным ароматом. Но что за викинги без торговли? По всему побережью Европы люди издали узнавали торговые суда из Гренландии – двадцатиметровые «кнорры» и «когти» под треугольными (остриём вниз) парусами, привозившие на рынки экзотические дары Зелёной Страны и её холодного моря. Сын Эйрика Рыжего, Лейф Эйрикссон по прозвищу Счастливый, был таким же, как отец, рыжим и неукротимым викингом, решительным и стремительным в действиях. С командой из тридцати пяти соратников он продолжил исследования морских пространств севернее, западнее и южнее мест своего обитания. Гренландские норвежцы открыли усеянную валунами Баффинову Землю, лесистый полуостров Лабрадор и покрытый зелёными лугами, заросший дикими виноградниками остров Ньюфаундленд. Виноград морские бродяги знали и продукт его брожения уважали, поэтому дали острову название Винланд – Винная Земля. В 1000 году Лейф Эйрикссон продвинулся на юг Американского континента до района современного Бостона. Новый Свет был открыт и через три с лишним столетия снова закрыт. Найденный близ города Кенсингтона (штат Миннесота) огромный камень с древнескандинавскими руническими надписями, датированными 1362 годом, был свидетелем начала закрытия Америки. Из надписей следовало, что отряд викингов из 8 готов и 22 норвежцев в одном дне пути от этого камня был атакован местными жителями. Норманнам пришлось отступить. А в 1365 году викинги окончательно покинули Винланд. Не очень долго продержались и поселения в Гренландии. Воинов и моряков, неукротимых в сражениях с противником, вынудили к этому резкое похолодание климата и постоянные нападения аборигенов-эскимосов, лучше приспособленных к местным суровым условиям. Колония викингов прекратила свое существование концу XV века – как раз ко времени очередного открытия Америки, на этот раз генуэзцем Колумбом. Открытием Нового Света не ограничился вклад норманнов в географическую науку и мировую культуру. В 1130 году викинги захватили Сицилию и Южную Италию. Там они основали своё «Королевство обеих Сицилий». В 1365 году они заложили торговый порт в Сенегале, а сорок лет спустя скандинав с французским именем Жан де Бетанкур стал королём Канарских островов. В 1427 году потомки викингов открыли Азорские острова и назвали их островами святого Брендана. Но беспримерные морские подвиги викингов были бы невозможны без скандинавского кораблестроительного мастерства. Эти подлинные произведения искусства были так совершенны, что переход от Средней Норвегии до Исландии занимал около семи суток, а от ее западного побережья до Гренландии требовалось всего четыре дня. Имелись у норманнов и свои научно-технические «ноу-хау». Например, для ориентации в открытом море норвежский король Олаф пользовался загадочным «солнечным камнем». Как сообщают скандинавские саги, этот камень показывал положение Солнца в туман и снегопад. Не исключено, что это была призма из кристалла исландского шпата, обладающего свойством поляризации света. В музее небольшого городка Шлезвиг выставлено одно плавсредство северных людей. Длина этого судна достигает 23 метров, ширина – 3,26, высота борта – чуть больше метра. Его обшивка выполнена из дубовых досок, скрепленных стальными заклепками, и проконопачена шерстью с клейким веществом. Водоизмещение корабля составляло 9 тонн, осадка – полметра, а экипаж – 50 человек. Конечно, не каждый решится выйти в море (особенно северное!) на таком судне. Но ведь не все скандинавы были викингами… Христофор Колумб Христофор Колумб (1451–1506) известен как генуэзский мореплаватель на испанской службе, который в 1492–93 годах руководил экспедицией для поиска кратчайшего морского пути в Индию. Что же за человек был Христофор Колумб (в современных ему испанских документах – Кристобаль Колон), имя которого знакомо любому человеку, даже не знающему истории и географии? О детстве и юности K°лумба точных сведений мало. Считается, что он родился осенью 1451 г. в Генуе. Отец его был владельцем небольшой суконной мастерской. Биографы великого мореплавателя по-разному пишут о его родителях – одни считают их итальянцами, другие испанцами. По другим сведениям, генуэзские предки K°лумба были из среды крещёных евреев – ремесленников и купцов, в большом количестве населявших страны Средиземноморья. Его двоюродный дед и дядя были моряками, причём старший из них имел своеобразный титул – архипират… Как сообщает русский биограф Христофора Колумба Я.В. Абрамов, «…десяти лет отец послал его учиться в Павию. Учение Колумба продолжалось недолго, так как четырнадцати лет мы встречаем его уже служащим на корабле, а в промежутке между школой и морем он провел еще некоторое время в мастерской отца, принимая участие в производившихся там работах. Уже отсюда видно, что образование, полученное Колумбом в школе, не было обширным. И действительно, чтение, письмо, начала арифметики, обрывки латыни да несколько исторических и географических сведений, совершенно ничтожных, – вот все, что дала школа Колумбу. И если впоследствии в зрелом возрасте Колумб поражал людей, с которыми он приходил в соприкосновение, своими обширными и разносторонними познаниями, то этим он всецело обязан самообразованию. Жизнь, полная приключений, бросавшая его из одного пункта Средиземного моря в другой и сталкивавшая с самыми разнообразными людьми, была особенно благоприятна для обогащения познаниями такого человека, как Колумб, обладавшего широкой любознательностью и острым, аналитическим умом». Во времена Колумба люди рано взрослели. Будучи четырнадцатилетним (сейчас такой возраст называют подростковым), Колумб уже служил во флоте. Но ко времени поступления в генуэзский флот юный моряк побывал уже в сражениях с турецкими пиратами, получил серьёзное ранение и заслужил репутацию храброго воина, владевшего холодным и огнестрельным оружием. Но воинская доблесть была не единственным его достоинством. Уже в молодости K°лумб знал четыре языка – родной итальянский, испанский, португальский и латинский, много и внимательно читал, особенно о морских плаваниях, любил рассматривать географические карты, копировал их и чертил на пергаменте различные маршруты – реальные и воображаемые. По своим убеждениям Колумб был космополитом – гражданином мира. Первые его морские путешествия (1474–1475 гг.) были коммерческими – он участвовал в экспедициях французских купцов, возивших товары из Генуи на греческие острова. После этого, в 1476–1485 годах Колумб жил в Португалии как представитель Генуэзского торгового дома. За это время он совершил морские путешествия на острова в Атлантике – Азорские, Канарские и Зелёного мыса, побывал в Англии и Исландии. Если K°лумб осознавал себя моряком, ещё плавая на французских торговых судах, то в 25-летнем возрасте он уже имел репутацию опытного капитана и штурмана, квалифицированного астронома. В ходе плаваний по Средиземному морю он интересовался новыми морскими путями в Азию, ведущими «к странам пряностей». Из переписки K°лумба с флорентийским астрономом и географом Паоло Тосканелли видно, что шарообразность Земли не была для него секретом. Из этой же переписки следует, что именно в эти годы созрел проект Колумба, целью которого было достижение берегов Азиатского материка путём «плавания от востока к западу». Этот проект Колумб предложил в 1480 г. королю Португалии Жуану II, однако, после пяти лет ожидания, получил отказ. Одной из причин было то, что Колумб требовал для себя, в случае успеха, таких прав и привилегий, на которые вряд ли согласился бы любой правитель. Кроме того, Жуан II считал идею поиска западного пути в Азию просто бредовой. А для свершения морских открытий у него было достаточно своих капитанов и штурманов. В 1485 году Христофор Колумб перебрался в Испанию. Здесь он с сыном Диего некоторое время находил пристанище в Палосском монастыре, настоятель которого Хуан Перес ди Маршена стал другом мореплавателя и порекомендовал ему отправиться в Кордову, где находилась резиденция короля Фердинанда Арагонского и королевы Изабеллы Кастильской, духовником которой он был в дни её молодости. Предпринятая Колумбом попытка заинтересовать проектом испанскую корону также потерпела неудачу, причём дважды – в 1485 и 1491 годах. Сами коронованные особы относились к проекту мореплавателя по-разному: Изабелла благоволила к самому Колумбу и старалась поддерживать его (сказалась протекция со стороны её бывшего духовника Хуана Переса), Фердинанд же, хотя и заинтересовался материальными выгодами от реализации проекта, воспринял его автора как не совсем психически нормального. Интересно, что в письменных отказах, приведённых комиссией, состоявшей из монахов и придворных, не высказывалось сомнений в шарообразности Земли. Важнейшей причиной отказа, как пишут в своих «Очерках по истории географических открытий» виднейшие историки географических открытий И.П. Магидович и В.И. Магидович, были опять чрезмерные требования Колумба – «этого итальянского босяка», как между собой называли его при королевском дворе. Отчаявшийся Колумб направился во Францию, но в это время ближайший финансовый советник королей, крупный испанский «олигарх» Луис Сантанхел убедил Фердинанда и Изабеллу принять проект, обещая ссуду для снаряжения экспедиции. Колумба вернули во дворец, и 17 апреля 1492 года он получил документ о заключении конвенции между ним и королевской четой. Из условий конвенции следовало, что Колумбу предоставлены все требуемые им звания, привилегии и права в Новом свете: он был пожалован «…в адмиралы всех островов и материков, которые он лично… откроет или приобретёт в этих морях и океанах, а после его смерти жалуют его наследникам и потомкам навечно этот титул со всеми привилегиями и прерогативами, относящимися к нему… Их величества назначают Колумба своим вице-королем и главным правителем на… островах и материках, которые он… откроет или приобретёт, и для управления каждым из них должны будут избрать того, кто наиболее подходит для данной службы…» Присвоение Колумбу титула «дон» означало, что «итальянский босяк» становился испанским дворянином. «Санта-Мария», «Пинта» и «Нинья» Флотилия Колумба состояла из трёх кораблей. Их имена – «Санта-Мария», «Пинта» и «Нинья» – вошли в историю морских путешествий. Первый снарядили за счёт муниципальной казны жители города Палоса, второй – агенты королевы Изабеллы, благоволившей Колумбу, третий – известные корабельщики братья Пинсоны. Тоннаж «Санта-Марии», «Пинты» и «Ниньи» составлял около 100, 60 и 50 т соответственно. Экипаж флотилии состоял из 90 человек. Адмирал поднял свой флаг на самой крупной каравелле – «Санта-Марии» – и принял на себя обязанности капитана судна. «Пинтой» командовал Мартин Алонсо Пинсон, а «Ниньей» – Винсент Венес Пинсон. Какую же цель преследовала первая экспедиция Колумба? В документах, подписанных королевской четой, вообще нет никаких географических названий – там просто говорится об островах и материках «в морях и океанах». Перечислялись только материальные ценности, которые короли и сам Колумб надеялись найти за океаном: «Жемчуг или драгоценные камни, золото или серебро, пряности…». Но цели плавания этим не ограничивались. Любая дальняя экспедиция так или иначе выполняет функции разведки – научной, торговой или военной. Поэтому главные задачи могли быть обговорены устно. И.П. Магидович и В.И. Магидович пишут, что вряд ли основной задачей было открытие легендарных островов, имея в виду легенду о «Семи Городах», основанных бежавшими туда епископами. Если эти острова действительно существовали, то они управлялись христианскими государями и, значит, не могли быть пожалованы ни K°лумбу, ни кому либо другому. По католической традиции такие пожалования могли относиться только к нехристианским странам. Да и состав экипажа был подобран с явной целью завязать торговые сношения с нехристианской (возможно, мусульманской) страной, а не для завоевания больших территорий. Для крупных завоевательных операций флотилия, очевидно, не предназначалась – для этого у неё было слишком слабое вооружение, малочисленный экипаж, да и отсутствовали профессиональные военные. Правда, возможность «приобретения» отдельных островов не исключалась. Ранее часто писали о миссионерских задачах экспедиции, ссылаясь на позднейшие утверждения Колумба. Документы опровергают эту версию. На борту не было ни одного священника или монаха, но находился крещёный еврей – переводчик, знавший немного арабский язык, т. е. язык мусульман, который мог пригодиться в «Индиях» (как тогда называли малоизвестные азиатские страны), ведших торговлю с мусульманским Востоком. Король и королева стремились наладить торговую связь с «Индиями» – именно это и было основной целью первой экспедиции. Но есть и другие версии. В Испании издавна проживало много евреев. После изгнания мавров (арабов) католическая церковь поставила целью сделать всё население страны католиками. Но не все евреи соглашались переходить в христианство, их преследовали за это. Гонения на евреев, исповедовавших традиционный иудаизм, особенно усилились к началу 1490-х годов. Началось массовое переселение в другие страны. Поэтому не исключено, что неожиданная поддержка проекта Колумба была инициирована еврейской общиной, искавшей места для переселения. Возможно, сыграло свою роль и происхождение самого Колумба. Так или иначе, но экспедиция началась – 3 августа 1492 г. Колумб вывел корабли из гавани Палоса. Из-за ремонта «Пинты», начавшей протекать, флотилия задержалась на Канарах. Попутный ветер гнал каравеллы на запад – да так быстро (до 360 км в сутки), что это стало вызывать тревогу у моряков, никогда не отплывавших так далеко от родных берегов. В середине сентября корабли вошли в воды, заполненные зелёной травой, хотя лот в этих местах не доставал дна. Так было открыто Саргассово море. Колумб неуклонно стремился прямо на запад. Но матросы и офицеры требовали переменить курс. Опасаясь мятежа, адмирал уступил и повернул на запад-юго-запад. Терпение людей было на пределе, и Kолумб успокаивал их, как мог. Когда 11 октября появились некоторые признаки близости земли, моряки пришли в сильное возбуждение. И вот, наконец, в 2 часа ночи 12 октября 1492 года матрос Родриго Триана увидел далёкий берег. С «Пинты» послышался крик: «Земля! Земля!» Это произошло спустя 33 дня после отплытия с острова канарского Гомеры. Плавание Христофора Колумба (1492–1498 гг.) Колумб высадился на этот остров как вице-король и вступил во владение им. Встречали испанцев островитяне. Вот как описал встречу сам адмирал: «Они вплавь переправлялись к лодкам, где мы находились, и приносили нам попугаев, и хлопковую пряжу в мотках, и дротики, и много других вещей, и обменивали все это… Но мне показалось, что эти люди бедны… Все они ходят в чем мать родила. И все люди, которых я видел, были еще молоды… и сложены они… хорошо, и тела и лица у них очень красивые, а волосы грубые, совсем как конские, и короткие… (а кожа у них такого цвета, как у жителей Канарских островов, которые не черны и не белы…). Одни из них разрисовывают лицо, другие же – всё тело, а есть и такие, у которых разрисованы только глаза и нос. Они не носят и не знают железного оружия: когда я показывал им шпаги, они хватались за лезвия и по неведению обрезали себе пальцы. Никакого железа у них нет». Именно здесь европейцы впервые узнали табак. Здесь же Колумб увидел у некоторых островитян украшения из золота. Чтобы найти места, где его добывают, он приказал захватить шестерых туземцев и по их указаниям продвигался на юг. Путешествие на лодках привело экспедицию к новому открытию: остров оказался частью архипелага. Адмирал дал первому из открытых островов название Сан-Сальвадор (Святой спаситель). Название не спасло диких обитателей острова от европейской цивилизации: через 2–3 десятилетия они были полностью истреблены испанскими колонизаторами. Сейчас это – остров Уотлинг Багамского архипелага. Юго-западнее Сан-Сальвадора, на островах, носящих ныне названия Рамки и Лонг-Айленд, испанцы обнаружили индейцев, которые показались им более цивилизованными: «Я даже видел у них одежды, сотканные из хлопковой пряжи, наподобие плаща, и они любят наряжаться, – писал Колумб. – Ложа и подстилки, на которых индейцы спят, похожи на сети и сплетены из хлопковой пряжи». Гамаки испанцы охотно заимствовали у индейцев. Но золота так и не нашли. В ходе этой же экспедиции были открыты большие острова Куба и Гаити. Уверенный, что достиг восточных берегов Азии, от берегов Кубы Колумб двигался на северо-запад в надежде увидеть китайские парусные лодки (джонки). Но ни китайцев, ни золота путешественники не обнаружили. Зато пополнили свой багаж кукурузой, картофелем и табаком, причём все эти экзотические растения пришлись им по вкусу. На острове Эспаньола (Гаити) моряки, наконец, увидели у туземцев тонкие золотые пластинки и небольшие слитки. И тут началось то, о чём генуэзец писал: «…индейцы были так простодушны, а испанцы так жадны и ненасытны, что не удовлетворялись, когда индейцы за… осколок стекла, черепок разбитой чашки или иные никчёмные вещи давали им всё, что только они желали. Но, даже и не давая ничего, испанцы стремились взять… все». Жизнь на острове казалась испанцам такой лёгкой и привольной, а жажда золота настолько захватила их умы и души, что 39 испанцев добровольно остались на Эспаньоле. Здесь из обломков севшей на мель «Санта-Марии» они построили крепость Навидад (Рождество), вооружив её корабельными пушками. Это было первое поселение европейцев на Гаити. 4 января 1493 года адмирал вышел в море, чтобы двинуться в обратный путь. Первый месяц плавания прошёл достаточно благополучно, но затем погода испортилась, поднялся ураганный ветер, волны захлёстывали палубу. Несмотря на шторм к 15 февраля моряки увидели Азорские острова. 15 марта 1493 г. адмирал привел «Нинью» в Палос, в тот же день туда прибыла «Пинта». Колумб привез в Испанию сведения об открытых им землях, немного золота, несколько индейцев, странные растения, плоды и перья диковинных птиц. Чтобы сохранить за собой монополию открытия, он и на обратном пути вносил в корабельный журнал неверные данные. Подобие Ноего ковчега Успех первой экспедиции не только окрылил самого адмирала, но и воодушевил королёвскую чету. Если все права и преимущества, обещанные Колумбу ранее, были своего рода авансом, то теперь они были подтверждены специальным документом. Инструкция от 29 мая 1493 года официально называет дона Кристобаля Колона адмиралом, вице-королем и правителем открытых островов и материка. Снаряжение второй экспедиции вопросов уже не вызывало. Новая флотилия состояла из 17 кораблей, в числе которых были и более солидные, чем «Санта-Мария». Самый крупный из них, двухсоттонный корабль «Мария-Галанте», Колумб сделал своим флагманом. На этот раз к снаряжению флотилии подошли намного предусмотрительнее. На кораблях, почти как на Ноевом ковчеге, были лошади и ослы, быки и коровы, овцы и свиньи, виноградные лозы и семена самых разных сельскохозяйственных культур. Всё это предполагалось использовать на Эспаньоле, где с постройки крепости Навидад уже началась организация колонии. К берегам Нового Света устремились, наряду с профессиональными мореходами, искатели богатства и приключений. Высокомерные испанские гранды, для которых ещё год назад Колумб был «итальянским босяком», стали искать его расположения, чтобы попасть в список участников экспедиции. Две сотни гордых идальго, знающих только военное ремесло, в мирное время остались без дела – они тоже отправились за океан добывать военные трофеи. Нашли себе место на кораблях также десятки чиновников и шестеро духовных особ – священников и монахов. Всего на каравеллах Колумба разместилось около 2,5 тысяч человек. Вторая экспедиция Колумба вышла из порта Кадис 25 сентября 1493 года. Ещё на Гаити K°лумб слышал от местных жителей о «землях карибов-людоедов». Поиски этих земель привели к открытию группы Малых Антильских островов (Доминик, Мария Галанта, Гваделупа, Монтсеррат, Антигуа, Невис, Киттс, Сант-Эстатиус, Саба и Санта-Крус). Слово «кариб» испанцы превратили в «каннибал» и стали употреблять его в значении «людоед». Действительно, каннибализм имел место в жизни карибов, но лишь как военный обычай: они верили, что отвага, сила, быстрота и прочие воинские доблести врага перейдут к тому, кто съест его сердце или печень. Но подобные обычаи были у многих народов мира, причём не только находящихся на первобытном уровне развития. Что же касается карибов, испанские колонизаторы сознательно преувеличивали в своих сообщениях их «кровожадность», чтобы оправдать массовое обращение в рабство или истребление жителей Малых Антильских островов. Севернее Антил была открыта «земля, состоящая из сорока, а то и более островков, гористая и в большей своей части бесплодная» – архипелаг «Острова Одиннадцати тысяч дев», то есть Виргинские. Далее испанцы высадились на западном берегу большого острова, который Колумб назвал «Сан-Хуан-Баутиста» (ныне – Пуэрто-Рико). На оставленной в прошлое плавание Эспаньоле (Гаити) испанская колония Навидад не сохранилась. Как рассказали K°лумбу местные жители, испанцы своим поведением так «достали» индейцев, что те их попросту перебили, а крепость сожгли. Колумб построил город к востоку от сожженного форта и назвал его Изабеллой. В этих местах путешественники жестоко страдали и умирали от жёлтой лихорадки. Многих спутников адмирал отправил в Испанию на 12 кораблях. Королевской чете он послал «Памятную записку», в которой доносил, что нашел месторождения золота (сильно преувеличивая их богатство), «признаки и следы всевозможных пряностей». Он просил прислать скот, съестные припасы и земледельческие орудия, предлагал покрывать расходы рабами, которых брался доставлять в большом количестве. «Памятная записка» представляет собой, на взгляд нашего современника, обвинительный документ против Колумба. Даже одна маленькая цитата может вызвать чувство разочарования в величии знаменитого открывателя неведомых земель: «…Забота о благе для душ каннибалов и жителей Эспаньолы привела к мысли, что чем больше доставят их в Кастилию, тем лучше будет для них… Их высочества соблаговолят дать разрешение и право достаточному числу каравелл приходить сюда ежегодно и привозить скот, продовольствие и всё… необходимое для заселения края и обработки полей… Оплату же… можно производить рабами из числа каннибалов, людей жестоких… хорошо сложенных и весьма смышлёных. Мы уверены, что они могут стать наилучшими рабами, перестанут же они быть бесчеловечными, как только окажутся вне пределов своей страны». Результатами второй экспедиции стали открытие Ямайки и южного берега Кубы, а также исследование их прибрежных территорий. Сам Колумб писал, что ставил целью плавания «открывать материковую землю Индий». В ходе экспедиции были обнаружены и описаны мыс Майси, залив Пуэрто-Гранде (нынешняя бухта Гуантанамо), горы Сьерра-Маэстра с пиком Туркино (1974 м), самой высокой вершиной Кубы. В первые дни мая флотилия направилась к югу, где, по словам индейцев, находится остров Ямайка с месторождениями золота. 5 мая, увидев остров, Колумб назвал его Сант-Яго. К испанским кораблям устремились индейцы на челнах-однодеревках, пытаясь помешать высадке. Колумб приказал стрелять по ним из арбалетов, и несколько индейцев получили ранения. После этого к кораблям подошло много каноэ. «Индейцы привезли съестные припасы и всё прочее, чем они владели, и охотно давали привезенное с собой… за любую вещь…» Не обнаружив на Ямайке золота и других металлов, Колумб повернул каравеллы к мысу Крус на Кубе. Двигаясь от залива Гуаканаябо на запад, адмирал увидел странный архипелаг, состоящий из мелких и низких островков, и назвал их Хардинес-де-ла-Рейна («Сады Королевы»). Далее были открыты Сьерра-дель-Эскамбрай и бухта Кочинос («залив Свиней») и залив Батабано. У моряков сложилось впечатление, что Куба – длинный полуостров, и плыть дальше не имеет смысла. В действительности до западной оконечности острова оставалось всего 100 км. Колумб решил возвращаться на Эспаньолу. Причин было достаточно: экипаж устал, оголодал и всё громче выражал недовольство. У берегов Ямайки запаслись у индейцев водой и провизией. Однако достигнуть Эспаньолы (Гаити) оказалось не просто: мешали дожди и ветры, суда давали течь. Добравшись до острова, Колумб в течение 40 дней обследовал его побережье. В форт Изабеллу он вернулся только в конце сентября 1494 года. Оказалось, что за время отсутствия адмирала на Эспаньолу прибыли три корабля, захваченных испанцами, которые задумали бегство на родину. Высадившись на берег, они начали грабить местных жителей. Но индейцы оказали серьёзное сопротивление, и бандиты несли большие потери. Однако Колумб поддержал соотечественников и предпринял действия, перешедшие в покорение Эспаньолы. Силами 200 солдат адмирал в течение 9 месяцев жестоко подавлял сопротивление аборигенов. Испанцы преследовали индейцев, топча их конями и травя собаками. Покорив Эспаньолу, вице-король обложил индейцев непосильной данью в виде золота или хлопка. Индейцы уходили в глубь острова, в горы, десятками тысяч гибли от болезней, занесённых завоевателями. Но инфекция не щадила и европейцев. Эпидемия жёлтой лихорадки заставила испанцев перейти на южный берег Эспаньолы, в более здоровую среду обитания. В 1496 году брат адмирала Бартоломео Колумб заложил здесь город Санто-Доминго (сейчас это – столица Доминиканской республики). Тем временем обстановка во владениях Колумба стала изменяться. Королевская чета, нарушив договор с адмиралом, издала указ, разрешающий всем подданным переселяться на открытые земли, добывать там золото и делиться с казной, отдавая ей две трети. Взамен правительство обязывалось целый год обеспечивать золотоискателей провиантом. Более того, любой желающий получал право снаряжать корабли для новых открытий на западе. Это заставило Колумба вернуться в Испанию. Он представил королеве документ об открытии им нового пути в Азию, где утверждал, что Эспаньола – это и есть библейская страна Офир, из которой получал золото царь Соломон. Колумб смог добиться для себя и своих сыновей исключительного права на экспедиции с целью открытия земель на западе. А поскольку содержание вольных поселенцев обходится дорого, адмирал предложил экономный способ – использовать Эспаньолу как место ссылки уголовных преступников на срок, равный половине положенного им срока тюремного заключения. «Эта земля величайших размеров…» Для третьего путешествия Колумб сумел снарядить только шесть небольших кораблей. Средства, выделяемые казной, несколько раз направлялись на другие цели. Одной из причин была личная антипатия короля Фердинанда, подогреваемая завистниками и интриганами, которыми всегда изобилуют окружения коронованных особ. По этой же причине вокруг Колумба распространялась «слава» неудачника. В результате охотников отправиться на новооткрытые земли «Западной Индии» становилось всё меньше. Адмирал обратился к королевской чете с новым предложением – заселить новые земли каторжниками, которые пожелают такой ценой купить свободу. С учётом этой публики у Колумба набралось около 300 человек. Каравеллы третьей экспедиции подняли якоря 30 мая 1498 года. На этот раз маршрут усложнился. Дойдя до Канарских островов, флотилия разделилась на две части: одна продолжила привычный путь к Эспаньоле, а другая взяла курс южнее, чтобы подойти ближе к экватору и следовать вдоль него на запад. В середине июля близость экватора дала о себе знать такой страшной жарой, усиливаемой штилем, что адмиралу казалось – «сгорят и корабли, и люди на них». Наконец, попутный ветер дал людям некоторое облегчение, а кораблям – необходимую скорость. Эскадра двинулась параллельно экватору, севернее его примерно на 9 градусов. И вот 31 июля Алонсо Перес, матрос флагманского корабля, увидел с мачты землю на западе, о чём и оповестил адмирала и команду. Этому большому острову, который возвышался над гладью океана тремя холмами, Колумб дал имя Тринидад («Троица»). Западнее глазам моряков открывалась обширная земля, которую они посчитали ещё более крупным островом. Первый контакт с аборигенами Тринидада оказался неудачным – не поняв друг друга, стороны обменялись порциями стрел. Попутный ветер помог пройти пролив «Пасть змеи», отделяющий Тринидад от суши, которой было дано название «Остров Грасия». Двигаясь к северу, корабли подошли к его побережью и проследовали вдоль его южного берега. Мореплавателям были хорошо видны тропические деревья, по ветвям которых носилось «много диких обезьян». Но то, что открытая земля является длинным полуостровом, Колумб обнаружил не сразу. На этот раз контакт с аборигенами был более удачным. «Туземцы… стали подходить к кораблям на бесчисленном множестве каноэ, и у многих висели на груди большие куски золота, а у некоторых к рукам были привязаны жемчужины… Они сказали мне, что жемчуг добывается здесь, именно в северной части этой земли», – записал Колумб. Как позже выяснилось, «северная часть этой земли» есть не что иное, как часть северного побережья Южно-Американского материка. Здесь, продвинувшись южнее, испанцы обнаружили реку, впадающую в океан. Это был западный рукав дельты Ориноко. От живописных берегов загадочной «Земли Пария», как назвал этот полуостров Колумб, он поспешил к Санто-Доминго. Воспользовавшись попутным ветром, 12 августа адмирал вывел свои корабли из в открытое море. Повернув на запад, он подошёл к группе островов Лос-Тестигос («Свидетели»), на самом большом из которых индейцы занимались ловлей раковин-жемчужниц. Здесь матросы хорошо поживились, получив массу жемчуга в обмен на безделушки. Покидая остров, Колумб дал ему звучное имя Маргарита («Жемчужная»). Как пишут об этом этапе путешествия авторы пятитомного труда «Очерки по истории географических открытий» И.П. Магидович и В.И. Магидович, большую часть его адмирал проболел, и не поднимался с койки. Среди матросов тоже было немало больных – непривычная жара, влажный климат, быстро портящиеся пищевые припасы делали своё дело. Возможно, именно из-за болезненного состояния адмирала совершенно справедливые выводы, которые он сделал при описании открытых земель, совмещались с фантазией. Колумб описывал земное полушарие, куда он проник, как «половину круглой груши, у черенка которой имеется возвышение, подобное соску женской груди, наложенному на поверхность мяча, что места эти наиболее высокие в мире и наиболее близкие к небу… Я убежден, что эта земля величайших размеров и что на юге есть ещё много иных земель, о которых нет никаких сведений… Оттуда, вероятно, исходят воды, которые… текут в места, где я нахожусь. И если река эта не вытекает из земного рая, то я утверждаю, что она исходит из обширной земли, расположенной на юге и оставшейся до сих пор никому не известной» В Испанию под конвоем 20 августа 1498 года южная часть флотилии K°лумба, завершив пересечение Карибского моря, достигла Эспаньолы. Но в отсутствие вице-короля на острове воцарился хаос. Высокомерные идальго, не признававшие власть назначенцев Колумба, подняли вооружённое восстание против его брата Бартоломео и устроили, говоря языком российских газет конца ХХ века, «полный беспредел». Они превращали индейцев в рабов, развлекались, отстреливая их из арбалетов, прибывших из Испании переселенцев изнуряли тяжким трудом на своих плантациях. Во главе мятежников встал некто Ролдан, главный судья этой колонии – «…человек, которого Колумб вывел в люди из ничтожества и который, по обыкновению, совсем забыл об этом», – пишет русский биограф Колумба Я.В. Абрамов. Колумб бросился усмирять бунтовщиков со всей суровостью, но, увидев, что время упущено и силы неравны, ради прекращения беспорядков вынужден был начать длительные переговоры с Ролданом и, в конце концов, пойти на унизительные для себя соглашения. Каждый мятежник получил большой участок земли под «фазенду» и некоторое количество «душ», то есть индейцев для соответствующих работ. За побег владелец имел право казнить виновного или обратить его в рабство. Этим Колумб официально положил начало распространению системы закрепощения индейцев, позже описанной во многих произведениях художественной литературы. К этому времени у Колумба объявился удачливый конкурент. Португалец Васко да Гама открыл морской путь в настоящую, не «западную» Индию (1498 г.), и завязал с ней торговлю. Стало окончательно ясно, что Земли, открытые Колумбом, не имели к Индии никакого отношения. Это бы ещё и ничего, но удачливый португалец вернулся на родину с большим грузом пряностей и прочих индийских ценностей. А королевская казна Испании продолжала получать от «Индии» Колумба ничтожные доходы. Сам Колумб оказался в глазах королевского двора обманщиком. Этим воспользовались завистники адмирала. Королевские секретари не успевали ломать печати на пакетах с доносами, в которых «доброжелатели» обвиняли вице-короля в присвоении части королевских доходов. Подоспели и сообщения из Эспаньолы о мятежах и казнях дворян. В 1499 году королевская чета отменила монополию Колумба на открытие новых земель. Этим воспользовались некоторые спутники адмирала, мгновенно перешедшие в стан его противников. Высочайшим указом на Эспаньолу был направлен с неограниченными полномочиями идальго Франсиско Бовадилья, известный при дворе враждебным отношением к Колумбу. Устные инструкции, полученные от короля, давали Бовадилье право поступить с мятежниками, а заодно и с вице-королём так, как он сочтёт нужным для пользы короны. Прибыв на Эспаньолу, дон Франсиско Бовадилья воспользовался королевскими полномочиями в полной мере. Колумб вынужден был сдать ему все построенные крепости, корабли, лошадей, продовольственные запасы и всё оружие. Бовадилья поселился в доме Колумба, «приватизировал» все его вещи, а также документы и деньги адмирала. Когда же чрезвычайный уполномоченный выплатил всем колонистам задержанное жалованье и дал разрешение каждому испанцу добывать золото с условием отдавать в казну седьмую часть (вместо прежней трети), он сделался всеобщим кумиром. Адмирала Колумба и его братьев Бартоломео и Диего наместник арестовал и заковал в кандалы. Проведя длительное следствие, изнурительное физически и унизительное морально для Колумбов, Бовадилья признал адмирала человеком «жестокосердным и неспособным управлять страной» и, не снимая с братьев кандалов, отправил всех троих в Испанию. Однако сторонники K°лумба в Испании тоже не дремали. Хорошо понимая значение открытых адмиралом земель, влиятельные финансисты, заинтересованные в развитии колоний, смогли убедить королеву Изабеллу воздействовать на Фердинанда. Приводимые ими аргументы носили экономический характер. Финансисты лучше знают психологию властей, чем самые лучшие психологи. «Какая мораль, когда речь идёт о золоте и жемчуге?» – рассуждали они. Когда в октябре 1500 года доставивший узников корабль вошёл в порт Кадис и город узнал, что великий путешественник закован в цепи, «…взрыв негодования раздался по всей Испании. Испанские идальго могли смотреть свысока на Колумба как на выскочку, они могли относиться к нему враждебно, но подлый поступок, который позволил себе по отношению к нему Бовадилья, вызвал краску стыда на лицах всех испанцев. Все, не исключая врагов Колумба, требовали восстановления его прав и наказания Бовадильи. Изабелла была в отчаянии, когда узнала об ужасном оскорблении, нанесенном Колумбу. Она немедленно приказала освободить его и написала ему письмо, в котором просила простить ей и испанской короне чудовищное насилие, совершенное над ним, обещала ему полную справедливость и просила его прийти к ней. Коварный Фердинанд также подписался под этим письмом» (Я.В. Абрамов, «Христофор Колумб»). Новые открытия и упущенные возможности Осенью 1501 года неутомимый Христофор Колумб, которому к этому времени исполнилось уже 50 лет (для людей ХVI века – старческий возраст), приступил к снаряжению новой экспедиции. Флотилия состояла из четырёх кораблей, экипаж – из 150 человек. 3 апреля 1502 года адмирал приказал поднять якоря. Четвёртая по счёту экспедиция Колумба взяла курс на запад. Вместе с Колумбом были его 13-летний сын Эрнандо и брат Бартоломео. Целью экспедиции было найти новый путь от открытых земель к южным берегам материка, который Колумб по-прежнему считал Азией. В существовании такого пути его убеждало обнаруженное у берегов Кубы сильное морское течение, идущее на запад через Карибское море. По мысли K°лумба, это течение должно вынести его корабли к берегам полуострова Малакка. Двигаясь вдоль Малых Антильских островов, Колумб открыл остров, который назвал Мартиникой. В середине июля 1502 года адмирал двинулся на запад вдоль южных берегов Гаити и Ямайки, стремясь дойти до материка, а затем, следуя вдоль берега на юг, отыскать пролив. Увидев с небольшого острова Бонака (Гуанаха) на юге вершины гор, Колумб понял, что это и есть желанный материк. Так состоялось открытие Карибского берега Центральной Америки. Встреченная мореплавателями пирога из ствола огромного дерева, в которой располагались около сорока человек, включая 25 гребцов, не заинтересовала испанцев – они не увидели у индейцев ни золота, ни драгоценностей. Когда же моряки показали индейцам свои золотые предметы, те указали жестами на юг. Туда Колумб и направил суда, упустив этим самым великое открытие: ведь немного севернее находится полуостров Юкатан, где в то время существовала загадочная высокоразвитая цивилизация империи Майя. В середине августа флотилия подошла к материку близ мыса Гондурас. Здесь Бартоломео Колумб с частью экипажа высадился на материк и объявил себя правителем. Индейцы встречали испанцев дружелюбно, в изобилии поставляли им овощи, фрукты и мясо птицы. Адмирал с оставшейся командой, повернув на восток, двигался вдоль берега. Ветер и течение препятствовали кораблям, в трюмах обнаружилась сильная течь, паруса требовали ремонта. Моряки выбивались из сил, не находя якорной стоянки из-за больших глубин. Колумб тяжело болел. Наконец, 14 сентября у мыса Грасьяс-а-Диос («Слава богу») береговая линия сделала крутой изгиб прямо на юг. Ветер и течение стали попутными. В южном направлении тянулись низменные берега с большими лагунами и устьями неведомых рек. 25 сентября адмирал приказал стать на якорь и направил в глубь материка вооруженный отряд. После недолгого отсутствия разведчики вернулись и рассказали о виденном в тропическом лесу. Вероятно, именно здесь европейцы впервые увидели тапиров, ягуаров и крупных нелетающих птиц, которых потом назовут индейскими петухами или, проще говоря, индюками. Здесь же моряки обнаружили на местных индейцах различные золотые украшения. Имея опыт «культурного обмена», испанцы старались приобретать их, расплачиваясь стеклянными бусами, бубенчиками, пустыми винными бутылками и прочими безделушками. Эта земля получила от Колумба название «Золотой Берег». Ныне это территория государства Коста-Рика. В середине октября Колумб узнал от жителей страны Верагуа (нынешняя Панама), что открытая им земля представляет собой длинную узкую полосу суши между двумя морями – «Северным» и «Южным». Южное море оказалось для испанцев недоступным из-за горного хребта, пролегающего вдоль всей этой земли. В районе открытого Колумбом залива Мескитос моряки узнали, что южнее находится богатая страна. Из рассказов индейцев можно было понять, что обитатели этой страны – люди отважные и воинственные, перевозят грузы на сильных и красивых животных, носят крепкие панцири, а мечами, луками и стрелами владеют не хуже испанцев. Если бы адмирал двинулся к этой «южной стране», ему первому открылась бы великая империя инков – Перу, государство высокой культуры. До его территории испанцам оставалось пройти 60 километров к югу от гавани Пуэрто-Бельо (Портобело), где они задержались из-за непогоды. В течение ноября, декабря и первых дней января Колумб делал попытки продвижения на восток вдоль побережья южного материка, но переменчивые ветры заставляли флотилию несколько раз менять направление. Наконец, 6 января путешественники остановились в гавани, которой Колумб дал имя Белен (Вифлеем). Здесь флотилия простояла более трёх месяцев. Попытка основать колонию не удалась – индейцы оказали активное сопротивление. А незадолго до этого, в течение недели от Рождества до нового 1503 года, испанцы находили пристанище в бухте, которая через века станет местом северного входа в Панамский канал. Если бы Колумб знал, что на расстоянии всего в 65 километров отсюда – берег Тихого океана! Вот ещё одно великое упущение… Но людям ХХI века легко говорить «если бы да кабы». Не будем забывать, на каких плавсредствах и в каких условиях странствовали по морям Колумб и его современники. После почти 3,5 месяцев, проведённых в Белене, 16 апреля 1503 года Колумб вышел в море и взял курс на восток. За это время один корабль стал полностью непригодным к плаванию. В Портобело бросили ещё одно судно. Пытались держаться восточного направления, однако течения упорно несли суда к западу. Только в конце июня, окончательно истрепав многострадальные каравеллы в борьбе с ветрами и течениями, моряки достигли Ямайки. Когда адмирал нашёл на северном берегу острова удобную гавань и приказал посадить корабли на мель, вода тотчас заполнила трюмы. Вся жизнь экипажа переместилась на палубы. Положение было отчаянным. Адмирал не имел ни одного корабля, ни связи с Испанией, ни вообще каких-либо определённых перспектив. Зная, что на открытой им Эспаньоле давно уже правит другой человек, назначенный королём некий дон Овандо, адмирал в июле послал к нему своих людей на индейской пироге. Они доставили Овандо письмо Колумба с просьбой прислать судно за счёт адмирала. Другое письмо было предназначено для отправки в Испанию и адресовано Фердинанду и Изабелле. По его содержанию можно понять, что великий мореплаватель, измученный странствиями, интригами и болезнью, был уже не совсем адекватен. Как отмечают авторы «Очерков…», в этом послании «…мистический бред переплетается с гимном золоту, с подчеркнутыми указаниями, что только он знает путь к «золотой стране», и с недвусмысленными упрёками в неблагодарности королей». 29 июня 1504 года Колумб навсегда оставил Ямайку, а в сентябре вместе с братом отбыл с Эспаньолы. 7 ноября 1504 года одинокий корабль, за время пути потерявший грот-мачту, вошёл в устье Гвадалквивира. Тяжело больного Колумба перевезли в Севилью. Он обратился к королевской чете с прошением об уплате жалованья всем тем, кто верно служил и провёл с ним год на Ямайке, разделяя все тяготы. Но вскоре умерла его покровительница королева Изабелла, и надежды Колумба на восстановление своих прав рухнули. Все дальнейшие попытки добиться справедливости были напрасны. Адмирал был стар и немощен, не имел поддержки при дворе, зато, будучи талантливым человеком и сильной личностью, приобрёл многих завистников и недоброжелателей. Дело о правах Колумба и причитающихся ему денежных средствах пролежало в суде до самой смерти адмирала, последовавшей в Вальядолиде 20 мая 1506 года. Краткий итог плаваний Колумба Его сформулировали авторы знаменитых «Очерков по истории географических открытий». Колумб первым пересек Атлантический океан в субтропической и тропической полосе северного полушария. Он положил начало открытию материка Южной Америки и перешейков Центральной Америки, открыл все Большие Антильские острова – центральную часть Багамского архипелага, Малые Антильские острова, от Доминики до Виргинских включительно, а также ряд мелких островов в Карибском море и остров Тринидад у берегов Южной Америки. Открытия Колумба для Испании получили общее признание только в середине XVI века, после завоевания Мексики, Перу и северных андийских стран, когда груды награбленного золота и целые «серебряные флотилии» стали поступать в Европу». Экономические выгоды великого открытия Колумба для его второй родины трудно переоценить. Во всяком случае, специалисты утверждают, что за сто лет эксплуатации колоний Нового Света испанцы вывезли оттуда больше драгоценных металлов и камней, чем было добыто во всём мире со времён первых фараонов Египта… Первый официальный раздел мира на сферы влияния также последовал практически сразу же за первой экспедицией Колумба: папа Александр VI в своей булле определил, что границей испанских и португальских морских владений служит меридиональная демаркационная линия, указанная Колумбом. Она отстояла от Азорских островов и островов Зеленого Мыса на 320 морских миль и соответствовала 38° западной долготы. Земли, лежащие западнее, принадлежали Испании, а восточнее – Португалии. Однако дальнейшее открытие и освоение атлантического побережья Нового Света испанцами и усилившаяся после плавания Колумба активность их португальских конкурентов привели к тому, что 7 июля 1494 года этим двум морским державам пришлось заключить специальный договор. Согласно этому документу, все земли, лежащие на 1180 морских миль (2185 километров) к западу от островов Зеленого Мыса, принадлежали Испании, а к востоку – Португалии. Эрнандо Кортес Эрнандо (Эрнан Фернандо) Кортес (1485–1547) был испанским конкистадором, то есть завоевателем. По молодости служил в испанских войсках на Кубе. Возглавил поход в Мексику, что привело к завоеванию обширных территорий и установлению там испанского господства. Некоторое время был фактическим правителем Мексики. В 1518 году испанцы отряда под командованием Хуана Грихальвы, отплыв с Кубы, после нескольких неудачных попыток высадиться на берегах полуострова Юкатан, услышали от местных индейцев о «Мехико» – стране, в которой очень много золота. Вскоре испанцы убедились, что не были обмануты: посланцы верховного вождя ацтеков, населявших Мексику, предложили им множество золотых изделий в обмен на их товары. Испанские солдаты воспользовались доверчивостью туземцев и за короткое время собрали богатую добычу. Продолжая плавание в водах Центральной Америки, экспедиция Грихальвы обнаружила небольшой архипелаг. На одном из островов испанцы увидели, как жрецы каменными ножами рассекали жертвам грудь и вырывали сердца в дар своим божествам. Так состоялись первые встречи с неизвестной доселе цивилизацией. Кратковременная экспедиция Хуана Грихальвы открыла Мексику. Но завоёвывать её пришлось другому искателю приключений… Морская экспедиция Кортеса После возвращения отряда Грихальвы губернатор Кубы Диего де Веласкес принял решение о завоевании Мексики. Снарядив для этого целый флот, он назначил начальником экспедиции идальго Эрнандо Кортеса. Характеризуя его, историк завоевания «Новой Испании» Берналь Диас писал: «Денег у него было мало, зато долгов много». Однако это очень субьективная характеристика. Как сообщают биографы Кортеса, Эрнан Фернандо Кортес был сыном мелкопоместного дворянина. Он родился в городе Медельине (провинция Эстремадура, в южной части Испании). Учился на юридическом факультете знаменитого университета в Саламанке и, хотя не закончил полного курса, получил редкое для испанских конкистадоров той эпохи образование. Молодой честолюбивый идальго не видел возможности реализовать свои способности на родине. В возрасте 19 лет Кортес отправился на корабле через Атлантический океан искать богатства и славы в Новый Свет. В 1504 году он оказался в Вест-Индии. Дела у Кортеса поначалу шли неплохо: он стал землевладельцем и, обладая изысканными манерами испанского гранда, завоевал расположение наместника острова Кубы Диего де Веласкеса. Войдя к нему в доверие, Эрнан Кортес получил должность секретаря Веласкеса, а вскоре и женился на его сестре. Современники считали Кортеса щёголем и мотом, отдавая должное его привлекательной внешности, тонкому знанию этикета и большому личному обаянию. С этими качествами сочетались искренняя религиозность, а также острый ум, дерзость, отвага, хитрость и жестокость, презрение к опасности и пренебрежение культурными ценностями туземных народов. Ко времени своего первого похода Кортес исполнял обязанности мэра города Сантьяго. Если и были у него финансовые трудности, они мало смущали идальго, который оказался истинным пассионарием: мечты о подвигах и славе заставляли его с лёгкостью решать материальные проблемы. Например, когда понадобилось набирать команду для экспедиции, Кортес заложил своё имение и начал вербовку солдат на полученные от ростовщиков деньги. Новоиспеченным завоевателям он обещал груды золота, богатые поместья и туземных рабов. С отрядом в полтысячи солдат, вооружённых мушкетами, и более ста матросов, имея даже несколько пушек, Кортес приступил к погрузке припасов и экипажа. На его кораблях, кроме солдат и матросов, разместились также 16 лошадей. Кони были нужны конкистадорам не только как транспортное средство, но и для устрашения аборигенов, которые не знали скотоводства и никогда не видели вооружённых четвероногих людей, какими им представлялись испанские всадники. Видя успешную подготовку Кортеса к походу и зная его авантюрный характер, бдительные чиновники донесли губернатору, что Кортес намерен покорить Мексику не для испанской короны, а лично для себя. Веласкес попытался сместить Кортеса и задержать флот, но дерзкий идальго поднял паруса и вышел в море. Лоцманом стал опытный моряк Антон Аламинос, участник плавания Колумба. Контакты Кортеса с местным населением начались ещё до прибытия в Мексику, во время остановки на острове Косумель. Об этом, в частности, подробно писал монах-францисканец, епископ Диего де Ланда, в своём знаменитом сочинении «Сообщение о делах в Юкатане». Текст Диего де Ланды приводится в переводе Ю.В. Кнорозова по изданию 1994 года, М., «Ладомир»: «Эрнандо Кортес отправился с Кубы с 11 кораблями, из которых наибольший был в 100 бочонков, и назначил на них 11 капитанов, будучи сам одним из них. Он увез 500 человек, несколько лошадей и мелочной товар для обмена. Франсиско де Монтехо был у него капитаном, а упомянутый Аламинос – главным лоцманом эскадры. На флагманском корабле он водрузил знамя белого и голубого цветов в честь нашей владычицы, изображение которой вместе с крестом он помещал всегда в местах, откуда выбрасывал идолов… С этим флотом, без другого снаряжения, он отправился и прибыл на Косумель с десятью кораблями, так как один отделился от него в бурю; позже он нашел его на побережье. Он пристал к северной части K°сумеля и нашел красивые каменные здания для идолов и большое селение. Жители, увидев столько кораблей и высаживающихся на берег солдат, все убежали в леса. Испанцы вошли в селение, разграбили его и расположились в нем. Разыскивая в лесах жителей, они наткнулись на жену сеньора с детьми. С помощью индейца-переводчика Мельчиора, который приезжал вместе с Франсиско Эрнандесом и Грихальвой, они узнали, что это была жена сеньора. Кортес обласкал ее и ее детей и побудил их позвать сеньора; когда тот явился, он обращался с ним очень хорошо, подарил ему несколько безделушек, возвратил ему жену и детей и все имущество, взятое в селении. Он просил его вернуть индейцев в их дома и отдавал каждому из возвратившихся то, что ему принадлежало. Успокоив их, он возвестил им суетность их идолов и убедил их поклоняться кресту, который поместил в их храмах вместе с изображением нашей владычицы, и этим прекратил публичное идолопоклонство». Первые столкновения с индейцами показали, что испанцы имеют дело с отважными воинами, обладавшими к тому же большим численным превосходством. Вот тут-то и понадобились Кортесу лошади. Когда испанцы высадились на южном берегу залива Кампече, в стране Табаско, Кортес встретил серьёзное сопротивление туземных войск. Их не испугала даже артиллерия. Но судьбу сражения решили «кентавры»: атака шестнадцати испанских кавалеристов посеяла в рядах индейцев панический ужас. Местные вожди, касики, прислали завоевателям требуемые ими припасы и несколько молодых женщин. Одна из них, по имени Малиналь, стала подругой Кортеса и переводчицей. В хрониках она фигурирует как донья Марина. Нашлось ей место и в художественных произведениях (например, в романе Р. Хаггарда «Дочь Монтесумы»). Первый успех не вскружил голову хитроумному идальго. Кортес прекрасно понимал, что страх перед огнестрельным оружием и конными воинами – явление временное, а вооружённые силы ацтеков слишком велики. Нужно было закрепляться и привлекать на свою сторону туземцев. На берегу материка испанцы построили город Веракрус. С помощью доньи Марины Кортес привлек на свою сторону вождей местных племён, угнетаемых ацтеками. Наибольшую поддержку испанцам оказали тласкаланцы – индейцы из страны Тласкала. Действуя по принципу «враг моего врага – мой друг», они дали завоевателям десятки тысяч воинов, проводников и носильщиков. Теперь воинство Кортеса было хотя бы соизмеримо с армией Монтесумы – верховного вождя Мексики. Испанцы в Теночитлане Монтесума, верховный вождь ацтеков (некоторые авторы называли его императором), не решаясь вступать в вооружённый конфликт с завоевателями, пытался откупиться от них золотом и драгоценностями. Но, не зная натуры европейцев, этим он только разжигал аппетиты испанцев. Увидев, что конкистадоры ещё сильнее стремятся овладеть его столицей Теночтитланом, Монтесума растерялся и утратил волю к сопротивлению: он призывал воинов дать врагу отпор, а в случае неудачи просто отрекался от них. Кончилось тем, что с его согласия испанцы вошли в Теночтитлан. Увиденное поразило конкистадоров. Будь они более образованными, приняли бы город за столицу легендарной Атлантиды. Теночтитлан был расположен на острове, посреди искусственного соленого озера. Монтесума со свитой устроил испанцам торжественную встречу. Берналь Диас писал: «…мы не верили глазам своим. С одной стороны, на суше – ряд больших городов, а на озере – ряд других… и перед нами великий город Мехико, а нас – нас только четыре сотни солдат! Были ли на свете такие мужи, которые проявили бы такую дерзкую отвагу?». Испанцев разместили в роскошном дворце. Обшаривая внутренние помещения, солдаты обнаружили замурованную кладовую, полную драгоценных камней и золота. Но хитрый идальго, привыкший не доверять никому, а особенно вчерашнему противнику, хорошо понимал сложившуюся обстановку: он с людьми изолирован и окружён в чужом городе. У Кортеса созрел дерзкий план: когда он пригласил императора в свою резиденцию, его взяли заложником и заковали. С этого времени Кортес стал фактическим правителем государства ацтеков. Он переименовал Теночтитлан в Мехико и начал отдавать распоряжения от имени Монтесумы. Заставив вождей ацтеков присягнуть испанскому королю, он сделал их данниками короны. Однако найденное богатство не давало испанцам покоя. Все золотые изделия были переплавлены в слитки, образовавшие три больших кучи, которые быстро таяли. Офицеры и солдаты потребовали дележа, который завершился, естественно, в пользу Кортеса. Тем временем губернатор Веласкес направил по следам Кортеса эскадру Панфило Нарваэса, получившего приказ захватить «живыми или мертвыми» Кортеса и его солдат. Узнав, что преследователи уже в Веракрусе, Кортес оставил в Мехико группу для охраны Монтесумы, и выступил навстречу Нарваэсу. Впереди себя он выслал парламентёров, чьи наряды были увешаны золотом. Эта «психическая атака» сработала. Когда отряд Кортеса атаковал позиции противника, люди Нарваэса начали толпами переходить на его сторону. Нарваэс был взят в плен, офицеры и солдаты сдались добровольно. Несколько кораблей Нарваэса Кортес направил на север для обследования мексиканского побережья, вернул сдавшимся оружие, лошадей и имущество, значительно увеличив своё войско. Это было сделано своевременно, так как в 1520 году почти вся Мексика восстала. Отряд Кортеса (1300 солдат, 100 всадников и 150 стрелков), который пополнили 2 тысячи тласкаланцев, беспрепятственно вступил в столицу. Но мексиканцы ежедневно атаковали испанцев, среди которых начались голод, раздоры и уныние. Когда Кортес приказал Монтесуме выйти на крышу дворца и своим повелением остановить штурм, чтобы испанцы могли уйти из города, мексиканцы забросали камнями и врагов, и царственного предателя. Верховный вождь ацтеков Монтесума был убит метко пущенной стрелой. Не исключено, что сделал это его родственник принц Куаутемок. В июле 1520 года испанцы, оставшись фактически без припасов и воды, решили оставить столицу ночью. Но мексиканцы хорошо подготовились и атаковали противника на переносном мосту, переброшенном через канал. Мост обрушился… Ацтекские боги получили обильную жертву из 900 испанцев и 1300 тласкаланцев. Уцелевшие испанцы, выбравшись на берег озера, отступали в Тласкалу. Падение Теночтитлана В 1521 году Кортес с войском из испанской «гвардии» и 10 тысяч союзных индейцев снова приступил к стенам Теночтитлана. Умело используя вражду между племенами, он защищал мексиканских данников от ацтекских отрядов, разрешал тласкаланцам грабить ацтекские селения и подобными методами завоевал репутацию мудрого и справедливого правителя. Соорудив простейшие суда, люди Кортеса завладели озером. Теночтитлан превратился в осаждённую крепость. Верховным вождем ацтеков после гибели Монтесумы был избран его молодой родственник Куаутемок, храбрый воин и талантливый военачальник. Но даже его выдающиеся способности и стойкость осаждённых мексиканцев не могли противостоять коварству и хитрости Кортеса. Испанцы отрезали столицу от окраин, разрушили городской водопровод, горящими стрелами поджигали строения. Город отчаянно защищался больше трех месяцев. Но десант испанцев отравил колодцы, и положение осаждённых стало безнадёжным. Когда город пал, в нём оставались живыми только женщины и дети, так как, по словам Б.Диаса, «… погибло здесь почти всё взрослое мужское население не только Мехико, но и окрестностей». Последний император ацтеков Куаутемок был взят в плен. Его долго уговаривали принять испанское подданство, обещали поместья и титулы, жестоко пытали и шантажировали, но он оставался непреклонным и в 1525 году тайком от индейцев был казнён. Так Мексика была покорена. Победители захватили все сокровищницы ацтеков. Коренное население было обращено в рабство. Территория покрылась поместьями испанских колонизаторов. Население страны резко сократилось из-за войн и неизвестных ранее индейцам инфекционных болезней, занесённых испанцами – кори, свинки, ветрянки и других, сравнительно безопасных для европейцев, но смертельных для аборигенов Америки, не имеющих иммунитета… После падения Мехико Кортес продолжал расширять границы Новой Испании, для чего разослал отряды во все стороны. Сам он отправился на северо-восток и окончательно завоевал страну ацтеков, захватив бассейн реки Пануко, где построил крепость и оставил сильный гарнизон. Открытие Гватемалы и поход в Гондурас На юго-восток от столицы Кортес отправил отряд Гонсало Сандоваля, который в ходе экспедиции открыл горную область Оахака, населенную сапотеками, и достиг Тихого океана западнее залива Теуантепек. Здесь испанцы столкнулись с непредвиденными трудностями. Если покорить низменные районы было легко, то горцы-сапотеки упорно сопротивлялись. Испанская конница не могла подниматься высоко в горы (Южная Сьерра-Мадре), да и для пехоты эти места были почти недоступными. Но конкистадор Педро Альварадо обнаружил Теуантепекский перешеек, после чего его отряд открыл и формально подчинил Испании область Чьяпас в бассейне рек Грихальва и Усумасинта, а также Южную Гватемалу, самую высокую горную страну Центральной Америки. Всего к концу 1524 года испанцами было пройдено Тихоокеанское побережье Центральной Америки на протяжении около 4000 км. Кортес неоднократно слышал от моряков, что Гондурас богат золотом и серебром, и отправил туда на разведку отряд Кристобаля Олида на пяти кораблях. Через полгода в Мехико стали поступать доносы, что Олид завладел Гондурасом в своих личных интересах. Кортес отправил туда вторую флотилию, но все её корабли затонули во время шторма, а уцелевшая часть экипажа во главе с Франсиско Лас Касасом сдалась Олиду. Но это была хитрость. Чтобы исполнить приказ Кортеса, Лас Касас и Хиль Авила составили заговор, арестовали Олида, устроили суд и казнили сепаратиста. Люди Олида признали власть Кортеса. Не имея сведений из Гондураса, Кортес отправился туда сухим путем. Покинув Мехико в октябре 1524 года с отрядом из 250 ветеранов и нескольких тысяч мексиканцев, Кортес решил пройти в Гондурас кратчайшим путем, оставив к северу Юкатан. Но для этого отряду понадобилось больше полугода. Припасы вышли, люди питались кореньями. Строя мосты по пояс в воде, валили лес и вбивали сваи. Люди страдали от тропических ливней, влажной жары и малярии. К началу мая 1525 года поредевший отряд вышел к берегу Гондурасского залива. В город Трухильо, основанный Ф. Лас Касасом, больной малярией Кортес добрался еле живой. Вернуться в Мехико он смог только в июне 1526 года. За время его отсутствия в Испанию поступило множество доносов, и король назначил нового наместника, который в 1527 году выслал Кортеса в Испанию. Учитывая заслуги идальго перед короной, король простил ему подлинные и вымышленные проступки, наградил богатыми поместьями, дал титул маркиза дель Валле де Оахака и должность генерал-капитана Новой Испании и Южного моря. Но для управления страной король учредил коллегию во главе с Нуньо Гусманом. Этот чиновник оказался самым свирепым правителем захваченных земель. При нем обращение индейцев в рабство достигло небывалых размеров, а провинция Пануко почти обезлюдела, за что Гусман был отстранён от власти. Открытие полуострова Калифорния В 1527 г. Кортес отправил первую экспедицию в Южное море (Тихий океан) на трёх малых судах. Возглавил её кузен Кортеса Альваро Сааведра. Он получил задание «идти на Молукки или в Китай, чтобы выяснить прямой путь на родину… пряностей». Сааведра двинулся в путь 31 октября 1527 г. В Мексику он не вернулся, но сделал целый ряд открытий в совсем другой области Земли – Океании. Кортес узнал о его судьбе только в середине 1530-х годов. В 1532–1533 годах Кортес организовал две экспедиции для поисков пролива, якобы соединяющего два океана, но они закончились потерей кораблей и гибелью экипажей. Несмотря на все неудачи, Кортес весной 1535 года снарядил и возглавил новую экспедицию на трех кораблях с целью поисков жемчуга и организации колонии. Высадившись в «жемчужном» заливе Ла-Пас, он назвал эту землю «Островом Св. Креста» и отсюда отправил суда за колонистами и припасами, так как аборигены жили только рыболовством и собирательством. Однако ждать их возвращения пришлось очень долго. Большинство колонистов болело от жары и инфекций, в том числе сам Кортес. Покинув новую колонию, весной 1537 года он снова организовал экспедицию на трех судах под командой Андреса Тапия, который смог обследовать материковый берег Калифорнийского залива еще на 500 км. Наиболее успешной стала последняя экспедиция Кортеса во главе с Франсиско Ульоа, который прошел вдоль всего материкового берега и достиг вершины залива, названного им Багряным морем из-за красного стока открытой им реки K°лорадо, впадающей в залив. Ульоа поднялся по ней вверх на несколько километров и в устье реки обнаружил огромное стадо морских львов. Затем он прошел 1200 км западного побережья Калифорнийского залива, обогнул южную оконечность полуострова и двинулся вдоль западного Тихоокеанского побережья. Каков же итог деятельности Кортеса в Новом Свете? Начиная с 1518 года, Эрнан Фернандо Кортес, возглавляя отряды численностью от двухсот до нескольких тысяч человек, завоевал Мексику и Гватемалу, организовал семь экспедиций, которые открыли западные берега Новой Гвинеи, острова Маршалловы, Адмиралтейства и часть Каролинских, обследовали 2000 км тихоокеанского побережья Центральной Америки, обнаружен архипелаг Ревилья-Хихедо, открыты горы Западная Сьерра-Мадре и река Колорадо, прослежены 1000 км берега Калифорнийского полуострова и выполнено пересечение Тихого океана по экватору. Литературное наследие Кортеса состоит из его посланий королю, которые высоко оцениваются специалистами по изящной словесности эпохи Великих географических открытий. После возвращения в Испанию (1540 год) Кортес некоторое время командовал эскадрой, а затем поселился в своём поместье под Севильей. Великий конкистадор умер в 1547 году и спустя 15 лет перезахоронен в Мехико, на месте первой встречи с Монтесумой. В честь Эрнандо Кортеса названы 7 городов, бухта и морская мель. Франсиско Писарро Имя Франсиско Писарро (1470–1541) связано с такими деяниями испанских конкистадоров, как завоевание Перу и уничтожение государства инков Туантинсуйу – страны, где процветала великая цивилизация с развитой политической системой, огромными городами, сложными оборонительными и ирригационными сооружениями, хорошо организованным сельским хозяйством. «Углубясь в неведомые горы, Заблудился старый конкистадор. В дымном небе реяли кондоры, Нависали снежные громады», – писал в одном из юношеских стихотворений Николай Гумилёв. Тот испанский конкистадор, о котором пойдёт речь, тоже достаточно долго блуждал в горах и дождевых лесах Южной Америки, но – не заблудился. Франсиско Писарро навсегда вошёл в историю Латинской Америки и всего мира. Это был человек из тех, о которых биографы говорят: «Он сделал себя сам». Действительно, шансов стать богатым и могущественным человеком у молодого Франсиско Писарро почти не было. На открытия и завоевания новых земель претендовали, как известно, «благородные доны» – такие, например, как Эрнандо Кортес. А Франсиско был незаконнорожденным сыном дворянина и крестьянки, вместо учебы в школе служил «мальчиком на побегушках» и даже пас свиней. Кстати, именно гордость свинопаса перед высокомерными бездельниками-идальго впоследствии побудила Писарро включить слово «хамон» (ветчина) в свой дворянский герб. Но это было потом, а пока молодой Франсиско был в глазах высокородных донов плебеем, общение с которым не допускалось дворянским этикетом. Девятнадцатилетним честолюбивым юношей Франсиско Писарро устремился из родных мест «на ловлю славы и чинов». Сначала он солдатом воевал в Италии, а потом, уже опытным воином, отправился в 1502 году к берегам Нового Света. Там он служил на открытой Колумбом Эспаньоле (Гаити). Есть сведения, что он участвовал в четвертой экспедиции K°лумба, исполняя обязанности корабельного повара – кока. Позже Писарро поселился в Панаме. Это был первый испанский пункт на Тихом океане, который основал в 1519 году Педрариас Авила. Состоя у него на службе, Писарро за несколько лет тяжёлых и опасных трудов получил небольшой клочок земли, который можно было назвать поместьем лишь с долей иронии или фантазии… ОАО «Писарро и партнеры» Это было время, когда все вокруг делились слухами о лежащей на юге стране сказочных сокровищ – «великой империи Биру» (Перу), расположенной дальше на юге, в высоких Андах. Первые более определенные сведения о ней привез в Панаму в 1522 году служивший у Авилы Паскуаль Андагоя. Услышав об этой стране и золоте, которого там «видимо-невидимо», Писарро понял, что для него это – последний шанс. Но в те годы, чтобы двинуться на захват новых земель, нужно было разрешение губернатора и «первоначальный капитал». Получался обычный замкнутый круг – чтобы разбогатеть, надо было завоевать новые земли, богатые золотом и иными драгоценностями. А чтобы снарядить экспедицию для завоевания богатых земель, нужно было иметь достаточные денежные средства… Франсиско, который всё это хорошо понимал, взял в долю богатых компаньонов – иными словами, организовал своеобразное ОАО «Писарро и партнёры» – союз шпаги и денежного мешка. Шпагами владели Франсиско Писарро и Диего Альмагро. Деньги вложил богатый католический священник Эрнан Луке, а в качестве обладателя «административного ресурса» в компанию вошёл губернатор Педрариас Авила. Однако «административный ресурс» – не деньги, необходимые для вербовки наёмных солдат. На совместный капитал удалось набрать только 112 искателей приключений и снарядить два корабля, которые и отправились в ноябре 1524 года от берегов Панамы в далекую загадочную страну «Биру». Но из-за нехватки съестных припасов экспедиция, дойдя до дельты реки Сан-Хуан, в начале 1525 года вернулась в Панаму. Но Писарро и не думал отказываться от своих планов. В ноябре 1526 году новая экспедиция, уже на трёх судах с командой из 160 вооружённых людей, повторила попытку и, дойдя до устья реки Сан-Хуан, разделилась. Франсиско Писарро остался на небольшом острове, Диего Альмагро вернулся в Панаму за подкреплением и припасами, а корабль Бартоломе Руиса прошёл дальше на юг и пересёк экватор. Команда этого корабля встретила группу перуанских индейцев, плывших встречным курсом на бальсовом плоту. Моряки пленили туземцев, которые подтвердили рассказы о богатствах громадной страны, лежащей к югу, и о могуществе инков, которым она принадлежала. Руис доставил Писарро несколько образцов перуанских изделий из золота. Конец ознакомительного фрагмента. Текст предоставлен ООО «ЛитРес». Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию (https://www.litres.ru/nikolay-dorozhkin/vse-velichayshie-puteshestvenniki/?lfrom=334617187) на ЛитРес. Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.
КУПИТЬ И СКАЧАТЬ ЗА: 99.90 руб.